А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) icon

А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.)



НазваниеА. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.)
Дата конвертации23.08.2012
Размер204.03 Kb.
ТипДокументы

А.Е. Снесарев (13.12.1865 – 4.12.1937 гг.)


Генерал-лейтенант русской, комкор Красной Армии. Выдающийся востоковед и путешественник с мировым именем, один из реальных создателей Красной Армии, академии Генерального Штаба РККА, военный ученый и педагог. Это был человек высочайшей военной культуры, колоссального творческого заряда и трудолюбия, живого государственного ума, потрясающего предвидения. Будучи сыном небогатого сельского священника, окончил Московский Государственный Университет, стал кандидатом математических наук, пел с Собиновым в Большом театре, знал четырнадцать иностранных языков.

В 1928 году постановлением ЦНК СССР Снесареву было присвоено впервые введенное в стране почетное звание Героя Труда. В следующем году его кандидатура была выдвинута в академики АН СССР. Но 27 января 1930 года А.Е. Снесарев одновременно с другими «военспецами» (т.н. дело «Весна») был арестован и приговорен к высшей мере и заключен в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), откуда был в 1934 году освобожден в связи с тяжелой болезнью. Умер 4 декабря 1937 года и похоронен на Ваганьковском кладбище, где 22 декабря 1973 года стараниями генерала армии Курочкина ему был установлен монумент от Министерства обороны СССР.

Снесарев оставил огромное научное наследие, которое стараниями его дочери Евгении Андреевны Снесаревой (1911-2002 гг., погребена вместе с отцом), было бережно сохранено. Ее дело продолжают внуки покойного – Андрей Андреевич Снесарев, Мария Георгиевна Снесарева и Анна Андреевна Комисарова. В настоящее время они готовят к печати рукописи, дневники и письма своего деда.

Различные грани творчества Снесарева изучали и популяризировали А.А. Губер, Л.Б. Алаев, Н.Ф. Феденко, Д.Л. Смирнов, А.И. Яковлев, О.В. Зотов, В.В. Будаков, Б.Г. Белоголовый, А.В. Воронцов, И.А. Анфертьев, Е.Ф. Морозов, О.Г. Гусева, А.Е. Савинкин и другие почитатели блистательного отечественного военного мыслителя, по праву именуемого «русским Сунь-цзы».

В 2003 году редакцией Российского военного сборника Военного Университета издан блистательный труд: «Афганские уроки. Выводы для будущего в свете идейного наследия А.Е. Снесарева». Академия Генерального штаба с помощью издательского дома «Финансовый вестник» издала «Философию войны» А.Е. Снесарева.

Следует особо отметить, что в последнее время, благодаря усилиям профессора АГШ И.С. Даниленко, многие рукописные труды Снесарева были опубликованы в книжной серии «Антология отечественной военной мысли» и на страницах «Военно-исторического» журнала».

Уже много лет различными научными организациями и обществами проводятся Снесаревские чтения, приуроченные к его дню рождения. В последние 3 года этот труд взяла на себя академия Генерального Штаба. Последнее из них состоялось в декабре 2004 года, и было посвящено роли А.Е. Снесарева в первой мировой войне. Материалы этих чтений готовятся к изданию.
Но поскольку оно на неопределенное время задерживается, автор решил поместить свой доклад на сайте Б.И. Майорова, приурочив это событие к 60-летию Великой Победы.


^ Снесарев и современность


«Люди, ходившие перед ликом Смерти, не склонны

бояться людей и их деяний, а только Бога и его суда.

Наша задача – победить и мы победим»

А.Е. Снесарев, 5.03.1917г.


Как это ни прозвучит странно, а для кого-то и кощунственно в контексте темы сегодняшней встречи, я начну с цитаты из Ленина: «Фарисеи буржуазии любят изречение: о мертвых либо молчать, либо говорить хорошее. Пролетариату нужна правда и о живых политических деятелях, и о мертвых, ибо те, кто действительно заслужил имя политического деятеля, не умирают для политики, когда наступает их физическая смерть». (В.И.Л., ПСС, Т.20, с.8-9)

На Земле до нас жили 70-80 миллиардов людей. Однако сквозь гигантские ячеи сети памяти, натянутой над бездной забвения, «проваливаются» не все. С одними это случается в результате естественного хода жизни. Других же пытаются «продавить» силой злого рока или демонического гения.

Фарисейство же Ленина, а не буржуазии, (которая, как свидетельствует История, отдает дань памяти каждому, кто в ней просиял) заключается в том, что он фактически признает право на вечную память за любым злодеем, если тот был при жизни политиком и обрекает на вечное забвение любого гения, объявленного подобными политиками злодеем.

Но у Истории свой Суд и своя Память. И сегодняшний день – тому подтверждение.

Декабрь свел вместе дни рождения гения (А.Е. Снесарев родился 13 декабря) и его палача (И.В. Сталин родился на 8 дней позже, хотя и на 14 лет ранее).

Политические призраки вчера, т.е. 21.12.2004г., возлагали цветы в память о преступнике №1 – И. Джугашвили*. Но есть ли среди реальных граждан страны сегодня те, кому по-настоящему дорого это имя? Как оказалось, фактически – нет.

Созданная Сталиным машина уничтожения Истории и Памяти постоянно переводила их действующих лиц из категории родственников, сподвижников и товарищей в категорию «свидетелей». А свидетель хорош лишь тогда (как говаривали руководители ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ), когда он превращен в «лагерную пыль» и ни о чем свидетельствовать не может. К этой категории Сталин отнес и членов своей семьи, и почти всех их родственников: все они или рано «добровольно» ушли из жизни, или были репрессированы и уничтожены. Поэтому некому сегодня о нем сказать доброго слова, кроме или престарелых участников партийной сходки, которые вообще-то больше оплакивают свою незадавшуюся жизнь, чем ее творца, или молодых национал-большевиков, вообще-то «плачущих» не по памяти угасших коммунистического мифа и его творца, а по постоянно ускользающей от них не только политической власти, но и поддержки реально властвующего сегодняшнего поколения.

Вчера газета «Вечерняя Москва» поместила бесстрастное сообщение: «125 годовщина со дня рождения Сталина, случившаяся сегодня, прошла незаметно… Массового стихийного людского потока к могиле «отца народов» не наблюдалось. Не смог подсластить ситуацию и юбилейный вечер, прошедший заранее в ДК кондитерской фабрики «Красный Октябрь».

5 лет назад на сходку в этот день собралось несколько тысяч человек во главе с уходящей в историю КПРФ.

18 января 2001 года по случаю135-летия А.Е. Снесарева в Институте географии Академии наук собралось всего 15 человек.

Сегодня на ставшие традиционными Снесаревские чтения в здании Академии Генерального Штаба, а не конфетной фабрики, кроме полутора сотен слушателей и их учителей-генералов во главе с командованием Академии, вместе с членами рода Снесаревых прибыли более 50 «сторонних лиц», многие из которых – иногородние. Это те лица, которые искренне несут по жизни постоянно наполняющуюся новым содержанием память об одном из первых официальных Героев Труда России ученом и генерале Андрее Евгеньевиче Снесареве.

Поздравляя с праздником родных и близких Андрея Евгеньевича, которые совершают незамечаемый ими самими подвиг жизни по восстановлению памяти и научного наследия их великого родственника, хочу сказать истинное спасибо руководству Академии, чьим умом, рачением и патриотизмом ведется еще не могущая быть оцененной сегодня, великая мемориально-библиографическая работа, обращенная не только и не столько к Памяти, сколько к дням сегодняшним и будущим. Я постараюсь это проиллюстрировать в своем выступлении.

Однако вначале вынужден вступить в полемику с теми из выступивших ранее товарищей, которые по советской привычке и инерции (в чем не усматриваю их умысла, а тем более – персональной вины) явно или косвенно пытались обвинить в развале Советской империи (сыном и генералом которой являюсь и я) мировой империализм, США, ЦРУ и прочих «классовых врагов», которых наш Президент, юрист по базовому образованию и чекист по опыту советской работы, не раз публично называл «даже союзниками».

Если следовать науке вообще (а об этом можно и нужно почитать у некогда запрещенных, а ныне массово издаваемы и цитируемых Бердяева, Вернадского, Гумилева, а также у знающих проблему ученых современной обоймы) и научной методе Снесарева, в чем он и остается навсегда современным, нации, суперэтносы (который мы в бывшем СССР декретировали в ряде официальных документов как новую человеческую общность – советский народ, но который вопреки этим директивам так и не состоялся) и цивилизации (к ней относятся те же соображения) распадаются и исчезают с лика Земного не в силу чьего-то злого умысла, а в силу внутренних причин, порожденных ими самими. И лишь только с помощью чьего-то злого умысла или даже благих пожеланий, которые при проверке жизнью оказывались опаснее этого умысла*.

И в этом вслед за раскритикованным (но вряд ли читанным в оригинале, а не в иллюстраторских брошюрах «красных профессоров») Плехановым и другими изрядными философами дней минувших и нынешних, мы не собираемся отрицать роль личности в Истории, как этого не делал и Андрей Евгеньевич. А как раз наоборот.

Здесь уже в который раз приводились выкладки Снесарева о долгах России многих стран (в том числе и Америки, Англии и Франции) по итогам Первой Мировой войны.

Попробуем несколько осовременить эти выкладки на основе его же метода.

И окажется, что именно четверть века сталинского правления заложили под страну все те мины (коллективизация, федерально-национальная «нарезка», репрессии, уничтожение собственной армии, втягивание страны в «холодную войну» и агрессивная политика «коммунизации» мира), которые взрывались в стране и мире в минувшее столетие, и теперь не дают стране присоединиться к процветающей части человечества.

Наиболее показателен период Второй Мировой войны.

Самый мощный государственный аппарат был в двух странах – сталинском СССР и гитлеровской Германии. Ни у Рузвельта, ни у Черчилля никогда не было такой власти, как у этих двоих диктаторов. Тем более ни в Англии, ни в США, а тем более – во Франции, никогда не было такой абсолютной управляемости, как у двух тоталитарных режимов – коммунистического и фашистского.

Результат войны известен: союзники победили. Но не худо было бы взвесить итоги этой победы, особенно под аккомпанемент причитаний о том, что именно США (при содействии своих послевоенных союзников) развалили Советский Союз.

Англия и США вместе потеряли в той войне миллион человек, Германия – 9,5 миллионов, СССР – 27 миллионов своих граждан.


Необходимое замечание.


3 апреля с.г. на первом канале телевидения очередная популярная программа «Времена» была посвящена проблеме наших потерь в ВОВ. Среди прочих уважаемых политиков и ученых в качестве главного эксперта в ней выступал генерал армии М.А. Гареев. В очень агрессивной и не принятой в научном мире форме он настаивал на цифре наших потерь, несколько превышающей 8 миллионов человек.

Цифра наших потерь в войне действительно не бесспорна. Но по всем опубликованным данным она заведомо более 8 миллионов человек. С учетом громадных потерь среди мирного населения некоторые авторитетные источники настаивают на цифре в 67 миллионов человек.

В этой связи автор вынужден адресовать всех небезразличных к истине и претендующих на более основательное знание проблемы как минимум к следующим изданиям:

  1. «Известия», №207(25060), 30.10.1997 г. Статья Марата Зубко.

  2. Там же, № 208(25061), статья Виталия Ярошевского.

  3. Особенно обращаю внимание на официальную статью генерал-полковника А.Н. Клейменова «По долгу памяти» в №4 «Военно-исторического журнала» за 1990 г. Ключевыми в этой статье считаю два признания: а) из 240 захоронений красногвардейцев и революционных солдат, захороненных в свое время (точная дата, как и само число захороненных не установлена до сих пор), известны имена лишь 77 человек; б) цитата из приказа НКО СССР от 12 апреля 1942 года: «На персональном учете в настоящее время состоит не более одной трети действительного числа убитых. Данные персонального учета пропавших без вести и попавших в плен еще более далеки от истины».

Я лично много занимался этой проблемой накануне прошлого юбилея. Результаты моих исследований плачевны для армии и позорны для страны. С их результатами можно ознакомиться в журнале «Столица» №48(158) за 1993 год.

Вопрос же о потерях в войне не может считаться исчерпанным до тех пор, пока имя последнего пропавшего в ней не установлено, а его останки с почетом не преданы земле. Этого пока не сделано.


Ссылки на то, что наши союзники воевали «спустя рукава» и потому-де понесли минимальные потери, некорректны. Им пришлось сражаться не только в Африке, Италии, Франции и на Балканах. Была еще долгая кампания на Тихом океане, где пришлось освобождать от японцев половину Китая, Филиппины, Малайзию, Сингапур, Бирму и часть Индии. Дело в умении воевать и ценить жизнь своих солдат, чем отличался, кстати, А.Е. Снесарев.

После публикации официальных данных, стихла злобная критика по Лэнд-Лизу. Стало очевидно: союзникам он обошелся слишком дорого, а мы бы без него могли и не сдюжить. Вот лишь два примера для размышления: 1) наш Покрышкин свои основные подвиги совершил на американском истребителе «Аэрокобра», который оставался у нас на вооружении еще долго после Победы; 2) в Саратове и многих других городах Поволжья в 1944-45 гг. на карточки вместо хлеба выдавали «меланж» (американский яичный порошок). Так что за ту войну союзники вряд ли нам что-то должны.

Если бы сталинский аппарат не уничтожил руководство собственной страны и ее армии, если бы в самом начале войны направлениями и фронтами командовали не политруки типа Ворошилова, не конники поколения легендарного Буденного и не отставные министры вроде Тимошенко, а ставку на местах представляли не бездари и изуверы с неограниченными полномочиями типа Мехлиса, Кулика и К, а ученики Снесарева и Свечина, немцы за 3 месяца не доехали бы до Москвы.

Правомерен вывод: в обеих тоталитарных державах запредельное усиление государства привело к слабости их стран и фантастическим потерям в войне. За определенным пределом сила аппарата неизбежно оборачивается слабостью страны. «Если мы от чего погибнем, так это от бюрократизма» - предостерегал основатель первой в мире коммунистической империи В.И. Ленин. Его тревоги сбылись: его империя погибла именно из-за бюрократизма, развалилась без единого выстрела, далеко отстав в экономике и потерпев жесточайшее поражение в «холодной войне». Как это всегда и бывало в истории, свободный гражданин оказался неизмеримо эффективнее командующего чиновника.

Следует добавить: система умерла (как КПСС и СССР) в том числе и от собственной беспросветной серости и торжества желающих уклониться от всяких обязанностей*. Обо всем этом можно было бы сегодня и не говорить. Но «История учит и предостерегает», - так назвал одну из своих последних книг покойный Маршал Н.В. Огарков. А Россия, в который уже раз наступает все на те же грабли истории.

Николай Васильевич Огарков был снят с должности начальника Генштаба за активное сопротивление афганской авантюре, 25-летие начала которой также приходится на декабрь.

В разгар нашего топтания в горах Афганистана радио «Би-би-си» в одном из своих комментариев прямо заявило: если бы русские читали своего генерала Снесарева, они бы никогда не полезли в Афганистан. Видимо не читали. А если и читали – не вняли своему пророку.

Не могу не коснуться взаимоотношений Снесарева с Брусиловым, книга о котором, выпущенная в 1980 году, здесь подробно комментировалась. Выступавший товарищ, комментируя ее фрагменты, где описывались эпизоды с участием Андрея Евгеньевича, но не называлась его фамилия, объяснял это тем, что ко времени написания книги, о Снесареве была в одном из журналов напечатана всего одна статья, вроде бы офицером по фамилии Дудник.

Этот Дудник – я. Первые две публикации о Снесареве были мной в соавторстве со Смирновым Д.Л. (ныне тоже генералом в отставке) опубликованы в 1963 году в «Военно-историческом журнале». Это стоило должности его редактору доктору исторических наук генералу В.Д. Павленко. К 1980 году о Снесареве существовала уже немалая литература. Это вроде бы никого ни к чему не обязывает, кроме серьезных ученых и настоящих писателей.

Но те и другие должны помнить: достоинство научной монографии определяется степенью полноты достоверного материала по данной теме и на заданном уровне исследования. Одному человеку такая задача не под силу. Поэтому вполне законна преемственность, при которой эстафета научных достижений передается от поколения к поколению**.

Что же касается собственно Брусилова – самого победоносного российского генерала первой мировой войны, а затем – Главкома революционной армии, то у историков нет сомнения: только «своевременная» естественная кончина спасла его от участи первых маршалов революции и остатков «военспецов», эту армию создавших.

История свидетельствует: Снесарев вслед за своим командиром и боевым соратником Брусиловым имел наибольший Георгиевский Бант и был его заместителем по Союзу Георгиевских Кавалеров. Место их регулярных встреч – квартира Снесаревых. Темы бесед прославленного командира, чей опыт и до сих пор научно не осмыслен и не пересчитан на современность, Андрея Евгеньевича и их боевых сослуживцев выходили далеко за пределы фронтовых воспоминаний и педагогических раздумий. Они больше касались той интеллектуальной и организационно-технической платформы, на которой затем базировалось строительство и развитие Красной Армии*.

Приведу лишь два примера-размышления о нестандартности мыслей и действий этих военачальников.

Для прорыва позиционной обороны, т.е. – выхода из «окопной войны», которая к 1916 году парализовала активные действия войск, что деморализующе влияло на них, требовалось огромное количество боеприпасов, материально-технических средств и своих войск, еще не пораженных «окопной болезнью».

В слякотном и бездорожном Прикарпатском ТВД, где оперировала армия Брусилова, с подачей таких ресурсов мог справиться лишь многотонный и всепогодный железнодорожный транспорт. Его здесь, естественно, не было. За месяц войска проложили однопутную железнодорожную ветку, уложив шпалы на существовавшую гужевую дорогу, предварительно усиленную подсыпкой грунта.

Документы, по крайней мере – доступные нам, не сохранили задокументированных решений на строительство армией однопутки Старичи – Яворов – Львов – Стрый. Однако ее оперативное расположение и сохранившаяся людская молва позволяют утверждать, что без решения Брусилова и участия Снесарева здесь не обошлось.

В середине 70-х годов я был в этих местах и видел эту ветку: она тогда существовала как подъездная дорога к шахтно-рудниковому комбинату. После Брусиловского прорыва, который, скорее всего, не состоялся бы без нее, она еще более полувека поработала на страну.

И мне подумалось: не этот ли пример взял себе за образец маршал Рокоссовский, настилая бревенчатые дороги через белорусские болота в операции «Багратион». На маневрах Запад-81 мне довелось не только видеть крестьянские повозки на их остатках, но и маневрировавшие там в ходе учений колонны механизированных войск.

Известно: задолго до описываемых событий в Карпатах, русские солдаты в Семилетней войне (опять же против германцев) оказались, по меткому выражению классика, умнее своих генералов: спасаясь от огня ружей и пушек, они самовольно превратили линейный боевой строй в рассыпной боевой порядок. Это при Гросс-Егерсдорфе сделали резервные полки генерала Петра Румянцева. Уже через несколько лет в бою при Кунерсдорфе, а затем – при взятии крепости Кольберг – генерал Румянцев уже сознательно применил рассыпной строй. Недаром битый им Фридрих II якобы произнес вещие слова: «Бойтесь собаки Румянцева. Все прочие русские военачальники – не опасны». (Казимир Станкевич. Любимец фортуны. – «Оракул». 11.12.04 – с. 14).

Но все же главным тактическим приемом оставалось наступление больших масс пехоты, действовавших в плотных боевых порядках. Тактическая инициатива была эпизодической и локальной.

Снесарев в 1916-1917 гг. во главе двух дивизий, а затем – и корпуса, впервые планово достигает оперативного успеха методом многочисленных тактических выигрышей, опирающихся на огневой маневр.

Тактика в его исполнении впервые непосредственно (пред)решает задачи оператики.

Если с позиций этого посыла осмыслить его «Огневую тактику», то окажется, что перспективный смысл ее заключается в непосредственном достижении оперативных целей действиями подразделений и частей тактического звена с опорой на превосходство в количестве и качестве «огня».

Нисколько не сомневаюсь: не будь массовой «вырубки кадров», подготовленных военспецами поколения А.Е. Снесарева, которая в различных вариантах продолжалась все годы советской власти*, новые способы вооруженной борьбы, основанные на высочайшем профессионализме одиночного бойца и решительных действия мелких подразделений, родились бы не в Кувейте и Ираке, а в нашей армии и мы не проиграли бы свою афгано-чеченскую партию американцам по всем параметрам со счетом 10:1 и совершенно невнятным исходом.

То же можно сказать и о бесконтактных боевых действиях, идея и технология которых разработана нами, а реализована впервые в полном объеме – ими против Югославии. Но задолго до известных работ генерала В.И. Слипченко зачатки соображений о возможности подобных боевых действий были сформулированы в трудах и переписке Снесарева.

Очень злободневно звучат и предвидения Андрея Евгеньевича о терроризме.

Еще на заре века прошлого полковник российского Генерального штаба, но уже востоковед с мировым именем, Снесарев предупреждал: «Кто знает, под южным солнцем Индии и Афганистана начинают вызревать события такого крупного масштаба, что волна их в скором будущем отзовется на берегах Невы и Темзы». К сожалению, отозвались и на берегах Потомака и во многом по сценариям, близким к тому, что описано Снесаревым в его этно-исторических и военно-стратегических обобщениях.

Сейчас в литературе нет однозначного и адекватного событийным ситуациям определения терроризма. То, что предлагает Дума в проекте специального закона – на мой взгляд – паллиатив.

Если обобщать все, сказанное Снесаревым по данной проблеме, и наложить трансформирующуюся во времени аналогию на факт постоянного присутствия в этом мире классовой борьбы, то формула получается такая: международный терроризм – это трансформированная форма классовой борьбы перенаселенных, отставших в своем историческом и экономическом развитии нищих цивилизаций Юга против богатого и преуспевающего Севера, напялившая этно-конфессионные одежды.

Эта формула неплохо согласуется со статистическими данными, приведенными здесь полковником О.Н. Слободчиковым.

Более подробно эти идеи развиты мною в статье «Как защитить демократию и себя?», которая размещена на сайте Академии военных наук по адресу: b-i.narod.ru/pr_oru/cubemenu.html*.

И последнее: об общей теории и современной градации войн.

Я совершенно согласен с основным докладчиком и главным разработчиком научно-теоретического наследия Снесарева генералом И.С. Даниленко в том, что: 1) удовлетворительной общей теории войн сегодня не существует; 2) интеллектуальное наследие А.Е. Снесарева важно нам как минимум по двум причинам, сформулированным в докладе: а) он рассматривал сущее с позиций будущего; б) он блестяще владел диалектическим методом. И это позволило ему создать собственную методологию рассмотрения будущего, центральным звеном которой стал стратегический метод, впервые описанный присутствующим здесь господином Зотовым.

Исходя из этих посылок и на основе сублимации взглядов известных военных экспертов генералов А.М. Владимиров, Ю.Я. Киршина, В.И. Слипченко, я придерживаюсь следующей конструкции.

Она базируется на двух методологических посылках: 1) Война есть такое же естественное состояние общества, как и мир. Война ведется для достижения победы (как и какой?) в целях защиты суверенитета страны и ее геостратегических интересов; мир используется в интересах всестороннего развития страны на основе реализации плодов победы и подготовки армии и народа к победоносной войне (каким образом?). 2) В начале прошлого века мы вступили в эпоху высокотехнологичных мировых войн, которые организационно-технологически не прекращаясь, переходят одна в другую (как, в каких формах?).

К настоящему времени мир пережил три мировых войны, которые (или их результаты) мы благополучно проиграли (или проигрываем), потеряв при этом супердержаву – СССР, великую державу – Россию и находимся на грани потери России как государства, нации и этноса.

Что касается периодизации первых двух мировых войн, то здесь существует единогласие всех историков. Хотя интегрального историко-теоретического осмысления итогов ни той, ни другой в науке нет. Их заменяет в силу известных причин, тенденциозное классово-ограниченное описание на основе т.н. «марксистского метода».

Так называемая «холодная война» - это суть третья мировая война. Признать ее таковой мешает догматическая привязанность к определению войны по устаревшей формуле Клаузевица-Ленина.

Будучи нами жестоко проигранной, эта война продолжается и будет продолжаться неопределенно долго (если не всегда!). Трагедия в том, что ее осмысления (а это обязательно публичные дискуссии и многочисленные публикации) мы избегаем, а в официозном варианте продолжаем идти по ложному, а потому – пустопорожнему, большевистскому пути. И это лишь осложняет наше положение.

Сейчас уже идет с нарастанием четвертая мировая война – с т.н. «мировым терроризмом». (Если это не так, то как толковать слова Президента и Министра Обороны о том, что нам объявили войну?). Она протекает в многообразных формах (которые будут видоизменяться и нарастать): - терактов разной степени тяжести; - мятежевойн; - локальных и региональных вооруженных конфликтов; - бесконтактных технологических вторжений и т.п.

Здесь очевидно лишь одно: успешно противостоять натиску международного терроризма сможет лишь сильная в военном отношении, экономически, демографически и социально динамически развивающаяся Россия в тесном союзничестве с ведущими странами Запада и плодотворном сотрудничестве со странами развивающимися (Китай, Индия, Бразилия)*.


Очень важное замечание


Пристальное изучение эпистолярного наследия и «Философии войны» Снесарева лишь укрепляют нас в наличии зияющей дыры в системе военных наук, а именно – в отсутствии самостоятельной системной теории войн.

Мы до сих пор изучаем войны (за редким исключением) «в хронологическом порядке», т.е. по ходу изучения общей истории. В этой связи мимо нашего внимания проходит систематизация целых классов войн, например – религиозных. А иные виды войн и вооруженных конфликтов как бы и вообще не существуют. Я имею в виду этнические войны и конфликты.

Между тем, как свидетельствуют труды Г. Вернадского, Л. Гумилева и их единомышленников, история народов (этносов) и, следовательно – сама История это в немалой степени плод цепи этнических войн и конфликтов. Именно в ходе их возникали, видоизменялись и самоутверждались на вмещающей их территории этносы и их конгломераты. И именно в результате силового вооруженного вмешательства с лица Земли исчезли целые народы со своей неповторимой культурой (например – инки, ацтеки, майя).

А что происходило в Южной Африке (англо-бурская война), Кашмире и Камбодже – если не этнические войны. Под этим углом зрения не мешало бы рассмотреть и двухсотлетнюю войну России против народов Северного Кавказа.

В любом случае новая область знания обогатит нас пониманием того, что уже произошло, происходит теперь и может подстерегать нас в будущем.


Становится очевидным, что время линейных полевых операций и сражений (кроме Евразийского ТВД в начальной стадии будущей войны), к которым мы готовим наши кадры, но не войска (или то, что от них осталось) т.к. они лишь показывают, будто бы они учатся воевать, давно прошло.

Для новых войн нужны новые: а) кадры; б) войска; в) их оснащение и вооружение; г) адекватные новым условиям приемы и способы борьбы.

В соответствии с современным уровнем научно-технической эволюции важнейшей составляющей победы становится не собственно материальная составляющая (условно – снаряд), а новые знания, как в чистом, так и в трансформированном, овеществленном виде. Происходит это на всех уровнях: от индивидуальной выучки бойца – до способности командира использовать информационные технологии.

На первом этапе это реализовалось в бесконтактных войнах (теория Слипченко). Дальнейшее боевое применение этого принципа можно пока лишь предвидеть (хотя в лабораториях и учебных центрах заделы на этот счет конечно уже есть).

Это проявляется также и в тои, что сами боевые системы становятся более социально-приемлимыми, т.е. – комфортными для пользователя.

Это одна из причин того, что западные образцы бронетехники (танки «Абрамс», «Леопард», БМП «Брэдли» и т.п.) по своим габаритам (а следовательно – эксплуатационной обитаемости) превосходят российские (советские). Хотя боевая их производительность только выигрывает.

Анализируя тенденции и векторы развития современного мира, генерал А.И. Владимиров пришел к выводу, что для подготовки к возможной очередной (хотелось бы надеяться – не последней) войне, которая будет вероятнее всего на Востоке и обязательно – с опорой на ОМП новых поколений, нам отпущено историей примерно 30 лет. За это время мы или а) предотвратим эту войну (как?), или б) выиграем ее (каковы возможности и вероятность?), или в) перестанем существовать как нация и государство (см. список литературы, №2. Этюд 1-й – Заключение).

Вот к таким выводам можно прийти, если пересчитать научное наследие Андрея Евгеньевича Снесарева на день сегодняшний и завтрашний. А не довольствоваться лишь цитированием его прошлых трудов.


Список использованной литературы


  1. Владимиров Александр Иванович. Россия в условиях четвертой мировой войны. – «Плацдарм», №1(6), февраль 2003 г.

  2. Александр Владимиров. Тезисы к стратегии России. // Изд-во «Юкэа», М. 2004.

  3. Афганские уроки. Выводы для будущего в свете идейного наследия А.Е. Снесарева. – М., Военный университет, Русский путь, 2003.

  4. А.Е. Снесарев. Философия войны. // Издательский дом «Финансовый контроль», М., 2003.

  5. В.И. Слипченко. Войны шестого поколения. // Изд-во «Вече», М., 2002.

  6. Ю.М. Лужков. Возобновление истории. Человечество в XXI веке и будущее России. // М., Изд-во Московского Университета, 2002.

  7. Ю.М. Лужков. Развитие капитализма в России. 100 лет спустя. Спор с правительством о социальной политике. // М., ООО «Московские учебники и картолитография». 2005.

  8. Ю. Киршин. Концепция войн и борьбы с международным терроризмом демократических государств. // Изд-во Клинцовской городской типографии, 2002.

  9. Л.Н. Гумилев. Древняя Русь и Великая степь. // «Мысль», М., 1992.



Дудник Владимир Михайлович,

генерал-майор в отставке, кандидат педагогических наук, профессор

Декабрь 2004 – апрель 2005. г. Москва


Дом тел. 322-10-92


* «Преступник №1» - так называется книга Д. Мельникова и Л. Черной (М., АПН, 1981г.) о Сталине

* В этой связи рекомендую изучить работы нашего писателя и публициста-историка Анатолия Ананьева. В том числе его книгу «Призвание Рюриковичей или тысячелетняя загадка России» (изд-во «Новости», М., 1966).

* Более подробный анализ этих процессов см.: Валерий Бушуев. Октябрь: успех и поражение. – «Свободная мысль», №11, 2004г.

** Л.Н. Гумилев. – Древняя Русь и Великая Степь. / «Мысль», М., 1992, с. 474.

* При написании этой части, равно как и всей статьи, использовались фактологические данные, содержащиеся в работах: А.Г. Кавтарадзе. Военные специалисты на службе Республики Советов. 1917-1920 гг. – М., Наука, 1988; О.Ф. Сувениров. Трагедия РККА. 1937-1938 гг. – М., Тера, 1998; Ярослав Тинченко. Голгофа русского офицерства в СССР, 1930-1931 гг. – М., Московский научный общественный фонд, 2000; - Н. Черушев. 1937 год: Элита Красной Армии на Голгофе. И – Н.С. Черушев. Удар по своим. Красная Армия: 1938-1941. – М, «Вече», 2003.

* В этом отношении показательна судьба выпускника вашей Академии блестящего командира и исследователя генерала А.И. Владимирова, в 46 лет уволенного от службы «по состоянию здоровья», а по сути – за приверженность идеям военной реформы.

* См. также: Международный семинар «Сохранение и развитие демократических ценностей в условиях региональных конфликтов и борьбы с терроризмом». МФО, М., апрель 2003 г., с. 36-46.

* Впервые мной эти идеи были обнародованы в 1997 г. Журнал «Международная экономика и международные отношения»; 1997, №12. Теория насилия для 21 века.







Похожие:

А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) iconА. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.)
Будучи сыном небогатого сельского священника, окончил Московский Государственный Университет, стал кандидатом математических наук,...
А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) iconС г. в Военном университете Российской Армии состоялась широкая презентация
В феврале с г в Военном университете Российской Армии состоялась широкая презентация долго и трудно готовившейся книги выдающегося...
А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) iconOverview кварт. 1865 кварт. 1871 Sheet 1: кварт. 1865

А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) iconOverview жал. 1865 жал. 1871 Sheet 1: жал. 1865

А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) icon? 07. 1937. Каноны Усть-Кутского Собора Катакомбной Церкви 1937 г. [1-й
Освященный Собор запрещает верным окормляться у духовенства, поклонившегося антихристу и прислуживающего безбожной власти
А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) iconДокументы
1. /ДОРОГИ/ГОСТ 9720-76 (1995).doc
2. /ДОРОГИ/ГОСТ...

А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) iconАкт об обыске у Ягоды
Петров, на основании ордеров нквд СССР за №№2, 3 и 4 от 28 и 29 марта 1937 года в течение времени с 28 марта по 5 апреля 1937 года...
А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) iconКратность (1865 г.)

А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) iconОклады 1865,1871,1885

А. Е. Снесарев (13. 12. 1865 – 12. 1937 гг.) iconДокументы
1. /Внимание.txt
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов