Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» icon

Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009»



НазваниеАнглистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009»
страница1/3
Дата конвертации27.08.2012
Размер463.33 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3

Англистика глазами молодых”

Межвузовская конференция молодых ученых

Самарский государственный университет,

26 марта 2009г.


Научная конференция

«Англистика глазами молодых - 2009»

26 марта 2009 года на базе кафедры английской филологии Самарского государственного университета была проведена научная конференция «Англистика глазами молодых», в которой приняли участие соискатели, аспиранты и молодые исследователи СамГУ и Поволжской Государственной Гуманитарно-социальной Академии.

Участники представили результаты своих исследований в разных областях современной лингвистической науки: драматический и кинодискурс, дискурс художественного пространства, теория текста, грамматические и просодические характеристики художественной речи, концептосфера художественного дискурса.

На конференции были представлены следующие доклады:

  1. Лимановская И.Б. Драматургический дискурс: типологические характеристики и дистинктивные признаки (СамГУ)

  2. Веденёва Ю.В. Формально-структурные характеристики заглавий англоязычных поэтических произведений для детей (СамГУ)

  3. Калиновская А.Г. Прагматический потенциал интертекстуальности в английской художественной прозе (на примере названий произведений П.Г.Вудхауса) (СамГУ)

  4. Чиндина Н.А. Игровая функция рамочных компонентов текста в романе Д. Фаулза «A Maggot» (ПГСГА)

  5. Головкина А.С. Полифония слова в произведении Дж. Джойса «Облачко» (ПГСГА)

  6. Плахотя Ю.А. Жанровая трансформация в поэтике произведений С.Хоув (ПГСГА)

  7. Осипова А.А. Когнитивные параметры языковой личности (на материале речевых характеристик персонажей романов Джека Керуака) (СамГУ)

  8. Ефремова Т.В. Концептосфера «насилие» в описании эмоций на материале романа Майкла Каннингема “Flesh and Blood” (СамГУ)

  9. Валькова М.В. Формирование мотивации к изучению английского языка у студентов вуза (на примере студентов филологического факультета) (СамГУ)

  10. Скворцова Е.В. Прецедентный характер имен собственных в малоформатных текстах (на материале названий американских фильмов начала XXI века) (СамГУ)

  11. Савина И.В. Глаголы коммуникации в функции специальных параметров порядка системы английского дискурса (СамГУ)

  12. Дудникова М.С. Каламбур в заглавиях англоязычных развлекательных телепередач (СамГУ)

  13. Мехрякова Н.И. Структурные параметры номинативной парадигмы (на материале заглавий статей по социологичнской тематике) (СамГУ)

  14. Тарасова М.В. Синонимия как аспект парадигматических отношений разговорных глагольных фразеологизмов американского варианта английского языка (СамГУ)

  15. Куклина А.В.
    Роль просодии в разграничении синтаксических функций инфинитивных конструкций (СамГУ)


В ходе конференции возникла оживленная дискуссия и активно обсуждались возможные перспективы развития дальнейшей научной работы участников. Аспиранты и соискатели, участвовавшие в конференции, отметили необходимость такого научного общения и проведения таких конференций и в дальнейшем.

Ниже публикуются тезисы выступлений участников конференции.


И.Б.Лимановская

Самарский Государственный Университет

^ Драматургический дискурс: типологические характеристики и дистинктивные признаки

I.B.Limanovskaya

Samara State University

The Discourse of Drama: Typological Aspects and Characteristic Features

The discourse of drama has a number of distinctive features including its fictional character, stylization and dialogical form. The discourse of drama may be regarded as a combination of conventional and personal forms of discourse with extracts of mental discourse. It may exist in written and oral forms simultaneously.


Драматургическое произведение является неотъемлемой частью художественной литературы, таким образом драматургический дискурс является прежде всего дискурсом художественным, наследуя при этом его характерные особенности. Основополагающей чертой является его «фикциональный» характер [1, 38]. Дж.Р. Серль отмечает, что существование художественного вымысла, а значит и художественного дискурса в целом, базируется на особом наборе конвенций, который позволяет автору порождать вымышленный художественный дискурс, обладающий при этом критерием истинности, аутентичности [2, 34-47].

Вопрос об аутентичности художественного дискурса, искусственно созданного автором, встает особенно остро, когда речь идет о драматургическом произведении. При построении основного элемента пьесы, воссоздающего речь персонажей, автор стремится максимально воссоздать аутентичную разговорную речь. Отсюда вторая дистинктивная черта драматургического дискурса – стилизованность.

Третьей отличительной характеристикой драматургического дискурса является категория диалогичности. Дискурс всегда диалогичен [3, 226-233], специфической чертой драматургического дискурса является бинарный характер проявления диалогичности. Помимо внешней диалогичности, адресованности читателю [4, 54], драматургический дискурс диалогичен и внутренне, поскольку представляет собой стилизованную разговорную речь, протекающую между участниками коммуникации. Более того, можно говорить о диалогичности формы драматургического произведения, всегда включающего две составляющих в своем письменном бытовании: диалог пьесы активно «взаимодействует» с авторскими пояснениями – ремарками.

Последняя особенность обусловлена тем, что в отличие от любого другого художественного произведения, пьеса предназначена для сценического воплощения, а не только для чтения, в связи с этим возникает потребность в авторских комментариях актерам и режиссеру.

Если обратиться к типологическим характеристикам драматургического дискурса, то следует отметить, что такой дискурс может одновременно бытовать как в письменной, так и в устной форме, причем говорить о доминировании той или иной формы достаточно сложно. При письменной фиксации разговорной речи полностью утрачивается такой ее важный компонент, как коммуникативная ситуация. В связи с последним возникает потребность во включенности в диалог пьесы авторских пояснений, которые призваны восполнить информацию, поступающую при просмотре пьесы по визуальному каналу. Получается, что драматургический дискурс органично включает в себя две разновидности дискурса, предложенные В.И. Карасиком – институциональный и персональный [5, 19-21]. Первый представлен сценическим дискурсом, речью актеров, а второй – авторскими ремарками, которые, как заметно из названия, представляют личную речь автора. Последняя, однако, доступна лишь при прочтении. В рамках драматургического дискурса также доступен такой тип дискурса как мыслительный, представляющий внутренние переживания героя, облаченные в форму монолога. Тем не менее, такие включения замедляют ход действия в пьесе и вынуждают к ее прочтению.

^ Список использованной литературы

1.Шилков Ю.М. О природе фикционального дискурса // Я. (А.Слинин) и МЫ: к 70-летию профессора Ярослава Анатольевича Слинина. - СПб.: Санкт--Петербургское философское общество, 2002. (Серия «Мыслители». Выпуск X)

2.Серль Дж.Р. Логический статус художественного дискурса // Логос. 1999. № 3. С. 34-47.

3.Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – Волгоград: Перемена, 2002.

4.Лотман Ю. Структура художественного текста. – М.: Феникс, 2000.

5. КарасикВ.И. О типах дискурса. – Волгоград: Перемена , 2002.


Ю.В.Веденёва

Самарский государственный университет


Формально-структурные характеристики заглавий англоязычных поэтических произведений для детей


Поэтический дискурс, отличительными особенностями которого являются образность и экспрессивность, обладает огромным прагматическим потенциалом. Основным компонентом поэтического текста, ориентированным на привлечение внимания реципиента, на наш взгляд, является его заглавие, чья особая роль заключается в том, что оно является первым элементом текста, с которым сталкивается читатель. Кроме того, по единодушному мнению исследователей, именно заглавие представляет собой смысловую доминанту поэтического текста. В случае, когда в качестве реципиента выступает детская аудитория, чье психологическое восприятие отличается от мировосприятия взрослых непосредственностью и непредсказуемостью реакции, художник слова сугубо осторожно подходит к выбору заглавия. Названия поэтических фрагментов, ориентированных на детское восприятие, обладают особыми структурными и семантическими характеристиками, поскольку в комплексе они предполагают сиюминутный эффект, привлекающий внимание детей.

Номинативная парадигма исследуемого нами англоязычного поэтического дискурса представляет собой разнообразие номинативных структур, среди которых можно выделить номинацию словом, словосочетанием и предложением.

Так, однословные заглавия представлены почти всеми частями речи: River (G. Douthwaite), Seasick (N. Toczek), Remember (C. Rossetti), Digging (E. Thomas), One (J. Berry), Ugh (J. Joseph).

Помимо именования словом, номинация англоязычных детских стихотворных произведений может происходить при помощи словосочетаний, как сочинительных Spring and Fall (G.M. Hopkins), Minnie and Winnie (Alfred, Lord Tennyson), так и подчинительных: Low Owl (J. Rice), Our Ditch (B. Moses), Unfolding Bud (N. Koriyama). Морфологической структурой построения словосочетаний, максимально реализованной в корпусе нашей выборки, является конструкция Noun + Noun: School Photo (P. Corbett), Sea Fever (J. Masefield), Pirate Story (R.L. Stevenson), Autumn Morning (J. Clare), Family Doctor (J. Larmont). По нашему мнению, использование словосочетаний в качестве заголовочных комплексов поэтических произведений для детей призвано многократно увеличивать их прагматический потенциал. Наиболее показательны в этом отношении заглавия-словосочетания, имеющие в своем составе несколько зависимых слов, одно из которых выражено нетривиальным описательным эпитетом: Crazy Mayonnaisy Mum (J. Donaldson), The Strawberry-yogurt Smell of Words (M. Coe).

Наконец, вынесение в заглавие поэтического произведения, предназначенного для детей, предложения – прием, часто используемый англоязычными авторами. В нашей выборке заглавия-предложения представлены как простыми синтаксическими образованиями: I Wish (W. Raleigh), The World is a Box (S. Hannah), так и сложными: Why Old People Say the Things They Do When Young People Ask Them How They Are (L. MacRae).

Таким образом, анализ формально-структурных характеристик единиц, выступающих в роли заглавий англоязычных поэтических произведений для детей, показал, что при назывании детских стихотворных фрагментов, используются разнообразные номинативные структуры, формально совпадающие со словом, словосочетанием и даже предложением, что свидетельствует о вариативности рассматриваемых комплексов в плане их оформления.


Список источников выборки

  1. The Works 3. A Poet a Week / Chosen by Paul Cookson. – London: Macmillan Children’s Books, 2006. – 541 p.

  2. The Works 4. Every Kind of Poem on Every Topic That You Will Ever Need for the Literacy Hour / Chosen by Pie Corbett and Gaby Morgan. - London: Macmillan Children’s Books, 2006. – 567 p.

  3. The Works 5. Every Kind of Poem, from an Alphabet of Poets, That You Will Ever Need for the Literacy Hour / Chosen by Paul Cookson / - London: Macmillan Children’s Books, 2007. – 358 p.



А.Г. Калиновская

Самарский государственный университет


Прагматический потенциал интертекстуальности в английской художественной прозе (на примере названий произведений П.Г.Вудхауса)


Понятие полифонии текста, впервые рассмотренное М.Бахтиным в его работе 1924г. "Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве", впоследствии обозначенное в 1967г. теоретиком постструктурализма Ю.Кристевой как интертекстуальность, в начале XXI века по-прежнему интересует литературоведов, философов и лингвистов. Широкое распространение средств массовой информации, появление мобильной связи, телевидения и сети Интернет в самых отдаленных уголках планеты, а также относительная всеобщность и доступность образования привели к тому, что человек оказался в широком информационном поле, где одна и та же единица информации, вовлеченная в разные контексты, может нести разный смысл. С одной стороны, при столь сильной семиотизации человеческой жизни, в случае создания чего-либо нового, для утверждения новизны, необходимо сопоставить придуманное с тем, что уже существовало в пространстве культуры до этого. С другой стороны, использование уже имеющейся формы для выражения некоего содержания указывает на знакомство автора с культурным наследием, что существенно поднимает его престиж в глазах современников. Укреплению позиций интертекстуальности в искусстве и в повседневной жизни немало способствовала и смена бытийной парадигмы во второй половине XX столетия: кризис веры в прогрессивное развитие общества, утрата нравственных ориентиров и признание отсутствия истины при множественности точек зрения. В таких условиях неопределенности особую значимость обрела авторитетная функция интертекстуальности. Неудивительно, что, начиная с XX века, в литературе прослеживается растущая диалогическая ориентированность текстов, полифония, а единому тексту уподобляется не только литература, но и культура, и общество в целом, история и сознание человека.

Одним из авторов произведений, насыщенных разнообразными интертекстуальными связями, является П.Г.Вудхаус, современный британский писатель, представитель классической английской школы в литературе, знаток тонкого английского юмора.

В корпус выборки вошли 80 названий произведений П.Г.Вудхауса, изданных в Великобритании и Соединенных штатах Америки с 1902 по 1977 год, которые были проанализированы с учетом маркеров интертекстуальности в качестве которых можно рассматривать цитаты, (дословное воспроизведение одного текста в другом), аллюзии, (стилистические фигуры, содержащие явное указание или намёк на некий литературный, исторический, мифологический или политический факт, закреплённый в текстовой культуре или в разговорной речи). [1, C.85] Из 80 названий связи с другими текстами (в широком понимании этого термина) были обнаружены в 11 названиях романов и циклов рассказов П.Г.Вудхауса, из которых 1 единица выборки является цитатой, а остальные представляют собой аллюзии на литературные произведения и реалии, знакомые и значимые для автора.

В названии одного из ранних романов П.Г.Вудхауса “The Prince and Betty” [2] (1912 г.) (“Принц и Бетти”) даже неискушенный читатель, более или менее знакомый с англоязычной литературой, узнает аллюзию на роман американского писателя Марка Твена “The Prince and the Pauper” [3] (“Принц и нищий”). Действительно, центральная тема этих произведений- воцарение социальной справедливости, пусть даже невероятным способом. Интересно, что в Великобритании роман был опубликован под названием “Psmith-Journalist” (Псмит-Журналист). [2] По-видимому, аллюзия, понятная американским читателям, могла быть непонятна или даже неприятна англичанам, которых традиционно отличает известная уверенность в некотором превосходстве собственной культуры над американской.

Несомненно узнаваемой для английского читателя стала аллюзия в названии романа “The Coming of Bill” [2] (1920 г.) (Пришествие Билла), отсылающая к библейскому “The Coming of Christ” [4] (Пришествие Христа). Содержание романа может лишь подтвердить догадку читателя: роман начинается с торжественного “пришествия” в мир долгожданного младенца Билла, впоследствии меняющего жизнь окружающих его взрослых. Следует заметить, что в Америке этот роман был опубликован под названием “Their Mutual Child” [2], возможно, в силу особой религиозности американского общества того времени, которое могло принять подобную аллюзию за богохульство.

К контексту английской культуры также отсылают читателя названия таких романов, как “A Damsel in Distress” (Дева в беде - образ из рыцарских романов), “Bill the Conqueror” (Билл Завоеватель- отсылка к образу Вильгельма Завоевателя), “Galahad at Blandings” (Галахад в Бландингсе- аллюзия на цикл романов о короле Артуре и рыцарях круглого стола), Barmy in Wonderland (Барми в стране чудес - аллюзия на роман Л.Кэрролла “Alice’s Adventures in Wonderland” [5]), а также “The Man With Two Left Feet” [2] (Аллюзия на рассказ А. Конан Дойля “The Man With the Twisted Lip” [6]).

Интертекстуальные названия подготавливают читателя к восприятию текста, настраивая его на определенное развитие событий, с одной стороны, и, с другой стороны, зачастую вступая в комическое противоречие с обыденными, а иногда и приниженными ситуациями, в которые попадают герои романов. Так, в романе “Galahad in Blandings” “рыцарь” Галли совершает подвиги во имя спасения всеми обожаемой свиньи Императрицы, “завоеватель” Билл в романе “Bill the Conqueror” борется за сердце прекрасной Фелисии, а “деву” Мод из романа “A Damsel in Distress” необходимо спасти не от дракона, а лишь от нежеланного замужества.

Следует отметить также особенности периодизации романов с интертекстуальными по своим номинативным параметрам названиями: 6 романов были написаны в период с 1912 по 1933 годы, то есть в то время, когда П.Г.Вудхаус переехал из Великобритании в Соединенные Штаты Америки, тогда как остальные 5 романов отдалены друг от друга по времени написания. Можно предположить, что, даже проживая в Америке, П.Г.Вудхаус не изменял тем культурным установкам, которые были привиты ему как всякому добропорядочному образованному британцу начала XX столетия, и через обращение к своему “типично британскому” багажу утверждал свою культурную и национальную идентичность.


Список использованной литературы

  1. Пьеге-Гро, Н. Введение в теорию интертекстуальности. М., 2008.- 240 c.

  2. The Russian Wodehouse Society. Bibliography. http://wodehouse.ru/bibeng.htm (2009, 26 фев.)

  3. Twain, M. The Prince and the Pauper. Dover Publications, 1997. - 176 p.

  4. Letter of Paul to Thessalonians. http://www.ccel.org/bible/phillips/CPn14Thess2.htm (2009, 26 фев.)

  5. Carroll, L. Alice’s Adventures in Wonderland. Pan Macmillan. 2005.- 208 p.

  6. Doyle, A.C. The Man with the Twisted Lip. Penguin, 1995, - 152 p.



Н. А. Чиндина

Поволжская государственная социально-гуманитарная академия


Игровая функция рамочных компонентов текста в романе Д. Фаулза

«A Maggot»


The article deals with the frame components of the text in the novel«A Maggot» by J. Fowles. The analysis shows that these components perform a game function.


В романе Д. Фаулза «A Maggot» рамочный текст задает определенную художественную прагматику. С помощью таких компонентов рамочного текста как заглавие, пролог и эпилог создаются специфические условия восприятия произведения, а также контекст его позиционирования.

Заглавие «A Maggot» дает читателю подчеркнуто неоднозначную информацию о содержании произведения. Это осуществляется за счет того, что само слово «а maggot», вынесенное в заголовок, имеет два абсолютно разных значения: 1) the soft limbless larva of dipterous insects, especially the housefly and blowfly, occurring in decaying organic matter; 2) (rare) a fancy or whim.[1]. Кроме того, в самом романе значение этого слово варьируется в зависимости от контекста.

В прологе заглавное слово «a maggot» с первых строк включается в ткань повествования и употребляется сначала в первом значении. Личинка червя, которая со временем должна преобразиться, представляет собой метафору художественного творчества: «A MAGGOT IS the larval stage of a winged creature; as is the written text, at least in the writer’s hope» [2:5]. Затем в прологе, а также в эпилоге реализуется уже второе значение, на что указывают такие слова как «this fictional maggot», «this fiction», «invention». Во внутрирамочном тексте заглавное слово встречается несколько раз в описаниях разными героями загадочных событий в пещере. В этих описаниях слово «а maggot» используется в первом значении. Герой Дэвид Джонс, рассказывая о приключениях Ребекки Ли, упоминает червя, изображенного на шпалере, которую Ребекка увидела во сне, находясь в пещере: «She said it was from one of the hangings in her dream, sir, in the Devil’s gallery. For there she saw a fair corpse of a young lady being gnawed by a seethe of maggots <…> and one of which was monstrous large, not of all nature <…>» [2:266]. Сама же Ребекка Ли впоследствии опровергает данную информацию и сообщает о том, что в пещере она видела не картину, а некую диковинную машину-чудовище, очень похожую на гигантского червя: «That floated in the inner cavern, like a great swollen maggot <…> yes, like a maggot, tho’ not» [2:359].

Таким образом, внутренняя неоднозначность, заложенная в самой семантической структуре заглавного слова, не получает экспликации в композиции произведения. Она лишь усиливается за счет того, что в рамочном и внутрирамочном текстах реализуются абсолютно разные значения вынесенное в заголовок слова «a maggot».

Заголовок, как правило, формирует у читателя «предпонимание» текста (Г.-Г.Гадамер), становится первым шагом к его интерпретации. Однако внутренняя неоднозначность заглавия романа «A Maggot» и его максимальная формальная сжатость создают широкое поле ин­терпретаций, порождают несколько возможных толкований и читатель не может предпочесть какое-то одно из них. Создается «ситуация интерпретационного выбора» (У. Эко), что требует сотворчества со стороны читателя. От того, какое толкование выберет читатель, зависит его «предпонимание» текста. Таким образом, осуществляется игра с читательскими ожиданиями.

Кроме того, заглавие подобного рода выполняет особую, игровую в своей основе функцию. Оно не только создает у читателя установку на эстетическое восприятие текста, но и реализует стратегию, нацеленную на то, чтобы вызвать именно размытое, неопределенное восприятие. Подобное заглавие дезориентирует читателя, задает ложный «горизонт ожидания». Это в свою очередь способствует созданию игрового характера текста на уровне рамы произведения.

Другим компонентом рамочного текста, выполняющим игровую функцию, является пролог. Пролог представляет собой «краткое описание событий, предшествующих тем, о которых идет речь в самом произведении» [3:114]. Вводная часть романа «A Maggot» обозначена именно как пролог (Prologue). Однако в ней ничего не говорится о событиях, предшествующих событиям романа, а лишь сообщаются некоторые сведения о фактах положенных в основу произведения. Это позволяет сделать вывод о том, что пролог выполняет функцию предисловия.

Пролог романа «A Maggot» - это своего рода мистификация. В нем намеренно подчеркивается дистанция между автором и создаваемой им эстетической реальностью. Кроме того, открыто признается тот факт, что эта реальность носит вымышленный характер. Читателю напоминают о том, что он имеет дело не с «настоящей» действительностью, а с вымышленным художественным произведением: «This fictional maggot was written <...>» [2:5], «This fiction is in no way biographically about that second woman <...>» [2:5], «<...> I would not have this seen as a historical novel. It is maggot» [2:6]. За счет этого обыгрывается конвенциональность письма. Кроме того, осуществляется целенаправленное разрушение романной формы как способ игры автора с читателем на уровне рамы произведения.

Еще одним значимым рамочным компонентом является эпилог. Эпилог представляет собой «краткое сообщение о том, как в дальнейшем сложились судьбы героев» [3:116]. Заключительная часть романа «A Maggot» озаглавлена словом эпилог (Epilogue), но в ней ничего не говорится о том, что произошло с героями в дальнейшем. Эпилог выполняет в романе те же функции, что и пролог, а именно обыгрывает условность письма. Эта функция осуществляется посредством упоминания автором-повествователем некоторых творческих принципов, непосредственно реализованных в произведении: «I have mentioned Daniel Defoe <...> only once in these pages <...> To following some of what I take to be the underlying approach and purpose on his novels, I happily confess» [2:455]. Конвенциональность письма также обыгрывается за счет того, что в эпилоге открыто признается вымышленный характер эстетической реальности. Читателю в очередной раз напоминают о том, что он имеет дело не с «настоящей» действительностью, а с вымышленным художественным произведением: «They (characters – Н. Ч.) are here almost all invention beyond their names» [2:455], «I repeat, this is a maggot, not an attempt, either in fact or in language, to reproduce known history» [2:455].

Итак, изучая особенности рамочных компонентов текста в романе Д. Фаулза «A Maggot», мы пришли к выводу о том, что они выполняют игровую функцию. При помощи заглавия реализуется игра с читательскими ожиданиями. В прологе и эпилоге обыгрывается конвенциональность письма. Все это способствует созданию игрового характера текста на уровне рамы произведения.

  1   2   3




Похожие:

Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» iconАнглистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 27 марта 2008г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2008»
Самарского государственного университета была проведена научная конференция «Англистика глазами молодых», в которой приняли участие...
Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» iconАнглистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет
Дёмина М. В. Гендерная концептосфера британского сказочного дискурса: от традиции к современности. (СамГУ)
Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» iconМеждународная научная конференция студентов и молодых ученых «актуальные вопросы в современной медицине»
Скрининг лиц старше 40 лет по выявлению факторов риска сахарного диабета II типа в условиях первичного звена
Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» iconГригорян О. Р., Кузнецов Н. В
Современные проблемы в астрофизике и физике космической плазмы X конференция молодых ученых. Иркутск, 17-22 сентября 2007 г. Международная...
Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» iconНелинейные дни для молодых – 2009 Программа докладов студентов, аспирантов и молодых ученых Устные доклады
Шешукова С. Е. (Фнп, аспирант). Эффекты автомодуляции магнитостатических волн в структуре из двух ферромагнитных пленок
Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» iconНелинейные дни для молодых – 2008 Программа докладов студентов, аспирантов и молодых ученых Устные доклады
Емельянов В. В. (Фнп, 5 курс). Генератор хаотических колебаний на основе связанных пролетных клистронов
Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» iconГ. Москва > 14-я Всероссийская конференция молодых исследователей «Шаг в будущее» с международным участием г. Москва > 3
Всероссийская конференция молодых исследователей «Шаг в будущее» с международным участием
Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» iconПоложение о Всероссийском конкурсе молодых журналистов «Молодежь России»
В целях привлечения молодых журналистов российских средств массовой информации к участию в формировании молодежной политики Российской...
Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» icon«Ломоносов-2008» Общая информация с 8 по 11 апреля 2008 года в рамках Международного молодежного научного Форума «Ломоносов-2008»
С 8 по 11 апреля 2008 года в рамках Международного молодежного научного Форума «Ломоносов-2008» в Московском государственном университете...
Англистика глазами молодых” Межвузовская конференция молодых ученых Самарский государственный университет, 26 марта 2009г. Научная конференция «Англистика глазами молодых 2009» iconКонкурс клубов весёлых и находчивых (квн)
Цель: повышение правовой культуры избирателей, привлечение к активному участию молодых избирателей в выборах, этического и нравственного...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов