eternity icon

eternity



Названиеeternity
Дата конвертации26.08.2012
Размер292.78 Kb.
ТипДокументы
1. /eternity.txt
                      Филип Хосе Фармер


                        РЕКА ВЕЧНОСТИ



-------------------------------------------------------------
Philip Jose Farmer. River of Eternity, 1983

(с) Ирина Васильева, Сергей Трофимов, перевод, 1996

Все права сохранены. Текст помещен в архив TarraNova с
разрешения переводчиков. Любое коммерческое использование
данного текста без ведома и согласия переводчиков запрещено.
--------------------------------------------------------------



                     Предисловие автора



В десять часов утра, во вторник 12 августа 1983 года, как раз
когда я собрался напечатать первое слово этого предисловия, у
меня перед глазами проплыло какое-то крохотное существо.  Хотя
отчетливо разглядеть его, не нагибаясь вперед, я не сумел, но
это явно был паучок. Кто же еще мог спуститься ко мне с
потолка так медленно и по прямой линии?

Все верно -- малюсенький бледный паучок. Он приземлился на
бумагу, заправленную в машинку, освободился от своей паутинки,
чуть помешкал, а потом побежал прочь. Скрылся за краем листа и
теперь живет где-то у меня на столе.

Избери он другое направление, залезь он во внутренности моей
"Селектрик-II", я, наверное, выловил бы его и раздавил. Конец
пауку -- хотя вообще-то мне нравятся эти похожие на марсиан
создания. Я позволяю им расти и поедать мух, которых терпеть
не могу, пока мои марсиане не становятся слишком назойливыми
или не попадутся на глаза жене.

Мне сразу вспомнилась старая история про Брюса и паука.
Мораль, которую я извлек из нее в детстве, была такова: не
сдавайся, невзирая на обстоятельства. А сбежавший паучок навел
меня на мысль о том, что жизнь моя могла сложиться совсем
иначе, не реши я принять участие в конкурсе на премию "Шасты"
за лучший научно-фантастический роман.

Это решение могло быть не принято мною осенью 1952 года. Тогда
я только что ушел с металлургического завода "Кистоун стил энд
уайер", где проработал одиннадцать с половиной лет, и стал
свободным писателем. Было мне тридцать четыре года, жил я в
Пеории, штат Иллинойс, вместе с женой и двумя маленькими
детьми, в собственном доме -- то есть он был таковым, пока я
вносил ежемесячную плату. Я продал свою повесть "Любовники",
роман и несколько рассказов в научно-фантастические журналы и
пребывал в полной уверенности, рожденной отсутствием опыта,
что сумею содержать семью примерно на том уровне, к какому мы
привыкли.  (Не больно-то высоком: у нас даже не было машины.)
Я прочел массу книг самых разных жанров, имел степень
бакалавра по английскому языку, но об издательском деле знал
не больше, чем кочующий по Сахаре бедуин об акулах. Наивный
идеалист, я, сам того не подозревая, был обречен на
неприятности.
Идея провести конкурс принадлежала "графу" Мелвину Коршаку, владельцу и президенту "Шасты" -- маленького чикагского издательства, специализировавшегося на выпуске научной фантастики и фэнтэзи в твердых обложках. Среди их изданий нередко попадались действительно хорошие книги, за которыми теперь охотятся коллекционеры. (У меня было довольно большое собрание -- увы! -- погибшее в 1968 году во время наводнения в Лос-Анджелесе.) Вице-президентом "Шасты" был Тед Дикти, муж Джулиан Мэй. Коршак договорился с издательством "Покит букс", что оно добавит к его тысяче долларов еще три, так, чтобы победитель получил четыре тысячи. "Шаста" опубликует роман в твердой обложке, "Покит букс" -- в мягкой. А всю организацию конкурса, в том числе решение финансовых, административных и литературных вопросов, Коршак взял на себя. Четыре тысячи были в то время солидной суммой, да и продажа издания в мягкой обложке сулила немалую прибыль -- если, конечно, книга будет раскупаться,-- поскольку распространением его собиралась заняться крупная издательская фирма, а не специализированное издательство. Меня одолевало искушение принять участие в конкурсе. Но окончательное решение я принял лишь тогда, когда до конца отведенного срока остался всего месяц. Это означало, что нужно было придумать основную идею романа, спланировать сюжет, развернуть его, написать черновик, напечатать беловик и отослать рукопись в "Шасту" за тридцать дней. Времени на разработку детального плана не оставалось. Я погрузился в писание, каждый день без исключения проводя за машинкой по двенадцать-четырнадцать, а то и по шестнадцать часов. Как только очередные десять или двенадцать страниц были готовы, я вносил карандашом правку, а затем их перепечатывал кто-нибудь из троицы моих добровольных помощников. Это были Рэндалл Гаррет, живший в то время у нас, преподобный Джон Блумквист, живший по соседству, и жена моя Бетти. Гарретт, тоже писатель-фантаст, приехал к нам из Цинциннати, штат Огайо, чтобы отпраздновать вместе Рождество, и задержался годика этак на три. Блумквист, бывший священник местной церкви, принужден был оставить приход, поскольку читал слишком много проповедей о летающих тарелках. Позже он стал приверженцем дианетики, а затем науковедом. Бетти тоже вносила свою лепту в перепечатку, когда не была занята стряпней, уборкой, воспитанием детей и переустройством дома. Роман, который, насколько мне помнится, я назвал сначала "В долгу за самую плоть", катился вперед, как Река. И порою, точь-в-точь как плывшие по ней герои, я понятия не имел, куда меня вынесет течением. В последний день конкурса я закончил роман объемом в 150000 слов. Едва последние двадцать страниц были перепечатаны, как я рванул на почту (на автобусе или такси, точно не помню), и мне успели-таки поставить штемпель. Я был совершенно измотан. Измотан так сильно, что лишь через неделю приступил к следующему рассказу. (Который был отвергнут Джоном Кэмпбеллом из журнала "Эстаундинг" и Горацием Голдом из "Гэлэкси" -- что для меня совсем не ново.) Не помню, сколько времени прошло, прежде чем Коршак позвонил мне и сообщил о том, что я выиграл премию, помню только, что тянулось оно крайне медленно. Но все-таки я выиграл -- я ухватил фортуну за хвост! Фортуна, впрочем, оказалась стеклянной змейкой. Хвост оторвался, а рептилия скрылась в кустах. Приближался великий день, когда вице-президент "Покит букс" мистер Льюис (и племянник Синклера Льюиса) должен был приехать в Чикаго, чтобы вручить мне чек в присутствии газетчиков, которые запечатлеют это событие. Есть от чего закружиться голове у деревенщины из Пеории. Однако денег на проезд до Чикаго и обратно у меня не было. Коршак сказал, что чек от "Покит букс" не в его власти, но он одолжит мне деньги на билет, а затем вычтет из суммы премии. Бетти спросила, почему он не может выдать мне свою часть премии, то есть тысячу долларов. Объяснений Коршака я не помню, но звучали они весьма уклончиво. Перед торжественной церемонией вручения чека мы с Бетти зашли в контору "Шасты", располагавшуюся в подвале. Встретились с Коршаком, Дикти и Джулиан Мэй. Они держались очень дружелюбно, а я был ужасно польщен знакомством с Мэй. Ее первый рассказ в "Эстаундинг" произвел на меня сильное впечатление. Правда, мне не понравилось небрежное обращение Коршака с Дикти. Издатель вел себя со своим младшим партнером так, словно тот был у него на посылках. Мы с Льюисом и Коршаком куда-то пошли (уже не упомню куда), и нас сфотографировали в тот момент, когда Коршак вручал мне чек. Который оказался без суммы и подписи. Сказал ли мне Коршак заранее, что чек будет пустым, или я обнаружил это во время церемонии? Убей Бог, не помню. Если бы я писал роман, то сделал бы из этого заключительную сцену. Как бы там ни было, Коршак объяснил мне, что "Покит букс" требует сократить роман. Сто пятьдесят тысяч слов -- слишком большой и дорогостоящий том, чтобы предлагать его публике, которая никогда обо мне не слыхала. К тому же это научная фантастика, то есть область для издательства сравнительно малоизведанная. И так далее. Я был раздосадован, а Бетти пришла в ярость. На обратном пути в Пеорию она заявила мне в поезде, что вся эта афера -- сплошное надувательство. Больше того -- она не доверяет Коршаку. Слишком он скользкий тип, и глазки у него змеиные. И вообще, с какой стати "Покит букс" сперва приняло роман, а потом предложило его сократить? Почему издательство сразу не сообщило, что примет рукопись только в сокращенном виде? Тогда я мог бы отказаться участвовать в конкурсе... и так далее. Тем временем я подписал с "Шастой" договор об издании в твердой обложке моей повести "Любовники", опубликованной в журнале "Стартлинг сториз". Правда, повесть следовало расширить. После некоторой задержки я действительно получил от издательства аванс в размере (если не ошибаюсь) ста долларов. За ними последовала еще парочка таких же авансов, выплаченных Коршаком в счет обещанной премии за конкурс, и на эти деньги мы кое-как перебивались. Но переделка повести тормозила работу над другими произведениями, а потом с Бетти случилось несчастье, и она не смогла больше работать. Больничные счета выросли в целую кучу. В конце концов мы сделали то, что должны были сделать сразу после получения пустого чека. Мы нашли агента. Я запамятовал, как ее звали, но эта дама была агентом Джона Стейнбека. Научную фантастику она считала жанром многообещающим, поэтому хотела поработать с писателем-фантастом. Услыхав нашу историю, она обратилась в "Покит букс" и немедленно выяснила, в чем дело. Коршак не мог не понимать, что рано или поздно мина замедленного действия взорвется -- и она таки взорвалась. Как выяснилось, издательство давно уже выслало Коршаку три тысячи долларов. "Покит букс" не требовало никаких переделок и сокращений. И, до сих пор не получив от Коршака рукопись, не могло понять, в чем причина задержки. Потом я выяснил, что два других автора, Джон Кэмпбелл и Реймонд Джонс тоже не получили гонорар за свои книги, изданные "Шастой". Истина бурно выплывала наружу, возмутив спокойные воды бытия, точно пойманная на крючок морская рыба. Коршак присвоил мою премию вместе с деньгами Кэмпбелла и Джонса, вложив их в проект, который, как он считал, будет стопроцентным бестселлером. Судя по тому, что говорили мне люди, бывшие в курсе, Коршак не собирался нас обжулить. Он "позаимствовал" наши денежки для издания большой и богато иллюстрированной книги, написанной (по слухам) знаменитым голливудским художником по гриму. Миллионы несчастных дурнушек должны были расхватать ее на ура, надеясь узнать секреты красоты киношных звезд. Книга провалилась. Коршак оказался по уши в долгах. Мы с Кэмпбеллом и Джонсом остались с носом. Нам были должны, но мы, три ощипанных цыпленка, не стали подавать иска о возврате своих перышек. Из камня слезы не выжмешь. Коршак объявил о банкротстве и тут же принялся сколачивать какую-то дурацкую корпорацию для очередной издательской авантюры. Она провалилась. Коршак потерял свой бизнес, свою контору, свою собаку и жену и стал конферансье в каком-то третьеразрядном ночном клубе. Нашел, наконец, свое настоящее место в жизни. Так мы думали некоторое время. А потом у Коршака умер богатый дядюшка, оставив племяннику изрядное наследство. Тот перебрался в Калифорнию, где, как я слышал, провалил экзамен по юриспруденции и не сумел осуществить свое желание заделаться юристом. Впрочем, другие источники уверяли, что он таки стал преуспевающим адвокатом. Я никогда больше не встречался ни с ним, ни с Дикти, но кое-какие вести о них доходили до меня от агента, который вел мои дела с аргентинским издателем. Коршак продал права на издание "Любовников", хотя наш договор давно уже потерял силу из-за невыплаты обещанной суммы. Но, что еще хуже, Коршак даже не дал себе труда выслать покупателям рукопись. Мало того: Мел Тернер нарисовал для обложки "Любовников" изумительную иллюстрацию. (Я видал ее во время посещения "Шасты".) Коршак ему не заплатил, однако иллюстрацию не вернул. Для нас с Бетти наступили тяжелые времена. Насколько тяжелые -- в это я углубляться не стану. Мне пришлось распрощаться со званием свободного писателя, и я пошел работать на молочную фабрику. Это поддерживало меня в хорошей физической форме, а кроме того я мог лопать на работе мороженое до отвала. Издательство "Покит букс" было настолько шокировано первым столкновением с миром научной фантастики, что попросту умыло руки. И поскольку роман о Мире Реки оказался никому не нужен, я сунул рукопись в стол. Году в 1963-м или в начале 1964-го, через одиннадцать лет после создания первой версии романа, я жил в Скоттсдейле, штат Аризона, и писал технические тексты для отдела военной электроники "Моторолы". Рынок научной фантастики в ту пору значительно расширился. Работая по вечерам и выходным, я кардинально переделал первую версию романа о Мире Реки. Первая версия была объемом в 150000 слов. Вторая, насколько я помню,-- около 70000. Третья получилась порядка 137000 слов. Мой герой, прототипом для которого послужил сэр Ричард Фрэнсис Бертон, именовался в первом варианте Ричардом Блэком. Сэм Клеменс -- Сэмом Холли. Настоящие имена я не употреблял по той причине, что боялся, как бы их потомки или родственники не вчинили мне судебный иск. Федор Борбич из первой и второй версий -- это, конечно же, Федор Достоевский. Почему меня так волновала перспектива судебных преследований со стороны его возможных потомков -- я и сам не пойму. Возможно, мне просто казалось, что исторические личности лучше изображать под вымышленными именами. Хотя нет. "Буйный Билл" Хикок фигурировал у меня под своим именем. Но у него, насколько мне известно, не было детей. Эверетт Блейлер, бывший в ту пору техническим консультантом "Шасты", сказал мне, что не видит никаких оснований, мешающих мне употреблять настоящие имена Бертона и Клеменса. Во второй версии я изменил фамилию "Холли" на "Клеменс", но Бертона по каким-то соображениям, которых уже не помню, оставил Блэком. (Примечание. Блейлер понятия не имел о мошеннических планах Коршака. К тому времени, когда истина выплыла наружу, он давно уже порвал все отношения с "Шастой".) Езекиил Харди появился у меня уже в первой и во второй редакции. Он был когда-то реальной личностью, и его имя можно найти в начальной части "Моби Дика". Вернее, его эпитафию. Но в сериале, опубликованном издательством "Путнам", Харди возникает лишь в книге третьей, "Темные замыслы", и играет куда менее значительную роль, нежели в первых вариантах. Филлис Макбейн, любовница Бертона (Блэка),-- персонаж вымышленный, хотя и списанный с женщины, которую я когда-то знал. Она фигурирует в первых трех версиях. Алиса Харгривз появилась лишь в третьем варианте, как любовница Фрайгейта. Джо Троглодит, он же Титантроп, стал в третьей версии романа Джо Миллером. Гольдберг превратился в Льва Руаха. В третьей редакции я довольно сильно изменил сюжет, выкинул некоторых персонажей и ввел множество новых. Чарбрасс стал Фаербрассом. Пароход, построенный Клеменсом, обзавелся электродвигателем. Почему, в самом деле, не использовать питающие камни -- источник энергии куда более мощный, чем дрова, и к тому же легкодоступный? Пока Рэндалл Гарретт жил вместе с нами, я подбросил ему несколько идеек для рассказов, и он отплатил мне тем же. Именно ему принадлежит идея управляемых паром пулеметов, бывших на борту парохода "Внаем не сдается". Он вообще любил всякие технические штучки. И это опять-таки он в деталях разработал конструкцию заряжаемых с казенной части пороховых пистолетов пятидесятого калибра, стреляющих пластмассовыми пулями. В первой версии романа Река вытекала из моря на северном полюсе Мира Реки, прочерчивала извивами одно полушарие, огибала южный полюс и текла через другое полушарие обратно в северное море. Во второй редакции география и источник Реки изменились (смотри прилагаемую карту). Не знаю, почему я изменил начальный замысел. Возможно, решил, что так более практично. Тем не менее в третьем варианте я вновь вернул Реке ее извилистый путь по Мидгарду*, как это было вначале. ___________________________ * Мидгард -- "срединная усадьба", т.е. мир человеческий в исландском эпосе. ___________________________ В общем, в этой книге пытливый читатель найдет много такого, что можно сравнить с окончательной версией, вышедшей в издательстве "Путнам". Мне казалось, что третья редакция романа под названием "В долгу за самую Реку" была лучше первых двух. Я послал рукопись Бетти Бэллэнтайну, который вернул ее, заметив, что это произведение скорее приключенческого жанра. Меня его замечание несколько удивило, поскольку "Зеленая Одиссея", опубликованная издательством "Бэллэнтайн букс", тоже была научной фантастикой приключенческого типа, равно как и некоторые другие книги. Пусть даже роман мой не был столь глубок, как "Критика чистого разума" Иммануила Канта, но в нем определенно было много новых идей и несомненная философская основа. Разочарованный, однако не павший духом, я послал рукопись Фреду Полу, издателю журналов "Гэлэкси", "Уорлдс оф иф" ("Вероятные миры") и "Уорлдс оф томорроу" ("Будущие миры"). Пол вернул мне ее, заметив, что она слишком длинна и одновременно слишком сжата. Концепция, мол, чересчур грандиозна для одного романа, а может, даже и для двух. Почему бы мне не переписать ее в виде серии повестей, которая могла бы выйти в одном из его журналов? Это дало бы мне возможность развить громадный потенциал Мира Реки. О'кей. Блестящая идея. И снова переделка, версия четвертая. Теперь моя история начиналась двадцатью годами раньше, чем в трех первых вариантах,-- начиналась со смерти Бертона и его последующего воскрешения в числе остальных тридцати пяти миллиардов на берегах Реки. Повесть под названием "День великого вопля" появилась в журнале "Будущие миры" в январском номере за 1965 год. "Мир Реки", повесть о Томе Миксе и Иисусе Христе, не вошедшая в окончательное издание, вышла в том же журнале ровно через год. А в марте 1966 года появилось продолжение "Вопля" -- "Самоубийственный экспресс". Два следующих рассказа, в которых главным героем был Сэмюэль Клеменс, были опубликованы в журнале "Вероятные миры". "Украденная звезда" -- в июльском и августовском номерах 1967 года, а "Сказочный пароход" -- в 1971 году, в июне и августе. Две повести о Бертоне и две о Клеменсе легли в основу романов "В тела свои разбросанные вернитесь" и "Сказочный пароход", опубликованных издательством "Путнам". Я был в отъезде, хотя и не в бегах, и поэтому заключительная книга серии Мира Реки вышла нынче в издании "Фантазия пресс". Дешевое издание "Путнам" должно появиться где-то через месяц. Тридцать один год -- с 1952-го по 1983-й -- я писал эту серию. Но, конечно, не только ее. Выходу в свет этой книги, которую вы держите в руках, предшествовала странная история. Несколько лет назад я как-то обмолвился Алексу Берману из "Фантазия пресс", что не прочь увидеть опубликованной самую первую версию романа о Мире Реки. И, возможно, не я один. Однако единственный полный экземпляр первой редакции был продан с аукциона на съезде писателей-фантастов в конце 60-х или начале 70-х годов. К сожалению, фамилия покупателя вылетела у меня из головы. Алекс дал объявление о розыске рукописи, но никто не откликнулся. Потом мне сказали, что экземпляр находится у Дэна Алдерсона в Калифорнии. Я связался с ним, и он великодушно выслал мне копию. Проглядев ее, я сразу понял, что это копия второй, а не первой редакции. Правда, я был уверен, что вторая версия насчитывала примерно 70000 слов, в присланной же рукописи их было около 137000. Вот и верь своей памяти, подумалось мне. Мы с Алексом уже начали было вести переговоры о том, чтобы опубликовать эту версию в издании "Фантазии пресс", как вдруг я получил посылку с письмом от Эверетта Блейлера. Разгребая какие-то ящики в своем гараже, он наткнулся на первую редакцию романа. Прослышав о том, что я ее ищу, Блейлер тут же выслал мне рукопись. Однако, взглянув на ее название, обьем и текст, я незамедлительно опознал в ней тот вариант, что я совершенно напрасно писал по требованию Коршака. Рукопись, принятая за первую версию Дэном Алдерсоном, была на самом деле третьей редакцией романа, которую я посылал Фреду Полу. Что до рукописи, присланной Блейлером, то она оказалась тоже не первой, а второй версией. Так что книга, которую вы держите в руках, представляет собой вторую версию оригинала под названием "В долгу за самую плоть". Первая, возможно, утеряна безвозвратно. Хотя не исключено, что кто-нибудь найдет ее в своем ящике или на чердаке и пришлет мне. Посылка Блейлера явилась для меня чудом -- и чудо может повториться. Я подавил в себе желание отшлифовать роман и оставил его таким, каким он вышел из-под пера -- вернее, пишущей машинки -- в 1953 году. Исправил лишь несколько опечаток, которые в любом случае поправил бы в корректуре, дойди тогда роман до типографии. И последнее примечание. Хотя Коршак не собирался оказывать мне услугу, когда надул желторотого новичка со своим конкурсом, он все же невольно ее оказал. Задержка с изданием и написание разных редакций пошли на пользу саге о Мире Реки, сильно изменив ее к лучшему. Я должен быть благодарен Коршаку -- и я действительно ему благодарен в каком-то смысле. Я многому научился. Я отточил свое писательское мастерство. Я обрел опыт и время, необходимые для вызревания Мира Реки. Для писательской мельницы весь мир -- зерно, если только сам он не угодит между жерновами. Филип Хосе Фармер ************************************************************* [Посвящение]: Моей жене, Бетти, чье понимание и смелость вдохновили меня на писательский труд. Выражаю также благодарность Джону Блумквситу и Рэндаллу Гарретту за их бесценные советы и помощь в подготовке карты и рукописи. ************************************************************* Этот роман -- законченное целое, хотя и является одновременно частью гораздо более крупного проекта, парамифа под рабочим названием "Я в долгу за самую плоть", состоящего из четырех книг: "Великий вопль", "Страна честности", "Река вечности" и "Колесная комета". Любое сходство персонажей с кем бы то ни было не случайно, ибо эту книгу населяет все человечество и даже несколько пришельцев извне. ************************************************************** РЕКА ВЕЧНОСТИ [Эпиграфы]: Мы не живем в естественном мире. (Мишле) Где человек увидит целиком То, что частями видит на Земле. (Касыда) Он из тех, которым не надобно миллионов, а надобно мысль разрешить. "Что есть ад?" Рассуждаю так: "Страдание о том, что нельзя уже более любить". "Карамазов! -- крикнул Коля,-- неужели и взаправду... мы все встанем из мертвых и оживем и увидим опять друг друга, и всех, и Илюшечку?" ("Братья Карамазовы") Вычитывайте в ней любые иносказания, придавайте ей самый глубокий смысл, выдумывайте сколько вашей душе угодно -- и вы и все прочие. А я вижу здесь только один смысл, то есть описание игры в мяч, впрочем довольно туманное. ("Гаргантюа и Пантагрюэль". Перевод Н. Любимова.) Я хотел бы быть свободным, как ветер; и вот имя мое значится в долговых книгах всего мира. Я богат... но я в долгу за самую плоть моего языка, каким я сейчас выхваляюсь. ("Моби Дик". Перевод И. Бернштейн) ************************************************************* Часть первая Воды времени Глава 1 --Ты в долгу за самую плоть,-- проговорила призрачная фигура в плаще. Ричард Блэк застонал, попятившись от таинственной фигуры. --Плати,-- добавила та. --А счет где? -- вопросил Ричард Блэк.-- Я хочу видеть подробный перечень. --Подробный перечень? -- загремел голос из-под темного капюшона.-- Тебе он и вправду нужен? Тогда оглянись вокруг. И вглядись во тьму. Там ты найдешь свой счет. Там -- и везде. Длинная, белая и красивая, почти что женская рука выпросталась из-под плаща и залезла Блэку в грудь. Пальцы свободно прошли сквозь плоть, вцепились во что-то, оторвали и убрались. Кровь закапала с руки и предмета, который изящно держали белые пальцы -- пальцы, каким-то странным образом оставшиеся чистыми. --Твое сердце. --Отдай мне его! -- взмолился Блэк, сознавая при этом, что его мольба -- самое странное из того, что приключилось с ним во сне. Сама мысль о том, что он способен кого-то умолять, была для него ужасна. Этого просто не могло быть -- и однако же было. Устыдившись своей слабости, он бестрепетно шагнул вперед и воззрился во тьму под капюшоном. Сначала он различил лишь размытые и беспорядочные беловатые пятна. Но вглядевшись пристальнее, до боли в глазах, увидел, как пятнышки света и черные кляксы слились воедино и превратились в стеклянно блестящую ткань. Она завибрировала, покрылась складками, выпуклостями и впадинами -- и образовала некое подобие лица. Лицо было мужское и такое зловещее, какого Блэк отродясь не видал. А подобное признание чего-то да стоило, ибо за семьдесят один год жизни на Земле и двадцать на планете Реки Блэк исходил оба мира вдоль и поперек и навидался всяких лиц, в том числе отмеченных печатью абсолютного зла и деградации. Но черты, обозначившиеся перед ним, не поражали скотскою злобой или отсутствием смысла. Зловещий вид им придавала какая-то особая резкость и сила -- пробивающаяся сквозь человечье обличие животная мощь, скрытый напор звериной энергии, сдерживаемая исступленность бунтарства. Черты поражали своею противоречивостью: лоб был высок и гладок -- лоб мыслителя, в то время как выступающие скулы, впалые щеки, полные губы, крупный прямой нос, энергичные челюсти, тяжелый и круглый как кулак подбородок, а также мрачные, хотя и пронзительные, глаза принадлежали скорее человеку действия. Соединенные вместе, они приводили на память падшего Люцифера и страждущего Прометея. Люцифера, жаждавшего весь свет объявить своим царством. Прометея, укравшего огонь не для себя, а для пигмейского рода человеческого. Лицо дьявола и бога. Лицо, забыть которое нельзя. Его лицо. --Я вижу, ты узнал меня,-- сказала фигура в плаще.-- Впрочем, это неважно. Я забираю твое сердце со всею прибылью, что прирастет в нем впредь. --Отдай мне его! -- взмолился Блэк. --Отдам, но не прежде чем... --Да? --Не прежде чем... Прощай. --Нет, не говори "прощай"! -- вскричал Блэк.-- Скажи, что ты хочешь за него? Но узнать, каков будет выкуп, он так и не успел, поскольку проснулся. Филлис трясла его за плечо, приговаривая: --Дик, Дик! Проснись. Тебе снится какой-то кошмар. Лицо ее белело в лунном свете, струившемся через открытую дверь хижины. На мгновение Блэку почудилось, будто черты ее расплылись, превращаясь в какой-то странный, хотя и не лишенный привлекательности сплав лица Филлис с лицом под капюшоном. Но впечатление это, не более материальное, чем лунный свет, исчезло, и Блэк надолго забыл о нем. Глава 2 Обычно переход от глубокого сна к бодрствованию давался Блэку быстро и без труда. Но нынче, на какой-то краткий миг, он запамятовал о том, что больше уже не живет на Земле -- двадцать лет как не живет. Или даже дольше. Но насколько? Он не знал. Он не знал даже, где находится. Он лежал в своей хижине, стоявшей в долине на берегу Реки. Кое-кто считал долину раем. Другие говорили: нет, это чистилище. А находились и такие, кто считал ее сущим адом. Некоторые же презрительно заявляли: любому дураку, мол, понятно, что все человечество живет сейчас на планете земного типа, которая вращается вокруг подобной Солнцу звезды во вселенной, подчиняющейся абсолютно тем же физическим законам, что и вселенная землян. Но, возражали те, кто верил, что этот мир -- чистилище, либо ад, либо рай, как вы объясните тот факт, что вы однажды умерли и мы тоже, а теперь мы снова живы и молоды здесь, в долине Реки? Впрочем, и на подобное возражение можно было найти ответ, притом ответ вполне научный. Выбор объяснения, будь то сверхъестественного или материалистического, оставался за вами. --Дик, проснись, Бога ради! -- послышался грудной и чуточку хрипловатый голос Филлис.-- Тебе опять приснился великий вопль? --Нет, на сей раз нет. Блэк сел, обняв руками колени, и рассказал ей свой сон, не спуская с нее пристального взгляда. Филлис Макбейн была в земной жизни врачом-психологом, и сейчас она непременно попытается проанализировать его кошмар. Когда-то Блэк ни в грош не ставил женский ум, но со временем понял, что недооценивал прекрасную половину человечества, поскольку в его время у женщин просто не было возможности продемонстрировать свои интеллектуальные способности. Он высоко ценил острый ум Филлис, не раз убеждаясь в том, что многие вещи она понимает не хуже него, а кое-какие даже лучше. Конечно, она была гораздо образованнее Блэка. Наука в двадцатом столетии шагнула далеко вперед по сравнению с поздневикторианским периодом, а Блэк умер за несколько десятилетий до рождения Филлис. --Значит, фигура сказала: "Ты в долгу за самую плоть"? -- промолвила Филлис. И, помолчав немного, спросила: -- Ты читал "Моби Дика", Ричард? Книгу американского писателя Германа Мелвилла? Он был твоим современником. --Даже не слыхал о таком. --Главный герой этой книги -- капитан Ахав из Новой Англии, китобой, человек безумный, страстный и дикий, одержимый навязчивой жаждой убить белого кита. Кит, которого зовут Моби Дик,-- фигура одновременно и реальная и символическая, а желание Ахава расправиться с ним имеет как физический, так и метафизический смысл. К тому же капитан горд -- горд как дьявол. Филлис замялась немного, но потом добавила: --Горд, как ты, Дик. А это,-- она рассмеялась нервным смешком,-- кое-что да значит. Короче говоря, в одной из наиболее драматичных сцен книги одноногий капитан Ахав бранится, поскольку его тяготит зависимость от корабельного плотника, который мастерит ему новую конечность из слоновой кости. И он кричит -- он никогда не говорит спокойно, он всегда кричит, или орет, или вопит: "О жизнь! Вот стою я, горд, как греческий бог, но я в долгу у этого болвана за кусок кости, на которой я стою. Будь проклята эта всечеловеческая взаимная задолженность, которая не желает отказаться от гроссбухов и счетов. Я хотел бы быть свободным, как ветер; и вот имя мое значится в долговых книгах всего мира. Я богат... но я в долгу за самую плоть моего языка, каким я сейчас выхваляюсь".* ____________________ * Перевод И. Бернштейн. ____________________ --К чему ты клонишь? -- спросил Блэк. --О, да ты сердишься! -- воскликнула Филлис.-- Полно, не стоит. Я вовсе не намекаю, что ты еще один одержимый манией Ахав или что твое стремление достигнуть истоков Реки сравнимо с его безумной охотой за белым китом. --Да неужели? --Давай не будем спорить, Дик, особенно с утра пораньше. Ты же знаешь, я давно прекратила все попытки убедить тебя, что нам следует остаться в Телеме и закончить свою работу здесь. Куда ты, туда и я. Это дело решенное, и незачем о нем говорить. Я просто хотела сказать, что от любого рожденного на свет человека остаются лишь кости, если не меньше,-- остается лишь горсточка праха. И все же некто или нечто восстановило эти кости, и облекло их плотью, и поселило людей в долине. Зачем, и как, и кто это сделал -- нам ничего не объяснили. --Это для меня не новость. --Двадцать лет назад,-- продолжала Филлис,-- по здешнему летоисчислению, все человечество, за исключением идиотов и детей младше пяти лет, пробудилось от смертного сна на берегах Реки. Это был день великого вопля, день, когда единый вопль исторгся из глоток миллиардов рассеянных по долине людей,-- великий вопль, в котором смешалась масса эмоций, но ужас все-таки преобладал. Ибо никто из воскресших, как бы ни уверяли они в обратном на Земле, по-настоящему не верил, что восстанет из мертвых. --Филлис! -- перебил ее Ричард Блэк.-- Я очень тебя люблю. Но иногда и сам не пойму за что. Хуже болтливого мужчины, который никак не может добраться до сути, может быть только болтливая женщина. --Ладно, ладно. Суть, до которой я никак не могу добраться, состоит в том, что многие из нас, по-моему, страдают комплексом благодарности. Мы знаем, что в долгу за самую плоть, за свою вторую жизнь, но не знаем, кого нам благодарить. Желание узнать не дает нам покоя, терзает нас, и поэтому... --И поэтому,-- снова перебил ее Блэк,-- я хочу заплатить, но не могу. И поэтому мне снятся кошмары, которые я не смог бы растолковать, не окажись по счастливой случайности со мною в хижине магистр психологии и... --Дик! Ты, должно быть, и правда спятил! --Вряд ли. Просто меня немного раздражает то, что я вечно у тебя в долгу. В конце концов, ты так долго учила меня уму-разуму... --И теперь ты решил, будто вычерпал меня до донышка?! -- внезапно вспылила она.-- Будто мне нечему больше тебя научить? Он не ответил. Филлис встала и начала одеваться: надела белый лифчик и трусики, светло-желтую блузку, ярко-зеленую юбку, ниспадавшую чуть ниже колен, и красное кимоно с золотыми драконами. Блэк натянул трусы, влез в кимоно и вышел за порог хижины. Филлис подошла к нему, обняла за пояс и прильнула щекой к его груди. Ее темно-каштановая макушка едва доставала Блэку до подбородка. Невысокого росточка, Филлис была так хорошо сложена, что отнюдь не производила впечатление хрупкой куколки. --Прости, что накричала на тебя,-- проворковала она.-- Не пойму, что со мной творится в последнее время. Наверное, сказывается постоянное напряжение. Эта вечная тревога из-за Мюреля, из-за парохода -- удастся ли его построить вовремя? --Все в порядке, Фил,-- отозвался Блэк, рассеянно погладив ее по плечу. Он напряженно глядел на восток, туда, где долина начинала изгиб, скрываясь вместе с Рекой из вида. Над горными вершинами сиял золотистый нимб зари, и воздух в низине, посеребренный луной, понемногу приобретал жемчужный оттенок. Вид этот был привычен Блэку, поскольку он почти всегда вставал до рассвета. Но сейчас его поразило то, чего он не замечал годами: тишина, царящая в долине. За исключением людей, здесь некому больше послать свой клич небесам. Немая тишина и безмолвие -- только ветер завывает в горах. Ни собаки, ни петуха, ни воробьишки, ни мухи, жужжащей в окне. Безъязыкая планета. Никакого тебе "буйства звуков и красок". Сплошь тишина и скудость форм -- только люди, да мелкая рыбешка в водах Реки, да высокие сосны, да длинные стебли травы и бамбук. Вот и все, если не считать невидимых бактерий, разлагающих мертвую плоть. Но и бактерий здесь негусто, потому что долина не знает заразных болезней. Стерильное место -- стерильное во всех отношениях. Невольно помрачнев, Блэк окинул долину одним взглядом черных глаз. --Хозяин и повелитель обозревает свои владения,-- поддразнила его Филлис. Он усмехнулся в ответ, где-то даже польщенный. В сущности, она была права. Все, что он видел на северном берегу, действительно принадлежало ему: холм, на вершине которого они стояли, два других холма пониже, равнина длиною в милю за ними, так называемый Город, Черный Замок, Базарная площадь, верфи и, наконец, "Речная комета" -- почти уже готовое судно, громадная глыба на берегу, его гордость, его уникальный колесный пароход. Ему же принадлежали и многочисленные хижины, усеявшие холмы и равнину, застава за спиной, заграждавшая горный перевал, и рудник Падучей Звезды за перевалом -- единственный, насколько Блэку было известно, источник металла на целой планете. И люди, живущие на отрезке берега длиною в десять миль, до большой Речной излучины,-- люди, называющие себя гражданами демократического Телема, фактически тоже были подданными Блэка. Но все-таки демократического? Да, несомненно, насколько это возможно. Однако Блэк сознавал свою власть над людьми, как знал и о том, что его же собственный народ называет его за глаза королем Ричардом Первым. Что ж, пускай. Не его вина, если обстоятельства заставляют сосредоточить власть в руках одного человека, даром что теоретически это недемократично. Но на весы положена судьба Телема, и Блэк не мог поступить иначе. Как только воцарится мир и покой, он сложит с себя чрезвычайные полномочия. А может, даже и раньше -- как только будет готова "Речная комета". И почему бы, собственно, ему не считать Телем своим владением? Оно принадлежит ему по праву. Он сражался и убивал, чтобы создать эту республику и не дать ей погибнуть. Он строил планы ее развития, он нашел руду в Год Кометы, и прорыл в горе туннель для добычи метеоритного железа, и построил Черный Замок, и написал хартию Телемской обители, и руководил сооружением "Речной кометы", и организовал республиканскую армию, и создал Розыскное Агентство, и... --Дик! -- откуда-то издалека позвал его голос Филлис.-- Зарядку делать будешь? --Пожалуй,-- отозвался Блэк. Скинув кимоно, он начал энергичные наклоны, касаясь руками земли. Триста наклонов, потом триста приседаний. Филлис вернулась в хижину и занялась уборкой. Застелила кровать, стоявшую в углу однокомнатного строения. Рама кровати была сделана из бамбука, сетка сплетена из травяных стеблей, а на ней лежал тонкий матрас и одеяла, сотканные все из той же вездесущей травы. Филлис подмела грязный пол веником, связанным из гибких веточек, и закончила уборку гораздо раньше, чем Блэк -- зарядку. --Давай маленько ополоснемся! -- предложил он, войдя в дверь, запыхавшийся и взмокший, массируя на ходу бицепсы, чтобы снять напряжение с мышц. --У меня при одной мысли о ледяной родниковой воде мурашки по коже бегут,-- поморщилась Филлис.-- Может, отложим до полудня? --Вздор! У нас не будет времени, сама знаешь. Не хочешь мыться в роднике -- пойдем на Реку. Он надел свои алые штаны, канареечно-желтое кимоно, застегнул сплетенный из стеблей пояс и сунул за него обнаженную саблю. Потом заткнул за пояс длинный обоюдоострый нож, перекинул через плечо небесно-голубую рубаху, взял в левую руку грааль, а в правой сжал свою длинную железную трость, без которой никогда не выходил и которая стала его отличительным знаком. Бок о бок, размахивая белыми металлическими цилиндрами граалей, они начали спускаться по крутой тропинке к берегу. Глава 3 --Дик, а ты испугался? -- спросила Филлис. --Чего? Кошмара? --Нет, когда проснулся на берегу ровно двадцать лет назад -- ты испугался? Вот был ты стариком, умирал -- и вдруг мгновение спустя ты снова молод и находишься в каком-то странном, неземном месте. Тебе показалось, что все это сон? Или ты испугался, решив, что взаправду попал в ад и сейчас на тебя набросятся черти? --Да, я испугался. И даже очень. Но если бы черти набросились на меня, я дал бы им сдачи. Я был настроен вести себя в аду точно так же, как на Земле. Так что им бы пришлось со мной повозиться. --Охотно верю,-- проговорила Филлис.-- Ты бы расквасил нос самому Вельзевулу и завязал ему хвост узлом. Но я, Дик,-- я ужасно перепугалась. Видишь ли, несмотря на то что меня воспитывали в кальвинистской вере, я, когда выросла, стала атеисткой. А затем агностиком. Я думала, что адский огонь -- всего лишь жупел для устрашения людей, принуждающий их быть добродетельными. А добродетель, рожденная страхом,-- вовсе никакая не добродетель. И это ясно любому, у кого в мозгах есть хоть одна извилина. Такое учение способно взрастить лишь ненависть, предрассудки и кровопролитие. И, кстати, воинствующий атеизм марксистов -- плод все той же средневековой доктрины. Мой собственный опыт и изучение религиозных вопросов привели меня к убеждению -- я не стану углубляться в детали, как и почему я пришла к такому выводу,-- что загробной жизни не существует. Но, пробудившись после крушения самолета, в котором я безусловно должна была погибнуть, я обнаружила, что детские страхи въелись в меня до мозга костей и мне так и не удалось их изгнать. В первый час моей жизни на берегу я думала, что умру от разрыва сердца -- так бешено оно колотилось. И я на полном серьезе ожидала, что демоны сейчас уволокут меня в какую-нибудь вечную камеру пыток. Я глубоко раскаивалась в том, что не верила в женевского Яхве, в предопределение и прочую дребедень, что редко ходила в церковь, а когда ходила, то частенько смеялась над проповедниками или возмущалась лицемерием столпов церкви, и я раскаялась в своих изменах мужу и пожалела о тех словах, что сказала однажды отцу, когда мне было восемь лет. Потом я наткнулась на человека, пребывавшего в аналогичном состоянии. Только он горевал о том, что забыл обычаи предков, и вкушал запрещенную пищу, и пренебрегал определенными церемониями. Неважно, какого вероисповедания он был. История его точь-в-точь походила на мою, хотя религии у нас были разные. В общем, поговорив с ним и другими людьми, тоже охваченными паникой, я начала понимать, что сказки, которыми нас пугали в детстве, не могу быть правдой. Иначе мы не оказались бы тут все вместе. А потом, когда я встретила других -- охваченных негодованием и яростью, потрясающих кулаками, услышала их гневные вопли и скрежет зубовный, увидела, как они рвут на себе волосы оттого, что их смешали вместе с остальным человечеством -- их, чистых и праведных! -- я просто покатилась со смеху. Грех было не оценить такую шутку. И с тех пор я приняла здешнюю жизнь и согласилась жить день за днем, наблюдая за тем, как текут воды времени. --Но я, как тебе известно, Фил, не смирился и не собираюсь сидеть на берегу, глядя на воду. Я уверен, что эта планета искусственного происхождения, а значит, существа, ее сотворившие, как бы ни были они умны и сильны, где-нибудь да ошиблись. Хороший сыщик сумеет отыскать ключи, которые они непременно где-то обронили, и выследить их. В основе всей нашей здешней жизни заложена какая-то логика. И если мы ее вычислим, нам станет ясно, зачем нас тут поселили. В один прекрасный день мы поймем смысл существования долины, и граалей, и воскрешения. В один прекрасный день... --Возможно. Но разве нам удалось понять смысл нашего существования на Земле? Нет. Почему же ты так уверен, что разгадаешь загадку здешнего бытия? Мы знаем только одно: что нас бесплатно перевезли с одной планеты на другую. А может, и не бесплатно. Откуда мы знаем -- может статься, мы расплачиваемся за проезд каждую секунду? Возможно, платой являются наши страдания и вопросы без ответов? Возможно, некие непостижимые для нас существа питаются нашими муками, или радостями, или теми и другими вместе? --Все возможно,-- согласился Блэк. И продекламировал: Пусть мы, как птицы в клетке, взаперти сидим, Плененные чужой и деспотичной волей, Мы все ж "когда?" и "как?" и "для чего?" твердим -- "Зачем" и "почему?" А главное -- "доколе"? --Фицджеральд?.. Хайям? -- попробовала угадать Филлис. --Мое четверостишие, написанное за восемь лет до "Рубайята". --Я читала твою биографию, но до поэзии так и не добралась. Слишком была занята другими делами. --Когда будет время,-- сказал Блэк,-- я тебе почитаю. Великим поэтом я не был, но в каком-то смысле предшествовал Фицджеральду -- интересно, где он теперь? -- и некоторые считали, что моя поэзия не хуже. Однако никакого признанияи у публики мои стихи не получили.-- В голосе его звучала еле уловимая горечь. --Кстати о времени,-- отозвалась Филлис.-- Нам здесь не приходится заботиться о еде и крыше над головой, мы можем наслаждаться досугом, однако суетимся от зари до зари, занимаясь ненужными делами. Я прожила с тобой двенадцать лет и лишь сегодня впервые услышала твои стихи. Почему мы не относимся к жизни чуть проще? --В долине бездельников и без нас полно.-- Блэк пожал плечами.-- Что до меня, я работаю, потому что хочу. А может, потому что должен. Я должен выяснить -- если не "почему", то хотя бы "как". --Да, понимаю. Я и сама любопытна. Но,-- прибавила она не без грусти,-- мне хотелось бы хоть чуточку насладиться здешней жизнью. В конце концов, день тут длится всего восемь часов, а за такой короткий срок мало что успеешь сделать. Ночами же при таком примитивном освещении работать невозможно. --Когда победим Мюреля, немного отдохнем. --Да, конечно. А потом отправимся в путь по Реке, и снова будет не продохнуть. Она нагнула к себе его голову и чмокнула в загорелую щеку. --Дик, ты хочешь знать, кто дергает за ниточки там, за сценой. Но ты даже меня как следует не знаешь. --Если узнаю, то, возможно, потеряю к тебе интерес. --Я постараюсь что-нибудь да утаить от тебя,-- рассмеялась Филлис. Блэк пристально посмотрел на нее. Она ответила ему невинным взором серо-голубых глаз. Они молча достигли подножия холма и пересекли небольшую низину между двумя холмами пониже. Вышли на равнину в милю шириной и стали пробираться по лабиринту, образованному беспорядочно разбросанными хижинами, сооруженными из ветвей и глины и крытыми тростником. Из хижин то и дело выходили люди, все не старше двадцати пяти лет на вид, и здоровались с Блэком и его спутницей. Некоторые, несмотря на прохладу, были совсем обнажены, но тут никто не обращал внимания на наготу. У каждого телемита было за поясом оружие, а в руке -- грааль. --Будь здесь деньги, я дала бы тебе пенни за слово,-- проговорила Филлис.-- За одно-единственное словечко. Блэк раздраженно покосился на нее: она прекрасно знала, как он не любит, когда ему мешают думать. Но все-таки, пересилив гнев, ответил: --Ты слыхала барабаны прошлой ночью? --Нет. Что сообщают? --Галера Мюреля в полночь отчалила из столицы. Значит, здесь она может быть к завтрашнему полудню. Мой агент из РА спросил капитана, куда он направляется, но тот не ответил. Правда, на галере поднят флаг перемирия -- чья-то белая рубаха,-- поэтому я думаю, что "король" Мюрель предложит Телему войти в состав его королевства. --Иначе? -- спросила она. --Иначе война. Глава 4 Никто не знал, какая у Реки длина. Называли разные цифры, до сорока миллионов миль, но многим они казались неправдоподобно завышенными, несмотря на то что другие, еще более невероятные чудеса, типа граалей или воскрешения из мертвых, были у них перед глазами каждый день. Что до направления, то отрезок Реки, возле которого располагался Телем, определенно протекал вдоль экватора, поскольку человек, встав на Базарной площади в жаркий солнечный полдень, не отбрасывал тени в любое время года. Не вызывал сомнения также и тот факт, что Река течет по синусоиде, проходящей по экватору. Она изгибалась взад и вперед так аккуратненько, словно была вычерчена математиком на листе бумаги, и каждая вершина синусоиды отстояла от соседней ровно на двадцать миль. Местные телемские математики утверждали, что синусоида должна быть вдвое длиннее прямой линии, вдоль которой она расположена. Поэтому, говорили они, если окружность планеты на экваторе составляет около двадцати пяти тысяч миль -- а это они высчитали с достаточной долей вероятности,-- то длина Реки должна быть не менее пятидесяти тысяч. Если, конечно, Река начинается и кончается в одной и той же точке. Однако, поскольку в Телеме встречалось немало людей, пришедших с берегов Реки, сильно удаленных от экватора к северу и югу, "чисто экваториальная" теория была отвергнута. Путешественники, проплывшие по Реке вверх и вниз немало сотен миль, сообщали, что ширина ее в среднем равна полумиле. Но порой, словно желая нарушить однообразие, Река растекалась в "озера". Телем как раз и находился на берегу одного из таких озер, ибо на отрезке в десять миль русло расширялось как минимум на полторы мили. Официально оно называлось Телемским озером, но в народе его окрестили морем Блэка. Человек, чьим именем прозвали озеро, миновал вместе со своей спутницей холмы и вышел к подножию высокой и неприступной горной гряды. Горы возвышались по обоим берегам Реки, оставляя людям для жизни пространство в милю шириной, и тянулись вдаль до бесконечности. День выдался такой же, как почти всегда в долине. Солнце быстро карабкалось вверх, согревая ясный воздух, спеша нагреть его к полудню до девяноста градусов по Фаренгейту. Легкий ветерок покрывал ленивые воды рябью, сверкавшей мириадами крохотных зеркалец. На южном берегу виднелись коричневые фигурки людей с прямыми иссиня-черными волосами. Они стояли или сидели на корточках возле дымных сосновых костров. Некоторые плыли по озеру в челноках или каноэ, высматривая местечко, где закинуть лесу. На телемском берегу простирался длинный песчаный пляж, с которого несколько храбрецов, раздевшись, ныряли в холодную воду. --Давай наперегонки! -- сказала Филлис и помчалась вперед, хотя и знала, что Блэк продолжает идти все тем же быстрым, но спокойным шагом. Не успел он добраться до пляжа, как она уже положила саблю и грааль, сбросила на белый песок одежду и с визгом и плеском влетела в поток. Присоединившись к ней, Блэк был встречен взрывом смеха и пригоршней холодной воды прямо в лицо. То ли от неожиданности, то ли из-за напряжения, копившегося в нем вот уже четыре недели, но эта безобидная шутка вызвала у Ричарда приступ бешеной ярости. Было время, когда он наслаждался подобной игрой, но время это прошло. Сейчас он ощущал непреодолимое желание отомстить. И, как только Филлис нырнула, он бросился вперед, схватил ее за плечи и держал под водой до тех пор, пока она не начала задыхаться. Тогда он ее отпустил. Филлис встала, отплевываясь и тяжко дыша, глядя на Блэка округлившимися от ужаса глазами и цепляясь за его руку. --Боже мой, Дик, что на тебя нашло? Ты хотел утопить меня? --Не утопить, а проучить,-- усмехнулся Блэк.-- Ты же знаешь, как неприятно, когда в лицо тебе плещут холодной водой. --По-моему, у меня все плечи в синяках,-- сказала она, вглядываясь в его лицо и пытаясь понять, какие эмоции прячутся за этой маской.-- Не знай я тебя так хорошо, я решила бы, что ты спятил. Что я такого сделала? --Я уже сказал. Больше ничего. --Но, Дик, ты раньше никогда на меня за это не сердился. Какая муха тебя укусила? --Не бери в голову,-- бросил он и поплыл, надеясь, что она остынет и не будет больше касаться этой рискованной темы. А тема и правда была рискованной, поскольку он и сам не понимал, почему вдруг набросился на Филлис. Ее шуточки, прежде веселившие его, теперь вызывали одно раздражение. Он поплыл обратно, туда, где она стояла по бедра в воде, держа в руках кусок мыла. На лице ее застыло обиженное и растерянное выражение. Блэк молча взял у нее мыло и потер ей спину, потом повернулся, подставив ей свою. Филлис намылила ему спину и начала сдирать присохшие кусочки грязи острыми ноготками. Блэк стоически переносил эту болезненную процедуру, ибо знал, что Филлис только и ждет, когда он вскрикнет. В последнее время она часто мстила ему таким образом за свои обиды, а он, как последний осел, терпел и молчал. Одно только слово -- и Филлис немедленно прекратила бы, однако он не мог себя заставить его произнести. И, как всегда, он победил. Филлис внезапно перестала царапать ему кожу, воскликнув: --Слушай, это просто смешно! Дик, нам надо поговорить. Мне надоели эти детские обиды, и я устала делать вид, будто между нами все прекрасно. Давай-ка сегодня же ночью все обсудим. Ляжем в постель и поговорим по душам. Что скажешь? --Сегодня вечером к нам в гости пожалует Деканавидах со своими воинами,-- отозвался Блэк.-- Мы наверняка засидимся допоздна. --Допоздна, не допоздна -- какая разница? --Ладно, будь по-твоему. Филлис, зачерпнув в ладони воды, полила его намыленные плечи. --Мне сразу стало легче,-- радостно сообщила она.-- И вообще, все будет хорошо. Пока ты меня любишь, я справлюсь с любой напастью, и жизнь снова станет прекрасной. Блэк усилием воли расслабил напрягшиеся было мускулы. Вот она и сказала о том, что мучило его, о чем он не решался спросить самого себя. --Пора идти,-- проговорил он вслух.-- Советники, небось, уже завтракают. Они побрели на берег и вытерлись своими кимоно. Чудесные свойства ткани уже не вызывали у них такого восторга, как раньше, когда были еще непривычны. А ткань и правда была чудесной: не снашивалась, не пропитывалась грязью, потом и запахами тела, к тому же отталкивала воду так, что та стекала круглыми капельками, точно ртуть по наклонной столешнице. Филлис причесала короткие волосы, воткнув в них пару заколок из рыбьей кости. Потом вдела в уши сережки, сделанные из пустых тюбиков из-под губной помады, и закончила утренний туалет, подкрасив свои полные губы. --Ну вот! -- заявила она, бросив золотой спиральный тюбик с помадой в карман кимоно.-- Я красивая? --Красивая, как всегда.-- Блэк со смехом обнял ее. Она выглядела такой хорошенькой и свежей, так явно жаждала его поцелуев, что он забыл все невзгоды, омрачавшие их существование. И она, отвечая на поцелуй со всей нежностью, на какую была способна, тоже забыла обо всем. Но даже обнимая ее, Блэк не мог отрешиться от печали. Все было не так, как прежде, хоть убей. --Ты, должно быть, действительно любишь меня, Дик,-- сказала Филлис, оторвавшись от его губ,-- иначе ты бы не смог так измениться. Помнишь, когда я впервые встретила тебя, ты боялся показаться смешным, если поцелуешь женщину на публике? И вот теперь ты обнимаешь меня у всех на виду, не волнуясь, что о тебе подумают. Знаменательная перемена, по-моему. И она показывает, что ты по-настоящему любишь меня. --Ну, общественный пляж все-таки не место для сантиментов,-- ответил Блэк.-- Я поцеловал тебя потому, что мне так захотелось, а в Телеме все делают что хотят. Главное -- не терять чувство меры. --Бога ради, Дик, я же не прошу тебя переспать со мной на пляже! -- рассмеялась Филлис. Подобрав свои граали, они пошли к Замку. --Я не считаю себя сногсшибательной красоткой,-- снова заговорила Филлис,-- поэтому скажи мне честно, Дик: как мне удалось тебя удержать? Ты человек знаменитый и удивительный. Ты мог бы найти на берегах Реки Клеопатру, Лукрецию Борджиа, Марию Стюарт, Риту Хейуорт, Сафо, Аспазию, Смуглую Леди сонетов или любую другую, не менее прославленную и прекрасную женщину. Это было бы вполне в твоем духе. Ты величайший исследователь своей эпохи; ты никогда не задерживался надолго на одном месте, и жена тебя явно видела редко. Однако со мной ты живешь вот уже двенадцать лет, и так верен мне, словно мы обвенчаны в церкви. Даже более верен, если вспомнить похождения моих земных мужей и мои собственные. Я ужасно счастлива в этой преисподней. Мне...-- она засмеялась,-- ...мне здесь просто чертовски хорошо! И я тоже храню тебе верность. Другие мужчины не выдерживают сравнения с тобой. Но все-таки, Дик, объясни, почему ты выбрал меня? --Наверное, потому, что ты мне очень понравилась, а потом я тебя полюбил. Я уважаю твой ум и образованность, и мне очень скоро стало ясно, что ты многому можешь меня научить. Хотя и помучила ты меня будь здоров -- помнишь, как ты пыталась меня переделать? Поборола мои расовые предрассудки, вернее, переубедила меня с помощью неопровержимых фактов, и я изменил свои воззрения. Хотя многие мои суеверия проистекали исключительно из невежества и заблуждений викторианской эпохи. --Ты до сих пор никому не говоришь "прощай",-- заметила Филлис.-- Это табу тебе преодолеть не удалось. --Слишком глубоко оно въелось в кости,-- откликнулся Блэк.-- Но это безобидное суеверие. И вообще, мы говорили о том, почему я тебя выбрал. Во-первых, все те женщины, которых ты упоминала, безусловно красивы, но вряд ли намного красивее тебя. А во-вторых, боюсь, что жить с ними было бы довольно нелегко. Первые восемь лет я скитался, как Лазарь, по берегам Реки и пытался понять, что приключилось со мной и со всем человечеством. И -- что было для меня не менее важно -- занимался поисками Изабель. Этого я от тебя никогда не скрывал. Искал я долго и усердно, пока не понял тщету своих усилий. Даже если моя жена -- вернее, бывшая жена, поскольку в этом раю или аду нет ни браков, ни разводов,-- даже если моя бывшая жена поселилась в районе долины, облюбованной англичанами викторианского периода, шанс отыскать ее был не больше одного из сотни миллионов. За эти восемь лет я повидал несколько миллионов человек -- и, несмотря на свою былую известность на Земле, где у меня была куча знакомых, встретил всего тринадцать человек, которых знал в прежней жизни. Ты только подумай! Тринадцать! --Мистер Блэк! -- извиняющимся тоном, хотя и довольно бесцеремонно, прервал его тонкий пронзительный голос.-- Одну минуточку вашего бесценного времени! --В чем дело, Борбич? -- нахмурился Блэк. Федору Борбичу, низкорослому и тщедушному человеку с огромной головой, было, как и всем остальным, физически двадцать пять лет, однако выглядел он гораздо старше. Бурные и постоянные всплески эмоций избороздили его лицо, сделав его похожим на изрытую ветрами и песками маску сфинкса. У него были массивный, выпуклый лоб и оттопыренные уши с тяжелыми и толстыми мочками. Над глубоко посаженными блекло-голубыми глазами нависали надбровные дуги. Нос был как у крестьянина, грубоватый и расплывчатой формы, губы -- чувственные и в то же время скорбно поджатые. Резкие скулы, выступающие над провалами щек, наводили на мысль о душевном разладе. Самое удивительное, что лицо это в состоянии покоя было совершенно невыразительным -- типичное лицо сотен миллионов славян, некогда пахавших землю в восточной Европе. Но когда оно оживлялось, как сейчас, то властно приковывало к себе взор, и вы не в силах были его отвести. Лицо его выглядело так, словно этот человек всю жизнь живет в аду. Перемещение с Земли в долину было для Борбича все равно что переезд из Минска в Пинск. Услыхав раздраженный голос Блэка, Борбич дернулся как ужаленный, покаянно всплеснув руками: --Я знаю, что сейчас слишком рано, мистер Блэк. Вы еще не завтракали и поэтому имеете право -- вот именно, полное право -- сердиться на меня. Но поверьте, мистер Блэк: я просто обязан это сказать, а вы должны меня выслушать в любое время дня и ночи. Ведь речь идет о вашей безопасности -- о безопасности всего нашего сообщества и даже всей долины в целом. Я не имею в виду только лишь физическую, или материальную, безопасность. Нет, я имею в виде нечто гораздо большее -- безопасность абсолютную. Причину, из-за которой все мы -- и я, и вы, и Филлис очутились в этой долине. --Ближе к делу, приятель,-- резко бросил Блэк. --Да, конечно! Терпение, мистер Блэк, терпение. В конце концов, в нашем распоряжении целая вечность -- вы же не можете этого отрицать! --Тогда к чему такая спешка? -- возразил Блэк.-- Выскажи все, что желаешь, на собрании Общего совета. Борбич улыбнулся печальной и в то же время глубоко циничной улыбкой. Его маленькие бледные глазки превратились в узкие щелочки. --Всем известно: хочешь что-то сделать в Телеме -- заручись сначала согласием короля Ричарда. Тогда без труда протолкнешь любую идею как на Общем, так и на Особом совете. Блэк остановился так внезапно, что Филлис наткнулась на него, и замахнулся кулаком. Борбич с тревогой воззрился на кулак и попятился, протестующе воздев руки. Но полные губы его по-прежнему кривились в циничной усмешке. --Нет, нет, мистер Блэк, вы меня не поняли! Я не хотел вас обидеть, я просто не подумал. Вернее, повторил то, что говорят ваши же друзья. У меня не было оскорбительных намерений, поверьте! Pas du tout!* Pas du tout! Однако же вспомните главный принцип, на котором вы сами основали Телемскую обитель, мистер Блэк. "Делай что хочешь". И второй ее закон: "Говори правду, хотя за правду бьют". Впрочем, на практике эти принципы оказались невыполнимы, так ведь, мистер Блэк? Но я не о том, не о том. Нижайше прошу простить меня за эту оговорку, случайно слетевшую с языка. ____________________________ * Вовсе нет! (фр.). ____________________________ --Намерения у тебя вполне понятные.-- Темное лицо Блэка потемнело еще сильнее.-- И не надо вкручивать мне мозги. Знаю я твои "случайные оговорки"! Он пошел на обидчика, потрясая железной тростью прямо у него перед носом. Черты Ричарда Блэка исказились бешеной яростью, отчасти вызванной намеренно, чтобы запугать противника. Придать им такое выражение было нетрудно, ибо даже в спокойном состоянии лицо Блэка вызывало невольное уважение окружающих. Сосредоточив все внимание на Борбиче, Блэк тем не менее не заметил препятствия у него под ногами. Это был большой церковный крест двенадцати футов длиной -- толстая сосновая доска с двумя перекрестьями, верхнее из которых было длиннее нижнего. Борбич, позаимствовав железные орудия труда, взобрался с двумя своими учениками на вершину холма, срубил там дерево и соорудил из него символ своего вероучения. Затем все трое с трудом приволокли крест на Базарную площадь, где он и лежал со вчерашнего дня. Борбич не получил еще позволения у Общего совета поставить крест и теоретически не имел даже права оставлять его на площади. Тем не менее он его там оставил. И теперь, пятясь от Блэка, споткнулся о доску и тяжело упал на спину. Задыхаясь, судорожно хватая воздух ртом, Борбич перевернулся и начал было вставать. Но увидав прямо у себя под носом острый кончик железной трости, снова упал и обхватил крест руками, точно ища у него защиты. Потом, не выпуская дерева из рук, обернулся и посмотрел на англичанина широко распахнутыми бледными глазами, надув полуобиженно и полуагрессивно губы. Блэк навис над ним, замахнувшись тростью, весело сверкая черными очами. Сзади раздался спокойный голос Филлис: --Дик, почему ты не дашь ему высказаться? И Бога ради, попридержи свой темперамент. Неужели ты не видишь, что он только и ждет, чтобы его ударили? --Правда ваша, правда ваша, мисс Макбейн,-- просипел Борбич, так выпучив глаза, точно внутри у него что-то взорвалось.-- Возможно, я и сам бы попросил его меня ударить, потому что тогда между нами установилась бы хоть какая-то связь, протянулась хоть какая-то ниточка, которая могла бы привести к обоюдному пониманию. Ибо пока что мы с мистером Блэком обитаем каждый в своей пустоте, не слыша друг друга. Мои слова -- что глас вопиющего в пустыне; его слова... Блэк опустил трость. Он не собирался пускать ее в ход, но не видел ничего дурного в том, чтобы ею пригрозить. --Тебе, Борбич, должно быть, кажется, что твои слова не заслуживают такого бурного негодования с моей стороны,-- проворчал он.-- Но я думаю иначе. Если твое учение наберет силу в нашем сообществе, все мои соратники бросят работу над проектом, над которым мы трудимся вот уже двенадцать лет. Все, за что я боролся, пойдет прахом. А этого я не допущу! Борбич встал, с опаской поглядывая на трость: --Все, о чем я прошу, мистер Блэк, это возможности проповедовать свои принципы -- принципы церкви, которую я представляю, поистине гуманной Церкви Второго Шанса. --Я дам тебе шанс,-- сказал Блэк,-- но в данный момент положение в Телеме чрезвычайное, и нам некогда выслушивать твои предложения. Вот победим Мюреля, тогда и рассмотрим твой вопрос. А пока не смей баламутить моих работников и исподтишка прибирать к рукам власть. --Но вы, мистер Блэк,-- вы бы сами на моем месте именно так и сделали бы, разве нет? За что я вами искренне восхищаюсь. --Возможно,-- бросил Блэк и зашагал прочь. --Дик, Дик! Почему ты так суров с ним? Что он тебе сделал? -- спросила Филлис. --Что сделал?! -- взорвался Блэк.-- Этот Борбич, униженный и оскорбленный, в сто раз опаснее кровожадного и злобного Мюреля. Мюрель проповедует откровенное насилие, эксплуатацию ближнего своего, призывает дать полную волю своим желаниям и наплевать на окружающих. В общем, полный набор смертных грехов. Борбич же призывает к милосердию, состраданию, всепрощению, любви, безоговорочному пацифизму и так далее. Сплошь добродетели, не придерешься. Но в основе его проповедей лежит сумасшедшая теория: дескать, ведя высоконравственную жизнь, мы вырвемся из вечного заточения в долине, освободимся от бренной плоти и перейдем в какое-то высшее, чисто духовное, лишенное материи бытие. Пускай он себе думает что хочет, я не против. Но если ему удастся обратить в свою веру большинство телемитов, он разрушит все, что я создал. Рудник закроется: ведь у нас и так есть все необходимое для поддержания жизни -- зачем же тратить время на создание техники? Зачем нам комфорт, который будет отвлекать нас от созерцания собственных пупков? Розыскному Агентству запретят поощрять выдачей спиртного тех, кто найдет в горах руду. Пару дней назад один следопыт сообщил -- с помощью барабанов, естественно,-- что обнаружил наверху, примерно в двух тысячах миль от долины, небольшие залежи меди. Я распорядился выдать ему награду в виде шестидесяти унций виски, как только сведения о его находке подтвердятся. И я слыхал, что Борбич приводил этот мой приказ в качестве примера неправедного использования граалей. Мы, мол, не должны поощрять низменные инстинкты людей. --Что ж,-- мягко заметила Филлис,-- теоретически он прав. --Мы никого не снабжаем выпивкой постоянно. Израсходовав свою премию, человек вновь возвращается к рациону, обеспечиваемому граалем. Больше того -- мы, телемиты, сейчас добровольно отдаем свое спиртное в пользу общества. Четыре унции из пяти идут в общий фонд, который мы сможем пустить на обмен. --Я знаю,-- сказала Филлис.-- Но Борбич говорит, что таким образом мы превращаем людей в алкоголиков, которые начнут красть спиртное у соседей. --Это их проблема. Мы не няньки, а телемиты -- не стадо болванов. Однако Борбич выступает не только против алкогольных премий. Он жаждет стереть в порошок "Речную комету", нашу гордость, которая даст нам возможность контролировать водный путь, потому что она вдохновит нас на дальнейшее развитие технологии. И, наконец, он заставит нас выбросить в Реку все оружие. Мы смиренно позволим Мюрелю и его бандитам изгаляться над нами, ибо, даже если он поубивает всех до единого, мы умрем с верой, что воскреснем где-нибудь в другом месте долины, дабы сеять там семена Церкви Второго Шанса. Если же Мюрель не убьет нас, а лишь поработит, забрав половину съестного, и выпивки, и сигарет,-- что ж тем лучше. Пока мы будем загибаться от голода, наши страдания, возможно -- только возможно! -- пробудят в Мюреле и его головорезах капельку сочувствия и любви. Возможно, они даже устыдятся своего жестокосердия, на них снизойдет внезапное озарение, и они обратятся в истинную веру. А если и не обратятся, то наш пример все же тронет их души. Блэк помолчал немного и снова взорвался: --Чушь собачья! Я не позволю распространять здесь эту дребедень, Филлис! --Я во многом не согласна с ним, Дик,-- осторожно заметила Филлис.-- Но, по-моему, мы могли бы принять то ценное, что содержится в его учении. В конце концов, многое из того, что он проповедует, не так уж отличается от основных принципов Телемской хартии. Отвергать его столь категорично попросту неразумно. Каждый человек может чему-нибудь нас научить. --Я не желаю больше обсуждать этот вопрос! -- отрезал Блэк. И между ними повисла тишина. Глава 5 Ричард с Филлис задержались дольше, нежели предполагали, и теперь торопливо шагали мимо челноков и каноэ, мимо большого пирса, за которым стоял "Зуб дракона" -- военная галера девяноста футов в длину, мимо двух молов, между которыми высилась "Речная комета", вся в строительных лесах, кишащих рабочими. А за ней виднелось Дерево совета -- высокая сосна, росшая возле южного угла Замка. Под ее ветвями стоял громадный стол Особого совета. Большинство советников еще завтракали. Опоздавших встретили веселыми приветствиями и вопросами о том, что их так задержало в постели. Блэк, не обращая внимания на подтрунивание, сел во главе стола и открыл крышку грааля. --Сегодня боги не поскупились на завтрак! -- сказал он.-- Кофе, ветчина, яйца, два тоста с земляничным джемом. И большая сочная груша! Гораздо лучше, чем вчера, когда мне подсунули какое-то мерзкое какао и фрукты, перемешанные с овсяными хлопьями, жутко сладкими. Блэк вытащил глубокие металлические тарелки и картонные упаковки, закрепленные внутри белого цилиндра, и выставил их на стол. Потом поднял вверх пачку, извлеченную последней. --Твои любимые, Фил. "Лакиз". А у тебя что сегодня? Филлис пошарила на дне грааля: --"Кэмел". Махнемся? --Давай,-- согласился Ричард.-- Тот, кто придумал эти автоматические судки-самобранки, мог бы установить в них какое-нибудь устройство, запоминающее мои любимые блюда, напитки и марки сигарет. Три раза в день я волей-неволей вынужден принимать, что дают, а потом долго и упорно искать желающих обменяться. Дурацкая система. --На тебя не угодишь, Дик! -- откликнулся с другого конца стола стройный рыжеволосый молодой человек с орлиным носом, одетый в белую рубашку и широкие брюки.-- Ты будешь ворчать, даже если тебя вздернут на новенькой веревке.-- Он весело помахал в воздухе тремя большими коричневыми сигарами.-- Смотри сюда! Трижды в день я нахожу на дне грааля по три гаванские сигары. Это мистическое и счастливое число, а помноженное само на себя, оно дает девять -- еще одно число, любимое фортуной. Только не говори мне, что я получаю свои сигары чисто случайно! Ведь всем остальным марку курева меняют чуть ли не каждый день! Нет -- я любимчик богов, и все вы должны со мной считаться, а ты, Дик, обыкновенное ничтожество, безликий человек из толпы. Все рассмеялись. --Но это и правда странно,-- заметила Филлис.-- Насколько я знаю, кроме Сэма, здесь так никого не балуют. --Ничего странного,-- отозвался молодой человек, закуривая сигару.-- Я родился под хвостом у кометы -- только, пожалуйста, без шуточек насчет звездных экскрементов,-- а всем известно, что это хорошее предзнаменование. Я не суеверен, конечно. Я просто осторожен. Не хочу ненароком обидеть Бога, которого, как я знаю, нет,-- или, по крайней мере, нет в нашем мире: возможно, он вышел в соседнюю вселенную позавтракать и вернется через десять эонов. Зачем рисковать? Я предпочитаю не заплывать в такие глубины. Мелководье -- это по мне. Вы, конечно, можете сказать, что комета, наоборот, дурное предзнаменование. В конце концов, умер я как раз тогда, когда небесная метелка снова махнула хвостом через семьдесят лет. Но, по-моему, это совпадение чистой воды. Я же говорю -- я не суеверен. Просто невежествен. Или это одно и то же? Он откинулся на спинку кресла, пуская дымные колечки. --Ясное дело, именно тогда я и должен был загнуться -- ради вящего эффекта, понимаете? А кроме того, я говорил всем и каждому, что собираюсь оседлать эту комету и взлететь на ней в небеса. Не мог же я допустить, чтобы люди называли меня лжецом! -- Он усмехнулся.-- Я никогда не лгу. --Сигары Сэма, безусловно, доказывают расположение к нему небес,-- сказал Блэк, обращаясь к Филлис.-- Или же ада. Как по-твоему? --По-моему, ни того и ни другого. У меня насчет граалей своя теория. Блэк отхлебнул глоток дымящегося кофе и начал расправляться с ветчиной и яйцами пластмассовым ножом и вилкой, которые тоже извлек из грааля. --Ну-ну,-- сказал он, прожевав.-- Насколько я помню, ты считаешь грааль устройством, преобразовывающим энергию в материю? Филлис кивнула и глянула через стол на Джейруса Чарбрасса, ожидая от него подтверждения. Конструктор космических кораблей из двадцать первого века, Чарбрасс, вооруженный знаниями передовой науки, мог обосновать ее теорию. Но, сдержанный по природе, не спешил высказывать свою точку зрения, пока его не спрашивали впрямую. Был он красив, высок, хорошо сложен. Темная от загара кожа контрастировала со светлыми, отливающими бронзой волосами, а в зеленых глазах плавали золотые искорки, точно в немецком ликере под названием "Голдвассер". Он производил впечатление человека ленивого; его тяжелые, слегка монголоидные веки приподымались с неохотой, движения были замедленны и плавны. В ответ на немой вопрос Филлис он, по своему обыкновению, молча кивнул. Выуживать из него какую-либо информацию приходилось чуть ли не силком. Однако внешность Чарбрасса была обманчива, ибо работать он мог круглые сутки напролет, и, когда все уже падали с ног, оставался свежим как огурчик. Да и во время чисто светских застолий говорил, как правило, без умолку, было бы кому слушать. Чарбрасс оставался одним из немногих людей, о котором у Блэка так и не сложилось определенного мнения. Правда, у него было подспудное ощущение, что инженер двадцать первого века смотрит свысока на всех, кто жил в более ранние столетия, хотя тот ни словом, ни жестом этого не выдавал. Познакомились они двенадцать лет тому назад, сразу после падения большого метеорита. Блэк отправился тогда в горы на разведку и почти сразу же наткнулся там на Чарбрасса. Момент был напряженный, ибо Блэк не задумываясь убил бы инженера, реши тот использовать захороненные глубоко в земле осколки упавшей звезды ради собственной корысти. Но Чарбрасс оказался человеком сговорчивым и готовым к сотрудничеству. А когда Блэк изложил ему свой план по добыче метеоритного никеля и железа, Чарбрасс сказал, что с радостью станет главным инженером проекта. Знания и навыки его, конечно же, были бесценны. Однако сам он оставался загадкой -- общительный, но несколько отчужденный, приветливый и все же скрытный, демократичный внешне, но аристократ до мозга костей. Уступая безмолвной мольбе Филлис о поддержке, Чарбрасс, ласково улыбнувшись ей, заговорил: --Твоя идея, Фил,-- единственное достойное внимания научное объяснение из всех, что я слышал. По-моему, все сверхъестественные теории вполне можно зарезать бритвой Оккама. Поскольку долина идентична Земле в смысле времени-пространства и энергии-материи и подчиняется таким же физическим законам, мы можем с уверенностью сказать, что живем в той же самой Вселенной. Фил утверждает, что в 1940-е годы ученые уже умели создавать материю из энергии. В небольших масштабах -- из энергии получали всего несколько атомов и присоединяли их к молекуле углерода. Но это было лишь начало. К концу двадцать первого века мы научились преобразовывать энергию целых цепочек углеродных молекул аминокислот. Достижения последующих поколений мне неизвестны, но я полагаю, что они проводили и более сложные трансмутации. Таким образом, вот вам первый шаг к созданию граалей. Кроме того, Фил говорила мне, что в ее веке появился первый электронный микроскоп, способный сфотографировать атомы. В мое время техника позволяла нам воспроизвести в наглядном виде самое глубинное строение материи, даже временные частицы, рожденные столкновениями субатомных единиц. Что получилось бы, если бы людям, родившимся после двадцать первого века, удалось объединить оба открытия? Возьмем наш грааль -- вот так. Он поднял свой грааль за ручку и покрутил его взад-вперед. Все примолкли, ловя глазами солнечные зайчики, вспыхивавшие на безупречно гладкой поверхности цилиндра. --Этот замечательный судок,-- лениво усмехаясь, продолжал инженер,-- представляет собой пустую емкость с тоненькими стеночками. Но если приглядеться, то можно заметить, что у него двойное дно -- не больше дюйма шириной и фута в диаметре. Можем мы допустить, что там находится миниатюрный и исключительно компактный сложный конвертер энергии-материи, который принимает энергию из какого-то источника или прямо из солнечных лучей и в который заложены "снимки" молекулярного строения еды, напитков и прочих вещей, что нам выдают трижды в день? --Да, Джейрус, я могу это допустить,-- протянул Келли, черноволосый генерал регулярной телемской армии.-- Но почему там то бифштекс, то ветчина? Сегодня "Голдс", а завтра "Тейртонс"? --Филлис считает, что в каждом граале есть нечто вроде электронного меню. Очевидно, там есть и приборчик, определяющий набор блюд по принципу случайного выбора. Он "вращается" и вызывает из "списка" определенный номер. А крохотный конвертер тут же принимается за дело: роется в файлах банка памяти, находит субатомные "снимки" каждого заказанного предмета, превращает энергию в материю, соответствующую "снимку" -- и пожалуйте, кушать подано! --Да, но почему грааль может открыть только его владелец? -- спросил кто-то. --На это можно дать много разных ответов,-- сказала Филлис.-- К примеру, грааль может быть настроен на биоволны, излучаемые мозгом владельца. Как только пустые тарелки наполняются едой, миниатюрный энцефалограф считывает данные, и крышка открывается. Как мы знаем, никто, включая и владельца, не в силах открыть грааль, пока в нем не появятся новые предметы. --Чтобы мы не лезли туда руками, пока идет процесс преобразования? -- спросил Езекиил Харди, капитан "Зуба дракона". --Совершенно верно,-- ответила Филлис.-- Иначе, если материя возникнет в том же месте, где находятся руки, произойдет взрыв, поскольку два предмета не могут занимать одно и то же пространство одновременно. --Мне лично все-таки легче принять сверхъестественное объяснение,-- заметил Харди, бывший китобой из Нью-Бедфорда.-- Оно проще. --Сверхъестественное непознаваемо,-- сказал Блэк,-- и освобождает нас от необходимости думать. В него можно только верить. Поэтому я предпочитаю естественную теорию. Она ставит перед нами задачи, которые мы, возможно, сумеем разрешить. --Дон Кихот и ветряные мельницы,-- усмехнулся Харди. --Ветер может дуть и в головах,-- отрезал Блэк, стиснув челюсти так крепко, что зубы скрипнули. Харди покраснел. Филлис, желая предотвратить ссору, торопливо проговорила: --Научная теория объясняет также наше воскрешение. Китаец, сидевший рядом с Филлис, поднял глаза от чашки с бобовым супом. Этого плотного краснощекого молодца звали Це Чан. Возле его локтя лежала сплетенная из травы высокая коническая шляпа с загнутыми почти до верхушки полями. Он никогда не расставался с ней, так что шляпа стала таким же отличительным знаком китайца, каким для Блэка была его железная трость. Несколько лет назад Це Чана убила банда, которой не нравились его либеральные политические идеалы, и он объявился среди индейцев каюга и чероки, живших на берегу озера напротив Телема. Хотя индейцы взяли его в плен, Це Чан вскорости подружился с их вождем Деканавидахом, и китайца приняли в племя. Больше того -- он женился на правнучке вождя, став со временем правой рукой Деканавидаха, выучил язык ирокезов и английский, на котором общались люди, живущие на другом берегу озера. Сейчас он гостил у телемитов, смазывая дипломатические колеса для предстоящего совещания между Особым советом белых и вождями краснокожих. Они с Блэком надеялись заключить долговременный договор между двумя народами, хотя это требовало немалых усилий. --Вы можете объяснить наше воскрешение, мадам? -- переспросил он, принужденный слушать разговор о материях, не разбираться в которых китайскому поэту и государственному деятелю одиннадцатого века было вполне простительно. --Да. Представьте себе устройство, способное зафиксировать молекулярную структуру человека с момента его рождения до смерти. От такого устройства остается всего один шаг, хотя и довольно-таки длинный, до воссоздания человека с помощью конвертера массы-энергии. Я считаю, что те, кто поселил нас на берегах Реки, так и сделали. Глаза Це Чана, удлиненные и блестящие, загорелись еще сильнее, а пухлые красные губы удивленно приоткрылись. --Так просто, мадам? --Это единственное объяснение. --А как насчет нашей вечной молодости? --Заслуга блестяще развитой гериатрии, мистер Це Чан. Или, точнее, науки о долгожительстве и омоложении. К тому же не забывайте, что те, кто умирает в долине, тут же воскресают где-то в другом месте. Что можно сделать единожды, нетрудно повторить. --Но как были сделаны эти "снимки"? Как можно "сфотографировать" людей, живших двенадцать тысячелетий назад? Кто их снимал? И зачем? --Господь Бог, мистер Це Чан,-- со смехом сказала Филлис.-- Я понятия не имею. Тут моя теория бессильна. Кроме путешествия во времени, мне ничего не приходит на ум. А это объяснение слишком фантастично, и я предпочитаю от него воздержаться. --Я тоже,-- подхватил Чарбрасс.-- Никаких оригинальных идей у меня нет, но я считаю, что сдаваться не стоит. Возможно, в один прекрасный день нам удастся понять, каким ветром нас сюда занесло. --Тем более что для разгадки есть несколько ключей,-- сказала Филлис.-- Само устройство жизни в долине явно антропоцентрично и указывает на определенный тип монокультуры, пытающейся навязать нам свои стереотипы. Возьмем, к примеру, содержимое граалей. Кроме еды, то есть необходимого, мы получаем сигареты, сигары, губную помаду, мыло и расчески. Мыло -- это понятно. Но с какой стати давать нам курево, спиртное и помаду? Разве это не свидетельствует о том, что наши воскресители тоже пользуются в обиходе подобными вещами и считают их необходимыми для мало-мальски сносной и беззаботной жизни? --Помада поднимает тебе настроение, Филлис,-- заметил Блэк. --Верно, и мне кажется, что никто, кроме людей, этого не поймет. А потому я считаю, что граали созданы не богами. Это творение человеческих рук. --Простите, но я бы хотел кое-что добавить,-- вмешался Це Чан.-- Вкус этого бобового супа мне отлично знаком, и неудивительно: ведь я сам придумал его рецепт. --Ага! -- торжествующе воскликнула Филлис.-- А потом он наверняка распространился по всему Китаю, и тот, кто создал граали, включил рецепт в меню! --Не забудь также о нашей одежде,-- проговорил Блэк.-- Она везде одинакова, по всей долине. Для женщин -- лифчики, трусики, блузки и юбки. Для мужчин -- трусы, рубашки и брюки. И для всех -- кимоно. Никакой попытки одеть людей в соответствии с их национальностью или эпохой. Будь ты фараон Древнего Египта, австралийский бушмен, моряк елизаветинских времен, индийский крестьянин, эскимосский рыболов, троянский гоплит -- все едино. Все мы одеты в однотипные костюмы. Возможно, наши благодетели сами носят такую одежду? Больше того,-- продолжал Блэк, слегка распаляясь,-- наши усы и бороды таинственным образом исчезли! Гладколицыми, как дети, мы пришли в этот мир и такими здесь остались. Похоже, люди, воскресившие нас, считают растительность на лице излишней. Но какого черта они навязывают нам свои пристрастия?! --Ох, Дик, ты до сих пор не можешь простить им, что лишился своих свирепых усищ? -- рассмеялась Филлис. --Пускай эти негодяи явятся перед нами во плоти! -- вскричал молодой человек с орлиным носом и густой рыжей шевелюрой, вскочив на ноги и размахивая горящей сигарой.-- Если у них, сволочей разэтаких, достало смелости вытащить нас из могил и засунуть в эту паршивую долину, почему они не осмеливаются сказать нам, кто они такие? Почему не признаются в содеянном? Может, они раскаялись в том, что воскресили жалкий род человеческий? Поняли, какую ошибку допустили, но не хотят за нее отвечать? И поэтому просто слиняли, надеясь, что никто не найдет нас и не предъявит им обвинения в кровавом, жестоком, садистском, подлом, омерзительном преступлении против человечества? Почему они скрываются, а? Или эти надменные подонки прячутся от нас просто смеха ради? Чувство юмора у них такое, да? Никто не пытался его успокоить. Сэма порой заносило; утихомирить его в такие моменты нечего было и думать -- его просто оставляли в покое, чтобы дать ему возможность выплеснуть накопившуюся желчь. Обыкновенно это был жизнерадостный и остроумный молодой человек с неизменной сигарой во рту, наслаждавшийся всем, что могла ему предложить Река. Но порой что-то вдруг задевало потаенную струну, и он взрывался негодованием, как ракета, пока в нем не иссякало горючее. Обнаружив, что никто не выказывает желания с ним поспорить, Сэм пнул свой грааль ногой и зашагал прочь, жуя на ходу сигару и заложив руки за спину, хмуро зыркая из-под кустистых бровей в надежде отыскать жертву, на которую он мог бы обрушить свой гнев. Напряженную тишину внезапно прервала отдаленная барабанная дробь с западной стороны. Все тут же забыли про Сэма и стали вслушиваться в сообщение от агента РА, находившегося на территории Мюреля. Глава 6 --Хикок скоро будет здесь,-- сказал Блэк.-- Возможно, кое-кто из вас заметил, что его не видно последние две недели. Теперь я могу вам сказать: он шпионил в Мюреллии. Оживленно обсуждая новости, советники встали из-за стола. Вымыли белые металлические тарелки в лохани из обожженной глины и сунули их в зажимы внутри граалей. Сполоснув и вытерев пластмассовые ложки, вилки и ножи, аккуратно связали их вместе. Все пустые сигаретные пачки осторожно развернули и отдали разглаженные обертки Филлис. Секретарь Особого совета, она собирала всю бумагу, на обратной стороне которой можно было делать записи. Позже пластмассовая посуда, сигаретные обертки и все напитки, за исключением унции на человека, будут в целости и сохранности доставлены в Черный Замок и сложены в общий запас. Филлис с Ричардом, взяв свои граали, подошли к высоким и узким дворцовым воротам. В последнюю минуту Блэк обернулся и глянул на Базарную площадь, где стоял на зеленой траве в окружении небольшой толпы проповедник Второго Шанса Борбич, исступленно жестикулируя. Поджав губы с выражением величайшей брезгливости, Блэк вошел в здание. Он чувствовал, что этот святоша наделает ему еще немало хлопот. Пройдя по коридору высотой в два человеческих роста, достаточно широкому для шеренги из четырех человек, Блэк свернул под опускную решетку с тяжелыми острыми зубьями и вошел в главный офис агентства -- просторное помещение с побеленными известняком стенами и множеством столов, огражденных бамбуковыми ширмами. Управляющий Розыскного Агентства поздоровался с ним и протянул листок бумаги. --Так, так,-- проговорил Блэк.-- Стало быть, наш агент разыскал Диккенса? Посмотрим, кто просил его найти? --Парень по фамилии Честертон. Он не сказал, зачем ему нужен Диккенс, но прямо-таки жаждал с ним встретиться. --Что мы потребуем с него взамен? --Ответную услугу. Он откроет для нас филиал агентства и будет управлять им, пока ему не надоест или пока мы не решим прислать ему замену. Живет он слишком далеко, чтобы брать с него обычную плату в виде ста пятидесяти унций спиртного. К тому же, по словам агента, этот парень не из тех, кто добровольно расстанется с выпивкой. --А что Диккенс? Может, он тоже нуждается в услугах нашего агентства? --Мистер Диккенс заявил, что вполне счастлив. Романы он больше, конечно, не пишет, зато занимается тем, о чем мечтал всю свою жизнь -- я, естественно, цитирую нашего агента, мистера Дану,-- то есть путешествует с театральной труппой, ставит спектакли и читает главы из своих книг. Мистер Дана не без некоторого удивления узнал о том, что мистер Диккенс находится в близких отношениях -- весьма близких! -- с одной из актрис труппы. Не помню ее фамилии, но, похоже, она была довольно знаменитой киноактрисой двадцатого века. Американской вроде бы. Как же ее фамилия, дай Бог памяти? --Это неважно, мистер Джонсон. Блэк пошел дальше. Филлис хихикнула. Он не улыбнулся ей в ответ, как делал обычно, чтобы показать, что разделяет ее веселье. В последнее время ее привычки вызывали у него раздражение, которое он еле скрывал. Филлис обиженно надула губы, но Ричард, не обращая на нее внимания, проследовал вперед и остановился у одного из столиков, где клиент с крупным носом и выступающим адамовым яблоком излагал сотруднице агентства свое дело. --Я родился в сорок втором году. --Какого столетия? --Нашего, само собой. --Девятнадцатого или двадцатого? -- терпеливо переспросила сотрудница. --Ну, мисс, я же и говорю, это был тысяча восемьсот сорок второй год. А помер я двадцать один год спустя. Снаряд южан оттяпал мне ногу, и я загнулся от заражения. Но когда проснулся на берегу Реки, то нога были при мне, целехонькая, и... --Да, сэр. Я вижу. Как зовут ту женщину, которую вы хотите разыскать? --Лаура Мэй Иверсон, мисс. Мы с ней были помолвлены и собирались повенчаться, да тут как раз война... Свадьбы мы не дождались, и я ушел на фронт, так и не зная, понесла она или нет... Ну, вы понимаете, о чем я... Здесь это не считается грехом. Все мы, святые и грешники, тут в одной лодке. Так вот, я хотел бы ее отыскать, мисс. Двадцать лет я брожу взад-вперед, взад-вперед... Нет, у меня, само собой, были другие женщины, но я разругался с последней, как и со всеми до нее, бросил все и, прослышав про ваше агентство, пришел сюда. Я просто не в силах выбросить Лауру Мэй из головы, а потом, ужасно хочется узнать, был ли у нас ребенок и... За соседним столиком сидел другой клиент -- смуглый, тощий и низкорослый человечек с большой курчавой головой и огромным крючковатым носом. --Ваше имя? --Исаак Гольдберг. --Время и место рождения? --26 января 1918 года. Гамбург, Германия. --Умерли? --Осенью 1942 года. В Дахау. --Впервые воскресли в этой части долины? --Нет. Ниже по течению, среди своих современников немцев. --И чего бы вы хотели от РА, мистер Гольдберг? Человечек разразился страстной речью на немецком, лившейся бурным и неровным потоком, в котором то и дело упоминалось одно и то же имя. Ни один из слушателей не был ни особенно удивлен, ни растроган. Долгий опыт приучил сотрудников агентства к тому, что ненависть становилась стимулом для поисков не реже, чем любовь. К тому же Филлис единственной из всех имя разыскиваемого что-то говорило. --Хорошо, мистер Гольдберг, мы приложим все усилия,-- спокойно ответствовал клерк.-- Но мы не можем ничего гарантировать, естественно. Если я правильно понял, вы уже однажды разыскали этого человека? --Ja, и я пытал его и убил, как он когда-то пытал и убил моих родителей, мою сестру и ее мужа, мою жену и нашего сына. И я найду его снова, и опять поджарю над костром. И опять, и опять, хоть бы это продлилось целую вечность! --Возможно, и продлится, мистер Гольдберг. Но это к делу не относится. А теперь позвольте задать вам еще несколько вопросов. Не встречалась ли вам когда-либо голубоглазая блондинка, англичанка по имени Изабель Блэк? Возможно, кто-то из ваших знакомых с ней встречался? Филлис, стоявшая рука об руку с Блэком, непроизвольно сжала кулак. Она так и не смогла привыкнуть к этому вопросу, который Блэк велел задавать всем агентам, куда бы они ни направлялись. --Нет, впервые слышу,-- ответил Гольдберг. Филлис разжала кулак. --Благодарю вас. Не случалось ли вам добираться до истоков Реки? Или кому-нибудь из ваших знакомых? --Мне -- нет, но я встречал людей, которые сплавлялись к устью Реки. Они говорят, она впадает в узкое ущелье между высокими и неприступными скалами, а там такие пороги, что любую лодку в щепы разнесут. Сами они не доплыли до устья Реки, потому что никто из людей оттуда не возвращался, ни живым, ни мертвым. --Благодарю вас. Это нам известно. Нас интересуют истоки Реки. --Об этом я ничего не знаю. Меня волнует только один вопрос. Человечек сжал кулаки и обвел помещение свирепым взором. Блэк вместе с Филлис вышли из зала. Подойдя к двери, ведущей в больничные палаты, они остановились и закурили. Филлис не проронила ни слова по поводу Изабель, хотя Ричард знал, что думает она исключительно о его бывшей жене. Но заговорила она о другом: --Гольдберг нуждается в помощи, Дик. Отчаянно нуждается. Он двадцать лет скитается по долине, и до сих пор не привык к здешней жизни. Двадцать лет эта мания пожирает его изнутри! Да, он, конечно, настрадался на Земле, и я прекрасно понимаю, что сразу забыть такое невозможно. Но здесь не Земля, Дик. Это долина. Нам дали шанс начать новую жизнь, обрести новое счастье. Ты обратил внимание, что он даже не спрашивал о своих родственниках? Только о человеке, которого он жаждет предать мучительной казни? Я не говорю, что этот фашист не заслуживает казни, но дело в том, Дик... --Ты слишком нервничаешь, Фил. --Да, нервничаю,-- согласилась она, пыхнув сигаретой.-- Я нервничаю вот уже несколько дней. Так о чем я хотела сказать? Ах да! Мы же практически не в силах найти человека, если он умер уже здесь, в долине. Как правило, умерший воскресает вновь очень далеко от места своей гибели. И поэтому я все мучаюсь мыслью: что со мной будет, если тебя убьют? Мы никогда не увидимся снова, и пусть даже я буду знать, что ты где-то воскрес, для меня ты все равно будешь потерян. А я не смогу перенести этого, Дик! Ты единственный человек, кого я по-настоящему -- действительно по-настоящему! -- любила. --Ты полюбишь другого, миллион других, и не менее сильно, Фил. Поверь мне. У нас с тобой впереди целая вечность. А ты представь себе, что прошла хотя бы сотня лет. Будем ли мы любить друг друга через сто лет так же страстно -- или же наскучим друг другу до смерти? Сколько новых людей мы повстречаем за это время? Чьи руки будут обнимать нас тогда, чьи губы будут нам клясться в вечной любви? --Многие пары на Земле жили до девяноста и даже до ста лет, сохранив свою любовь,-- обиженно заметила Филлис. --Это голословное утверждение. Многие из этих верных супружеских пар не распались лишь в силу привычки или потому, что постарели и сделались никому не нужны. Кто знает, как бы все обернулось, если бы им, как и нам, вернули вечную молодость? Разве стали бы эти пары так же коротать вместе вечера, довольствуясь друг дружкой? Ведь старичкам не приходится подавлять сексуальное влечение к другим людям и заставлять себя хранить верность насильно! --Дик, когда ты так говоришь, я порой сомневаюсь, любишь ли ты меня? --А что я такого сказал? -- пожал плечами Блэк. --Что? Побойся Бога, Ричард Блэк! Ты просто упрямый, тупой и самодовольный осел! И как я только могла терпеть тебя целых двенадцать лет? --Только что ты собиралась прожить со мной вечность,-- усмехнулся Блэк. --Это и правда слишком долгий срок! --Вот и я о том же. Филлис повернулась и ушла, охваченная гневом. Блэк, несмотря на усмешку, был не на шутку озадачен ее поведением. Он рассеянно взглянул на иероглифы, бегущие по чисто вымытой стене, и его внезапно осенило. Ну конечно! Сегодня у нее начало месячных. А это значит, что любая мелочь, которую в другое время она даже не заметила бы, действует ей на нервы. Да плюс еще конфликт с Мюрелем, очередное напоминание об Изабель, тревожная неуверенность в его чувствах -- и вот результат. Блэк мельком подумал, и уже не в первый раз, о веществах, обеспечивающих стерильность обитателей долины. Женщины по-прежнему, как и на Земле, реагировали на лунные фазы, мужчины по-прежнему извергали семя -- но никакая жизнь не завязывалась в глубинах женского чрева. Похоже, подумал Блэк, пожимая плечами, им никогда не разгадать загадки своего бесплодия. Здесь не было микроскопов, чтобы увидеть, есть ли в мужском семени сперматозоиды, и не повреждены ли женские яичники или гормоны каким-то невидимым веществом. Блэк вошел в так называемую больницу -- большую палату с двадцатью койками. Доктор Уинтерс поздоровался с ним -- невысокий пухлый человечек с блестящими бледно-голубыми глазками и вечной насмешливой улыбкой на устах. --Что у тебя новенького, Джо? Уинтерс пожал плечами и изящно взмахнул рукой. --Все прекрасно. Ни одного случая проказы, сыпного тифа, холеры, малярии, полиомиелита, слоновой болезни, фрамбезии, сифилиса, гонореи, гноетечения, дифтерии, пневмонии, оспы, кори, менингита, филяриатоза, ленточных глистов, амебной дизентерии, скарлатины, брюшного тифа, паучьих укусов и ногтоеда. Доктор тихонько хихикнул. Шутка получилась так себе, без соли. Блэк даже не улыбнулся -- он никогда не смеялся из вежливости. --Здравствуй, Ванда! Как ты себя чувствуешь? -- спросил он, подойдя к одной из бамбуковых кроватей. --Не очень, Дик. Грудь болит -- мочи нет, и даже виски, что дает мне доктор, не помогает. Рак. Никакого болеутоляющего, кроме спиртного, а запасы его ограничены. На следующей койке лежал человек с изуродованными, точно клешни, руками, и изогнутым в виде вопросительного знака позвоночником. Артрит. --Почему ты не дашь доку убить меня, Дик? Сам я еще Бог знает сколько промучаюсь. А он бы избавил меня от страданий. --Как ты хочешь, чтобы он убил тебя? Утопил, пырнул ножом или дал по мозгам как следует? --Если честно, Дик, я бы хотел, чтобы меня засунули в мешок и бросили в Реку. --Мы подумаем, как тебе помочь. Следующей пациенткой оказалась девушка в смирительной рубашке, сплетенной из стеблей травы. Волосы ее разметались по подушке, глаза были закрыты, губы беспокойно шевелились, произнося бессмысленные для всех, кроме нее, слова. --Удалось тебе связаться с ее любовником? -- спросил Уинтерс. --Один из моих агентов нашел его на берегу Реки, милях в пятистах отсюда. --Что он сказал? --Он не вернется к ней. Женщина, с которой он живет сейчас, нравится ему гораздо больше. --Он единственный, кто в силах спасти эту девушку. Если он к ней вернется, она, возможно, выкарабкается. --Не надейся. Он говорит, что не хочет быть привязанным к женщине, которую не любит. Блэк задумчиво уставился на искаженное мукой лицо и подумал о Филлис. Как она отреагирует, если он скажет, что больше не любит ее? --Ну что ж,-- сказал Уинтерс,-- я не могу его винить. С какой стати он должен жить с ней против собственной воли? А если она свихнулась, так сама и виновата. Он, в конце концов, не врач. У него своя жизнь. Но я хотел бы, чтобы он появился хоть ненадолго и попробовал поговорить с ней. Тогда я мог бы попытаться вытащить ее из тьмы. Мне не терпится опробовать новые способы, которые продемонстрировал мне Чарбрасс. --Чарбрасс? --Вот именно. Великий молчальник. Я был благодарен ему, когда он показал мне поразительно эффективную терапевтическую методику двадцать первого века, по сравнению с которой все, что я когда-либо слышал, выглядит абсолютно примитивным. Но в то же время мне ужасно хотелось наподдать ему по загорелым ягодицам за то, что он так долго молчал. "Бога ради, приятель! -- говорю я ему.-- Мы с вами знакомы шесть лет, и вы прекрасно знаете, как мне отчаянно нужны эффективные методы лечения! И тем не менее вы до сих пор держали язык на замке. Почему?" А он отвечает в этакой своей ленивой манере, полуприкрыв глаза: "Но, док, вы же меня не спрашивали!" --Вообще-то он инженер. Возможно, он не считал себя большим специалистом по врачебной части? --Он говорит, что обладает дилетантскими познаниями. Но они значительно превосходят все, чему меня когда-то учили. Блэк пристально посмотрел на девушку. --Скажи, а на Земле она не была душевнобольной? --Была. Она скончалась в психушке. Но здесь проснулась совершенно нормальной. --Те, кто ее воскресил, заодно и вылечили. --Да, как вылечили и все прочие болезни, соматического происхождения и психосоматического. Они исчезли, по крайней мере временно. --Знаешь,-- промолвил Блэк,-- странная вещь, но идиоты в долине не воскресли. --И дети до пяти лет тоже. А женщины, умершие на Земле беременными, пробудились с пустыми чревами. --Куда же подевались идиоты, дети и эмбрионы? --Ты меня спрашиваешь? -- откликнулся Уинтерс.-- Это одна из загадок долины. Если начнешь слишком сильно ломать над ними голову, то в конце концов либо сопьешься, что довольно сложно из-за ограниченного количества спиртного, либо свихнешься, как эта бедная девчушка. --Похоже, облегчить ее страдания можно только с помощью эвтаназии. --Да. Она проснется где-то в другом месте, здоровенькая и готовая начать все с начала. Блэк взглянул на человека, скрюченного артритом. --Думаешь, методика Чарбрасса ему поможет? --Я хочу попробовать. А что? --Ну, я собираюсь поставить вопрос об эвтаназии неизлечимо больных перед Общим советом. Глупо заставлять людей мучиться. Уинтерс потер ладони, просияв насмешливой улыбкой. --О, тогда для меня настанет райская жизнь! Быстренько похороню свои ошибки -- и буду лечить только сломанные ноги да зубы дергать. Кстати, и времени на рыбалку будет больше. О, счастливая долина, где врач может исцелять своих пациентов умерщвлением! Жаль, что так не было принято на Земле. Блэк рассмеялся, а затем рассказал врачу о Гольдберге и попросил избавить одержимого от его мании. --Насколько я понял, в свое время он был довольно известным комическим актером. Если тебе удастся исправить этот сдвиг в его мозгах, он станет ценным приобретением для нашей обители. Певцы, шуты и жонглеры нам нужнее химиков или профессоров английской филологии. --Да,-- кивнул Уинтерс,-- лишенные бумаги и пишущих машинок, люди снова повернулись к Слову. Хороший рассказчик ценится на вес золота -- вернее, ценился бы, если бы тут водилось золото. Что ни говори, а в этом мире, скудном на развлечения, даже второсортный водевиль -- целое событие. --Короче, постарайся как-нибудь помочь ему, ладно? Блэк повернулся, но Уинтерс схватил его за рукав. --Погоди минутку, Дик. Хочу тебя кое с кем познакомить. Вновь воскрешенная -- появилась на Базарной площади сегодня утром. Я пристроил ее в комнату в Замке, пускай потом сама решает, где ей поселиться. Она выразила желание поработать в больнице уборщицей, пока не подыщет занятие поинтереснее. Долго ждать ей, впрочем, не придется. Уинтерс закурил сигарету и со смаком выпустил дым, сияя голубыми глазками. --Да, долго ждать ей не придется, потому что любой мужчина будет рад поселить ее в своей хижине. Ах, что за штучка, Дик! Сексуальность из нее так и прет. Порода! Настоящая женщина, можешь мне поверить... А вот и она. Анн де Сельно собственной персоной. Доктор сложил ладони трубочкой, протрубил: "тра-та-та-та!" и поклонился. Глава 7 Анн де Сельно оказалась невысокой и женственно округлой. Изумительной красоты каштановые волосы, круглое лицо, блестящая загорелая кожа, щеки и припухлые губы ярки от природы, на подбородке -- небольшая, но притягивающая взоры ямочка. И огромные глазищи с черными, как омут, радужками. В них искрился насмешливый огонь, сжигавший вас дотла. Не классическая красавица, она была одной из тех женщин, чью прелесть не в состоянии уловить ни пленка, ни кисть. Эти неуклюжие инструменты способны запечатлеть лишь скучную плоть. Напиши кто-то портрет Анн, и вы увидели бы довольно среднее, почти невзрачное лицо. Только проницательный взгляд и острый слух могли подсказать вам, какая редкая птица залетела в ваши края. Блэк был очарован ею буквально в первый же миг. Не желая расставаться с ней, он продолжал ее слушать и отвечать. Анн засыпала его вопросами о Телеме, он же, в свою очередь, спросил, как она умерла. Это был обычный вопрос; все воскрешенные любили поговорить о своей смерти: кто совершенно спокойно, а кто в трагических тонах, в зависимости от натуры. --О-ла-ла! -- сказала Анн.-- Я так рада, что вырвалась оттуда. Там было слишком много мрачных мужчин. У них никогда не хватало времени поболтать и посмеяться -- взоры исподлобья, проклятия сквозь зубы и вечная резня направо и налево. Нет, это не для меня. Анн была кем-то вроде Елены Троянской. Подруга самозваного короля, захватившего власть над группой французов семнадцатого столетия, она сбежала с заезжим принцем, жившим выше по течению Реки. Между двумя странами разразилась война. А в перерывах между боями премьер-министр и генерал занимались любовью с Анн за спиной у принца. Министр вынашивал планы убийства; генерал собирался прикончить принца и министра и сделать Анн своей официальной возлюбленной. --И что же с ними случилось? --О, я ужасно устала от этих неуклюжих зануд, которые требовали от меня клятв в вечной любви -- как будто на свете бывает такая штука! Ну, я и удрала с оперным певцом, баритоном. Обожаю баритоны, знаете ли. Они на меня действуют куда сильнее, чем теноры и басы. Но нас поймали, и генерал задушил меня собственными руками. Анн провела рукой по золотистой округлой шее и добавила: --Слава Богу, что следов насилия при воскрешении не остается. --Да уж! -- рассмеялся Блэк.-- Грех портить такое совершенство! --Благодарю вас, месье Блэк.-- Анн пристально взглянула на него: -- Вы один из самых безобразных мужчин, каких я видала! О, не вздрагивайте, пожалуйста. Вообще-то это комплимент. Вы безобразны, но очень привлекательны. Точно гибрид дьявола с богом. Вы пугаете меня -- то есть пугали бы, будь я способна бояться мужчины,-- и в то же время притягиваете почти неотразимо... если можно так сказать. У вас, конечно же, есть подруга? --Филлис Макбейн. Я вас познакомлю. --Хорошо. Я должна увидеть женщину, у которой собираюсь отбить мужчину. --Вы довольно откровенны. --А почему бы и нет? Я даже на Земле редко лицемерила. А здесь так и вовсе нет причины лгать. Впервые воскреснув в долине, я пережила приступ ужаса -- ведь я высмеивала идею загробной жизни, а в мое время богохульников сжигали на кострах, если вы помните... --...не в вашей стране, мадам,-- сказал Блэк. --Верно, однако риск все-таки был. Но, как я уже сказала, когда я попривыкла к жизни в долине, которая с первого взгляда показалась мне такой убогой и нищей, то поняла, что в каком-то смысле здешняя жизнь гораздо богаче земной, и решила, воспользовавшись этим преимуществом, делать все, что захочу. --В таком случае, добро пожаловать в Телем, тут вам самое место,-- поклонился Блэк. --Вы правы, месье. Только не забывайте: я говорю что хочу и делаю что хочу. Должна признать, это не раз доводило меня до беды, правда исключительно оттого, что мужчины принимали все слишком всерьез. Например, я сказала Жан-Жаку: мы будем любить друг друга какое-то время, а потом ты мне надоешь. В ответ он заявил, что убьет меня. После чего я тут же его разлюбила. Однако убил меня не он, а его генерал. Надо сказать, пока он меня душил, я успела дать ему сдачи, месье Блэк. Я пнула его по les poires*, и он на время отпустил мою шею. Но потом очухался и довел дело до конца. Очевидно, успешно, иначе бы меня здесь не было. ___________________ * Яйцам (фр.). ___________________ --Мы у генерала в долгу,-- произнес Блэк.-- Его потеря стала нашей находкой. Анн поблагодарила его и снова начала задавать вопросы. Блэк рассказал ей о Розыскном Агентстве, распространившем свои филиалы уже на три тысячи миль вверх и вниз по Реке, о том, какую сигнальную систему он установил, чтобы получать известия от агентов, а также о своей надежде с помощью агентства сплотить всю англоговорящую часть населения долины. --О! -- воскликнула француженка.-- Значит, вы надеетесь, что однажды ваше РА превратится в РАЙ! --Pas exactment*, мадемуазель,-- рассмеялся Блэк.-- Здесь не будет ни богов, ни ангелов. Люди возьмут управление страной в свои руки. И это будет самое демократическое правление на свете. _____________________ * Не совсем так (фр.). _____________________ --Ах, месье, вы же не дурак! Вы и вправду верите, что толпа способна управлять собой? --Здесь -- да. Это вам не Земля. В нашем распоряжении целая вечность, чтобы исправлять свои ошибки. --Или наделать новых. --Верно, однако население здесь, в долине, потенциально стабильное. У нас нет стариков, слабосильных, неприспособленных. Наши мозги, в принципе, должны со временем сделаться столь же гибкими, как вены и артерии. Нам не нужно воспитывать детей, передавать им свой жизненный опыт и пытаться уберечь от наших же промахов. Здесь каждый человек стареет только в смысле опыта. И, естественно, повторяя одни и те же ошибки вновь и вновь, в конце концов чему-нибудь да научится. --Месье выглядит прожженным циником, но в душе он идеалист. У него гораздо больше веры в способность людей учиться на собственных ошибках, нежели я предполагала. Что касается меня -- mon Dieu!* Я думаю, что человеческая глупость безмернее вечности. Человек скорее позволит разорвать на мелкие кусочки самого себя, чем свои идеи или предрассудки. Он будет стоять за них насмерть -- и погибать тысячу раз, а потом воскресать тысячу и один раз, но с пути своих предков не свернет. ____________________ * Боже мой! (фр.). ____________________ --Надеюсь, вы ошибаетесь, мадемуазель. Вы видите мир в черном цвете. --Но это и ваш цвет. Вы же король Ричард! --Я все-таки не такой Ричард, как у Шекспира. Они помолчали, а потом Блэк заговорил, поддавшись искушению, которого не мог и не хотел побороть: --Сегодня я собираюсь проверить заставу, охраняющую проход к руднику. Может, составите мне компанию? С гор открывается чудный вид на Телем, и я расскажу вам, чего мы добились и о чем мечтаем. --С удовольствием, месье. --Тогда жду вас на северо-западном углу Базарной площади. В полдень. Выйдя из больницы, Блэк не спрашивал себя, с какой стати так внезапно пригласил эту женщину. Он отдавал себе отчет в том, что с ним происходит. Такое же чувство вызывали у него в первые годы совместной жизни Изабель и Филлис. А теперь -- Анн. И тут Блэк увидел Филлис, которая стояла в дверях и, очевидно, наблюдала за ним какое-то время. Заметив, что он ее увидел, Филлис перестала хмуриться и спросила: --У тебя здесь еще дела или возвращаемся в агентство? Блэк обернулся в поисках Анн, чтобы представить ее, но та испарилась. Он почувствовал облегчение. --Пойдем. Когда они вошли в кабинет Блэка, Филлис спросила его, кто эта женщина. Он рассказал. --Интригующая история. Она красива? --Ты же видела ее. --Я имею в виду -- на твой взгляд. --Она привлекательна, но в Телеме найдется немало женщин красивее нее. --По-моему, она слишком толстая. --Хм-м. Скорее, пышная -- но если прибавит хоть фунт, то и впрямь станет грузноватой. --Но она никогда не прибавит? --Откуда мне знать? --У тебя острый глаз на такие вещи. --Я мужчина. И, естественно, неравнодушен к женским прелестям. --Она остроумна? --Да. --И смешлива? --Да. --Ярко выраженная личность? --Да. --Выделяется в толпе? --Ни разу не видел ее в толпе, но думаю, что выделяется. Блэк уселся за стол. Филлис опустилась на свой стул. --По-моему, я что-то слышала об этой Анн де Сельно,-- протянула она.-- Или читала. --Возможно.-- Блэк закурил сигарету.-- Она жила в конце семнадцатого -- начале восемнадцатого века. Имела репутацию женщины остроумной, страстной и была хозяйкой одного из самых знаменитых французских салонов того времени. Услыхав его последние слова, Филлис выпрямилась на стуле. --Ну да, вспомнила! У нее было столько любовников, что биографы сбились с ног, пытаясь их сосчитать. Проститутка, хотя и высокого пошиба. --Вряд ли. Она никогда не дарила своей благосклонностью тех, кто ей не нравился. А если и принимала подарки, то они не влияли на ее расположение к дарителю. --И все-таки она проститутка. --Ты сегодня довольно сурова в своих суждениях, Филлис. Это на тебя не похоже. --Она мне не нравится. --Ты с ней даже не знакома. --Я видела, какое впечатление она произвела на тебя. С меня этого достаточно. Блэк уставился своими черными глазами прямо в ее голубые. --Бога ради, Дик, не смотри на меня так! -- поежилась Филлис.-- Возможно, я к ней несправедлива. Но с тобой что-то произошло. Я это чувствую. Такое странное выражение лица я видела у тебя только однажды -- в день, когда мы встретились. Ты помнишь его? --День? Или выражение? Филлис попыталась улыбнуться; улыбка, тронув самые края губ, тут же исчезла. --День, дурачок! Это было после большого сражения с бандой собирателей граалей, которая властвовала на этом берегу. Ты только что убил их главаря -- странно, но я даже не помню его имени -- камнем. Долбанул ему по черепу, помнишь? А я держала его за ноги, пока ты, оседлав его, не расквасил ему вдребезги всю физиономию. Это должно было меня ужаснуть, но я только радовалась, что подонок отдал концы. А когда ты встал, весь в крови, и в поту, и в грязи, но с демонической улыбкой, такой смуглый и свирепый, я влюбилась с первого взгляда. Ты посмотрел на меня -- с тем самым странным выражением -- и я поняла, что буду спать с тобой сегодня же ночью и множество ночей подряд. Конечно, это было очень романтическое и безрассудное чувство. Ты мог оказаться таким же тираном и бандитом, как тот, кого ты убил. Но ты был другим. И даже когда будни смыли с тебя героическую позолоту и ореол славы, любовь моя не потускнела. Она стала еще сильнее, потому что я любила тебя как мужчину, а не как легендарного героя. --Я не слепой, Фил,-- сказал Блэк.-- Я вижу, к чему ты клонишь. Ты взываешь к моим чувствам, напоминая о прожитых вместе годах. Странно, ведь ты никогда раньше этого не делала. Я встречал других женщин, очаровательных женщин, которые не скрывали своих желаний. Я запросто мог переспать с любой из них, зная, что ты все равно меня не бросишь, что наша жизнь, пусть даже не такая, как прежде, не превратится в ад. Но я отвергал этих женщин, поскольку понимал, что они не могут дать мне ничего лучшего, чем ты, за исключением, пожалуй, новизны. Я думал, наше взаимопонимание слишком ценно и редко, чтобы лишиться его из-за одной бурной ночи. И ты тоже, насколько я знаю, хранила мне верность все эти двенадцать лет. Так с какой же стати мне менять столь прочное чувство на нечто мимолетное? Я и не менял. Мне казалось, мы прекрасно понимаем друг друга. Как вдруг появляется женщина, с которой я поболтал пару минут, женщина, с которой ты даже не знакома, и ты начинаешь говорить такие вещи, будто мы на грани разрыва, будто я страстно влюблен и выкидываю тебя из своей хижины. Впервые в жизни ты устроила мне сцену ревности. Серо-голубые глаза Филлис предательски заблестели. Она чуть не плакала. --Мне удалось удержать тебя так долго именно потому, что я не ворчала, не цеплялась к тебе и не ревновала. Ты прав: я приняла бы тебя, даже если бы ты загулял на пару ночей. Те женщины могли быть искусны в постели, но я не боялась потерять тебя совсем. Они не сумели бы тебя удержать. Но Анн де Сельно -- другое дело. Я видела твое лицо. Ты смотрел на нее, как завороженный. --Не думаю,-- сухо отозвался Блэк.-- Завораживают чудеса или святые, а она не святая. Отнюдь. --Это я и сама вижу! -- крикнула Филлис.-- Но я не собираюсь обсуждать ее нравственность. Ты начнешь презирать меня, а кончится все тем, что я сама запрезираю себя за ханжество. Она поколебалась немного, но не выдержала: -- Дик, я знаю, что веду себя глупо. Ты терпеть не можешь истерик, и я сама их ненавижу. Но сейчас я просто не в силах с собой совладать. И потом, я все-таки не понимаю, как ты мог влюбиться в такую женщину. Да, конечно, целомудрие тебя никогда особенно не привлекало. Несмотря на свое викторианское воспитание, ты не такой дурак. Но эта женщина... у нее в постели перебывали все знаменитости Франции ее времени. А время ее длилось долго. Она имела любовников даже в семьдесят лет! --Ей-Богу, Филлис, это, должно быть, месячные на тебя так действуют,-- сказал Блэк, пыхнув сигаретой.-- К тому же, если, по-твоему, она настолько неотразима, то количество любовников не имеет значения -- значит, в ней есть что-то такое, перед чем мужчины не могли устоять. --Значит, это все-таки правда! Ты влюбился в нее! --Прекрати, Филлис. Она мне понравилась, не отрицаю. Но я не потерял из-за нее голову и не схожу по ней с ума. Он выпрямился и сделал то, чего никогда себе не позволял: бросил недокуренную сигарету в угол. Филлис машинально встала, не утирая бегущих по щекам слез, подобрала окурок, разорвала бумажку и высыпала остатки табака в деревянную коробочку. Когда коробочка наполнится, они выменяют табак на Базарной площади на что-нибудь нужное. Блэк с минуту глядел на ее согбенную и дрожащую спину. Потом встал, подошел и обнял за тонкую талию. --Поверь мне, Филлис, я не собираюсь бросать тебя,-- сказал он, прижав ее голову к своей шее.-- Меня влечет к Анн, спору нет. Но у меня и в мыслях не было выгонять тебя и звать ее в свою хижину. --Я надеялась это услышать.-- Филлис повернулась и поцеловала его.-- Ох, Дик, я люблю тебя, я люблю тебя! Они обменялись страстным поцелуем. Затем он нежно высвободился из ее объятий и сказал, что пора приступать к работе. Филлис кивнула и вытерла слезы. Через минуту все стало на свои места. Глава 8 Ричард Блэк сидел за узким столом соснового дерева на грубом и неудобном бамбуковом стуле. Филлис пристроилась рядом, скрестив ноги, положила на колени гладкую дощечку, на нее -- листочки бумаги, бывшие когда-то сигаретными пачками, и принялась писать пером из рыбьей кости, макая его в бутылочку с чернилами из танниновых орешков, стоящую на полу. Поскольку бумага была дефицитом, Филлис делала короткие заметки, в которых один символ заменял целые предложения. Записав основные распоряжения на сегодня, Филлис вышла из кабинета. Через минуту она вернулась, подталкивая вперед человечка ростом футов пяти, очень смуглого и черноволосого. Лицо у него было длинное и узкое, большой нос загнут крючком, губы пухлые и красные. Предки человечка, без сомнения, родились где-то в восточном Средиземноморье. --Я говорила тебе о нем вчера,-- сказала Филлис.-- Его зовут Мукаи, он пеласг. Насколько я смогла понять его рассказ, он родился примерно в то время, когда ахейцы впервые вторглись в Грецию. Блэк сказал несколько слов на греческом времен Гомера. Мукаи вылупил глаза. Блэк перебрал несколько древнегреческих диалектов -- с тем же результатом. Он переключился на древнееврейский, потом на арабский и арамейский в надежде, что пеласг знает финикийский и поэтому сумеет понять более поздние семитские языки. Мукаи, однако, не отвечал ни слова. Ричард перешел на английский, на котором пеласг говорил хоть и неправильно, но довольно бойко. Подбадриваемый наводящими вопросами, Мукаи рассказал свою историю. Он дважды утонул. В первый раз в Эгейском море на Земле, а потом в водах Реки. Блэк спросил, в какой части долины. Мукаи пожал плечами. Была ли местность там похожа на здешнюю? Пеласг опять пожал плечами и закатил глаза. Значит ли это "да" или "нет"? Мукаи наконец ответил вслух: "Да-а-а". Там было холоднее? Немного. Река течет там по оси запад-восток, как и здесь, или же север-юг? Запад-восток. Ага! А как насчет звезд? Блэк описал одно созвездие под названием Лук и Стрелы, и объяснил, в каком месте небесной сферы оно расположено. Видел ли Мукаи это созвездие в той части долины? Нет, не видел. Значит, рассудил Блэк, пеласг впервые воскрес где-то в неизведанных районах северного или южного полушария, в то время как телемская часть долины простиралась вдоль экватора. Мукаи рассказал, что утонул второй раз во время рыбной ловли, а затем очнулся на берегу милях в шестидесяти от Телема. Боги воскресили его на южном берегу, где свирепые темнокожие люди, называвшие себя "абсароки", взяли его в рабство. Позже на дикарей напали люди Мюреля, и Мукаи стал у них крепостным. Через два года его выкупил агент Блэка за шестьдесят пять унций шотландского виски, обещав хозяину пеласга подыскать замену. --Мукаи! -- сказал Блэк.-- Доводилось тебе когда-нибудь видеть истоки Реки? Или слышать о ком-то, кто их видел? Пеласг покачал головой. --А не встречался ли тебе кто-нибудь, не похожий на человека? Кто-то, кого можно было бы принять за бога или демона? Звучит довольно глупо... Сформулируем так: может, ты слышал о ком-нибудь или видел кого-то, кто казался чужаком среди людей, превосходил их в чем-либо? Мукаи испуганно затряс головой. --Значит, ты не слыхал сказаний о том, как боги навещали долину? Нет. --Ты дважды возвращался к жизни. Оба раза, открыв глаза, видел ты кого-то поблизости или был один? Один. Воскрешение происходило днем или ночью? На заре. А рядом не было какой-нибудь аппаратуры? Аппаратуры? Блэк пояснил. Мукаи покачал головой, глядя на Блэка большими блестящими черными глазами, точно пес, не понимающий, чего хочет от него хозяин. Мукаи смог бы узнать ту, прежнюю часть долины, если бы увидел ее снова? Да-а-а. Хотел бы Мукаи вернуться туда? Да-а-а! О да-а-а! А пока согласен ли Мукаи остаться в Телеме и стать его гражданином? Возможно, даже сразиться с теми людьми, что поработили его? На первый вопрос: "Да-а-а". На второй: "А разве рабу дозволят сражаться?" Блэк попытался объяснить, что пеласг больше не является чьей-либо собственностью. Если он захочет, то может уйти из Замка, и никто его не остановит. Мукаи не очень-то поверил, но энергично закивал. Он очень хочет остаться, очень! Заинтригованный историческим аспектом дела, Блэк спросил пеласга, как звали его царя. Тот не знал. Он родился на маленьком островке и прожил там всю жизнь. Каждый год на островок приезжал сборщик подати, но он никогда не называл монарха по имени. А Мукаи слишком был занят ловлей рыбы, чтобы спрашивать о таких ненужных вещах. Блэк сдался. --Ладно,-- сказал он,-- мы посмотрим, на что ты годишься. Филлис, отведи его к Джейн, пускай пока за ним присмотрит. Филлис вышла вместе с пеласгом. В кабинет быстро и бесшумно шагнул другой посетитель. Глава 9 Джеймс Батлер Хикок был человек высокий, привлекательный, хорошо сложенный, с проницательными серо-голубыми глазами, чуть выступающими скулами, почти орлиным носом и русыми кудрями, ниспадавшими до плеч. Казалось бы, при его легком нраве и бесшабашности, этот человек не должен осторожничать, открывая дверь, и оглядываться по сторонам, как бы его кто не заметил. Однако у него были веские причины вести себя именно так. Они с Блэком обменялись рукопожатием; завязалась короткая, но яростная борьба -- кто кого. Потом они разжали ладони, точно и не пытались доказать один другому, кто здесь хозяин. --Ну, Билл,-- сказал Блэк,-- что ты разузнал? Билл погладил несуществующие усы, обводя глазами комнату и не выпуская из руки рукоятки кинжала, засунутого за широкий травяной пояс, обхватывавший темно-коричневое кимоно. Голос у него оказался неожиданно высоким и тонким для такого крупного мужчины: --Я прожил две недели в столице Мюреля -- если это скопище лачуг можно назвать столицей. Он умолк на минутку, поскольку в кабинет вошла Филлис. Они поздоровались друг с другом так, словно виделись только вчера, но глаза Хикока зажглись неподдельной нежностью. --В общем, я тайком проскользнул на территорию Мюреля и выдал себя за вновь воскресшего. Нанялся на работу и думал уже, что дело в шляпе. Но не тут-то было. Я мельком увидал одного типа, после чего все мои планы полетели кувырком. Том Кастер -- он служит у Мюреля лейтенантом. Ты же помнишь -- я рассказывал тебе, Дик, какими врагами мы были с Томом в земной жизни? Ну так вот, я сразу понял: попадись я ему на глаза, меня привяжут к столбу, вспорют живот, и все мои кишки вывалятся наружу, как спагетти. Поэтому мне пришлось поступить на службу в другом конце вонючего Мюрелевского королевства. Меня не поймали. С другой стороны, мне так и не удалось стать телохранителем Мюреля, как я планировал. Так что ничего нового о его намерениях я, увы, сообщить не могу. Прости, Дик, но если бы Том Кастер меня узрел, я бы точно остался без скальпа. Он явно не забыл тот случай в Хейсе. Билл сделал паузу, сузив глаза, и добавил: --Как, впрочем, и я... Дик, я там такого понавидался и понаслушался, что у тебя бы волосы встали дыбом, не состриги ты их таким ежиком. Жуть! --Если ты слышал барабаны сегодня утром, то знаешь, что Мюрель отправил сюда корабль с послами. Они должны прибыть завтра к полудню. Билл выругался и тут же извинился: --Прости, Фил, но я этих сволочей просто не перевариваю. Дик, как только люди Мюреля ступят на берег, ты должен парочку повесить, а с остальных снять скальпы и отправить обратно наложенным платежом. --Посмотрим,-- невозмутимо ответил Блэк.-- Скажи, а как народ реагирует на правление Мюреля? --Люди страшно недовольны. Но что они могут? Они бы с радостью удушили Мюреля его же собственными кишками. Но у него армия в тысячу двести солдат, а народ безоружен. Если король хочет кого-то наказать, то хватает всех друзей и женщин провинившегося, и одних морит голодной смертью в темнице, а других привязывает к столбу на площади и заставляет всех прохожих пинать и бить бедняг, пока те не отдадут концы. А еще очень любит вспарывать животы и наматывать кишки убитых на шею их друзей. Женщин же отдает на потеху солдатне. Его территория тянется по северному берегу на тридцать миль. Значит, площадь королевства тридцать квадратных миль. Население в среднем триста человек на квадратную милю. То есть этот подонок изгаляется над девятью тысячами подданных. --И его двенадцать сотен вооруженных солдат способны держать народ в повиновении? --Ну, тут все не так просто. Мюрель расколол своих подданных на два класса: одни получают двойные порции еды и спиртного, а другие -- фигу. Первые третируют вторых, и все вместе они боятся армии. В общем, как говорится, разделяй и властвуй. Ничего хорошего про людей Мюреля я сказать не могу, но вояки они отменные. Я участвовал в двух успешных набегах через Реку. Конечно, несколько человек мы потеряли, потому что индейцы сиу как были, так и остались злобными подонками. Однажды ночью они напали на нас и уволокли целую кучу граалей и женщин -- ох, черт, отличная была потасовка! Я узнал одного из индейцев в ту ночь. Горелый Хвост. Он умер на Земле от оспы. А в ночь набега я размозжил ему голову камнем. Интересно, доведется ли увидеться опять? Блэк терпеливо ждал, пока Хикок закончит свое повествование, собираясь, в свою очередь, спросить, какого типа корабль у Мюреля. Но тут разведчик рассказал нечто столь удивительное, что Блэк позабыл про корабль. --Что ты говоришь? -- вырвалось у него. --А то, что росту в этом Джо Троглодите -- хочешь верь, хочешь нет, Дик,-- не меньше десяти футов, и если он не весит тысячу фунтов, то я готов поцеловать раненого скунса в зад! Боже правый, Дик! Он весь покрыт лохматой рыжей шерстью, руки у него до колен, грудь -- что твой бочонок с виски, шеи нету вовсе, а рожа как у обезьяны. За исключением одной детали. У обезьян не бывает таких громадных носов, торчащих, как у клоуна в цирке. Ну, здоровенный! А сильный! Голиаф по сравнению с ним просто заморыш. Он постоянно носит с собой деревянный щит размером со стенку дома и топор с громадным валуном, привязанным к топорищу. В бою, Дик, он запросто сшибает шестерых индейцев одним махом. Клянусь -- шестерых! Причем никто из них уже не в силах подняться. Да и немудрено: как тут поднимешься, если череп раскроен всмятку, руки-ноги разбиты вдребезги, а вместо туловища -- кровавая каша. Это настоящий циклон, целое племя филистимлян в одном человеке, и спаси нас Господь, если мы не сумеем как-то убить его, прежде чем он сюда доберется. Потому что он придет вместе с Мюрелем! --Одна меткая стрела со стальным наконечником -- и ему конец,-- сказал Блэк. --С его-то щитом? Бог ты мой, да от одного его вида у любого лучника дрогнет рука. --Погоди минутку, Дик,-- вмешалась Филлис.-- Дай мне задать пару вопросов. Кажется, я догадываюсь, кто такой этот Джо Троглодит. Филлис принялась расспрашивать Хикока, внимательно выслушивая ответы, а потом повернулась к Блэку. Ее широко распахнутые серо-голубые глаза блестели от удивления и восторга. --Если я не ошибаюсь, Джо Троглодит -- представитель гуманоидной расы доисторических гигантов, которые жили во времена питекантропов или раньше. Но я не могу быть уверена, пока не увижу его воочию, поскольку некоторые вещи, описанные Биллом, кардинально расходятся с тем, что нам известно о неоантропоидах. Филлис вновь повернулась к Хикоку: --Билл, он умеет говорить? --Да, Филлис, хотя выговор у него довольно странный. Очевидно, рот устроен не совсем как у нас. Он, например, не выговаривает звука "с". --Дик,-- сказала Филлис,-- он во многих отношениях подходит под описание гигантропов, или гигантопитеков, как мы их называли в свое время. Они жили тысяч сто или семьдесят пять лет назад -- громадные человекообразные вдвое больше гориллы с массивным костяком. Весили, возможно, до тысячи фунтов. Похоже, этот Джо такой же здоровяк. Но описание его длинного носа заставляет предполагать, что он относится к неведомой нам разновидности ископаемых. Нужно будет поговорить с Чарбрассом: не исключено, что палеонтологи двадцать первого века раскопали кости подобных существ. Как бы там ни было, отнести его к китайским или яванским гигантам явно нельзя -- он, по-видимому, представитель отдельного вида, или даже рода, жившего не до, а после питекантропов. Хотелось бы измерить его череп и оценить величину мозга. Он, наверное, не так уж мал, раз Троглодит способен говорить по-английски. Скажи мне, Билл, он пользовался огнем в своей земной жизни? И какое оружие было у него тогда? Какую пищу он ел? Строил ли он жилища, жил ли в пещере или на деревьях? Хикок озадаченно глянул на нее серо-голубыми глазами и погладил усы, которых не существовало. --Я не знаю, Филлис. Мне и в голову не приходило спрашивать его об этом. У меня нет научного подхода. Но все-таки я узнал от него кое-что интересное. Он улыбнулся, прислонился к стене и медленно вытащил из пачки сигарету. Блэк с досадой смотрел на эти дешевые уловки, призванные потомить аудиторию. Хотя Билл, очевидно, и правда узнал нечто важное, иначе он не стал бы тянуть кота за хвост, дожидаясь, когда его начнут упрашивать. --Ладно, Билл, ну пожалуйста, расскажи! -- не выдержала Филлис, с улыбкой глядя на Хикока и молитвенно сложив ладони. Разведчик не спеша выпустил дым и лениво взглянул на потолок. --В общем, так, Фил. Мои новости ценнее золота -- которого я, кстати, в этой долине ни разу не видел,-- но мне неохота их вам сообщать, потому что вы с Диком сразу бросите работать и начнете отмечать это событие. --Послушай, Билл,-- сказал Блэк.-- В любое другое время я бы с радостью поиграл в эту игру. Но сегодня мы заняты по горло. Нам надо переделать тысячу дел, а времени не хватит и на половину. Поэтому прости, но я бы хотел услышать твою новость поскорее. Хикок улыбнулся, хотя было заметно, что ему не хочется выкладывать все так сразу. И вдруг, решившись, выпалил: --Дик! Он именно тот человек, кого ты искал все эти годы! Человек, побывавший у истоков Реки! Блэк, позабыв о своей обычной невозмутимости, вскочил со стула и схватил Хикока за грудки: --Это правда? --Да. Хотя я не совсем точно выразился. Вряд ли Джо Троглодита можно назвать человеком. Блэк отпустил рубашку Билла и воздел руки кверху: --Боже мой, Билл, расскажи мне его историю! Только не накручивай подробностей -- вы, американцы с Дикого Запада, без этого жить не можете, я знаю. Но сделай для меня сегодня исключение: говори по существу. --Ладно. Этот Джо Троглодит погиб на Земле в схватке с парочкой львов. Одного придушил, другого прикончил ударом кулака -- это что касается оружия, Филлис,-- но потом сам умер от ран. И не смотри на меня так свирепо, Дик. Во-первых, меня не так-то легко запугать. А во-вторых, я рассказываю о его земной жизни потому, что он меня тоже заставил все это выслушать. В общем, проснулся он после смерти среди своих же сородичей. Одежды на них, в отличие от нас, не было никакой, поскольку они ее и на Земле не носили. Но граали были -- и какие граали, Дик! Это надо видеть. В три раза больше наших, здоровенные канистры. Неудивительно, если учесть, сколько он лопает. Ему выдают фрукты, хлеб, молоко и громадные полусырые бифштексы, чуть ли не четверть говяжьей туши. Ну, может, я малость преувеличиваю, но они действительно жутко огромные. Кстати, выпивки в его граале нет ни капли. Мюрель, правда, снабжал его виски от пуза, пока в один прекрасный день Джо не упился до умопомрачения и не убил десятерых -- клянусь, Дик, я не лгу! -- лучших королевских бойцов. Мюрель еле успокоил его дубинкой по башке и теперь выдает Троглодиту не больше пяти унций бурбона в день. Блэк уселся на стул и начал громко барабанить пальцами по столешнице. Хикок глянул на эту нетерпеливую руку, легонько улыбнулся и продолжал свое неспешное повествование: --В общем, короче говоря, Джо прожил на берегу уже довольно долго, и тут как-то раз на Реке появилось судно. Такую штуку Джо отродясь не видал, и ему стало любопытно. А морякам на галере требовался сильный гребец, потому что двое их товарищей погибли. Они заманили Джо на борт и уговорили отправиться с ними. Джо вовсе не дурак, он довольно быстро все схватывает, так что грести он научился в два счета, а потом немного выучил и их язык. Один парень, с которым я встретился у Мюреля -- какой-то ученый,-- говорит, что язык у них, скорее всего, был древнеегипетский. Во-первых, моряки походили на египтян по описанию, а во-вторых, у них такие имена -- Непи, Тэти и так далее. А капитана звали Эхнатон. Ученый этот жуть как разволновался. Неужели, говорит, капитан и правда тот самый Эхнатон -- кем бы он ни был,-- и сам себе отвечает: да, похоже, тот самый. Он, дескать, как раз из того сорта людей, которым неймется добраться до истоков. Словом, они доплыли до самых порогов, но дальше плыть оказалось невозможно... --До порогов? --У тебя что -- уши заложило, Дик? Да, порогов. Они выволокли лодку на землю и пошли по берегу, пока не наткнулись на серию водопадов. Пришлось им лезть вверх по скалам, и они карабкались целыми днями, а ночевали на узких уступах. В конце концов -- сколько времени прошло, Джо не знает, но говорит, что чертовски много,-- они добрались до излучины в тесном ущелье. Джо шел во главе отряда, и поэтому первым увидал Большой Грааль. --Большой Грааль? Блэк сидел очень прямо, вцепившись пальцами в крышку стола. Черные глаза его горели веселым огнем. --Да, Большой Грааль. Джо говорит, он увидел перед собой громадное озеро, а посреди -- большой остров. Противоположный берег озера ему разглядеть не удалось, потому что тот скрывался в туманной мгле. Но прямо в центре острова возвышалась одинокая гора, частично обнаженная здоровым оползнем. И там был Большой Грааль -- могучая башня из того же белого металла, что и наши граали,-- по крайней мере, так описывал ее Джо. В общем, выглядела она, как грааль высотой в тысячу футов, и вздымалась из груды камней, осыпавшихся вниз. До лавины она вся была скрыта внутри горы, но теперь так ярко блестела в солнечных лучах, что Джо из-за нее свалился. Ослепленный ярким сиянием, он шагнул вперед, прикрывая ладонью глаза, и споткнулся о чей-то грааль, брошенный на тропинке. Джо говорит, никто из его спутников оставить там грааль не мог, поскольку они шли позади. Значит, кто-то вскарабкался сюда до них и по неизвестным причинам оставил свой обеденный судок. Какими бы ни были эти причины, Джо из-за них вывалялся в грязи, потому что, споткнувшись, кубарем полетел к реке, словно большое косматое огненное колесо. Последнее, что он запомнил, прежде чем шмякнулся о валун, выступавший из Реки, был силуэт Большого Белого Грааля, сияющий, точно обещанный рай в конце жизни -- да простится мне столь поэтический тон. --Уже простился,-- сказал Блэк.-- Впрочем, мне он показался саркастическим. --А когда он очнулся, побитый, но целехонький, то оказался в Мюреллии. И, конечно же, Мюрель завербовал его в свою армию. И да поможет нам Господь, Дик, когда Джо пойдет на нас в атаку, ибо он -- сам ужас во плоти, способный одной левой разметать целое племя залогодержателей. Блэк, не обратив внимания на последние слова Билла, принялся мерить комнату шагами, размахивая руками, зыркая по сторонам и усмехаясь то и дело свирепой усмешкой. Он напоминал черную пантеру, беспокойно мечущуюся по клетке. Внезапно остановившись, он стукнул правым кулаком по левой ладони и выругался по-арабски. У Филлис округлились глаза, поскольку она знала, что Ричард переключается на арабский, только когда его осеняет какая-нибудь дерзкая идея. --Мне нужно потолковать с этим Троглодитом,-- сказал он.-- Немедленно! Сделать это можно лишь одним способом: пойти и похитить его. Скажи мне, Билл, есть у нас какие-нибудь шансы? Хикок выронил сигарету. Подобрав ее и сунув обратно в рот, он проговорил: --Никто, кроме низких лгунов, которым ни один нормальный человек все равно не поверит, не обвинял меня в трусости. Но не пытайся таким способом меня подначить, Дик. Конечно, ты сможешь пробраться в Мюреллию и вырубить обезьяночеловека ударом по башке, как это сделал однажды сам Мюрель. Но что потом? Тебе придется связать его и заткнуть ему глотку кляпом -- и как, скажи на милость, ты собираешься доставить сюда тысячу фунтов живого косматого мяса? На своем горбу? Я на своем его точно не попру. --Мы возьмем с собой людей, дотащим его до лодки и переправим по Реке. --Ты только не забудь, Дик, что столица Мюреля находится в центре его королевства. Тебе придется проплыть по Мюреллии пятнадцать миль, а система сообщения там налажена четко. Король отдаст барабанный приказ, и через минуту тебя возьмет в кольцо тысяча воинов. Нет, это безнадежно. --Должен быть какой-то способ,-- пробормотал Блэк, опять начав расхаживать по кабинету. --Дик! -- робко обратилась к нему Филлис.-- У нас слишком много неотложных дел, чтобы пускаться в такое безумное предприятие. Корабль Мюреля скоро прибывает, и... Блэк развернулся так стремительно, что Хикок инстинктивно отпрыгнул к стене, схватившись за кинжал. --Все тот же нервный Буйный Билл, да? -- рассмеялся Ричард.-- Слушай, Фил, ты только что подала мне идею. Как же я раньше-то не сообразил? Корабль! Ну конечно, корабль! --Что ты имеешь в виду? -- спросила Фил. --Мы захватим судно Мюреля, посадим матросов в кутузку, а сами в их одежде поплывем по Реке, высадимся в сумерках и похитим Троглодита. Хикок покачал своими русыми кудрями. --"Мщение" идет сюда под белым флагом. По крайней мере, я так считаю, поскольку на мачте развевается чья-то белая рубаха. Неужто ты нарушишь перемирие? --Возможно. А почему бы и нет, если оно поможет нам выиграть у негодяев? До тебя никак не дойдет, что земным условностям здесь попросту не место. Хоть нас и воскресили, это еще не повод, чтобы воскрешать наших идолов. Старые институты разбиты мощным молотом второй жизни. Мы сами должны создать новые, в соответствии с требованиями реальности. Институты, отличные от тех, что наши предки -- которые попали в этот переплет вместе с нами,-- завещали нам увековечить. Честь -- довольно гибкое понятие. Определения, приемлемого для всех, попросту не существует. И здесь, в долине, по-моему, у нас появился шанс отбросить замшелые идеи. Мы создаем своих собственных идолов, речных богов. И честь не является одним из них, по крайней мере в моем пантеоне. Только не пойми меня превратно -- я не проповедую предательство. Я просто предлагаю разумное поведение, основанное на нашей уверенности в том, что людям Мюреля нельзя доверять. Сейчас мы уважим белый флаг, но будем держать ножи наготове, поскольку совершенно ясно, что Мюрель нарушит перемирие, как только сочтет это выгодным для себя. И вообще, мы отклонились от главной темы, то бишь Джо Троглодита. --У меня есть предложение,-- сказала Филлис.-- Почему бы нам не выбрать самый легкий путь? Позволить горе прийти к Магомету? --Что? --Ну да. Мы знаем, что Мюрель рано или поздно на нас нападет и что этот -- Титантроп, назовем его так,-- будет в рядах нападающих. Почему бы нам не подождать и не попытаться взять его в плен именно тогда? Это самый разумный путь. И не смотри на меня так грозно! Ты прекрасно знаешь, что твой дурацкий налет -- чистой воды бравада. --Благодарю. --Не за что! Послушай, Дик, разве ты не просил меня напоминать тебе время от времени о серьезных ошибках, совершенный тобою в земной жизни из-за фатального неумения выбрать нужный момент? Когда дело начинало идти на лад, ты увлекался какой-то новой идеей и бросал его на полпути. И ты хотел, чтобы я, женщина, которая тебя любит, не давала тебе забыть об этом. Так что не пытайся теперь убить меня взглядом! --Быть может, Фил,-- заметил Хикок,-- он злится оттого, что ты делаешь ему выговор в моем присутствии. Тебе следовало подождать, пока я уйду. Наступило молчание. Филлис, увидев, как багровеет лицо Блэка, развернулась и вышла из кабинета. Хикок проводил ее взглядом, потом обратился к Ричарду: --Что за кошка между вами пробежала? Две недели назад, когда я уходил, вы уже начинали цапаться, но я решил, что это все нервы, что ты слишком поглощен спешной постройкой парохода, а ей просто передается твоя раздражительность или же она обижается на недостаток внимания с твоей стороны. Женщины -- ты ведь знаешь, какие они. --Нет. --Что "нет"? Ты не знаешь женщин? Я думал, ты у нас эксперт по женскому вопросу. --Нет, я не думаю, что она раздражается из-за недостатка внимания. Нет, я думаю, что это не твое собачье дело. --Может, и не мое,-- протянул Хикок, покрутив кончик невидимого уса,-- а может, как раз мое. Вы с Филлис -- мои друзья, а все, что тревожит моего друга, тревожит и меня. И если я вижу какой-то выход, то пытаюсь подсказать его своим друзьям.-- Он помолчал, проницательно сощурив глаза, и добавил: -- Ставлю сотню долларов против паршивого старого скальпа, что тут замешана другая женщина. --Ты был прав только в самом начале,-- холодно ответил Блэк.-- Это действительно мое личное дело -- мое и Филлис. Несколько минут спустя Хикок вышел из кабинета с красным лицом. Блэк последовал за ним. Не найдя Филлис, он велел клерку передать ей, что пойдет в горы и вернется поздно вечером. Вскоре он уже вышел из Замка с граалем в одной руке и железной тростью -- в другой. Пересек по диагонали Базарную площадь, отрывисто отвечая на приветствия прохожих. Раздумья о Филлис так поглотили его, что он почти столкнулся с Анн де Сельно, стоявшей прямо у него на пути. Глава 10 Анн встряхнула длинными каштановыми волосами, в черных глазах ее плясали смешинки. --Ах, месье Блэк, вы всегда так в упор не замечаете женщин? --Временами, Анн. На свете есть поводы для раздумий и помимо прекрасных лиц. --Не стану выспрашивать, чем вы так поглощены. Наверняка чем-то серьезным и поэтому смертельно скучным. --Смертельно -- да, только не скучным, а опасным. --Но опасность не может быть постоянной, Дик. Поэтому не стоит воспринимать ее всерьез. Здесь можно развлекаться с кем хочешь и любить кого хочешь, если он хочет тебя! --Вы не правы, Анн. Телем когда-то был именно таким местом, но теперь все переменилось. Если Мюрель захватит обитель, вы будете развлекаться только с его позволения. И даже питаться. --Тогда я уйду в другое место,-- сказала она, пожав плечами. --Он вас не пустит -- скорее убьет. --Я опять воскресну где-то еще, возможно, среди своих единомышленников.-- Анн опять пожала плечами. --А если нет? --Ну, значит, повезет в другой раз. В один прекрасный день я найду счастливую страну и поселюсь в ней. --Восхитительная философия, Анн, но вы можете устать от поисков. Больше того, на всей этой длинной-предлинной долине, возможно, не окажется ни единого места, отвечающего вашим желаниям. --А вы пессимист, Дик. --Нет. Я просто не хочу позволять всякой сволочи гонять меня по долине взад-вперед. Я буду стоять насмерть и сражаться за то, что кажется мне справедливым. --Браво! Примите мои поздравления, месье бойцовый петух! Ричард не покраснел, но смерил ее мрачным взглядом. Анн не отвела своих глаз; в них, точно в ночи, полыхали искорки огня -- мягкие, но яркие и живые. Она не промолвила ни слова, но всем своим существом: вздернутой головой, разлетающимися волосами, пожатием плеч, торчащими грудями, самой своей позой -- излучала призыв. Завуалированный, ибо никто, кроме мужчины, которому он предназначался, не смог бы его заметить. Но Ричард заметил -- и удивился самому себе, поскольку всегда считал, что такая достойная Иезавели откровенность способна вызвать у него лишь равнодушие, если не отвращение. Ан нет. И, в общем, за причиной далеко ходить не надо. Эту женщину окутывала атмосфера чистоты; казалось, что обычная женская похоть ей чужда, что в ней есть нечто сверхчеловеческое, будто она заряжена сексуальностью, как мощный аккумулятор, к которому применимы понятия энергии и силы, но не грязи. Она была недосягаема для пошлости. Все это чушь собачья, подумал Блэк. Она такая же женщина из плоти и крови, как и все прочие, и глупо думать о сексе как о грязи или распутстве. При чем тут Иезавель? Здесь, если ты вымыт и честен в своих отношениях с женщиной, ты чист. Здесь нет гонореи, сифилиса и мандавошек, нет зачатия, которое налагает на тебя ответственность за новую жизнь, нет общепринятых брачных обязательств и супружеских норм. Здесь все отношения между людьми основываются на чувствах. Этика и ценности в применении к сексу могут быть предметом для вечерней беседы, но не имеют к тебе отношения. Святость брачных уз -- это словосочетание стало в долине лишь пережитком прежних времен. Впрочем, если быть реалистом, то приходилось признать, что пережитки владеют умами многих людей, и при общении с ними нельзя было этого не учитывать. Но Блэк и Анн относились к другой категории, и именно поэтому им так легко было сейчас сойтись. У нее в данный момент не было никого, кто считал бы ее своей собственностью, которая может быть испорчена прикосновением чужих рук; никого, кому ее поведение могло причинить страдания и муки. Что до Ричарда, то у него была Филлис. Но между ними существовала договоренность -- не черным по белому, поскольку бумага была слишком драгоценной, чтобы тратить ее на договоры о совместной жизни,-- устная договоренность, сводившаяся к тому, что они не станут упрекать друг друга за "измены" и будут продолжать жить в одной хижине. По крайней мере до тех пор, пока "измена" не захватит кого-то из них целиком, так что он или она попросят партнера уйти. И никаких тебе судебных тяжб или борьбы за собственность. Оба они возьмут свой грааль и уйдут в той одежде, что будет на них, оставив хижину любому желающему. Таково было соглашение. Поэтому ничто не мешало Блэку отозваться на призыв этой женщины -- призыв безмолвный, но сильный и внятный. Любое ее движение вызывало в нем ответные волны, бежавшие по телу. От каждого жеста и изгиба, словно от камня, брошенного в пруд, расходились круги желания. --Даю одно су за ваши мысли, Дик,-- сказала Анн. --Я все решил,-- отозвался он, подняв с земли свой грааль.-- В последнее время я работал как проклятый, надо отдохнуть часок-другой. Давайте устроим пикник? --Ах, Дик, вот что мне нравится в здешнем мире! Когда хочешь устроить пикник, тебе не нужно собирать еду в корзинку. Крепко хватаешь свой грааль за ручку -- вот как вы сейчас,-- и идешь куда вздумается. Кстати, а куда мы идем? --В горы,-- ответил он, сунув грааль под мышку.-- В получасе ходьбы отсюда есть маленький родник. Туда никто не ходит. Мы сможем побыть там одни, не боясь, что нам помешают. Свободной рукой он схватил ее повыше локтя. Плоть под его пальцами была полной, но на удивление упругой. Он ожидал от нее большей мягкости. --Вы уверены, что я не отрываю вас от государственных дел, Дик? --Это и есть государственное дело,-- ответил он.-- Как говорил Людовик XIV, государство -- это я. Кстати, Анн, а вы знаете, что я потомок Короля-Солнца? У графини Монморанси родился от него ребенок, которого переправили в Англию... Миновав площадь, они пошли вверх по склону, усеянному множеством крытых тростником хижин. Их обитатели здоровались с Блэком, но все попытки остановить его и поговорить он пресекал с ходу. Они могли прийти к нему сегодня вечером и сказать обо всем, что считали важным. Люди отвечали, что просто хотели поболтать о грядущей стычке с Мюрелем. Ричард одаривал их белозубой улыбкой или хлопком по плечу -- ничем не напоминая сдержанного и чопорного англичанина,-- и продолжал идти своей дорогой. Впрочем, дороги как таковой здесь не было. Люди строили хижины и срубы где придется, так что дома были разбросаны по округе подобно горсти игральных костей. Большинство из них стояло под высокими деревьями, похожими на сосну,-- единственными представителями хвойной растительности в долине. Никаких тебе улиц и проспектов. Если вам нужно было кого-то найти, приходилось выспрашивать у окрестных жителей, или идти на Базарную площадь и ждать, пока он тоже туда придет, или же платить РА за барабанное послание. Но полной уверенности в том, что вы найдете своего человека, у вас все равно не было, ибо он мог не откликнуться на призыв. В мире, где люди не зависели друг от друга в смысле еды и крова, никто не обязан был мчаться к вам сломя голову. С другой стороны, люди, любопытные по натуре, любили пообщаться. Развлечений у них было мало, и, когда они кончали работу, время тяжким бременем давило на плечи. Так что пять против одного, что ваш человек отозвался бы на барабанный клич, если б услышал его. Блэк повел Анн де Сельно вверх по тропке, извивавшейся среди деревьев. Тропку то и дело пересекали другие дорожки. Через некоторое время Анн призналась, что не смогла бы найти обратной дороги. --Вы не должны бросать меня,-- заявила она Блэку. --Даже если бы вы потерялись, я бы не стал волноваться. Любой мужчина вас охотно проводит. --Вы совершенно правы, Дик! -- рассмеялась она.-- Сейчас мне совершенно все равно, вернусь я назад или нет. --Пока с вами мужчина? --Пока со мной интересный мужчина. --Знаете, Анн, мне всегда казалось, что лучшие из людей предпочитали общество своего собственного пола. --Креститься нужно, когда кажется. Противоположно заряженные частицы притягивают друг друга, как объяснял мне один человек из двадцатого века. А одинаково заряженные -- отталкивают. Хотя люди неординарные, будь то мужчины или женщины, должны уметь наслаждаться обществом себе подобных. Я доказала это на Земле: когда я постарела, ко мне одинаково хорошо относились и женщины, и мужчины, а следовательно, я привлекала людей не только в сексуальном смысле. --Вы меня утешили. --Ах, Дик, какой вы смешной! Не смотрите на меня такими глазами, пожалуйста, особенно до обеда. Я голодна, и вообще спешка тут ни к чему. Они вышли на полянку, окружавшую небольшой родник. Холодная вода стекала ручьем вниз по склону, а потом падала серией каскадов, образуя внизу целое озеро. --Хотите, искупнемся перед едой? -- спросил Блэк.-- Вода студеная, но на солнце мы быстро согреемся. --Я не боюсь студеной воды. Они спустились вниз, к озеру, открыли граали и вынули по куску мыла. Блэк глянул на съестное, желая удостовериться, что там ничего не растает. Как-то раз ему выдали порцию шоколадного мороженого, но, когда он открыл крышку грааля, кто-то его отвлек. В результате мороженое растаяло, и Блэку, который очень любил это лакомство, пришлось долго ждать, пока невидимый капризный повар не удостоил его таким же угощением снова. В граале не оказалось ничего такого, что не могло бы постоять немного на солнце. Блэк, оставив крышку открытой, снял с себя одежду, прыгнул в озеро, не дожидаясь Анн, и начал намыливаться. Вода была ледяная; он с облегчением выбрался на берег. Пока он обтирался кимоно, Анн спокойно стояла по пояс в воде и плескала на себя горстями. Блэк наблюдал за ней, завороженный не столько даже ее красотой, сколько явным удовольствием, которое доставляла ей ледяная вода. Полное тело Анн подрагивало от наслаждения, словно его ласкали горячие руки. --Не волнуйтесь, Дик,-- крикнула она, просияв той улыбкой, что преображала ее черты, делая их ослепительно прекрасными.-- Я привыкла мыться в холодной воде. Она помогала мне оставаться молодой. --Скорее, охлаждала ваш пыл, не давая вам вспыхнуть ярким пламенем,-- отозвался Блэк. Анн улыбнулась еще раз и вышла из воды. Ричард протянул ей кимоно; она энергично вытерла свою сияющую кожу. Потом подошла туда, где он стоял в солнечных лучах, еле заметно дрожа, хотя и не от холодного купания. Он взял у нее кимоно, повесил рядом с собой на ветку. Анн повернулась легонько -- и очутилась в его объятиях. Это казалось так естественно, будто иначе и быть не могло. --Может, подождешь, пока мы пообедаем? -- спросил ее Блэк. --Нет. --А если я скажу, что так надо? --Ты не можешь этого сказать. --Ты права -- не могу. Глава 11 Потом они еще раз искупались и поели. Вымыли тарелки в ручье, бежавшем из маленького родника, сунули их в грааль каждую в свой зажим, закурили. Никто из них не произнес ни слова. Казалось, слова им не нужны. В конце концов Ричард встал и протянул Анн руку. Она взяла ее и, поднявшись, прильнула к нему. Блэк, поцеловав ее долгим и страстным поцелуем, проговорил: --Времени в обрез, и я не имел права на этот час с тобой. Но я ни о чем не жалею. Это было чудесно. Спасибо тебе. --А теперь тебе пора приниматься за дела? Готовиться к войне? --Да. Отныне спать я буду только урывками. --Если ты все же решишь поспать, Дик, приходи в больницу.-- Она вздернула брови и поджала губы.-- А может, ты собирался пригласить меня разделить с тобой хижину? --Только если ты согласна делить ее с Филлис. Хотя мне кажется, что тогда в моем доме не будет покоя. --Как знать? А вдруг мы с Филлис понравимся друг другу? --При других обстоятельствах, думаю, так бы оно и было. Но не теперь, когда вы начнете отбивать меня друг у дружки. --Ты прав,-- согласилась француженка.-- Интуиция меня не подвела: я выбрала подходящего мужчину. Такого, который не станет мне клясться в вечной любви или требовать, чтобы я не смотрела на других представителей мужского пола. Ты не придаешь значения ничему, кроме самого акта любви, и не будешь стоять передо мной с дурацким видом, вопя, что убьешь первого же ублюдка, который посмотрит на меня с блеском в глазах... --Как будто хоть один нормальный мужчина может смотреть на тебя без этого блеска! -- сказал Дик.-- Но я хочу быть честен с тобой и должен признаться, что ты для меня отнюдь не первая встречная. Ты особенная. Ты можешь мне не верить... Анн коснулась его руки, потрогала стальные бицепсы и заявила: --Я поверю всему, что ты мне скажешь -- почти всему. --Спасибо... Ты можешь мне не верить, но я не изменял Филлис с тех пор, как мы зажили вместе. Я имею в виду -- в Телеме. Было несколько случайных и ничего не значащих встреч, когда мне приходилось путешествовать без нее. Но узнать о них Филлис не могла. А если бы узнала, я бы не стал отрицать, хотя рассказывать ей о них не собирался. Ей было бы очень больно, пусть даже она заявляет, что поняла бы меня и не возражала бы. И... --...и ты считаешь, что она хранила тебе такую же верность? --Судя по ее поведению,-- невесело усмехнулся Блэк,-- я склонен верить, что она говорит мне чистую правду. Хотя... --...хотя ты не такой дурак, чтобы верить женщине на слово, да? --Пожалуй. Она хороша собой; полна жизненных сил; ей не грозит наказание со стороны общества или разгневанного божества -- хотя страх перед богами редко удерживал даже верующих женщин,-- и определенно не испытывает недостатка в предложениях со стороны мужчин. О них она рассказывает мне с огромным удовольствием; мои друзья пришли бы в ужас, узнай они, что их попытки приударить за Филлис за моей спиной для меня не секрет. Но, с другой стороны... --...она могла и умолчать о каких-нибудь предложениях? --Верно! Или же... --...не рассказывать тебе всей правды о том, какие она давала им ответы? --И снова верно. Я, конечно, имею все это в виду, но тем не менее... --...делаешь вид, что она принадлежит одному тебе. Почему бы и нет? Возможно, Филлис действительно тебе верна, а если и нет, то пока ты в неведении -- ты не страдаешь. --Я вовсе не собирался это обсуждать,-- сказал Блэк.-- Куда-то меня занесло не в ту степь. Я начал говорить о том, что ты единственная, перед кем я не смог устоять. Мне уже казалось, будто у меня иммунитет, как вдруг... --...как вдруг ты встретил меня и пал в тот же день. --Да, хотя я не люблю этого глагола. В нем слишком много морального осуждения. Я не мог пасть, поскольку не возносился на недосягаемые высоты, и поэтому... --...и поэтому ты был готов возлечь лишь с одной женщиной из миллиона. И этой женщиной -- отбросим ложную скромность -- оказалась я, Анн де Сельно. Блэк схватил ее за плечо. В другое время ее гладкая плоть вызвала бы у него прилив чувственного восторга -- такая она была живая. Но не теперь. Ему было и смешно и досадно. --Скажи мне, ma chere,* ты уверена, что твой любовник задушил тебя из ревности? Или же потому, что ему никак не удавалось... ____________________________ * Моя дорогая (фр.). ____________________________ --...закончить фразу? Анн откинула голову назад и расхохоталась. Блестящие каштановые волосы облаком окутали ей плечи; ее рот, такой красный, такой... женственный -- другого слова не подберешь,-- широко раскрылся, давая волю смеху; плечи и тяжелые, красивой формы груди тряслись -- она была так соблазнительна в этот миг, что Блэк взял бы ее снова, будь у него время. --Ах, Дик, мой грозный черный орел, у тебя есть все основания сердиться. Есть такой грех, признаю. И если я снова начну перебивать тебя -- только ты не думай, будто мне все время хочется говорить, я умею и слушать тоже,-- ты отчитай меня построже! --Отчитаю, не сомневайся. Они подобрали граали, вышли из-за кустов -- и увидели Федора Борбича. Он стоял на коленях на тропке, извивавшейся над спуском, с которой была видна часть Базарной площади и Река. Но Борбич туда не смотрел -- он склонил голову и молитвенно сложил перед собою руки. Услышав, как из-за кустов выходят двое, он подпрыгнул и развернулся к ним лицом. Когда он узнал Блэка, маленькие глазки его округлились. Блэк был вне себя от ярости, хотя и понимал, что более разумно было бы притвориться безразличным. --Шпионишь, Борбич? -- с издевкой спросил он. Проповедник с негодованием затряс головой, пытаясь что-то сказать, но Блэк, чей гнев частично улегся из-за обиженного вида противника, прошел вместе с Анн мимо него, не сказав больше ни слова. Однако, когда они отошли подальше, он заметил: --Я думаю, нам не стоит больше видеться, пока я не скажу Филлис. Ты согласна? --Да. Значит, увидимся завтра? --Да, когда я покончу с делами. Хотя, если галера Мюреля начнет доставлять нам хлопоты, дела могут затянуться. Глава 12 В этот вечер, за час до темноты, с другого берега на каноэ приплыл Деканавидах с группой из пятидесяти вождей. Их визит носил неофициальный характер, поскольку политическое совещание решено было провести после прибытия галеры Мюреля. Спиртное, реквизированное из общего фонда, лилось рекой; пел хор, которого сменила затем знаменитая итальянская певица двенадцатого века с колоратурным сопрано. После чего между членами Телемского Особого совета и вождями племени каюга началось состязание, кто кого перепьет. Блэк принимал в нем участие с большой неохотой, ибо знал, что завтра и в последующие дни ему потребуются все его силы. Но отступить значило потерять лицо. Ночь уже перевалила за половину, когда Деканавидах неожиданно встал и побрел к большому боевому каноэ, маячившему на берегу. Те из его воинов, кто был в состоянии, тоже поднялись и, спотыкаясь, поплелись за ним. --Прощай, белый брат Блэк,-- хихикнув, сказал вождь. --До завтра, красный брат,-- ответил Ричард, как всегда избегая ненавистного слова прощания. Затем, отдав несколько распоряжений генералу Келли, он зашагал вместе с Филлис к своей хижине на холме. Оба они молчали; Филлис за весь вечер едва вымолвила пару слов и почти не притронулась к напиткам. Придя домой, Блэк разделся и медленно, с наслаждением растянулся на кровати. Филлис не нырнула в его объятия, как обычно, а села на единственный стул и закурила сигарету. --Расскажи мне об Анн де Сельно,-- попросила она. --Обворожительная женщина,-- ответил он. --Кто бы спорил! --И не спорь, все равно проиграешь. --Да, конечно. Ведь спорить пришлось бы с тысячей мужчин. --Анн щедра,-- сказал он сухо,-- но довольно разборчива. --Конечно. Она спит только со своими друзьями, а врагов у нее в долине нет. Как подумаешь, что к ее услугам все когда-либо жившие на Земле мужчины... Дик, ведь для нее это отличный шанс стать величайшей шлюхой в мире! Знай себе путешествуй по Реке вверх и вниз и трахайся со всеми подряд... Блэк тяжело раскинулся на кровати, стараясь выдохнуть пары бурбона, грозившие в любой момент взорваться у него в голове. Он любил хорошее виски, но не любил напиваться. Крепко поддав, он становился агрессивен и мог сказать или сделать что-нибудь такое, чего делать не хотел. Вот и сейчас, к примеру, он начал злиться на Филлис. Гнев был ленивый и темный, но если она не перестанет его донимать, а он знал, что не перестанет, то на него нахлынет красная волна бешенства. Не постепенно, как во время прилива, а стремительно и мгновенно, точно волна, вздыбленная подводным землетрясением. И тогда он набросится на Филлис с обидными и колкими упреками и даже, возможно, выставит ее из хижины. А этого он не хотел; но она не имела права так заводить его; они заключили соглашение -- вот пусть и придерживается его! Филлис встала над ним, уперев руки в боки, сверля его пристальным взглядом. Единственный факел на стене, горевший за спиной у Филлис, оставлял ее лицо в тени, но Блэк смутно видел искаженные болью черты, опущенные уголки рта, провалы глазниц. --Дик, ты всегда хвалился своей честностью. Почему ты не расскажешь мне, что случилось сегодня днем? Он знал, что придется ей рассказать. Но рассказывать все равно не хотелось -- не хотелось причинять ей боль после двенадцати лет совместной жизни. Но если так, зачем же он занимался с Анн любовью? Он ведь знал, чем это кончится. --Ну! -- сказала Филлис. --Я тебя просто не узнаю. --А я тебя! --Гераклит был прав. Все течет, все изменяется. --Только не надо мне цитировать греческих философов. И арабских тоже. Мне нужен прямой ответ. --На какой вопрос? Я что-то не помню вопроса. --Почему ты уклоняешься? Боишься, что ли? --Боюсь?! Он сел, схватив ее за руку. --Мне не нравится, когда меня упрекают в том, что я боюсь! --Это уже признание. Филлис не пыталась выдернуть руку: во-первых, ей бы это все равно не удалось, а во-вторых, она хотела показать Блэку, что тоже ничего не боится. Ее глаза бесстрашно выдержали его взгляд. Внезапно, устыдившись себя самого и той роли большой мускулистой скотины, которую его вынудили играть, а также не желая, чтобы Филлис упивалась своей ролью жертвы, Блэк разжал ладонь. Филлис была слишком горда, чтобы растирать запястье, взывая таким образом к его сочувствию. --Ты права,-- сказал Блэк.-- Мне должно быть безразлично, считаешь ты меня трусом или нет. --Не должно,-- тихо проговорила она.-- Я не хочу, чтобы тебе было безразлично. Но... --Да, я знаю,-- сказал Ричард, снова улегшись на кровать.-- Да, я спал с ней. Мы пошли в горы на пикник. Я так решил. Меня никто туда не заманивал и не ловил врасплох. И все же я не раскаиваюсь, потому что не чувствую себя виноватым. Да и с какой стати? Мы с тобой давно договорились, что можем заниматься любовью, с кем захотим. Он был удивлен ее реакцией. Ни слез, ни криков, ни обвинений, ни даже безмолвного столбняка. Филлис села на краешек кровати. Блэк, приподнявшись на локте, закурил сигарету и, прежде чем выбросить спичку, поднес огонек к ее лицу. Пламя на мгновение, точно огненная стрела, высветило ее черты. Прекрасные, застывшие не в малодушном смирении, но в достойном приятии неизбежного. Пронзенный той же огненной стрелой, поразившей самые темные глубины его сердца, Ричард прошептал: --Боже, Фил, я люблю тебя! Филлис вздрогнула и чуть отпрянула, сомневаясь, не послышалось ли ей. Пламя погасло, лицо ее окуталось тенью. И в тот же миг теплый самозабвенный свет в сердце Блэка погас, загнанный холодом и тьмой в глубины, откуда его нечаянно выманили. Но было уже поздно. Филлис, потушив окурок на полу -- самый тяжкий грех в долине,-- нырнула Блэку под руку и прижалась щекой к его груди. --Ох, Дик, я тоже тебя люблю. --Несмотря на?.. --Да, несмотря на. Я по-прежнему боюсь ее, я чувствую, что между вами что-то есть. Сейчас это не имеет особого значения -- ведь ты сказал, что любишь меня. Но завтра мне снова будет больно. Блэк погладил ее по плечу и провел руками по спине. Ответить на это было нечего, и он, сам удивляясь собственной мудрости, ничего не ответил. Филлис лежала, не двигаясь, потом поцеловала его в ямку между ключицами. --Как она в постели? Хороша? -- услышал он тихий шепот. --Не стану врать. Хороша. --Лучше меня? --Нет. --Но не хуже? Молчание. --Ну, отвечай! --По-своему не хуже. --Что значит "по-своему"? --Женщины -- и мужчины тоже -- все неповторимы. Хороши они для тебя или нет -- это зависит от их... личности, что ли? Нет, не то слово. Короче, это неважно. Устроены вы все одинаково. Разница для мужчины заключается в его реакции. --Кого из нас ты выбрал бы, если бы пришлось остаться на необитаемом острове вдвоем? --Тебя, конечно. --А если бы Анн задала тебе этот вопрос? --Тогда бы я ответил, что, конечно же, ее. --Ты дьявол! --Так поступил бы любой джентльмен. --Ты не джентльмен. --Верно, зато я политик. --Милый, я не стану повторять свой вопрос. Как бы ты меня ни убеждал, откуда мне знать, что это правда? Я лучше притворюсь, будто верю, что ты не колеблясь выбрал бы именно меня. --И будешь права. Долгая тишина. И потом: --Дик! --Да? --Ты знаешь, на самом деле я вовсе не ее боюсь. Больше всего меня пугаешь... ты. --Я? --Да. Я все время чувствую, что внутри у тебя таится что-то темное и глубокое, и эту часть себя ты отчаянно зажал в кулаке и никому не открываешь. О, я не хочу сказать, что ты не отдаешься мне, когда мы занимаемся любовью. В отсутствии пыла тебя не упрекнешь. Дело не в этом. Дело в том, что ты не отдаешься целиком и полностью. В тебе все время остается что-то холодное и неприступное. А это важно. По крайней мере для меня. Потому что я отдаюсь тебе вся, душой и телом, вся без изъятия, до полного самозабвения. Но ты... ты другой. Ты оставляешь какую-ту частицу, глубокую, темную и заледеневшую так, что она никогда не растает. Во всяком случае ради женщины. Возможно, эта сторона твоей натуры раскроется в поисках чего-то вроде истоков Реки или Большого Грааля. Но дать растопить эту глубинную льдину женщине -- никогда! И все-таки я люблю тебя, Дик. Пусть мне не дано владеть тобою полностью, в моем распоряжении большая часть одного из самых мужественных мужчин на свете. К тому же мне не приходилось делить тебя с другими женщинами. Твоя Изабель пропала, шанс разыскать ее -- один из тридцати миллиардов, и хотя мне жаль ее, потому что она потеряла тебя, но я в то же время рада, потому что ты достался мне. Больше того, если отбросить эгоистические мотивы, я всегда считала, что подхожу тебе больше, чем Изабель. Она была женщина замечательная, талантливая и храбрая, и любила тебя несомненно, но она всегда смотрела на тебя как на божество, которому поклонялась. Или как на человека, не способного на ошибки. И если бы тебе пришлось жить с ней изо дня в день здесь, в долине, я уверена, что вам было бы нелегко. А теперь появилась Анн, и ты влюбился в нее так же мгновенно, как в свое время в меня. Ты испытал неудержимый прилив восторга и душевный подъем, как бывает, когда увидишь нечто новое и восхитительное. Но я готова спорить: ей не удалось поколебать твою убежденность в том, что в личности Ричарда Блэка остались нетронутые глубины, в которые не дано проникнуть ни женщине, ни Богу. Интересно, знает ли об этом Анн? А если знает, то волнует ли это ее? Меня -- да, меня волнует. Настолько сильно, что я почти -- подчеркиваю: почти -- готова делить тебя с ней. Однако у меня есть гордость, да и потом я знаю, что если соглашусь на жизнь втроем, ты начнешь презирать меня, и тогда я уж точно тебя потеряю. Ох, Дик, Дик, если б ты только не был так дьявольски горд и если бы ты любил меня так, как я люблю тебя! Но ты никогда меня так не полюбишь, потому что не можешь. Я вот жалею себя, а между тем мне бы надо оплакивать тебя, ибо ты живешь в аду. Ты хоть понимаешь это? Борбич говорит, ад -- не что иное, как страдание о том, что нельзя уже больше любить. А ты не можешь любить -- ты действительно не в состоянии любить по-настоящему. И все же, помоги мне, Господи, я люблю тебя больше всего на свете, хотя и знаю тебя лучше, чем все остальные, включая и твою утерянную возлюбленную Изабель. Филлис тихо разрыдалась. Блэк встал с кровати и вышел за дверь. Над долиной беззвучно взрывались звезды -- красные, зеленые, белые, фиолетовые. Большая луна, незапятнанная темными "морями", гладкая и серебристая, прошла уже четверть пути по небосклону, и Река сверкала в ее лучах. Стикс, подумал он. Какие бы научные теории ни выдвигали Филлис с Чарбрассом, здесь все-таки ад. Точно так же, как и на Земле. Глава 13 На следующее утро Блэк, сидя один в кабинете, сосредоточенно просматривал сообщения, переданные ему управляющим РА. Неожиданно в комнату тигриной поступью проскользнул Хикок. Привыкший его к быстрым и бесшумным появлениям, Блэк не вздрогнул, хотя не без удивления воззрился на пылающее лицо и сжатые кулаки Хикока. --В чем дело, Билл? --В чем дело? -- возмущенно выпалил Хикок.-- Я тебе скажу, в чем дело! Не успел я сегодня выйти из дому, как первый же встречный начинает мне взахлеб рассказывать о тебе и Анн де Сельно. Я спрашиваю: какие у тебя доказательства? А он говорит: сам я, дескать, эту парочку не видал, но слышал от разных людей. А когда я велел ему заткнуть его грязную пасть, он заявил мне, что в Телеме каждый человек делает что хочет. Я ему говорю: да, пока это не задевает остальных. А он мне: я-то, мол, никого не задеваю, а вот Блэк наверняка задевает чувства Филлис Макбейн. Бога ради, Дик, куда подевалась твоя хваленая честность? Что-то ее не видно в твоем обращении с Филлис! В общем, я велел, чтобы он заткнулся и не сплетничал, как баба. А потом, проходя по Базарной площади, встретил этого русского, Борбича -- он, как всегда, толкал свою обычную речь. Ну, знаешь, о том, что человек должен возлюбить Господа и ближнего своего и что лишь тогда он сможет проникнуть в разгадку тайны долины и уберечь себя от вечных скитаний по берегам Реки. Мы должны быть честны, проповедует он, и смотреть на самих себя незамутненным взором. А потом вдруг говорит, что ты -- он назвал тебя "король Ричард" -- наглядный пример человека, который похваляется своей честностью, хотя на самом деле бесчестен. Если бы ты, продолжает он, был тем, кем хочешь казаться, то не стал бы за спиной у Филлис заводить шашни с этой развратной француженкой. Он-де читал в исторических книгах, что она была распущена до предела, имела на Земле больше сотни любовников и, что хуже всего, никогда в этом не раскаивалась. А теперь она объявилась в Телеме и принялась насаждать здесь -- как бишь он выразился? -- ах да, свое пренебрежение к морали. Тут он разрыдался -- ну, ты знаешь, как этот русский умеет рыдать крокодиловыми слезами! Слезищи катятся по впалым щекам, а он талдычит, что ничего не имеет против Анн де Сельно, что не питает к ней ненависти, но любит ее, как всякое человеческое существо. И все, чего он хочет, это помочь ей, однако она отказалась от его помощи и насмеялась над ним и над его теорией, по которой всех нас поселили на берегах Реки для того, чтобы мы познали самих себя и Господа Бога. А потом заявил, что любит тебя тоже, хоть ты и заблудший язычник, но если, мол, народ Телема хочет достичь... э-э... духовного совершенства, ему необходимо свергнуть твою власть. Больше того: по его словам, "Речная комета" должна быть сожжена, рудник закрыт и... --Что?! --Убери свою лапищу с моей руки, Дик. Ты мне все кости сдавил. Они у меня, знаешь, не резиновые. Ну вот, так-то лучше. Ну, я ему и говорю: друг мой, мы трудились над этим пароходом двенадцать лет, а потому нам такие разговоры не по душе. И почему ты вообще хочешь его сжечь? А он в ответ: я, мол, не имею ничего против парохода перрсе. --Перрсе? А, ты имеешь в виду per se*! _____________________ * Как такового (лат.). _____________________ --Ну, а я что говорю? Короче, пароход и рудник не угодили ему тем, что отнимают у нас массу времени и не дают нам вглядеться поглубже в самих себя и друг в друга. Впервые в жизни нам не надо беспокоиться о пропитании и крыше над головой, о счетах, болезнях или смерти. В нашем распоряжении все время мира -- целая вечность -- и мы должны познать самих себя: понять, отчего мы несчастны, и неуживчивы, и любим напиваться, и сходим с ума, почему мы так раздражительны, холодны, себялюбивы и горды, и все такое прочее. Ты же знаешь, как он умеет трепать языком. После чего он заявляет, что падение метеорита было подобно падению Люцифера, потому что снабдило нас железом и сделало властителями нашей части долины. Таким образом эта падучая звезда отвлекла нас от главной цели, и мы поддались соблазну, начав строить пароход -- ту же Вавилонскую башню -- в надежде достигнуть истоков Реки. И мы убиваем на постройку все свое время, ни на шаг не продвинувшись в пере-воссоздании самих себя. А виноваты в нашем грехопадении, по его словам, люди типа тебя, Чарбрасса и Клеменса. Нам, дескать, выпал чудесный шанс отказаться от развития технологии, которой человек отгораживался на Земле от себе подобных и от Бога. И эта звезда -- подарок дьявола, а вовсе не небес, как мы считаем. Поэтому нам нужно сжечь пароход, закрыть все проходы к руднику, сложить оружие и встретить Мюреля с его головорезами молитвой и непротивлением. А если они убьют нас -- что ж, мы воскреснем в другом месте долины, зато, возможно, наш пример заставит Мюреля и его солдат призадуматься, отвратит их мысли от убийства, и в конце концов они тоже полюбят людей. О, он надеется не совершить в них духовный переворот, а хотя бы подтолкнуть в нужном направлении! Я думал, его речи не найдут никакого отклика, хотя меня они просто взбесили. Но, хочешь верь, хочешь не верь, люди в толпе начали поговаривать о том, что в его словах есть доля правды. Кое-кто стал подумывать, а почему бы нам и в самом деле не заключить перемирия с Мюрелем. А другие говорят: они-де устали вкалывать на руднике и без передыха строить "Комету", в то время как почти все прочие жители долины наслаждаются бездельем. Ну, я от таких разговоров вообще вошел в раж, как бык от красной тряпки, и начал орать, что их никто силком в Телеме не держит. Однако Борбич, не обращая на меня внимания, знай твердит толпе, что пора переходить от слов к делу. Спалить пароход, сбить спесь с тебя и других важных шишек -- а дальше, мол, само пойдет. Но как дошло до дела, оказалось, что добровольцев раз два и обчелся. Шумели-то и поддерживали Борбича в основном его ученики. Но я все-таки решил положить конец этому шабашу, да и вообще, если честно, мне просто кровь ударила в голову. Короче, я стянул Борбича со стола, на котором он стоял, врезал по хлебальнику и выбил два зуба. --Ах черт, зря ты это сделал, Билл! Ты здорово влип. Если Борбич обвинит тебя перед Особым советом, тебя будут судить. И он, возможно, добьется твоего изгнания. --Не волнуйся. Какой там суд! Борбич встал, разревелся и как полезет ко мне обниматься! Все норовил облобызать своим слюнявым окровавленным ртом. Я еле удержался, чтобы не двинуть ему еще раз. --Может, посадить его под замок, пока мы не разберемся с Мюрелем? -- задумался Блэк.-- Хотя нет, не стоит. Меня и так не раз критиковали за диктаторские замашки. Но я велю кому-нибудь не спускать с него глаз. --А что, если приставить к нему Анн де Сельно? -- предложил Хикок. Блэк бросил на него грозный взгляд, встреченный невинным младенческим взором. --Анн сейчас работает в больнице. А кроме того, она плохо знает Телем, чтобы быть хорошим соглядатаем. Почему ты предлагаешь именно ее? --Не могу себе представить другой кандидатуры, способной целиком занять все помыслы мужчины. Чтобы найти Борбича, тебе достаточно будет найти Анн де Сельно. --И Анн, опять-таки, будет так занята, что Филлис не придется беспокоиться о ней? Я правильно понял? --Правильно, не стану врать,-- твердо ответил Хикок, хотя и понимал, видя, как наливается кровью лицо Блэка, что ситуация становится опасной.-- Просто я много думал о Фил, и мне кажется, что она тебе подходит больше, чем эта француженка. --Еще немного -- и ты начнешь проповедовать, как Борбич! --Не заводись,-- вздохнул Хикок.-- Толку от этого все равно ни на грош. Какие будут распоряжения? --Ты устал? --Я не спал двое суток, но пусть это тебя не волнует. --Будь наготове у себя в хижине или в Замке. Поспи, если сможешь. Сегодня вечером тебе понадобится много сил. --Сегодня? Сомневаюсь я. Когда я уходил из столицы Мюреля, большинство его воинов были на месте, а если бы они двинулись в поход, наши барабанщики как пить дать заметили бы это и предупредили нас. --Береженого Бог бережет. К тому же не забывай про "Мщение". На такой большой галере может уместиться прорва народу. Не исключено, что ее прибытие сюда -- военная хитрость. --Все возможно, дружище.-- Хикок зевнул.-- Ладно, поползу в свою нору, сосну маленько. Кликни, если понадоблюсь. Да, кстати, а где моя Лили Белль? Я искал ее, но она как сквозь землю провалилась. Может, она бросила меня и ушла жить к Чарбрассу? Мы с ней не очень-то ладили, а с этим марсианином она была сама любезность. Но он говорит, что не видел ее. --Откуда мне знать, где твоя Лили Белль? Спроси у управляющего Розыскным Агентством. --Нетушки! Стану я жертвовать спиртным, чтобы найти ее, как же! Даже если она спит с Чарбрассом, мне плевать. Я и сам собирался выставить ее из хижины и обзавестись новой подружкой -- Анн де Сельно, например. Поскольку тебе она вроде безразлична, ты не не будешь возражать? --Анн вольна распоряжаться собой, как захочет. Но в том, что Лили Белль ушла к Чарбрассу, я лично сомневаюсь. Если ты заметил, он всегда спит один. Билл склонил голову вбок: --Кстати, разве это не странно? А может, он голубой? --Не думаю. Таких пристрастий я за ним не замечал. Ведь будь он голубым, зачем ему это скрывать? У нас нет законов против гомосексуализма, если его не навязывают насильно. --Я бы счел его импотентом,-- сказал Хикок,-- не выгляди он таким здоровяком. --Может, он просто равнодушен к женщинам. --Хотя держится с ними по-дружески. Что до дружелюбия, то его у Чарбрасса хоть отбавляй. И вместе с тем в нем есть какая-то высокомерная отчужденность. Ну разве это не странно? И, покачивая длинными русыми кудрями, Хикок мягкой поступью вышел из кабинета. А через минуту заговорили барабаны. Блэк выглянул в окно. В двух милях от Замка, где озеро сужалось в обычный поток в полмили шириной, находилась застава, охранявшая западные границы Телема. На высокой дозорной башне маленькая фигурка часового склонилась над большими барабанами. --Эй, Черный Замок, не спи! Отвечай! --Что тебе нужно, дружок? -- понеслась ответная дробь с крыши Замка.-- Ну, не стесняйся! Говори! --Из-за поворота показалась галера Мюреля, несется как бешеная. Гребцы лопатят воду будь здоров! Раз-два, раз-два! Через час докатятся сюда, как песочная лавина. --А от меня тебе чего нужно, милок? --Чтобы ты сказал большому боссу, нашей главной шишке, лорду-протектору Телема, секретарю Особого совета, известному также как король Ричард Первый, или, если тебе так больше по душе, мистер Блэк, Товарищ Первый, Большой Брат! Скажи ему, пускай пошевелится! Блэк, усмехаясь, отошел от окна и направился к винтовой лестнице, ведущей на крышу. Многие из его сигнальщиков были янки двадцатого века, веселые и готовые принять все свободы, какие Блэк только мог им предоставить. Джимми Баркер, дежурный сигнальщик на крыше, был как раз одним из них. На Земле он подвизался в качестве пианиста, потом работал радистом на "летающей крепости", пока не столкнулся с такой же крепостью в английских туманах. Подняв голову от громадных цилиндров, обтянутых человеческой кожей, он улыбнулся Блэку во весь рот: --Ну, что мне ему отвечать? Блэк продиктовал ответ. Янки отбарабанил его берцовыми костями -- излюбленными палочками сигнальщиков, приводившими посторонних в трепет. Дозорный на башне передал ответ приближавшемуся судну. С борта галеры ответил барабанщик -- он, хоть и не был агентом РА, знал обычную систему сигналов. У Блэка их было целых две, для общего пользования и для секретных сообщений. Мюрельский сигнальщик сообщил, что галера подчинится приказу Блэка и встанет на якорь посреди озера. А также пошлет на берег людей для переговоров с Особым советом. После чего, если Блэк сомневается в чистоте их намерений, он может подняться на борт с проверкой -- если, конечно, не боится. --Баркер! -- сказал Блэк.-- Передай ему, что в тот день, когда я испугаюсь мюрельца, я сразу утоплюсь в Реке. А что до военных хитростей, так я давно к ним готов. Сигнальщик с заставы передал ответ мюрельцев: --Капитан Майкл О'Финн без страха отдает себя в твои руки. Он прибудет на берег в сопровождении всего пяти офицеров. Больше того: он вызывает тебя на дуэль, оставляя за тобой право выбора оружия. Что бы ни случилось, зрители вмешиваться не должны, а победитель заберет себе голову побежденного. Кроме того, если проиграет капитан О'Финн, ты можешь взять не только его голову, но и "Мщение", со всей оснасткой и командой. Что скажешь, приятель? Подпись: капитан Майкл О'Финн. Блэк фыркнул. Какая, к черту, дуэль? Этот О'Финн, должно быть, впал в детство и вспомнил игры в рыцарей Круглого стола! Он собрался было дать холодный и достойный ответ, но тут заметил, что Баркер смотрит на него в упор любопытными карими глазами. Выражение лица сигнальщика без слов говорило о том, что он надеется на своего шефа -- надеется, что тот не подведет и поднимет брошенную перчатку. Блэк задумался. Вызов капитана слыхали все окрестные жители, и каждое ответное слово будет взвешено ими и так, и этак. Больше того, не пройдет и получаса, как обитатели долины в округе ближайших трех тысяч миль будут завороженно слушать барабаны, передающие эту историю вверх и вниз по течению Реки. Дуэль не на жизнь, а на смерть между Блэком, главой Телемской обители, и О'Финном, заместителем Мюреля! Или же барабаны с презрением поведают о его отказе? И он потеряет лицо? Единственный разумный ответ мюрельцу -- это твердое и решительное "нет". Блэк просто не имел права принять этот безумный вызов. Он обязан был доложить о нем Особому совету. А советники, естественно, проголосуют против такого средневекового варварства. Им и в голову не придет подумать о чести. И хотя большинство телемитов одобрят его благоразумие, тень сомнения все-таки останется: а не испугался ли их предводитель? С другой стороны, немало найдется и таких, кто вообще не поймет разумности отказа, и они во всеуслышание объявят Блэка трусом. Конечно, ему бы следовало наплевать на мнение злопыхателей. Все приличные государственные деятели так и поступали. И все-таки... Честь -- не пустой звук. И не только его личная, но честь всего Телема. Может, для престижа его небольшой страны будет лучше, если он примет вызов? Вдобавок ко всему, хоть Блэку и немного стыдно было это признавать, но он действительно хотел сразиться с О'Финном. Детство взыграло, что ли? Какой бы глупой ни казалась дуэль, а было в ней что-то рыцарское: схватка крестоносца с сарацином, рыцарь, сражающийся с великаном... --Дик! Дик! Голос Филлис опередил ее, долетев из лестничного колодца. Мгновением позже на крыше появились ее короткие каштановые кудряшки, а за ними -- округленные от волнения серо-голубые глаза. --Я слыхала барабаны. И прибежала поскорее, пока ты не ляпнул какую-нибудь... какую-нибудь... Она запнулась, заметив сердитый блеск его черных глаз. --...глупость? -- закончил за нее Блэк. --Да! -- взорвалась Филлис.-- Да, глупость! Я знаю тебя как облупленного, и уверена, что ты готов принять вызов О'Финна. --Хорошо, наверное, с такой легкостью читать в умах ближних. --Дик, ты любишь напустить туману, и многие попадаются на эту удочку, но меня тебе не провести. Другое дело, что обычно я прикидываюсь, будто верю тебе, чтобы потешить твое самолюбие. Но сейчас не время. Дело слишком серьезно. Дик, тебя могут убить! --Не исключено. Хотя какая разница? Ты же знаешь, я снова... --Для меня -- большая разница! -- выкрикнула Филлис.-- Я наверняка больше не встречусь с тобой! А я не могу без тебя жить! --Ты просто впадаешь в истерику,-- холодно заметил Блэк.-- И сама не веришь своим словам. Ты прекрасно знаешь, что, оплакав меня, месяцев через пять или шесть, но никак не позже, приведешь в хижину другого избранника. --Ох, Дик, Дик, как ты можешь быть таким жестоким! Блэк взял ее за руку и увлек в уголок обнесенной парапетом с бойницами крыши, где Баркер не мог их подслушать. --Сколько раз я просил тебя не выносить наши семейные дрязги за стены хижины! -- сказал он тихим, но резким тоном. --К черту! -- воскликнула она.-- Это вопрос жизни и смерти. Я не позволю тебе пожертвовать всем, что мы создали за двенадцать лет, в том числе и нашими отношениями, ради того, чтобы ты мог покрасоваться перед людьми и прослыть героем! --Ах, не позволишь? -- спокойно проговорил он.-- Филлис, ты помнишь, что ты говорила о моей жене Изабель? Ты сказала: она, мол, слишком поклонялась мне и чересчур многое мне позволяла. Возможно, ты права, однако она по крайней мере не вмешивалась в мои дела. Будь она сейчас здесь, она бы страшно переживала, что я подвергаю свою жизнь опасности, но не возразила бы ни единым словом. Она с улыбкой протянула бы мне саблю и пожелала быстрее расправиться с О'Финном, ни на мгновение не усомнившись в моей победе. В то время как ты, к сожалению, считаешь, будто этот неуклюжий невежественный речник с Миссисипи настолько разбирается в военном искусстве, что может меня победить! Такое отсутствие веры в мои способности крайне огорчительно для меня. Напуганная его резким тоном, подкрепленным свирепым взором и немилосердной хваткой стальной ладони, сжавшей ее руку, Филлис умолкла. Но когда он повернулся и пошел прочь, она крикнула ему вдогонку: --И все равно я дам твоей женушке сто очков вперед! Потому что я люблю тебя как женщина, а не как бессловесная собака! Блэк проигнорировал ее, но по смущенному виду Баркера понял, что тот тоже слышал. Это еще больше разозлило Блэка. --Передай О'Финну, что я сражусь с ним на саблях, что победитель получит голову побежденного, а зрители не будут вмешиваться! -- крикнул он сигнальщику.-- Дуэль состоится после того, как мы с ним обсудим насущные вопросы. И это мое последнее слово! Загремели барабаны. Их дробь подхватил дозорный, а когда все утихло, донесся еле слышный, словно эхо, звук барабанов с галеры. --Извини за то, что я наговорила про Изабель,-- тихо сказала Филлис, подойдя к Блэку.-- Но мне хотелось бы, чтобы ты любил меня хотя бы настолько, насколько способен. --Я сделал то, что должен был. И не потерплю, чтобы мне кто-то мешал -- в особенности женщины. Филлис, очевидно, поняла, что ее последний призыв к его сердцу и рассудку не нашел отклика, и, поникнув, скрылась в лестничном колодце. Он проводил ее мрачным взглядом. Глава 14 Блэк постоял немного, захваченный в плен мечтаниями. Взор его скользнул по большой стальной катапульте на колесах, стоявшей посреди крыши рядом с кучей камней. Потом он подошел к западному парапету и облокотился на кирпичи из обожженной глины. Перед ним простирался квадрат Базарной площади, зеленеющий потоптанной, но упорной травой, пробивавшейся везде, где только можно. По площади сновали люди, разглядывая вещи, предлагаемые на обмен. Там и сям сидели коробейники, разложив перед собой товар -- пустые тюбики из-под помады, переделанные в сережки, ручки и диадемы из рыбьей кости, сумки, сплетенные из стеблей или же сделанные из окрашенной мочой человечьей кожи, барабаны, тоже из кожи, глиняные свистульки, комнатные деревянные сабо, соломенные шляпки, юбки, сотканные из травяных нитей -- последний писк моды среди женщин,-- статуэтки из кости и разных мягких камней, костяные иглы, ножи и рыболовные крючки. На этом список, пожалуй, исчерпывался, если не считать товаров нематериальных. Их предлагали певцы, акробаты, шуты, бродячие артисты -- в общем, все, кто умел хоть как-то развлечь публику. На людей, способных спеть или рассказать занятную историю, был большой спрос в долине, лишенной книг, фильмов и телевизионных шоу. Людей на площади было не так уж много, поскольку основной обмен совершался по вечерам. И тем не менее телемиты, свободные от дневных обязанностей, стекались сюда потрепаться, и среди них толкалось даже несколько рабочих, занятых на строительстве "Речной кометы". Сама же "Комета", вздымавшаяся между двумя доками, была частично скрыта строительными лесами. За ней виднелся высокий кран, который подавал оборудование в разные части судна. Кран приводился в движение паровым двигателем, чем телемиты очень гордились, ибо, насколько они могли судить, это был первый двигатель, созданный в долине. И единственный, проверенный в работе, поскольку двигатель самого парохода еще не был опробован. Топки его жаждали огня, однако на большом колесе не хватало еще шести лопастей. Их изготавливали на лесопилке, расположенной в горах у ручья, недалеко от заставы, охранявшей подступы к руднику. Блэк с любовью рассматривал "Комету", и то почти чувственное наслаждение, что дарила она его взгляду, смыло остатки раздражения, вызванного ссорой с Филлис. Судно было построено по образцу заднеколесных пароходов, ходивших по Миссисипи в девятнадцатом веке, отличаясь от них лишь несколькими деталями. Блэк заметил сияющую белую рубашку и широкие брюки Сэма Клеменса -- во рту, как всегда, большая гаванская сигара, густая шевелюра блестит на солнце. Он стоял возле рулевой рубки и руководил установкой пулемета, который осторожно опускали краном в люльке на крышу рубки. Чарбрасс, стоявший на крыше с ключом в руке, ждал, когда большой ствол с барабаном окажутся в распоряжении его подручных. Блэка очень интересовал этот пулемет, способный, по его мнению, сделать "Комету" неуязвимой. Он воплощал в себе оружейные принципы, неведомые во времена Блэка. Барабан пулемета приводился в действие паром и, используя центробежную силу, выбрасывал поток железных пуль из ствола двенадцатимиллиметрового калибра. Не будь Блэк так занят, он сам бы помог в установке пулемета. Увы -- ему приходилось довольствоваться лишь наблюдениями с крыши Замка. Ах, как он жалел, что пароход и пулемет не удалось закончить до прибытия "Мщения"! Тогда бы он не стал терять времени на переговоры, а сразу атаковал бы вражеское судно и потопил бы его или взял в плен. Но пароход мог сойти со стапелей не раньше чем через неделю. А Мюрель, возможно, не станет ждать так долго. Если он нападет, думал Блэк, нужно будет во что бы то ни стало продолжать работу над пароходом. Попади судно в руки Мюреля -- и двенадцатилетние труды Блэка пойдут прахом. Восхождение к истокам Реки и решение загадки здешнего мира отложится на долгое время -- возможно, на годы. Ричард перевел взгляд с облепленной рабочими "Кометы" на южную оконечность Базарной площади, окинув критическим взором строевые учения нескольких взводов телемского легиона. Пехотинцы были в стальных шлемах и легких кольчугах, надетых поверх стеганых рубах из травяной ткани. В левой руке каждый из них сжимал круглый вогнутый щит, в правой -- длинную саблю. Это были регулярные войска, которые день и ночь охраняли внешние границы Телема на заставах, несли службу в Черном Замке и стояли на страже возле каждого поста РА и сигнальной системы. У всех граждан Телема хранились в хижине доспехи, копья и сабли, но штатских муштровали только дважды в неделю. То, что они единственные в этой части долины владели оружием из закаленной стали, превращало их в грозную силу. И даже когда противник превосходил их числом, телемиты спокойно ходили куда хотели. Индейцы с противоположного берега, а также соседи с запада и востока завидовали им, однако нападать покуда не осмеливались. Каюга, правда, как-то попытались совершить парочку набегов, но увидав, как их оружие из кремня, кремнистого сланца и халцедона отскакивает, не принося вреда, от металлических кольчуг и шлемов, и испытав на своей шкуре удары острых, точно бритвы, сабель, изготовленных из метеоритного железа, нещадно кромсавших живую плоть, запросили мира. А теперь, когда Блэк через Це Чана предложил индейцам ограниченную партию стальных ножей и наконечников для копий, он мог рассчитывать на них как на союзников. Единственной загвоздкой было то, что мудрый вождь требовал больше оружия. Он знал, что Ричарду союзники нужны позарез, и хотел излечь из этого выгоду. Блэк, однако, надеялся, что Це Чану удастся уговорить Деканавидаха покончить с переговорами побыстрее, поскольку Мюрель, завладев источником железа, стал бы для ирокезов очень опасной угрозой. Увы, и у Мюреля есть сторонники, подумал Блэк, повернувшись лицом к востоку. Там, где озеро снова сужалось до обычной полумили, жили белые люди, которые ненавидели Ричарда Блэка. В большинстве своем они были викторианцами, которых приводили в ужас либеральные нравы Телема, казавшегося им новыми Содомом и Гоморрой. Пережив, как и все остальные, шок воскрешения и последующий период адаптации к местным условиям, они по-прежнему цеплялись за старые догмы, которым поклонялись на Земле. Могучие молоты новой жизни разнесли в прах тысячу теорий, однако были вещи, слишком глубоко засевшие в сознании, чтобы их оттуда выковырнуть. В их число входили и определенные моральные нормы; так, например, викторианцы не могли смириться с мыслью, что гражданам Телема дозволялось жить как хочется. Естественно, что, повинуясь столь гибкому нравственному закону, телемиты вели себя порой очень странно и даже оскорбительно на чужой взгляд. Оскорбление усугублялось еще и тем, что жители Телемской обители очистили берега Реки на несколько сотен миль от всяческих мелких тиранов. Правда, сделано это было по просьбе живших там сообществ, так что они не могли заявить впоследствии, будто освобождение было им навязано рукой еще более сильного тирана. Ибо, хотя телемиты могли оставить там небольшие вооруженные гарнизоны для "поддержания порядка", они почти сразу убрались на свою территорию. Освобожденные же сообщества, после недолгого периода ликования и благодарности, начали косо поглядывать на Королевство Блэка, как они его называли. Им было невмоготу выносить таких безнравственных соседей, однако поделать они ничего не могли из-за недостатка организованности и полезных ископаемых. И когда Мюрель года четыре назад появился милях в тридцать ниже по течению Реки, обстановка оказалась вполне благоприятной для создания такого же гангстерского государства, какое Блэк разгромил двенадцать лет назад. Мюрель, согласно докладам, родился в Америке в конце первой мировой войны. Вырос в Чикаго, стал священником и вел, как он сам утверждал, образцовую жизнь. К тридцати трем годам, когда он погиб в автомобильной аварии, у него была жена, пятеро детей, сельский приход и практически никакого счета в банке. Воскреснув на берегу Реки, он пережил, как и все, приступ великого страха, сменившийся великим восторгом. Но в его случае восторг уступил место неудержимой ярости, вызванной тем, что, несмотря на воскрешение из мертвых, он не получил заслуженного вознаграждения. Не в силах поверить собственным глазам, Мюрель взял свой грааль и целый год скитался по долине. После чего нехотя пришел к выводу, что если даже это и рай, то живут в нем отнюдь не избранные и что его земная жизнь, безупречная и безгрешная, не оказала никакого влияния на посмертное бытие. А если это ад, то он совсем не похож на место, которое Мюрель с такими содроганиями -- и не без внутреннего удовольствия -- живописал своим прихожанам. долина не походила ни на райские кущи, ни на геенну огненную. Короче говоря, боги либо забыли о нем, либо посмеивались над ним в ладошку -- если здесь вообще были боги,-- поскольку жизнь на берегах Реки не так уж сильно отличалась от земной. Хотя была в ней одна черта, которой не было на Земле, по крайней мере в доказанном виде: несомненное воскрешение после каждой смерти. Именно это обстоятельство сдерживало поначалу бушевавший в Мюреле гнев. Он не мог понять, что сие означает и какой урок он обязан для себя извлечь. Но в конце концов ему пришлось принять воскрешения как одну многих загадок долины, из чего он сделал вывод, что здешняя жизнь имеет лишь материальные ценности, а следовательно, нужно брать все, что она может предложить -- женщин, спиртное и власть. И несмотря на то, что Мюреля в очередной раз воскресили среди чуждого ему народа -- низкорослых, длинноволосых и белокожих айнов, живших до вторжения в Японию на Азиатском материке,-- он умудрился стать их вождем. В рекордно короткий срок он обзавелся гаремом и бандой головорезов, которая держала своих соплеменников в полурабском и полуголодном состоянии. Зато сами они, забирая у народа все спиртное и часть съестного, жили в относительной роскоши, насколько это было возможно в месте со столь ограниченными ресурсами. Захватить власть над айнами Мюрелю помогло и то, что народ этот никак не мог прийти в себя, парализованный изумлением. В загробной жизни он лишился своего заступника, бога Медведя, а также своего изобильного волосяного покрова, бывшего предметом гордости айнов. Их, как и всех прочих обитателей долины, обработали таким образом, что волосы на лице перестали расти. Великолепные бороды исчезли напрочь. Это настолько выбило айнов из колеи, что они стали легкой добычей для любого хищника. После нескольких лет такой жизни Мюрелю надоели уродливые коротконогие женщины и положение большой лягушки в маленьком пруду. В поисках себе подобных он отправился вниз по течению. Спустя еще несколько лет, пережив бессчетное количество приключений, он пристал к южному берегу, населенному группой полинезийцев. Они восприняли переход от смерти к жизни, а также с островов Тихого океана в долину совершенно естественно, как должное. И поскольку Мюрель поначалу не выказывал своих амбиций, его приняли с распростертыми объятиями. Но вскоре он столкнулся с итальянцем по имени Содзини, одним из проповедников новообразованной Церкви Второго Шанса. Малейший намек на теологию и метафизику вызывал у Мюреля приступы бешеной неприязни. Поэтому первым делом он заманил Содзини в горы -- под предлогом теософского спора -- и убил его. Это сошло ему с рук, но когда он попытался избавиться также от вождя местного племени, полинезийцы поймали его и забили дубинками насмерть. Воскреснув в очередной раз и убедившись, что проломленный череп целехонек, Мюрель обнаружил, что снова находится на северном берегу, в тридцати милях к западу от Телема. На сей раз он действовал умнее и, сколотив вооруженную банду, через пару лет уже правил своим растущим королевством. А теперь покушался на территорию Блэка. И, подумал Блэк, у Мюреля неплохие шансы на победу. За такой лакомый кусочек, как Телем, этот подонок без сожаления пожертвует половиной своих людей. Глава 15 В этот момент на крыше Замка появился посетитель. Блэк удивленно поднял брови. Он ждал советников, и визит Борбича оказался для него полной неожиданностью. Мужчина вымученно улыбнулся. Его разбитые губы раздулись. Во рту не хватало двух верхних зубов. --У вашего помощника очень сильный удар,-- сказал он, касаясь пальцами опухших губ.-- Но поймите меня правильно, мистер Блэк. Я пришел к вам не с жалобой, а, наоборот, с нижайшей просьбой простить меня за подстрекательство к бунту. Вы, наверное, знаете, что я призывал телемитов поджечь ваш корабль и открыть границу людям Мюреля. --Да, мне это известно,--ответил Блэк.-- И я мог бы казнить тебя как предателя и провокатора. Борбич развел руками и улыбнулся. На его обезображенном и бледном лице промелькнуло выражение блаженного идиота. --Конечно, вам ничего не стоит убить меня. Но совершив преступление, вы накажете себя, а не меня. Завтра я вновь восстану из мертвых и понесу слово Церкви страждущим людям, в то время как на ваших руках останется моя кровь. --Все это пустые слова! -- рявкнул Блэк.-- Не забывай, что помимо смерти есть и другие виды возмездия. Я могу посадить тебя за решетку -- причем, на довольно долгий срок. --Только не вы, мистер Блэк. В вашем сердце нет такой жестокости. Я мог бы ожидать чего-то подобного от Мюреля, но от вас -- никогда. --Если ты так относишься к Мюрелю, то почему же призываешь людей отказаться от борьбы? Зачем полагаться на милость бандита, зная, что он не имеет никакого понятия о пощаде? --Поймите, только непротивление злу может наполнить состраданием черствое сердце заблудшего грешника. Он должен почувствовать себя человеком, а не животным, против которого поднялись остальные люди. Ведь каждый из нас -- даже самый падший и отверженный -- несет в себе искру божественного света... --У меня нет времени выслушивать твои проповеди,--сказал Блэк.-- Зачем ты пришел? Ричард осмотрел Базарную площадь, ожидая увидеть там группу разгневанных советников. Весть о его дуэли с О'Финном распространилась по всей обители, но никто из членов Совета так до сих пор и не появился. --Зачем я пришел? -- ответил Борбич.-- За состраданием, мистер Блэк. За состраданием, которое является основным законом человеческого существования -- основным и, пожалуй, единственным законом! --А к чему оно приводит? -- с усмешкой спросил Ричард, отказываясь признавать какой-либо смысл в словах русского. --Мистер Блэк, вы не посещаете мои проповеди и, наверное, не знаете о том, какое огромное открытие сделала Церковь Второго Шанса. Недавно я беседовал с Филлис, и, судя по ее словам, она неоднократно пыталась передать вам мою историю, но вы каждый раз уклонялись от этой темы. Почему? Неужели боитесь того, что можете услышать? --Ты когда-нибудь доберешься до сути дела? -- взревел Блэк, и его глаза свирепо сузились.-- Может быть мне надо уподобиться отцу Уильяму и пинками спустить тебя с лестницы? --О, нет, мистер Блэк. Со мной вы можете не притворяться. Я знаю, что за вашим нарочито варварским видом скрывается отзывчивый и честный человек. Мне доводилось видеть, как вы оказывали помощь униженным и оскорбленным, и я знаю, какое доброе сердце бьется в вашей груди. К чему этот образ супермена? Он опасен и однажды может навсегда заменить собой вашу истинную сущность. --И что же тогда произойдет? --Ничего хорошего, поверьте. Но я опять уклонился от темы. Мы говорили о том, что сострадание является главным и обязательным законом человеческой жизни. Вы, вероятно, знакомы с биографиями величайших людей Земли. Я имею в виду не Цезаря и Наполеона, а людей, похожих на Святого Франциска, Будду и Иисуса Христа -- воистину великих по скромности своей и безграничному состраданию! Ах, сударь, я прошу еще минуту! Не будьте столь нетерпеливы! Обещаю, что мой рассказ заинтересует вас, поскольку эта история не только имеет глубочайший смысл, но и соприкасается с одной из самых сокровенных тайн долины. Я услышал ее из уст основателя нашей Церкви, и именно она заставила меня отказаться от суеверий и ложных идолов земных религий. Я стал другим человеком, и, на мой взгляд, это был важный шаг на пути, уготованном для каждого из нас. Свои первые годы новой жизни основатель провел среди индусов, большая часть которых родилась в Раджпутане в середине пятого века до нашей эры. Он научился их языку и освоил индусскую философию, отвергнутую к тому времени почти всеми ее прежними почитателями. Как видите, им тоже пришлось отделить земную шелуху от речных зерен истины. Позже основатель встретил индуса, который оказался знакомым самого Гаутамы Будды. И что интересно, он восстал из мертвых рядом с телом этого великого мудреца. Заметьте, я сказал "с телом"! Будду тоже воссоздали во плоти, но искра жизни не вернулась в его холодное тело, и это воскрешение -- возможно, одно на многие миллиарды -- закончилось неудачей. История произвела на моего друга глубокое впечатление. Он уловил в ней намек на разгадку некоторых тайн долины. Основатель отправился на место погребения Будды и расспросил людей, которые знали мудреца по земной жизни. Они клялись ему, что труп действительно принадлежал Гаутаме. Какое-то время мой друг жил среди этих мирных и добрых людей, наслаждаясь покоем и гармонией их социального уклада. Но потом ему надоело сидеть и болтать языком, и он решил разгадать тайну нашего возрождения. Собрав свои небогатые пожитки, основатель отправился в долгий путь. Через пару лет он встретил человека, который искал ответ на тот же вопрос. Этот итальянец из тринадцатого века воскрес среди своих современников и без большого труда восстановил былое положение, которое он занимал на Земле. Будучи там принцем небольшого королевства, итальянец и здесь вел нескончаемую борьбу за власть и новые территории. Все это продолжалось до тех пор, пока он не взял в плен высокородного провансальца, который считался его главным соперником. На одной из веселых пирушек тот рассказал ему странную историю о том, что во время своего первого воскрешения на берегу Реки он очнулся рядом с трупом. Несмотря на молодое тело покойника, провансалец узнал в нем старца, который за свою смиренную и набожную жизнь был канонизирован и стал святым угодником. Этот человек, как никто другой, заслужил жизнь после смерти. Но его идеально воссозданное тело оставалось холодным, как камень. Святого с почестями похоронили, и провансалец, знавший его лично, долгое время недоумевал по поводу такой превратности судьбы. Услышав эту историю, принц будто взвалил на свои плечи тяжелую ношу. Он не мог отбросить ее, и через несколько недель неясный зов души позвал его в дорогу. Принц ушел, ничего не сказав своим подчиненным, поскольку те по наивному невежеству могли прибегнуть к насилию, чтобы удержать его от этого поступка. Он прошагал многие мили, расспрашивая о неудавшихся воскрешениях и рассказывая людям о странном случае с провансальским святым. А потом, совершенно случайно или по воле провидения, странствующий принц повстречал моего друга и услышал его историю о великом Будде. Вполне понятно, что общий интерес связал их дружбой, и они решили объединить свои усилия. Им часто приходилось пересекать территории с враждебно настроенными поселенцами, поэтому, во избежание ненужных столкновений, они строили лодку и спускались вниз по течению на несколько миль. Целью их поисков был сбор сведений о тех людях, чьи тела так и не ожили в День Великого Крика. Опросив не меньше миллиона человек, они уже начали терять надежду на успех, как вдруг однажды вечером, сидя у костра гостеприимных самаритян из первого века, двое друзей услышали рассказ о несчастной женщине, чья дочь оказалась еще одним мертвым лазарем. Отыскав на следующий день жилище этой женщины, они расспросили ее о дочери, и она подтвердила факт неудачного воскрешения. Ожив на берегу Реки, самаритянка начала поиски своих детей и вскоре встретила старого знакомого, который сообщил ей печальную весть. Ее любимую дочь нашли мертвой и погребли в земле по старому обычаю. Причем, ее никто не убивал. Она просто почему-то не ожила, и искра души не согрела холодного тела. Скорбящая мать тут же отправилась к могиле и попросила людей выкопать тело дочери, чтобы увериться в ее трагической смерти. Труп пролежал в земле несколько дней, но она опознала дочь. С тех пор ее сердце превратилось в незаживающую рану. Так чем же этот случай напоминал два первых инцидента? Только тем, что обе женщины заслужили на Земле славу добрых и праведных людей, посвятивших себя бескорыстной помощи бедным, больным и угнетенным. В отличие от Будды и святого угодника они имели семьи и детей. По словам матери, ее дочь отличалась очень пылким и вдохновенным характером. В земной жизни ей не раз доводилось страдать из-за несправедливости людей, и, наверное, поэтому небеса уберегли ее от новых невзгод в долине. Блэк, сам того не желая, увлекся рассказом Борбича. --Подожди, подожди! Зачем вмешивать сюда замужество, детей и характер, если ты не упоминал о них в двух первых случаях? --Основатель нашей Церкви пытался обобщить эти три инцидента и выделить основные качества невоскрешенных лазарей. Их сходство могло стать ключом к объяснению самой загадочной тайны долины. Все три случая имели несколько общих черт: человеколюбие, веру в Бога, самодисциплину, здоровое отношение к пище и одежде, убежденность в высоком предназначении бытия и наличии жизни после смерти, глубокую неприязнь к угнетению и презрение к условностям, если те вредили развитию милосердия и сострадания. Тем не менее, эти факторы еще ни о чем не говорили. Два друга продолжили поиск и за три года узнали о трех новых случаях неудачного воскрешения. В отличие от первых они произошли в разное время через несколько лет после Дня Великого Крика. Причем, в каждом эпизоде тело перенесенного незнакомца не имело следов насилия или каких-либо знаков, которые указывали бы на причину смерти. Судя по всему, эти двое мужчин и женщина были убиты в других областях долины, но по неясной причине процесс их воскрешения оказался незавершенным. Они так и не вернулись к жизни. К сожалению, основатель не нашел людей, которые знали бы кого-нибудь из этой троицы. Его долгие поиски и расспросы ни к чему не привели. Но он не стал отчаиваться, так как верил, что эти аномальные события почти ничем не отличались от трех первых случаев. А потом мой друг получил новые доказательства и раскрыл загадку незаконченных воскрешений! --И в чем же был секрет? -- спросил Блэк. Рассказ Борбича заинтриговал его, но, взглянув на Базарную площадь, он увидел группу советников, которые направлялись к Замку. Это означало не только быстрое завершение интересной беседы, но и неприятное объяснение по поводу дуэли с О'Финном. Блэк тяжело вздохнул и начал обдумывать предстоявшую речь перед членами Совета. --По мнению основателя нашей Церкви, питающие камни, граали, да и сама долина, являются искусственными сооружениями, созданными специально для воскрешенных людей,-- продолжал Борбич.-- Благодаря им мы должны освободиться от оков собственной плоти и научиться жить вне тела! Он замолчал, наблюдая за эффектом, который произвели его слова. Руки Борбича подрагивали от возбуждения. На округлом лице появился румянец. Так и не дождавшись никакой реакции от Блэка, он торопливо продолжал: --Я понимаю, что это утверждение кажется необоснованным и немного напыщенным. Но основатель решил, что нам дарован еще один шанс -- второй и, возможно, последний, поскольку первую битву за личное спасение мы безнадежно проиграли. --И в чем же заключается это личное спасение? -- спросил Блэк. --В способности приблизиться к великим истинам, которые находятся за гранью нашего восприятия,-- ответил Борбич.-- Или, другими словами, в окончательном слиянии с Богом. Блэк презрительно фыркнул. --Сказать по правде, мне понравилась твоя история. Но теперь ты несешь какой-то мистический вздор, и я думаю, что нам надо прервать эту встречу. У меня есть более важные дела, и мне некогда выслушивать твою околесицу о великих запредельных истинах и слиянии с Вездесущим. --Вы не поняли меня! -- вскричал Борбич.-- Я пользуюсь этими терминами только потому, что наш язык не имеет точных определений для тех переживаний и возможностей, о которых идет речь! Я просто вынужден использовать мистические понятия, какими бы наивными они вам ни казались. Если вы позволите мне объяснить суть... --Я и так уделил тебе много времени,-- прервал его Блэк.-- Возможно, мы поговорим еще как-нибудь в другой раз, но сейчас, не затрагивая принципов твоей церкви, я хочу попросить тебя об одном одолжении. Не надо больше смущать людей, подстрекая их к разрушению "Кометы" и отказу от борьбы с наемниками Мюреля. --Но я не могу давать таких обещаний,-- ответил Борбич.-- Если хотите, я объясню вам, почему мы не должны противиться злу и прибегать к насилию... --Это последние предупреждение! Еще одно неверное слово, и ты покинешь Телем! Если тебе так нравится Мюрель, можешь к нему и убираться! Побледневший Борбич отчаянно всплеснул руками и, опустив голову, направился к лестнице. Через пару минут на крышу поднялись советники, и, успокаивая их, Блэк забыл о блаженном русском. Глава 16 Спор с советниками затянулся на полчаса. Выслушав их гневные упреки, Блэк решительно заявил, что дуэль все равно состоится. Если бы он не принял вызов, враги посчитали бы его трусом, а обитатели долины потеряли бы уважение не только к нему, но ко всей Телемской обители. Члены Совета погрузились в угрюмое молчание, задумчиво затягиваясь дымом сигарет и сердито поглядывая на Блэка. Внезапно из-за Реки донесся бой барабанов. "Деканавидах приветствует своего белого брата Блэка," -- гласило шифрованное сообщение. Выслушав традиционное вступление индейского вождя, Ричард который раз удивился этой непроизвольной игре слов*. Он довольно часто встречался с вождем каюга, но тот никогда не снисходил до шуток и дружеских острот. Однако Блэк не обманывался его внешним видом. Своей манерой поведения многие индейцы напоминали ему начинающих писателей, а те, как известно, могли быть кем угодно, но только не серьезными людьми. Каким бы важным и степенным ни казался вождь, под его непроницаемым лицом мог скрываться неподражаемый шутник. -- -- -- -- -- * black -- черный (англ.) -- -- -- -- -- - Блэк продиктовал сигнальщику ответное приветствие, а затем, изнывая от нетерпения, попросил пустить его к барабанам. Даже ему, изобретателю этой системы, приходилось подчиняться правил. Никто не мог прикасаться к барабанам без предварительного согласия одного из членов Розыскного Агенства. Угостив сигнальщика сигаретой, Блэк сел перед двумя барабанами и прислушался к звукам, доносившимся с другого берега. Чуть позже он передал ответ: "Известно ли Деканавидаху о том, что он, Блэк, принял вызов О'Финна?" Ответ вождя был утвердительным. "Не согласится ли Деканавидах приплыть в Телем и проследить за ходом дуэли? И возможно он возьмет с собой нескольких славных воинов, чтобы после смерти О'Финна они могли бы устроить совет?" "Да, Деканавидах с удовольствием посмотрит на то, как его белый брат снимет скальп с рыжеволосого болтуна по имени О'Финн". "Блэк также предлагает великому вождю объединить их силы и сразиться с людьми Мюреля". "Да, зять вождя Це Чан говорил ему об этом, и Деканавидах знает об обещании Блэка предоставить племени каюга партию железных ножей. Однако время для совета вождей еще не пришло. Западные дакота тоже готовы выступить против Мюреля, но за свою помощь они хотели бы получить от Блэка оружие и стальные наконечники для стрел. В случае отказа они посчитают союз Телема и каюга угрозой для себя и перейдут на сторону Мюреля". Блэк застонал и покачал головой. Он нуждался сейчас в помощи племени каюга. Однако, дав им ножи, он восстановил бы против себя ирокезов, поскольку Деканавидах мог в любой момент обернуть оружие против племени Воющего Пса. Для общего соглашения вождям потребовалось бы не меньше недели. Но к тому времени их поддержка будет уже не нужна. Внезапно на его лице промелькнула хитрая усмешка. Он придумал, как заставить вождя каюга выйти на тропу войны. Если О'Финн или его подчиненные нанесут оскорбление Деканавидаху, месть индейца последует без промедления... Блэк назначил встречу на начало вечера и закончил сообщение словами о том, что ему не будет покоя, пока он не увидит лица великого Деканавидаха. Индеец ответил, что счастье вернется в его сердце лишь после того, как он пожмет руку своего белого брата. Блэк отложил в сторону две берцовые кости, но тут зазвучали барабаны западной заставы. Гарнизон у Красной Скалы сообщал о том, что из-за поворота Реки появилось "Мщение". Блэк посмотрел себе под ноги. Отсутствие тени говорило о наступлении полудня, то есть 4.00. Чтобы добраться до гавани, "Мщению" требовалось не менее двух часов. Значит О'Финн мог сойти на берег примерно в 6.00. Деканавидах должен был приплыть к началу дуэли, и Блэку очень хотелось, чтобы поединок закончился не позднее 6.30. Он планировал расправиться с О'Финном за десять минут. И тогда до сумерек осталось бы полтора часа. От точного расчета времени зависел успех последующей атаки "Мщения". О'Финн поклялся, что в случае его смерти корабль без боя сдастся Блэку. Но слово пирата не стоило и гроша. Потеряв капитана, команда "Мщения" могла поднять якорь и на всей скорости отправиться к родным берегам. Для захвата вражеского корабля Блэк собирался использовать свой собственный флот с флагманским судном "Зуб дракона". Это низкая одномачтовая галера напоминала по форме норвежский струг, на котором плавали викинги. Нос корабля венчала деревянная голова чудовища; между круглыми щитами, вывешенными по бортам, торчали длинные весла. Несмотря на небольшие размеры, "Зуб дракона" без труда мог задержать любое крупное судно -- особенно, если две дюжины лучших лучников не дадут матросам высовываться из-за борта. Блэк велел сигнальщику спросить у наблюдателей заставы о каких-либо признаках необычной концентрации противника. С Красной Скалы сообщили, что подозрительных перемещений не обнаружено, а на заставе врагов не замечено никакой активности. Двести ярдов между двумя постами по-прежнему оставались "территорией без людей". Блэк приказал удвоить численность заставы и, отдав дополнительные распоряжения, спустился на площадь под жаркое полуденное солнце. В центре рынка около двенадцати шансеров поднимали пиками огромный крест и вставляли его нижний конец в глубокую дыру. Засыпав землю в отверстие, они приготовили раствор из измельченного известняка, песка и гальки, а затем залили им основание креста. Борбич стоял в стороне и гордо наблюдал за ходом работ. Он немного нервничал. Его маленькие глаза метали взгляды на любопытных зрителей, и уши все больше краснели от их непристойных замечаний и колких советов. Не обращая внимания на шансеров, Блэк подошел к большому столу Совета, который стоял в тени гигантской сосны. Он сел, извлек из грааля картонки с едой и с усмешкой осмотрел угрюмые лица советников. Кое-кто из них кивнул ему в ответ. Остальные отворачивались в стороны. Единственным исключением оказался Чарбрасс, который, как всегда, сохранял веселое настроение и оставался безучастным к решению своих коллег. Как видно, ему было плевать на то, что Блэк затеял бессмысленную дуэль, рискуя жизнью и постом телемского лидера. Блэк с интересом взглянул на инженера и вдруг осознал, что этот человек всегда был для него загадкой. Если в двадцать первом веке большая часть людей походила на него, то им, наверное, там неплохо жилось. Чарбрасс обладал прекрасным чувством юмора, какой-то утонченной интеллигентностью и потрясающими знаниями во многих областях науки и техники. Он великолепно приспосабливался к любому окружению и мог долго выдерживать экстремальные физические нагрузки. Его спокойствию и чувству своевременности можно было только удивляться. Он всегда знал, что и когда сказать, молчал, когда этого требовали обстоятельства и никогда не выдвигал скороспелых идей. Чарбрасс охотно помогал другим, когда его об этом просили. Однако чтобы получить от него какую-нибудь информацию, приходилось не только задавать вопрос, но и соответственно знать, о чем спрашивать. Например, когда Клеменс и Блэк искали инженера для строительства корабля, они не раз говорили ему об этой вакансии. Он слушал их, сочувствовал очередным неудачам, однако упорно не предлагал своих услуг. Однажды Блэк ненароком подслушал его беседу с Филлис и узнал, что Чарбрасс работал главным инженером на пассажирской линии Земля-Марс. Расспросив его о подробностях, он понял, какой человек живет рядом с ним, и Чарбрасс признался, что будь у них необходимые минералы, ему не составило бы труда сконструировать двигатель для гребных колес "Кометы". Благодаря его знаниям они построили мощный мотор, чей коэффициент полезного действия составлял не менее восьмидесяти пяти процентов. В качестве топлива они могли использовать сосновые поленья, а вместо смазочных материалов употреблять обычный рыбий жир. --Почему ты не сказал нам об этом раньше? -- кричал на него Сэм Клеменс.-- Ты же знал, черт возьми, что мы давно искали такого человека! Чарбрасс улыбнулся и, пожав плечами, спокойно ответил, что его об этом никто не спрашивал. Несмотря на возмущенные вопли Клеменса и радостные восклицания Блэка, он продолжал улыбаться, словно наслаждался их эмоциями и порывами души. Возможно, Чарбрасс действительно видел окружавших его людей насквозь. Во всяком случае, ему удавалось пробуждать в них любопытные чувства. Хотя для такого человека, как Блэк, подобные откровения были вдвойне неприятными, поскольку без панциря грубости и язвительного скептицизма он казался себе беспомощной устрицей на тарелке француза. И вот теперь, наблюдая за Чарбрассом, Блэк гадал о тех нераскрытых способностях, которыми мог обладать этот странный человек. --Джейрус,-- обратился он к нему,-- а как к такой дуэли отнеслись бы люди двадцать первого века? Чарбрасс, сидевший на скамье, как бронзовая статуя неведомого божества, не торопился с ответом. Он не спеша повертел вопрос в своем уме, будто осматривая внутренним взором каждую из его многочисленных граней. --Лично я считаю нелепым и печальным тот факт, что любой человек вашей эпохи мог прибегать к насилию для решения простых и незатейливых вопросов. --Ты говоришь, как Борбич,-- с усмешкой сказал Блэк. Он быстро осмотрел лица остальных советников, выискивая тех, кто отважился бы с ним поспорить. --Возможно, мы с ним действительно в чем-то схожи,-- спокойно ответил Чарбрасс,-- но только до некоторой степени. В отличие от него, меня не интересуют сверхъестественные и теологические объяснения нашего появления в долины. Тем не менее, я считаю, что его Церковь во многих отношениях находится на верном пути. --Значит ты тоже не одобряешь дуэли? --Конечно, она имеет несколько положительных моментов. Если устранить О'Финна и его помощников, Телем получит больше свободы на Реке и быстрее придет к своей цели. Но вместо О'Финна появится кто-нибудь другой и подхватит эту роль в старой драме убийств и жажды власти. Почему бы тебе не поговорить с О'Финном и не помочь ему измениться в лучшую сторону. --Да, почему бы ему не превратиться из свиньи в голубка? -- иронично заметил Блэк.-- И что мне сказать этому бандиту? --Что хочешь, то и говори,-- ответил Чарбрасс.-- Ты все равно поступишь по-своему. --Я всегда подчиняюсь воле большинства, если только решения Совета не идут вразрез с моей совестью. Многие из советников считают, что я не должен драться на дуэли. --Ты волен поступать так, как тебе хочется. Сбитый с толку Блэк свирепо взглянул на Чарбрасса, но тот невозмутимо улыбнулся в ответ. Его не пугали сердитые взгляды. --Я беседовал сегодня с Борбичем, и он утверждал, что сострадание является главным и единственно верным законом человеческого существования. Что ты думаешь по этому поводу? --Думать можно все, что угодно. К сожалению, Борбич слишком усердствует, пытаясь уверить себя и других, что провозглашаемые им истины не требуют доказательств. К тому же, он еще не научился направлять свое сострадание к цели. А цель, как я понимаю, заключается в привитии сознательности черствым и жестоким людям. Это огромная и длительная работа, даже если знать, как ее делать. Борбич пока идет на ощупь, однако здесь нет причин для пессимизма. В своей земной жизни он был более безалаберным и за последние годы в долине значительно продвинулся в своем духовном развитии. Борбич избавился от эпилепсии азарта. Но он по-прежнему имеет несколько нежелательных черт, одной из которых является излишнее самоунижение, то есть другая сторона чрезмерной гордости. Тем не менее, он совершенствуется, и это можно только приветствовать. --По мнению Филлис, ты тоже от него не отстаешь. Вы с Борбичем следуете разным принципам и, похоже, стремитесь к совершенно противоположным целям. Но иногда мне кажется, что в конце концов ваши пути сойдутся. Обычно эти полуденные беседы имели два полюса: Сэм Клеменс на одном конце стола и Ричард Блэк -- на другом. Однако теперь все слушали Чарбрасса, который вдруг раскрылся в новом свете. Изумление присутствующих вызывал уже тот факт, что разговор вел он, а не глава Совета. --Своей дуэлью ты ставишь на карту все, что с таким трудом и упорством добивался последние двенадцать лет,-- продолжал инженер.-- Ты создал Телем, с его принципами свободной демократии, и теперь, когда это маленькое государство встало на ноги, тебе уже нельзя метаться из стороны в сторону и гоняться за журавлями в небе. Твое Розыскное Агенство может разрастись в организацию, которая объединит всю долину. С его помощью мы распространим принципы демократии и сделаем английский язык универсальным средством общения. Со временем Телем объединит свои усилия с Церковью Второго Шанса и другими прогрессивными сообществами -- например, с Рыцарями Грааля, которые, практикуя психодинамику двадцать первого века, избавляют людей от их неврозов и психозов. --Рыцари Грааля? -- удивленно воскликнул Блэк.-- Я впервые о них слышу! Почему ты не говорил об этом сообществе прежде? И откуда тебе о нем известно? --Я один из членов этого духовного братства -- хотя и стал им совсем недавно. Если вы помните, полгода назад через Телем проходила группа странников из двадцать первого века. Среди них была женщина, которую звали Анджела Дэй. Она рассказала мне о Рыцарях Грааля и по моей просьбе произвела меня в рыцарский сан. С тех пор я жду о ней вестей, но их нет и нет, и мое сердце трепещет от нетерпения. Я знаю, она занята поисками людей из моего времени. И когда мы объединимся, эта долина превратится в райский сад. О, какие великие перемены ожидают нас в будущем! --Ты снова говоришь, как Борбич,-- с улыбкой произнес Блэк. Чарбрасс невозмутимо доел мороженое и очистил ложкой чашечку с десертом. --Несколько минут назад ты говорил то же самое, но другим тоном,-- ответил он.-- Да, несмотря на разные цели и воспитание, мы с ним используем почти одинаковые выражения. Но ведь и солдаты вражеских армий применяют одну и ту же терминологию для разработки своих стратегических задач. Все миссионеры в чем-то похожи друг на друга, как перья на куриных задницах. Однако я должен признать, что мне до них еще далеко. --Ну, надо же, черт возьми! -- вскричал Блэк.-- Среди телемских варваров-язычников появился новый Ливингстон! Некоторые из советников засмеялись. Остальные в замешательстве смотрели на Чарбрасса. Филлис, молчавшая во время этой беседы, перегнулась через стол и похлопала инженера по руке. Тот с улыбкой кивнул ей в ответ, и при виде их дружеского взаимопонимания Блэк почувствовал себя еще более сердитым. Конечно, он и виду не подал, что его задели отношения Филлис и Чарбрасса. За несколько последних лет Блэк научился сдерживать порывы слепой и импульсивной ярости. Подавив раздражение, он закурил сигарету, встал и спокойно зашагал к Замку. Только Филлис могла понять, что творилось теперь в его душе. Но он даже не взглянул в ее сторону. О, как ему хотелось, чтобы сейчас перед ним появился О'Финн с обнаженной саблей в руке. Он за минуту накрошил бы из него пару дюжин маленьких о'финчиков. Но прошло немного времени, и Блэк успокоился. Он уже не рвался в бой, понимая, что необузданная ярость хороша лишь в малых дозах. Для дуэли на саблях требовалась ясность мысли, а не красный туман, который застилал глаза. Чтобы победить противника, боец должен сохранять хладнокровие и душевное равновесие, иначе он кончит со сталью в кишках. Подозвав Келли, Блэк обсудил с ним расстановку людей во время дуэли. После этого он назначил пятьдесят человек в почетный эскорт для встречи индейского вождя. Теперь ему приходилось совмещать обязанности секретаря административного комитета и главнокомандующего вооруженными сил Телема. --Как насчет Красной Скалы? -- спросил Келли, имея в виду заставу на границе с Мюреллией.-- Может быть дать им подкрепление? Пока мы будем глазеть на тебя и О'Финна, противник может напасть. --Подбрось им еще полсотни человек,-- ответил Блэк.-- Но я не думаю, что Мюрель пойдет в атаку. Для этого ему понадобилась бы вся его армия. А мы знаем, что никаких перемещений войск за последнее время не наблюдалось. Во всяком случае, наши дозорные тут же сообщили бы об этом. Неужели он надеется, что О'Финн меня убьет? Придется его разочаровать. Келли отдал честь и удалился. Блэк хотел заняться решением повседневных дел, но никак не мог найти Филлис. Это удивило его, поскольку она никогда не пренебрегала своей работой. Скорее всего, Филлис отсиживалась в их хижине, ожидая, когда он придет за ней и попросит прощения. В таком случае, ее ожидание могло затянуться надолго. Глава 17 В 6.10 по песочным часам, которые стояли на столе Совета, в Телем прибыла делегация каюга: Деканавидах, Це Чан и группа из пятидесяти воинов. Они приплыли на двух больших каноэ, сосновые шпангоуты которых были обтянуты несколькими слоями человеческой кожи. Вождь сидел позади гребцов на маленьком табурете. Его левую щеку пересекал широкий рваный шрам, приобретенный в семейной ссоре, а не в бою от руки храбреца-сиу, как того хотелось бы Деканавидаху. Оранжевые брюки подходили под цвет шрама. На обнаженном торсе виднелся нагрудник, сделанный из человеческих костей. В правой руке он держал копье со стальным наконечником, которое ему подарил Блэк. Из-под головной повязки торчало несколько искуственных перьев, для изготовления которых индейцы использовали костяные стружки и полоски дубленой кожи. Каноэ причалили к берегу, и индейцы в сопровождении почетного эскорта подошли к большому столу Совета. Выкурив трубку мира и обменявшись сигаретами, Блэк и Деканавидах завели разговор о временном союзе с сиу. Довольно скоро Ричард понял, что вождя не интересует этот вопрос. Переводя беседу на другую тему, Блэк спросил о примерном количестве воинов, которых вождь мог выделить для сражения с Мюрелем. --Я еще не прикидывал их числа, но многие воины будут охранять наши хижины от людей Воюющего Пса на западе и восточных лени-ленапов. Кроме того, мне понадобятся храбрецы для присмотра за рабами. Если за ними не проследить, они тут же разбегутся. Каждый раз, когда один из моих воинов погибает, вместо него у нас появляется индус. А эти парни настолько ненадежны и трусливы, что мы не можем принять их в племя. Я бы с радостью позволил им уйти, но нам понравилось виски, которое появляется в их граалях. Услышав последние слова вождя, многие советники нахмурились. Они уже давно убеждали Деканавидаха отпустить на свободу индусское меньшинство. Их дипломатия имела несколько весомых аргументов -- например, статистику, которая свидетельствовала о том, что индусы составляли уже десятую часть от численности каюга. Если смертность среди индейцев и дальше будет оставаться на том же уровне, через десять лет их племя станет на четверть темнокожим. Впрочем, такая ситуация была типичной для долины. Жернова воскрешений перетирали расы и народы, смешивая людей из разных мест и времен. Однако у индейцев этот процесс ускорялся бесконечными войнами -- их любимым и, пожалуй, единственным занятием. Блэк еще раз спросил Деканавидаха о численности отрядов, на которые мог рассчитывать Телем. Вождь задумался, почмокал губами, а затем сказал, что для мудрого решения ему надо прочистить мозги спиртным. В этот момент на крыше Замка загрохотали боевые барабаны. Все повернулись в сторону озера, чтобы рассмотреть корабль О'Финна, выплывавший из-за лесистого полуострова. "Мщение" походило на длинного водяного жука с тридцатью ногами-веслами по бокам. Судно быстро приближалось к берегу. Когда оно оказалось на середине озера, Блэк оценил его размеры. Корабль имел не меньше сотни футов в длину и, по крайней мере, пять футов от ватерлинии до палубы. За каждым веслом сидело два гребца, а на трех палубах виднелись отряды лучников и копьеносцев. Вместо флага на кончике мачты с косым парусом развевалась белая рубашка. Носовое украшение, грубо вырубленное из ствола сосны, представляло собой торс обнаженной женщины с неестественно большой грудью. На ее шее виднелось ожерелье из человеческих черепов. Барабаны стучали; весла пенили воду. Огромный камень, привязанный к толстой травяной веревке полетел за борт, и следом за ним матросы спустили гичку. Четверо воинов сели за весла и по команде рулевого начали грести к берегу. На носу стоял рослый мужчина, чьи рыжие волосы казались пылавшим факелом, а алое от загара лицо напоминало ягодицы бабуина. Он поднес ко рту рупор из большой раковины и прокричал, чтобы Блэк вышел вперед и смиренно приветствовал Майка О'Финна -- адмирала мюрельского флота. В его ушах поблескивали серьги, сделанные из пустых тюбиков для губной помады. Обнаженная волосатая грудь отливала оранжево-красным цветом. Сойдя на берег, он решительно зашагал к толпе и закричал, чтобы ему притащили сюда трусливого выскочку Блэка. Люди спокойно смотрели на него и обменивались друг с другом язвительными замечаниями. Нахмурив желтые брови, О'Финн подошел к одной из женщин и схватил ее за плечо. Она вскрикнула и попыталась вырваться, но рыжий громила подтащил ее к себе. --Какая миленькая крошка,-- громко произнес он, похлопав женщину по щеке.-- Покажи мне засранца, который управляет вами, и я подарю тебе свою любовь. Побледнев, она с вызовом посмотрела ему в лицо. Он облизал свои толстые губы и с усмешкой сжал ее грудь. Женщина закричала от боли. Человек, стоявший рядом с ней, оттолкнул О'Финна и угрожающе произнес: --Полегче, ублюдок! Или ты сейчас будешь кашлять кровью! --Это кто тут назвал меня ублюдком? -- взревел О'Финн и ударил мужчину в пах. Тот упал и закрутился юлой по траве. Увидев это, Блэк выступил вперед. --Ты зашел слишком далеко, О'Финн,-- сказал он, подходя к бандиту.-- Я хотел предложить тебе перемирие, но теперь мне придется подрезать твои уши. --А вот и наш зайчик Блэк! Только, паренек, ты гребешь без весел, если надеешься запугать дядю Майка. Тебе не надо меня так бояться, дружок. Я ведь здесь для того, чтобы выслушать твою просьбу о капитуляции. Правда, если ты заартачишься, дядя Майк повесит тебя на твоих же кишках. Поэтому поторопись, малыш! Мюрель сказал, что ты и дальше можешь править Телемом как его наместник. В противном случае...-- Он чиркнул по горлу пальцем.-- Если у Мюреля все такие, как ты, нам действительно нечего бояться,-- ответил Блэк.-- Ты похож на воздушный шар, раздувшийся от собственной болтовни. Но чтобы превратить тебя в кучку дерьма, достаточно одного булавочного укола. Толпа засмеялась. Лицо О'Финна стало еще краснее. Он выдернул саблю из кожаных ножен, и глаза Блэка сузились от возмущения. Вне всяких сомнений эту саблю выкрали из Телема или взяли у убитого каюга во время битвы. --Хорошая речь, Блэкки,-- взревел рыжий бандит,-- но она для меня как писк комара! Посмотрим, что ты скажешь, когда Мюрель и его храбрецы придут сюда с пятью тысячами стальных клинков. --Ты лжешь, О'Финн, и мы оба это знаем. Во всей Мюреллии не больше пяти таких сабель, да и те вы у нас украли. Довольно разговоров! Если хочешь остаться в живых, положи оружие на землю, и тогда я позволю тебе вернуться к Мюрелю. Ты передашь ему, что мы готовы к битве! --Что! Ты хочешь забрать у меня эту саблю? Мое драгоценное оружие, которое я ценю выше всех фамильных сокровищ? Ты просто рехнулся, Блэкки! Тебе сначала придется убить меня в поединке! --Хорошо, я так и сделаю,-- спокойно ответил Блэк. Он осмотрелся вокруг. Пять матросов с гички стояли за спиной капитана. Они бросали на толпу волчьи взгляды и сжимали рукоятки ножей и каменных топоров. Жители Телема образовали небольшой полукруг, с нетерпением ожидая дуэли. Каюга собрались у причала и, сложив руки на груди, с важным видом наблюдали за происходящим. На самом краю толпы он увидел Филлис. Ее лицо побледнело. Она попыталась улыбнуться ему, но у нее ничего не получилось. Чуть сбоку стояла Анн де Сельно. Она тоже смотрела на Блэка, и ее большие коричневые глаза лучились холодной усмешкой. Скорее всего, она считала эту ситуацию нелепой забавой, и его самого -- мальчишкой, готовым на любую глупость. Он даже рассердился. Возможно, Анн в чем-то была права, но ее отношение не понравилось Блэку. Его взгляд вернулся к Филлис. "Вот женщина, которая действительно меня любит",-- с тяжелым вздохом подумал он. Блэк повернулся к индейцам и обратился к вождю: --Мой брат Деканавидах, я прошу тебя стать судьей этой дуэли. Если О'Финн убьет меня, посмотри, чтобы никто не помешал ему делать с моим телом все, что ему вздумается. И пусть он вернется на свой корабль целым и невредимым. --Я прослежу,-- ответил вождь. --А как насчет людей, которые приплыли со мной? -- взревел О'Финн.-- Разве им не полагается никаких гарантий? --Вам всем разрешат вернуться на корабль. Однако покидать озеро тебе придется с боем. --Откуда мне знать, что твои краснокожие уроды не снимут с меня скальп? Я доверяю им не больше, чем тебе! Лицо Деканавидаха потемнело, и он что-то прошептал Це Чану. Блэк удовлетворенно усмехнулся, поскольку он намеренно провоцировал О'Финна на подобное оскорбление индейского вождя. Это был самый верный способ завербовать каюга на сторону Телема. --Минуту назад ты выставлял себя разудалым храбрецом. Как же ты осмелился приплыть сюда, если так боишься подвоха? --Хватить болтать! Давай драться, Блэкки! Вытаскивай свою сталь и умри, как мужчина! Блэк снял рубашку и несколько раз со свистом рассек саблей воздух. Еще утром он попросил кузнеца заострить задний край клинка на конце своей сабли, намереваясь использовать эту хитрость во время поединка. Такие трюки не раз приносили ему победу. --Защищайся, О'Финн! -- сказал он, приближаясь к противнику.-- И смотри, не потеряй свои уши! О'Финн поджидал его, слегка пригнувшись и широко расставив ноги. Он был выше Блэка, и его мощный торс производил внушительное впечатление. Однако большой живот, раздувшийся от многолетнего обжорства и пьянства, предвещал одышку и медлительность движений. Блэк двигался по кругу, надеясь развернуть О'Финна лицом к заходящему солнцу. Начало дуэли затянулось. До семи оставалось лишь несколько минут, и он знал, что через час наступят сумерки. Для успешной атаки "Мщения" требовался дневной свет. А значит следовало расправиться с противником как можно быстрее. О'Финн хохотнул, разгадав уловку Блэка. Он метнулся вперед и, свирепо закричав, нанес боковой удар. Его клинок лязгнул о саблю соперника, и Блэк поморщился от леденящей волны, которая прошла от кисти до плеча. Парировав выпад, он отступил на шаг и взглянул на врага. О'Финн торопливо затряс рукой, восстанавливая кровообращение. Как видно, этот рыжий верзила не знал, что его противник каждый день тренировался с лучшими бойцами на саблях и считал пустяком такие парализующие удары. О'Финн вновь бросился в атаку. Его яростные, но хаотичные движения подсказали Блэку, что перед ним неопытный боец. По словам очевидцев, ирландец прекрасно сражался на ножах и дубинах, однако, как оказалось, почти ничего не смыслил в сабельном бою. Кроме того, он, видимо, вообще не утруждал себя тренировками и самодисциплиной. Блэк решил не тратить попусту время. Чем быстрее закончится дуэль, тем больше появится шансов захватить "Мщение". Езекиил Харди и его команда уже находились на "Зубе дракона". В момент гибели О'Финна им полагалось вывести галеру из дока и атаковать корабль мюрельцев. Однако если дуэль затянется, сумерки станут союзником врагов, и "Мщение" без особых проблем покинет озеро. На какое-то время Блэк отдал ирландцу инициативу. Отступая и уклоняясь от выпадов противника, он изучал его стиль и выискивал слабые стороны. Внезапно, шагнув вперед, Блэк нанес сильный удар, и когда онемевшая рука О'Финна опустилась, сделал пируэт и отсек ирландцу полуха. Взревев от боли и ярости, О'Финн отпрыгнул назад и, собрав все силы для решающей атаки, осыпал Блэка шквалом ударов с обеих сторон. Тот без труда отразил бешеный натиск и, сделав обманное движение, пронзил грудь противника колющим ударом. Клинок вонзился в тело выше правого соска, и красная кровь оросила курчавые рыжие волосы. По слепой случайности О'Финн отмахнулся саблей, и хотя Блэк успел парировать удар, лезвие скользнуло по его шее чуть выше ключицы. И вот тогда разъяренный Блэк решил воспользоваться своим любимым приемом. Он сделал несколько движений, начиная с "манжеты" и последующего выпада в "каре". Когда противник парировал его удар в предплечье, Блэк сделал пируэт и задним краем клинка перерезал сухожилие на запястье ирландца. Сабля выпала из покалеченной руки О'Финна. Толпа ликующе взревела. Ирландец упал на колени и пригнулся к земле, прижимая к животу раненую руку. Кровь сочилась из его полуотсеченного уха и из раны на груди. Блэк подошел к О'Финну сзади и кольнул его саблей в левую ягодицу. Тот, завопив от боли, вскочил и опрометью бросился к гавани. Каюга, стоявшие у причала, расступились и образовали проход, по которому пробежали оба дуэлянта. Блэк занес было саблю, но ирландец прыгнул с пристани в воду, и Ричард, зажав в зубах кинжал, последовал за ним. Он надеялся догнать О'Финна, прежде чем тот доплывет до "Мщения". Это послужило бы хорошим поводом для захвата корабля. Однако О'Финн мог опередить его и уйти от возмездия. Бросив пятерых своих товарищей на произвол судьбы, его команда могла поднять якорь и отправиться в обратный путь. Несмотря на серьезные ранения О'Финн показал себя отличным пловцом. Блэк не спеша следовал за ним, стараясь экономить силы. Он знал, что потеря крови вскоре даст себя знать, и ирландца надолго не хватит. Но Ричард забыл, что если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. На полпути к кораблю О'Финн остановился и начал звать своих людей на помощь. Его команда пришла в движение. Матросы ухватились за концы канатов и с помощью блоков, закрепленных на мачте, подняли из трюма клеть, в которой находилось с полсотни воинов. Как только лучники оказались на палубе, клеть снова спустили вниз -- очевидно, за новой партией солдат. Одновременно гребцы уселись за весла, и двое матросов перерубили топорами якорную веревку. "Мщение" медленно двинулось вперед -- на помощь своему капитану, который беспомощно барахтался в воде. Глава 18. Блэк понял, что попал в западню. Если бы не ярость и разочарование, он бы тут же развернулся и поплыл к берегу. Однако мысль о ловушке побудила его уничтожить наживку. "Нет,-- прошептал Блэк,-- О'Финн не будет хвастать о том, что одурачил меня, как мальчишку. Я достану его даже в аду!" Сделав несколько мощных гребков, он поравнялся с ирландцем. Тот из последних сил старался держаться на плаву. Вода вокруг него покраснела от крови. Лицо потеряло свой алый оттенок и превратилось в молочно-белую маску смерти. --Прошу тебя, Блэк! Не губи! -- прохрипел он, едва дыша. Бросив взгляд через плечо, он убедился, что "Мщение" вот-вот окажется рядом. Блэк мрачно усмехнулся. --А на какую милость могу рассчитывать я, если твои люди поднимут нас на борт? --На любую, Блэк! На любую! О'Финн отплыл подальше и внезапно выхватил нож, который он прятал в штанах для подобных случаев. Отбив рукой удар, Ричард нырнул, и в тот же миг что-то острое скользнуло по его плечу. Он решил, что ирландец дотянулся до него ножом, но рана, судя по всему, оказалась пустяковой. Блэк осмотрелся в зеленом полумраке и увидел над собой ноги О'Финна. Не обращая внимание на удары, он потянул его под воду. Неожиданно ирландец перестал сопротивляться. Заподозрив хитрость, Блэк дважды ударил его ножом в живот. О'Финн продолжал опускаться на дно. Рука Ричарда наткнулась на стрелу, которая торчала из шеи трупа. Очевидно, солдаты, пытаясь спасти О'Финна, выпустили несколько стрел по Блэку и случайно попали в своего капитана. Увернувшись от ножа, Ричард, сам того не зная, избежал неминуемой смерти. Тем не менее, одна из стрел все же оцарапала его плечо. Блэк вынырнул на поверхность, глотнул воздух и снова ушел на глубину. То, что он успел увидеть, наполнило его сердце тревогой. Вражеская галера находилась почти над ним -- так близко, что край весла опустился в воду лишь в футе от его лица. Но не это обеспокоило Блэка. Его смутило то, что на берегу кипела яростная битва. Он не мог понять, откуда появилось столько врагов, если после бегства О'Финна на пристани оставалось только пять мюрельских матросов. Нырнув поглубже, он проплыл под плоским днищем "Мщения" и вынырнул на поверхность в двадцати ярдах от длинных весел. Галера частично закрывала вид на берег. Однако, осмотревшись, Блэк понял, откуда взялись враги. Сотни людей сбегали вниз по холмам и собирались в маленькой долине, через которую протекал небольшой ручей. Скорее всего, отряды Мюреля перешли границу этой ночью. Скрываясь в рощах и в глубоких расщелинах, они выжидали начала дуэли. Когда же бегство О'Финна отвлекло внимание дозорных, они набросились на жителей Телема сзади и начали кровавую резню. Огромный отряд приближался с западной границы. Людей было не меньше трех тысяч, и Блэк догадался, почему посты на холмах не заметили такого количества воинов. Его дозорных попросту перебили вражеские лазутчики. В следующий момент он забыл о своих догадках и изумленно уставился на титантропа, о котором ему рассказывал Хикок. Это человекообразное существо внушало страх уже своими размерами. Самец был почти вдвое выше самых высоких людей и без труда нес огромный щит, который мог придавить под собой даже Геркулеса. Он беззаботно размахивал топором, к рукоятке которого крепился большой кусок скалы. Блэк застонал от отчаяния и, сунув нож за пояс, поплыл к берегу. Стрелы с "Мщения" падали в воду рядом с ним, но они были уже на излете. Сосновые луки Мюреллии представляли собой угрозу только на короткой дистанции. Внезапно Блэк услышал ритмичное пение и удары тамтама. Из-за носа галеры появилось каноэ каюга. Деканавидах сидел на корме и указывал гребцам на Блэка. Через минуту Ричарда втащили в лодку, и каноэ погналось за "Мщением". --Мы должны прорваться к Замку,-- едва отдышавшись, произнес Блэк.-- У Мюреля слишком много воинов, и нам не выстоять против них в открытом бою. В Замке мы можем отражать их атаки бесконечно. И это даст нам время, чтобы объединить горожан, разбежавшихся по холмам вдоль озера. --Я не могу идти с тобой в Замок,-- ответил вождь.-- Иначе мои люди посчитают меня трусом. Мы поможем тебе бежать, а когда ты будешь в стенах крепости, я продолжу битву. --Будет лучше, если ты вернешься утром. Возможно, тебе стоит сейчас отправиться на свой берег и собрать там воинов для большого сражения. Если мы зажмем Мюреля между берегом и Замком, я нанесу удар с востока и... Мощный грохот заглушил его голос. Блэк вскинул голову и увидел, как нос "Мщения" врезался в середину "Зуба дракона". В воздух взлетели щепки. Послышался визгливый треск, и мачта большой галеры, сломавшись у основания, упала на палубы обоих кораблей. С вражеского судна доносились крики и стоны. Сбитые с ног солдаты и матросы с трудом выбирались из-под обломков. В трюме скрывалось около четырехсот человек, часть которых к началу атаки поднялись на палубу. Многие из них теперь оказались в воде или пошли ко дну, получив серьезные ранения. --Харви намеренно подставил бок "Дракона" под удар! -- ликуя прокричал Ричард.-- Я восхищаюсь его отвагой. Он вывел "Мщение" из строя. Посмотри туда, Деканавидах! Оба судна начинают тонуть. Вождь велел гребцам приблизиться к вражескому кораблю. Второе индейское каноэ уже скользило среди плававших в воде солдат, и каюга топили беспомощных людей, дробя им головы дубинами и топорами. Лодка Деканавидаха присоединилась к побоищу. Воздух над водой наполнился криками убийц и воплями избиваемых. Блэку не терпелось оказаться на берегу среди своих людей. Увидев, что каюга забыли о данном ему обещании, он прыгнул в воду и поплыл к гавани. Через несколько минут его ноги коснулись дна. Он прошел немного вброд, а затем вклинился в группу людей, которые, стоя по пояс в воде, сражались друг с другом. Вонзив нож в спину врага, Блэк схватил его каменный топор и громко закричал: --За мной, телемиты! За мной! На него набросилось сразу двое противников. Он злобно ударил топором по челюсти первого из них, и кровавые брызги полетели во все стороны. --Все за Блэком! Прорывайтесь к Замку! За мной, телемиты! За мной! Словно по волшебству, за его спиной собрался небольшой отряд. Один из воинов отдал ему саблю. Блэк метнул топор в крупного черноволосого верзилу, схватил клинок и, крикнув "Спасибо!", подбежал к оглушенному врагу. Тот двинулся на него, сжимая в руках копье. Блэк разрубил древко пополам и вонзил кончик сабли в горло мужчины. Выбежав из воды, он снова закричал: --За мной! За Блэком! Отовсюду раздавались крики: --Собирайтесь к Блэку! За ним! Прорывайтесь к Замку! Люди появлялись буквально ниоткуда -- из вытоптанной земли и окровавленной травы Базарной площади. Позади Ричарда образовался большой отряд, который увеличивался с каждой минутой. Он двигался клином, и Блэк был его острием. Сабля в его руках мелькала и парировала удары. Пятьдесят лет практики и сила возвращенной молодости превратили его мастерство в настоящую магию боя. Те, кто бросался на него, валились на землю с отрубленными руками или вспоротыми шеями. Но и Блэк не остался невредимым. Из дюжины ран сочилась кровь. К счастью, ни одна из них не оказалась глубокой. Когда они прошли середину площади, ситуация накалилась до предела. Люди Мюреля наступали со всех сторон. Внезапно их ряды на флангах дрогнули. Они падали под градом стрел, выпущенных из стальных арбалетов. Лучники Телема расположились на передней палубе "Речной кометы" и заняли позицию на крыше Замка. Поймав нападавших под перекрестный огонь, они нанесли врагу огромный ущерб. Крыша недостроенного корабля была слабой и невыгодной позицией. Попав в окружение, лучники попрыгали в воду, и многие из них погибли. Но в тот критический момент их помощь сыграла решающую роль. Они почти не промахивались. Стрелы со стальными наконечниками пронзали людей насквозь и впивались в тех, кто стоял позади. Во время боя, несмотря на непрерывные атаки врагов, Блэк продолжал разыскивать Анн и Филлис. В двадцати ярдах от ворот Замка он увидел француженку. Лежа на спине, она отбивалась от низкорослого мужчины, который намеревался перерезать ей горло. Сжав руками волосатое запястье убийцы, Анн отталкивала от себя нож, но у нее не хватало сил, и острый кремневый наконечник медленно приближался к нежной молочной коже. Мужчина разъяренно рычал, все больше теряя силы, которые вытекали из него вместе с кровью. На его плече зияла рваная глубокая рана. Анн оставалась верной себе -- в столкновении с мужчинами она всегда наносила им невосполнимый ущерб. Блэк подбежал к боровшейся паре и одним ударом срубил коротышке голову. Тело мужчины рухнуло на Анн, заливая ее теплой кровью. Блэк отбросил труп в сторону и поднял обезумевшую женщину на ноги. --Где Фил? -- спросил он. Анн покачала головой и застонала. Она продолжала вытягивать руки перед собой, словно все еще отталкивала от себя острие ножа. Блэк отвел ее к открытым воротам и снова ринулся в бой. К тому времени уцелевшие солдаты с потопленного "Мщения" выбрались на берег и присоединились к своим товарищам. В сражение влился авангард огромного отряда, который приближался со стороны Мюреллии. Впереди шагал Джо Троглодит -- первобытный монстр из предрассветной эпохи человечества. Он весил не меньше тысячи фунтов. Массивное тело с коричневой кожей и густыми рыжими волосами казалось пародией на человеческую фигуру. Его лицо с непомерно длинным носом напоминало морду хоботковой обезьяны. Голубые зрачки тонули в выпуклых белках, покрасневших от беспробудного пьянства и жажды крови. В бою он стоил двадцати человек, и ему здесь просто не было равных. Он прикрывал левый бок огромным щитом, и его гигантский топор крушил копья и сабли, дробил черепа и ключицы, кося ряды людей, словно серп траву. Увидев это, Блэк замахал рукой и закричал, обращаясь к лучникам, стоявшим на крыше Замка: --Стреляйте в обезьяну! Не обращайте внимание на других! Стреляйте только в этого монстра! Вокруг стоял такой гомон, что Ричарда никто не услышал. Но лучникам и не требовался его приказ. Человек-башня стал для них призовой мишенью. Не прошло и минуты, как три стрелы вонзились в деревянный щит, одна оцарапала череп, еще одна впилась в плечо, а другая срезала мизинец на ноге гиганта. Джо Троглодит взревел от боли и вперевалку отбежал на край площади, куда не долетали стрелы телемитов. К нему тут же подошел высокий мужчина в синих брюках и с черной повязкой на левом глазу. Его белокурые волосы ниспадали до плеч. На поясе висели длинные ножны. Он подозвал к себе нескольких воинов и велел им перевязать раны человека-обезьяны. Блэк понял, что это был Мюрель. Ричарду захотелось прорваться к нему, но он не стал искушать судьбу. Ему и так повезло, что он провел за стены Замка большую часть своих людей. Прикрывая отход основных сил, он во главе с группой отчаянных храбрецов удерживал противника в течение десяти минут. Когда же они отступили за ворота Замка, Блэк отдал приказ, и большая опускная решетка упала вниз, пронзив трех захватчиков стальными прутьями. Его помощники закрыли обитые железом ворота и заперли их на прочные засовы. Блэк взбежал по ступеням в широкое помещение, расположенное над длинным проходом, который вел к западным воротам. На полу имелось несколько люков, закрытых железными решетками. Взглянув вниз, Ричард увидел около полусотни захватчиков, которые стояли в проходе и ожидали приказа Мюреля. Блэк торопливо подозвал четырех помощников и велел им опрокинуть огромный котел с кипятком. Как только они вытащили стопорный штифт, котел наклонился и со стуком ударился об пол. Кипящая вода хлынула в люки, и крики снизу засвидетельствовали, что ловушка сработала лучше всяких ожиданий. Воины Мюреля, вопя от боли, бросились к выходу и устроили в проходе настоящую давку. Десять человек оказались затоптанными насмерть; остальные отделались ожогами. После этого Блэк приступил к подсчету своих сил. Доктор Уинтерс и профессор Стейнберг оказывали помощь раненым. Однако Ричард решил обратиться к их услугам позже. Ему не терпелось выяснить реальное положение дел. Наступили сумерки. На стенах Замка и в залах запылали факелы. Блэк обходил помещение за помещением, выставляя людей рядом с окнами и бойницами. Поднявшись на крышу, он увидел там Буйного Билла, который рассматривал Базарную площадь. --Да, положение у нас, надо сказать, дерьмовое,-- задумчиво произнес колонист.-- Люди Мюреля захватили "Комету". Если завтра они возьмут заставу на перевале, рудник тоже окажется в их руках. Из ущелья донесся бой сигнальных барабанов. С заставы сообщили, что атака противника отбита, но силы защитников были уже на исходе. Мюреля не заботили потери. Он бросал на штурм все новых и новых людей. На холмах засветились точки костров. По всей долине запылали хижины телемитов. Время от времени из горевших домов выбегали прятавшиеся там люди и гибли под веселый хохот пьяных захватчиков. Крики мужчин обрывались почти тут же. Женщины кричали намного дольше. Хикок печально покачал головой. --Там внизу у женщин не осталось выбора. Либо самоубийство, либо изнасилование.-- Он быстро взглянул на Блэка.-- Где Фил? --Не знаю,-- ответил Блэк.-- Во всяком случае, в здании ее нет. Он почувствовал в груди тяжелый комок, который мешал дышать и заставлял подергиваться рот и брови. Взглянув на Хикока, Ричард заметил, как по щеке американца скатилась слеза. Блеснув в трепещущем свете факела, она сорвалась вниз и исчезла в темноте. --Черт возьми! -- воскликнул Хикок.-- Как я ненавижу этого Мюреля! Он торопливо отошел в темный угол. Блэк повернулся к Келли и спросил у него о Филлис. --Я видел, как ее сбили с ног, когда мы прорывались через площадь. Возможно, она попала в руки врагов или осталась где-нибудь там. Он указал на темные пятна тел, которые устилали землю от берега озера до высоких стен Замка. Люди Мюреля выискивали среди трупов своих раненых, и их факелы метались внизу как странные блуждающие звезды. --Где бы она ни была, мы пока не можем ей помочь,-- тихо произнес Блэк.-- Каковы наши потери, и с чем мы остались? --Нападение оказалось очень неожиданным. Мы потеряли в бою около двухсот воинов, а в Замок успело войти примерно пятьсот человек. Из них около шестидесяти серьезно ранены, и в ближайшем будущем их можно не принимать в расчет. Многие остались без своих граалей, поэтому нам придется ограничить рацион. Впрочем, еды хватит на всех, и от голода мы не умрем. Снаружи уцелели только те, кто спрятался на холмах или убежал к восточной границе. Ах, да! На заставе в горах остались пятьдесят бойцов и сотня горняков с рудника. --Деканавидах обещал привести завтра утром две тысячи воинов,-- сказал Блэк.-- Но сдержит ли он слово? Его беспокоят сиу. И вождь может оставить половину своих людей для охраны границ. --Деканавидах завтра будет далеко отсюда,-- ответил Келли.-- Его убили копьем, брошенным с "Мщения". Я видел это своими глазами. Блэк шевельнул густыми бровями и задумчиво сказал: --Значит мы будем иметь дело с Це Чаном. В принципе, это даже неплохо. Он давно хотел присоединиться к Телему и заключить договор между двумя народами. --Если только его тоже не убили,-- мрачно произнес Келли.-- Я не видел, что случилось с их каноэ. Мы пробивались к Замку, и мне было не до каюга. --На рассвете все станет ясно,-- ответил Блэк и подошел к краю стены. К Замку приблизилась дюжина воинов, каждый из которых держал по два факела. В пятно яркого света выступил высокий мужчина с белокурыми волосами и черной повязкой на левом глазу. Он опирался на длинное копье со стальным наконечником, взятое им у мертвого телемита. Как только Блэк перегнулся через парапет, одноглазый воин поднял голову. Их взгляды встретились, словно оба человека были связаны взаимным притяжением. В мерцавшем свете факелов неясный силуэт Ричарда едва различался на фоне темного неба. Но Мюрель, казалось, тут же узнал своего заклятого врага. Отдав копье оруженосцу, он сложил руки рупором и прокричал, что хочет поговорить с главой Телемской обители. Мюрель попросил разрешение приблизиться к стенам Замка и пожелал заручиться словом Блэка, что в него не будут стрелять. Ричард крикнул, что согласен на переговоры, и пообещал не стрелять, пока Мюрель не вернется туда, где он находился в данное время. В окружении шести факельщиков, оруженосца и нескольких помощников Мюрель подошел почти под самые стены Замка. Хикок указал Блэку на высокого мужчину, чьи светлые волосы доходили до плеч. Тот нес в руках деревянный ящик, похожий на шляпную коробку. --Это Том Кастер,-- прошептал американец. --Эй, Блэк! -- закричал Мюрель.-- Я хочу тебе что-то показать! Кастер откинул крышку ящика и вытащил за волосы отрубленную голову. --Как тебе нравится эта черепушка, Блэк? Мюрель засмеялся, и его люди угодливо захохотали. Хикок выругался и сказал: --Это Барк -- управляющий Розыскным Агентством. Услышав его слова, Мюрель подтвердил: --Он прав. Это действительно Барк. К сожалению, он не может доложить тебе о проделанной работе. Мы отсекли его от служебных обязанностей.-- Он снова засмеялся под завывающий хохот своих помощников.-- Возможно, ты хочешь узнать, как мне удалось подготовить эту неожиданную атаку, и почему тебя не предупредили твои сигнальщики? Все очень просто, Блэк. Кастер узнал Хикока, и мы поняли, что он телемский шпион. Но вместо того чтобы повесить его на дыбе, я позволил ему вернуться к тебе. Он здорово поработал на нас, внушив вам ложное чувство безопасности. Эй, Хикок? Большое тебе спасибо! Американец застонал и горько зашептал: --Это моя вина, Дик. Из-за меня мы потеряли людей и страну. Мне надо было убить Кастера, как только я его увидел. --И это еще не все,-- продолжал Мюрель.-- Один из моих людей передал твоему шпиону ложные сведения. Когда Хикок отправился в Телем, я проднял свою армию. Угнаться за ним мы, конечно, не могли и поэтому спокойно шагали следом. Отряды разведчиков без шума убирали твои посты на холмах, и я ставил за барабаны своих сигнальщиков. Телемские дозорные, выдав нам под пытками условный код, познали медленную смерть на раскаленных углях. Ты получал сообщения от моих барабанщиков, а в это время мы подтягивали силы и засылали в твой тыл небольшие группы. По моему приказу в трюме "Мщения" установили специальные нары, и корабль был битком набит матросами, копьеносцами и лучниками. Им полагалось атаковать тебя сзади после первого удара тех, кого мы разместили на холмах. Подготовка к вторжению заняла неделю, но зато атака получилась на славу. Твоя дуэль с О'Финном отвлекла внимание телемитов, поэтому мы без проблем подошли к вам с трех сторон. Одним словом, я выиграл эту битву, и если ты надеешься на помощь каюга, то знай -- она не придет. Накануне сражения мы договорились с сиу о временном союзе, согласно которому они атакуют каюга завтра на рассвете. Их содействие обошлось мне почти задаром. Я пообещал Воющему Псу одну сотню сабель, топоры и шлемы, двадцать пять луков и триста стрел со стальными наконечниками. Конечно, он от меня ничего не получит, но к тому времени, когда сиу узнают об этом, будет уже поздно что-либо менять. Блэк решил немедленно предупредить Це Чана о намеченной на утро атаке. Однако, подумав немного, отказался от этой мысли. Мюрель не так прост, чтобы делать несвоевременные заявления. Возможно, он просто подталкивал Блэка к тому, чтобы тот сам предупредил каюга. Угроза нападения удержала бы индейцев на их стороне озера, и Мюрель получил бы огромное преимущество. Быстро повернувшись к Келли, Ричард продиктовал ему сообщение для Це Чана. Сразу же после встречи китаец должен был узнать о хитрости Мюреля и на всякий случай подготовить своих людей у западной границы. Тем не менее, Блэк просил его о незамедлительной помощи. Через минуту Мюрель понял, что ответной речи не будет. Он язвительно засмеялся и сказал: --Да, Блэк, ты попал в мою ловушку. Однако я считаю тебя умным и предусмотрительным человеком. Мне не хочется затягивать осаду и терять понапрасну своих людей. Ты и сам знаешь, что произойдет, если я начну штурм Замка и возьму тебя живым. Поэтому сдавайся, пока есть такая возможность. Если мы с тобой поладим, я обещаю, что твои люди останутся целыми и невредимыми. Клеменс станет капитаном "Речной кометы", а ты займешь место О'Финна. Мне нужны такие парни, как вы -- сильные и безжалостные. С твой помощью я прижму к ногтю остальных правителей долины, и мы станем владыками всей Реки. Ты только подумай, Блэк! Под нашим началом окажется такая территория, о которой не смел мечтать ни один из земных завоевателей! Чингисхан, Наполеон и Гитлер позеленеют от зависти, потому что мы будем править всем человечеством! Его амбиции произвели на Блэка должное впечатление, хотя он знал о Гитлере только со слов Филлис. В то же время ему стало жалко Мюреля. Этот человек не понимал, что, достигнув своей невозможной цели, он по-прежнему остался бы ни с чем. Здесь, в долине, любой тиран, каким бы ужасающим он себя ни считал, всегда будет зависеть от других людей. И кто-то обязательно захочет занять его место -- тем более, что неудачная попытка означала только смерть, то есть ничего серьезного. Подобное государство бандитов могло существовать лишь на маленькой территории, в пределах нескольких десятков квадратных миль. Мюрель полагал, что он будет действовать среди трусливых людей, у которых не хватит духу оказать ему сопротивление. Он и дальше надеялся перекладывать всю грязную работу на своих помощников, забывая о том, насколько они продажны и завистливы. Неужели, витая в облаках своей мечты, Мюрель не учитывал всех этих фактов? Тогда он просто наивный глупец. Однако одноглазый бандит заговорил о "Комете", демонстрируя продуманность своего плана. --Я знаю, что у тебя есть инженер из двадцать первого века. Этот парень построил двигатель для твоего корабля. Мы заставим его сделать много других машин. С твоим железом и знаниями Чарбрасса мы создадим целый флот из кораблей, подобных "Комете". Я преобразую Розыскное Агентство в шпионскую сеть, и наше победное шествие по этому миру будет неудержимым! Какое войско с каменными топорами устоит против десятка пневматических пулеметов? Он склонил голову набок, и в свете факелов его единственный глаз засиял, как открытая дверь в глубины ада. --Что скажешь, Блэк? Я человек, которому нравятся быстрые решения, а ты именно тот, кто может их принимать. Сдавайся, и я дам тебе славное будущее! Зачем обрекать себя и других на медленную смерть? Блэк по-прежнему хранил молчание. Он стоял на стене Замка, и призрачное сияние от факелов в бойницах создавало впечатление, что за его спиной выросли огромные огненные крылья. В тот момент он походил на падшего Люцифера, который никак не мог решить, быть ему или не быть королем преисподней. Анн де Сельно зашептала из темноты: --Дик, ты же не думаешь сдаваться, верно? --Вы просто не знаете его, мадам,-- также тихо ответил Хикок.-- Он никогда не сдается! Блэка властью не купишь! Даже если Совет проголосует за капитуляцию, он все равно не отдаст неприятелю Замок! Мюрель нетерпеливо топнул ногой и вновь заговорил: --Эй, Блэк! Я знаю, что поможет тебе принять правильное решение. Он махнул рукой, и в пятидесяти ярдах от них вспыхнул второй круг факелов. В пятне света стояли два пленника -- Борбич и Филлис. Глава 19 --Если ты согласишься на мои условия, я отдам тебе этих людей! -- прокричал Мюрель.-- Но если дело дойдет до осады, мои ребята прибьют этого святошу к его собственному кресту. О женщине я даже не говорю. Ты сам можешь догадаться, что ее ожидает! Он подал знак, и пленников увели в темноту. --Я жду твоего ответа на рассвете, Блэк. Сладких тебе сновидений. Ричарда охватила ярость. Он хотел приказать лучникам расстрелять Мюреля. Его люди не промахнулись бы с такого расстояния, и смерть главаря могла бы настолько деморализовать захватчиков, что они передумали бы начинать штурм или осаду. Но тогда Борбича и Филлис подвергли бы пыткам. Пока Мюрель жив, у них останется какая-то надежда, а у Блэка появится время для укрепления обороны. Он взглянул на капитана лучников, покачал головой и направился к лестнице. На втором пролете его догнала Анн. Она положила руки на его плечи, и Блэк ощутил волну желания. Факел освещал прекрасные изгибы ее тела. Карие глаза лучились негой и страстью. Внезапно Блэк почувствовал стыд и негодование. Он не мог позволить себе это влечение, пока Филлис находилась в опасности. --Ах, Дик! Мне так ее жаль,-- прошептала Анн.-- Бедняжка Филлис. Страшно подумать, что ее ожидает. Я догадываюсь, что они с ней сделают. --Я тоже догадываюсь,-- проворчал он.-- Но если я сейчас начну ее жалеть, то просто сойду с ума. Какие бы мучения ни ожидали Филлис, они не продлятся долго. Смерть унесет ее в другую часть долины, и она больше никогда не увидит Мюреля. --Но тогда Филлис навеки потеряет тебя. Это будет для нее величайшей пыткой. Она даже может сойти с ума от горя. --Да, разлука сделает ее несчастной,-- ответил он и почувствовал, как задергались уголки его губ.-- Но она быстро придет в себя. Старая любовь забудется. Филлис найдет другого мужчину -- возможно, более достойного, чем я. У вас же всегда так: с глаз долой -- из сердца вон. А чем она отличается от других женщин? --В общем-то, ты в точности повторяешь мою собственные слова. Но когда я слышу их из твоих уст, они звучат просто омерзительно. --Значит ты не веришь в свою философию,-- сказал Блэк.-- Ладно, оставим этот разговор. Сейчас не время для пустой болтовни. Я хочу вырвать Филлис из рук Мюреля или, если это мне не удастся, позаботиться о том, чтобы его люди не надругались над ней. --Ты хочешь сказать, что сам убьешь ее? --Да, я это и хотел сказать. Холодно кивнув ей, он направился к Чарбрассу, который заканчивал установку пневматической катапульты. Тот затягивал болты, лежа под лафетом массивного орудия. Инженер даже не поднял головы, когда у его ног остановилась тень Блэка. Однако он знал, кто стоял перед ним, и, наверное, догадывался, о чем хотел спросить его Ричард. --Джейрус, меня не было на последнем испытании машины. На какое расстояние она может выстрелить? Чарбрасс выбрался из-под лафета и отложил в сторону гаечный ключ. --Она может добросить двухсотфунтовый камень до края Базарной площади. --Мне кажется, Мюрель не знает, что у нас есть катапульта,-- сказал Блэк.-- Иначе его люди не бродили бы так беспечно по площади. Хотя, возможно, он намеренно провоцирует нас, желая выяснить дальнобойность и скорострельность орудия. И все-таки я склоняюсь к мысли, что ему не известно о нашей катапульте. Блэк осмотрел боевую установку, которая покоилась на приземистой платформе. Ее короткий толстый рычаг с массивным ложем мог обеспечивать угол броска от тридцати до сорока пяти градусов. Механизм взвода, обильно смазанный маслом, приводился в действие паровыми поршнями. Под небольшим котлом горел огонь, но Чарбрасс пока не поднимал давление. Предчувствуя длительную осаду, они экономили запасы воды, насколько это было возможно. --Я рад, что мы установили эту штуку в Замке, а не на "Комете",-- сказал Блэк.-- В противном случае Мюрель использовал бы ее для осады нашей крепости. На лице Чарбрасса засияла веселая улыбка. Из всех защитников замка только он, казалось, ни о чем не волновался. Заметив негодование Блэка, инженер виновато развел руками и сказал: --Ты, наверное, думаешь, что мне безразличны твои страдания и судьба Филлис. Но это не так. Мне жаль и тебя и ее. Я слышал твой разговор с Мюрелем и беседу с Анн. И ты, конечно, прав, говоря, что муки Филлис не продлятся долго. Однако я представляю, что творится сейчас в твоей душе. Ты стараешься скрывать от нас свои эмоции, но это опасная ошибка. Подавив простые человеческие чувства, ты ведешь себя как невозмутимый герой. Такая двойственность может стать постоянной. Твой надуманный образ выйдет из-под контроля, и когда он овладеет тобой, ты потеряешь целостность и превратишься в жалкий обломок. Тебе не следует поступать так, Дик. Это не поможет ни Филлис, ни другим. Ты изменился к лучшему за годы, проведенные в долине, и то, что дремало в твоем сердце, наконец-то вырвалась наружу. Тебя преобразила любовь к Филлис, хотя, возможно, ты думаешь, что любишь Анн де Сельно. Твое стремление добраться до истоков Реки... --Послушай, Чарбрасс,-- взревел Блэк,-- какое тебе до этого дело? Ты выбрал плохой момент, чтобы выворачивать наизнанку тайники моей души. Сказать по правде, я не ожидал от тебя подобных нравоучений. Мы знаем друг друга двенадцать лет, и вдруг ты начинаешь говорить со мной так, будто мудрость веков забила из тебя фонтаном. Инженер улыбнулся и поднял ладони вверх в жесте шутливого смирения. --Эта долина является адом, и я проклятый человек,-- ответил он.-- Люди похожи на маленькие дамбы, и им время от времени требуется сбрасывать воду. Иначе их попросту прорвет. --Ты странный малый,-- сказал Блэк.-- Я всегда это чувствовал, но теперь твоя странность стала слишком очевидной. Неужели на тебя так повлияли события последних дней? --Тебе осталось назвать меня истериком, и диагноз будет поставлен,-- с усмешкой произнес Чарбрасс. Он снова склонился к раме катапульты и принялся за работу. --Интересно, насколько ты типичен для своего времени? -- не унимался Блэк.-- Я встречал одну женщину из двадцать первого века, но она совершенно не походила на тебя. Чарбрасс не ответил, и Ричард, раздраженно фыркнув, отправился проверять посты. Он, пожалуй, впервые удивился тому, что так мало знал о человеке, рядом с которым прожил столько лет. И это вопреки его врожденной любознательности, вопреки тому, что от Чарбрасса он получал огромное количество информации по истории, философии, антропологии и психологии. Инженер охотно делился своими знаниями, но почти ничего не рассказывал о себе. О его личной жизни Блэк имел лишь несколько отрывочных сведений. В свое время Филлис тоже отмечала это, но, по ее словам, Чарбрасс являлся продуктом своей эпохи. Его скрытность объяснялась особой средой обитания и специфическим воспитанием. "Ты должен понять, что он не привык к большим и открытым пространствам,-- говорила она.-- В его время Земля еще оставалась радиоактивным кладбищем. И он провел свое детство на Марсе, под куполами тесных и перенаселенных городов". Блэк вспомнил, как потом их беседа перешла на исторические события двадцать первого века. Филлис рассказала ему о бомбовых ударах, которые уничтожили всю жизнь на Земле; о миллионах людей, улетевших на Марс с надеждой вернуться на родную планету. Уровень радиации был смертельно высоким. Им предстояли долгие годы ожидания и тяжелейшей борьбы за выживание вида. "И эти блудные дети вернулись?" -- спросил он ее. "Не знаю. По какой-то причине регистрация телесных матриц прекратилась, и люди из второй половины двадцать первого века не возродились в этом мире. По крайней мере, я о них не слышала. Чарбрасс воскрес почти у самого устья Реки. Но он тоже не встречал людей из той эпохи". Пока Блэк спускался по лестнице, его мысли перескочили на другую тему. Он вспомнил рассказы очевидцев, которые побывали у устья Реки. По их словам, это место напоминало им вход в чистилище. Могучие и крутые скалы сужались в узкий и темный проход. Бушующие воды мчались по порогам и срывались вниз цепочкой водопадов, которые скрывала за собой пелена густого тумана. Многие смельчаки уплывали туда на лодках. Однако все они нашли покой на дне неистового потока. Устье Реки окутывала тайна, не менее загадочная, чем дальнейшая история Земли. "Но есть еще истоки! -- подумал он с внезапным ликованием.-- И несмотря на трудности к ним можно пройти по суше!" Какой-то человек отыскал туда путь и вернулся с чудесным рассказом. На далеком острове он увидел огромную башню из белого металла, которую приоткрыл гигантский оползень. Башня походила по форме на грааль, а остров располагался на середине озера, в которое вливалась самая длинная из всех существовавших рек. "Озеро и Большой Грааль. Туман и истоки. Экспедиция, которая удивит человечество!" Блэк знал все о поисках древних и потерянных озер, которые давали жизнь могучим рекам Земли. Однажды он сам искал такое озеро, однако по прихоти судьбы пришел лишь к началу небольшого притока. Он так и не увидел колыбель великого Нила. И вот теперь, на берегу другой реки, Ричард мечтал отыграться за прежние неудачи. Он решил пройти по всем изгибам русла и, вопреки бесчисленным препятствиям, увидеть Большой Грааль и темное ущелье, из которого с ревом вытекала праматерь всех рек. А потом Блэк хотел найти дорогу к Большому Граалю и к тайнам этого мира, с его высокими горными хребтами, быстрой сменой дней и ночей, горячим желтым солнцем и звездами, чье сияние напоминало праздничный салют. Он хотел разобраться со всеми этими граалями и воскрешениями, с повседневным появлением напитков и еды, с вездесущими "как", "почему", "откуда" и "куда"... --Ты идешь? -- раздался голос. Блэк вздрогнул от неожиданности. Взглянув на Анн, он подавил проклятие, чуть не сорвавшееся с языка, и нарочито спокойно ответил: --Совершаю последний обход перед сном. Через два часа наступит рассвет, и вряд ли я потом найду время для отдыха. --Если бы здесь никого не было, я поцеловала бы тебя жарко-жарко,-- прошептала Анн.-- Но, к сожалению, мы тут не одни, и поэтому я перейду к своей маленькой проблеме. --Какой? --Доктор Уинтерс назначил меня старшей по надзору за санитарией. Однако мне не понятно, как мы будем избавляться от мусора. Во время осады нам уже не удастся выносить помои на холмы, как это делалось прежде. Но если мы будем выливать их в окна, то вскоре сами задохнемся от вони. --Пусть все это дерьмо соберут в один большой мешок,-- ответил Блэк.-- Утром мы катапультируем его в реку. Или может быть пальнем им по врагам. Это, конечно, не принесет Мюрелю большого вреда, но доставит нам минуту удовольствия! Представив результат подобного обстрела, они весело засмеялись. --Почему бы тебе не лечь в моей комнате? -- предложила она.-- Там тебя никто не побеспокоит, и ты хорошенько отдохнешь. Спи, мой храбрый герой, а я буду делать свою грязную работу. --Спасибо, Анн, но я хочу лечь у катапульты. Мне надо быть поближе к сигнальщикам и дозорным. Француженка нахмурилась. --Вот именно это мне и не нравится в ваших мужских забавах. Если бы не эти игры в солдатиков, ты спал бы сейчас со мной. --Ты называешь войну игрой? Ты считаешь смерть людей забавой? Изнасилование женщин, пытки взятых в плен мужчин? --Да, считаю! И ты знаешь по какой причине! Ваши войны ничего не решают. Они наносят лишь временный ущерб! Убитые люди переносятся в другие места, и это, пожалуй, единственное неудобство. А что касается пыток, то они длятся недолго и, жертвы, умирая, возрождаются вновь. --Интересно, ты повторила бы эти слова, если бы тебя подвесили над огнем? --Я понимаю твой сарказм. И конечно, я орала бы от боли, моля Создателя о смерти. Но это не меняет сути дела. Война была и остается игрой мужчин -- даже если одна из сторон не хочет в нее играть. Она настолько азартна, что вступив в нее по принуждению, ты становишься таким же увлеченным, как и тот, кто проявил инициативу. Тем более, если ты можешь стать в ней победителем. --А что ты скажешь о битве полов? Ее черные глаза вспыхнули, и алый рот изогнулся в улыбке. --Ах, Дик, это тоже игра, в которой есть победители и побежденные. Ты можешь сильно пострадать, но радость участия утоляет любую боль. --Неужели ты так к ней и относишься? --Почти всегда. И надо сказать, что в этой битве я -- Ахиллес или, вернее, Пентесилия. --Прекрасная амазонка, которая убивала мужчин на своем ложе? В этот момент на лестнице никого не было, и Блэк, поддавшись искушению, нежно провел ладонями по плечам Анн. Его руки скользнули ниже к великолепной груди, но он отдернул их, как от раскаленного железа. --Ладно, мы еще посмотрим, кто выиграет на этой маленькой войне, когда закончится большая драка. Затрепетав от его прикосновений, она тихо добавила: --То, что ты называешь маленькой войной, на самом деле большое и важное сражение. Будь ты более проницательным, мы не тратили бы сейчас время на пустые разговоры. Вспомнив о Филлис, Блэк почувствовал стыд, словно только что совершил измену. --Возможно, ты права,-- ответил он и, пожелав ей спокойной ночи, стал спускаться на первый этаж. Через полчаса Блэк снова поднялся на крышу. Он лег под платформой катапульты, завернулся в кимоно и почти мгновенно заснул. Глава 20. Ричард проснулся на рассвете. Дернув его за рукав, Хикок выругался и тихо сказал: --Вставай, Дик. Там что-то происходит. Блэк выкатился из-под платформы, протер слезящиеся глаза и выпил кружку воды, которую подал ему один из лучников. Подойдя к западному парапету, он осмотрел Базарную площадь. В косых лучах восходящего солнца гигантские деревья отбрасывали длинные тени. Между ними сновали темные фигуры людей, которые пришли посмотреть свой излюбленный спектакль из прошлого далекой Земли. Секунду Блэк не понимал, что происходит. Затем, когда солнечный свет рассеял сонную слепоту, неясные пятна сформировались в четкие образы, и хаос теней превратился в порядок. Центром действия стал огромный крест, высота которого равнялась двенадцати футам. У его подножия несколько человек вели какие-то работы. Когда в окружавшей крест толпе образовался просвет, Блэк понял, что они затевали. К основанию креста передвинули стол Совета, на который потом поставили четыре небольших стола. Уложив на них доски, рабочие соорудили широкую платформу, а затем подняли на нее человека со связанными руками и ногами. Когда тот повернул голову, Блэк узнал в нем Борбича. Побледневшее лицо русского казалось маской мима с черными дырами глаз и рта. Тем не менее, он держался вызывающе гордо. Стоя у помоста, Мюрель отдавал приказы и время от времени посматривал на Замок. Его люди развернули Борбича спиной к кресту, грубо содрали с него одежду и прижали руки русского к поперечной перекладине. Какой-то человек перегнулся через край платформы. Ему передали снизу молоток и длинные гвозди. Блэк подумал, что их, скорее всего, взяли на верфи -- в мастерской корабельного плотника. За его спиной кто-то испуганно воскликнул: --О Боже! Они решили его распять! Ричард оглянулся и увидел Анн. Она только что поднялась на крышу. Позади нее стояли четверо мужчин, которые принесли огромный мешок с экскрементами. Мешок, сшитый из трех слоев кожи, едва не лопался по швам и был до предела наполнен полужидкой массой. Блэк прикинул, что этот "деморализующий снаряд" весил не меньше ста пятидесяти фунтов. --Пусть Чарбрасс распорядится им, как хочет,-- сказал он и снова повернулся к площади. Человек, стоявший перед Борбичем, взмахнул молотком. Его длинные светлые волосы рассыпались по плечам. --Это Том Кастер,-- хрипло произнес Хикок, задыхаясь от ненависти. Толпа на площади затихла. В наступившей тишине застучали удары молотка. Услышав за спиной шаги и тяжелые вздохи, Блэк оглянулся и сердито осмотрел людей, которые собрались на крыше. --Келли, верни всех на свои места! -- приказал он громким голосом.-- Через несколько минут мы начнем стрельбу из катапульты, и я не хочу, чтобы у нас под ногами путались любопытные ротозеи. Люди неохотно побрели к лестнице. Гвоздь все глубже впивался в правую кисть Борбича. Русский молчал, но его тело вздрагивало при каждом ударе молотка. Лицо исказилось от боли и превратилось в застывшую маску скорби. С руки на перекладину стекала кровь. Кастер вогнал гвоздь в другую ладонь и начал прибивать к кресту голые ступни. Двое мужчин отпустили Борбича. Тот задергался и закричал от адской боли. Его тело выгнулось вперед; под кожей проступили ребра. Казалось, что сама душа пыталась покинуть эту плоть, обреченную на боль и унижение. Внезапно крики оборвались, и их сменили горькие рыдания. Люди у креста по-прежнему молчали. Они смотрели вверх, упиваясь страданиями распятого человека. И было что-то ужасное в их алкающем безмолвии; в этой застывшей на миг картине, нарисованной палящим солнцем. Кастер бросил молоток на землю и спрыгнул с платформы. Площадь вновь наполнилась движением и шумом. Столы и доски спустили вниз. Толпа раздвинулась, освобождая пространство вокруг креста. На площади появилась огромная и волосатая фигура Джо Троглодита. Он сильно хромал и припадал на левую ногу. На плече виднелась кожаная повязка, из-под которой проступали бинты. Остановившись в центре круга, титантроп с интересом осмотрел распятого Борбича. Он был лишь на два фута ниже креста, и ему даже не требовалось поднимать голову. Джо медленно приблизился к жертве. Его огромный длинный нос принюхивался к запаху крови и страха. Люди на площади замерли в предвкушении нового зрелища, но наступившую тишину рассек хрипловатый смех Мюреля. Взяв гиганта за руку, он увел его в сторону, чтобы тот не заслонял собою крест и не мешал защитникам Замке смотреть на распятие. Том Кастер поднял с земли копье и ткнул им Борбича в левый бок. Русский дернулся от боли, но не закричал. Наверное, он подумал, что его решили избавить от мучений. Однако рана оказалась неглубокой. Когда Кастер выдернул из тела наконечник, по ребрам Борбича потекла только узкая струйка крови. Отбросив копье, помощник Мюреля поднес открытый грааль к боку распятой жертвы. Но из его затеи ничего не получилось. В кубок упало лишь несколько капель. Кровь стекала на столб креста и впитывалась в пористое дерево. Раздосадованный Кастер швырнул грааль своему оруженосцу. Титантроп провел рукой по боку Борбича и лизнул окровавленные пальцы. Он недоуменно повернулся к Кастеру и сердито нахмурил брови. Анн заплакала. Блэк взглянул на нее и засмеялся. Она с изумлением посмотрела на него сквозь слезы. --Только не думай, что я похож на тех скотов, которые радуются чужой боли,-- сказал он.-- Но проливать слезы при виде этого убогого представления просто нелепо. Неужели ты не видишь, что Борбич разыгрывает из себя Христа? Взгляни на его мимику и жесты. Он наслаждается своими страданиями, не понимая, что в его исполнении любая трагедия превращается в жалкий фарс. На самом деле здесь нет никакой трагедии, поскольку этот жанр предполагает конец, то есть уничтожение великого человека или великой вещи. Ты сама говорила, что Борбичу грозит лишь временная боль. Завтра он проснется на далеком берегу, без всяких физических увечий. Я даже могу поспорить, что его не брали в плен! Скорее всего, он сам напросился. Я не удивлюсь, если Борбич рассказал им о возведении большого креста, а затем намекнул на публичную казнь, о которой он мечтал едва ли не с детства. Филлис говорила, что это чувствовалось по его книгам, и я думаю, она не ошиблась в своих суждениях. --О, Дик! Как ты циничен! -- воскликнула Анн.-- Человек страдает сейчас от реальной боли! Неужели одно это не оправдывает моих слез? --Слезы вряд ли ему теперь помогут. Да и кому они вообще нужны? -- Помолчав немного, он добавил: -- Мюрель так же жалок, как и тот, кого он прибил к кресту. Ты только посмотри на этого ублюдка! Неужели он надеялся ужаснуть нас своим богохульством? Привязав пучок травы к наконечнику копья, Мюрель смочил эту импровизированную губку в грязной луже. Он поднес траву к лицу Борбича, словно хотел освежить его пересохшие губы. Тот гордо отдернул голову, но Мюрель все равно протер ему лицо. Острый наконечник рассек Борбичу губы. Алая кровь потекла по подбородку. Чарбрасс торопливо подошел к Блэку. --Ты что-нибудь придумал, Дик? -- тихо спросил он.-- Давай избавим Борбича от мучений. Если стрелы до него не долетят, мы можем воспользоваться катапультой. Мелкие камни заменят нам шрапнель. Один выстрел, и мы отобьем у этих психопатов охоту глумиться над его телом. Блэк с интересом посмотрел на Чарбрасса. Ему показалось странным, что инженер назвал бандитов "психопатами". Любой другой человек сравнил бы их с дикарями и зверями, но не стал бы пользоваться бесстрастными научными терминами. Ричард хотел что-то сказать, однако слова застряли в его горле. Он увидел Филлис, которую вывели из хижины у подножия холма. Двое мужчин поволокли ее к площади. На полпути она оступилась и упала на колени. Один из провожатых грубо поднял ее на ноги, а затем дал ей несколько пощечин. Она пнула его в пах, но тут же согнулась в дугу от ответного удара под ребра. Ее вновь потащили к кресту. Филлис пригибалась и прижимала ладонь к ушибленному боку. Волосы разметались по ее лицу. Одной рукой она пыталась прикрыть обнаженную грудь. Кто-то толкнул ее, и Филлис упала у подножия распятия. Приподняв голову, она храбро посмотрела на Мюреля, который стоял неподалеку, широко расставив ноги. Он наклонился к ней и что-то сказал. Женщина плюнула ему в лицо. Мюрель с усмешкой утер плевок, а потом ударил ее ногой в живот. Тихо вскрикнув, Филлис опрокинулась на спину. Извиваясь от боли, она лежала в кругу мужчин, которые осыпали ее бранью и непристойными насмешками. Взгляд Филлис застыл на распятом Борбиче. И тот, в свою очередь, смотрел только на нее. С площади доносился лишь рев и хохот толпы, но, глядя на Борбича, Блэк чувствовал, что тот подбадривал Филлис добрыми словами. Анн сжала его руку и жалобно спросила: --Что они с ней сделают, Дик? Блэк застонал, но ничего не сказал. Хотя ответа уже и не требовалось. Двое мужчин прижали руки Филлис к земле, а третий стащил с нее широкие брюки. За Мюрелем выстроилась очередь из пятнадцати человек, и одноглазый бандит первым опустился на распростертое тело. Анн взвизгнула и впилась ногтями в запястье Блэка. Она безумным взором следила за муками своей соперницы. Ричард отшатнулся, увидев ее приоткрытый рот и кончик языка, с которого капнула слюна. Он с отвращением отвернулся и зашагал к катапульте. То, что творилось на площади, было просто омерзительным, но вид де Сельно вызывал у него тошноту. --Приготовься стрелять! -- крикнул он Чарбрассу. Люди у орудия подняли тяжелый мешок и разместили его на ложе катапульты. Заметив неестественную бледность инженера, Блэк кивнул ему и сказал: --Все нормально, Джейрус. Стреляй как можно ближе к кресту. Даже если ты попадешь в Филлис, мешок ее не убьет. И помни, любая смерть не хуже того, что она сейчас испытывает. Он взглянул в бойницу и скрипнул зубами от злости. Мюрель уже застегивал пояс. Под крики и смех толпы его место занял Том Кастер. --Келли! -- закричал Блэк.-- Через пять минут мы открываем западные ворота. Собери людей в атаку -- всех, кто может держать оружие, кроме раненых и орудийной команды! Выпусти небольшой отряд через восточные ворота. Пусть они сделают вылазку и отвлекут на себя основные силы противника. Торопись, дружище! У нас мало времени! Что касается твоих людей, Чарбрасс, то после выстрела они должны прийти нам на помощь. В рукопашном бою катапульта бесполезна -- ты перебьешь столько же наших, сколько и врагов. Твоя команда должна оставаться около Замка. Если мы спасем Филлис, или нас оттеснят назад, ты должен снова обстрелять их ряды, и на этот раз не дерьмом, а камнями. Чарбрасс кивнул и начал наводить прицел. Хлопнув ладонью по серому поршню, он тихо зашептал себе под нос: --Вот и пришло твое время, моя маленькая машинка. Но как же ты похожа на людей! Сколько сил, ума и стараний потребовалось для того, чтобы породить тебя. А каково твое предназначение? Какой дар ты понесешь к небесам и вернешь земле в ознаменование своей щедрости и силы? Мешок дерьма! Обычный мешок дерьма! Блэк с удивлением взглянул на него, но Чарбрасс отвернулся, давая понять, что дальнейших комментариев не будет. Блэк похлопал его по плечу и перешел к решению других проблем. --Баркер,-- позвал он сигнальщика,-- передай сообщение Це Чану. Отстучи, что нам требуется помощь каюга, и попроси его немедленно отправиться в поход. Мы начнем атаку прямо сейчас, а через двадцать минут он может нанести удар по флангу. Пусть индейцы не беспокоятся о "Мщении" -- корабль Мюреля по-прежнему сидит на потопленном "Зубе дракона". Если по каким-то причинам нас вынудят вернуться в Замок, мы вновь пойдем в атаку, когда он высадится на берег.-- Отойдя на пару шагов, Ричард тихо добавил: -- -Лишь бы кто-нибудь из нас остался в живых. Его свирепое лицо выражало непреклонную решимость и могло отпугнуть даже самого смелого и сильного врага. Но в душе Блэк знал, что пятьсот человек не устоят против двух тысяч, и стратегия требовала дождаться прибытия каюга. Однако там, под крестом, полупьяные ублюдки глумились над Филлис. Он не мог бросить ее в беде. И это решало все! Блэк надел кольчугу и конический шлем с носовой пластиной. Келли передал ему саблю и железную трость, которую Ричард носил вместо скипетра. Теперь эта вещь могла послужить неплохой дубиной. Как только Баркер передал сообщение, с другой стороны озера пришел ответ. Це Чан уже вел своих воинов к каноэ и обещал присоединиться к Блэку через несколько минут. Подбежав к бойнице, Ричард оттащил Анн в сторону и гневно закричал: --Надень доспехи и живее! Нам нужны воины, а не любители садистских зрелищ! У нее был такой вид, как будто она находилась в наркотическом трансе. Француженка бездумно смотрела на Блэка, словно все еще наблюдала за сценой у креста. Когда он встряхнул ее за плечи, Анн пришла в себя и, увидев выражение его лица, испуганно запричитала: --Я ничего не могла с собой поделать, Дик! Я никогда не видела ничего подобного. --Ладно, порадовалась чужой беде, и хватит! -- прорычал он. Блэк повернулся к ней спиной. Взглянув на площадь, он осмотрел огромную толпу. Топоры и копья поблескивали под лучами жаркого солнца. Борбич корчился на кресте, и его окровавленные губы двигались, словно он шептал молитву. Филлис тоже распинали, но только в горизонтальном положении, хотя и с той же жестокостью. Кастер поднялся и жестами подозвал титантропа. Троглодит зашагал к нему, прихрамывая на больную ногу. Он удивленно покачал головой, словно не поверил тому, что Кастер предлагал ему сделать. Хрипло закричав, Блэк бросился бегом по лестнице. На нижнем этаже его уже ожидали вооруженные телемиты. --Поднять решетку! -- проревел он. Лебедки заскрипели, массивные прутья поднялись вверх, и ворота с визгом открылись. Защитники Замка побежали к площади. Их вел вперед обезумевший маньяк, который сжимал в одной руке саблю, а в другой -- железную трость. В тот же миг что-то пронеслось над их головами и, напугав толпу врагов, упало к подножию креста. Гейзер грязно-коричневой жижи окатил стоявших поблизости людей. Блэк мельком увидел перепачканного Кастера, а потом захватчики закрыли проход к распятию. Осознав, что их атакует противник, они бросились навстречу телемитам. Ричард начал пробиваться к Филлис, сея смерть и изрыгая проклятия. Защитники крепости образовали мощный клин, который вспорол неорганизованные толпы неприятеля. Люди Блэка имели несколько весомых преимуществ: ярость, стальное оружие и внезапность нападения. Они воспользовались тем, что добрая половина захватчиков рассеялась по холмам, вылавливая беглецов, уцелевших предыдущим вечером. Около пятисот врагов штурмовали заставу, которая охраняла проход к руднику. А триста других солдат пытались сдвинуть "Мщение", застрявшее на "Зубе дракона". Вопреки приказу Блэка, Чарбрасс произвел новый выстрел. Ошеломив врага мешком с нечистотами, его команда за две минуты зарядила катапульту сотней колотых камней размером с человеческую голову. Эти ядра попали в первые ряды той группы, которая находилась перед Блэком. Урон был ужасающим. По крайней мере, пятьдесят человек получили кошмарные увечья. Воодушевленный успехом, Чарбрасс выстрелил по правому флангу врага и нанес почти такой же ущерб. Паника среди людей Мюреля позволила телемитам приблизиться к площади. Блэк воспользовался моментом и бросился вперед, сметая любого, кто вставал на его пути. Он стал клинком, а не человеком, и его уже ничто не могло остановить. Он походил на сатану, позади которого неслось воинство разъяренных демонов. Женщины рвались в бой с такой же храбростью, как и мужчины. Они видели, что произошло с Филлис, и не желали попадать живыми в руки врагов. Лютая ненависть и отчаяние превращали их в смертельно опасных воинов. Блэк не помнил, как долго он пробивался к кольцу копьеносцев, окружавших Мюреля. Ему казалось, что сеча длилась несколько часов. Внезапно перед ним возникло открытое пространство, огороженное по сторонам колючим частоколом копий. Он прыгнул вперед, отбил брошенный в него топор и, не обращая внимание на тупой удар в спину, оказался рядом с Мюрелем. Тот был с головы до ног покрыт экскрементами, но Блэк узнал его по повязке на глазу. Филлис, лежавшая на траве, и распятый Борбич выглядели не лучше Мюреля. А Кастер и титантроп, на удивление, остались почти чистыми. Увидев Блэка, Мюрель встал над телом женщины и занес клинок, чтобы рассечь ей горло. В тот же миг Филлис приподнялась на локте и, схватив копье убитого воина, одним быстрым движением вонзила стальной наконечник в пах одноглазого бандита. После этого силы покинули ее истерзанную плоть, и она вновь упала на спину. Выронив саблю, Мюрель схватился руками за окровавленное древко. Блэк шагнул вперед и мощным ударом почти отсек ему голову. Его заклятый враг упал на землю, подергиваясь в судорогах, как баран на живодерне. Блэк повернулся к Кастеру. Тот метнул в него копье, и кремневый наконечник, оцарапав бедро Ричарда, вонзился в шею Филлис. Помощник Мюреля вытащил из ножен саблю, но до поединка дело не дошло. Хикок, прорвавшийся вслед за Блэком к центру площади, подбежал к своему заклятому врагу и ударил Кастера ножом. В следующий миг и Блэку и Хикоку пришлось защищаться от титантропа, который набросился на них, размахивая огромным топором. Джо Троглодит нанес телемитам такой урон, что почти остановил их атаку. Его тело было покрыто кровью, которая вытекала из множества мелких и глубоких ран. В левой руке он держал свой щит, но раненое плечо давало себя знать, и гигант уже не выказывал былой прыти. Травма не позволяла ему выполнять его любимые махи щитом, которыми он обычно дробил подбородки и лица противников. Блэк увидел, как колосс двинулся к нему -- вперевалку, покачиваясь из стороны в сторону, как поднявшийся на задние лапы медведь. Глубоко под надбровными дугами сверкали маленькие злые глаза. Кончик некогда длинного носа болтался на полоске кожи. Из раскрытой пасти торчали два тигриных клыка и зубы, которые без труда могли откусить человеку голову. От шагов титантропа сотрясалась земля. Тысяча фунтов плоти нависли над Блэком. Топор гиганта поднялся и начал опускаться все ниже... ниже и ниже... (конец первой части)



Похожие:

eternity iconCrypts Of Eternity (Lead Hanneman)

eternity iconLappi (Lapland) III) This Moment Is Eternity Day posesses no key here

eternity iconДокументы
1. /Eternity.txt
eternity iconДокументы
1. /ETERNITY.DOC
eternity iconДокументы
1. /From her to Eternity - ПЕЧАТЬ(2).doc
eternity iconДокументы
1. /Nightwish/01-Angels Fall First 1997/01-Elvenpath.rtf
2. /Nightwish/01-Angels...

eternity iconДокументы
1. /Nightwish/01-Angels Fall First 1997/01-Elvenpath.rtf
2. /Nightwish/01-Angels...

eternity iconДокументы
1. /Episode/01-Father Time.rtf
2. /Episode/02-Will...

eternity iconДокументы
1. /Will_The_Sun_Rise/01-Will The Sun Rise.rtf
2. /Will_The_Sun_Rise/02-Speed...

eternity iconДокументы
1. /1995 - In The Shades Of Life/01 - St. Aidens Fall.txt
2. /1995...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы