Эдвин Галлахер icon

Эдвин Галлахер



НазваниеЭдвин Галлахер
страница1/4
Дата конвертации26.08.2012
Размер0.77 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
1. /How prayer.docЭдвин Галлахер




«ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ»

Эдвин Галлахер

КАК НАУЧИТЬСЯ МОЛИТЬСЯ ?




СОДЕРЖАНИЕ

К читателям

Непостоянство в молитве

Зачем нужно молиться?

Что такое молитва?

Участвует ли Бог в молитве?

Что говорить в молитве?

В какой позе молиться?

Где можно молиться?

К кому мы должны обращаться в молитве?

Как молиться — вслух или про себя?

Время молитвы

Пример молитвы — «Отче наш»

Хвала и просьбы

Продолжительность молитвы

Молитва — это подвиг

Что совершает Святой Дух?

Сосредоточенность во время молитвы

Молитва при опасностях

Сила молитвы

Почему молитвы порой остаются без ответа?

Молитва в собраниях и группах

Что мы можем ожидать?

Приложение. (Ответы на вопросы)

Во имя Иисуса

Аминь

Недостаточная сосредоточенность

Божья воля

Погиб — потому что я не молился о нем

Безнадежный случай?

Непрестанно молиться?

Обетования, извлеченные из контекста

Молиться на ином языке

Молиться об исцелении

У меня нет настроения молиться


К ЧИТАТЕЛЯМ

Вполне возможно, что, когда вы прочтете эту брошюру, все останется у вас по-прежнему. Но может случиться и другое.

Эта книга — нечто вроде вызова вам. Просто прочитать ее мало — надо практически осуществить ее советы. Если вы, прочтя ее, скажете: «Да, действительно хорошо написано, мысли интерес­ные, поучительные», — вы напрасно потеряли время.

Но если вы хотите, чтобы эта книга принесла вам пользу, поз­вольте посоветовать вам: каждый день читайте только одну или две главы и прочитанное попытайтесь сразу же воплощать в дело. Регулярно читая, вы сможете через две — три недели многому на­учиться относительно предмета молитвы. Бог поможет вам, и вы сами определите, сколько читать ежедневно.

Поступая так, вы сами убедитесь, чего можно достигнуть с по­мощью этой книги.


НЕПОСТОЯНСТВО В МОЛИТВЕ.

Однажды, вместе с Жаком, мы отправились в путешествие. В первый же день случилось нечто удивительное. Было около по­ловины одиннадцатого вечера. Мы готовились ко сну и весело говорили о том, о сем. Затем, пожелав друг другу спокойной но­чи, опустились на колени у наших постелей для молитвы.


Я молился как обычно: «Благодарю Тебя, Господи, что Ты хра­нил меня также и сегодня», после чего следовало короткое пере­числение всех тех нужд, исполнения которых я желал бы как мож­но быстрее, несколько вялых пожеланий благословений моим друзьям и родственникам и, наконец, — облегченно — «Аминь».

Я поднялся. Жак еще стоял на коленях. Скользнув под одеяло, я стал ждать, когда он закончит. Прошло пять минут, а Жак все продолжал молиться. Мне становилось даже как-то неудобно. Прошло еще десять минут — Жак оставался по-прежнему на ко­ленях! Я уже подумал было, не уснул ли он?..

Так началась моя дружба с этим человеком, которого я втай­не называл «духовным сверхчеловеком». Каждый день — заметь­те, каждый день — минимум полчаса Жак проводил в молитве. Какой труд! Но, казалось, что это доставляет ему даже радость. А мне требовалось немало сил, чтобы просто сохранять тишину, пока он молился.

Правда, со временем я изменил свои убеждения. Раньше я ду­мал, что только самые отъявленные лицемеры или благочестивые фантазеры могут совершать нечто подобное. Но Жак не был по­хож на таких. В действительности он очень терпелив, прилежен — вполне «нормальный» христианин. Меня беспокоило только то, что молитвы доставляют ему явное удовольствие. И все же ос­тавалось ощущение, что именно такое отношение к молитве де­лало его счастливым христианином. У меня тогда были серьезные сомнения относительно молитвы. Мне она казалась лишь церемо­нией, нужной для того, чтобы вести добрую христианскую жизнь. Хотя молился я неохотно, но делал это каждый вечер, так как думал, что иначе мне не избежать осуждения на Божьем суде.

Постепенно процесс молитвы стал для меня смешным. Я да­же стал завидовать людям, которые жаловались, что их молитвы достигают лишь потолка комнаты. Мои же молитвы, казалось мне, никогда даже не отрывались от пола! Наконец я совсем пе­рестал молиться и при этом почувствовал — странное дело! — облегчение.

Вот что мне пришлось пережить относительно молитвы. Хоте­лось бы спросить: а как у вас дела с этим вопросом? Охотно ли вы молитесь? Является ли молитва радостным переживанием? Ес­ли молитва для вас — это всего лишь обычай или обязанность, которую вам нужно ежедневно выполнять, то дела ваши плохи. Позвольте назвать несколько причин неудачи в молитвенном опыте:

1. До сих пор вы старались только «произносить молитвы» вместо того, чтобы просто беседовать с Иисусом;

2. Для вас молитва — это тяжелое бремя; быть может, мать всегда уговаривала вас: «Не забудь помолиться», примерно таким же тоном, как произносят: «Не забудь почистить свои зубы», или: «Не забудь помыть руки!»;

3. Некоторые молитвы — те, что вам приходилось слышать, — отбили у вас желание молиться; например, такая самоправедная молитва: «Отец, благодарим Тебя, что мы не такие, как язычники, не знающие истины...» Или тягостная молитва, которой и конца не видно: служитель молится уже в течение десяти минут и пос­ле этого еще может сказать: «Господи, в этот утренний час мы хотим быть немногословными перед Тобой...» Или наспех произ­несенная безжизненная молитва: «Будь милостив к нам. Господи; укрепи нас; пребудь с проповедником; благослови больных и страждущих; уверенно веди нас к вечной родине; это просим мы во имя Иисуса, аминь». Если ваши опыты выглядят именно так, то меня нисколько не удивляет, что у вас нет желания молиться.

Вы просто не знаете, как молиться. Эта книга расскажет об этом. С Божьей помощью вы научитесь молиться с удовольстви­ем. И я уверяю вас: когда молитва будет для вас радостью, жизнь станет совсем иной.


ЗАЧЕМ НУЖНО МОЛИТЬСЯ?

Старый капитан рассказывал о своих переживаниях, от которых волосы становятся дыбом. Восьмилетний мальчик внимательно слушал его.

«Корабль ударился о скалу. Мы услышали оглушительный треск, и в трюм хлынула вода».

«И что же вы тогда стали делать?» «Тогда, мой мальчик, нам оставалось только одно — молиться».

«Вы правду говорите, капитан? Неужели положение было таким безнадежным?»

Я вспомнил эту историю из своей коллекции ошибочных суж­дений о молитве, потому что в ней выражено распространенное мнение, будто молитва — это нечто вроде спасительной надежды для умирающих и для пугливых женщин и детей.

Как далеки от истины такие высказывания! Посмотрите на Ав­раама Линкольна, человека, которого никак нельзя отнести к ду­ховно ограниченным личностям. Однажды он сказал: «Я очень ча­сто опускался на колени, потому что был твердо убежден, что мне больше не к кому было обратиться». Авраам Линкольн в молитве на коленях! Каково? Оказаться в таком обществе молящихся — неплохо. Не правда ли? Знаю и других знаменитых мужей молитвы, например, Мартина Лютера, который говорил: «В моей жизни важ­нее всего молитва. Если я не молился только один день, то моя ве­ра начинала быстро охладевать».

Есть еще человек, более великий, чем Лютер и Линкольн, кото­рый очень часто молился — Господь Иисус Христос! Разве не уди­вительно видеть самого Сына Божьего стоящим на коленях во вре­мя молитвы?

Когда совершалось что-либо значительное. Он смиренно опус­кался на колени: после Его к крещения (Лк. 3, 21-22), перед тем, как Он призвал своих учеников (Лк. 6, 12-13), во время его пре­ображения (Лк. 9, 28-31) и в Гефсимании, прежде, чем был пре­дан (Лк. 22, 39-46). Если Сын Божий молился по каждому, даже самому малому, поводу, то разве смогу я благополучно прожить жизнь без молитвы? Вспоминаю, как однажды мы горячо спо­рили по вопросу: «Почему вообще мы должны молиться? Есть ли доказательство того, что энергия мозга, которую мы излуча­ем, стоя на коленях, каким-либо образом достигает Бога? Ведь Он делает, что хочет и без наших молитв. К тому же, разве Биб­лия не говорит, что Бог знает, в чем мы нуждаемся, прежде чем мы помолимся об этом? (Мф. 6, 8). Для чего же тогда молиться?»

Хотя я знаю, что все это наивные вопросы, но, тем не менее, они требуют ответов, и надеюсь, что мы найдем их еще до того, как перевернем последнюю страницу этой книги.

Но сначала отметим, что Сын Божий считал молитву очень важным делом и убедительно призывал к ней: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мф. 26, 41).

Именно здесь заключена тайна. Молитва нужна нам, а не Богу! Она не низводит Бога к нам, а возносит нас к Нему и дол­жна помочь нам уподобиться Ему. Он в любое время готов дать то, в чем мы нуждаемся. Но Господь знает, что для нас полезно, а что — нет. Кроме того, Его радует, если мы с доверием просим о том, что Он охотно желает дать нам.

Мой отец был недоволен, если я что-либо брал, не спросив раз­решения у него. А когда я спрашивал, он выполнял почти каждую мою просьбу. Из этого, вероятно, можно сделать вывод, что бесе­да содействует взаимному уважению и любви. Как бы то ни было, мне хочется привести еще одно высказывание Иисуса: «Если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Мф. 7, 11).

Последние три слова этого обещания чрезвычайно важны: «...просящим у Него» «Богу угодно дать нам в ответ на молитву ве­ры то, что Он не дал бы нам, если б мы Его не просили об этом» (Е. Г. Уайт, «Великая борьба», с. 460).

А вот такие разговоры можно услышать не так уж редко: «Я се­годня затратил целых четыре часа, чтобы выполнить работу. Если бы у меня была электродрель, то справился бы с ней в два раза быстрее».

«Электродрель? У меня же есть! Я мог бы тебе ее дать!»

«Ну, вот! Чего же ты не сказал об этом раньше?»

«Прости, но я не знал, что она тебе нужна. Ведь ты же о ней не спрашивал».

Простите, читатель, за сравнение, но очень плохо, если нечто подобное происходит между Богом и нами! Ведь мы знаем, что у Него есть все, в чем мы нуждаемся, и верим, что Он готов дать нам все необходимое. Так давайте же будем постоянно общаться с Ним! Давайте будем использовать связи с Богом!

«Не имеете, потому что не просите», — говорит Иаков (Иак. 4, 2.). А Иисус советует: «Просите и получите, чтобы радость ваша бы­ла совершенна» (Ин. 16, 24).


ЧТО ТАКОЕ МОЛИТВА?

Молитва — это, отнюдь, не сигналы удаленному от нас невесть где и куда Богу и не волшебное кольцо, которое нужно повернуть, когда требуется срочная помощь.

Молитва более важная и действенная сила. Она — разговор с Богом. Обратите внимание: не к Богу, но с Богом. Молитва не вы­сказывание, не доклад, не бессмысленная болтовня, а осмыслен­ный откровенный разговор с Господом как с любимым и уважае­мым другом.

Прочитайте, пожалуйста, предыдущее предложение еще раз внимательно, не торопясь. Оно содержит наше определение молит­вы. Я хотел бы, чтобы вместо слова «молиться» мы говорили бы «разговаривать с Богом». Ведь немало людей, которые со словом «молиться» связывают такие понятия, как скука, притворство, бла­гочестивый монолог или же веками установившийся обычай. Давай­те раз и навсегда откажемся от этих неверных представлений. За­будьте свои неудачные опыты. Считайте молитву тем, чем она яв­ляется в действительности: разговором с Богом как с другом, ко­торого любишь, уважаешь и которому доверяешь. Если хотите мо­литься, то есть говорить с Богом как с другом, то сначала надо убе­диться, что Он действительно ваш друг. Наши беседы с кем бы то ни было полностью зависят от того, как мы к ним относимся. Не­сомненно, с дружелюбным соседом, который при случае одолжил электродрель, вы будете разговаривать не так, как с хулиганом, ко­торого застали в момент, когда он выпускал воздух из шин вашего велосипеда. Так и наша молитва зависит от того, как мы относимся к Богу. Если вы видите в Нем диктатора, который требует от людей такой нравственной высоты, которую они не в состоянии достиг­нуть, и наказывает их за это, то это отношение отразится также в вашей молитве. Тогда вы будете так же ненавидеть ее, как ненави­дите и самого Бога.

Если же Господь Для вас добродушный старичок, который жи­вет на небе, то и это непременно скажется на ваших молитвах. Может быть, вы по-прежнему будете казаться себе очень благо­честивым, но все-таки с каждой молитвой станете падать все ни­же и становиться более безбожным.

Если же вы узнаете, что Бог любит вас всем сердцем, если вы заметите, что Он знает ваши слабости и понимает проблемы, если вы поймете, что Его заповедь быть святым одновременно является и обещанием освятить вас, другими словами, если вы уви­дите, что Бог такой же как Иисус, тогда ваши молитвы, славосло­вия и прошения станут дыханием вашей души. Тогда вы сможете сказать: «Сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому» (Пс. 83, 3).

Если вы знаете искренних христиан, благодарите за это Бога и цените их пример. Но ваше представление о Боге никогда не строй­те, глядя на людей: ни на родителей, ни на проповедника, ни на лучшего друга, независимо от того, как бы ни были они богобояз­ненны. Никакой человек не может отобразить сущность Бога. Един­ственным надежным источником нашего верного представления о Боге является Его Сын — Иисус Христос. Если вы хотите видеть Бога таким, каков Он есть в действительности, вы должны внима­тельно изучить жизнь Иисуса. Тогда вы узнаете, что совершенство Христа не прощает грехи, и что Бог понимает ваши проблемы и может помочь. Разве можно не открыть своего сердца такому Богу?

В школе-интернате, которую я посещал, было примерно шесть­сот школьников. Одного из них я не мог переносить. Разумеется, эта антипатия основывалась на взаимности. Настало лето, и я уже не думал об этом школьнике- Каникулы уже наполовину прошли, когда мы снова встретились с ним. Он внезапно появился в нашем рабочем отряде. Я ворчал про себя: «За 24 часа один из нас дво­их должен уйти отсюда». Подобное, наверное, думал и он. А че­рез три недели мы стали настоящими друзьями. Что же произош­ло? Просто, ежедневно общаясь, мы постепенно хорошо узнали друг друга. При этом выяснилось, что мы имели совершенно невер­ное представление друг о друге. А теперь у нас — настоящая дру­жба. Такое бывает и по отношению к Богу. Чем больше мы знаем о Нем, тем больше меняется наше представление о Нем. А это, в свою очередь, содействует доверию, которое возрастает с каждым днем и является основанием дружбы с Ним.

Как можно этого добиться? Только через беседы, обмен мыс­лями. Пытались ли вы установить дружеские отношения с кем-ни­будь, не разговаривая с ним? Без общения не могут появиться ни­какие связи- Если вы хотите полюбить Иисуса, то говорите с Ним, и Он будет говорить с вами. В этом как раз и заключается сущность молитвы.

Начинайте молиться сегодня же, не откладывайте. Откройте свое сердце Богу — ведь это же так просто. Здесь нет ничего та­инственного или глубокомысленно богословского. Благодарны ли вы за то, что Бог — ваш друг? Скажите это Ему! Говорите: «Гос­поди, я благодарен, что Ты — мой друг». Вот это и есть молитва. Вас мучают грехи? Скажите Ему это. Говорите: «Господи, мои гре­хи тревожат меня». Это и значит молиться.

Если вы хотите, чтобы Он простил вас, то скажите Ему об этом. У вас есть заботы? Вам нужно лучше узнать Бога? Вы нуждаетесь в силе, способной преодолеть ваши скверные привычки, грехи? У вас недостаточно мудрости, чтобы принять правильное решение? Вы хотите, чтобы ваши молитвы стали живыми, искренними? Вы думаете о родственниках или о людях, не знающих Бога? Скажи­те это своему небесному Отцу. Он создал мир. Он сохраняет все. Жизнь всякого существа находится в Его руках. Вы можете обра­титься к Нему в любое время. Круглые сутки вы можете иметь «прямую связь» с Универсумом, где правит ваш великий, верный Друг. Возможности молитвы огромны! Вам надо только пользо­ваться ими. Что не всегда можно делать по отношению к людям, ты можешь делать по отношению к Богу. Вы открываете Его взо­ру самые сокровенные уголки вашего сердца. «Народ! Надейтесь на Него во всякое время, изливайте перед Ним сердце ваше, Бог нам прибежище». (Пс. 61, 9).


УЧАСТВУЕТ ЛИ БОГ В МОЛИТВЕ?

Итак, молитва это не просто обращение к Богу, а беседа с Ним. Между этими двумя формами существует огромная разница.

Если я обращаюсь к кому-либо, то информирую его, прошу, объясняю, напоминаю. Например, говорю слесарю, чтобы он от­ремонтировал подтекающий кран или заменил шланг. А разговор с кем-либо — это дружеская беседа, обмен мыслями, заботами, чувствами и идеями. Так, например, я разговариваю со своей же­ной о наших планах на будущее.

Бог же — мой Отец, я — Его дитя. Он создал меня, и не име­ет значения, ценю я это сейчас или нет. Я могу разговаривать с Богом как с другом, а не как с незнакомым мне советником в жизни. Настоящая молитва — это важный, многозначимый и до­верительный разговор с Богом. Он радуется этому! Молитва не должна быть искусственной или натянутой, а совершенно естест­венной и непринужденной беседой с Богом.

Обращаясь к Богу, человек ориентируется на себя. Господь где-то там, «наверху», и мы изо дня на день шлем Ему наши сиг­налы в надежде, что они дойдут до Него, и Он вознаградит наше благочестие. В таком случае молитва — всего лишь исполнение долга, которое совершается с упорной, бездумной решительно­стью. В итоге это приводит к духовной гибели.

Беседы же с Богом происходят в сознании непосредственного присутствия Небесного Отца. Когда вы собираетесь мыслями для молитвы. Отец, Сын и Святой Дух готовы прийти вам на помощь. Как в притче, отец с любовью обнял своего возвратившегося сы­на, так и Бот заключает вас в свои объятья.

В течение нескольких первых месяцев нашего знакомства мы с женой только обменивались письмами, так как она жила в Америке, а я путешествовал по свету. Некоторые из ее писем не до­ходили до меня; или адрес был указан неверно, или их просто те­ряли. Когда я слишком долго не получал от нее весточек, то начи­нал думать, что, может быть, у нее больше нет ко мне никаких чувств. Но получая, наконец-то, от нее очередное любовное пись­мо, я сразу представлял все иначе.

Ваше отношение к Богу может быть омрачено грехом и непо­виновением. Но Его любвеобильная весть все равно достигнет вас, потому что направлена непосредственно вам. Если вы уделите ей несколько минут и поразмыслите над ней, то, несомненно, с удо­вольствием откликнетесь на нее.

Отец. «Ибо Сам Отец любит вас» (Иоан. 16, 27). — «Знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Матф. 6, 8).

— «Если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям ва­шим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Матф. 7, 11).

— Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, — и дастся ему» (Иак. 1, 5). Сын. «Я молился о тебе» (Лук. 22, 32). «Вы, друзья Мои... чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он даст вам» (Иоан. 15, 14, 16)

— «Никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня... И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне» (Иоан. 14, 6, 13). — «Доныне вы ничего не просили во имя Мое; просите и получите, чтобы радость ваша была совершенна» (Иоан. 16,24).

Святой Дух. «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек. Духа истины...» (Иоан. 14, 16-17). «Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испытующий же сердца зна­ет, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божьей» (Рим. 8. 26-27).

Я прошу вас, чтобы эти места из Писания вы не просто пробе­жали глазами, а повторяли их снова и снова, медленно и внима­тельно, и поразмышляли о них.

Заметили ли вы:

1. Чтобы молиться, мы должны быть уверены, что Отец любит нас. Сын ходатайствует о нас. Святой Дух помогает нам.

2. Иисус просит о нас Своего Отца. Мы молимся во имя Его, ссылаясь на Него, и поэтому Бог благоволит к нашей молитве, буд­то это молитва Иисуса.

3. Сын обещал: «Если чего попросите во имя Мое, Я то сде­лаю» (Ин. 14, 14).

4. «Мы не знаем, о чем молиться, как должно...» (Рим. 8. 26). Но благодаря заслугам и благости Иисуса мы способны творить молитву. Она может быть искренней, серьезной, но если мы при этом не ссылаемся на Иисуса и Его праведность, Бог не благово­лит к ней.

5. Мы должны знать, что Бог понимает наши мысли, которые хотим Ему высказать. Святой Дух передает наши прошения, а Отец точно знает мысли Духа.

6. Воля Бога должна быть превыше всего. Когда мы молимся, Святой Дух ходатайствует о нас в соответствии с этой волей.

Однажды мы со школьными товарищами молились о юноше в его присутствии. Хотя он рос в христианской семье, сомнения и неудачи так разочаровали его, что он уже не верил в реальное существование Бога и даже был готов покончить с собой. Наши молитвы о нем были безрезультатны. Тогда мы предложили ему молиться самому. «Ведь это же смешно, — отвечал он, — как я могу молиться Богу, в существование которого я совершенно не верю: мы старались объяснить ему, что тот, кто балансирует на канате сомнений, может только упасть либо на ту, либо на другую сторону. Даже если он потерял веру, все равно можно надеять­ся — зачем же так уверенно идти на погибель? Ему просто надо «прыгнуть» в сторону веры, и тогда он убедится: есть ли Бог и «подхватит» ли Он его? После этих наших доводов несчастный мо­лодой человек, наконец, в отчаянии воскликнул: «О, Боже, я дей­ствительно не знаю, есть ли Ты. Но если Ты есть, то, прошу, под­держи меня!»

Это была не простая молитва — внутренняя борьба и страда­ния сполна выразились в ней. Юноша открыл свое сердце Богу, по которому он так искренне тосковал.

В то время я не думал об этом, но теперь, оглядываясь назад, понимаю, что Отец, Сын и Святой Дух пришли ему на помощь. Его молитва была вознесена ангелами на небо. И произошло это по простой молитве, в которой он, хотя и не осознавая этого, ссылал­ся на имя Христа и воспользовался силой Святого Духа. Бог услы­шал его молитву. Молодой человек испытал на себе Божью лю­бовь. Его слабый порыв веры был обильно вознагражден. Бог «призрит на молитву беспомощных и не презрит моления их».

(Пс. 101, 18).

Создатель всего, небесный Отец, ожидает, чтобы говорить с вами и наполнить вас Своей несравненной любовью.


ЧТО ГОВОРИТЬ В МОЛИТВЕ?

Уже несколько минут я сижу перед чистым листом бумаги и не могу решить, как лучше начать главу.

Я, конечно, знаю, что хочу сказать, но не могу так просто взять и написать. С молитвой дело обстоит иначе. Молиться — это зна­чит открыть сердце, а не только уста, потому что в ней говорит не разум, а душа. Молитва — это не доклад, а беседа, просьба. Личная молитва предназначена не для людей, а для Бога. Святой Дух обещал избавить от недостатков и принести Отцу совершен­ную молитву. Молитва — «дыхание души». Такое толкование по­казывает, что молиться нужно естественно и благотворно для нас. Чем естественнее молитва, чем меньше заботишься о том, как она звучит, тем приятнее беседовать с Богом.

Так как Бог — наш лучший друг. Он хочет, чтобы мы в любое время непринужденно разговаривали с Ним. Выше мы говорили, что молитва — это разговор с Богом как с другом, которого мы любим и уважаем. Дружба невозможна без взаимного уважения. Фамильярность губительна. Она способна разрушить любые свя­зи, в том числе и связь христианина с Господом.

Некоторые христиане стараются избегать ясных, четких молитв и при этом впадают в другую крайность. Они так неуважительно разговаривают с Богом, будто это человек. Если вы склонны об­ращаться с Богом как с товарищем по работе, то вспомните о том, что произошло на горе Синае (Исх. 19). Прочитайте предостере­жение, написанное в Евр. 12. 28—29: «будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом, потому что Бог наш есть огонь поядающий».

Сравните эти два текста с Евр. 4, 16: «Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи». Так приходят к действительно уравновешенной молитве, которой свойственны как любовь к Богу, так и уважение Его могущества и авторитета.

Помните ли вы фарисея, пришедшего в храм и молящегося: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди...»? (Лук. 18, 11). Этот человек ошибался. Для него существовало толь­ко два класса. Бог и он принадлежали к одному, а все прочие —
  1   2   3   4



Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы