«литературная газета» icon

«литературная газета»



Название«литературная газета»
Дата конвертации26.08.2012
Размер354.81 Kb.
ТипДокументы

V. POPKOV -- «ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА»

Владимир ПОПКОВ

«Фанера»,

как зеркало российской культурной революции
Прежде, чем засесть за материал, провел небольшой опрос. Обошелся своими силами, без института Геллапа. На вопрос: что такое фанера? – восемь из десяти - ответили, что это – фонограмма, под которую у нас работают эстрадные исполнители. И только двое сказали, что это - такое клеенное деревянное изделие в виде пластин. Применяется в «столярке» при ремонте. Короче – приехали…
Когда же это у нас началось? И с чего? Все более-менее причастные к шоу-бизнесу люди со стажем, наверное, помнят. Сомнительная заслуга в изобретении «рашен ноу-хау» - пресловутой «фанеры» принадлежат, отнюдь - не многочисленным «Миражам» и «Ласковым маям». Продюсеры массового «поп-движения», скорее, стали первыми ее «внедрителями» в промышленном масштабе. А начиналось, все когда-то вполне благопристойно, с самыми «мирными намерениями» – в старом телецентре на Шаболовке, на знаменитых «Голубых огоньках» и в Останкине, в известной всем Концертной студии телецентра. Самые престижные телеэфиры, которые смотрела вся многомиллионная страна, шли именно оттуда. Наши эстрадные звезды той эпохи честно выполняли во время съемки технические требования, имитируя во время тракта пение под свои (именно, подчеркиваю – свои /В.П.) записи, сделанные накануне в тонателье телецентра. Полноценное звучание эстрадно-симфонических оркестров п/у Б. Карамышева, Ю. Силантьева, А. Михайлова, ансамбля электроинструментов п/у В. Мещерина и других аккомпанирующих музыкальных коллективов, в сочетании с голосом солиста в прямом эфире, или при записи на видеомагнитофон (раньше - на огромные «КАДРЫ», «VPR»ы, ныне – «BETAKAM»ы) - для последующего видеомонтажа, тонировки и выпуска в эфир, возможно было только в режиме записи готовой сведенной фонограммы (оркестр+голос) и интершума (наложенные аплодисменты, реплики и пр.). Именно в таком «причесанном и приглаженном» виде эстрадные звезды появлялись в каждом доме, где имелись «Рубины», «Горизонты», «Электроны» и прочие шедевры советского радиопрома. Именно такими мы полюбили и запомнили наших ныне уже - ретро-звезд.
До сих пор помню ощущения какого-то чуда, прямо таки - иррациональности происходящего, когда увидел, как на одном из «Огоньков»,замечательный баритон 70-х Юрий Гуляев уже поднес к губам бокал и отпивал шампанское на черно-белом кинескопе нашего семейного «Электрона», а из динамика телевизора все еще неслась мощная финальная нота знаменитой песни о Стеньке Разине. То было - святое и наивное время, когда артистов считали чем-то вроде небожителей… А моя бабушка искренне оплакивала каждого «убитого» в кадре актера и чуть не сходила с ума от радости, увидев его живым-здоровым в новой роли в следующей картине. «Вылечили все-таки, - искренне радовалась она, - вот счастье-то для родных...» В том, что касалось прикладного сценического искусства - организовывать какие-либо иррациональности на концертах до поры до времени никому не приходило в голову, да и вряд ли и было возможно по чисто техническим причинам. Но «ружье», висевшее на сцене, в конце-концов – выстрелило! Вслед за тем, как запись на более-менее приличные носители – магнитофонные бобины и компакт – кассеты, позволила относительно качественно фиксировать самый массовый, доступный и любимый продукт – популярную музыку, сакраментальный вопрос – «Быть, или не быть?», на протяжении веков мучивший не только принца датского, но и все остальное человечество, наших «принцев» сцены - не терзал ни минуты. Конечно же – быть! И не просто быть. А с нашим, известным всему миру – размахом и удалью! О том, кто унаследовал лавры «Авроры», в бурно развивающемся на фоне всеобщей демократизации шоу-бизнесе, и произвел первый фанерный «выстрел», история умалчивает. Но в конце 80-х, начале 90-х фанерная волна-цунами отечественного «р`озлива» уже накрыла собою 1/6 часть земной суши, занимаемую СССР. Десятки одноименных коллективов – «миражей», «фристайлов» и «маев» без отдыха «молотили» под единожды записанную в студии и растиражированную «фанеру», по городам и весям огромной пятнадцатиреспубличной империи. Восторженные тинейджеры любыми правдами и неправдами вырывали у родителей заветные три рубля и несли их в кассы стадионов. С одной заветной мечтой – увидеть и услышать своих кумиров – ласковомайских «детей-сирот», трогательно «плакавших» фанерными голосами в сопровождении примитивного клавишного «цугыканья», под художественным руководством новоявленного Остапа Бендера - «племянника генсека» из ставропольского села Привольное. До горючих слез доводили белые розы, оставленные умирать на холодном окне… И если радикалы-рокеры и их продвинутые «родственники» - металлисты, изначально не могли иметь ничего общего с «фанерой» в силу специфики своей работы и относились и к ее производителям и потребителям с равной долей презрения, то многочисленные ВИА балансировали в «нейтральной зоне», мимикрируя в зависимости от моды текущего дня. То есть - попросту меняли на афишах приставку к своему названию с «ВИА» на «рок-группу» и - наоборот. При этом – присутствие в их аранжировках множественных клавишных и духовых контрапунктов и необходимость правильно исполнять многоголосные вокальные партии (по-цеховому – чисто работать в «пачке»), подталкивало к тому, чтобы, единожды «попахав» в студии и записав все партии на максимуме своих исполнительских и технических возможностей, отправляться с готовой продукцией на многодневные «чесы» (для непосвященных – работа на гастрольном маршруте по несколько концертов в день/в.п./), «отбивать» студийные затраты. Выступления в таком режиме за мизерные ставки (примерно - в размере стоимости обеда в «гастритном» гостиничном ресторане /в.п./) не позволяли проводить сколько-нибудь серьезные репетиции с целью повышения исполнительского мастерства. Знаменитая москонцертовская фраза: «Чувак, репетируем на концерте! К двадцатому – все от зубов отлетать будет!» - достаточно точно определяла жизнь творческих коллективов того времени. Где-то в столицах отдельной благополучной жизнью жили «великие», «народные» и «раскрученные». Те, кого по «ящику» показывали. Остальные артисты десятков провинциальных филармоний, жили совсем другой жизнью. Эти безвестные, но зачастую – в сто раз белее талантливые, чем завсегдатаи столичных площадок, артисты, честно несли главный объем «культуры в массы». Вынужденно копируя, из-за отсутствия доступа к столичным авторам, репертуар известных исполнителей, но о «фанерных» технологиях и не помышляя, они честно отрабатывали свои «палки» (отметки в бухгалтерском табеле, фиксировавшие выступление в концерте) в условиях, достойных съемок в нынешних телевизионных экстрим-программах типа «Фактор страха». И покорно пополняли пресловутые «закрома родины», отбивая и отмораживая все, что можно отбить и отморозить в «шедеврах» отечественного автопрома – автомонстрах без амортизаторов - «Кубанцах», прозванных артистами в честь тогдашнего министра культуры, бывшей ткачихи Е. Фурцевой - «Фурцвагеном». Это был знак «благодарности» за то, что она утвердила его, как идеальное средство для перемещения творческих сил по бескрайним просторам великой страны, где, как известно – вместо дорог всегда были - направления… Развал на пороге 90-х годов концертной инфрастуктуры Союза, замена рутинной филармонической работы бурной деятельностью многочисленных «молодежно-культурных центров», которые быстренько возглавили пробивные комсомольские функционеры, позволила не только резко увеличить доходы исполнителей, но и послужила толчком к созданию многочисленных «РЕКОРДЗ»ов, в которых денно и нощно «строгалась» кормилица-фанера. Концертная работа велась с помощью наших бытовых кассетных магнитофонов типа «Весна» или «Электроника». Иногда – с применением хромдиоксидных кассет для улучшения «полоски» фонограммы (диапазона звуковых частот /в.п./.) Кое-кто из остаточного чувства добросовестности возил, переделанные, но тем не менее – тяжеленные и громоздкие студийные магнитофоны «СТМ» или «Штудер» с плейбеками на 38 м/мин. и добивался звучания, близкого к «живому». На концертах, как водится – случалось всякое. «Зажевывались» кассеты, рвалась пленка, вырубалось питание… Эти и многие другие «проколы» указывали на обман. Но не стояло на месте и «исполнительское мастерство» артистов. Вокалисты, стоя часами перед зеркалом с дезодорантом в руке, имитирующими микрофон, заучивали артикуляцию к своим «фанерам», звукорежиссеры до автоматизма отрабатывали своевременное «оживление» бутафорского микрофона у солиста на репликах – «Поем вместе!», «Не вижу ваши руки!» и т. д. Экспорт этого «рашен ноу-хау» ограничивался, в основном, странами СЭВа, да и то - время от времени - сопровождался серьезными рекламациями со стороны младших братьев по соцлагерю, видимо, как и подобает примерным ученикам - чересчур ортодоксально трактовавшим устои марксистско-ленинской эстетики. Советский монополист в организации загрангастролей – «Госконцерт», наверное, неоднократно «краснел» старинным фасадом, встречая на Неглинной, 15, «завернутые» именно по этой причине, свои эстрадные десанты. И если в вожделенных «загрангастролях для своих» (по группам советских войск в восточной Европе/в.п./), это еще как-то проходило у дисциплиниро-ванной и непритязательной военной публики, то попытки делать то же самое перед гражданами стран, где размещались наши гарнизоны, частенько заканчивались конфузами. Не привыкли, хоть и социалистические, но все же - иностранцы к такому «культурному обслуживанию», да и привыкать по сей день, судя по всему - не собираются. В капстранах, правда, хватало благо-разумия этого не делать. Подробные, строгие контракты сулили драконовские санкции за подобные «химические опыты». Да и попадали в капстрановские поездки, наряду с «цирковыми», «классиками» и «народниками», лишь «отфильтрованные» и по-настоящему профессиональные команды, такие как - «Песняры», «Земляне», «Ариэль», «Орэра», «Веселые ребята», «Ялла», «Гая». «Ласковые маи», «Миражи», и их многочисленных клонов, умопомрачительно популярных на родине, хватало ума не предлагать западным тур-менеджерам. В отсутствии желтой прессы и массовой эстрадной музыкальной критики, «фанерные» скандалы тогда не имели никакого общественного резонанса. А серьезные советские культурологические издания не опускались до освещения этого явления. Все ограничивалось выволочками для художественных руководителей «застуканных» коллективов на коврах минкульта, с последующей «работой над ошибками». Велась же она после этого, как правило - не над повышением исполнительского мастерства, совершенствованием ансамблевого пения и улучшением живого звучания, а над усовершенствовании способов его имитации, чтоб не «застукали» в следующий раз. Что по определению – проще и эффективней. Перед таким соблазном устоять удавалось немногим. И дело было не только в отсутствии принципиальности или утраченной артистической совести. Полноценное живое звучание на концертах требовало от устроителей несравненно больших расходов на техническое обеспечение, чем в «фанерных» мероприятиях. Кроме мощного портала (фронтальной акустической системы, направленной на зал) с качественным усилением и обработкой сигнала на дорогом «реке», (стойка-штатив с комплектом приборов для профессиональной обработки звука), необходимы были и хорошие «прострелы» (колонки контроля звука для исполнителей). Помимо линейного сигнала, выведенного на пульт звукорежиссера - еще и контрольные акустические установки для каждого инструменталиста. Только для качественной озвучки ударной установки надо выставить 5-6 конденсаторных микрофонов. А микрофоны + линия с обработкой для бэк-вокалистов, духовой группы, струнных, если они присутствуют в партитуре, перкуссии и т.д.? И все это – за счет кассовой выручки? - Щас!!! (цитируя Михаила Задорнова). Конечно – будь фанерная кампания пресечена в самом зародыше – наверное, на этаж -другой были бы сегодня поменьше «маетки» «акул шоу-бизнеса», поскромннее был бы их автопарк, поменьше яхты, да и недвижимость на солнечных загранпобережьях – не в таком количестве… Но с другой стороны – кто сейчас помнит – «фанерным», или не «фанерным» был концерт 28 июня 1994 года на поселковом стадионе какого-нибудь Ленинск-Зареченска? А так - «маетки» - стоят, лимузины – ездят, яхты – плавают, и в американской Флориде из-за высоких заборов окружающих виллы, несется родная русская речь и до боли знакомые нашенские поп-хиты… Ради объективности, надо заметить, что в условиях очень распространенных тогда сборных стадионных концертов, так называемых – «солянок», которые проводили легендарные администраторы «дошоу-бизнесовой» эпохи - Э. Смольный, В. Кондаков и другие, ныне подзабытые, классики концертного дела, программы шли в режиме «нон-стоп». Провести «саунд-чек» (отстройку звука и баланса) для каждого участника программы, практически - не представлялось возможным. Были, правда, попытки делать это в паузах, заполняемых конферансье. Но после того, как конферанс, «приказал долго жить», как жанр, уйдя со сцены вместе с концертными классиками, ушли в небытие и попытки работать живым звуком в сводных концертах. И если в своих «сольниках» отдельные гранд-коллективы могли позволить себе подобное удовольствие – живой звук, то в «солянках» это воспринималось, как «понты» и пресекалось устроителями концертов на корню. Те же «камикадзе», которые всеми правдами и неправдами (проявив при этом недюжинное мужество, граничащее с героизмом /В.П/.) все же пытались работать вживую на неотстроенной аппаратуре, естественно - проигрывали по звучанию остальным участникам программы с их «отлизанными» в студиях концертными «фанерами» и частенько уходили со сцены под стук собственных каблуков, вместо аплодисментов. Немудрено, что количество подобных борцов за живой звук неуклонно уменьшалось и впоследствии - практически, сошло на нет. Хотя, в многочисленных газетных интервью и телевизионных ток-шоу наши звезды продолжали беспощадно клеймить «фанерную» работу, имея ввиду, конечно – своих «бессовестных» коллег. «Бревен» же в собственном глазу, естественно, никто не замечал. Капитализация и последующая «оптимизация» шоу-бизнеса, возведение прибыли в его базовый принцип и появление высококачественных цифровых носителей (это вам – не 40-килограмовые «СТМ»ы с огромными «плейбеками»!), окончательно определили в дальнейшем и саму процедуру любимой российской забавы. Если называть вещи своими именами - коллективного прослушивания фонограмм за деньги. Деньги обманываемых зрителей. При этом - абсолютно не важно – в чьих руках во время действа находится микрофон. Мини-диск исправно делает свое дело – дает качественный цифровой сигнал в виде «исполняемой» песни на порталы. Люди на сцене в гиперсексуальных нарядах, а иногда – практически, без них, изображают некие хореографические композиции. Петь и выглядеть, благодаря техническому прогрессу - стало двумя разными профессиями. Да и зачем, скажите, тертому продюсеру, запускающему очередной «проект», тратить свои кровные на педагогов, мучить своих гидропиритных блондинок гаммами и постановкой правильного дыхания? Никому не приходило в голову – почему все неустанно тиражируемые и раскручиваемые посредством платных ротаций в радио и телеэфирах, «рашен спайс-герлз» с их «деепричастными» названиями, звучат так, что их практически невозможно отличить друг от друга? Весь наш поп-мир прекрасно знает поименно, уже устоявшуюся обойму «бэчек» (сессионных профессиональ-ных бэк-вокалисток /в.п./), с дирижерско-хоровым образованием, может быть, и не «вышедших» личиком и фигурой, но зато – за какие-то пятьдесят-сто баксов - быстро, качественно, что называетмся - с листа за пару дублей, записывающих те самые «фанеры», которые наши благодарные зрители из года в год слушают в концертных залах в сопровождении «клубнички для глаз» - «откастингованых» доморощенных силиконовых секс-бомб с бутафорскими микрофонами в руках. И что парадоксально – все давно всё знают и всех, или – почти всех – это устраивает!? По сей день - это явление массовой аберрации почему-то называется концертами, или творческими вечерами той или иной «звезды». Последовательный и неутомимый борец с фанерной попсой – екатеринбургский бард Александр Новиков недавно опубликовал на своем сайте отсканированные во время концертов на центральных площадках, «рулады» нескольких отечественных «мегазвезд», т.е. - настоящее их пение, параллельное «фанере» (неувязочка вышла – забыли микрофон (закрыть»). Где-то этого, наверное, было бы достаточно для «ухода в отставку». С наших – как с гуся вода! Да и лишний «сканделец» – чем не «пиарец»? Тут, видимо, уместно будет вспомнить – как были потрясены американцы, впервые столкнувшиеся с удивительным и поистине гениальным в своей простоте «рашен ноу-хау», привезенным им в качестве «подарка» - первой волной наших соотечественников, запустивших свой топливный бизнес за океаном. Ну, что, скажите - может быть проще: закупить оптом нормальный бензин – «разбодяжить» его и, продав в розницу - получить многократную прибыль! Так им «тупым» (по ставшему уже культовым, с подачи того же - М. Задорнова, определению /.в.п./) и в голову это не приходило! Но вместе с тем - вряд ли самый бессовестный, безбашенный и алчный торговец на свете и у нас и у них решится «впаривать» соевую тушенку за натуральную, а трансгенный продукт за экологически безукоризненный. Прибыльно? Кто б спорил! Но – чревато!!! Настолько, что привкус баланды во рту - никаким «Орбитом» не забьешь! Почему ж многолетней и массовой подмене столь любимой народом продукции российского шоу-бизнеса никто не решается сказать – «НЕТ»!? А ларчик открывается - на удивление просто. Что станут делать шоу-олигархи - кукловоды со своим «глухонемыми» красотками, в которых уже вбиты серьезные «бабки»? Неужто - быстренько петь научат? Так для этого ведь – годы тяжелейшего труда необходимы! Спросите у Хворостовского, Магомаева, Зыкиной, Кобзона, Розенбаума, Градского, Серова, Лепса … Далее продолжать список, извините – проблематично. Есть немалый риск попасть на очередного громкого публициста – «антифанерщика», все вокальное «мастерство» которого, подобно силе Кощея, тоже - упрятано в маленькой такой штучке. Мини-диском называется... Наши народные депутаты и народные певцы И. Кобзон и А. Розенбаум потратили немало сил, чтобы в законодательном порядке защитить народ от фанерного беспредела. Но все попытки довести антифанерный закон хоть до какого-нибудь по счету чтения в Госдуме, раз за разом упираются в какую-то невидимую стену. Кто ее невидимую, смастерил, вопросов, видимо, не вызывает… Слишком серьезные интересы - на кону и слишком серьезные лобби-средства пускают в ход те, чье место уже давно - на лесоповалах. В тех самых местах, где и заготавливаются ингредиенты для столь любимой ими, кормилицы-фанеры.
Прежде, чем командирам отечественного шоу-бизнеса начинать обижаться в СМИ на столь часто проявляемое явное неуважение к их подопечным - российским поп-исполните-лям на различных еврофорумах, может быть, для начала - попытаться ответить на несколько простых вопросов? К примеру - почему даже не приходило и не приходит в голову работать у нас под «фанеру» ни одному серьезному западному гастролеру? Почему простудившаяся после шопинга по первопрестольной, Уитни Хьюстон, со страшным несмыканием связок, честно делала для московской публики все, что было в ее силах, но опять же - не посмела прибегнуть к спасительной «фанере»! Почему это сладкое слово слово - «фанера» ни при каких обстоятельствах не может соседствовать в сознании любителя музыки рядом с именами Т. Джонса, Стинга, Т. Тернер, Д. Бенсона, Р. Чарльза, Гару, Шер, Д. Руссоса, С. Адамо, П. Каас, Х. Иглесиаса и многих других звезд «из-за бугра», выступавших перед нашей публикой? (Команды типа «Бони-М» и «Модерн-Токинг» просьба – не беспокоиться...). Наверное, потому что, буквально, с моло-ком матери, у этих ставших истинными мегазвездами, людей впитано сознание того, что проведе-ние подобного концерта и не заявленного в афише, как фонограммного, с соответствующим кратным уменьшением цены билетов, для устроителей связано с реальной перспективой – проснуться наутро в наручниках, а для исполнителей – безвозвратной потерей самого важного и дорогого в их карьере - уважения и доверия публики. И это не временная «допинговая» дисквалификация, как случается в спорте, это – «потеря лица», причем – навсегда! С потерей права заниматься профессией. Великих и признанных - «Гремми» лишали (известный всему музыкальному сообществу случай с поп-дуэтом с обладателем премии - «Milli Vanilli»), и публично предавали анафеме, заловив на «фанере»!
Россия же, предпринимающая немалые усилия для вступления в ЕС и выхода на европейские рынки, в том числе - и музыкальные, на фоне бесспорных успехов и признания, завоеванных исполнителями российской классической музыкой, давно и безуспешно пытается представить там доморощенных «поп-звезд» в качестве сколько-нибудь конкурентоспособного товара. Но у европейцев привыкших к натуральному, парному молоку (все мы видели по телеку, как там - в «голландиях», его рано утром под дверь ставят местные «веселые молочники») – устойчивая аллергия на молоко порошковое, «разбодяженное»… А недавний скандально-эпатажный и шумно разрекламированный «мировой прорыв» «лесб-нимф» дуэта, так и остался в памяти не более чем - крикливой и быстро слинявшей «татуировкой». Скандал, как утверждают матерые пиарщики – мощный рычаг для «раскрутки». Но настоящую, качественную и живую музыку, как не старайся – ни самой качественной «фанерой», ни самыми громкими скандалами - не подменишь. По одной простой причине – это абсолютно разные субстанции…
****

ШОУ - БИЗНЕС
^

Фанера как зеркало


Опубликованная в номере № 24 «ЛГ» статья Владимира ПОПКОВА и подборка материалов, посвящённая наиболее животрепещущей и самой специфической «особенности национальной» эстрады – а именно пению под фонограмму, – вызвала большой общественный резонанс. Тема эта, как оказалось, волнует очень многих людей – от наших ведущих российских исполнителей, до рядовых любителей музыки. Мы предоставили трибуну «Литературной Газеты» известным артистам и другим профессионалам в области музыки.


Иосиф КОБЗОН, народный артист СССР, председатель Комитета по культуре Государственной Думы РФ
Вполне солидарен с моим коллегой Владимиром Попковым и его тревогой. Об этом мы много говорили во время совместной работы в студии над юбилейным диском Арно Бабаджаняна. Но меня во всём том, что касается действительно - насущного и болезненного «фанерного» вопроса, в большой степени беспокоит то, что им начинают заниматься люди, не имеющие к музыке и всему тому, что связано с ней, абсолютно никакого отношения. Равно, как и «фанеропользователи», против которых, безусловно, надо бороться. Но не зря бытует утверждение, что в музыке, как в медицине и футболе, все разбираются поголовно. Только пока ещё, слава богу, никто не хватается за скальпель и не берётся делать хирургические операции, не имея медицинского образования. Но вот с высоты своего кресла, вице-спикера Госдумы, госпожа Слиcка считает возможным делать авторитетные заявления о том, как она лично будет в законодательном порядке наводить порядок в отечественном шоу-бизнесе. В её понимании работа под фонограмму идентична выпуску контрафактной продукции, нарушающей права потребителя. И то и другое – несомненное зло. Только разного, извините, порядка, которые - не надо складывать в одно лукошко. Разбираться с этим - дело специалистов.
Мы вместе с моим другом и коллегой по сцене и Госдуме Александром Розенбаумом, у которого не меньше моего болит сердце за то, что происходит сегодня на российской сцене, совместно с думским Комитетом по культуре давно и кропотливо, с привлечением высокопрофессиональных экспертов, работаем над законопроектом, которому суждено будет осуществлять правовое цивилизованное регулирование данного вопроса.
«Фанерщики» за последние годы так поднаторели, достигли таких «высот» в своём «исполнительском мастерстве», что даже порой профессионалу трудно разобраться в том, что на самом деле звучит со сцены. Полный «плюс» или фонограмма, только
инструментальная, сопровождающая голос. Что, кстати, на мой взгляд, вполне допустимо. Ведь не в каждом посёлке или селе можно посадить на сцене местного ДК эстрадно-симфонический оркестр. А кто будет контролировать ситуацию по городам и весям огромной России и как затем привлекать к ответственности нарушителей закона? Ведь возле каждого пульта на концертах милиционера с музыкальным образованием не поставишь и группы захвата посылать на места проведения концертов не станешь… Здесь уйма вопросов и позиций, по которым нужна чёткая правовая проработка. Зачем нам ещё нужен один закон – инвалид, который не сможет полноценно работать, а только внесёт очередную неразбериху в наше общество? Подобных «правовых шедевров» и так, слава богу, впопыхах успели наплодить великое множество. Я думаю, что не до конца себя в нашем деле ещё исчерпали и методы морального внутрицехового воздействия. Когда «фанерщикам» перестанут подавать руку коллеги, а устроители концертов поставят на них «чёрную метку», думаю, многие из тех, кто преуспевает сегодня в этом бессовестном деле, вынуждены будут или сменить профессию, или, наконец, научиться работать на сцене по-настоящему…

Александр РОЗЕНБАУМ, народный артист России, заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре

Использование фонограммы, особенно в сольных концертах, нечестно по отношению к искусству и публике. Конечно, если исполнитель во время выступления скачет на лошади или стоит на спине верблюда в массовом шоу и поёт, то использование фонограммы оправданно. Но я никогда не пойму звучащую «фанеру» в зале на 1000 мест, когда голосом берётся верхняя нота и ни одна жилка при этом не дрогнет. К сожалению, подобная ситуация встречается практически везде.
Тем не менее, запрещать использование фонограммы нельзя, поскольку Россия – свободная страна. Если зрителю нравится смотреть на безликих кукол, открывающих рты, – мы не можем ему это запретить. Но подобные вещи нужно анонсировать в обязательном порядке, отсюда и моё депутатское предложение внести поправку в Закон «О защите прав потребителей». Да простят меня люди искусства за такое сравнение, но когда производитель рекламирует эрзац-хлеб, он не пишет на упаковке, что это хлеб из отборной пшеницы. Так почему же артисты и продюсеры считают себя вправе обманывать зрителей? Поправка, связанная с использованием фонограммы, должна быть внесена в Административный кодекс о правонарушениях. Убеждён, что артист и продюсер непременно должны отвечать за преднамеренный обман потребителя. Поверьте, я не хочу запрещать фонограммное пение, я хочу его анонсировать.

^ Лариса ДОЛИНА, народная артистка России, член Совета по культуре и искусству при Президенте РФ

Мне очень близка и понятна боль и тревога в статье Владимира Попкова, которого я знаю уже много лет, как серьезного профессионала, в том числе – и по совместной работе. Потому что, ровно с тех пор, как популярная музыка стала называться «бизнесом», вставшим за последние 15 лет на какие-то прямо-таки «промышленные» рельсы, в этом деле стали царствовать прагматизм и стремление извлечь прибыль любой ценой. Зарабатывание денег, наверное, необходимо, таковы законы экономики. Но не путём обмана.
Современные компьютерные технологии – несомненное благо, но, будучи внедрёнными в шоу-бизнес, успели привнести в наше дело, как ни горько в этом признаться, страшное явление. Повальную профанацию. На «забитую» в компьютер инструментальную фонограмму сегодня можно «наложить» любого гражданина или гражданку, абсолютно не обременённых ни музыкальным слухом, ни вообще какими-либо познаниями в музыке, и при помощи тюнинга в студии сделать исторгаемые ими звуки «вокалом», «химическую» основу которого слышат только подготовленные люди. При помощи таких «методов» на широкую публику вытаскиваются «звёзды», которые умеют, наверное, делать всё, что угодно, но только не петь…
Мне далеко не всё равно, кто придёт на российскую эстраду после меня и моих друзей и коллег, которые воспитывались абсолютно на иных ценностях и представлениях о сценическом искусстве. Профанация и фальсификация стали настолько массовыми, что настало время бить тревогу!

Владимир ПРЕСНЯКОВ, заслуженный артист России

«Фанера» – изначально, с момента своего появления на свет, стала прибежищем людей, склонных к обману, жульничеству, этаких околомузыкальных «фальшивомонетчиков», в невероятном количестве расплодившихся в благоприятной среде нынешнего творческого бесконтролья. Мы уже стали забывать, что такое реальная, живая музыка, исполняемая здесь и сейчас перед тобой живыми людьми! Поэтому, мой друг и соавтор Владимир Попков, которого я знаю, как человека, много лет поработавшего на сцене в качестве солиста, в том числе – и легендарного оркестра под управлением Леонида Утесова, и в качестве продюсера наших эстрадных звезд, имеет полное право, говорить на эту тему. Его исследование вдвойне ценно, потому что оно основано, именно, на опыте артиста и продюсера, к тому же имеющего высшее журналистское образование, полученное в МГУ. Я всегда слежу за публикациями моего тезки, умеющего профессионально и компетентно писать о музыке, так как мало кто другой из новоявленной журналистской братии. Я сам всю жизнь дул в мундштук, извлекая реальные звуки, и если мне чего-то удалось добиться в музыке, то это, что называется – результат прямого действия, в котором участвовал только мой организм, голова и способности, подаренные мне Богом и родителями…
Музыканты моего поколения, прошедшие джазовую школу, плохо представляют себе, как можно заниматься подобной «пантомимой» и какое это вообще имеет отношение к понятию «музыка». То, что фанерный промысел под управлением наших доморощенных «продюсеров-кукловодов» вовсю процветает именно в «музыке для ног», говорит само за себя. В музыке «для головы» «фанера» невозможна, что называется, по определению…
У меня в семье вырос артист, выступающий в жанре, который определяется, как «популярная музыка». И могу сказать, что моему сыну, несмотря на «внедрённые» в этом жанре «традиции», удаётся работать «вживую». Все же, видимо, действуют «прививки», полученные еще в детстве.
И, конечно же, выработке «антифанерного иммунитета» способствует присутствие совести у человека. Элементарной музыкантской совести, если хотите. Поверьте – было когда-то такое, ныне подзабытое, понятие…

Евгений БОНДАРЕНКО, создатель и руководитель детской музыкальной студии живого звука «Родники»

Мне пришлось не один год проработать на профессиональной сцене в качестве инструменталиста в коллективах наших эстрадных звёзд и изображать во время концертов звучание гитары, записанной в студии. Это и раздражало, и унижало. И даже неплохие деньги, зарабатываемые при этом, не позволяли с уважением относиться ни к себе, ни к тому, чем приходилось заниматься. Поэтому и пришло решение создать музыкальную студию, в которой можно было бы заниматься живой музыкой, а не её имитацией. И начать свою работу я и мои соратники решили с детьми. Сегодня подростки, глядя по телевизору на выступления многочисленных детских эстрадных коллективов, думают, что происходящее на телеэкране и есть настоящее музыкальное искусство. Откуда им знать, что руководители этих коллективов – взрослые дяди и тёти – заставляют детей, превращённых в напомаженных кукол, плясать с бутафорскими микрофонами под чужую «фанеру». Что они просто калечат ребят и подменяют в их сознании истинные представления о процессе музицирования. Мы, наверное, не до конца отдаём себе отчёт в том, что вовсю нынче браконьерствующие заправилы шоу-бизнеса ведут ситуацию к тому, что у нас попросту не вырастут новые поколения музыкантов.
Для «Родников», много выступающих сегодня, помимо концертных площадок нашего родного Тушина, в таких залах, как, к примеру, ГЦКЗ «Россия», на стихи Владимира Попкова написал замечательную песню «Наша мама» классик детской песни Владимир Шаинский. Как и весь наш репертуар, мы исполняем её на концертах исключительно вживую. Что считаем, если хотите, своим конкретным вкладом в борьбу с поразившей наше музыкальное искусство настоящей техногенной чумой – «фанерной» эпидемией…

Стахан РАХИМОВ, народный артист России, директор – художественный руководитель Московского концертного объединения «Эстрада»

Наше объединение, к счастью, не входит в систему так называемого российского шоу-бизнеса. Являясь образованием унитарным, мы не вовлечены в систему царящих там нравов и порядков.
И я, и моя бессменная партнёрша по сцене и жена Алла Иошпе всегда считали зазорным, если не употребить другое однокоренное слово – позорным, обманывать зрителей, пришедших на наши выступления. Мы очень дорожим доверием и любовью своих верных почитателей. И, может быть, поэтому, не предпринимая никаких рекламных сверхусилий, не снимая дорогостоящих клипов и не мелькая в многочисленных проплаченных попсовых шоу на телеканалах, до сих пор собираем аншлаги в ГЦКЗ «Россия». И у нас даже в голове не укладывается – как мы можем выйти на сцену и обманывать своих многолетних поклонников и друзей, открывая рот под «фанеру». Такие же требования у меня и к артистам, работающим в нашем объединении. Ведь делать вид, что поёшь, – всё равно что делать вид, что живёшь… У медиков есть клятва Гиппократа, а что должно быть у артиста? Его совесть и чувство соб-ственного достоинства, которое ни за какие деньги не купишь! (Должен оговориться, что веду в данном случае речь исключительно о концертных выступлениях, а не телевизионных съёмках, где присутствие фонограммы определяется техническими требованииями.) Есть умение, мастерство и талант – выходи на сцену и пой для людей, уважая этих людей и высо-кое звание артиста, нет – займись чем-нибудь ещё. На свете, в конце концов, есть тысячи других профессий. Но думаю, если кто-то на своём рабочем месте в любой сфере деятельнос-ти будет не работать, а лишь заниматься имитацией, то долго подобного «работника» тер-петь не станут. Хорошо, чтобы это вполне здравое и логичное положение вещей когда ни-будь восторжествовало бы и в так называемом шоу-бизнесе…

Вячеслав МАЛЕЖИК, автор исполнитель, заслуженный артист России


- Мне, наверное, сложнее других комментировать эту, честно говоря - до тошноты надоевшую тему. Как, впрочем, наверное, и моим коллегам - исполнителям, поющим с гитарой в руках. Во времена моей «ВИАшной» работы в «Веселых ребятах» и «Голубых гитарах» фанеры не было в природе. Можно по-разному относиться к прошлым временам, но не могу себе представить, чтобы, к примеру, худсовет тогдашнего нашего «Москонцерта» выпустил на гастроли по стране коллектив с «фанерной» программой. Да и позже, когда я стал работать самостоятельно, эпидемия сия меня, слава Богу, не зацепила. Попробуйте себе на минуточку представить человека, имитирующего на сцене пение под собственный аккомпанемент на гитаре… Это может приемлемо смотреться, наверное, только в цирке в исполнении клоуна, ну, или на худой случай – пациента психбольницы…

А что касается профессиональной сцены, каждый человек, считающий себя музыкантом, попросту деградирует, выходя к зрителям и публично занимаясь вместо музыки, простите за резкое, но на мой взгляд, очень точное определение – «мастурбированием» под нее. По большому счету, мне просто жалко невольников «фанеры», эксплуатируемых их продюсерами. Ведь в подсознании, какой бы ты ни был наглый и замаскированный – все равно сидит страх, присущий банальным воришкам: - А вдруг – подловят?

Отсюда – и в огромное количестве топчущиеся за кулисами - грозные «кевины коснеры» наших скороспелых «звезд», и их прислуга, шныряющая с мини-дисками от гримерок к пультам и нашептывающая звукорежиссерам на ухо номера треков…

А что касается зрителей, подавляющему большинству которых, к сожалению, совершенно по фигу сегодня – «фанера» там, не «фанера»… у людей, мне кажется, все равно – когда-нибудь должен сработать инстинкт самоохранения, свойственный человеку разумному. Если, конечно, он таковым является. Ведь беспрерывное потребление «фанерных консервов» при отсутствии натуральных витаминов, имеющихся только в живой музыке, рано или поздно приводит к своеобразной ителлектуальной цинге со всеми ее «радостными» последствиями.

Я сам отец двоих парней, серьезно интересующихся музыкой. И если взрослым, плотно подсаженным за последние 15 лет на фанерную иглу, уже трудно менять свои представления о том, как она, вообще, выглядит – на-стоящая музыка, то хоть о детях следует, наконец, подумать всерьез. Их-то зачем калечить? Если перефразировать отечественного классика – то неужели все на свете нарубленные на «фанере» деньги стоят той самой сакраментальной «слезы ребенка» - его перевернутого сознания?


Михаил ТОПАЛОВ, продюсер группы SMASH!!



- Материал Владимира Попкова – очень профессионален и точен. Если он только не останется «гласом вопиющего в пустыне», должен, на мой взгляд, хоть кого-то заставить задуматься. И тогда, может, что-то и начнет меняться к лучшему. Ведь вся отечественная мыльно-фанерная эпопея, без сомнения, являющаяся позорным пятном на челе музыкального сообщества страны, по сути и природе своей - ни что иное, как суррогатный заменитель. Причем, чего угодно. Это как, простите, вибраторы или имитаторы вместо любви.

Я бы не стал сокрушаться по загнанным в угол рок-легендам прошлого. Яркий талант в любое время найдет свой путь и не станет сокрушаться по поводу своей «недопонятости». Яркий талант всегда развивается во времени. Хуже другое – когда в результате студийно-«фанерных» опусов со сцены с одинаковым уровнем качества может звучать талант и бездарность. И вот здесь мы уже входим в сферу обмана, подделок, а говоря языком уголовных кодексов – обычного заурядного мошенничества.

Я понимаю, хотя и не могу сказать, что «принимаю», ситуацию с телевидением. Это все-таки в первую очередь – видеоряд, а не звуковой ряд. Зрителя в данном случае интересует, в первую очередь, видовая сторона вопроса, а не способность того или иного исполнителя работать «вживую». И когда снимаются на ТВ праздничные сборные концерты, действительно, возникает дилемма – либо по десять-пятнадцать минут перенастраивать звук под каждого выступающего артиста, и тогда зритель должен быть готов к тому, что ему придется сидеть и ждать, и провести в зале примерно в два раза больше времени, либо довольствоваться лишь созерцанием своих любимых звезд, и только. Но при этом зритель должен четко знать и понимать, что не артист выступает для него, а он, зритель, существует в этом зале не для создания «интершума» - аплодисментови и в качестве «голов» для камеры на кране. Ему, зрителю, в таком случае. Как массовке - надо бы за это платить зарплату. За потраченное в целях ТВ-канала время. Как раньше, да и теперь, всегда делалось в кино. Может, с учетом всех нюансов, можно зрителю и не платить. Но уж точно, грешно брать с него деньги за подобные мероприятия. Когда идет съемка, делаются дубли, организаторы держат на своих местах измученных людей часами, без перерывов (ПТС работает, «счетчик» стучт!) Повторяю, я считаю это – издевательством и откровенным мошенничеством и с морально-этической, и с юридической точек зрения.

Два года назад был создан музыкальный проект под названием SMASH!! В его идеологии лежала простая мысль – показать, что в понятии отечественной поп-музыки элемент самой «музыки» может играть главенствующую роль. В цивилизованном мире это многократно доказали Стинг, Фил Коллинз, Питер Гэбриэл, Джо Кокер, Род Стюарт и многие другие именно «поп», а не «рок» звезды. И вместе с тем, если кому-то удавалось побывать на «живых» концертах Бритни Спирз, Бэкстрит Бойз, Н”Синк или Джастина Тимберлэйка, то они с удивлением обнаруживали, что их музыка в живом исполнении по стилю больше относится к «рок», чем «поп».

После записи первого альбома SMASH!!, после снятия пары клипов, возникла задача концертных выступлений. И мы поехали по стране, сопровождаемые звукорежиссером с мини-диском. Правда, надо отдать должное, пели «живьем». Но музыкой, идущей из компьютера, все равно, сколько ни старайся, струны человеческой души не затронуть. И зрителя обмануть нельзя. «Плакать» может гитарная или скрипичная струна. Компьютеры не плачут. И через два месяца нам стало понятно, что в шоу-бизнесе на первом месте должно стоять «шоу», а никак не «бизнес». Мы остановились, собрали потрясающую группу музыкантов и заявили, что группа SMASH!! отныне будет работать только «живым» звуком.

Признаюсь честно, денег от этого не прибавилось. Убавилось – да. Но никакие деньги не сравнятся с ощущением творчества, с теми эмоциями, которые ты даришь людям и стократно получаешь от них взамен. Ведь любое творчество, загнанное в рамки записанной и, соответственно, неизменяемой фонограммы - обречено. Артист, лишенный возможности импровизации, неизбежно - стагнирует. Это – аксиома. Движение – абсолютно в своей сути. Стоять на месте невозможно. И когда я смотрю записи живых концертов группы, сделанные полтора года назад и казавшиеся мне тогда чуть ли не вершиной музыкального мастерства, и сравниваю их с сегодняшними выступлениями, то предыдущие кажутся просто художественной самодеятельностью. Потому что коллектив растет профессионально. А под «фанеру», повторяю, вырасти невозможно. Именно поэтому стиль «поп», в котором работают и Мадонна, и Майкл Джексон, у нас в стране нашими поп-коллективами превращен в ставшее для всех нормальных людей оскорбительным словом «попса».

А эта дорожка – крайне скользкая. В итоге «рок»-музыкой начинают называть исполнения, хоть и без сомнения, ярких и талантливых артистов, таких как Земфира и группа «Ленинград», но произведения которых можно отнести к стилю «рок» не более, чем произведения Моцарта или Брамса. А дальше «лучшей рок-группой» страны признаются «фанерные» «Звери». И так же появляется и выступает стран-ный коллектив под названием “YES” – и это при живых-то Иэне Андерсоне, Рике Уэйкмане и Стиве Хау! Где, в какой цивилизованной стране такое было бы возможно?

Когда-то Бисмарк сказал: «Всякий народ заслуживает то правительство, которое имеет». Эту гениальную фразу можно вполне трансформировать и на музыку. Если наш многострадальный народ довольствуется тем убожеством, которым его пичкают наплодившиеся непомерно «диктаторы» музыкальных вкусов, чаще всего даже не отяготившие свое детство музыкальным образованием, и пришедшие к продюсированию из торгово-закупочных фирм, если этому народу нравится быть постоянно обманутым и одураченным, ибо едва ли даже десятая часть аудитории «фанерного» концерта не понимает, что перед ними на сцене, может, и «выступают», но уж никак не «исполняют» и не «поют», - что делать? Поэтому постоянно растущая куча мошенников от искусства выкачивает из него трудовые рубли, а добрый и глупый народ на это «ведется». Причем, что обиднее всего - абсолютно добровольно. Но помимо тех, кто на этом примитивно наживается, забывая, что гробит эстетическое будущее собственных же детей, помимо тех, кто все понимает, жалеет этот самый обманутый народ, но ничего не делает, есть и те, кто хочет изменить эту картинку и честно делает свое дело. В них видят «занозу», в них видят угрозу своим кошелькам, им не дают прохода, стараются не пустить в эфиры, а они просто делают свое дело и дарят людям частичку себя. А это и есть талант – уметь дарить. И талант все равно победит. Если он – талант. И, кстати, группа SMASH!! – тому пример. Потому что все надо делать в этой жизни честно. И особенно, трудиться. Ибо, как говаривал еще Максим Горький, талант – это один процент способностей. Остальное – трудолюбие.

Александр ЖУРБИН, композитор:

Думаю, Владимир Попков, с которым я знаком как с соавтором более 20 лет, очень точно, своевременно и с глубоким знанием предмета поднял нашу больную проблему. Казалось бы, частный технический вопрос: ну какая нам разница, что именно делает артист перед нами – танцует, бегает по сцене, выпучивает глаза и при этом напрягает голосовые связки или же у него активно работают только ноги, руки да челюсти, а связки отключены?
На самом деле разница огромная. Настоящий артист «под фанеру» не выступает. Тот, кто выступает «под фанеру», не артист. Есть три способа борьбы с фанерой. Первый – художественный. То есть постараться убедить артистов, что «фанера» даже самая роскошная, хуже, чем живое исполнение.
Даже с ошибками, помарками, с «киксами» и «петухами» живое исполнение – я имею в виду реально живое, не под «минус», а под реально играющих музыкантов – всегда лучше. Конечно, у хороших, у настоящих артистов. А плохие артисты в этой ситуации просто не выживают и меняют профессию.
Я видел «живьём» Мадонну и Боба Дилана, Фрэнка Синатру и Дэвида Боуи (специально называю тех, кто в Россию не приезжал). О том, как на концерте работают Deep Purple и Элтон Джон, Мэрайя Кэри и Уитни Хьюстон, теперь знают в России не понаслышке тысячи их поклонников, побывавшие на концертах. Так вот, осмелюсь утверждать, что все вышеперечисленные – не только великие Recording Artists (есть такое понятие, означающее артист, работающий в сфере грамзаписи), но они и великие live performers, исполнители вживую. Это два разных типа искусства, близких, но не идентичных.
Второй способ борьбы с фанерой – моральный. То есть постараться убедить артистов, что продавать билеты на «фанерные» концерты безнравственно. Я понимаю, что это очень слабое слово, которое никого не остановит, если речь идёт о большх деньгах и сверхприбылях. И всё же у артистов должна быть совесть. А коль уж его жадный продюсер заставляет петь под фонограмму, то пусть скажет зрителям: «Господа, сейчас вы прослушаете мою запись, сделанную в студии. А я буду открывать рот. Если вам не понравится – получите обратно свои деньги». Но пока я про такое не слыхал. И вряд ли услышу…
Кстати, все разговоры, что на телевидении можно петь только под «плюс» – неправда. Большие артисты всегда поют вживую. И по телевидению тоже. А на Западе, если обнаруживается, что артист открывает рот (по-английски это называется lip-synching), то разражается страшный скандал. Недавно такой скандал был со знаменитым рэппером Эминемом, который делал «это» в передаче Saturday Night Live, и вся Америка заметила это. Боже, что тут началось!
Но если первые два способа не помогают, вступает третий способ – юридический. Напомню еще раз печальную историю «Милли Ванилли» (небось, нынешняя молодёжь про таких и не слыхала). «Милли Ванилли» назывался дуэт Фаба Морвана и Роба Пилатуса, которые работали в Германии в середине 80-х. Кажется, они единственные за всю историю, у которых отобрали премию «Грэмми», когда выяснилось что они только двигались и открывали рот, а пели за них совсем другие. Продюсер Фрэнк Фариан (тот же, что запустил «Бони М») был вынужден признать свою вину. Суд постановил, что фирма грамзаписи «Ариста» должна каждому желающему вернуть деньги за купленные альбомы «Милли Ванилли».
С тех пор ни один продюсер не рисковал и ни одна фирма грамзаписи не делала подобных афер.
Так вот, если у нас какого-то известного «фанерщика» оштрафовали бы на крупную сумму и об этом стало бы широко известно, то:
– у нас резко бы сократилось количество попсовых исполнителей;
– у нас полностью исчезла бы «фанера» из больших концертных залов.
Сергей СКАЧКОВ, солист легендарной группы «Земляне»

Сейчас только ленивый ещё не говорил о «фанерных» делах, равно, как только ленивый ещё не работал под столь любимую и удобную «фанеру», в этом я полностью согласен и с «предыдущими ораторами», и моим другом и соавтором Владимиром Попковым. Появляясь на сборном концерте, ты вольно или невольно подчиняешься регламенту, диктуемому устроителями. А поскольку «сборники» – это, как правило, ещё и съёмка той или иной телепрограммы, когда саундтрек пишется с линии синхронно с картинкой, условия выступления, как говорится, не «оговариваются»,а «приговариваются» заранее…Другое дело рок-фестивали или «сольники». Вот тут уж – извините! Кому в голову придёт припереться с «фанерой»? А если серьёзно, думаю, здесь надо наконец-то отделить мух от котлет. За «сольники», которых, кстати, не так уж много, да и далеко не каждый коллектив сегодня в состоянии их собрать, если они «фанерные», конечно же, надо наказывать. Это дело прессы и юристов. А концерт-телесъёмку по-честному заявлять в афишах. Пусть зрители, если их это устраивает, покупают билеты и поддерживают таким образом рублём нашего родного «отечественного производителя».Тем же, кто до сих пор пытается устраивать «фанерные чёсы», пора объяснить, что на дворе уже 2005-й, а не 1989 год, когда зрители с радостью «хавали» всё без разбору…


^ А ФАНЕРА ВСЁ ПРОЛЕТАЕТ...

Минувшим летом «ЛГ» не однажды обращалась к этой, казалось бы, сугубо частной и узкоспециальной, но в то же время более чем показательной (если говорить о современной российской культуре как таковой) теме – «пению» под фонограмму. Начало разговору было положено большой, вскрывающей «генезис» проблемы статьёй известного музыкального журналиста Владимира Попкова (№ 24). После чего на страницах «ЛГ» высказались многие уважаемые известные исполнители.

Коллективный вердикт выглядел достаточно ясным: захлестнувшая страну эпидемия «фанерного пения» при всей на первый взгляд пустяшности болезни (подумаешь, не обман ведь даже, а так – лёгкое надувательство) представляет собой самую настоящую опухоль, поразившую нашу эстраду и грозящую необратимым изменением её «генетического кода». Почти все высказавшиеся – от певцов-депутатов И.Кобзона и А.Розенбаума до солиста гремевших в дофонограммную эру «Землян» С.Скачкова – говорили если не о запрете, то уж по крайней мере о необходимости введения чёткого разграничения живого и «мёртвого» пения, с обязательным упоминанием в афишах о применении артистом средств технического «облапошивания».

И тогда ведь казалось, что дело за малым, что оно вот-вот сдвинется с мёртвой точки, что восторжествует на российском бескрайнем эстрадном материке хоть одна сущностная справедливость. В мае вице-спикер Л.Слиска выступила с инициативой законодательного закрепления «условий использования фонограммы». Был и депутатский запрос двух вышеупомянутых членов думского Комитета по культуре. Было и выступление ответственного минкультовского чиновника Андрея Вульфа (подкреплённое ссылкой на мнение первого лица ведомства) о том, что этому «отвратительному явлению» скоро придёт конец.

Надо ли говорить, где находится пресловутый воз. Хотя вроде бы и в текст Закона «О защите прав потребителей» внесён соответствующий параграф, и из регионов приходят обнадёживающие вести (территориальное управление Роспотребнадзора по Свердловской области вынесло предписание в адрес фирм, оказывающих услуги по организации концертов, новоиспечённый «Пермконцерт» планирует представить в городскую Думу запретительный законопроект, и, по слухам «из авторитетных источников», некий главный, грозный, глобальный документ, призванный покончить с «контрафактным» пением раз и навсегда, вроде бы уже вот-вот будет извлечён из-под высокоположенного сукна.

Но в то же самое время те же самые источники недвусмысленно констатируют: по большому счёту на какие-то серьёзные подвижки в обозримом будущем вряд ли стоит рассчитывать. И разъясняют: слишком мощное лобби у империи безголосых исполнителей, слишком большие деньги крутятся в унисон с тысячами «плюсовых» фонограмм…

А вот Туркменбаши, как к нему ни относись, в одночасье взял и расставил все точки над верхним «до»: в ходе дебатов на заседании кабинета министров Туркменистана, транслировавшемся по национальному телевидению, была озвучена однозначная формулировка: запретить использование фонограмм на государственных праздниках, на ТВ и в местах «массового посещения граждан». По этому поводу можно сколько угодно смеяться и иронизировать, но усомниться в том, что туркмены отныне раз и навсегда перестанут просто открывать рот под музыку, не приходится. Да и чувства самоуважения никакая язвительная ирония в данном случае, увы, не прибавит.

Что остаётся? Вспомнить слова Гоголя о «такой уж, надувательской земле» и успокоиться? Или всё же уповать на глас вопиющего в пустыне… Наверное, стоит, если учесть, что «глас» этот «живой», «не фанерный».

Отдел «ИСКУССТВО».

«ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА», 26.10. 2007 г.






СИТУАЦИЯ
^

А фанера всё пролетает...


Минувшим летом «ЛГ» не однажды обращалась к этой, казалось бы, сугубо частной и узкоспециальной, но в то же время более чем показательной (если говорить о современной российской культуре как таковой) теме – «пению» под фонограмму. Начало разговору было положено большой, вскрывающей «генезис» проблемы статьёй Владимира Попкова (№ 24). После чего на страницах «ЛГ» высказались многие уважаемые известные исполнители.
Коллективный вердикт выглядел достаточно ясным: захлестнувшая страну эпидемия «фанерного пения» при всей на первый взгляд пустяшности болезни (подумаешь, не обман ведь даже, а так – лёгкое надувательство) представляет собой самую настоящую опухоль, поразившую нашу эстраду и грозящую необратимым изменением её «генетического кода». Почти все высказавшиеся – от певцов-депутатов И. Кобзона и А. Розенбаума до солиста гремевших в дофонограммную эру «Землян» С. Скачкова – говорили если не о запрете, то уж по крайней мере о необходимости введения чёткого разграничения живого и «мёртвого» пения, с обязательным упоминанием в афишах о применении артистом средств технического «облапошивания».
И тогда ведь казалось, что дело за малым, что оно вот-вот сдвинется с мёртвой точки, что восторжествует на российском бескрайнем эстрадном материке хоть одна сущностная справедливость. В мае вице-спикер Л. Слиска выступила с инициативой законодательного закрепления «условий использования фонограммы». Был и депутатский запрос двух вышеупомянутых членов думского Комитета по культуре. Было и выступление ответственного минкультовского чиновника Андрея Вульфа (подкреплённое ссылкой на мнение первого лица ведомства) о том, что этому «отвратительному явлению» скоро придёт конец.
Надо ли говорить, где находится пресловутый воз. Хотя вроде бы и в текст Закона «О защите прав потребителей» внесён соответствующий параграф, и из регионов приходят обнадёживающие вести (территориальное управление Роспотребнадзора по Свердловской области вынесло предписание в адрес фирм, оказывающих услуги по организации концертов, новоиспечённый «Пермконцерт» планирует представить в городскую Думу запретительный законопроект, и, по слухам «из авторитетных источников», некий главный, грозный, глобальный документ, призванный покончить с «контрафактным» пением раз и навсегда, вроде бы уже вот-вот будет извлечён из-под высокоположенного сукна.
Но в то же самое время те же самые источники недвусмысленно констатируют: по большому счёту на какие-то серьёзные подвижки в обозримом будущем вряд ли стоит рассчитывать. И разъясняют: слишком мощное лобби у империи безголосых исполнителей, слишком большие деньги крутятся в унисон с тысячами «плюсовых» фонограмм…
А вот Туркменбаши, как к нему ни относись, в одночасье взял и расставил все точки над верхним «до»: в ходе дебатов на заседании кабинета министров Туркменистана, транслировавшемся по национальному телевидению, была озвучена однозначная формулировка: запретить использование фонограмм на государственных праздниках, на ТВ и в местах «массового посещения граждан». По этому поводу можно сколько угодно смеяться и иронизировать, но усомниться в том, что туркмены отныне раз и навсегда перестанут просто открывать рот под музыку, не приходится. Да и чувства самоуважения никакая язвительная ирония в данном случае, увы, не прибавит.
Что остаётся? Вспомнить слова Гоголя о «такой уж, надувательской земле» и успокоиться? Или всё же уповать на глас вопиющего в пустыне… Наверное, стоит, если учесть, что «глас» этот «живой», «не фанерный».

Отдел «ИСКУССТВО»

©"Литературная газета", 2005
















 

















  



 






Похожие:

«литературная газета» iconКамешки из леты
«пятой графой». А у научно-технической интеллигенции была тогда в моде «Литературная газета». В каждом номере на последней странице...
«литературная газета» iconЛитературная игра по «Повестям Белкина» А. С. Пушкина для 7–8-х классов
Литературная игра по «Повестям Белкина» А. С. Пушкина для 7-8-х классов узнайте героя по портрету
«литературная газета» iconПутину в. В. Копия: Государственная Дума
Редакции газет «Аргументы и факты», «Известия», «Комсомольская правда», «Труд», «Российская газета», «Парламентская газета», «Независимая...
«литературная газета» iconСценарий по книге тв журналистика Кузнецова Сценарий литературная запись изобразительного и звукового решения будущего экранного сообщения
Сценарий – литературная запись изобразительного и звукового решения будущего экранного сообщения
«литературная газета» iconЛитературная гостиная, посвящённая творчеству У. Шекспира Цели и задачи мероприятия

«литературная газета» icon«Ах, война…» Литературная гостиная
Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №36»
«литературная газета» iconКонстантин Николаевич Леонтьев Моя литературная судьба. Автобиография Константина Леонтьева
А молодого русского консула светского человека и художника по натуре, которого
«литературная газета» iconЛитературная викторина
В публикации представлено внеклассное мероприятие – литературный конкурс, направленное на расширение и углубление знаний обучающихся...
«литературная газета» iconЛитературная гостинная
Это добровольной объединение творческих сил города, основанное на общем интересе к литературно-художественному наследию нашей Родины,...
«литературная газета» iconИсточник: газета "Рыбный Мурман" №31 1975 года
Бобров а. С., капитан танкера «Кузомень» в 1975 году. Рыбацкая газета называет капитана умелым производственником, заботливым воспитателем...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов