Апокалипсис icon

Апокалипсис



НазваниеАпокалипсис
Дата конвертации26.08.2012
Размер273.49 Kb.
ТипПоэма

ЮРИЙ БЛАГОСЛАВОВ


АПОКАЛИПСИС

Каноническая поэма


Тебе! Что был и есть, и будешь,

Владыка всех земных царей!

Ты мир даешь и щадно судишь,

И благовествуешь людей.

Ты есмь и альфа и омега,

Ты есмь начало и конец!

Власы Твои белее снега,

Над ними - солнечный венец!

Пишу от уст святого сана,

Как мы, носителя креста.

От Богослова Иоанна,

Раба святейшего Христа.

От Бога Духа и Отца,

Он мир принес и благодать,

И образ Третьего лица,

И всю Его цареву стать.

Что Божий сын - свидетель верный,

Иисус Христос - из мертвых первый,

Омывший кровию Своей

Своих возлюбленных детей...

Сам за свидетельство Христово

На остров Патмос заключен,

Где муки ада принял он,

Где осенил Его Егова.

Перенеся в себе мученья,

Поведал Он семи церквам

О том, что слышал, видел Сам,

И нам поведал в Откровеньи.

Святой божественный канон!

Христоматийное ученье,

"Апокалипсис" назван он,

И в нем - грядущее спасенье!

Экстазом высшим осенен,

В стихах исполню Откровенье

-Я, Сына Божьего знаменье

Былых и будущих времен.

Я вам поведаю, как есть,

С высокой музой поднебесной

Всю Откровенья благовесть

В знак благодарственный и лестный!


Иоанн:

И был я в духе в день воскресный!

И слышал позади себя -

Мне чей-то голос неизвестный

Поведал истину, трубя.

Иисус:

Я есть и альфа и омега,

Я первый и последний есть!

Иоанн:

И мне по сердцу божья нега,

И по душе мне благовесть.

Иисус:

Скажи в Ефес , скажи в Фиатру

И в Сардис , в Смирну, и в Пергам .

И в Филадельфию двукратно,

И в Лиодикию к брегам...

Иоанн:

И я тогда оборотился

В смятенье, чей был голос тот?

Виденью сильно поразился,

Увидевши златой киот!

В нем семь светильников зажженных

Престольных суть семи церквей

Очей моих завороженных

В красе коснулися своей.

И посреди огня и злата

Стоял в подир Он облачен!

И человеческого брата

Узрел я в Нем! Он был с мечом!

Тот острый меч из уст струился,

И пламень огненный - из глаз...

И в хладной дрожи я забился

И в ноги пал, чем душу спас.


Был лик Его, как солнце ясно,

Волной с главы катился снег,

Все было ладно и прекрасно,

И глас трубил, как воды рек.

В деснице Он своей держал

Семь ярких звезд! Они светились!

Его лицо я увидал,

И тайны мне Его открылись.

Коснувшись моего плеча десницей;

Не бойся, раб! - Он мне сказал,

Тебе воздам добро сторицей,

Чтоб ты сказал и описал.

Что видел здесь, что есть и будет,

Что Я был мертв, теперь живой!

И все во Мне во век пребудет,

И Я несу мир и покой!

Имею Я ключи от ада

И смерть держу в Своих руках,

Жезлом пасу людское стадо

На четырех земных углах.

И Я объемлю все пространство,

Мой свет в светильниках горит,

В них Наша вера - христианство!

Мир и любовь она гласит.

И тайну звезд семи запомни:

Они епископы церквей!

Подвластны им добро и козни.

Но доброй воли быть Моей.


Иисус:

Ефейской церкви Мой зарок:

Любовь всю страждущим твою

Отдай! Исполни мой урок!

За милость к падшим Я стою!

За исполненье славных дел

Вкусить дам древа жизни Я,

И будет вечен твой удел

Там, где обитель и Моя.

И церкви в Смирне Мой наказ:

Все козни дьявола стерпеть,

Чтобы Господь вторично спас,

Чтоб вам в геенне не гореть.

Избегни дьявольских страстей,

Прими предписанный конец,

Будь верной истине Моей,

Как Нам велит того Творец.

Пергамской церкви говорю:

Не отрекись Моих начал!

Или мечем вас покорю

Из уст Моих, как Я сказал.

Не сметь ученье Валаама,

Николаитов принимать!

Не возводить иного храма,

Прелюбодейства совершать.

Достойным дам христовой манны

За вернось Богу и Царю,

И камнем белым, Мною данным,

Послушных Мне Я одарю.

В Фиатру слово напиши,

Что скоро Сам туда нагряну,

И всех, кто все еще грешит,

В Моем раю держать не стану

Иезавели накажи,

Что дам ей время в покаянье.

И научи, и расскажи,

И вразуми в Моем желанье.

И всех, кто слышит Божий глас,

Что дух церквям ниспосылает,

В Моих молитвах вспомню вас,

И пусть вас вера осеняет!

Сардийской церкви искупленье

В который раз оговорю,

Ее пред Богом преступленье

Предам огню и кесарю.

И Я, имеющий семь духов,

В руке владеющей - семь звезд!

Лишу ее очей и слуха,

Не дам ей место на погост.

Свершился Божий суд над вами!

Перед Всевышним вы мертвы,

Того не ведаете сами,

Что нет средь вас живой паствы.

В делах отринули от Бога,

Духовность Божию поправ...

Но есть у вас еще дорога,

Не всех Господь вас покарал.

Тем, кто одежд не осквернили,

Не запятнали душ своих, Грехи в молитвах искупили,

Я белых дам одежд Моих!

Кто в них достойно облечется,

Из книги жизни не уйдет.

В молитве Нашей отзовется

И в рай божественный войдет.

Филадельфийской манны дам,

Добропорядочности полной,

Давидов ключ к Его вратам

Вручаю властью облеченный.

Ее спасу и сохраню

В годину зла и искушенья,

Столпом во храм определю,

Где будет ей души спасенье.

И иудеи на поклон

Ко Мне и к вам во храм прибудут,

В небесный град Ерушалом!

Да милость Нашу не забудут.

И всем, кто слышит Божий глас,

Что дух церквам ниспосылает,

В Моих молитвах вспомню вас,

И пусть вас вера осеняет...

Я в Лиодикию стучу,

Свидетель истинный и верный.

Кто Мне откроет, научу,

Что Я последний, но и первый!

Народ ко Мне твой безразличен,

В делах ни хладен, ни горяч,

С душою Януса - двуличен,

К страданьям паствы стал не зряч.

Из уст Моих тебя извергну:

Народ твой жалок, нем и наг!

Всех за грехи повергну в бездну,

Отныне Я не друг, но враг!

Огнем очищенное злато

Тебе советую купить,

Душою скудные палаты

Тебе во прок обогатить.

Кто верен Мне, - открою вежды

И освящу, и отличу,

И облачу в Мои одежды,

Добром за веру отплачу.

С ним разделю Мой скудный ужин

И трон, и стол Мой разделю,

Того, кто Мне повинно служит,

Своим бессмертьем наделю...

Вот Я пришел! Стою у двери!

Спасенья вашего хочу.

Кто душу Мне свою доверит,

Смиренной жизни научу.

И всех, кто слышит Божий глас,

Что дух церквам ниспосылает,

В Моих молитвах вспомню вас,

И пусть вас вера осеняет!


Иоанн:

Что повелел Иисус Христос,

Я передал церквам все то же.

Теперь отвечу на вопрос,

Что видел я на небе Божьем...

Открылась дверь на небе ясном,

И голос трубный мне сказал:

Войди сюда, здесь все прекрасно...

Я в дух взошел и увидал...

Престол! Мерцает свет ледащий,

Кругами радуга цветет,

А на Престоле - Он сидящий!

Как будто в облаках плывет.

Он весь из сардиса и яшмы,

В лучах смарагды освещен.

Глаза Его, как солнце, ясны,

И сам Он в думы погружен.

С престола молнии сверкают

В раскатах грома. Позади

Валы хрустальные играют,

И море блещет впереди.

Еще две дюжины Престолов,

За каждым старец восседал

Лицом и кудрями святого,

И каждый что-то причитал.

Телец и Лев вокруг Престола,

Орел и Богочеловек

Подобно нам, людского пола,

И восемь глаз из красных век.

Глаза смотрели, не смыкаясь

Ни днем, ни ночью. Голоса

В молитве звуками сливались

И прославляли Небеса:

Господь наш, Бог и Вседержатель,

И был, и есть, и Он грядет!

Всего на свете сотворитель

Покой и мир с собой несет...

И старцы падают к Престолу

И поклоняются Ему!

Они поклоны бьют до полу...

И быть вовеки так всему.

Держал в деснице Он своей

Премудрый кладезь всех зачатий:

Огромный свиток - семь частей

И семь нетронутых печатей.

Летящий ангел вопрошал

И звал достойного открыться,

Чтоб с книги сей печати снял

И было б чем нам восхититься.

Безмолвно было все вокруг,

Никто не в силах был назваться.

Печати снять совсем не вдруг!

Как Агнцу было оказаться.

Закланный Агнец - сам Христос!

Он был и Лев, Давидов корень,

И семь очей - вся духов мощь!

И был Отцу он Богу вровень.

Он мог один печати снять

И нам раскрыть всю тайну мира.

И песней стали прославлять

Благословенного Кумира!

К деснице Он Отца ступил

И принял вещее посланье!

Секреты таинства открыл,

Досель сокрытое писанье.

Как снял Он первую печать!

Нам Белый конь явился взору,

Духовный мир и благодать,

И все, что пастве было впору.

Как Он вторую снял печать!

Нам Рыжий конь явился взору:

Взять мир с земли и насаждать

Междоусобицу и ссору.

И много крови на земле

Открылось взору в знаке верном:

То злобный всадник на коне

Косил мечом мирскую скверну...

И третью Агнец снял печать!

И Черный конь явился взору -

И в этом нужно понимать,

Что скорби быть, нужде и мору.

Держал тот всадник на коне

Весы в руке как символ меры:

Иль миру быть, или войне,

Иль наваждению химеры...

Он снял четвертую печать!

И Бледный конь пришелся взору,

И всадник - смерть с косою вскачь,

Уж гнал людское стадо к мору.

И власть им полная была

И над землей, и над водою,

И мертвецами полегла

Обитель мрачною порою.

А там на небе, где престол,

В одеждах белых суетились...

Там был мужской и женский пол

И твари разные ютились.

Из всех племен, из всех народов

И языков, из всех колен

Он на престол пускал ко входу

И ничего не брал взамен.

Там Бога славили и пели

И сына Божьего Христа!

И старцы, что вокруг сидели,

Лобзали все Его перста.

Отныне день и ночь во храме,

В Его обители, живут,

Твердят аминь! Крестятся сами

И прославляют Божий труд.

И солнце их палить не станет,

Не будут жаждать, ни алкать,

Перед Христом они предстанут,

Пасти Он будет и спасать.

Перстом своим Христос укажет

Живой для них источник вод,

Слезу утрет, бальзамом смажет

И от соблазна уведет.

И Он седьмую снял печать!

Кругом безмолвие настало,

И речи не было слыхать,

И все кругом недвижно стало.

Семь Божьих ангелов небес

Пред алтарем Его явились!

Златые трубы в их руках

На солнце ярком серебрились.

Но прежде, чем им вострубить,

Пришел другой слуга их долу,

Он фимиамом стал кадить

И дым его пускать к престолу.

Господь к началу дал сигнал:

Всем приступить к обряду мщенья!

И углей тот слуга собрал

И наземь сбросил для горенья.

Бог переждал, ища ответ...

Но все смешалось и стенало!

И Он последний снял запрет,

И значил трубный звук - начало!

Вот ангел первый вострубил!

И град с огнем и кровь пролились.

Господь треть флоры истребил.

И дымы черные клубились...

И звук трубы второй пришел!

ора, объятая огнями,

Упала в море, пар пошел

По-над крутыми берегами.

И чаша кровью налилась,

Ручьями алыми бурлила,

Вся живность в нем перевелась,

И флот волнами затопило.

Вот третий ангел вострубил!

Звезда тогда с небес скатилась,

И вид ее, как факел, был,

Она на реки опустилась.

Полынь - названье той звезде.

И горечь поразила воды

В реках, колодезях - везде,

Где жили грешные народы...

Четвертый ангел вострубил!

И поумеркли все светила,

И темной ночи час пробил,

И солнце жаркое остыло.

И миру грешному конец

Той темнотою предвещая,

Трубил без устали гонец

Который день, не умолкая.

И здесь я в небе услыхал!

О горе! Горе! Всем живущим!

То ангел был, и он стенал,

Что будут беды, прежних пуще...

Раздался пятый трубный глас!

Звезда с небес пронзила тверди,

И в преисподню тот же час

Открылись замкнутые двери...

И вышел к небу черный дым,

И тучи саранчи из бездны

Поднялись к верху вместе с ним,

Верша полет на крыльях медных.

Как кони в латах для войны,

Они в строю напоминали.

Им копья острые даны,

Гром колесницы извергали!

Людские лица у коней,

Венцы на главах золотые,

Власы девичьих кос длинней,

И зубы львиные большие.

Хвосты у них еще длинней,

И не хвосты, а скорпионы!

Укусы коих, знать,

больней Известной злобою Горгоны.

И ангел бездны - Аваддон,

И царь, и жрец, и предводитель,

Из преисподни вышел вон -

Был Божий гнев и Божий мститель!

Приказ он дал: не убивать!

Дерев не портить, трав зеленых,

Лишь жалом жалить да кусать,

Минуя лишь запечатленных.

И в продолженье долгих дней

Смерть отступила, миновала.

Она бежала от людей,

Но Божья казнь все лютовала!

Пять страшных месяцев в году

Страдали люди от мученья,

Все было так, точно в аду,

И грешным не было спасенья.

И прозвучал шестой звук трубный!

Он к новой казни вострубил -

Мир истребить бесстыдный, блудный,

Кого еще не истребил.

Пусть по примеру Вавилона

И в этот судный Божий день

Загубят всех, кто вне закона,

Кого настигнет Божья тень.

Вот войско ангелов собралось,

Число ему, как две тьмы тем!

И дерзким нравом отличалось,

И было на погибель всем.

Их кони с львиными главами,

Огонь из пасти, серый дым,

И жертвы падали снопами,

Удар их был неукротим!

Они змеиными хвостами

Душили, жалили вокруг,

Мертвецкий дух под небесами

Достиг предела... Божий дух!

На них каратели сидели,

Все были в огненной броне...

Хватило две иль три недели

Шабаш устроить сатане!

И треть живых в крови тонула,

И грешный мир в огне горел,

И гибли братья Вельзевула!

Всевышний так того хотел!...

Велик Господь, могуч и вечен!

Он все, как есть, предусмотрел,

И все, кто смог избегнуть сечи,

Еще отыщут свой удел...

Но видеть больше я хотел

Происходящего на небе

И в высь небесную смотрел,

Чтоб насмотреться по потребе.

В пуховом облаке с небес,

Под радугою разноцветной,

Спускался ангел. Он был весь,

Как солнце, огненный, приветный.

Он был огромен и могуч,

И ног столпы его горели,

И он спускался ниже туч

К земной и грешной цитадели.

Ногою правой наземь встал,

Ногою левой встал на море

И громогласно оглашал,

Как певчий дьяк в церковном хоре.

Я записать тот глас пытался,

Не зная, смею ли писать?

Но Голос сверху мне признался,

Чтоб я не смел и помышлять!

И я поник в своем желанье

И сделал значимый поклон,

Что понял Божье приказанье

И буду нем, как хочет Он.

Мы все, кто был там, уяснили,

Куда последствия ведут -

Словами громы говорили

И предвещали Божий суд.

Крестился ангел Богом нашим,

Что час последний наступил,

И что тот час исходом страшен,

Что смерти будут без могил.

Как знак пошлет последний ангел,

Седьмой по счету протрубит,

Тогда свершится Божья тайна.

И грешный мир в огне сгорит.

И вскинул руку Он к Престолу,

Молясь, смирения просил

И звал к согласию святому,

Чтоб час расплаты отступил.

И дал Он мне Господню книгу

И приказал ее мне съесть!

Что я не принял как интригу,

Я знал - в ней сладость меда есть...

Когда же съел, то горечь в чреве

В своем я тут же ощутил!

Но, укрепившись в Божьей вере,

В набат пророчества забил.

Тем временем, как бы меж делом,

Я мерный жезл держал в руках

И стал отменным землемером

В его Божественных делах.

Мне было сказано измерить

И Божий храм, и паству в нем

И Божий жертвенник проверить,

Не тронув внешний двор притом.

В стенах высоких, драгоценных

Святой Мы город создадим!

Он будет Нам служить бесценно,

И веру в Нем мы воплотим!

Вокруг язычников расселим

И отдадим им внешний двор.

Они молиться не хотели,

Им долог будет Наш укор.

И пусть три года с половиной

Небесный Наш Ерусалим

Живет с антихристовой силой

Стенами только разделим.

Над Нами будут два пророка,

Они Нас будут утешать,

Предвозвещать конечность срока

И нечестивых вразумлять.

В одном - бессмертного Еноха,

В другом - Илию видит Бог!

Как слуги верные посоха

Его Божественных дорог.

Бог имя дал им: две маслины

Иль два светильника Его!

И, силой Бога наделимы,

Они свидетели всего.

Им Божья власть над всей землею:

Все иссушать, в крови топить.

И будут долгою порою

На грешных ужас наводить.

А лишь закончат Божье дело,

Свое свидетельство в народ -

Доступным смерти станет тело,

Конец могуществу придет.

И было так, что бездна вскрылась

И вышел зверь из бездны той,

И жизнь пророков прекратилась,

И воцарил земной покой.

Три полных дня лежали трупы.

Их зрели в радости рабы.

Антихрист строг был до уступок,

Их запретил ложить в гробы.

Весь люд в веселье сатанинском

Три дня безумствовал и пил,

И богохульствовал над Стиксом,

Куда Господь их погрузил...

Три дня прошли, минули в лето,

И встали оба мертвеца!

И разразилось громом это,

Что, по свидетельству истца,

Позвал оживших с неба Голос!

Они на облаке взошли...

И охватил врагов их холод,

Как казни новые пошли!

С великой силой твердь качалась,

И пал святой Ерусалим!

Так Божья кара продолжалась,

Семь тысяч жертв пропали с ним.

Объято страхом Божье стадо!

И вновь величие Отцу,

И вновь поют в Его усладу,

Не веря близкому концу.

И вострубил сигнал последний,

Седьмой по счету вострубил...

Гром прозвучал по всей вселенной.

Он о победе говорил!

Что царство мира - Божье царство!

Отныне будет навсегда,

Что церкви кончились мытарства

И в мире будет власть Христа!

Тут снова нехристи восстали,

И рознь великая была,

И снова Божьи силы встали,

И снова кара их нашла!

Великий гнев сошел от Бога!

Судил Он мертвых и живых,

Судил Он их нещадно, строго,

Судил и грешных, и святых...

То было время воскресенья

И время страшного суда,

И повсеместного гоненья.

Пришла всеобщая беда!

Но вот отверзся храм небесный,

Ковчег явился и завет.

Завет в ковчеге был словесный -

Мир и любовь на много лет!

Завет о будущем союзе

Христа и Бога, и людей.

Совместном мире без конфузий

На радость пастве божьей всей!

В угоду этого знаменья

Великий град на землю пал

И громы, и землетрясенья...

Таков был благостный финал!

И вот великое знаменье

Явилось в небе! Вся в лучах,

Жена как божие творенье

Предстала в чистых небесах.

Прообраз всей Христовой церкви

С ее начала до конца,

И образ солнечный не меркнет

Главы и Божьего венца.

И звезд двенадцать подвенечных

Как знак апостолов горят,

Луна в ногах как символ вечный

Ее открытых душам врат.

Жена, зачатая во чреве,

Терпела муки рождества,

Когда дракон в бескрайнем гневе

Пред ней явился неспроста.

То было новое знаменье!

Владыка мира испокон

С церквами вел свое сраженье.

Он был и дьявол, и дракон!

Был семиглав он, цвета крови.

Весь в украшенье диадем,

Рога огромные воловьи

И хвост длиной до звезд при нем.

Треть звезд хвостом поверг он с неба.

Треть ярких звезд - дракона рать.

Была в нем дерзкая потреба -

Новорожденного пожрать!

Но родила жена Младенца,

И будет Он пасти жезлом

Народы во Своих владеньях,

И освящать Своим венцом.

Он враг последний, но и вечный

Враг Божьей церкви и всему,

Кто в нашей жизни быстротечной

Не поклоняется ему.

И был тот зверь с семью главами

И с украшеньем на рогах,

И с богохульными словами

На всех семи звериных лбах.

Дракон ему свою дал силу

И власть великую вручил,

Дар разорителя Аттилы

В духовный смысл его вложил.

Коварством он подобен барсу,

Медведю - крепостью когтей,

Храним в бою смертельном Марсом

При львиной царственности всей.

И был тот зверь смертельно ранен,

Но, к удивлению землян.

Недуги исцелялись сами

И исчезал любой изьян.

И силы не было на свете

Его в боренье победить!

И поклонялись старцы, дети -

Никто не смел ему претить.

Из yст его хула сочилась

На весь Божественный канон,

И вера в Господа затмилась,

И долги годы правил он...

И кто в пороке был замечен,

Христу кто в вере изменил,

Вниманьем зверя был отмечен

И от рождения грешил.

Но тут еще с двумя рогами

Из недр раскрывшейся земли

Пришел с рассветными лучами

Двурогий зверь! Года прошли...

Пороки смертных обуяли,

И, облик зверя сохранив,

Числом звериным отмечали,

Кто нехристь был и похотлив.

Кто мудр, раскроет их секреты.

В числе зверином цифра есть,

И зверя даст она приметы:

Шестьсот и шестьдесят, и шесть!

Увидел я, как на Сионе

Стоящий Агнец, с ним народ,

Приверженный святой Короне,

И раб Божественных забот-

Сто сорок тысяч и четыре

Ему доверенных в делах,

Снискавших истину в кумире,

С печатью Божьей на челах

Смиренно песнь о Боге пели,

С небес им музыка лилась,

Хоралы в честь Отца гремели:

Отныне Божья в мире власть!

Летящий с неба ангел молвил

И благовествовал народ,

Ему Евангелье напомнил,

Судьбу вещая наперед.

И говорил он громким гласом:

Убойтесь Бога и Отца

И пред CBOWM последним часом

Не оскверните же венца!

Другой, летящий вслед, пророчил,

Как пал великий Вавилон,

Как власть свою Господь упрочил,

Как спас от блуда падших Он!

И третий ангел в ту же пору

Все без умолку говорил,

Что вскоре быть концу и мору,

И трупам грешных без могил.

Кто примет зверя начертанья

Из чаши гнева самого,

Не избежит он в час распятья

Проклятий ангелов Его.

И вечный дым мучений будет

От века к веку восходить,

И ночью их покой забудет,

Так Агнец будет их судить.

Терпенье кончилось у Бога -

Иисуса веру кто забыл,

Тому одна в конце дорога,

Земля не примет их могил.

И мне наказ был дан от Неба

Напомнить истины зарок:

Блаженный жив не токмо хлебом,

Но высшим Духом, как и Бог!

И предо мной предстало диво!

На светлом облаке сидел,

Подобно Сыну, и игриво

Свой острый серп в руке вертел.

И ангел, шедший ко престолу,

Его просил и ублажал,

Чтоб серп Он свой направил к долу,

Земные всходы чтоб пожал.

Упал на землю серп, как грады,

И жатву зрелую пожал,

Он резал гроздья винограда

И их в точило направлял.

С точила гнева кровь стекала,

До конских узд она дошла,

За тыщу стадий утекала...

Так кара Божия пришла!

Знаменье в небе показалось -

То было чудо из чудес:

Семь Божьих ангелов слетались

Со всех сторон Его небес.

Державших гусли как знаменье,

Имеющих семь кровных ран,

Как знак за правое сраженье,

Где бой последний зверю дан!

Огнем окутанное море

Останки зверя и числа

Несло утопленное горе

И без ветрил, и без весла.

И пели песню Моисея

И песню Агнца, говоря,

Что над землей отныне всею

Нет, кроме Господа, Царя!

Отверзся храм, и видят вежды,

Как вышли ангелы из врат,

На всех их белые одежды

И пояса червонных злат.

Им Божий дар сам лев престольный

В златые чаши наливал,

И гневом Божьим наделенный

Их каждый ангел принимал.

Златых семь чаш с вином из гнева

Зажглись целительным огнем,

И дым от славы Божьей древа

Наполнил храм и язвы в нем.

Никто не смел ступить, доколе

Во храме с ангелов семи

Не снялись с язв от дыма боли

И Божьи чары не сошли.

И, усмирив число и зверя,

Господь дает другой наказ:

Неверных пыткою измерить!

И наступил кончины час.

Раздался глас громоподобный.

И первый ангел в тот же час

Из чаши гнев богоутробный

Пролил на землю в первый раз.

И люди скрыться не успели,

Их кара Божия нашла,

И тело грешников разъели

Проказы раны без числа...

На море вылилось из чаши,

Второго ангела зелье -

Взбурлило море крови краше,

И все исчезло в нем живье.

И третий ангел вылил чашу

И пресны воды отравил! -

И стали реки крови краше,

В них все живущее убил.

Но ангел вод воспел деянье

И Господа благодарил!

За справедливость наказанья,

За то, как мудро осудил.

Что напоил неверных кровью

Своих пророков и святых,

Служивших верой богословью,

И верных, слуг в местах иных.

Четвертый ангел вылил чашу

И солнце красное взъярил!

И солнце жгло одежды наши,

Все превращая в зной и пыл.

Хулили грешники ярило

И имя Бога самого!

Как будто вправду позабыли,

Что люто предали Его!

И пятый ангел вылил чашу

На царство зверя - мрак настал!

И даже зверю стало страшно,

Он каждый свой язык кусал!

Но не раскаялись при этом

И в Божью веру не вошли,

Вину свою пред Божьим светом

В своей молитве не нашли.

И вот шестой пролил отмщенье

Евфрат великий иссушил!

Открыл к походу направленье

Царям, которых покорил.

И видел я, как пасть раскрыли

Дракон и зверь, и лжепророк.

Нечистых духов напустили,

На брань зовя, чтоб сгинул Бог!

Не дал поддаться уговорам

Им ангел Божий. Видел он,

Что может новая быть ссора.

Царей увел в Армагеддон.

Седьмой пролил из чаши гнева!

Вселенский воздух возмутил. -

И бури хлынули из зева

Землетрясений, град забил!

Тряслась земля, клонились горы,

В морях тонули острова,

И гибель шла повальным мором.

Сбылись пророчества слова!

Раздался громкий глас из храма:

Все совершилось, что должно!

Не ведал мир страшней бедлама,

Конец настал, как суждено!

Ерусалим погиб отчасти,

Неверных пали города,

И Вавилонское несчастье

Сошло на землю, как тогда...

И гневу не было предела!

Так чаша ярости сошла.

Земля изрядно поредела,

Под градом Божьим полегла.

Но те, кто смерти пережили -

Больной, изъязвленный народ-

Все ж Вседержителя хулили...

Силен, знать, был бесовский род!

Меня призвал святейший ангел,

Вниманье обратив мое,

Кого поборет в брани Агнец,

И показал лицо ее.

Она на водах восседала

С большою чашей золотой,

И блудодейство в ней плескалось

И мерзости изрядный слой.

В ней кровь святых насквозь светилась,

И кровь свидетелей Христа.

Мне тайна страшная открылась,

В молитве я сложил перста.

Она была в водах сидящей,

На звере страшном, багряном,

Лицом и мыслями скорбящей

О прошлом веке золотом.

Она, одетая в порфиру,

И с украшеньем золотым,

И облаченная в сапфиры

Казалась свитком дорогим.

И ангел тайну мне поведал

На удивление мое,

И тайну зверя яви предал:

Рога на темени его!

Была та тайна Вавилона

В челе написана его:

И извращения закона,

И пресыщения житье.

И зверь тот был служитель бездны,

Смутитель страждущих душой,

Причиной пошлости и скверны,

И искушений гений злой.

Семь гор - голов его в пустыне,

Как трон жены. И семь царей,

Из коих пять погибли ныне,

Другим не избежать цепей.

И зверь, который был драконом,

Уйдет восьмым в небытие,

И всех царей падут притоны,

И освятится бытие!

И освятится Победитель,

Господь и Царь земных царей,

И Царь святых, и вседержитель

В кругу Им избранных детей.

И с неба Глас раздался сильный

И прозвучал набатный звон,

И весть принес тот Глас всесильный,

Что пал великий Вавилон!

Он был великая блудница,

Великих скопище грехов,

Грехоподобная столица

Нечистых духов и бесов.

Любодеяньем осквернялись

Цари земные. И купцы

В ее водах обогащались,

И процветали в ней дельцы...

И я услышал голос Бога:

Народ Мой! Выйди от нее!

Тебе с ней к пропасти дорога

И истребленье от нее!

Грехи ее дошли до неба,

Нет сил и разума терпеть!

Воздай блуднице! Кто б ты не был,

Чтоб вам самим с ней не сгореть.

И, как она вам воздавала,

Воздайте ей! Ее делам!

Вино, что вам она давала,

Вдвойне воздайте ей к губам.

Воздайте ей и мук, и горя,

Как вам она давала их.

Она и ныне с Богом спорит,

Не признает страстей своих.

За то ей Бог и плач, и казни,

И смерть, и голод - все воздаст!

Конец положит распри, розни,

Геенне огненной предаст.

Сгорит огнем и станет прахом,

И суд Господен в час один

С ней все окончит полным крахом,

Ведь Божий гнев неумолим!

Одетая в виссон, порфиру,

Украшенная жемчугом

Поднялась пеплами над миром -

И смог дождем упал кругом.

Цари земные возрыдали,

Купцы восплакали о том!

И края не было печали,

Лишь скорбь витала о былом!

Ушли несметные богатства,

Корица, ладан и елей

Уроком страшным святотатства

На страх и совесть всех людей.

Не торговать тебе по миру,

Твои погибли корабли,

И багрянице, и порфиру

Не украшать твоей земли.

Не знать тебе слоновой кости,

Изделий меди и шелков,

Купцы к тебе не придут в гости,

И рабских не слыхать оков.

О горе, горе! Град великий!

Кругом стенание и плач,

Вовеки будешь ты безликий,

И сам Господь тебе палач.

Лишь небо буйно веселилось,

Что в час свершился Божий суд.

Играл гусляр, и песня лилась,

И весь народ собрался тут.

И сильный ангел камень в море

Поверг и этим показал,

Что не вернется больше горе,

Что Вавилон навеки пал.

Теперь уж найдена причина:

То кровь пророков и святых

Была на каменных руинах

Во граде том, в местах иных...

Шло к небесам народа пенье,

И глас народа говорил:

Мы обрели свое спасенье!

И наш Господь нас не забыл.

И пели люди: Аллилуйя

Во славу Господа Христа,

В честь Вседержителя, ликуя,

И в честь Господнего креста.

Бог осудил все любодейство,

Взыскал и кровь рабов своих,

Он произвел спасенья действо

И много благостей иных,

И старцы Богу поклонялись

Все, кто сидел Его кругом,

Пред Богом двери простирались,

И каждый зверь вилял хвостом.

И все рабы хвалили Бога,

И наступил великий час,

И удалилася тревога,

И в душах вечный страх угас.

И церковь в белые одежды

Во славу Бога облеклась,

Воочью сбылися надежды,

И церковь Агнцу отдалась!

И вот уж брачная вечеря,

И все блаженные кругом

Уже отпели злого зверя

И вспоминали о былом...

Я пал тогда к ногам Иисуса,

Собравшись кланяться Ему!

Но Он отвел и от искуса,

Сказав, что это ни к чему.

И Он сказал, чтоб не забыться,

За все деяния Его

Уместно Богу поклониться,

А Мне не надо ничего!

И тут по небу во мгновенье

Прошел, гарцуя, Белый конь

И верный Всадник с украшеньем.

Из глаз Его сверкал огонь!

Все было в Нем свежо и ново,

На голове - свет диадем,

И был тот Всадник - Божье слово!

Он был закон и все, и всем.

А на бедре Его отличье -

Он Царь царей земных и вод!

Подир в крови - Его обличье,

Он кровь отдал за Свой народ.

И острый меч из уст исходит,

Им поражает Он народ.

Он их жезлом пасет и водит,

И тешит словом от невзгод,

Он был Инкогнито. В то время

Никто не знал Его лица.

За Ним команда "ноги в стремя"

Шла вереницей без конца.

Плащи из белого виссона,

На белых воинство конях.

Надежная опора трона

Во всех божественных делах...

И все с тех пор переменилось:

И небо Божье, и земля,

И новью Божьей заменились

И солнце в небе, и поля.

И я узрел тогда сходящий

С небес, един и не делим,

И Божьей верою светящий

Священный град Ерусалим!

И я услышал Голос с неба:

Вот будет скиния Моя

И человекам на потребу

Обитель новая - земля!

Не будет плача и болезни,

Все горе прошлое ушло,

И слезы высохнут, исчезнут,

И будет ново и светло.

Сказал Сидящий на престоле:

Творю все новое теперь!

И ты о Божьей Нашей воле

В своем писании поверь!

Скажи о том, что совершилось,

Что Я - начало и конец!

Что власть на небе воцарилась

Как делу божьему венец!

Знать, Победителя не судят!

Ему наследие Мое,

Отныне Он Мне Сыном будет,

И Я воздам Ему Свое!

Убийцам, скверным любодеям

И чародеям, и лжецам,

И прочим нравственным плебеям

Гореть в геенне по делам.

Я в духе с ангелом вознесся

В великий град Ерусалим

И над красой его пронесся,

И поражен был вместе с ним.

Сей град имеет славу Божью!

Его светило - сам Христос!

Из злата он Верховным сложен,

И на Сионе он возрос.

Его все стены из ясписа,

Двенадцать врат в него ведут

Из жемчуга и из сардиса,

Их Божьи воины стерегут.

Под ним двенадцать оснований -

Имен апостолов Его,

И на вратах его названья

Колен израильевых легло.

Сапфир, смарагд и халкидон,

Вирилл, сардоникс, хрисопрас

В основе стен был заложен.

В числе божественных прикрас

Топаз, сардолик, гиацинт

И хризолит, и аметист

Красой божественных ланит

И Божьей радугой лучист.

Двенадцать ангелов на вратах

И днем и ночью стерегут,

Святые Божие солдаты

За веру Божию умрут.

Весь город был решен квадратом,

Двенадцать тысяч стадий в нем.

И каждый житель был с мандатом

На право входа и житье.

Я храма в городе не встретил,

Его величье Господь нес!

Как солнце ясное, был светел

С Ним рядом Сын Его Христос!

И в нем спасенные народы.

Цари земные славу ткут,

И рядом с Богом все невзгоды

Пройдут и честь уберегут.

Мне ангел реку показал

Всей нашей жизни быстротечной.

Исток от Бога тот бежал

Кристальный, чистый и беспечный.

По обе стороны реки

Ветвилось древо жизни нашей.

Плоды его и лепестки

Невзгоды исцеляют наши.

Двенадцать раз в году цвело

И каждый месяц плод давало!

И благоденствие пришло

И никогда не убывало.

Никто не будет проклят ныне.

К престолу, к Богу самому

Идут все верные отныне,

Рабы Его - служить Ему!

И ночи там уже не будет,

Светить им вечно будет Бог,

Во веки вечные пребудет,

Освободит от всех тревог.

Сказал мне ангел: так и будет!

Слова Господние - закон!

И Господь сам сюда прибудет,

К рабам своим явится Он.

Кто книги сей слова исполнит,

Блаженством будет осенен!

Кто Господа в молитвах помнит,

В одежды будет убелен.

И понял я, что мне не снится,

Что я к стопам Его упал,

Чтоб Агнцу в ноги поклониться,

Но Он опять же мне сказал:

Я Бог тебе и сослужитель

Пророкам - братии твоей,

И в вере Я - твой повелитель,

Но не коснись стопы Моей!

Не утаи слов вещей книги

И слов Моих не сторонись

Сочти добром Мои вериги

И Богу! В ноги поклонись!

Блажен лишь тот, кто блюдет слово

Его возмездие минет,

И место пастыря святого

Он у престола обретет.

И пусть сквернится и неправду

Нечистый оглашает дух!

Приду Я скоро, Божью правду

Произнесу над миром вслух:

Я есмь и альфа и омега,

Я первый и последний есть!

И по душе Мне Божья нега,

И по душе Мне благовесть,

Я от корней Давида корень,

Во мне от Бога простота,

Я вас зову подняться вровень

И посетить Мои места.

Приду Я скоро для возмездья!

Оно со Мною и во Мне,

И накажу больней, чем прежде,

Но не отдам вас сатане!

Мое посланье всем церквам

Я через ангела подам

И благовестив сердцам,

И воду жизни даром дам!

И всякий, слышащий зарок

Чрез откровение Мое,

Коль не возьмет себе в урок,

Все беды примет за житье!

Отнимет Бог его участье

В сей книге жизни до конца!

Не даст ему во граде счастья

И покарает беглеца!

Приди же, Господи Иисусе!

И принеси нам благодать!

К тебе я скоро вознесуся,

Чтоб в жизни новой не страдать.

АМИНЬ




Похожие:

Апокалипсис iconАнна Марианис 2012. Апокалипсис от а до Я. Что нас ждет и как к этому подготовиться
Учителями Шамбалы. Апокалипсис, который скоро настанет, будет не первым на планете! В свое время континент Атлантиды был затоплен...
Апокалипсис iconДокументы
1. /виртуальный апокалипсис.doc
Апокалипсис iconДокументы
1. /ВОЗМОЖНЫЙ АПОКАЛИПСИС.doc
Апокалипсис iconДокументы
1. /Апокалипсис - опыт подстрочного комментария.doc
Апокалипсис iconДокументы
1. /Библия. Новый Завет. Апокалипсис.rtf
Апокалипсис iconДокументы
1. /Р. Андерсон. Апокалипсис - панорама будущих событий.doc
Апокалипсис iconДокументы
1. /Иоанн Сан-Францисский - Апокалипсис мелкого греха.doc
Апокалипсис iconДокументы
1. /Библия проклятых - книга Времён или Апокалипсис Тьмы.doc
Апокалипсис iconЧто такое апокалипсис?1
В 1973 году я задался этим вопросом и попытался найти отве Полученные тогда выводы, кажется, не должны существенно быть изменены....
Апокалипсис iconИнтервью с Jyrki 69 ( Дата : 3 февраля 2007) ( Место : концертный зал Eagles Ballroom, Милуоки, штат Висконсин) ( интервью брал : Michelle Russo)
Ангелы воскресли из пепла птицы Феникс, чтобы через Апокалипсис принести нам спасение? Я прав?
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов