Стенограмм а icon

Стенограмм а



НазваниеСтенограмм а
страница1/5
Дата конвертации26.08.2012
Размер0.84 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5



С Т Е Н О Г Р А М М А


"круглого стола" Комитета Государственной Думы по делам ветеранов


на тему: "Ветераны военной службы: проблемы и правовое регулирование их социальной защиты"

Здание Государственной Думы. Комн.830.5 декабря 2005 года. 10 часов.

Председательствует заместитель председателя Комитета по делам ветеранов Родионов Ю.Н.


Председательствующий. Уважаемые коллеги, уважаемые гости. Разрешите мне начать нашу работу. Сегодня мы проводим "круглый стол" по теме: "Ветераны военной службы: проблемы и правовое регулирование их социальной защиты".


Данное мероприятие организовано по идее и по инициативе Комитета по делам ветеранов, я являюсь заместителем председателя комитета. К сожалению, председателя нет в Москве по уважительным причинам. Но я думаю, что мы четко с вами проработаем и решим все те вопросы, которые мы хотели сегодня бы обсудить.


Хочу сказать о регламенте. Предложение на выступление пять, максимум, семь минут, потому что у нас очень много желающих выступить. Хочу сказать, что из 152-х обратившихся к нам с просьбой участвовать в сегодняшнем "круглом столе" 120 уже здесь, и часть внизу по вине службы безопасности. С пропусками там проблема.


Значит, выступления пять-семь минут. Закончить мы должны в 13.00, потому что после нас этот зал будет нужен другим нашим коллегам для работы. Перерыв, я думаю, что мы не будем объявлять, поскольку проведем все это в режиме парламентской свободы, если кому надо будет выйти покурить, он сможет это сделать, не поднимая шума, потихоньку и самостоятельно.


Есть другие предложения или возражения против такого регламента? Нет.


Тогда, во-первых, я хотел бы выразить слова глубокой признательности за то, что вы откликнулись на приглашение нашего комитета обсудить очень насущные для настоящего времени проблемы по социальной защите ветеранов военной службы.


Мне хотелось бы обсудить с вами проблему, вызывающую глубокую тревогу и озабоченность у ветеранов военной службы, а также общественных ветеранских организаций, многие из которых представлены здесь присутствующими, а также с коллегами, которые собрались их решить путем внесения своих предложений и замечаний и в адрес и Федерального Собрания, и Правительства Российской Федерации для того, чтобы сделать жизнь этих заслуженных людей лучше. Это обязанность государства, и они этого заслужили всей своей жизнью и конкретными делами для Отечества и во имя его.


Как вы знаете, условия о недопущении снижения уровня социальной защиты прав и свобод человека содержатся в 55-й статье Конституции Российской Федерации, а также в тексте самого Федерального закона №122. Эти положения мы и взяли за основу своей деятельности, в том числе при решении проблемы социальной защиты ветеранов военной службы.



В нашем комитете мы напрямую сталкиваемся с различными жизненными ситуациями, когда необходимо оказать конкретную помощь ветеранам военной службы. И становится больно, когда та или иная помощь в виде той или иной меры социальной защиты, закрепленной и в Федеральном законе "О ветеранах", и в законе о социальной защите инвалидов Российской Федерации, и в самой Конституции, но она не доходит до конкретных ветеранов. Это вызывает их справедливое и законное возмущение.


При подготовке к этой встречи мы четко все вспомнили то время, когда в нашей Государственной Думе в июне прошлого года готовился к принятию во втором чтению известный всем 122-й закон. К сожалению, большинство предложений членов нашего комитета в виде поправок (а их было более ста от нашего комитета) не нашли поддержки. И сейчас как раз приходится работать над частью тех поправок и тех предложений комитета, которые мы предлагали год назад.


К сожалению, в числе прочих нам не удалось отстоять статью 23 Федерального закона "О ветеранах", где определялись меры социальной защиты для 300 тысяч ветеранов военной службы. Ранее до 1 января 2005 года ветераны военной службы, достигшие возраста 60-ти лет, пользовались всеми правами и льготами ветеранов труда. Сейчас формулировка статьи 22 122-го закона говорит только о гражданах, приравненных к ветеранам труда по состоянию на 31 декабря 2004 года. Но это имеются в виду ветераны военной службы. Ясно, что речь идет об исключении этой категории из федерального законодательства.


Сейчас мы имеем такой парадокс - категория "ветеран военной службы" имеется в статье 1 и статье 5 Федерального закона "О ветеранах". А мер социальной поддержки этой категории никаких не установлено тем же законом. (Если посмотреть в подборках материалов, которые вам раздали, там все это видно.) В этой связи нашим комитетом проводится значительная работа с ветеранскими организациями и Всероссийским советом ветеранов, пенсионеров войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов; Российским комитетом ветеранов войны и военной службы и другими ветеранскими организациями по сохранению за ветеранами военной службы мер социальной защиты, которые были ранее установлены им статьей 23 закона "О ветеранах". Кстати, очень многие органы власти субъектов Российской Федерации также занимают такую солидарную позицию, а это и председатели законодательных собраний и губернаторы.


Жизнь показала, что позиция Комитета по дела ветеранов при принятии во втором чтении 122-го закона о замене натуральных льгот денежными выплатами в защиту прав ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил оказалась в целом верной. Сейчас пытаемся вернуть утраченные позиции.


Недавно группа депутатов Государственной Думы: Ковалев Николай Дмитриевич, Варенников, Гудков, Сигуткин, Селиверстова и ваш покорный слуга внесли вторично на заключение в Правительство Российской Федерации законопроект о передаче на федеральный уровень полномочий по социальной поддержке ветеранов военной службы с установлением им единовременного денежного вознаграждения в сумме 600 рублей. Это тот минимум, который у нас есть из всех ЕДВ существующих. (Копия этого письма у вас имеется в подборке материалов.)


Сейчас, на сегодняшний день, ситуация такова: три силовых министерства и ведомства поддержали этот социально значимый законопроект - это Министерство обороны, Министерство внутренних дел и ФСБ. Мы им за это благодарны. Пока не поддерживает и занимает выжидательную позицию Минфин, Минэкономразвития и торговли, Минсоцразвития и Минюст. В ближайшее время этот вопрос будет обсуждаться на согласительной комиссии под руководством заместителя председателя правительства Жукова Александра Дмитриевича. При отрицательном заключении мы не остановимся, естественно, и продолжим работу по поиску выхода из создавшегося положения. Возможно, внесем законопроект с отрицательным заключением на рассмотрение в Государственную Думу - в случае, если правительство даст отрицательное заключение.


В предложенной вам подборке материалов к сегодняшнему "круглому столу" имеются обращения к губернаторам, органам законодательной власти и уполномоченным по правам человека субъектов Российской Федерации с предложением поддержать указанные законопроект. Это правильное решение. Как известно, военная служба - это особый вид государственной службы, и ответственность за социальную защиту ветеранов этой службы лежит на федеральном государстве, а не на субъекте Российской Федерации.


Я не хочу сказать, что многие губернаторы, когда к ним обращаются ветераны военной службы с просьбой решить ту или иную проблему, вот теперь уже после выхода в свет 122-го закона, как-то отрицательно реагируют на обращения эти. Но вот чиновный люд в субъектах Российской Федерации прямо говорит: "Вы где служили, туда и идите". Он везде служил, в том числе и в этом субъекте Российской Федерации. Даже есть такие парадоксальные случаи, когда в Челябинске во всем законодательстве по ветеранским проблемам категория ветеранов военной службы вообще не упоминается.


То есть единое правовое пространство Российской Федерации в отношении ветеранов военной службы оказалось разрушенным и неоднородным по мерам социальной поддержки на территории различных субъектов Российской Федерации. Это вызывает справедливое возмущение ветеранов этой категории.


Около 30 субъектов Российской Федерации сохранили большинство натуральных льгот. В 21-м субъекте эти льготы монетизированы. Такой разнобой в социальной защите различных категорий ветеранов может стать предметом многочисленных судебных разбирательств. И, как правило, будет не в пользу государства.


Как объяснить ветеранам военной службы, почему в Калуге он получает компенсацию в одном размере, в Самаре - в другом, а в Москве - в третьем? В одном оставлены натуральные льготы, а в другом нет. Комитет намерен продолжать работу по решению этой проблемы.


В настоящее время решается проблема с предоставлением ветеранам военной службы мер социальной поддержки в рамках объединенной категории "ветераны государственной службы". Дело в том, что сейчас в Администрации Президента Российской Федерации разрабатывается законопроект о пенсионном обеспечении лиц, проходивших государственную службу и членов их семей, где, возможно, будут объединены все виды государственной службы: государственная гражданская служба, военная служба и служба правоохранительных органов. Кстати, вот этим проектом закона объединяется большая часть той категории людей, которая была обделена при приватизации. Всем нам раздали как гражданам Советского Союза по ваучеру. Но у меня родственник, он, например, рабочий на котельном заводе, другой, там, начальник цеха в том же городе на другом заводе. Один купил мотоцикл импортный за акции, которые ему дали. Другой машину купил, подержанную, но купил. А мы с вами, что получили? Но этот ваучер, у меня, например, он сохранился. Почему-то все родные и близкие мне: "Но ты там в Москве!.." А я сам не знал, что с ним делать. Так и не знаю до сих пор. То есть вот эта категория, в том числе все государственные служащие, была обделена, потому что те, кто работал на предприятиях получил какую-то долю, правильно, не правильно, много, мало, но они что-то получали в виде акций. У многих тоже прогорели акции - начался капитализм. А мы все были обделены, конечно. И я думаю, что в этом законе все эти проблемы должны быть решены. И наш комитет будет активно участвовать в разработке этого проекта закона.


Еще одна серьезная проблема касается выплаты второй трудовой пенсии военным пенсионерам, которые отработали 15-20 лет, отчисляли все налоги в Пенсионный фонд Российской Федерации, но никакой надбавки к своей пенсии они не получают. Но тут парадокс, за всех военных пенсионеров, которые работают, предприятие платит социальный налог, в том числе отчисляются средства в Пенсионный фонд. Где эти деньги, никто не может сказать, и как они используются? Сейчас в недрах Государственной Думы уже вызрел законопроект, и во фракции "Единая Россия" он уже напечатан, но пока еще не раздали на обсуждение. Как говорится, до нулевого чтения он не дошел. Я думаю, что на этой неделе он будет обсуждаться в группах фракций.


Тут есть много предложений по трудовой накопительной части пенсии. Минфин предлагает это решить в рамках негосударственной пенсионной системы так же, как имеют право на это все пенсионеры. Но это в том случае, когда работающий военный пенсионер добровольно перечисляет обусловленные договором выплаты от своей заработной платы в негосударственный пенсионный фонд. Но тут тоже есть определенный риск, и не всякий пойдет на этот шаг. Я думаю, что мы в ходе нашей работы тоже затронем эту проблему и обсудим ее. И еще целый ряд проблем, которых я не хочу касаться и, наверное, выступающие коснутся их.


Многие проблемы можно было бы решить, если бы имелась государственная структура в исполнительной власти в лице какого-то государственного комитета или министерства, службы, агентства по делам ветеранов и инвалидов на федеральном уровне и соответствующий орган на других уровнях исполнительной власти.


Тогда бы работа с этой уважаемой категорией лиц велась бы совершенно по-другому. Был бы единый персональный учет, которого нет у нас до сих пор в стране, не распылялись бы денежные средства бюджета. Притом у нас есть пример: все развитые капиталистические страны в структуре исполнительных органов власти имеют такие учреждения, это и в США, и в Германии, и в Италии, и в Японии - практически во всех. Но пока это предложение не получает должной поддержки в нашем правительстве.


Эти и другие проблемы в области социальной защиты ветеранов, поднятие престижа высокого звания "ветеран", мы намерены решать с помощью поддержки общественных ветеранских объединений и организаций.


Просьба ко всем принять самое активное участие в обсуждении проблем, давать конкретные предложения правового характера, все они будут учтены в работе нашего Комитета по делам ветеранов.


Благодарю вас за внимание.


Я думаю, что вопросы, которые будут возникать, мы будем решать по ходу нашей работы.


Поскольку у нас все выступающие - профессионалы в этой области, которую мы сегодня обсуждаем, я хотел бы предоставить слово моему коллеге - заместителю председателя Комитета Государственной Думы по безопасности - Маргелову Виталию Васильевичу.


Маргелов В.В. Спасибо.


Уважаемый Юрий Николаевич, коллеги, уважаемые товарищи, тема сегодняшнего "круглого стола" представляется мне социально значимой и чрезвычайно актуальной.


На протяжении всей истории России военнослужащие пользовались защитой и покровительством государства, уважением населения страны. Именно это и было основой престижности военной службы.


Такая государственная политика вполне понятна, обоснована и практикуется во всем мире. Ведь люди в погонах несут на своих плечах двойную ответственность, они защитники отечества от внешнего врага и гаранты Конституции при антиконституционных действиях внутри страны.


Для сегодняшней России этот момент особенно актуален. Только за последние 15 лет значительная часть военнослужащих Вооруженных Сил и силовых структур с оружием в руках отстаивали целостность нашей страны, противостояли террористам, бандитам, наемникам.


Как же наше правительство воздало по заслугам своим защитникам и ветеранам Вооруженных Сил, тем людям, которые положили свою жизнь и здоровье на алтарь отечества? Складывается впечатление, что при всей опасности ратного труда, защитники родины и ветераны лишились должной социальной защиты, не чувствуют заботы и ответственности государства.


К чему привела такая политика? По данным из различных источников, сегодня от 28% до 60% военнослужащих находятся за чертой бедности. У военных пенсионеров этот процент еще выше. Со времени повышения пенсии в 2003 году инфляция уже съела более 30% их суммы. То есть четыре тысячи рублей - это средняя пенсия военного пенсионера, полученная в 2003 году - по покупательной способности в 2005 году составляет менее трех тысяч рублей. Речь идет о фактическом ухудшении материального положения ветеранов военной службы.


К этому надо добавить, что с 1 января 2005 года в силу вступил Федеральный закон №122, отменивший ряд льгот военным пенсионерам и членам их семей и существенно ухудшивший их социальную защиту. Юрий Николаевич об этом подробно говорил.


Установленный Указом Президента Российской Федерации от 18 января 2005 года размер ежемесячной доплаты к военным пенсиям в размере 240 рублей с 1 марта 2005 года никак не покрывает ни отмену натуральных льгот, ни издержек инфляционных процессов.


Многочисленные письменные обращения военных пенсионеров, выигранные судебные процессы, митинги отражают рост социальной напряженности среди этой категории граждан.


Принцип социальной защиты ветеранов базируется на конституционном праве граждан на достойную жизнь, выполнение государством взятых на себя обязательств и гарантий. Эти гарантии и обязательства зафиксированы в правовых нормах, и государство не имеет право в одностороннем порядке их изменять, не предоставляя при этом, подчеркиваю, равнозначной денежной компенсации. Из этого вытекает, что ветераны имеют право требовать от государства четкого выполнения своих обязательств. Одно только перечисление невыполненных обязательств, о многих из них уже Юрий Николаевич говорил, может занять продолжительное время, поэтому я хотел бы остановиться лишь на некоторых вопросах пенсионного обеспечения ветеранов, которые они регулярно поднимают в своих обращениях к президенту страны, к правительству, к законодательным органам, к депутатам.


Первый и главный вопрос о размере военной пенсии. Как известно, базовыми основами для определения размера пенсии являются оклады по должности и воинскому званию, процентная надбавка за выслугу лет и месячная стоимость продовольственного пайка. Индексация военных пенсий, как вы знаете, производилась 1 октября 2003 года в связи с повышением оклада, денежного содержания военнослужащих на 11 %, что было тогда уже ниже официального уровня инфляции, установленного Госкомстатом за 2003 год.


Намеченное повышение на 15% оклада военнослужащих и соответствующий пересмотр военных пенсий с 1 января 2006 года не покрывает инфляцию за 2004-2005 годы. Речь о компенсации инфляционных потерь за два года в правительстве не идет, хотя, как вы знаете, гражданские пенсии регулярно индексируются в соответствии с законом два раза в год. Несмотря на имеющиеся решения Конституционного Суда и Счетной палаты, пока не удается преодолеть отказ правительства в части выплаты военным пенсионерам задолженности, возникшей в связи с ростом стоимости продовольственного пайка за период 2000-2004 года. А это почти 2 млрд. долларов США. В этой связи хочу отметить, что правительство точно в срок и даже досрочно выплачивает иностранные долги, игнорируя задолженность перед своими гражданами. Полагаю, что решение по этому вопросу все же будет найдено, и здесь активно работает Комитет по делам ветеранов, Комитет по безопасности, Комитет по обороне и другие коллеги из Государственной Думы, кстати, при поддержке и Председателя Государственной Думы Бориса Вячеславовича Грызлова.


На мой взгляд, возможна такая схема выхода из создавшейся ситуации. Правительство в соответствии с действующим законодательством должно признать долг перед военными пенсионерами и разработать механизм его выплаты сразу или поэтапно, например, в течение трех лет. Тем более что деньги у государства имеются, и деньги, как вы знаете, немалые - и профицит бюджета, и Стабилизационный фонд, и золотовалютные запасы. После этого в законодательном порядке можно будет рассмотреть вопрос о реальной сумме компенсации продовольственного пайка.


Еще один вопрос требующий немедленного правового регулирования, и эта работа уже ведется, и Юрий Николаевич подробно об этом говорил, это ненормальная ситуация с работающими военными пенсионерами. То есть речь идет о трудовой пенсии. Я задавал вопрос председателю Пенсионного фонда на эту тему. Внятного ответа не получил. Да, куда начисляются, где-то отчисляются, но, в конечном итоге, эти деньги не доходят и никогда не дойдут до военных пенсионеров. А эта прибавка заработана честным трудом. Значит, не надо перечислять эти проценты в Пенсионный фонд, а предложить военным пенсионерам, например, самостоятельно открывать накопительные счета в негосударственных пенсионных фондах. Кстати, этот подход закреплен и в недавнем решении Конституционного Суда. И наша задача, задача законодателей, предусмотреть ежегодный перерасчет пенсий военным пенсионерам за счет средств, перечисляемых работодателями на счета Пенсионного фонда.


Теперь приведу несколько примеров различного законодательного подхода к ветеранам труда и военным ветеранам. Представим, два летчика, прослужившие один в военной, а другой в гражданской авиации 25 и более лет, вышли на пенсию, скажем, в возрасте 50-ти лет. Гражданский летчик сразу же стал получать все льготы, положенные ветерану труда, а военный летчик получит эти льготы только через 10 лет, когда достигнет 60-летнего возраста. И это не всё.


Военный пенсионер (нетрудоспособный родитель) за гибель своего ребёнка (военнослужащего) не получает второй пенсии по потере кормильца, а гражданский пенсионер получает. Разделены даже участники и инвалиды Великой Отечественной войны - гражданские и военные ветераны, вместе ходившие когда-то в атаку. Ныне военный пенсионер получает за это надбавку, а гражданский - вторую пенсию, приблизительно на 3 тысячи рублей больше, чем надбавка военного.


Разница есть и в надбавке за уход за пенсионером, достигшим 80-летнего возраста. И опять счёт не в пользу военного ветерана. На гражданке эта надбавка - 650 рублей, а у военных - 240 рублей. Это минимальный размер пенсии по старости, то есть анахронизм, который в других случаях уже нигде не применяется.


Ответы Минфина на все эти проблемы (а мы задавали вопросы и Кудрину, и Голиковой, и Чистовой) известны; он у них один: у военных пенсионеров и без этого пенсии больше, чем у гражданских. При этом не учитываются ни условия, ни опасности, ни тяготы военной службы, которые должны компенсироваться особой заботой и ответственностью государства. Так и хочется им сказать словами классика: "Поди-ка, послужи..." Тогда, наверное, и разговор пойдёт другой.


Приведённые мною примеры свидетельствуют не только об уязвимости и унижении военных пенсионеров. Речь идёт о прямом нарушении Конституции Российской Федерации, в статье 19 которой говорится о недопустимости дискриминации граждан по принципу социальной принадлежности. Справедливость требует того, чтобы военный пенсионер, ветеран военной службы имел бы как минимум те же права и льготы, что и ветеран труда. И законодательной власти, и правительству ещё предстоит немало поработать, чтобы решить проблему военных ветеранов в комплексе и на национальном уровне, о чём говорил Юрий Николаевич.


В последнее время Президент Российской Федерации, Верховный главнокомандующий Владимир Владимирович Путин уделяет немалое внимание укреплению безопасности нашей страны, реформе Вооружённых Сил, социальной защите военнослужащих и военных ветеранов. Полагаю, было бы целесообразно внести на рассмотрение высшего руководства страны предложения по принятию ещё одной федеральной целевой программы, охватывающей все сферы укрепления обороноспособности и военного строительства, составной частью которой станет комплекс мер по усилению социальной защищённости военнослужащих и ветеранов военной службы. Тут есть над чем подумать и поработать и Комитету Государственной Думы по обороне, и комитетам по безопасности и по делам ветеранов.


Спасибо за внимание.


Председательствующий. Спасибо, Виталий Васильевич.


Продолжаем нашу работу.


Слово предоставляется Трофимову Евгению Никитовичу - заместителю председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике.


Трофимов Е.Н. Спасибо.


Уважаемый Юрий Николаевич! Уважаемые участники "круглого стола"!


Совершенно очевидно, что существующая система социального обеспечения военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей нуждается в значительном улучшении.


Нельзя не сказать, что за последние годы со стороны органов государственного управления данной проблеме внимание стало уделяться значительно больше. Федеральным Собранием, Правительством РФ, органами субъектов РФ проводится определенная работа по ее решению.


9 ноября текущего года Президентом Российской Федерации на совещании руководства Вооруженных Сил страны обозначены ключевые аспекты военного строительства и государственной политики в сфере обороны и безопасности. Президент отметил, что повышение уровня социальной защиты военнослужащих, членов их семей - один из самых ключевых вопросов военного строительства.


Вместе с тем, как показывает практика, в сфере социальной защиты военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, продолжают иметь место серьезные недоработки. В связи с проводимыми реформами значительное количество военнослужащих и членов их семей попало в трудную жизненную ситуацию, оказавшись в разряде малообеспеченных жителей. Положение усугубляется нерешенностью многих социальных проблем в условиях их военной службы, несовершенством существующей системы социальной защиты и неподготовленностью уволенных в запас военнослужащих к условиям гражданской жизни в современных экономических условиях.


Действующая система обеспечения военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и специальных служб денежным содержанием не позволяет в полной мере решать задачу защищенности данной категории граждан без кардинального подхода к ее выполнению. Размеры денежного довольствия военнослужащих значительно ниже, чем средняя заработная плата в целом по Российской Федерации, что является одним из основных факторов их досрочного увольнения.


Сложная ситуация состоит и с так называемыми боевыми деньгами, предназначенными для материального вознаграждения непосредственных участников контртеррористических операций и ставшими объектом жульнических махинаций. Начиная с 2001 года и по настоящее время выплата боевых систематически задерживается. Суммы урезаются, то есть налицо банальное обворовывание солдат и офицеров.


По данным Главной Военной прокуратуры, с 1999 по 2004 год удалось увидеть несколько десятков преступных эпизодов, связанных с мошенничеством, хищениями, в результате которых было украдено 40,6 миллиона рублей боевых денег, возбуждено 29 уголовных дел.


Напомню, что 26 октября в Москве на Горбатом мосту у Дома Правительства состоялся митинг ветеранов военной службы, которые представляли все рода войск. Они потребовали от правительства восстановления утраченных в связи с монетизацией прав и льгот и проведения индексации военных пенсий. С января 2005 года для военнослужащих отменены: бесплатный проезд на всех видах транспорта городского, пригородного и местного сообщения, льготы по налогам на землю и имущество физических лиц, право на бесплатное предоставление в собственность земельного участка для индивидуального жилищного строительства, бесплатный проезд к месту использования основного отпуска и обратно и многое другое.


Из Федерального закона "О ветеранах" изъята статья 23 - "Меры социальной защиты ветеранов военной службы, ветеранов государственной службы", а это означает, что военные пенсионеры в воинских званиях от прапорщика до генерала-лейтенанта включительно, не достигшие возраста 60 лет, лишаются всех мер социальной поддержки, в том числе и компенсационных выплат. Этих выплат лишаются и все военнослужащие, проходящие военную службу по контракту.


Отмена ряда льгот вообще не предусматривает какую-либо финансовую замену, что вызывает непонимание, недовольство среди военнослужащих. Проведенная монетизация не смогла обеспечить не только повышение, но даже сохранение достигнутого ранее уровня социальной защиты военнослужащих. Позиция Минфина России, согласно которой повышение процентной надбавки за сложность, напряженность и специальный режим военной службы позволит полностью компенсировать военнослужащим все отмененные льготы и гарантии, представляется более чем неубедительной. Повышение данной надбавки не покрывает, как показывает практика, даже расходов на проезд к месту службы от места жительства, особенно это отмечается в Москве, Санкт-Петербурге, Ленинградской, Московской областях. Например, для военнослужащих, проходящих службу в Москве и проживающих в городе Руза Московской области, затраты на проезд к месту службы составляет 2.300-2.800 руб. в месяц, а повышение процентной надбавки за сложность - это 800-1.200 рублей.


Размер компенсаций взамен продовольственного пайка не индексировался в течение последних пяти лет и выплачивается военнослужащим в размере 20 рублей в сутки, что явно не компенсирует ежедневные затраты на питание. Совершенно очевидно, что размер данной пенсии должен соответствовать размеру стоимости питания, используемого при расчетах федерального бюджета.


Жилищный вопрос для нашей армии уже давно стал притчей во языцех. Сейчас в жилье нуждается 160 тысяч защитников Отечества. Только в Москве и области в очередь не имеющих собственного угла включено 38 тысяч 582 военнослужащих.


По данным социологических исследований 34,3 процента опрошенных военнослужащих, участников боевых действий и инвалидов военной службы живут в домах без газа и телефона. У 15,5 процентов нет горячей воды. Каждый десятый сегодня обходится без центрального отопления, в жилищах у семи процентов полностью отсутствует водопровод и канализация.


Озабоченность вызывает также и выполнение в нашем государстве программы по социальной психологической реабилитации. После увольнения с военной службы лишь 5,8 процента военных инвалидов получили реабилитационную помощь от органов социальной защиты. 5,2 процента - в военных госпиталях, 4,3 - в санаториях, домах отдыха, пансионатах. И 1,5 процента по месту жительства в центрах социальной психологической реабилитации. Свыше 80 процентов военных инвалидов не получили никакой медико-реабилитационной помощи от государства вообще. Цифры весьма красноречивы, они свидетельствуют о недовольстве людей в погонах существующей государственной заботой, о социальной напряженности в военных коллективах. Очевидно, что всё это в период создания в государстве укомплектованной, в основном профессионалами, армии, не будет способствовать притоку на военную службу добровольцев.


Должен сказать, что эти проблемы неоднократно поднимались и в Государственной Думе, и в Совете Федерации. Рекомендации, принятые по результатам проведения "круглых столов", заседаний Координационного совета по проблеме социальной защиты военнослужащих и членов их семей при председателе Совета Федерации с предложениями конкретных мер, направленных на решение имеющихся проблем, были представлены во все заинтересованные органы государственной власти. Однако желания реализовывать наши предложения на практике до того момента, как о том или ином вопросе начинает говорить президент, мы не увидели.


Мы все прекрасно понимаем, что основной причиной препятствующей скорейшему решению обсуждаемой сегодня проблемы, мешает отсутствие полноценного бюджетного финансирования. Но, к сожалению, не решаются даже те вопросы, где говорить о финансовых затратах государства не приходится. Еще в ноябре прошлого года Совет Федерации внес в Государственную Думу проект федерального закона номер 108088-4 о внесении изменений в статью 16 закона Российской Федерации "Об образовании" и в статью 11 федерального закона о высшем и послевузовском образовании, направленных на социальную поддержку детей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей на военной службе или умерших вследствие увечья или заболевания, полученных ими при исполнении обязанностей военной службы, в части предоставления им преимущественного права поступления в образовательное учреждение профессионального образования. На наш взгляд, это реальная возможность оказания социальной поддержки семьям погибших военнослужащих, не требующая никаких финансовых затрат. Однако уже принятый во втором чтении законопроект фактически заморожен, и я обращаюсь с просьбой к Государственной Думе, с учетом того, что являюсь его разработчиком, ускорить принятие данного законопроекта.


Завершая свое выступление, хочу сказать, что с переходом Вооруженных Сил на контрактный принцип проблемы социальной защиты военнослужащих и социальной адаптации граждан, уволенных с военной службы, приобретают все большую масштабность и актуальность. Каждый военнослужащий должен быть на все 100 процентов уверен, что все его социальные гарантии государства не только навсегда и надежно закреплены федеральным законом, но и будут выполнены в обязательном порядке, независимо от воли чиновника любого ранга. Решение этих проблем объективно требует усиления государственного влияния в военно-социальной сфере.


В связи с упразднением Правительственной комиссии по социальным вопросам военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, членов их семей, полагаю необходимым поручить Правительству Российской Федерации рассмотреть вопрос о создании межведомственного координационного совета с целью оперативного и конструктивного решения проблем в военно-социальной области и выработки предложений как для правительства Российской Федерации, так и для Федерального Собрания Российской Федерации.


Спасибо.


Председательствующий. Спасибо, Евгений Никитич.


Уважаемые коллеги, я думаю, что можно подавать в письменном виде ваши предложения, это тем, кто не будет выступать. Потому что все они будут обобщены. И будет отработан единый документ, над которым мы в дальнейшем будем работать.


А сейчас я слово хочу предоставить Гудкову Геннадию Владимировичу, члену Комитета Государственной Думы по безопасности.


Гудков Г.В. Спасибо большое. Уважаемый председательствующий, уважаемые участники "круглого стола"!


Я хотел бы просто прокомментировать ряд вопросов, которые уже затрагивались в выступлениях моих коллег. Во-первых, хотел бы обратить внимание на ту абсолютно очевидную несправедливость, которой сегодня подвергнуты военные ветераны, пенсионеры военные в отношении ответственных в государстве структур власти за компенсации. На самом деле я помню июль прошлого года, если мне память не изменяет, когда мы принимали 122-й закон, я входил в рабочую группу и наблюдал картину, когда представители правительства, извините за выражение, буквально грудью ложились на амбразуру, чтобы не пропустить военных пенсионеров и ряд других льготников на ответственность федерального уровня. Причем дело доходило до того, что уже достигнутые, хрупкие договоренности, он подвергались, как бы так сказать, атаке. И представители правительства заявляли, что мы ни о чем договариваться не будем, если вы будете настаивать на этом вопросе.


Теперь сегодня стало совершенно очевидно, почему это делается. И все эти обещания выровнять и решить вопрос, создать некие фонды, которые будут помогать регионам выполнять свои обязательства, кончились пшиком, несмотря на блестящее состояние финансовых дел в государстве. Я вот только что побывал в одном из близлежащих к Москве регионе, там вообще отменили льготы для всех ветеранов труда, и соответственно для всех военных пенсионеров, которые даже сумели быть приравнены к этой категории, вы знаете, в соответствии с законом, до 1 января 2005 года.


Поэтому совершенно очевидно, что сегодня главной задачей формулирования вопроса является возврат военных пенсионеров на уровень Федерации. Потому что военнослужащие у нас служат государству, народу, Родине, а не отдельно какому-то региону, краю, пусть даже самому уважаемому. Удивительно то, что мы сделали такую попытку, и был внесен законопроект, тут шесть подписей. Я думаю, что их могло быть гораздо больше, включая подпись вашего покорного слуги, где мы предложили исправить эту ошибку и вернуть военных пенсионеров на федеральный уровень. Несмотря на отсутствие логики и какой-либо аргументации в споре, почему военные пенсионеры должны получать льготы в своих регионах, правительство тем не менее за подписью уважаемого Александра Дмитриевича Жукова, пишут типа того, что денег, ребята, нет, все у нас предусмотрено, закон мы не поддерживаем. И, естественно, железобетонные позиции правительства не позволяют принять уже подготовленный закон, который возвращает значительную часть, не значительную часть, а три льготы на федеральный уровень.


Первая, это денежные выплаты. Это 600 рублей с учетом соцпакета. Расходы федерального бюджета по льготам по жилью. И самое удивительное, что стоит этот закон 2 миллиарда 408 миллионов рублей. В то время, как в России на сегодняшний день, по моим скромным подсчетам, будет к концу 2006 года более 320 миллиардов долларов различных заначек. Я думаю, что это реальная цифра будет еще гораздо больше. И вот для того, чтобы решить вопрос, стране всего нужно 2 миллиарда 408 миллионов. Всего. Это уж не такая страшная цифра, которая, как уверяет нас господин Кудрин и другие гении от финансов, которые цифру разводят инфляцией. Никакой инфляции не будет при такой цифре. Мы просто не заметим. Слону дробина.


Безусловно, на сегодняшний день, одно из ключевых значений имеет вопрос расчета пайковых. Вы знаете, что у нас 20 рублей - железобетонная позиция нашего уважаемого правительства. Эта позиция не меняется. Причем на встрече с нашими уважаемыми министрами и вице-премьерами эта позиция в очередной раз была озвучена. Мы думаем так. Примерно такая аргументация. Мы считаем, что так, 20 рублей хватит. Мы прекрасно понимаем суть проблемы, суть борьбы. С одной стороны, вроде бы там каким-то обходным маневром делается другое денежное содержание на паек, вроде бы для тех, кто служит. А те, кто получает эти средства в перерасчете, в том числе военные пенсионеры, они получают часть этого пайка в виде прибавки к пенсии. Естественно, правительство категорически против, потому что это сразу скажется на пенсии военнослужащих. Аргументации опять у правительства нет. Даже вот эта жалкая надбавка, она годами не подвергается сомнению. Она годами не получается никаких даже инфляционных, скажем, коэффициентов. И вот сегодня привело к тому, что этот расчет пайковой, он сегодня вызывает не просто улыбку, а смех сквозь слезы. Потому что караульная собака нам стоит 47 рублей в сутки, а военнослужащие 20, подчеркиваю. То есть в 2,5 раза у нас больше караульная собака поедает продуктов. И 75 рублей - это скудное содержание наших заключенных, то есть почти в 4 раза. То есть военнослужащие у нас сегодня приравнены, видимо, если не к собаке, то к кошке, или, я не знаю, еще к какому-то домашнему зверю.


И вот за эту позицию надо драться. И по этой позиции надо серьезно работать. Потому что, на сегодняшний день, у правительства не может быть аргументации. У любого нормального, здравого человека не может быть аргументации для того, чтобы оставить все как есть.


Я, к сожалению, последнее время был вынужден сделать ряд протокольных запросов, поддержанных моими коллегами подавляющим числом голосов, поскольку даже существующее законодательство, предоставляющее ряд льгот для военнослужащих сегодня либо обставлено какой-то издевательской процедурой, либо просто не выполняется.


Например, я получил огромное количество жалоб на то, что не компенсируется или с дикими задержками идет компенсация налога на имущество, хотя это предусмотрено законодательством.


Я сделал запрос, надеюсь, что сейчас мы получим вразумительный ответ, хотя в последнее время по этой теме мы стали получать формальные отписки, а устно говорится - денег нет. Честно говоря, не очень понятно в стране, которая не знает, как стерилизовать дополнительные доходы. У нас такое очень хорошее слово "стерилизация" денег. Может быть, их стерилизовать в более приличном месте, помогающему государству, обществу, народу?


Также сегодня много жалоб. Я думаю, что последующие выступления подтвердят или опровергнут, хотелось бы, чтобы опровергли, в отношении компенсаций, по-моему, госпожа Куделина подписала приказ о том, что теперь нужно компенсацию получать после отдыха военных пенсионеров, которые едут к месту лечения или к месту отдыха. Кто придумал это? Понятно, кто придумал. Потому что у нас сегодня часть руководства Министерства обороны напоминает бухгалтерию Министерства финансов по менталитету и подходу к делу.


В результате даже эта компенсация, с учетом документов проездных, даже эта компенсация не выплачивается или выплачивается с большими задержками. Наши военные, которые отдали жизнь служению нашему государству, нашей безопасности, стоят в очередях, собирают унизительные подписи у чиновников, ходят по коридорам. Это, так называемое, уважение к ветеранам, проявляемое нашими государственными служащими.


Я уже не буду говорить о том, что развеялись, как утренний туман, обещание правительства компенсировать военнослужащим потерю по транспортным вопросам. Мы посчитали, что, по-моему, там на пять поездок хватает этой надбавки, которую установило правительство, хотя я лично разговаривал и получал заверения, в том числе моих коллег депутатов, что все транспортные проблемы мы закроем. На сегодняшний день ничего не закрыто.


И, конечно, мне хотелось бы сказать о жилье. Это отдельная тема. Я просто могу сказать, что в Англии каждый военный пенсионер получает жилье от государства бесплатно. Я был в этом жилье. Я думаю, что даже средний класс позавидовал бы тому качественному жилью и площадям, которые получают английские военные за то, что прослужили государству определенное время. Причем никакой оплаты нет, там огромное количество льгот.


В субботу я был в Твери. Там с большим торжеством, с военным оркестром, практически с парадом было открыто общежитие для военнослужащих, которое ремонтировалось восемь лет. Там 35 семей плюс холостяки получат, наконец, свой угол.


Когда думаешь об одно и о другом, сравниваешь, становится как-то грустно. Хотя, очень здорово, что открыли общежитие. Я думаю, что такие общежития должны открываться каждый день, чтобы хоть как-то сократить разрыв между теми, кто нуждается и теми, кто уже получил жилье.


Я хочу сразу проинформировать вас, что мы договорились на комитете по безопасности предложить Комитету по обороне совместное заседание. Мы обсудим все эти вопросы, и компенсации, и надбавок, и пайковых и так далее и тому подобное. Я думаю, что это в ближайшие полторы недели состоится. Поэтому приглашаю депутатов и всех заинтересованных к этому разговору.


Я думаю, что нам удастся пригласить соответствующий уровень - членов нашего правительства. Потому что, к сожалению, очень часто мы встречаем их на комиссии, которая определяет бюджеты, приходят люди очень профессиональные, но абсолютно ничего не способные сказать своему министерству, и у них все в порядке, конкретно на 17-м участке третьего водораздела у них все в порядке.


Такие разговоры очень часто идут на различных комитетах, когда мы планируем финансы, в том числе и говорим о льготах.


И последний вопрос. Да, говоря по жилью, я думаю, что можно предложить правительству, мы в принципе проговаривали этот вопрос, предложить тему государственного заказа.


Ведь у нас жилье - сертификат. Мало там, много денег в этом сертификате на квадратный метр. На самом деле что получается, что жилье сегодня даже в Москве, типовое жилье строится по 450 долларов, это себестоимость, включая уже прибыль строительной компании. А почем продается, вы знаете, никаких сертификатов не хватит.


Может быть, нам все-таки перейти от слов к делу? Если государство будет формировать заказ, который будет раздавать военнослужащим, молодым семьям, мы можем по этим же 450 долларов в Москве и по 300 долларов в регионах продавать жилье или через ипотечную систему, через субсидирование процентной ставки по кредиту решать вопрос по жилью. То есть было бы желание, была бы политическая воля, вопрос решить можно.


И последнее. Мы не так давно внесли законопроект, который привязывает расход на оборону. Я так понимаю, что все вы понимаете, что все мы привязаны к окладам, к званиям, военные наши пенсионеры. Мы внесли законопроект за подписью 20-ти депутатов Государственной Думы из различных фракций о том, чтобы привязать военные расходы к 3,5 процентам от ВВП.


На самом деле, несмотря на то, что вроде бы идет рост расходов на оборону, на самом деле в структуре ВВП эти расходы становятся меньше, или они сохраняются на недостаточном для нас уровне. Было падение до позапрошлого года, падение постепенно на 0,1 процента снижалось каждый год. После того, как мы с Безбородовым вынесли поправку и разговор провели на Думе, правительство повысило на 0,2, теперь опять пошло снижение.


Сейчас мы ввели законопроект, который будет автоматически привязывать расходы на оборону к внутреннему валовому продукту. Мы считаем, что это справедливо, причем изложили цифру в 3,5 процента, это нормальная цифра, поскольку если посмотреть наше окружение, Китай и Турция тратит на полтора процента больше. И у них тоже есть экономические проблемы, они не все такие богатые, 80 процентов, 85 китайцев живет в деревне, получает 20-30 долларов в месяц, это у них хорошая, считается, зарплата.


Поэтому я думаю, что мы должны идти этим путем. И прошу моих коллег и всех тех, кто присутствуют, оказать поддержку этой идеи. Я думаю, что она абсолютно справедлива, разумна, реальна, и ее надо приводить в жизнь. Поэтому если мы выступим с вами единым фронтом, то, я думаю, что можно будет этот вопрос сдвинуть с мертвой точки. Спасибо за внимание.


Председательствующий. Спасибо, Геннадий Владимирович. Уважаемые коллеги, прошу соблюдать регламент.


Я предоставляю слово Усачеву Александру Сергеевичу, первому заместителю председателя Свердловского областного совета ветеранов. Подготовиться Виктору Аркадьевичу Тюлькину.


Усачев А.С. Спасибо. Я бы, прежде всего, хотел сказать, что мы сюда приехали издалека, я допустим. И слушать разговоры здесь, когда болтают, нарушают, наверное, надо прекратить. Выступления надо слушать.


Уважаемый председательствующий, уважаемые товарищи, участники "круглого стола". От имени одного миллиона 240 тысяч ветеранов, инвалидов, пенсионеров всех категорий Свердловской области выражаю вам сердечную благодарность и признательность за то, что ветераны нашей области впервые за последние 15 лет представлены на таком высоком и ответственном собрании.


Я имею право со своей избранной должности заявить следующее. Что генералы, офицеры, прапорщики, все ветераны военной службы нашей области осуждают (подчеркиваю) изданные законы и поправки к законам в последнее время этим правительством, с которым мы сегодня живем. Авторитет членов правительства Жукова, Грефа, Кудрина и Зурабова чрезвычайно низок, очень низок. Созданные по их предложениям поправки и законы на наш взгляд не профессиональны, противоречат один другому, и почему-то получается так, что в первую очередь к ним приспосабливаются ловчилы и нечестные люди. А потом уже вспоминаем о том, что ах, ошиблись мы немножко. Вот такую оценку мы даем действующему сегодня закону.


Здесь говорили об изъятии статьи 23-й. Я не хочу повторяться об этом, я хочу сказать, что нас очень сильно возмутило, почему изъято из этого же закона пункты третий, четвертый и пятый статьи 11-й закона о ветеранах, запрещающий создавать в нашей России законы, ухудшающие жизнь людям, гражданам без равноценной замены. Почему? Непонятно. Мы считаем в нашей области, что вот эти все недостатки можно было бы устранить изданием закона о государственной военной службе. Ведь, что получается? Во-первых, признанно, что военная служба является особым видом государственной службы. Во-вторых, мы все по званиям приравнены к гражданским различным. Например, я - полковник, значит, являюсь государственным советником 1-го класса. Почему же я тогда не являюсь и по правам, хуже, чем гражданский, ветеран государственной службы?


Должен также заметить, что обижены наши жены. Не могу об этом не сказать. При условиях нашей службы они не всегда имели возможность трудоустроиться. Раньше этот период зачитывался им в стаж, а теперь нет. Почему? Мы восторгаемся подвигом декабристок, ехавших за своими мужьями в добровольную ссылку в Сибирь. А наши жены без всякой помпы тихо и спокойно ехали за нами туда, куда нас посылала Родина, и помогали нам выполнять государственные задачи. И за это государство наградило их самыми низкими пенсиями.


В тяжелом положении оказались вдовы участников войны. Судите сами, если у нее после соцпакета на все остается 150 рублей, то, скажите, пожалуйста, о какой государственной поддержке можно говорить этой категории граждан России.


Еще в худшем положении находятся жены тех, кто не воевал. Те просто переведены в разряд нищих.


Дорогие товарищи депутаты, хочу к вам обратиться со следующим. Смелее решайте наши вопросы. Я должен сказать, что основным недостатком вашей работы является то, что у вас очень слабая обратная связь с нами на местах. Куда мы ни пишем, кому мы ни пишем, Верховному Главнокомандующему, вот мы 5 сентября отправили 9 писем своим депутатам Свердловской области и вашему шефу Грызлову, и во фракцию КПРФ, ответ получили только от двух. Почему так?


И надо, я считаю, смелее спрашивать с правительства за то, что оно само нарушает законы, изданные по их же предложениям. Непонятно, если я сейчас выйду на улицу, нарушу порядок, закон. Меня привлекут к ответственности. Почему не спрашивается это с правительства? Оно должно нам показывать пример выполнения законов. Этого нет. Вот мы, из Свердловской области, обращаемся к вам ко всем, надо этот порядок ужесточить.


И последнее, что я хочу сказать. Уважаемый Юрий Николаевич, обо всем сказать не удастся. Вот передо мной лежат, как вы сказали, все предложения наши. Позвольте, я их потом, в конце, вам передам для того, чтобы вы имели возможность учесть то, что мы предлагаем.


Спасибо всем за внимание!


Председательствующий. Спасибо большое.


Слово предоставляется заместителю председателя Комитета Государственной Думы по труду и социальной политике Тюлькину Виктору Аркадьевичу. Приготовиться Фролову Владимиру Ивановичу.


Тюлькин В.А. Спасибо. Тюлькин Виктор Аркадьевич, фракция коммунистов.


Уважаемые товарищи офицеры, господа депутаты, приглашенные. Все понимают, о чем здесь идет речь. Поэтому повторять снова детали, смысла нет. Я бы хотел в двух словах остановиться на психологическом факторе рассматриваемого вопроса. Поскольку все понимают, что когда речь идет о людях, чьей специальностью является защита Родины, в том числе психологический фактор, он становится материальным. Иного не дано. Причём не только для ветеранов и пенсионеров, но и для тех, кто сегодня защищает рубежи, стоит на вахте, на дежурстве и прочее, потому как и связь поколений, преемственность, да и просто живой пример перед глазами, он заставляет задуматься.


И в этом плане хотелось бы отметить следующее, что в сложных вопросах люди знают, что есть действительно объективная составляющая. И когда трудно, невозможно, они понимают все. Им надо только прямо об этом сказать.


Но есть и другая картина: они не могут понять, и не примут (и это нормально, потому что они нормальные люди), когда речь идет о лукавстве, об обмане или, как порой у нас сейчас складывается, о прямом издевательстве. А мы сплошь и рядом сталкиваемся именно с этой картиной, потому что на словах говорится одно, и даже в законах где-то что-то пишется, а по факту получается совсем другое.


И в качестве материального фактора здесь встает вопрос и об отношении не только к правительству или к Думе, но и к Верховному главнокомандующему. Ну, как можно ему доверять, если он, верховный, паёк отоварил 20 рублей, и, как говорят, двигай куда-то...


И в то же время они видят: слушай, а государственные-то чиновники, начиная с депутатов, очень даже не слабо обеспечиваются, и деньги есть, и на премии хватает, и накрутки, и пенсии...


При этом, вы знаете, я в начале нашего заседания вообще испытываю чувство глубочайшего удовлетворения, вроде я попал на заседание расширенное оппозиционной фракции. Как все режут, как все правильно говорят, и как все у нас в постановке правильно. Только хотелось бы спросить: слушайте, а где у нас партия, которая тут называет себя партией власти? Кто вообще-то голосовал за этот закон? Что, об этом не предупреждалось? Если поднять стенограммы, они только осовременены: один к одному. И насчет справедливости, и насчет ресурсов, и насчет разделения по субъектам всех людей на категории и так далее, и тому подобное... Поэтому хотелось бы немножко... Те, которые из "Единой России", вы немножко тельняшечку на груди раздерните, хоть скажите, что да, вот тут маху дали, виноваты... Или как дальше жить будем?


По большому счету, я не буду в детали вдаваться, весь вопрос, он действительно... Вот сейчас Александр Сергеевич его поднял, и говорит: у вас слабая обратная связь. Александр Сергеевич, у нас не обратная связь слабая, у нас у некоторых фракций поджилки слабые. Вот о чем речь идет, потому что в постановке правильно, а пришел Кудрин, сказал, и кнопки нажимаются в другую сторону. Получается, что у нас партия власти не от того, что она функции эти выполняет, а от того, что в ответе на вопрос, чья, получается, что рулит не парламент правительством, не задачи ставят народные избранники перед властью, а наоборот. В этом вся суть вопроса.


Поэтому нам грех вообще-то самокритично депутатам говорить, обижаться на Кудрина, на Куделину или на то, что не выполняются решения Конституционного Суда... Вот есть у тебя слабый, но инструмент - кнопка. Вот если бы мы её нажали, когда бюджет принимали, за то, чтобы продовольственный паёк отоваривали тем, на что есть можно, была бы другая картина. Не отоваривали бы, а искали бы тех, кто умеет отоваривать. В этом весь гвоздь вопроса.


Поэтому в данном случае, не развивая и не отнимая у других времени, я говорю по поручению фракции, что фракция коммунистов будет голосовать и за тот законопроект, который предлагается, и за другие пункты, которые здесь звучат, начиная от денежного содержания, продовольственного пайка и кончая не разделением ветеранов военной службы по субъектам.


На ветеранов военной службы по субъектам, чтобы они все были как единый защитник Родины - в любой точке, где служили, где родились, в одинаковых правах. И к этому я призываю и других депутатов фракции, прежде всего, тех, которые называют себя главными правящими.


Все.


Председательствующий. Слово предоставляется Фролову Владимиру Ивановичу - депутату Законодательного собрания Оренбургской области, председателю Комитета по вопросам казачества, законности, правопорядка и прав человека. Приготовится Григорьеву Сергею Михайловичу.


Фролов В.И. Уважаемые депутаты Государственной Думы! Уважаемые присутствующие участники сегодняшнего "круглого стола". Конечно, оно имеет очень серьезное значение. Мы давно ждали такого разговора в Государственной Думе. Я полностью поддерживаю выступление Усачева Александра Сергеевича и заявляю, что на территории Оренбургской области ветераны военной службы, военные пенсионеры, пенсионеры МВД и ФСБ России, члены семей погибших, умерших военнослужащих заявляют открытый протест проводимой антисоциальной политике Правительства РФ в отношении этих категорий граждан.


Последние массовые акции протеста, которые проходили, а я, кроме того, что возглавляю комитет Законодательного собрания области по вопросам военнослужащих, прав человека, возглавляю и оренбургское отделение общероссийской общественной организации "Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки".


Так вот на всех массовых акциях протеста, которые проходили после принятия закона 122 о монетизации льгот, везде заявлялось одно - об ответственности правительства, об ответственности депутатов Государственной Думы за принятие антинародных законов в отношении защитника Отечества.


Что сегодня происходит? Происходит, что на территории конкретно нашего субъекта Федерации мы пытаемся принимать те или иные программы социальные, законы, чтобы как-то смягчить то бремя отмены льгот, которое легло на семьи, в том числе и погибших военнослужащих. Мы боролись, начиная с 1 июля 2002 года, а первое наступление произошло именно тогда, когда при правительстве Михаила Касьянова были внесены изменения в федеральные законы о статусе военнослужащих, в закон о милиции и так далее, и тогда принимались эти решения, несмотря на то, что Президент Российской Федерации Путин 5 мая 2002 года заявил, что льготы военным пенсионерам отменяться не будут. И он же 9 мая подписал указ и ввел тот закон о внесении изменений в федеральный закон о статусе военнослужащих, где отменялись льготы по ЖКХ, по оплате телефонов, связи. Да, мы прекрасно понимали, тогда понимали, а уж сейчас тем более, что отмененные тогда льготы - это как бы стартовая площадка для того, чтобы посмотреть в социальном плане о дальнейшей отмене льгот для других категорий граждан. Тогда, может быть, по нашей какой-то ненастойчивости, массовые акции протеста не были в таком масштабе проведены, как в этом году. И это дало повод и возможность пойти на те меры антиармейские, которые были предприняты в конце прошлого года.


Конечно, принятое по предложению Президента Российской Федерации увеличение надбавки военным пенсионерам с 1 марта 2005 года, эти 240 руб., кроме как снижения авторитета Главнокомандующего у военных пенсионеров, ничего не вызвало. Поэтому некоторые - я знаю, по Ярославской области своих товарищей, других областей, да и нашей Оренбургской области - направляли эти 240 рублей Главнокомандующему назад. Это о многом говорит - о доверии со стороны военных пенсионеров.


Я хочу сказать, что Генеральная прокуратура Российской Федерации и Главный военный прокурор генерал-полковник Савинков не хотят восстанавливать нарушенные пенсионные права граждан, уволенных с военной службы в период с 1 февраля 1993 года по 30 июня 1996 года и за период с 1 января 1995 года по 28 февраля 1998 года.


Если за первый период пенсии военным пенсионерам, пенсионерам МВД и ФСБ России не пересчитывались вообще, хотя за этот период неоднократно увеличивался минимальный размер оплаты труда, то это нарушило статью 25 федерального закона № 166-ФЗ от 15 декабря 2001 года "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" и статью 49 Федерального закона от 12 февраля 1993 года "О пенсионном обеспечении лиц проходивших военную службу и службу в органах внутренних дел".


За второй период надзирающие органы не обязали Министерство обороны произвести перерасчет военных пенсий в связи с увеличением военнослужащим должностных окладов на 25%. До настоящего времени этот вопрос не решен. Есть по некоторым субъектам, я знаю по Калининградской области, военный прокурор Калининградской области внес, согласно статьи 45 ГПК Российской Федерации в интересах неопределенного круга лиц иск к военному комиссару Калининградской области о пересчете пенсий. У меня он есть. Но это делается с торможением. Допустим, на территории Оренбургской области я направил военному прокурору Оренбургского гарнизона копию письма военного прокурора Калининградской области, сделайте точно также. Ничего подобного. Или просто идет замалчивание или всякие отписки.


Я хочу сказать, что Главный военный прокурор Савинков в адрес Комитета по обороне представляет не соответствующие действительности сведения. Вы знаете, что в июле был направлен запрос Комитета по обороне в отношении пайковых денег. Это было еще принято на Государственной Думе 13 мая парламентский запрос. Так вот, в ответе генерал-полковника Савинкова приводятся цифры не соответствующие действительности.


А здесь написано так, что за 2004 год всего лишь. То есть это делается с целью того, чтобы сказать: "Да, это небольшой вопрос, что вы, товарищи." Говориться, что всего десять тысяч исков прошло за 2004 год и всего лишь семь тысяч исков согласились с позицией представителя Министерства обороны, а по остальным искам - 1467 решение принято на сумму 38,6 миллионов рублей.


Я заявляю вам откровенно, документы я приложил в комитет, на территории Оренбургской области исполнено положительно решенных семь с половиной тысяч решений. На сегодняшний день по ветеранам военной службы исполнено положительно 2777 решений на сумму 67 миллионов 368 тысяч рублей. Там справка есть. По правоохранительным органам положительно решено и деньги получили люди 1375 ветеранов МВД России. Около 33 миллионов рублей. То есть всего по области выдано на руки более 100 миллионов рублей.


Да, мы единственный регион в России. Как мы этого добились - это другой вопрос. Но мы добились тем, что подвели военного комиссара Оренбургской области к возбуждению уголовной ответственности. Спасибо за это военному прокурору Приволжско-Уральского федерального округа.


В заключение хочу сказать, что есть и другие законопроекты. Я бы хотел, чтобы депутаты Государственной Думы поддержали их. Это предложение депутатов Головатюка и Григорьева в отношении внесения изменений в 43-ю и 49-ю статью "О пенсионном обеспечении" там, где правительство обязуется законом 2000 года определить стоимость продовольственного пайка. Исполнить это, ведь как получается, сейчас, в 2006 году стоимость продовольственного пайка определена в денежном выражении для военнослужащих ФСБ и внутренних войск 63 рубля 26 копеек, в том числе и денежной компенсации, а пенсионерам и военнослужащим Вооруженных Сил - 20 рублей. Надо спросить: почему так происходит?


Поэтому прошу тоже обратить депутатов Государственной Думы. Мы ждем от вас конкретных решений. Готовы ветераны выходить каждый день, и они каждый день заявляют: "Когда мы выходим". Мы этот вопрос делаем и будем делать по всей Российской Федерации вместе с теми политическими партиями, которые нас поддержат. На территории Оренбургской области Коммунистическая партия Российской Федерации.


Спасибо за внимание.


Председательствующий. Спасибо.

  1   2   3   4   5




Похожие:

Стенограмм а iconСтенограмм а заседания рабочей группы Комитета Государственной Думы по труду и социальной политике Здание Государственной Думы. Зал 830
Председательствует председатель Комитета по труду и социальной политике А. К. Исаев
Стенограмм а iconСтенограмм а парламентских слушаний Комитета Государственной Думы по охране здоровья на тему: "Законодательное регулирование сокращения потребления алкогольной продукции в Российской Федерации" Здание Государственной Думы. Малый зал
Комитета Государственной Думы по охране здоровья на тему: Законодательное регулирование
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов