Не замести снегам память… icon

Не замести снегам память…



НазваниеНе замести снегам память…
Дата конвертации26.08.2012
Размер86.64 Kb.
ТипДокументы

- -



НЕ ЗАМЕСТИ СНЕГАМ ПАМЯТЬ…

Так назывались мои стихи, на которые к Фестивалю, посвященному 85-летию Арно Бабаджаняна, его сыном Ара Бабаджаняном была написана песня, посвященная памяти великого композитора: «Не замести снегам память, не унесет память мою вода…» Очень жаль, что ее так и не спел лучший исполнитель песен Бабаджаняна - Муслим Магомаев… Слова этой песни снова и снова вспоминались в скорбные осенние дни ушедшего високосного 2008 года, принесшего нам немало тяжелых потерь. Среди них была – одна из самых горьких и невосполнимых, когда столь безвременно оборвалась жизнь Народного артиста СССР Муслима Магомаева. 25 октября 2008 года в 6 часов 49 минут его сердце остановилось навсегда. А вместе с ним – надежды на возвращение и продолжение ушедшего от нас чуда. До сих пор трудно осмыслить произошедшее, справиться с болевым шоком, настигшим тогда всех тех, кто бесконечно любил этого человека. А таких - были миллионы и миллионы. Вся наша великая страна. Я не знаю никого, равнодушного к его голосу, к тому, как он пел. От нас безвременно ушел, воистину - Великий Артист. Голос эпохи, как называли его в многочисленных публикациях, появившихся в связи со смертью Муслима Магомаева. Трудно, очень трудно найти какие-то уместные слова, чтобы обозначить в полной мере то несчастье, что постигло всех нас в прошедшем октябре. В ночь, когда время повернулось вспять (вот такое знаковое совпадение – в это время страна переводила стрелки на час назад!) нас покинул человек, без которого очень трудно представить теперь себе нашу музыку. Муслим Магомаев ушел недосягаемым для тех, кто многие годы суетясь у его ног, пытался затмить его славу, сопоставить свою попсовую значимость с тем, что он сделал в нашей музыкальной культуре. Культуре, которая принадлежала нам всем – гражданам единой, огромной 250-миллионной страны, еще не раскромсанной нынешними границами. «Все трещины мира проходят через сердца творцов» - задолго до нас было сказано. Вот эти самые «трещины» исполосовавшие нашу многонациональную неделимую, как казалось некогда, культуру, не пощадили и сердце великого, всеми любимого артиста. Последнего из могикан той страны великой музыкальной культуры, что звалась нашей общей родиной – Советским Союзом. В «штормовые девяностые» новоявленные «младореформаторы» лучшими методами своих дедов-прадедов большевиков разрушали «до основания», (а зачем? – В. П.) все, что дотоле десятилетиями создавалось лучшими творцами нашей многонациональной великой страны. Нет, книги «коммунистических времен» по-геббельсовски публично не сжигали на площадях. Все было по-другому. Но не менее отвратительно в своем цинизме. Тихо, под «неусыпным оком», прикормленных «демократизированных» и приватизированных СМИ, планомерно удавливали то, что любили, чем гордились все мы.
Да когда после клятв




^ М. Магомаев, А. Бабаджанян, Р. Рождественский – великая тройка

первого президента новой России, ее «гаранта» и его публичных обещаний лечь на рельсы, отвечая за свои слова, страна просыпалась обворованной, в одночасье, судорожно постигая значение дотоле неизвестного ей слова «дефолт», а голодные шахтеры стучали касками возле расстрелянного танками по команде этого самого «гаранта» и спешно восстановленного турецкими гастарбайтерами здания нашего Парламента, как говорится, было - не до музыки. Под шумок разбазаривались, разворовывались наши национальные сокровищницы. В тщательно охраняемый Гохран с изрядно оскудевшим золотым запасом, посторонняя нога не могла ступить, как и раньше. Разграбливались, прикарманивались, выбрасывались на помойку бесценные фонды Гостелерадио, ДЗЗ, фирмы грамзаписи «Мелодия» других наших сокровищниц, не менее значимых для мировой культуры, чем Третьяковка, Эрмитаж и музеи Кремля. Бесследно исчезали записи золотого фонда наших гениев музыкальной культуры, выплывшие ныне на свет в коммерческих изданиях. Я собственными глазами видел у мусорных баков во дворе Бюро пропаганды музыкального искусства на бывшей ул. Готвальда полусгоревшие кипы авторских клавиров всем известных песен, партитуры оркестра Силантьева… Все тогда больше интересовались чубайсовскими ваучерами и «фантиками» общесоюзного «лохотрона» - «МММ» от мегамошенника Мавроди. А по «ящику» последние остатки разума у страны в прайм-тайме изымали «чумаки» и «кашпировские»… К самим Богом, наверное, подаренному исключению, можно отнести то, сохраненное, что создала «могучая кучка» гениев второй половины ушедшего века. Они, к нашему великому счастью, совпали во времени и пространстве - Арно Бабаджанян, Муслим Магомаев, Гарольд Регистан, Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский... И то, что создали они – видимо, навсегда уже останется недосягаемым. Потому что, в эпоху, когда вокруг горели большие или меньшие «звездочки», нам была ниспослана целая галактика творцов. И среди них - настоящая планета, пылающая плазмой подобно Солнцу, воплощенная в немыслимом по красоте и мощи, голосе Муслима Магомаева! По степени подлинного аристократизма, лиризма, поистине - демонической силы, проникновенности и ни с чем не сопоставимой чувственности, слившихся воедино, этому артисту - нет равных! И какая удача, что они встретились в свои лучшие годы - армянин Бабаджанян и азербайджанец Магомаев и оставили нам то, что мы любим, чем мы гордимся по сей день. Создавая свои шедевры, они не заглядывали в паспорта друг к другу, в графу «национальность», а просто творили, искренне дружили и любили, понимая необходимость друг в друге. И вряд ли, видимо, теперь появится что-то соотносимое с этими Эверестами песенного творчества… Время не остановишь. Придут другие творцы. Но подобного явления, с которым будут столь ярко и неразрывно связаны наши самые счастливые мгновения в судьбе, уже, видимо, не будет никогда. Ушел от нас в начале восьмидесятых блестящий пианист и потрясающий композитор, сочинивший незабываемые мелодии. В первом десятилетии нового века навсегда замолчал бриллиантовый голос, доносивший их в наши сердца. На каждом «Голубом огоньке» или концерте из Колонного зала миллионы людей в огромной стране - от Камчатки до Львова, как чуда, ждали у телеэкранов очередной премьеры песни Арно Бабаджаняна в исполнении Муслима Магомаева. Хотя было (да пусть они не обидятся) множество других замечательных, талантливых композиторов и певцов, но то, что создавал этот интернациональный союз двух национальных гениев своих народов, по определению, было недосягаемым для других. Лучшими - их никто не назначал в ЦК КПСС. Их выбрал народ. За их нетленные песни «Лучший город земли», «Благодарю тебя», « Не спеши», «Королева красоты», «Зимняя любовь», «Пока я помню, я живу!», «Позови меня», «Загадай желание», «Свадьба», «Улыбнись», «Встреча», «Твои следы», «Зимняя любовь», «Чертово колесо», « Голубая тайга», множество других шедевров, навсегда оставшихся на дисках и в нашей благодарной памяти. Я скорее соглашусь с расхожей фразой и признаю, что у меня нет головы, жалея о потерянной великой общей родине, чем забыв, про то, что у меня есть сердце, сотру из памяти все то, что соединяло нас единой кровеносной системой. Следы этой «вивисекции» не заживают вот уже почти два десятилетия, после того, как одолеваемые личными амбициями и жаждущие назвать себя новомодным словом «президент», три недавних заштатных партфункционера в глубине Беловежской пущи не остановились перед тем, чтобы, что называется - пустить под нож нашу общую жизнь и историю, исполосовав ее границами. Разбежавшиеся после этого из общего двора, братские республики, понесли огромные потери не только в экономике, став жертвами разрушения многолетних связей и коммуникаций. Не меньшие, порой, трагические потери понесли национальные культуры, лишившись возможности былого взаимопроникновения и взаимообогащения. И такие глобальные явления, как интернациональный творческий союз Арно Бабаджаняна и Муслима Магомаева были ярчайшими символами той утраченной эпохи. Эпохи межнациональной дружбы, доверия и человечности. Сейчас, лишившись былой общей кровеносной системы, мы соединены лишь системой памяти о том времени, в котором жили и творили не только для всей многонациональной гигантской страны, но и для всего мира два наднациональных гения. Только понеся такие потери, как безвременно ушедшие Арно Бабаджанян и Муслим Магомаев, начинаешь понимать - насколько эти люди и все, что было связано с ним, было нужно всем нам! Арно, сгоревший в свои 62 года, как неистово пылавшая свеча, Муслим – в 66, пусть – уже не поющий на огромных сценах, недоступный и редко появляющийся под объективами телекамер на людях.

^ Это был союз гениев музыки!

Но как же было необходимо, чтобы они - жили и были! Как воздух, отсутствие которого начинаешь чувствовать, когда перехватывает горло, когда его не станет. Сейчас у всей страны – не только экономический кризис, смягченный некой стабилизационной подушкой. Добавилась и нравственная асфиксия, все подлежит ревизии и переоценке. Как после Дубровки и Беслана, когда мы, не отрываясь от экранов, ждали от властей более гуманных и разумных действий. Так же было и во время прощания с Великим Артистом Муслимом Магомаевым в Зале Чайковского, куда никто из высшего руководства не счел нужным явиться, чтоб отдать последний долг человеку, Народному артисту СССР, столь много сделавшему для всей нашей огромной страны. В очередной раз – разочарование и чувство горечи. Теперь всем надо учиться жить заново, уже без, навсегда покинувшего нас великого современника. «Нам не дано предугадать…», сказал Тютчев. Не зная много другого из того, что может ожидать нас в нашей «стране чудес», знаю точно одно: песни Арно Бабаджаняна, голос Муслима Магомаева, как уже нечто необходимое для элементарного выживания, никогда не забудут, как бы ни складывалась наша жизнь и что бы ни происходило с нами дальше. Просто – из инстинкта самосохранения. Потому что, мы уже не раз выживали, только благодаря своей памяти. А память, как известно – родина души человека. С уходом Муслима, не просто сдвинулась время, обрушилась последняя несущая стена, которая отделяет нынешний пресловутый шоу-бизнес от того, что во время Бабаджаняна и Магомаева звалось высоким словом - искусство. Окончательно сменилась сама семантика слова «петь». Места ведущих вокалистов на главных сценах страны и телеящиках заняли «сердючки» с «моисеевыми» и парикмахеры. «Гламур - орда мамаева", как назвал ее Евгений Евтушенко в стихотворении, посвященном памяти своего друга Муслима Магомаева. В те скорбные дни конца октября миллионы людей, искренне любившие великого артиста, с именем которого у них было связано все самое лучшее и светлое в нашей идиотской жизни с ее револю-циями, дефолтами и кризисами, смотрели выпуски новостей и вытирали слезы, как и все те, кто шли к его гробу нескончаемым потоком по Садовому кольцу с цветами, купленными в дни кризиса, может быть, на последние деньги. Шли, склонив головы, к сцене Зала

^ Ереван 2006 г. В дни юбилейного Фестиваля композитора. Здесь жил Арно Бабаджанян

Чайковского, с которой Муслим - юный и неистово талантливый, когда-то, подобно комете, ворвался в наши души с песнями Арно Бабаджаняна и остался там навечно! Печально, что кто-то зовет нас забыть все это и в угоду своим личным политическим амбициям, пытается вытравить из нас память об этом времени. Народы всегда ссорили и сталкивали в войнах недалекие политики. Творцы же - всегда мирили и объединяли. Потому что культура и духовность – во все века были ценностями непреходящими. А политики - они приходят и уходят и никто не помнит после произнесенных ими речей, а зачастую – и их имен. Навсегда остаются, переходя из поколения в поколение, только великие произведения, книги, полотна, фильмы, любимые песни. А в благодарной памяти народной - их создатели. И наш долг – не только восхищаться этими шедеврами, надо не забывать, благодаря чему они появились на свет. Только, тогда, когда люди говорят, понимая друг друга с полуслова-полувздоха, подобно влюбленным, с радостью объединяют свои души и таланты в искреннем желании общего созидания, возможно достижение того, к чему стремится каждый из них в отдельности. Тому, что именуется простым человеческим счастьем. Состоящем из, казалось бы, столь простого, но столь необходимого всем нам. Благополучия и достатка в домах, спокойствия за своих детей, вдохновения, радости творчества и возможности до конца верить друг другу. Арно Бабаджанян и Муслим Магомаев были не только великими творцами, они были по-настоящему - счастливыми людьми! Потому что, все это у них было. Иначе бы не родились их бессмертные песни. Вслушиваясь в них и сегодня, все больше и больше это понимаешь. И когда за окном зимняя метель, все же очень хочется верить – «не замести снегам память…»

P.S. Несмотря на определенное давление и даже угрозы со стороны экстремистов, в Светлановском зале Московского Международного Дома Музыки состоялся концерт «Нет

^ Под сводами переполненного Светлановского зала ММДМ снова звучат незабываемые песни…

песни без тебя». Снова на афише рядом были два великих имени армянина Арно Бабаджаняна и азербайджанца Муслима Магомаева. Под сводами зала в исполнении солистов Арт-проекта «Тенора XXI века» и Симфонического оркестра Москвы «Русская филармония», в новых авторских аранжировках П. Овсянникова, звучали незабываемые произведения, созданные двумя ушедшим от нас гениями. Переполненный до отказа зал каждую прозвучавшую песню встречал долгими аплодисментами, зачастую переходившими в настоящую овацию. И, как и прежде, при жизни двух великих мастеров, создавших незабываемые шедевры, им аплодировали, нисколько не интересуясь национальной принадлежностью друг друга, объединенные общей любовью к их музыке, счастливые, улыбающиеся люди…

Владимир Попков




Похожие:

Не замести снегам память… iconПамять развивающие игры и упражнения
Память – это запоминание, сохранение и последующее воспроизведение того, то воспринималось, переживание или делалось ранее
Не замести снегам память… iconУроку по теме: «Назначение и основные характеристики памяти. Внутренняя память. Внешняя память»
«Назначение и основные характеристики памяти. Внутренняя память. Внешняя память»
Не замести снегам память… iconКак тренировать память
Сначала научитесь концентрировать внимание. Слабая память — это нередко слабое внимание
Не замести снегам память… iconСнова черные кони проскачут, пронесут мою тень по земле
Я не верю гадалкам и магам, гороскопов скупой приговор, по трясинам снегам и оврагам, выбираясь на свет и простор
Не замести снегам память… iconК истории политических репрессий на Брянщине в 1937-1938 гг. «Боль и память»
«Боль и память»: Матер краевед чтений. 28 февраля 2006 г. / Брян обл науч универс б-ка им. Ф. И. Тютчева. Брянск, 2005. С. 17
Не замести снегам память… iconАрхеология брянской земли и политические репрессии коммунистического режима «Боль и память»
«Боль и память»: Матер краевед чтений. 28 февраля 2006 г. / Брян обл науч универс б-ка им. Ф. И. Тютчева. Брянск, 2005. С. 47
Не замести снегам память… iconУрок мужества ко Дню Победы
Главное же – о них помнят. И эта память передаётся из поколения в поколение и не даёт померкнуть далёким дням и событиям. Одним из...
Не замести снегам память… iconПока есть день Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти
Память об умерших не должна изгладиться из нашего сердца, любовь к ним не должна прекратиться, но память эта превращается в любовь...
Не замести снегам память… iconМасленников александр Семенович
Беломорской базы Гослова: капитан, капитан-наставник, начальник экспедиции, замести­тель начальника флотилии. Награжден почетным...
Не замести снегам память… iconПрипев: Зайдешь однажды ты укрыться от дождя в осеннее кафе, где я так ждал тебя Осеннее кафе любви прекрасный миг Осеннее кафе как память для двоих как память для двоих

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов