Предме т: пасторское богословие icon

Предме т: пасторское богословие



НазваниеПредме т: пасторское богословие
страница1/20
Дата конвертации26.08.2012
Размер4.2 Mb.
ТипЛекция
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
1. /Пасторское богословие.docПредме т: пасторское богословие

П Р Е Д М Е Т: ПАСТОРСКОЕ БОГОСЛОВИЕ

Л Е К Ц И Я I.

ПРОБДЕМЫ И ЗАДАЧИ ПАСТОРСКОГО СЛУЖЕНИЯ__________________

П Л А_Н_: I» Вступление.

2. Пасторское богословие.

3. Не слишком ли иного благочестия?

4. Заключение.

ПРОБЛЕМЫ И ЗАДАЧИ ПАСТОРСКОГО СЛУЕЕЖЯ

Отличительной чертой христианского братства является взаимная забота друг о друге. Верным признаком христианской сознательности, всегда была готовность поддержать брата в вере. Всем известно, что всякий христианин, уже в силу сво­ей приверженности учению Христа, является Его свидетелем в мире. Тем не менее, Церковь из среды себя выбирает некото­рых людей, на которых возлагает особую обязанность - быть проповедником. Точно также и забота о ближнем, будучи свя­щенным долгом каждого христианина, находит еще и свое пред­метное выражение в пасторском служении, на которое Церковь выдвигает лиц духовно одаренных, имеющих богатый опыт, проницательность и соответствующее призванию положение в Церкви. Не только рукоположенные служители, но и все участвующие в проведении различных церковных мероприятий, будь то совещаний,

съездов, молитвенных служении, т.е. лица, имеющие непос­редственный контакт с людьми, знают как сложно, при мно­жестве поставленных современностью проблем, найти правиль­ный подход к душе страждущего собрата.

Слагаемыми успеха в этом деле являются, однако, не только зрелый опыт христианина и духовная одаренность, при­звание, но и способность самой христианской общины выдви­нуть из среды себя именно того человека, который действи­тельно мог бы стать "врачевателем душ". Поэтому, при из­брании следует избегать известного соблазна полагаться, во-первых, на суждение того или иного "сведущего" брата или сестры, а уж потом, в случае неудачи, на водительство Духа Святого. Работа пастора чрезвычайно важна и любая деталь, не учтенная при избрании, очень дорого обойдется членам. Избрание пастора, пожалуй, единственная область в работе Церкви, где неприемлемо правило "на ошибках учатся". За­частую, необходим выход за рамки укоренившихся узкохристи­анских понятий, своего рода синтез христианского целомуд­рия и житейского опыта, чтобы своими поучениями не навре­дить там, где даже опытные эксперты воздерживаются от со­ветов. И христианин, поставленный перед необходимостью дать совет очень скоро сознает, что порою 'простое умение пони­мать и сопереживать чужую боль бывает нужнее, чем глубокое и пространное теоретическое знание Священного Писания и учения Церкви.
Личная беседа о человеком, попавшим в беду, непременно убеждает как грубо и бездушно выглядит порою ловкое, поверхностное цитирование текстов, в смысл которых

говорящий просто поленился, вдуматься. Знание доктрин церкви так же необходимо христианину, как и сочувственное понимание нужд простого человека.

ПАСТОРСКОЕ БОГОСЛОВИЕ

Затронутые нами положения модно объединить одним наи­менованием - пасторское богословие. Пасторское богословие есть всего лишь применение христианского богословия в пас­торских целях, т.е. ,как мы уже говорили, умение найти пра­вильный, глубоко личный, сочувственный подход к человечес­ким переживаниям. Таким образом, деятельность пастыря во многом отлична от деятельности врача, психиатра, обществен­ного работника или просто человека, одержимого манией да­вать советы. Пастор - это человек,' являющий собой веру в её практическом применении. Если обратиться к помощи медицин­ской терминологии - человек, клинически прилагающий все, что он знает о Боге, о спасении по благодати Христа, о хри­стианском учении и опыте вообще к разрешению специфических моральных и духовных проблем. Пастор в овое^ служении идет дальше простой заботы о психо-физичеоком благополучии че­ловека или восстановлении его в правах (в случае, если ин­дивид, в силу какшмшбо причин, обвинялся в антиобществен­ных действиях). За всем этим он ищет примирения лвдей с Бо­гом, друг с другом, с жизнью, что содействует не только упрочению душевного мира и радости, но и пробуждает в чело­веке такую веру, надежду, любовь, которые помогут ему встретить любые жизненные испытания спокойно и уверенно.

Идеал своей работы, норму, пастор видит не в примитивной заботе, при которой отсутствие напряженности, срыва, стра­ха, озабоченности и прочего уже почитается за успех, но в воспитании положительной, уравновешенной, целостной лич­ности. в которой действительно., „отражался бы образ Христа.

Поэтому, в своей работе пастор должен пользоваться такими методами, которые ни в коей мере не посягали бы на свободу личности верить, решать и действовать. Полноцен­ным может считаться только тот отклик на религиозную исти­ну, какой совершается добровольно, сознательно, прочувство­ванно. Любого рода принуждение, давление, приказ или внуше­ние чем-либо другим, нежели истиной, ясно оказанной и сво­бодно принятой, выходит за рамки полномочий христианина, поставившего своей целью - утешать людей. Как бы широко не использовался в современной медицинской практике метод гип­ноза и подсознательного внушения, он не должен иметь место в христианском служении. Равным образом не следует приспо­сабливать или видоизменять истину, подгоняя ее под запросы опекаемого. Ибо таким образом, в лучшем случае, может быть достигнуто лишь временное успокоение, но никогда постоян­ное,, и тем более, вечное исцеление души. В пасторской ра­боте, как и в проповедническом служении, существует один основной принцип - "открыть истину Божию для сознания каж­дого человека..."

Источники и средства пасторской работы так же во мно­гом отличны от средств, используемых другими наставниками.

С одной стороны, пастор признает слабость и несовершен­ство человеческой природы и принимает ограниченность че­ловека в разуме, видении и силе, как суровую неизбеглость в силу того, что он - творение, а о другой стороны, он твердо верит в возможность искупления и восстановления каждой живой души. Аморальный поступок расценивается им, в некотором смысле, как болезненное отклонение от нормы, как следствие пораженнооти грехом самой личности человека. Но любая такая болезнь может быть исцелена Великим Врачом. Пастор не побоится признать, что большинство моральных проблем, возникающих перед человеком, обусловлены влияни­ем на него семьи, общества иди самой жизни, но при этом не преминет упомянуть о возможности изменить человека посред­ством воздействия на него других моральных ценностей. Он сумеет понять, каким сильным потрясением в душе человека может обернуться грубое, бестактное поведение или действие кого-либо, и какой противоположностью первому может стать другое потрясение, связанное с исцелением истиной Христо­вой, дарованием прощения и рождением веры, вызывающей но­вые нравственные силы в душе человека. Кроме того, пастор совершает свое служение в уверенности, что личность чело­века всегда открыта для активного воздействия на нее сил добра и зла, так что успех в его работе полностью зависит -от силы Божией, действующей на душу страядущего, и молитвы. Он не будет тщетно призывать своего подопечного "взять се­бя в руки" - подобные призывы вряд ли помогут человеку, уже разочаровавшемуся в жизни, но будет стремиться примирить его с Тем, Кто силою Своею создал человека и благодатию

Своею искупил его, и Кто бесконечно любит каздое создан­ное Им. существо.

Таким образом, пастор в своей работе полагается на нечто большее, чем личный опыт и доброжелательность. Он дол­жен хорошо знать Евангелие, учиться на примере различных ду­ховных опытов, описанных в Новом Завете. Он должен понять, как нашли Христа те, чье происхождение, образование, харак­тер, нужды и потребности во многом отличались от его. Он должен научиться видеть Христа таким, каким Его видят дру­гие, и каким его собственный христианский опыт и склад ума не позволяют Его увидеть. Он должен верить, что истина, искренне высказанная, способна сама проложить себе путь и достичь заданной цели (т.е. реализовать свое собственное содержание, свой собственный смысл).

Пастор должен быть уверен в силе открыто высказанной истины, которая сама проложит себе дорогу и совершит свое дело, он должен знать, что разрешение проблем, волнующих его подопечных, равно как и ответ на его собственную молит­ву, может не прийти ожидаемым образом, а произойти в удиви­тельном явлении милости и провидения Божия.

Если задаться целью просто перечислить духовные силы, действующие через пастора и в нем самом, то они следующие:

целительная сила прощения; животворящая, деятельная сила благодарности, возникающая в кающейся душе вслед за осоз­нанием того, что Христос любит её и отдал Себя за нее; сила Духа Святого; сочувствие и взаимопонимание собратьев; не­передаваемое словами вдохновение страниц Евангелия; пленяющие

душу красота и обаяние самой личности Христа; глубокое потрясение, связанное с осознанием того, что Некто любит тебя и доверяет тебе, незаслужившему ни того, ни другого;

теплое, радушное принятие в христианскую семью и вовлече­ние в работу Церкви; благотворная сила традиции, обычая и обряда, - одно простое перечисление всего этого показыва­ет на каком высоком уровне пастору приходится общаться с людьми, и какими огромными возможностями он располагает.

НЕ СЛИШКОМ ЛИ МНОГО БЛАГОЧЕСТИЯ?

Однако, в таком подчеркивании религиозного подхода в заботе о людях есть и свои опасности:

I. Можно свести всю работу с людьми к постоянному произнесению проповедей, вплоть до того, что даже всякий приходящий за советом будет непременно становиться их не­вольным слушателем. Происходит это иногда от того, что некто, будучи одаренным проповедником, имеет слишком мало терпения для ведения пасторской работы. Волнующие публ.гч-ные выступления за кафедрой, возможность самовыражения п красноречивом раскрытии сокровенных истин приносят удовлет­ворение и известность, вознаграждают за приложенные усилия. Уединенное же служение пастора ( с его частыми встречами, не приносящими известности, с доверительными беседами) не­редко разочаровывает, иногда даже раздражает и всегда ос­тается незамеченным. Мир, да и Церковь, в большинстве сво­ем, обычно судит о руководителе по его публичным выступле­ниям, однако, люди не являющиеся сторонними наблюдателями,

но живущие с этим руководителем в тесном кругу данной об­щины больше судят о нем по работе, ведущейся им с отдель­ными членами, т.е. по его частному служению.

Человек, решивший, что его призвание - пасторское слу­жение, и по сей причине ни мало не заботящийся о своих ора­торских способностях, скоро убедится, что ему некого посе­щать и некому советовать. Точно так и в противном случае:

человек, убедивший себя, что проповедь - главное в его слу­жении, что народу нужна или его голова или его ноги, но не то и другое сразу, вскоре поймет (или его лщи напомнят ему об этом), что проповеди его неуместны, абстрактны, не имеют отношения к реальным жизненным проблемам, лишены тепла и убедительности. Евангельскому работнику легко вообразить, что он может хорошо выступать перед аудиториями, но трудно ему ворочать языком, оказавшись перед единственным слушате­лем. Многие думают, что привязанность к кафедре сама по се­бе исчезнет, стоит только с нее сойти и начать индивидуаль­ный разговор с посетителем. Будем помнить, что Христос лю-бил частные беседы в уединенных местах с людьми, удрученны­ми нуждою, скорбями, болезнями.

2. Следующей опасностью, характерной для сугубо .рели­гиозного подхода в пасторском служении, есть искушение очи-

' . <•

тать, что единственным и универсальным ответом на все пробле­мы неверующих является обращение, а верующих - более интен­сивная молитва. _ .

7'.' Такое мнение иногда верно, а иногда просто глупо. Верно,

когда дело касается налаживания отношений с Богом и Его волей, доверия себя и своих проблем заботе и попечению Христа. Глупо, когда мы воображаем, что изменения, про­исшедшие в сердце человека, автоматически упраздняют вся­кую возможность разногласия, неверия, беспокойства, плохо­го здоровья, бедности, безработицы, вредных привычек и про­чих зол, сопутствующих человеку в жизни. Пасторская помощь обычно в том и заключается, чтобы показать человеку, как обращение или молитва могли бы изменить его теперешнее по­ложение. Очень часто пастор, выслушав краткую историю ка­кого-нибудь несчастья, не знает в данный момент, как при­менить к нему христианское учение так, чтобы оно послужило во благо пострадавшему. В таких случаях и не следует пре­тендовать на знание ответа. Лучше уйти, оставив вопрос от­крытым, чтобы как следует обдумать проблему в свете хри­стианской веры и этики, и прийти позднее о готовым, прак­тическим советом. Задача пастора, как мы уже говорили, заключается в применении Евангелия к персональным нуждам. Здесь возможна еще одна ошибка - предубеждение, что в лю­бом споре, супружеском конфликте или семейной ссоре, хри­стианин всегда будет прав, а не-христианин - неправ. Разу­меется, всякий верующий муж или верующая жена только этого от вас и ждут. В действительности же, даже те немногие све­дения, которые вы имеете о своих единоверцах, об их склон­ностях косуждению, раздражительности, гневу, поневоле сде­лают вас объективными, и в своей пасторской практике вы иногда будете становиться на сторону неверующего. Одним

словом, если такой пастор будет довольствоваться только религиозной основой, религиозной целью и религиозным ме­тодом в своей деятельности, то он скоро должен будет убе­диться в том, что нет такой моментальной религии, которая могла бы стать панацеей от всех болезней.

3. Следующая опасность неизбежно возникает в тех слу­чаях, когда мы позволяем религиозному характеру нашей за­боты о людях стать непреодолимым барьером и, хуже, пугалом для нуждающихся в помощи. Профессиональная религиозность является серьезной помехой в общении с людьми. Только тот, кто естественно, непринужденно, без излишних церемоний об­щается с людьми, легко доступен и компетентен, сможет стать хорошим христианским другом и советником для многих и час­тых посетителей.

У проповедника есть время для подготовки, о его вы­ступлении объявляют заранее. Он обдумывает и взвешивает каздое слово, обходит опасные места, предвидит каверзные вопросы. Ему легко путем остроумной игры слов выпутаться из трудного положения и в следующий раз народ снова придет слушать его. Пастор не имеет возможности так готовиться к своему служению. Он не знает темы своего разговора, не зна­ет нужд пришедшего к нему человека. Он по первому требова­нию должен мобилизовать все свое внимание, сочувствие, тер­пение, ум, чтобы дать ответ на поставленные ему вопросы. Для пастора главным требованием является не красноречие, а искренность и сердечность.

Прежде всего, пастор должен быть самим собою: чело­веком веры и опыта, располагающим теми знаниями и той муд­ростью, какие дала ему жизнь, той проницательностью и тем языком, какие он получил от природы, с глубокой верой в помощь Духа Святого. Такой пастор будет сидеть рядом со стражцущей душой и, движимый идущим от сердца сострадани­ем, будет стараться помочь этой душе. Когда пасторской деятельности придают различные черты профессионализма, будь то, строго установленные часы приема, использование для бесед специально оборудованного помещения, профессио­нальной одежды; всякого рода канцеляризм, кабинеты с картотеками, анкеты, визитные карточки, псевдо­медицинская терминология, которой,зачастую, пытаются при­украсить самый обычный совет, - все это не только бесполез­но, но и в какой-то степени вредно, ибо создает иллюзию авторитета, которым мы в действительности не обладаем, и это всегда образует пропасть между пастором и нуждающимся в поддержке, которую последний чаще всего не в силах прео­долеть. Это и неопрятность в одежде, и вульгаризм речи, и запанибратские отношения типа "ты", вместо "Вы", или "Паша", вместо "Павел Иванович". Такой воображаемый профессионализм есть ничто иное, как лицемерие, могущее стать непреодолимым барьером для души нуждающейся в утешении и поддержке, ищу­щей серьезного, личного разговора с ответственным христиа­нином, а не фамильярной болтовни с каким-нибудь пустосвятом.

В реальной жизни, люди, застигнутые горем, часто нахо­дят пастора, когда он копается у себя в саду, или стоит

опершись у забора, или прогуливается по парну, или ожида­ет автобус где-нибудь на углу улицы. И во всех случаях, где бы его ни встретили, пастор должен быть внимательным, сочувствующим слушателем, предупредительным в поведении, беспристрастным в своих советах. Часто такие встречи, в которых под влиянием Духа Божия ломается лед молчания, яв­ляются лишь началом диалога с пастором. Пусть в эти нес­колько коротких минут пастор успеет не более, чем условить­ся о времени и месте для более обстоятельной беседы со сво­им новым подопечным, главное, что эти благоприятные минуты не были упущены. При этом необходимо помнить, что контакт с человеком, нуждающемся в помощи, возможен лишь в том слу­чае, когда пастора знают, как человека душевного, готового в любое время и в любом месте выслушать пришедшего к нему и дать совет, согласно тому, что Бог положит ему на сердце.

4. На более глубоком уровне, думая лишь о божественных рессурсах в пасторской заботе, модно упустить из виду те требования, которые предъявляются к самому советнику. Можно заверить человека, что Бог непременно поможет ему разрешить ту или иную проблему в ответ на настойчивую молитву, но если такое заверение сделано только для того, чтобы самому совет­нику избежать личной вовлеченности в нужцы обратившегося к нему за советом и помощью, то посетитель уйдет глубоко убежденным в том, что пастор не понял его, или просто не захотел понять.

Дело в том, что та душевная .теплота (столь необходимая в пасторском служении), через которую Христова благодать .

истина может изливаться в души других лицей, : обретается в большей мере путем глубокого, серьезного самопознания. Пастор должен уметь видеть себя со стороны в момент бесе­ды с людьми, смотреть на свои недостатки открытыми глаза­ми, не отрицая их, не уворачиваясь, не успокаивая себя самообманом.

Сталкиваясь с чужими проблемами, исповедями, различ­ного рода пагубными привычками, неудачами, пастор невольно получает напоминание о своих собственных сокровенных помыс­лах, грехах, искушениях. Профессиональная реакция на это -отрицать свои недостатки даже перед судом собственной со­вести, выставлять себя за некогхх сверхчеловека и прятать истину о себе 'под оболочкой внешнего самодовольства и осуж­дения людей. Правильно же было бы выслушивать людей, думая о себе, как их соучастнике, со всею внутренней правдивостью, признавая, что и ты порою в гневе доходил до безумия; бывал злопамятным, похотливым, своевольным и неискренним. Пастор должен слушать со смирением, кротостью и проницательностью, имея ясное представление о своих слабостях и не менее ясное представление о преизбыточествующей силе Спасителя. . —

Если вы не нашли ответа на несовершенства своего ха­рактера, вы вообще не будете выступать в роли советника для других. Следует воздержаться от совета в том случае, когда полная зависимость от Божественной благодати оказалась вами забытой. йсть "искренним" - значит знать себя и не притво­ряться. Искренность не требует от пастора реагировать на несчастья и печальные исповеди прихожан своими не менее

печальными исповедями. Мало пользы будет и от того, если пастор возьмется утверждать, что падения такого рода вполне естественны и нормальны, и что врач находится ничуть не в лучшем положении, чем его пациент. Нет, предэде всего, он углубится в себя и с терпением и молитвой будет искать сло­ва, которые помогли бы другим избежать его собственных оши­бок.

В заключении мы перечислим в сжатой, тезисной форме основное из того, что пастор должен избегать в своем служе­нии:

Пастор не должен играть роль бога в жизни своих подо­печных, давая указания, резрешая проблемы, подыскивая гото­вые ответы на заранее классифицированные вопросы. Если пас­тор будет злоупотреблять советами, то у ледей может создать-! ел впечатление будто бы пастору известна вся воля Бсжия от­носительно их жизни. В действительности же этого нет. Вы можете только помочь людям самим узнать, волю Божию о них, но вы не можете сказать какова эта воля. Пастор не имеет права использовать такие выражения, как "ты должен" или даже "вам следует"; он не осмелится также сказать "если ты не желаешь, то я не намерен попусту тратить с тобой вре­мя". Все решения должны приниматься ими самими, причем, сво-1 бодно, без давления, перед Богом.

Совет, даваемый пастором, не должен быть просто его личным мнением, уже потому, что сам он находится вне обстоя тельств, в которых находится человек, ищущий совета. Пастор лишь сторонний наблюдатель, оценивающий ситуацию со своих

позиций. Делая выводы,он непременно следует своим катего­риям, традициям, понятиям и т.д. Следовательно, любой предложенный им совет есть всего лишь мнение наблкщателя, или попытка спроектировать себя в жизнь другого и сказать, как бы я поступил, если бы был на его месте. И, конечно, окажись мы в таком же положении, нам тоже понадобился бы посторонний совет. Таким образом, задача пастора иная. Ему необходимо выслушать человека, дать ему возможность выска­заться, а затем, постепенно вывести вое то, что его мучает, будь то вина за содеянное или страх, на суд его же собствен­ной веры и совести, и ждать пока решение проблемы само не созреет в уме ищущего совета. Созрев, оно непременно сорвет­ся с его уст, выстраданное им самим, а не подсказанное ему пастором. Ответив таким образом на свой собственный вопрос, человек часто признает с благодарностью, что он получил об­легчение после того, как высказался, хотя при этом он и уходит, недоумевая, зачем он приходил советоваться, когда решение было таким простым и понятным. Такой исход дела яв­ляется для пастора наивысшим успехом.

Пастор - это не исповедник, и работу его нельзя свести к исповеди. Зачастую, пастор отговаривает посетителей от от­крытой исповеди. Во-первых, потому что открытая исповедь впоследствии может породить ситуацию, не входящую в его ком­петенцию; во-вторых, открыв пастору свою тайну, исповедую­щийся может смутиться и нормальные взаимоотношения окажутся прерванными; в-третьих, высказав вое о себе, человек, по свое­му характеру молчаливый и сдержанный, может почувствовать

себя нагим и опустошенным. Поэтому, более приемлемым, чем открытая исповедь, для пастора.будет - преклонить колени вместе с исповедующимся и пригласить его в тихой молитве поведать свою беду Господу. После, пастор может помолить­ся за исповедующегося вслух и в этой молитве, общей по характеру, просить Бога помочь страждущему в той нужде, которую он только что поведал Ему тайно. Таким образом, тайна человека осталась при нем, и пастор может отпустить его, напутствуя миром и прощением Господним.

И последнее, пожалуй, самое главное предупреждение:

пастор не имеет никакого права использовать неудачи и беды приходящих к нему людей в целях увеличения обращений, при­обретения новых членов, стяжания себе репутации успешного евангельского работника. Использовать чьи-то трагедии души в публичных целях, как приглор в проповеди или частной бе­седе, - по меньшей мере невежественно. В таких случаях, не могут служить оправданием никакие, даже самые высокие рели­гиозные цели. Оказавшись соучастником чьей-либо душевной драмы, пастор должен помнить, что единственной целью и един­ственным оправданием его вмешательства в чужую жизнь может быть его любовь к человеку и искреннее желание помочь. Все приобретенное им в жизни - знания,-опыт, проницательность -должны служить только этой возвышенной цели. Всякий успех, достигнутый пастором, в конечном итоге - не его успех, хо­тя просчеты могут быть его. Каждое переживание души, вве­рившей себя пастору, ее тайны или вновь обретенная надежда, должны быть в высшей степени сокровенными; ни под каким

предлогом не должен пастор использовать свои преимущества в чуждых целях.

Почему мы уделили так много времени исследованию опасностей, сокрытых в высоком призвании христианского пастыря? Да потому, что не только преимущества и ответ­ственность его велики, но велика и вероятность злоупотреб­ления ими. И все же, если работа выполняется добросовестно, с душою, никакое призвание на земле не вознаграждает так щедро и не заслуживает такого глубокого признания в серд­цах людей, как служение пастора.

ПРЕДМЕТ : ПАСТОРСКОЕ БОГОСЛОВИЕ Л Е К II И Я 2. ПАСТОРСКОЕ СЛУЖЕНИЕ

IT Л А II: I. Вступление

2. Принцип ясной цели

3. Принцип личной ответственности

4. Принцип конфиденциальности

5. Принцип совместного служения

6. Принцип самостоятельности

Вне всякого сомнения, протестантский метод работы с людьми имеет большое значение джя успешного пасторского служения, но это еще далеко не все. Необходимо также иметь определенную подготовку, опыт и способность ясно мыслить. Нелегко дать будущему пастору какие-то конкретные предписа­ния: слишком уж разные бывают нужды и жизненные обстоятельс­тва у людей, попавших в беду; да и сами наставники отличают­ся друг от друга по своему мировосприятию, темпераменту и другими индивидуальными особенностями. Так как целью пас­торского служения всегда является содействие осуществлению воли Божьей в жизни каждого индивидуума, то любая попытка со­брать общие советы для общих ситуаций была бы проявлением не­почтения к Богу.

Приобретение необходимого опыта может слишком дорого стоить как наставнику, так и его подопечным. Единственно воз­можный выход из этого положения - перенимать опыт своих кол­лег, следуя их примеру и учась на их ошибках, а также расши­рять свои кругозор и углублять свои познания через вдохново-

ние свыше. В результате приобретения опытов, у смиренных ду­хом возрастают осведомяенность и самосознание.

В основном, чаши рассуждения о пасторской работе и будут состоять из анализа подобных опытов и соотнесения их с теми положениями Евангелия, в которых непосредственно затрагивается проблематика пасторского служения. Следует отметить, что хотя разработать конкретные, подробные правила для пастора невоз­можно, все же некоторые общие принципы, которые будут далее рассмотрены, способны повысить действенность пасторского слу­жения и помочь избежать ошибочных методов и напрасной траты времени и сил.

ПРИНЦИП ЯСНОЙ ЦЕЛИ

Хорошо, если вы будете всегда ставить перед собой ясную цель. Решить точно и определенно, каковы ваши задачи на брач­ной церемонии, на похоронах, у постели больного или в случае незаконорожденного ребенка. Вы будете удивдены тому, как часто пастор оказывается в запутанных и сложных ситуациях, имея очень смутное представление о том "почему?", "зачем?" и "с ка­кой целью?". Недостатка в советниках у вас не будет: все окружающие будут советовать вам, что и как нужно делать, но вы должны сами определить для себя конкретную цель.

Ваши намерения должны быть ясны и понятны,поскольку за­частую, пастор стремится лишь к тому, чтобы избежать каких-либо неприятностей. Он вмешивается в ход событий, посещает лю­дей или высказывает свое мнение только для того, чтобы преду­предить критику, не показаться равнодушным, подстраховать себя. Иногда подобные соображения можно посчитат^^довлетво-

рительными; вообще же жалким является то служение, которое только на то и направлено, чтобы избежать худых последствий. Если вы будете думать только о том, как избежать неприятностей, то вы непременно будете их иметь.

' Очень часто христианский наставник и друг, анализируя свою попытку оказать помощь в трудных обстоятельствах, с сожа­лением для себя отмечает, что он в общем-то не приложил усилий к тому, чтобы осмыслить проблему в целом, выделить главные ее стороны, подумать об иных возможных решениях или четко опре­делиться самому относительно того, какое решение может быть наилучшим и как его достичь. Горя желанием помочь, имея самые благие намерения, молясь и надеясь на благополучный исход дела. он поспешил проявить участие в человеческом горе и оказался вовлеченным. Но даже самое живое участие не сможет помочь че­ловеку, попавшему в беду, если слова и дела пастора не будут направлены на достижение одчой конкретной цели. Конечно, раз­деляя с человеком его смущение и растерянность, вы выражае­те свое искреннее сочувствие и понимание, но это не есть врачевание души. Чтобы помочь на деле. пастор должен, опираясь на свой богатый жизненный опыт и подходя к проблеме объективно, поделиться с подопечным своим пониманием проблемы и дать ему мудрый, конкретный совет. Посему, консультируя, пастор должен хорошо знать, чего он стремится достичь и как это может быть достижимо.

ПРИМ [ИП ЛИ'ШОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Всегда четко представляйте себе лежащую на вас ответс­твенность. Цаши действия как пастора могут иметь далеко иду-

щие последствия. Конечно, люди, обращающиеся к вам за сове­том, в конце концов принимают свое собственное решение,одна­ко, пос^очькуна эти решения оказывают влияние высказанные или невысказанные вами пожелания и советы, а также и то, как вы убеждаете, предостерегаете или ободряете человека, вы разде­ляете с ним ответственность за возможные последствия того или иного решения. Безответственные советы и рекомендации являются преступлением против братских, доверительных взаи­моотношений, изменой пасторскому призванию.

К сожалению, советы иногда даются необдуманно. Так, на­пример, пастор может подсовывать страдающему родителю или супругу те или иные библейские тексты, нисколько не задумы­ваясь над тем, что, повинуясь или не повинуясь его букваль­ному истолкованию этих древних текстов, человек будет пла­тить страданием, одиночеством или муками совести.Представьте себе, что происходит порою с робкой, застенчивой душой, ког-ца какой-нибудь "ревнитель" "в благих целях", учит ее "страху Божью", рисуя жестокие, безжалостные картины страш­ного Суда. Результатом такого рвения, в лучшем случае, ста­новится неправильное, извращенное представление о Боге и религии, иногда всю жизнь не покидающее человека, а в худ­шем случае сумасшествие или самоубийство. Девушка мжет де­сятилетиями страдать из-за неудовлетворенного материнского чувства, парому что чрезмерно ревностный, но неурановещенный христианский наставник, которому она безраздельно доверя­ла еще с подросткового возраста, внушил ей искаженные поня­тия о взаимоотношениях между полами.

Быть наставником - значит взять на себя огромную от­ветственность. И в случае неудачи отказываться принять на себя вину - это не выход из положения. Единственно возможный выход состоит в том, чтобы мягко, но решительно уклониться от высказывания своего мнения по данному вопросу, поскольку он выше вашего понимания, или потому что от 'вас скрывают' часть фактов. Но если уж христианский пастор протянул своему подопечному руку помощи, он не может, подобно Пилату, умыть руки, т.е. снять с себя ответственность за последствия, ка­кими бы неприятными для него ни были. Поэтому в любой ситуа­ции он должен стремиться говорить и действовать обдуманно,с молитвой и с чувством высокой христианской ответственности.

Конечно, степень ответственности зависит от ситуации. Во всем, в чем вам предстоит принять участие, участвуйте, исходя из ваших принципов. Так, если вас просят совершить бракосоче­тание. то это должно быть христианское бракосочетание, соот­ветствующее вашим взглядам. Это дело вашей совести. Все ваши действия, как пастора, должны быть безупречными с точки зре­ния христианской морали. Не осуждайте тех, которые поступают иначе. Не навязывайте им свои взгляды; просто-напросто не берите на себя ответственность за поступки, противоречащие вашим личным принципам.

Но если вас просят вмешаться и помочь разрешить проблемы или разногласия межву людьми, не стоящими на христианских позициях, вы можете просто предложить какое-нибудь компромис­сное или наиболее практическое решение, хотя оно не всег­да будет наилучшим решением с христианской точки зрения. Ко­нечно, если бы эти люди были христианами, вы могли бы предло-

жить им совсем другой выход из положения. Всю полноту от­ветственности вы будете нести только лишь за те советы, дан­ные людям, доверяющим вам, как своему христианскому настав­нику.

Как правило, ответственность бывает многосторонней.Про­блемы нравственности и духовной жизни редко затрагивают како­го-то одного человека. Это касается не только вопросов мате­ринства, воспитания детей и церковной жизни. Когда молодой человек или девушка попадают в беду, инвалид впадает в отчая­ние, пагубная привычка разрушает здоровье человека и приводит к деградации его личности, то это обстоятельство затрагивает и других людей: мужа или жену, родителей или родственников .лю­дей, с которыми он работает на производстве, собратьев по вере и молодежь, которая, как правило, критически оценивает поведение руководителя. Пастор должен помнить, что, помогая одному человеку, он также несет ответственность перед другими людьми, которые с ним связаны. Поэтому он должен так говорить и поступать, чтобы никого ненароком не обидеть.

! Он не должен принимать за чистую монету все сплетни и служи, делать выводы из обвинения, не выслушав защиту, или принимать решение, не выслушав обе конфликтующие стороны.Тот, кто искренно желает получить от вас помощь, поймет это и согласится с тем, что дело должно быть исследовано доскональ­но; если же человек проявляет нетерпение и требует от вас немедленного решения, вы можете быть уверены в том, что он скрывает от вас важные факты.

Подростки, убежавшие из дома, молодые люди, желающие обвенчаться тайно от своих родителей, преступники, скрывающие­ся от суда и следствия, и даже беглые уголовники могут в от­чаянии обратиться к христианскому пастору с просьбой защитить их. И прежде, чем изложить свою просьбу, эти люди могут потре­бовать от пастора полной конфиденциальности перед родителями , супругами и даже милицией. Но христианский наставник не может потакать преступлениям против брошенной семьи, не может спо­собствовать женитьбе сбежавших из дома подростков, когда оче­видно, что последствием этого необдуманного шага будет непроч­ное супружество или долго затихающая обида. Пастор не должен становиться между правонарушителем и законом; отказываться от дачи показаний или укрывать преступников.

В подобной ситуации христианский руководитель должен заявить о то4 что он сохраняет за собой свободу действий и будет поступать по своему усмотрению. Следует также объяснить людям, что они никогда не обратились бы за помощью к пастору , попав в такое затруднительное положение, если бы не считали его заслуживающим всяческого доверия. Это доверие основано на его абсолютной честности и искренней вере, тогда как укрывате­льство преступников, беглецов и пособничество бесчестным людям может, напротив, подорвать в людях доверие к вам.

ПИШШП 1ЮНФИЛЕНЦИАЛЬНОСТИ

Пастор или служитель, исполняющий обязанности пастора, очень скоро почувствует себя хранителем тайн (секретов). Если аго подопечный заметит, что он'не умоет держать язык за зубами,

то он очень быстро потеряет свой пасторский авторитет и до­верие, которым пользовался. Все христианское служение может быть разрушено беспечными разговорами, неосторожным словом и, что еще хуже, умышленным намеком, типа:"я мог бы сказать, но не стану". Всякий христианин, обладающий преимуществом во имя Христово проникать в тайны другой жизни, должен сохра­нять эти тайны в неприкосновенности. Поступая так, вы не то­лько убережете себя от угрызений совести, но и обеспечите успех в работе.

Иногда пастор, никогда не позволивший бы себе умышленно разглашать сведения о своих подопечных, нечаянно, несознате­льно выдает их тайны в дружеской беседе,или даже в проповеди. Наивно полагать, что ' пример, взятый из личной жизни вашего подопечного и соответствующим образом обработанный вами,смо­жет стать хорошей иллюстрацией веры, посвящения, или, наобо­рот, отступничества и падения JK каким бы общим положениям не был сведен конкретный пример, взятый из личной жизни ваших слушателей, он непременно будет узнан ими и расценен как предательство. При этом, ваши друзья, заметив, что вы склон­ны рассуждать вслух о чужих проблемах, тут же смекнут, что вы, при случае, можете вынести на всенародное обозрение и их собственные проблемы. Каким бы осторожным, каким бы за­вуалированным не было предательство, его будет достаточно. чтобы человек, выданный вами, раз и навсегда решил: "Я никог­да не доверю ему и малейшей тайны". Некоторые проповедники удивляются, почему члены общины никогда не советуются с ни­ми, когда попадают в беду, не понимая того, что их подопеч­ные рады были бы обратиться за помощью, да слишком хороши

знают об их неумении хранить тайны.

И все же хранить тайны - весьма трудная задача. Могут возникнуть проблемы, которые затрагивают целую группу хрис­тиан. и должны обсуждаться руководителями общин, одним из которых является пастор. В таком случае, обладая сведениями о личной жизни того или иного человека, он может оказаться в исключительно затруднительном положении. Он может попро­сить разрешения самостоятельно разобраться в этом деле, ни­чего не выдавая из известных ему фактов, или из того, о чем он знает больше, чем остальные; или решить, что разумнее всего будет молчать, участвуя в дискуссии настолько, наско/ лько позволяют общеизвестные факты. Так или иначе, для того, чтобы сохранить тайну и в то же самое время поступить по-христиански верно, требуется большой опыт и честность.

,Некоторые тайны тяжело носить одному, а некоторые даже опасно. Пастор должен хорошо знать себя, свои уязвимые мес­та, свои сильные и слабые стороны. Знание некоторых тайн придает человеку чувство власти, совладать с которыми могут только люди зрелые и дисциплинированные; обладание же дру­гими тайнами возлагает на пастора ответственность за принятие серьезных решений по деликатным вопросам, решений, требующих. как он это может почувствовать, большего опыта, чем тот, ко­торым оч обладает. В таком случае пастор сам нуждается в опытном советнике, и он не нарушит принципа доверия, если ради блага своих подопечных или своего собственного, изложит суть вощюса или даже некоторые, ему одному доверенные, под­робности более мудрому, заслуживающему абсолютного доверия человеку.

Опасными могут быть случаи, когда молодому служителю приходится сталкиваться с деликатными ситуациями, касающими­ся личной жизни противоположного пола. Неженатый пастор,ско­рее всего вежливо откажется заниматься подобными проблемами и посоветует нуждающейся душе обратиться к какой-либо из­вестной ему богобоязненной и умной женщине. Если же прихо­жанка не желает быть "препровожденной" таким образом, то обычно ее нежелание уже может быть расценено, как опасный симптом. Каждый служитель должен знать, в какой мере он мо­жет делиться подобной информацией и проблемами со своей женой, не ставя ее в неловкое положение; чтобы не получилось так, что она не сможет поддерживать с кем-либо естественные, дружеские взаимоотношения из-за известной ей тайны.

Он может придти к заключению, что в некоторых случаях его жене будет особенно трудно иметь непредвзятое суждение о человеке, и поэтому решит не посвящать ее во все подробности. В то же самое время в других вопросах он может решить, что его семейная жизнь будет безопаснее и он сможет вынести бо­лее мудрое решение, если по-возможности посоветуется со сво­ей женой. И конечно же, пастор решительно откажется отчиты­ваться перед посторонними людьми, делится он чем-либо со своей женой или нет, -это его личное дело.

Есть и такие признания, которые пастор должен отказать­ся выслушать. Поскольку пастор в первую очередь несет ответ­ственность перед родителями, он не имеет права обещать детям не выдавать их тайну родителям, даже если они будут просить его об этом. Также, чувствуя ответственность перед мужем,

пастор откажется выслушивать на условиях неразглашения тай­ные признания жены, о которых мужу должно знать. Пастор мо­жет знать нечто такое, о чем он должен будет обязательно осведомить врачей, лечащих его подопечного; некоторые тайные наговоры могут касаться других людей, которые не имеют возможности оправдать себя. В таких случаях может быть не№ обходимым обличение наговорщиков..В каждой подобной ситуа­ции пастор должен научиться решительно отказываться от вы­слушивания таких признаний, которые его совесть не позволит сохранять в тайне.

Пастор должен отказываться выслушивать тайные исповеди в тех случаях, когда ему с самого начала ясно, что он ни­чего не сможет предпринять. Очень часто люди начинают де­литься с проповедником на условии, что он ничего не будет предпринимать со своей стороны и не будет разглашать тайну в стремлении помочь. Таких людей нужно сразу, же останавли­вать, raft как они. возлагая на вас моральную ответствен­ность, лишают возможности действовать. Они не только сами не желают поступить правильно, но даже не желают брать на себя ответственность за то, что ввели вас в курс дела. В последствии такой человек всегда может сказать: "Я говорил об этом служителю", забывая при этом добавить, что он брал с вас слово, что вы не будете ничего предпринимать. Следует предвидеть подобное и не принимать таких исповедей.

^дрый наставник никогда не станет ни подталкивать, ни принуждать человека к исповеди. Обсуждать духовную пробле­му всегда лучше на уровне общих принципов, не ссылаясь на

личность, даже если очевидно, что затронутый вопрос имеет непосредственное отношение к обратившемуся за советом. Луч­ше оставить недосказанным, что общий вывод относится к че­ловеку, пришедшему за советом. Каждый человек имеет свои тайны и они ддя него сокровенны. Расчувствовавшись,поддав -шись внезапному порыву души, человек может открыть вам свои тайны, а потом горько сожалеть о том, что признался вам в позорные и неприятны! для него поступка!. Если это призна­ние было сделано хотя бы отчасти, в результате давления с вашей стороны, то человек буден сильно обижен на вас. В'лю­бом случае общие тайны меняют характер взаимоотношений. Ни рассказавший, ни выслушавший не смогут полностью забыть ска­занного. Крепкая христианская дружба может находиться в прямой зависимости от готовности выслушать и помочь, но лю-бопытствование, желание преодолеть барьер естественной скрытности, предохраняющей сердце от посторонних глаз, раз­рушает взаимоотношения.

принцип совМестного сЛуЖЕНия

Не взирал на нужду в конфиденциальности, служитель не должен забывать и о том, что ответственность за появление пасторской заботы лежит на всем братстве христиан. Апосто­лы, пророки и учителя Церкви немалое место уделяли в своем' служении воспитанию в своих последователях качеств, необхо­димых для служения людям ("Совершению святых, на дело слу­жения" Ефес.4,12). Различные дары и возможности христиан, объединенные единой целью, превращали Церковь в своего рода

здравницу, и посторонний человек, оказавшись в ее среде, тут же чувствовал на себе целительную силу братской любви и взаимопомощи. Если сравнивать христианского служителя с лю­бым другим общественным работником, то его выделяет одно чрезвычайно важное преимущество (которому открыто завидуют некоторые психиатрам)- наличие Церкви. Если действие пастора сравнивают с клиническим приложением богословия к нуждам людей, то Церковь можно сравнить с больничной палатой, с реанимационным центром, со штатом умелого медицинского персо­нала. Церковь - это сплоченная группа заинтересованных лю­дей с разнообразными духовными опытами, но объединенных од­ной верой в любовь Божью к грешнику, в искупительную силу Евангелия и готовых вместе с пастором служить людям.Они бу­дут нуждаться в поддержке и наставлении; о том, что нужно свято хранить чужие тайны; о том, что нельзя мешать целите­льной дружбе верного с заблудшим. Их нужно научить работать о людьми последовательно, целеустремленно, не пытаясь помочь всем сразу, но, делдя объектом пристального внимания, серь­езных молитв и активной поддержки сначала одного нуждающе­гося человека или семью, а затем другого. Но и вознагражде­ние велико- ься Церковь, как один многоликий заботливый пастырь, в окружающем ев обществе станет подлинным центром искупительной благодати и деятельности любви.

Зачастую, обращаясь за помоюью к членам, пастор знако­мит пришедшего к нему с опытным христианином, пережившим по­добную беду - раннюю утрату близкого человека, непокорность детей, муки бездетности, трудности воспитания чужого ребен-

ка, ужас раковой болезни, страде перед одинокой старостью. Принцип доверия в таком случае сохраняется, поскольку это делается с согласия человека. И если организованная пасто­ром такая встреча состоится, то очень часто отчаявшийся на­ходит большое облегчение в беседе с пережившим подобное.Но, сделав это, вы должны уйти в тень. Не довлейте и но любо­пытствуйте. Если вы сделали правильный выбор, то предостави­те решение проблемы Богу и им самим.

Иногда наилучшим решением подопечного бывает вовлече­ние его в общественную жизнь и деятельность церкви. Только не надо афишировать цель такого вовлечения. Нуждающийся должен естественно влиться в единую церковную семью, как и всякий другой член. Он не должен становиться "проблемой дня". С молитвой и усердием можно так организовать заботу церкви о своих подопечных, что подавленный обретет,наконец, возможность самовыражения, одинокий - постоянный контакт с окружающими, замкнутый не будет иметь времени для само­сожаления; тот, кто чувствовал себя лишним, увидит себя нужным и полезным. Церковь, оснащенная таким даром служения, и протягивающая руку помощи окружающим, оказавшимся в беде или не нашедшим себя в жизни, может собрать вокруг себя чрезмерно много "иждивенцев", - но она будет совершать дело 1риста, и ее иждивенцы будут ясно понимать, что они, в свою очередь, сами должны стать помощниками, на которых смогут опереться другие люди, попавшие в беду.

А ведь в этом, собственно, и заключалась цель его помо­щи - воспитать в человеке способность самостоятельно пола­гаться па Бога и принимать решения. Иногда людям, которые и принтом пережили тяжелые испытания, нравится быть предметом особого внимания служителя; таким образом они обретав боль­шую значимость в собственных глазах и пользуются сочувствием и вниманием, которые иначе, могло бы достаться другим. Если результатом таких взаимоотношений пастора с подопечным ста­новится абсолютная зависимость последнего, так, что он ока­зывается полностью неспособным самостоятельно принять реше­ние, проявить инициативу, найти выход из трудной ситуации,не посоветовавшись со своим наставником, то в таком случае , пастор не достиг желанной цели. Более того, возникает новая проблема нездпрочой психологической зависимости, котор.м де­лает человека еще более неприспособленным к. жизни, чем до его обращения в христианство.

И в таком состоянии лишиться этой, кажущейся ему неза­менимой поддержки и сочувствия, может быть катастрофичным.Он может вновь впасть в состожте беспомощности, озлобленный тем, что его отвергли и предали. Вполне возможно, что тогда вам потребуется дополнительная помощь еще кого-либо. Но та­кую опасность необходимо предупреждать самими методами и приемами оказания помощи; при этом, наставник должен в рав­ной степени проявлять сочувствие к человеку и сохранять опре­деленное расстояние во взаимоотношениях.

Как мы и увидим далее, пастор ни при каких обстоятельс­твах не станет мыслить за своего подопечного, выбирать ему

ПРИНЦИП СМОСТОЯТЕЯЬНОСТИ

Может показаться страччнм, что мы говорим о здоровой самостоятельности членов, как об одном из условий успеш­ного пасторского служения.Опыт, однако, показывает, что опасность чрезмерной зависимости существует. Отчаявшиеся . разочарованные, оскорбленные люди, увидев в пастыре под/ держку, вскоре попадают в нездоровую зависимость от него, как от своего духовного наставника. Да и самому наставнику может прийтись по душе такая зависимость, и он будет вся­чески поощрять ее, воспринимая как естественную благодар­ность, заслуженную им перед своими подопечными.

Те, кому вы помогали в беде, чьи бракл вы благослов­ляли, а позднее спасали, чьих детой вы наставляли и чьих родителей хоронили будут помнить о вас с любовной призна­тельностью. - и это хорошо. Но беда в том, что, как редкий проповедник бывает безразличен к похвалам его таланту и особым дарованиям, редкий евангельский работник не собира­ет вокруг себя приверженцев, некогда обращенных им и для которых он стал средоточием всех христианских добродетелей, точно так же и пастор может начать испытывать наслаждение от особой преданности и похвалы некритически настроенных пч отношению к нему людей, которым он в свое время оказал большую помощь. Ему приятно мыслить, что Господь соверша­ет через него "великие дела", и поэтому чрезвычайно оскор­бительно видеть, когда люди,которым он в прошлом помог, проявляют естественную независимость в мышлении и суждении.

род занятий, становиться его совестью или Богом..Цель пас-тира - достичь с:шостсштельчости подопечного во Христе.,. И он преуспеет в этом, если че будет навязчив.

Разумный пастор не должен удивляться тому, что люди, поделившиеся с ним своими самыми сокровенными тайнами, предпочитают че встречаться с ним из субботы в субботу, слушать его проповеди и наставления, постоянно недоумевая о том, было ли то или иное высказывание адресовано не­посредственно им. Для них намного лучше поклоняться Богу в другом месте, оставив позади неприятные воспоминания.Что же касается пастора, то он совершил работу Божью в их жиз-чи и должен предоставить им свободу выбирать.

Следующий принцип встречает различное толкования у христианских служителей. Некоторые утверждают, что им во­обще нечего сказать, и что они не несут никакой ответст­венности за тех, кто не принял христианскую веру и хрис­тианский образ жизни. С таковыми, они говорят, у нас чет никакой общей точки отсчета, никакого обоюдно признаваемо­го авторитета, на который можно было бы сослаться, никакой' общепризнанной цели или нормы жизни, к которой можно било бы сообща стремиться. Такие служители предпочитают прояв­лять пасторскую заботу к. христианам, неверующим же очи могут только проповедовать.

Такая позиция вполне последовательна и оправдана, но она также возлагает определенную ответственность на тех,

кто се занимает - ответственность за отказ помогать. Они ответят, что таковы, к сожалению, последствия отвержения Евангелия, исключающие всякую возможность христианского ре­шения жизненных прпблвм.

Другие же, однако, полностью признавая, что без веры во Христа едва ли можно разрешить большинство насущных жизненных проблем, вместе с тем, считают своим долгом пред­ложить дружбу, проявить сочувствие и оказать поддержку да­же там, где Евангельские средства во всей их полноте от­вергаются. Они утверждают, что проповедь Евангелия как раз и состоит в том. чтобы предлагать неверующим по-хрис­тиански встречать неудачи, скорби, страх, страдания и по­зор. В подтверждение этого они приводят образ Иисуса Хрис­та, раскрытый в Евангелии от Луки, где Христос представлен как живущий для других; сердце которого было открыто для униженных, павших, потерянных и всеми презираемых людей. Здесь опять служитель должен хорошо знать себя: свои сла­бости и предрассудки, свои убеждения, а также то, к чему он испытывает нетерпимость и отвращение.

Это не значит, что христианин должен быть наивным добряком, который поверит любой состряпанной каким- нибудь проходимцем истории. Иногда пастору придется просто отка­зать в помощи, когда он явно видите что ему говорят ложь;

иногда же, он окажет помощь, но открыто выразит овоеоэмне-нио, предпочитая проявить чрезмерное великодушие, вместо чрезмерной подозрительности. Зная об опасностях, он будет держать.'каких, бы усилий ему это ни стоило, свое сердце

открытым ко всем людям, будь то лжецы, лентяи, неисправимые нчгодяи, лицемеры и глупцы. Си не всегда будет выполнять их просьбы, но всегда будет делать им добро.

И всякого рода христианам тоже: христианам, которые ему не нравятся, христианам, о которыми он несогласен,хрис­тианам, кот чм он не доверяет. Действительно, он будет особенно осмотрительным в обращении с таковыми, проявляя безупречную справедливость и преданность к тем, кто по какой-либо причине ему не нравится. Он должен признаться себе в этом, с лихвой восполняя недостаток чувства делом. Пастор должен руководствоваться принципом, а не предубежде­ниями или симпатиями. Поступая так, он, сам того не осозна­вая, будет приобретать друзей и совершать добрые дела, не зная об этом.


Л E К Ц И Я 3 ПАСТОР ВО ВРЕМЯ БОГОСЛУЖЕНИЯ

Вступление.

^. Пасторские типы богослужений.

3. Пасторский подход к планированию

Из всех факторов, которые влияют на формирование ду­ховных опытов, способствуют воспитанию ума и совести, ис­целению больной души, утешению и ободрению иозрастающиго в Боге христианина, одним из наиболее действенных, явля­ется регулярное участие в общих богослужениях. Конечно, это субъективный взгляд на богослужение пркнимаюи1Ий во внимание лишь то, что богослужение концентрируется на человеке), и если им ограничиться, то может создаться ис­каженное представление о назначении богослужения. Более того, не все, исполняющие обязанности пасторя, деистии-тельно призваны совершать общие богослужения. Тем 'не ме-ное, неотъемлемой частью богослужения является созерца­ние Божьей красоты, посещение Его храма, получение Гос­подних благословений, дабы укрепились руки наши в Нем. Поэтому некоторое понимание тленно пасторской ценности богослужения необходимо для того, чтобы пастор­ское служение было полнокровным.

Истинное богослужение может преобразовывать челове­ка, заставить его переосмыслить свою жизнь и стать реша­ющим в его духовной жизни. Иисус Христос не случайно по-

вторял древнюю заповедь "Господу Богу твоему поклонялся", когда говорил об искушениях, о борьбе со злом и о предан­ности делу Божьему. К этой заповеди Он также дал и обето­вание: "Не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих". На богослужении человек находится у подножия небес;' прославляя Бога, размышляя о Нем и молясь Ему, христианин не только провозглашает Еван­гельскую весть, но и переживает
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20




Похожие:

Предме т: пасторское богословие iconДокументы
1. /Ричард Уайт. ПАСТОРСКОЕ БОГОСЛОВИЕ.doc
Предме т: пасторское богословие iconЕпископ Диоклейский Каллист Что такое богословие? На семинар
На семинаре богословских школ, посвященном вопросу богословского образования, уместно задать себе основной и первостепенный вопрос:...
Предме т: пасторское богословие iconДокументы
1. /Богословие Духа.doc
Предме т: пасторское богословие iconДокументы
1. /В. Ляху. Библия, богословие, культура.doc
Предме т: пасторское богословие iconДокументы
1. /Прот. Иоанн Мейендорф ВИЗАНТИЙСКОЕ БОГОСЛОВИЕ.rtf
Предме т: пасторское богословие iconДокументы
1. /Прот. Владимир Переслегин. Богословие черного кожзаменителя.doc
Предме т: пасторское богословие iconДокументы
...
Предме т: пасторское богословие iconВизантийское Богословие xiii-xivв
Начнем с некоторого введения. Мы уже обратили внимание прошлый раз на то, что в поздневизантийскую эпоху выделяется особенно два...
Предме т: пасторское богословие iconБиблиография по православному богословию
Алипий (Кастальский-Бороздин), архим, Исайя (Белов), архим. Догматическое богословие: Курс лекций. Свято Троицкая Сергиева Лавра....
Предме т: пасторское богословие iconОливье Клеман
Париже, — Владимир Лосский и Павел Евдокимов — стали его учителями и друзьями. Общение с другим русским эмигрантом — афонским монахом...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов