Они были в тот день на Голгофе icon

Они были в тот день на Голгофе




НазваниеОни были в тот день на Голгофе
страница1/8
Дата конвертации26.08.2012
Размер1.04 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8
1. /они были в тот день на Голгофе.docОни были в тот день на Голгофе




Хардинг Л.

Они были в тот день на Голгофе


Каждый человек хоть однажды в жизни слышал о Христе Иисусе, Да, известно, что Его распяли на кресте Многие знают, что это произошло на Голгофе недалеко от Иерусалима. Но лишь немногие задумываются о том, насколько те события реальны сегодня. Где мое и ваше место в этой величайшей драме человечества?

Для широкого круга читателей.


Вступление


Все человечество собралось у креста. Все люди сделали свой окончательный выбор у его подножия.

История распятия — это микромир, в котором представ­лен последний суд. Люди, собравшиеся вокруг Спасителя, представляют всех нас. Когда мы размышляем об этих лю­дях, о том, что сделало их теми, кем они были, мы должны понимать, что они, как зеркало, отражают и наши мысли, чувства и склонности. Их отношение к происходившему то­гда отражает и нашу реакцию сегодня.

Они собрались у креста, эти люди, которых мы с вами никогда не видели, привлеченные нездоровым интересом к зрелищу страшной казни. Некоторые из них спокойно взира­ли на происходящее. Другие не могли найти себе места, обо­стренно реагируя на агонию умирающего человека. Третьи равнодушно смотрели, как солдаты шаг за шагом выполняли свою ужасную работу: обряд лишения жизни троих людей. Были и такие, которым, похоже, доставляло удовольствие зрелище и крики кровожадной толпы. Они были довольны, потому что жаждали мести — справедливость восторжество­вала: изменник, бандит и убийца получили по заслугам за свои преступления!

Там были и римляне. Их задачей было продемонстри­ровать всесилие кесаря и исполнить его законы. Видя их, никто не смог бы безнаказанно усомниться в могуществе Рима. Пи­лат, прокуратор Иудеи, представлял лично императора Тиберия. Его приговор был окончательным. Суд свершился. За­кон, как он его понимал, восторжествовал.

Здесь был и центурион со своими солдатами. Они пред­вкушали радость от той добычи, которую получат после каз­ни. Они уселись у подножия креста и ждали. И когда осуж­денных распяли на кресте, солдаты принялись делить между собой их старые одежды, с нетерпением ожидая, когда они смогут наконец отправиться со своей добычей к ростовщику.

Мысленно здесь присутствовал и царь Ирод. Его положе­ние было достаточно сложным. С одной стороны, он являлся как бы представителем власти Рима, с другой — был своим для жителей Палестины. Иудеи ненавидели его как эдомитя-нина, но и почитали как благодетеля, поскольку Ирод был одним из тех, кто возродил Иерусалимский храм во всем его великолепии. Жестокие и безнравственные политиканы, чер­ствые и бессердечные правители династии Ирода прослави­лись избиением младенцев в Вифлееме и заключением Иоан­на Крестителя в темницу. Ирод Антипа. должен был испыты­вать поистине садистское удовлетворение оттого, что прерва­лась безгрешная жизнь Человека, обличавшего его пороки.

Здесь же присутствовали и первосвященники и старей­шины иудейские. Каиафа, Анна и высшие члены синедрио­на расположились впереди толпы. Эти люди отстаивали ре­лигиозную исключительность своей нации. Они были про­водниками веры и морали. Никакое сомнение, касающееся Бога и Его Закона, богослужения или ритуала, не должно нарушать их спокойствие, покуда они находились у власти. Никаких вопросов, касающихся их ортодоксальных верова­ний, которые они считали незыблемыми, не допускалось. Назарянин же критиковал их взгляды. Из-за Его деяний популярность синедриона в народе ослабла. Их сила и пре­стиж были под угрозой, и виной тому был Он. И когда они смотрели на Иисуса, пригвожденного к позорному столбу, они втайне торжествовали, поскольку вместе с Ним навсе­гда уходили и неприятности.

Здесь находились и те, кому было суждено принять смерть вместе с Иисусом. Разбойники, получившие заслуженное на­казание за свои дела, сопротивлялись солдатам и испытыва­

ли облегчение, проклиная своих палачей. Они были, несо­мненно, виновны, и лишь немногие в толпе жалели их.

Здесь же стояли и ученики Христа. Некоторые из них, пристыженные и перепуганные, тайком пробрались к месту казни. Иоанн был ближе всех ко кресту. Взволнованный и беспомощный, он стоял рядом. Сердце его тщетно искало мира и прощения в шумной враждебной толпе. Мария Магдалина взирала на распятого Иисуса. Но дары любви и слезы, увы, были уже бесполезны. Несчастная мать Христа с болью в сердце чувствовала, как с каждым мгновением слабеют и улетучи­ваются ее материнские надежды и мечты. Исполнилось пред­сказание Симеона: "И Тебе Самой оружие пройдет душу" {Лк. 2:35).

И здесь были люди, толпы людей повсюду. Лица, лица безымянных, неизвестных людей, которые приходили и ухо­дили. Они шумели и смеялись, столкнувшись с самым вели­чественным событием, которое когда-либо выпадало на долю человечества; в праздничном настроении они легким шагом, бездумно, как дети, проходили мимо подножия креста.

Все люди стояли в тот день вокруг креста. Все люди при­нимали в его тени решение, определяющее их вечную участь, в то время как Сын Божий был предан на распятие. Вы и я тоже были там. Мы с вами и сейчас там. И, глядя на Голгофу сегодня, мы принимаем без вопросов и отговорок ту судьбу, которая однажды станет нашей.


1. Симон — помощник поневоле

Африканский фермер — "он нес крест"

Иисус, с израненной спиной, иссеченной плетью, сто­ял перед правителем Иудеи. Затем Пилат, в мало­душии своем, умыл руки. Пожав плечами, он приказал сол­датам поступать так, как скажут священники; правитель ос­тавил Иисуса на произвол судьбы и отправился завтракать. В окружении солдат и жаждущей крови толпы наш Господь нетвердыми шагами вышел из зала суда и направился по пути, ведущему к Лобному месту, — на распятие.

В начале пути стражники попытались заставить Его Са­мого нести громоздкий деревянный крест. Но Иисус потерял сознание под его тяжестью. Наверное, солдаты плеснули Ему в лицо воды, и когда Он пришел в себя, подняли Его и снова возложили на Него крест. Он опять упал, и они вновь попы­тались привести Его в чувство. Только один человек в толпе не скрывал своего сочувствия. Звали его Симон.

Симон, земледелец, был чужеземцем. Он пришел из Ки-ринеи, что в Северной Африке. Ничего не известно о том, что привело его в Палестину. В Евангелии говорится, что у него было двое сыновей, Александр и Руф (Мк. 15:21). Возможно, Руф был именно тем человеком, которому Павел посылал приветствие в последней главе Послания к Римлянам. Но точно мы этого не знаем. Мы ничего не знаем также о жене Симона (Рим. 16:13), но она могла находиться тогда в Иерусалиме вместе с мужем. Этот чужестранец, Симон-киринеянин, в день

Пасхи оказался в Иерусалиме, придя туда со своего поля, находившегося в окрестностях города. Пройдя через распах­нутые ворота, он увидел великое множество людей, с шумом устремившихся куда-то. Внезапно он столкнулся с жестокой, взбудораженной, опьяненной предстоящей казнью толпой. Он остановился и тут вдруг увидел крест на израненных плечах ослабевшего Человека. Симон ужаснулся, когда Тот потерял сознание под его тяжестью. "Он слышит насмешки и непри­стойные шутки, слышит слова, которые люди повторяют яз­вительно: "Дайте дорогу Царю Иудейскому!" Потрясенный этой сценой, он останавливается. Заметив его сочувствие, иудеи схватили его и взвалили на его плечи крест" (Христос — надежда мира, с. 742). Он только выказал участие, и его тут же заставили нести орудие пытки.

Симон слышал об Иисусе. Когда его сыновья, Александр и Руф, приняли Иисуса как Мессию (там же), он "все еще не решался открыто исповедовать веру в Христа" (Ранние про­изведения, с. 175). Пришел ли он к убеждению, что может сказать о себе как о последователе Христа?

Таким образом Симон-киринеянин неожиданно оказался привлечен на службу Царю. Он помогал Ему. Я иногда думаю, понимал ли он, какая ему выпала честь! Любой человек в Па­лестине слышал утверждение Иоанна о том, что Иисус — это Мессия. Осознавал ли Симон, какой вклад вносит он в служе­ние Спасителя — в Его последний час?

Но надо заметить, что у Симона не было выбора. Его заставили это сделать. Солдаты с усилием взвалили крест ему на плечи. Когда он согнулся под его тяжестью. Тот, Кто должен был вскоре умереть, двинулся, спотыкаясь, рядом. Вокруг Симона бурлила глумливая толпа. Грубые шутки, бранные слова срывались с губ людей, яростные крики, шум сопровождали их повсюду. Медленно ступая с крестом на спине, Симон глубоко задумался. "Принять Христа ему всегда мешала чрезвычайная популярность Иисуса, но теперь события, происшедшие на Голгофе, и слова, сказанные Спасителем, заставили его поверить, что Он был Сыном Божиим" (Библейский комментарий АСД, Елена Г. Уайт, с. 1107).

"То, что Симон понес этот крест на Голгофу, явилось бла­гословением для него, и впоследствии он был благодарен Про­видению. Это дало ему возможность избрать крест Христов добровольно и всегда с радостью нести это бремя" (Христос — надежда мира, с. 742).

Я часто думаю, какие удивительные обстоятельства при­вели Симона в Иерусалим в столь важный момент. Его дом находился в Африке. Но он предпринял тяжелое, малоприятное путешествие в Палестину. Пыльные дороги Ливии, песчаные тропы в долине Нила и пустынное каменистое побережье пре­одолевал он шаг за шагом. Миновав гористую часть Иудеи, он наконец достиг предместий Иерусалима. Где-то поблизости на­шел себе работу. Он много трудился, чтобы поддержать свою семью. И он оставался пришельцем в чужой земле.

И вот однажды, в пятницу вечером, он, усталый, пришел с поля близ Иерусалима. Он встретил Иисуса на Его пути к месту казни. Если бы Симон подошел к этому месту на дороге пятью минутами раньше, он, возможно, прошел бы в ворота незамеченным, и мы бы никогда ничего о нем не узнали. Пя­тью минутами позже — и процессия уже проследовала бы на Голгофу, и палачи приступили бы к своей страшной работе. Но он появился ни пятью минутами раньше, ни пятью минутами позже. Он оказался в надлежащем месте в нужный момент.

После того как прозвучало обвинение, Иисус прошел со­всем короткое расстояние от зала суда Пилата — возможно, только до башни Антония. Может быть, Он упал в обморок, когда двигался по мостовой. Сегодня паломники преклоняют колени, чтобы поцеловать камни, которые могут оказаться теми, по которым шел Христос. Они стали гладкими благода­ря прикосновениям губ несметного числа благочестивых лю­дей, которые склонялись к ним на протяжении последних пятнадцати веков — с тех пор, как Елена, мать императора Константина, ввела обычай — паломничество к святым мес­там.

Симон видел все происходящее. Его сердце переполняла жалость, и невольно слова сочувствия вырвались у него. И вот тут-то он и был замечен солдатами. Может, в первую минуту он подумал: "Почему я не удержал язык за зубами?" Может, кто-нибудь в толпе закричал: "Вот что бывает с теми, кто слиш­ком много болтает!" Но что бы он ни думал, он понес крест на Голгофу и остановился там, где приказали ему солдаты.

Симон видел, как стражники борются с сопротивляю­щимися разбойниками. Он содрогнулся, когда Осужденный, Которому он помог, безропотно лег и протянул руки. Он слы­шал отвратительный удар, когда кувалда палача пригвоздила окровавленную руку. Рыдания матери раздирали его сердце. Он слышал молитву, которой никогда не молился ни один че­ловек: "Отче! прости им, ибо не знают, что делают". Чувст­вовал ли он, что и о нем просит Этот Человек? Озарил ли свет его сознание неожиданной вспышкой? Почувствовал ли он го­речь, осознав, что он совершил, когда принес крест к месту казни? Понял ли теперь Симон, что тоже нуждается в проще­нии? Вспоминал ли он свой прежний скептицизм, когда, услы­шав Благую весть, он отказался ей повиноваться? Вспоминал ли он лица своих сыновей, когда те страстно убеждали его:

"Отец, Этот Человек и есть Мессия!", а он отказывался при­знать это? Мне хочется думать, что просьба Христа распро­странялась и на этого человека. Он был ближе всех ко кресту. Он занимал самое лучшее "место для зрителей". Он слышал сдавленные рыдания, когда крест был установлен в приго­товленной для этого яме. Но Этот Человек не жаловался, не стонал. Он только молился. Симон слышал эти молитвы, и сердце его было сокрушено, и Симон сдался. Всю свою жизнь после этого случая он с радостью нес крест Христа. Он помнил:

чудовищная тяжесть креста давила на него. Этот Человек умер за него. Симон осознал великую и славную правду: он нес крест Того, Кто умрет за него! Тот, Другой будет истекать кровью, пока он не поверит, и Симон наконец-то поверил всем сердцем.

Я мысленно представляю себе, как Симон стоит у кре­ста, один среди враждебной толпы, покоренный любовью Того, Кому он помог. Бог обратил на него Свой свет. Разве не долж­но было быть свидетелей предсмертной агонии Его Сына? Наверное, Симон оставался там, у подножия креста, с каж­дым часом все более и более укрепляясь в вере.

Вы когда-нибудь задумывались, поблагодарил ли Иисус Симона за то, что тот нес Его крест? Считаете ли вы, что Симон ждал благодарности? Я так не думаю! Он сам был бла­годарен за столь высокую привилегию. Благодарен за то, что его заставили нести крест. Возможно, он вспоминал слова Христа, которые шепотом пересказывали ему его сыновья:

"Если кто хочет идти за Мною... возьми крест свой, и следуй за Мною" (Мф. 16:24). Симон и не ждал благодарности, он сам был благодарен! Когда он оглядывался на дорогу, по ко­торой ступал Господь, он исполнялся радости. Все в конце концов сложилось к лучшему. В его жизни наступил решаю­щий момент.

Некоторые из нас и сегодня безрассудно идут на кон­фронтацию с распятым Господом и Его крестом. Мы обнару­живаем, что нас вынуждают нести этот крест вопреки нашей воле! Подобно Симону, мы часто "вынуждены" совершать христианские дела и поступки. Давайте внимательно проана­лизируем наши реакции. Возможно, вы боретесь с тем, что правильно, потому что желаете того, что ввергает вас в пучи­ну греха?

Возможно, вас зовут Симон (или Симонетта) и вы выну­ждены были нести крест. Потом вы услышали молитву и по­няли, что она направлена и на вас. Ничто в жизни не проис­ходит по воле слепого случая. Когда вы оглянетесь на сего­дняшний день с точки зрения дня завтрашнего, вы поймете, что Божье провидение видело далеко "назад и вперед". Ника­кие обстоятельства вашей жизни не скрыты от Его испытую­щего взгляда. Дух Божий говорит с вашим сердцем, влияет на ваш ум и шепчет вашей душе: "Это — твой путь, иди по нему". Иногда это может выглядеть так, будто вы действи­тельно призваны. Порой вам может казаться, будто на вас взвалили крест против вашей воли. Помните о Симоне: прошло совсем немного времени, и он испытал чувство огромной благодарности! Он не ждал выражения признательности, он не просил никакой платы. Наградой ему стала вечность. Он получил временные и вечные преимущества вместе с возло­женным на него крестом. Лобное место больше не было страш­ным для Симона. Оно стало улыбкой Бога, с которой Он скло­нился к его душе. Это ожидает и вас, мои друзья.

Крест, который взвалили на Симона, — это наш крест. Он внес такой важный вклад в план нашего спасения, какого с тех пор не удавалось внести никому. Иисус мог бы сказать:

"Когда бы ни провозглашалась Благая весть, история о Симо­не и о кресте будет поведана вместе с ней". Симон не пропове­довал в день Пятидесятницы. Мы не утверждаем, что он про­шел "до края земли" и основал церковь. В общем-то, мы даже не знаем, чем Симон занимался после Голгофы. Но мы знаем другое: он облегчил ношу Христа. Он ослабил тяжесть стра­даний нашего Господа, пронеся рядом с Ним крест. Он дал нам бесценный пример. Сегодня Иисус говорит нам: "Если кто хочет идти за Мною... возьми крест свой и следуй за Мною". Готовы ли вы к этому?

Я хочу, чтобы вы прямо сейчас заглянули в свое сердце. Видите ли вы в нем — в сиянии Святого Духа, освящающего ваш разум, — что-либо, что может погубить вас, если уже не погубило? Может, некий скрытый грех, который вы еще не поместили у подножия креста, прячется в темноте вашей души? Готовы ли вы прямо сейчас поверить его Иисусу? Ви­дите ли вы некую задачу, которую вы должны выполнить, однако медлите, потому что цена слишком велика? Не откла­дывайте этого на потом. Христос удовлетворит все ваши нуж­ды. Не отвергайте Его помощи. Просите Его в молитве: "Гос­подь Иисус, пред Тобою мои грехи. Пригвозди их ко кресту. Дай мне силы исполнять волю Твою. Я складываю последст­вия их к Твоим ногам, и беру Твой крест, и следую за Тобой".


2. Ирод — полный коварства

Царь-эдомитянин — "эта лиса"

Столкновение Ирода с Иисусом — один из самых

драматичных моментов в истории. Иисус, прекрас­ный Назарянин и представитель Богом избранного народа, вел Свою родословную от Иакова. Ирод, гордый и лукавый, наполовину эдомитянин, принадлежал к роду, который про­изошел от Исава. Он мог принять радость и благословения, которые даровал завет Авраама с Богом. Но, как и его предок Исав, он был нечестивым человеком. И та вражда, которая существовала между Исавом и Иаковом и которая частенько впоследствии возникала между их потомками, получила но­вое развитие в испытаниях нашего Господа. Ирод и Иисус столкнулись друг с другом во дворце царя-эдомитянина. И здесь чувства Ирода к Иисусу проявились со всей ясностью.

События, сделавшие это столкновение еще более драма­тичным, произошли за несколько лет до их встречи. Отец Ирода хотел уничтожить Младенца Иисуса. Его планы были сорваны ангелом Божьим. Власть и царство отца Ирода были разделены между несколькими его сыновьями. Семейство Ирода было порочным и развратным. Убийства и интриги, неверность и нечестивость — вот что определяло их сущность и образ жизни.

Ирод Антипа был тетрархом Галилеи и Переи в то время, когда Иоанн Креститель проповедовал народу. Мы знаем из Еван­гелия, что Ирод, пренебрегая моралью, похитил жену у своего

брата Филиппа. Эта женщина, Иродиада, жестокая, безнравст­венная и злонамеренная — Иезавель Нового Завета, — со време­нем стала поистине неразборчивой в средствах. Ее первый муж не мог удовлетворить ее амбиции и обеспечить ей ту пышность, к которой она стремилась при ее положении. Поэтому она оста­вила его ради его же брата.

Когда мы впервые сталкиваемся с Иродом в Евангелии, мы понимаем, что Ирод Антипа не был совсем уж плохим. Он был чрезвычайно заинтересован проповедью Иоанна Крести­теля. Марк в этой связи делает несколько замечаний: "Сей Ирод, послав, взял Иоанна и заключил его в темницу за Иро-диаду, жену Филиппа, брата своего, потому что женился на ней. Ибо Иоанн говорил Ироду: не должно тебе иметь жену брата твоего. Иродиада же, злобясь на него, желала убить его; но не могла" (Мк. 6:17—19). Обратите внимание на сле­дующие слова: "Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берег его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его" (ст. 20).

Ирод слушался Иоанна и высоко ценил его советы. Мы узнаем, что он "берег его". Ирод стремился сохранить Иоанну жизнь, ибо знал, что Иродиада пытается добиться его смерти. Поэтому самым лучшим и простым способом, по мнению Ирода, было заключить Иоанна под домашний арест и тем самым убе­речь его от гибели. Его личная охрана должна была следить, чтобы до Иоанна не добрались наемные убийцы Иродиады.

Но Иродиада была настолько раздражена тем порицани­ем, которое выразил Иоанн по поводу ее распутства, что ре­шила любым способом уничтожить его. И такая возможность представилась ей во время празднования дня рождения Иро­да. Гостями Ирода были высшие военачальники Галилеи. Это превращало день рождения скорее в политическое меро­приятие, нежели в семейный праздник. Вино лилось рекой. Когда пир разгорелся вовсю, дорогим гостям захотелось еще более потрясающих зрелищ.

И тогда Иродиада послала свою дочь, Саломею, танцевать в залу, где пировал Ирод с приглашенными. Это был из ряда вон выходящий поступок. Юная девушка, только вступающая в пору женственности, танцевала с откровенной чувственностью перед подвыпившей компанией. Все собутыльники уже были пьяны, и, одурманенный алкоголем, Ирод дал опрометчивое обещание. Он заявил, что Саломея получит все, что захочет, вплоть до по­ловины царства, стоит только попросить. Ни один человек в здравом уме не стал бы давать подобных обещаний. Но Ирод был пьян! Саломея быстро покинула зал, чтобы посоветоваться с матерью. "Что мне попросить?" — должно быть, спрашивала она с нетерпением. Черная мысль промелькнула в голове Иро-диады. "Голову Иоанна Крестителя на блюде!" Не струсила ли Саломея? Не испытала ли она колебаний? Мы ничего не знаем об этом. Знаем только, что она вернулась к пиршественному столу и предъявила царю из ряда вон выходящее требование. При ее словах вся компания мгновенно протрезвела.

Внезапно все будто очнулись. Это была необычная прось­ба, и Ирод оглядывал компанию своих друзей в надежде, что кто-нибудь поможет ему выбраться из западни. Если бы кто-то из гостей сказал: "Это просто немыслимо",— Ирод поста­рался бы отвертеться от этого черного дела. Как он хотел из­бавиться от необходимости выполнять свое обещание! Но он был слишком горд, чтобы пойти на попятную. Этот урок мы никогда не должны забывать: одну ошибку нельзя исправить другой. Всегда помните об этом. Порой мы должны решить какой-то вопрос. Тогда мы обращаемся за советом или дейст­вуем по наитию. Бывает, позднее выясняется, что мы совер­шили ошибку. И частенько, стараясь исправить ее, мы совер­шаем еще одну ошибку! Никогда не делайте этого. Лучший способ исправить ошибку — это признать ее. Если вы станете лгать, чтобы разрешить какую-то проблему, эта ложь не бу­дет единственной! Вы поймете, что вам нужно будет лгать все больше и больше, чтобы скрыть свои грехи. И, наконец, вы настолько запутаетесь, что однажды захотите сбежать куда глаза глядят! Лучше уж сказать: "Пожалуйста, простите! Я хочу начать все сначала". Но лучше всего было бы даже не начинать лгать.

Ирод дал необдуманное обещание. Он сознавал, что со­вершил ужасную ошибку. Ему следовало сделать что-нибудь, чтобы исправить ситуацию, пока у него еще была возмож­ность что-то предпринять. Когда он предложил Саломее вы­брать подарок по душе, он думал о простых вещах. Он имел в виду какие-то обычные вещи, но не разрешение на убийство. Приближенные Ирода не хотели кровопролития, ибо все они уважали Иоанна. И все же Ирод позволил гордости взять верх над волей и разумом. Он не был готов поступиться своим са­молюбием и признать: "Я сказал глупость. Я слишком много выпил. Давайте начнем все сначала". Он был слишком трус­лив, чтобы сказать такое. Золотая минута мудрого решения для Ирода пришла и канула в прошлое.

И тогда в камеру к Иоанну Крестителю направили пала­ча. Без разбирательств, без каких бы то ни было объяснений Иоанн был умерщвлен. Его голову принесли на блюде в пиршественную залу. Торжество закончилось. Гости, потря­сенные и протрезвевшие, должно быть, вскоре разошлись по своим комнатам.

Когда Иродиада увидела, что уста, обличавшие ее неза­конный союз, замолчали навеки, она пришла в восторг. Она надеялась, что, покинув своего мужа и отдавшись другому, удовлетворит свои амбиции. Она чувствовала, что Иоанн сто­ит у нее поперек дороги. Поэтому Иродиада избавилась от него и устремилась вперед, к достижений вожделенных це­лей, которых жаждало ее неуемное и ненасытное своеволие.

Ученики Иоанна забрали обезглавленное тело и похоро­нили его. Услышав об этой трагедии, Иисус с болью сказал Своим ученикам: "Давайте передохнем. И давайте подумаем о случившемся". Незадолго до этого Он начал посылать их с Благой вестью по окрестным местам. И они ходили всюду, проповедуя, исцеляя, изгоняя бесов.

И когда позднее Ирод услышал о Христе, он подумал, что это Иоанн Креститель воскрес из мертвых. Он не на шутку встре­вожился. С тех пор мир и счастье покинули невезучего царя. Даже наедине с самим собой слышал он обвинения, которые произносил Христос. Несколькими неделями позже "пришли некоторые из фарисеев и говорили Ему: выйди и удались отсю­да, ибо Ирод хочет убить Тебя. И сказал им: пойдите, скажите этой лисице: се, изгоняю бесов и совершаю исцеления сегодня и завтра, и в третий
  1   2   3   4   5   6   7   8

Добавить документ в свой блог или на сайт



Похожие:

Они были в тот день на Голгофе iconЛекция №12 (№47). Гражданская война 1918-1920 годов. Где ее "пророки"
У революции “пророки” были и были историософы, тот же Максимилиан Волошин; у гражданской войны не было пророков. И фактически, хотя...

Они были в тот день на Голгофе iconСедьмая (new!)
На следующий день, Наталия и Глюкоза отправились на передачу "Пусть Говорят" где они должны были представить зрителям новую композицию....

Они были в тот день на Голгофе icon*за год до событий, описанных в рассказе "Сей"*
Токио мирно дремал в объятиях глубокой ночи. Окна Капитолия были потушены, и нигде не горел свет. Усталые Печати спали в своих комнатах....

Они были в тот день на Голгофе iconСтатья из огонька я завела себе мужчину. Впервые в жизни. У всех моих подруг они уже были, а я как-то обходилась. Нет, конечно, знакомые мужчины у меня в разное время были, но все они
Началась новая эра моей жизни. В доме поселился мужчина. Хотя сначала я думала, он не приживется: они же капризные

Они были в тот день на Голгофе iconСтр. 4 №1 октябрь 2004г. День самоуправления
Снг празднуют «День учителя». В этот день в нашей школе впервые прошел день самоуправления. В роли учителей и администрации школы...

Они были в тот день на Голгофе iconДеление Девиз: учиться нелегко, но интересно
«Считай несчастным тот день или тот час, в который ты не усвоил ничего нового и ничего не прибавил к своему образованию»

Они были в тот день на Голгофе iconМ. В. Ломоносов При решении задачи плохой план часто оказывается полезным: он может вести к лучшему плану
«Считай несчастным тот день или тот час, в который ты не усвоил ничего нового и ничего не прибавил к своему образованию»

Они были в тот день на Голгофе iconДень самоуправления
Этот день начался с торжественной линейки, на которой были представлены новые учителя, классные руководители и руководство школы

Они были в тот день на Голгофе iconВ тот самый день

Они были в тот день на Голгофе iconМеждународный день освобождения узников фашистских лагерей
Е, о тех тяготах и лишениях, которые они пережили во время войны. Учащиеся 7А, 7Б, 10 и 11 классов показали литературно-музыкальную...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы