Удто миллионами ножей icon

Удто миллионами ножей



НазваниеУдто миллионами ножей
Дата конвертации27.08.2012
Размер248.55 Kb.
ТипДокументы







удто миллионами ножей

Беспощадно боль меня пронзала.

Я хотела умереть скорей,

Что бы никогда уж не страдала.

А внутри лишь пустота была,

Мысли в голове моей бежали:

Кем была я? Для чего жила?

Образы, мелькая, исчезали.

Ждёт ли в мире кто-нибудь меня?

Есть ли дом, семья, друзья, родные?

Всё исчезло, всё забыла я.

А сейчас лишь боль и страхи злые.







Мина сидела в прохладном светлом помещении и просто смотрела в окно на игру теней. Ей казалось, она находится здесь целую вечность, но не было сил уйти или хотя бы подняться.

-Привет, Амина! - услышала она знакомый женский голос и, обернувшись, увидела хрупкую рыжеволосую девочку лет шестнадцати. Ниран. Удивительная странная девочка, мягкая и очень милая, в её движениях была лёгкость и пластичность, как у кошки, а в глазах горёл огонёк, от которого становилось теплее. Такая родная… Лучшая подруга.

-Мне надоело сидеть здесь, - пожаловалась Амина.

-Тебе осталось лечиться несколько дней. Не надо было тренироваться под дождём, - девушка улыбнулась и села рядом с Аминой. - И всё-таки я тобой восхищаюсь.

-Почему? – удивилась Амина. Ниран улыбнулась и задумалась на пару мгновений.

-Ты всегда к чему-то стремишься, знаешь, чего хочешь. Умеешь добиваться своего, много работать, быть лучшей... Хотя порой мне кажется, что тебе всё это не нужно.

-Возможно ты права… А я всегда завидовала тебе, - ответила Амина.

-Но ведь я ничего не умею, – Ниран удивлённо взмахнула своими длинными ресницами, которые делали её лицо таким трогательным.

-В тебе есть так много, - ответила Амина и села ближе. - И ты – счастливый человек.

-Мне повезло, что у меня есть такая подруга как ты.

-Нет, мне повезло больше.

Амине было так хорошо, уютно и тепло. Она обняла подругу и на несколько секунд забыла обо всём. Как здорово быть кому-то нужным…

А потом раздался грохот и здание стало рушиться. Камни осыпались и падали на пол, в воздухе поднялось облако пыли. Амина хотела встать, но не могла пошевелиться. Ноги и руки были словно прикованы к кровати, на которой она сидела.

Ниран вскрикнула и стала медленно таять в воздухе, а по её щекам текли слёзы.

-Не исчезай, - Амина почувствовала удушающий, подкатывающий к горлу ужас.


-Прости меня, Амина, - прошептала она и слабо улыбнулась, тая как дым, – мне совсем не хочется исчезать!

-Ниран!

А всё вокруг продолжало рушиться и Амине стало по-настоящему страшно. Она хотела закричать, но с губ сорвался лишь сдавленный хрип. Амина вздрогнула и очнулась.

Она попробовала сесть, но это была не самая лучшая идея. В тело впилась тысяча маленьких кинжалов, сильно закружилась голова. Амина только скрипнула зубами и медленно-медленно легла. Перед глазами всё плыло и было больно даже дышать. Но уже не так как раньше.

А ещё была непонятная и пугающая пустота. Чего-то не хватало, что-то было не так, и это очень пугало. Амина не понимала, почему так больно и страшно, всё кружилось в её сознании, падая в пучину вместе с ней. Хотелось хоть на мгновение забыться, отвлечься от этой беспощадной боли, а она всё не стихала, словно мстила за всё.

Амина снова открыла глаза и только через несколько минут ей удалось оглядеться. Это была небольшая уютная комнатка: шкаф, кровать, столик и пара стульев, - вот и вся обстановка; окна были украшены розовыми занавесками и вазой с цветами, а на полу лежал симпатичный голубой коврик с дельфинами. Было что-то мягкое и родное во всём, как из сна о детстве.

И только сейчас Амина поняла, что её так тревожило минуту назад. Она ничего не помнила. Её память словно стёрло чьей-то рукой и она не могла припомнить ни имени, ни прошлого.

Надо встать. Надо куда-то пойти, надо найти людей, разузнать всё… Но она не шевелилась, лежала и рассматривала потолок, так как было тяжело поворачивать голову и просто не хотелось никуда смотреть. Она думала обо всём на свете. Мысли метались, сталкиваясь друг с другом и не было ни одной, за которую можно было бы ухватиться...

Вдруг раздались лёгкие шаги. Амина прислушалась и затаила дыхание. Затем последовал звук открываемой двери и тихий напев. Амина всё-таки повернула голову и присмотрелась.

В комнату вошла невысокая девушка лет восемнадцати, она откинула шторы, и солнечный свет залил всё вокруг. У неё были вьющиеся белокурые волосы, стройная фигурка в белом платье, задорные голубые глаза и мягкая обаятельная улыбка. Девушка что-то напевала тихим мелодичным голосом, поправляя цветы и протирая столик тряпкой. И Амина поймала себя на мысли, что могла бы долго так лежать, наблюдая за ней.

Девушка оглянулась и замерла на пару мгновений. А потом Амина услышала фразу, которая почему-то запомнилась на всю жизнь и всегда согревала в самые тяжёлые минуты.

-Доброе утро!

В самих словах не было ничего особенного. Просто вежливое приветствие, каким обмениваются люди в начале каждого дня. Только вот Амина поняла, что жива, открыла глаза и после кошмаров, которые терзали её почти сутки, она увидела эту хрупкую девушку лет восемнадцати. Её лицо показалось Амине очень красивым, особенно синие, как небо, глаза в обрамлении пушистых ресниц и мягкая, очень притягательная улыбка. Девушка села рядом с Аминой, улыбнулась, взяла её за руку и было что-то очень тёплое в этом прикосновении.

Амине было тяжело даже дышать, не то, что говорить, но она всё же спросила: «Где я?»

-Это мой дом. Здесь мы живём с мамой, - сказала девушка и в её взгляде появилась грусть, смешанная с её теплом. – Тебя нашли недалеко от дороги, сильно избитую и пораненную. Похоже, это нападение разбойников. Не понимаю таких людей… Но ты не бойся. Больше тебя никто не обидит… Меня зовут Обилона. А тебя – Амина, верно? Это написано на браслете. Никогда таких не видела.

Амина невольно взглянула на руки. На левом запястье действительно был браслет, только Амина не могла понять, что там написано; буквы, выведенные на нём неровным почерком, расплывались перед её глазами. Другая рука была вся в повязках.

Обилона задумалась на несколько мгновений, а затем просто спросила:

-Как ты?

-Всё нормально, - ответила Амина тихо и постаралась улыбнуться.

-Тебе сейчас трудно, - сказала Обилона, мягко откидывая со лба прядь золотистых волос. - Но постепенно будет становиться всё лучше. Говорят, здесь особые места и проходят все болезни… Скажи, тебя что-то тревожит помимо плохого самочувствия?

-Я ничего не помню. Словно только сейчас родилась.

Обилона удивилась, наклонила голову на бок.

-Это страшно. Хотя порой хочется, конечно, всё забыть. Может просто Боги дали такой шанс...

Потеря памяти пугала Амину и настораживала. Ей не нравилась эта пустота даже больше, чем боль при каждом движении. «Так не должно быть, - думала она вновь и вновь. – Я должна вспомнить. Вспомнить хоть что-то».

-Недалеко отсюда преступники напали на людей, - сказала Обилона. – Возможно, это дело их рук. Мы нашли тебя несколько дней назад и были поражены тем, что узнали. Тебя сильно избили. Ты была без сознания, потеряла много крови... Мы не знали, очнёшься ты или нет. Поэтому так приятно слышать твой голос! Это как чудо!

Её улыбка была обезоруживающей, немного детской, а в синих глазах светились огоньки. Но всё равно где-то внутри была грусть.

-Спасибо, - прошептала Амина. – Вы ведь меня спасли, да?

-Ну не могли же мы тебя там оставить, правда. Каждый ведь может попасть в беду. К тому же без твоего пса ничего бы и не было. Он привёл нас к тебе… Несколько дней ты была без сознания, пёс приходил и уходил в лес охотиться. Ты не помнишь его?

-Нет, - ответила Амина, злясь на себя, и сделала неловкое движение. Сильная боль пронзила её, всё потемнело в глазах. Обилона достала из шкафа пару склянок, налила жидкость в стакан и протянула его Амине:

-Выпей, тебе станет легче, это очень хорошее лекарство. Доктор посоветовал принимать его каждый день. Это поможет залечить раны.

Амине потребовались новые усилия, чтобы снова сесть и взять стакан в руки. Напиток был тёплым и неприятным на вкус, она поморщилась, допивая лекарство до конца, но от него действительно стало легче, мысли немного прояснились.

-Ну да, это не сахар, что поделаешь, - улыбнулась Обилона, и стала продолжать наводить в комнате порядок, хотя вокруг и так было очень чисто.

-Где этот пёс? – прошептала Амина, тщетно пытаясь вспомнить, хоть что-то. Голова болела всё сильнее, а она всё не могла поверить, что это ей не снится.

-Он лежит у дверей, спит, наверное, – отозвалась Обилона. – Позвать его?

Амина слабо кивнула.

Через минуту в комнату вошёл огромный серый пёс с перевязанной лапой. Он был крупным и сильным, в темноте его можно было принять за волка. Наверняка, боязливые дети при виде него начинали плакать, но Обилону он нисколько не пугал, как впрочем и Амину. Он казался диким и страшным, но его глаза были умными и, складывалось впечатление, что он всё понимал.

Пёс быстро оказался возле хозяйки, завилял хвостом, как щенок, а потом притих, словно понял, что с ней что-то не так, и положил ей на колени свою тяжёлую голову. Амина не помнила его и не могла назвать даже имя. Но странное ощущение мягкости, тепла и нежности поднималось внутри. Она знала, что любила его, что звери не умеют врать. Амина осторожно протянула руку и погладила пса по его всклокоченной шерсти. Сейчас её немного страшил этот зверь, но она знала, что он не причинит ей вреда, чувствовала где-то внутри.

Амина подняла глаза и внимательно посмотрела на Обилону.

-Всё-таки спасибо тебе за всё.

Обилона ей не ответила, только улыбнулась, а в её глазах был некий свет, от которого становилось тепло.





Время шло, продолжая свой стремительный бег. Наступила весна, дни были длинными и тёплыми, всё цвело и пахло вокруг. Амина уже могла двигаться и даже ходить, как раньше, но память по-прежнему не возвращалась. И это пугало. Женщина старалась не думать об этом, просто продолжала жить у Обилоны и её матери Норрены – приятной женщины сорока лет. Они шили мягкие игрушки и ездили в город на рынок продавать их. Амина научилась неплохо управляться со спицами, но у неё не хватало терпения. А однажды её посетило короткое видение. Она видела девушку, которая ткала, напевала и что-то говорила прохладным хриплым голосом. А ещё ей снился старик с шестом и привлекательный молодой мужчина… Амина долго думала над этим, но ничего не могла вспомнить. Ей снились и другие отрывки из прошлого, но сны забывались в ту же секунду, что наступало пробуждение. И это было обидно.

Прошло уже четыре месяца с тех пор, как Амину нашли. За это время она стала практически родной в доме, сильно сдружилась с Обилоной и привязалась к её матери. Жители деревни, также были друзьями, готовыми всегда помочь. И Амине почти нравилась такая жизнь, - спокойная, размеренная и приятная, хотя ей всегда чего-то не хватало. Амина жадно узнавала обо всём, что хоть как-то могло пригодиться, она поняла, что ей легко делать какие-то вещи, например, держаться на лошади. Она старалась заниматься разными вещами в надежде, что хоть что-то подтолкнёт её к воспоминаниям о прошлом. Ей нужна была хоть одна нить и клубок бы распутался сам собой. Она думала об этом постоянно и поняла, что так нельзя.

«А может это и не надо - вспоминать. Зачем? – сказала как-то Норрена. – Что-то иногда нужно забыть. Может, Боги дали тебе такую возможность?» Но Амина говорила себе: «Нет, я очень хочу вспомнить, я должна это сделать»…

Иногда женщины собирались на улице, садились на скамейки и начинали вышивать, обсуждая всё вокруг. И Амина тоже взяла шитьё и вышла на улицу. Это был хороший солнечный день, ветер приятно ласкал кожу. Девушки затянули песню, их голоса сливались и звучали очень красиво. Как только одна песня заканчивалась, кто-то затягивал новую и все подхватывали знакомые с детства слова.

Я буду богов просить,

Чтобы ты вернулся живым.

Я ветром хочу голосить,

Во тьме растворяясь, как дым...

Это была старая песня о девушке, которая провожала жениха на войну... Обилона пела и её голос становился всё сильнее и сильнее, и была в нём какая-то особенная страсть, тревога и притягательность. На глазах у неё блестели слёзы. Казалось, она поёт о себе. Амина смотрела на неё и всё думала: «Как же мне повезло, что рядом есть такие люди, как ты... Но почему я так отличаюсь от других и все это чувствуют?» Ей снова показалось, что разгадка близка, что ответы где-то рядом, но они вновь ускользали от неё.

А жизнь текла размеренно и спокойно и иногда Амина вспоминала пение подруги, старые сны и думала о своей жизни, о своём прошлом.

В один из вечеров девушки вернулись домой поздно. Они были довольны, потому что быстро продав игрушки, они отдохнули и повеселились. Амина и Обилона за всё это время стали практически сёстрами, хоть и были совершенно разными: Амина – жёсткая, твёрдая, уверенная в себе и порой отчаянная, совершенно не была похожа на свою добрую и жизнерадостную подругу.

-Как прошёл день? – спросила Норрена, готовя ужин, когда девушки вернулись.

-Чудесно! - воскликнула Обилона. – Игрушки улетели со свистом. Мы ходили в амфитеатр на комедию и так смеялись!

-Я рада за вас… - ответила Норрена и вдруг тяжело вздохнула. – Всю ночь снились кошмары. Ох, не добрые у меня предчувствия.

-Ничего страшного не будет, не волнуйся, - сказала Обилона мягко и добавила. – Амина, правда мы видели настоящих слонов? Они из Индии, мама.

Амина кивнула, хотя в этот момент думала совсем о другом. Она выздоравливала и понимала, что пора самой устраивать свою жизнь. Она решила уйти, когда поправится окончательно, найти работу, жильё, хоть это и сложно, чтобы потом отплатить добром тем, кто так помог ей….

Ночь наступила скоро, и все улеглись. На улице стало темно, лишь тонкая луна и звёзды смутно светили на небе. Девушки, как всегда, болтали перед сном. Им нравилось спокойно лежать у распахнутых окон, вслушиваясь в ночь и говорить обо всём. Наступила тишина и Обилона спросила вдруг:

-Как по-твоему, Амина, у тебя есть семья? Своя семья – муж, дети? Вполне возможно, где-то есть мужчина, который ищет тебя.

Амина задумалась и ответила неохотно.

-Не знаю, вряд ли. Он бы уже нашёл меня.

Иногда Амина думала о том, есть ли где-то человек, который её ждёт, переживает о ней. Но она решила для себя, что лучше быть одной, чем причинять кому-то боль. Порой она ненавидела себя за потерю памяти. Она снова задумалась и ей показалось, что она всё сейчас вспомнит. Что-то мелькало в голове, зажигалось, как искры пламени, и исчезало так же мгновенно. Это было странно и мучительно.

-Ты всё вспомнишь, - прошептала Обилона мягко, словно читая её мысли. – Не расстраивайся.

Амина покачала головой и улыбнулась:

-Всё в порядке. Не стоит за меня бояться... А как на счёт тебя? Что-то мне подсказывает, что ты молчишь о ком-то.

Обилона вдруг перестала улыбаться.

-Это не интересная тема для разговора.

-Ты уверена?

-Да, - её голос был резок.

Наступила тишина, Амине стало неловко и грустно... В Обилоне было что-то удивительно красивое и притягательное; казалось странным, что её можно не любить. Они молчали, глядя в окно на эти тёмные облака, и каждый думал о тех тайнах, которые не хочется открывать даже близким.

-Прости, - сказала Амина.

-А ты меня, - прошептала Обилона чуть слышно. - Я так устала, давай спать. Пусть Морфей пошлёт тебе приятных снов.

-Тебе тоже, милая.

Амина укрылась одеялом и через несколько минут уснула. Чтобы хоть во сне увидеть того, кто может быть ищет её…




Амину разбудил шум голосов и рычание пса на улице. Она проснулась, вскочила с постели и подбежала к окну. Её сердце на пару мгновений замерло в груди. На улице шла битва…

Всадники с оружием в руках напали на деревню, ломая всё на своём пути, убивая защищавшихся людей и поджигая дома. Повсюду раздавались крики и звон мечей.

-Что там? Почему такой шум? – спросила Обилона, медленно поднимаясь с постели.

- Кто-то напал на нас, – ответила Амина. – Вставай.

Обилона неуверенно подошла к окну.

-Какой кошмар! – прошептала она, сжав подоконник, словно он мог её спасти. Картина и вправду была ужасна: горящие дома, мертвые и раненные на земле, кто-то ещё отчаянно сражался…

В комнату вбежала Норрена.

-Что случилось? – в ужасе спросила женщина. – Я проснулась от этих криков. На нас напали?

Амина взглянула ещё раз в окно и вздрогнула. Стало не по себе. В её памяти начали всплывать отдельные образы, сюжеты и отрывки, голова кружилась от всего этого. Она слышала такие крики, видела похожие бои, помнила, как убивали людей, грабили и рушили дома… Как она это ненавидела, но она выросла среди таких событий. Казалось, в голове что-то взорвалось, обрывки воспоминаний складываясь в одну огромную и страшную картину. Она вспомнила… вспомнила всё…

«Надо сказать им», - подумала она.

-Мне кажется, что я…

Договорить Амина не успела. Дверь распахнулась, и в комнату ворвалось несколько воинов. Четверо здоровых крепких парней с ухмылкой на лице.

-Какие тут красавицы! – сказал один из них. Его меч был перепачкан чьей-то кровью. Они зашли и захлопнули дверью.

Обилона не шевелилась, только руки дрожали, а лицо было белым как мел. Амина чувствовала, как напрягается всё внутри. «Надо что-то делать, - думала она. – Но что?!»

Один из них вышел вперёд, грубо схватил Обилону за локоть и прошептал:

-Пойдём, малышка, ты тут, похоже скучаешь. Не бойся, тебе понравится, - он потащил её в соседнюю комнату, она закричала, пытаясь вырваться от злодея, схватившего её, но он был гораздо сильнее. Амина сделала пару шагов навстречу подруге, но оставшиеся бандиты, смеясь, преградили ей путь. Норрена быстро вытащила из шкафа старый охотничий нож и отчаянно бросилась на парня.

-Не трогай мою дочь, тварь!

Это были её последние слова. Её противник одним ударом выбил нож из её рук, а другим вонзил в неё меч по самую рукоятку. Норрена пошатнулась, сделала неловкий шаг и упала на пол. Алое пятно на её платье медленно расплывалось и становилось всё больше. Женщина тяжело дышала, пыталась что-то сказать и Амина сразу поняла, что жить ей осталось совсем недолго.

-Не надо было мешать, глупая старуха, – ухмыльнулся разбойник. Похоже, он был доволен проделанной работой.

Обилона вскрикнула, вырвалась и кинулась к матери, по её щекам бежали слёзы. Девушка растерянно обвела глазами комнату, словно видела её впервые. Разбойник наклонился к ней и рывком заставил встать.

В этот момент второй бандит, растягивая губы в слащавой улыбке, подошёл к Амине и обнял её.

-Не переживай за подружку, деточка, - его голос был сухой и низкий.

Она вывернулась, схватила стул, который стоял рядом, и со всей силы ударила им по голове разбойника. Деревяшка треснула, парень упал.

-Я тебе не деточка, – прошептала она. Он попробовал подняться, но Амина ударила снова и закричала, не узнавая собственный голос:

-Цербер!

Пёс ворвался в комнату, как смерч. Он бросился на убийцу, который всё ещё держал Обилону за руки, сбил его с ног, вцепился зубами в горло.

-Надо убить собаку, - проговорил один из оставшихся парней и прицелился из самострела.

Амина подняла нож и метнула. Лезвие свистнуло в воздухе и вонзилось прямо в горло. Воин упал и его лицо содрогнулось в последнем вздохе.

Четвёртый замер на пару мгновений от испуга, а затем схватил меч и кинулся на Амину. Она ударила его ногой в живот. Парень согнулся, выругался и с глазами полными ярости кинулся на неё снова. Амина знала, что делать – подсечка, удар в лицо... Всё шло слишком быстро, чтобы это осознать. Амина вывернула ему руку и, выдернув меч, ударила разбойника плашмя по голове. Он упал на пол и, похоже, надолго потерял сознание.

Обилона вдруг внимательно посмотрела на Амину.

-Как ты это делаешь?

Видно, любопытство и удивление на какое-то время победили страх и боль. А может просто она ещё не осознала, что происходит.

В комнату ворвалось ещё несколько типов и самодовольные улыбки медленно сползли с их лиц, когда они видели лежащих на земле приятелей. Амина держала в каждой руке по клинку и хмуро смотрела на них. Обилона попятилась назад, пока не прижалась спиной к стене. Словно эти несколько шагов могли её спасти.

Кто-то кинулся на Амину с кинжалом, но та сильным ударом выбила у него оружие, затем подняла лежащий на полу самострел и навела его на оставшихся негодяев, Цербер злобно рычал, готовясь кинуться на любого, кто подойдёт к ним хоть на шаг.

-Уходим!

Воины попятились и выскочили в дверь.

Амина вздохнула с облегчением, подошла к подруге и обняла её. Она не стала ничего говорить Обилоне, не стала утешать, потому что знала, что сейчас это не поможет.

-Обилона, жди здесь. Возьми этот меч. Держи его крепко. Если кто-то чужой войдёт сюда – бей, не задумываясь. Никого не жалей, потому что они тоже не будут жалеть. Ты меня поняла?

Обилона неуверенно сжала меч и дрожащим голосом спросила:

-Ты уходишь? Пожалуйста, не надо. Я сойду с ума здесь одна.

-Обилона, я должна попробовать это остановить... Соберись, пожалуйста! Закрой за мной дверь. Если не вернусь, значит так надо… Я надеюсь, что я вернусь… А ты, Цербер, охраняй, - сказала она псу, зная, что он перегрызёт глотку всякому, кто решится напасть на Обилону.

Амина хорошо знала, что значит потерять родных. Сейчас ей было не по себе, что-то трепетало внутри, сердце отчаянно билось, стало очень горько. «Обилона, бедная моя Обилона, разве она заслужила такое?» - думала она. А ещё было очень жаль Норрену, но Амина смогла перебороть себя, спрятав боль, как это делала всегда. Амина знала, что никогда себе не простит, если с девушкой что-то случится. А потому надо действовать быстро и жёстко. Она завязала на лбу ремешок, чтоб волосы не мешали, и быстро вышла на улицу…

Женщина бежала вперёд по тёмным улицам, освещённым светом факелов и горящих домов. Повсюду раздавались крики вопли, плач, кто-то сражался, а на земле лежали убитые. Амина бежала вперёд, лишь вперёд. Несколько воинов пыталось остановить её, но она, не замедляя бег, одним быстрым и сильным ударом сбивала их с ног. Амина летела, как птица, почти не чувствуя ног.

Она быстро устала. Всё плыло в глазах, сердце отчаянно билось, казалось, оно вот-вот разорвётся на части. Она тяжело дышала, каждый шаг давался всё сложнее. «Как долго я не занималась спортом… Остановиться бы, остановиться хоть на минуту», - пронеслось у неё в голове. Но бывшая предводительница Гердерс знала, что время терять нельзя, от этого зависят чужие жизни. Она собрала всю свою волю внутри себя, пыталась отделиться от тела, стать свободной, вырваться вперёд, несмотря на все препятствия, выжить, что бы бороться и победить. Так учил её когда-то Дарток – главарь Гердерс, приютивший бывшую амазонку, обучивший её всему. Он говорил, что ненавидит всё, но возврата нет, уйти нельзя, зло возвращается, спрятаться от него нельзя. Даже в мире жестокости и зла в их жизнях было место дружбе и пониманию. Как часто ей его не хватало. Особенно в такие моменты, как сейчас.

Амина бежала вперёд, не останавливаясь и не оглядываясь назад. Вся жизнь вставала перед глазами и она казалась такой странной, как будто чужой. А жестокость была бумерангом: ещё в детстве чья-то злая сила сбила Амину с ног, разрушив всю её нормальную жизнь, а потом она сама стала поступать с людьми также как они с ней. Но когда ей удалось вырваться из этой странной нелепой игры и начать новую жизнь, бумеранг, вернувшись, снова ударил её, но она уже крепко стояла на ногах. Она жила тихой спокойной жизнью, о которой всегда мечтала, но всё вернулось к ней с новой силой, от зла не спрятаться, не спастись, оно вернётся и настигнет в любую минуту…

Амина выбежала на самый конец деревушки и присмотрелась. В отдалении находилось три всадника на чёрных, как ночь, лошадях. Главаря определить было не сложно – он был посередине, на самом дорогом коне, в хороших доспехах. Она знала его, они виделись как главари сильных шаек, но его воины всегда были слабее. Это был мужчина лет сорока, высокий неприятный тип с маленькими глазками и седыми усами. Он не внушал ей никакого уважения или страха. Амина достала с пояса два длинных клинка, отдышалась, размяла руки и пошла к всадникам.

-Привет, Зейтон, - сказала она, прохладно улыбнувшись.

Он оглянулся и невольно вздрогнул, его лицо побелело.

-Нет… Тебя же убили, - прошептал он, запинаясь.

Амина только расхохоталась, чувствуя прилив сил.

-Не бойся, я не призрак. Да, меня хотели убить, но, как видишь, не вышло, - затем улыбка исчезла, и её лицо стало холодным, как сталь. – Уходи отсюда, эта деревня под моей защитой.

Несколько мгновений они стояли, глядя друг на друга. Вдруг он расхохотался.

-Вот как? И где же твои люди? Кажется, их здесь нет. Тебя выгнали, ты потеряла силу. Но это здорово, что мне достанется больше славы.

Он повернулся к двум воинам, стоявшим рядом.

-Убейте её.

Они спрыгнули с коней, переглянулись и стали медленно подходить к ней. Один из них напал первым. Он замахнулся мечом, но Амина легко отразила выпад и увернулась от второго удара. Старые навыки быстро вернулись к ней и она помнила, как надо драться, как будто не провела в тихой деревне несколько месяцев. Руки уже отвыкли от оружия, но память вернулась до конца, и от этого Амина была готова биться как никогда. Она стала сражаться сразу с двумя, ловко орудуя клинками. Эти парни были сильны, но они не знали и половины приёмов, которыми она владела в совершенстве, отрабатывая долгие годы, не зная усталости… Когда один из воинов сделал выпад, она увернулась и второй воин напоролся на его меч. Здоровяк понял, какую ошибку допустил, и стал действительно злым. Такой человек теряет координацию, и справиться с ним было уже проще. Но она не стала его убивать, лишь сильно ударила рукояткой меча по голове, когда он был близко. Этого было достаточно, чтобы парень рухнул на землю.

Зейтон смотрел на это молча и не шевелился. Она подняла на него глаза и улыбнулась, зная, что он всегда ненавидел её и завидовал. И всегда боялся.

-Ну так что? – спросила она самодовольно. Он плюнул в сторону и спрыгнул с коня.

-Я убью тебя сам, - прорычал он злобно.

-Давай, попробуй, - промурлыкала Амина.

Несколько мгновений они стояли, глядя друг другу в глаза. Она чувствовала, что сильнее его. Не силой мышц, и даже не сноровкой, а чем-то другим, что порой играет решающую роль. Она была сильнее изнутри.

Зейтон резко занёс меч, но Амина быстро отбила удар, и они начали сражаться. Бой продолжался пару минут, они наносили всё новые и новые удары. А затем наступила пауза. Их мечи скрестились, и противники замерли, пытаясь пересилить друг друга.

Зейтон пнул её в живот и резким ударом сбил с ног. Она выронила меч, боль затмила всё. Её старые раны не успели затянуться до конца и дали о себе знать, а он словно знал, куда надо бить. На несколько секунд перед её глазами появилось огромное пятно, похожее на солнце, но Амина быстро собрала все силы в комок, зная, что враг не будет ждать ни минуты. Она быстро потянулась за мечом, который лежал рядом. Зейтон наступил ей на руку и отбросил меч в сторону, а затем приставил лезвие к её горлу:

-Ну как? – усмехнулся он. Сейчас главарь забыл об этой деревне и своих людях, существовал лишь этот поединок и его победа. А она помнила о том, ради кого она дерётся, помнила постоянно. - Тебе конец, предводительница Гердерсов! Я победил, – вскрикнул он и замахнулся.

Ей хватило одного мгновения, чтобы откатиться в сторону, схватить свой клинок и вскочить. Их мечи снова скрестились и бой возобновился, но ей скоро удалось его ранить и выбить меч из его рук. Кончик её меча касался его шеи.

-Ты всегда был трусливым подонком! Теперь вели им убираться! – заорала она.

Зейтон побледнел. Похоже, он колебался, но лезвие было слишком близко от его горла, и он прекрасно знал, что она не шутит. Предводитель медленно поднял рог, висевший у него на шее, и затрубил. Раздался протяжный глухой звук, напоминающий стон, – это был сигнал отступления.

Амина вздохнула с облегчением, хотя понимала, что рано ещё праздновать победу. Она снова была так близко к смерти, что только случай определил её судьбу, это пугало и будоражило кровь. Такое происходило и раньше, но сейчас многое было другим, впервые в жизни она дралась не только за себя.

Прошло несколько минут, и из деревни показались воины, стекаясь со всех сторон. Они собрались вокруг Амины и Зейтона. Лица их были явно недовольными.

-Вели им убираться отсюда, - повторила Амина, прижав меч ещё плотнее к его горлу.

-Уходим, отступление! – прокричал Зейтон слабым дрожащим голосом. На лицах разбойников были досада и удивление, но они знали, что неповиновение карается жестоко.

Они медленно отступали в лес, то и дело оглядываясь назад. И было в этом что-то торжественное. А она вдруг почувствовала навалившуюся усталость, но знала, что и сейчас нельзя расслабляться.

Скоро к ним подошли деревенские жители, обрадованные таким поворотом событий. Несколько мужчин связали разбойника и потащили в деревню. Она старалась не отвечать на их вопросы и держалась несколько отстранённо.

-Надо послать почтовые колесницы в город, - сказала Амина жителям. - Пусть пришлют нам подкрепление, на случай если они вернутся. А его пусть судят по всем правилам.

-Мои люди вернуться и отомстят! – прокричал Зейтон.

Амина расхохоталась – она по себе знала преданность воинов.

-Неужели ты думаешь, что они вернутся, что б спасти тебя? – спросила она с усмешкой и обратилась к жителям деревни. – Только не убивайте его, пусть состоится суд. Ему достанется то, что он заслуживает. А сейчас заприте его в чьём-нибудь чулане.

Амина знала, что они сделают именно так. Она пошла к дому Норрены и Обилоны, не слушая его ругательств, открыла дверь и замерла. Картина была страшной: раскинутая поломанная мебель, на полу кровь и неподвижные тела – Норрена на диване и головорезы в стороне. Рядом с женщиной сидела её дочь и плакала, её худое хрупкое тело лихорадочно дрожало. Пёс лежал рядом, положив голову ей на колени. Это было жестоко - оставлять её в такой момент, но у Амины не было выбора. Что ей сказать, как помочь? Амина по себе знала, что всё будет бесполезно. Она обняла подругу и они долго сидели молча. Прошло сколько-то времени, когда Обилона тихо прошептала: «Где те люди?»

-Ушли, их прогнали, - ответила Амина мягко.

-Хорошо…. А маме… было больно? – прошептала Обилона, всхлипнув, как ребёнок.

-Нет, не думаю. Всё было так быстро… Она была очень хорошим человеком и наверняка уйдёт к Елисейским полям, где не бывает зла. - Амина сжала руку подруги и заговорила с ней. – Обилона, ты мне очень дорога, у меня нет никого дороже тебя, а я чуть тебя не потеряла. Ты должна быть сильной. Хотя бы ради мамы, она хотела бы этого, – Обилона, ничего не сказав, посмотрела на неё своими большими мокрыми глазами, и вздохнула. Это значило, что она сможет жить дальше.


Прошло несколько дней, мать Обилоны похоронили вместе с другими умершими. Люди были подавлены и испуганны, всё изменилось. Слишком много погибло в ту ночь. Дети больше не играли на улицах, а женщины перестали улыбаться. Теперь они по-другому смотрели на Амину и в их глазах порой читался страх, смешанный с недоверием и странной благодарностью. Некоторые люди старались расспросить её обо всём, но она не желала это обсуждать.

Обилона держалась неплохо, разговаривала с людьми и даже занималась какими-то вещами, но всё делала, как во сне. Амине было очень грустно смотреть на подругу, совсем незнакомую, напуганную, усталую и растерянную. Обилона не плакала, она продолжала заниматься теми же делами, что и всегда. Почему-то это было страшно. «Если бы она заплакала, я бы обняла её и стала успокаивать, что-то говорить. Нам обеим стало бы легче, - думала Амина. - Почему она держит всё в себе, как я? Так нельзя»… Они не говорили о той ночи. Казалось, Обилону не интересовали подробности. Амина замечала и другие странности. Её подруга стала собирать вещи, почти перестала тратить деньги, спрашивала людей, нужен ли кому-то дом.

-Ты собираешься уехать отсюда? – спросила Амина.

-Я не могу больше здесь находиться. Давай уедем вместе, прошу тебя. Здесь всё мне напоминает о том дне.

Она говорила тихо, словно кто-то мог подслушать её слова. Амина согласилась.

-Да. Я и сама подумывала об этом… Только не продавай пока дом, вдруг позже захочется вернуться назад?

Затем, помолчав, она всё-таки решилась сказать:

-Есть одна вещь, которую тебе следует знать... Я вспомнила свою жизнь. Всё до мельчайших деталей.

-Правда? – Обилона немного оживилась. – Расскажи. Мы так ждали этого.

-Я действительно очень хотела вспомнить своё прошлое, - ответила Амина. – Но сейчас я думаю, что может было бы лучше не вспоминать его.

-Почему? – удивилась Обилона. – Я не понимаю.

-Не буду скрывать, я была преступницей и убийцей. Я тоже вела воинов, мы грабили поселения и убивали тех, кто пытался защищать свои дома, - говорила Амина негромко. Слова казались такими чужими, их было трудно произносить. – Я была предводительницей армии Гердерс. Ты, наверное, слышала о них.

-Слышала… Нет, это какая-то ошибка, - воскликнула Обилона, глядя с ужасом на неё.

-Это правда. Я действительно сразилась с их предводителем в ту ночь и победила. Разве нормальной женщине было бы это под силу?

Обилона встала и подошла к окну. Потом обернулась. Её лицо побледнело, рука сжалась в кулак.

-Мне не хочется в это верить, - прошептала она. – Ты ведь была такой родной, своей... Не могу представить, чтобы ты убивала людей и грабила дома, как они. Я хочу знать, почему ты могла это делать.

Предстоял долгий разговор.

-Моя жизнь была сложной, Обилона, и я воспринимала злобу, как способ выжить, - ответила Амина. Говорить было тяжело, но она знала, что надо это сделать. - Мою семью убили, когда я была совсем маленькой. Я чудом спаслась, жила в городке, голодала, и кто-то посоветовал пойти к амазонкам, которые жили неподалёку, и я пошла к ним. Там меня приняли хорошо, дали еду и кров. Я со всей страстью училась драться и мечтала отомстить за смерть семьи. Постепенно я стала одной из лучших среди ровесниц, и это безумно раздражало одну из них, она ненавидела меня всё больше и однажды решила убить. Но умерла моя подруга, защищая меня. Я отомстила. Тогда я впервые убила человека, мне было семнадцать... Меня изгнали из племени и я снова осталась абсолютно одна... Позже я встретила старика Дартока - предводителя армии Гердерс, он предложил мне присоединиться к его армии, и я согласилась. А куда ещё мне было идти? Да, мы нападали на людей, грабили, иногда даже убивали, так мы выживали, как могли. Но мои люди не насиловали женщин, как те подонки, которых ты видела, и не убивали стариков и детей… Хотя я не вижу оправданий. Я ненавидела всё, что меня окружало, но вырваться из этого мирка было почти невозможно. Я привязалась к Дартоку как к отцу, у нас было много общего, мы оба были одиноки. Потом его убили и я заняла место предводителя. Моя душа умерла вместе с ним. Я перестала чувствовать что-то, понимать. Воспоминания - смутные и обрывочные. Я не думала о завтрашнем дне. Я знала, что могу не дожить до следующего лета. У меня не было больше близких или родных и я решила, что это хорошо. Нашла щенка, Цербера, и вырастила его. Он был моим единственным другом… А через два года меня осудили за воровство, которого я не совершала, избили и бросили, решив, что я умерла. А потом вы нашли меня...

Я была жестока, потому что окружающий мир был таким же. Здесь я стала другой, научилась чему-то хорошему, но несколько дней назад зло вернулось ко мне, от него не спрятаться, не убежать. Я впервые дралась, чтобы защитить кого-то… Я так устала от всей этой грязи и боли, давай уедем отсюда вместе, я хочу начать жизнь заново, хочу стать обычной женщиной. Сейчас у меня никого нет, кроме тебя и Цербера. Если ты не захочешь со мной общаться больше, то я тебя пойму и уйду. В любой момент ты сможешь обратиться ко мне за помощью или поддержкой, и ты не услышишь от меня отказа. Но если ты способна меня понять, то мы уедем вместе, начнём новую жизнь и забудем то плохое, что было в прошлом.

Амина замолчала и наступила тишина. Обилона, отвернувшись, смотрела в окно на алый свет заходящего солнца. Это была тяжёлая минута, у обеих сильно билось сердце и обе слегка дрожали. Тишина казалась невыносимой, а Обилона всё молчала, а потом она повернулась к Амине, в её глазах стояли слёзы, но голос был удивительно решительным.

-Поехали прямо сейчас.

_______________________________________










Похожие:

Удто миллионами ножей iconМудрость и могущество вот дары Темной Богини Трансформаций
Она известна нам как Кали, Геката, Церридвен, Лилит, Персефона, Фата Моргана, Эрешкигаль, Арианрод, Дурга, Инанна, Тиамат и под миллионами...
Удто миллионами ножей iconСтупеней, избитых и искревленных многими миллионами тяжелых сапог. Над концом
Александр Куприн. Гамбринус Так называлась пивная в бойком портовом городе на юге России. Хотя она и помещалась на одной из самых...
Удто миллионами ножей iconOrkus English two first issues
Джорджа Буша, и Вилле саркастически говорит о том, что президент Соединённых Штатов в сущности не такой плохой парень – по крайней...
Удто миллионами ножей iconOrkus English two first issues в пути с дедушкой…
Джорджа Буша, и Вилле саркастически говорит о том, что президент Соединённых Штатов в сущности не такой плохой парень – по крайней...
Удто миллионами ножей iconКлассный час «Гражданин Вселенной» Куцова Татьяна Александровна, Высшая квалификационная категория, классный руководитель 7 класса 2011 год
Ведущая. 12 апреля 1961 года русский человек Юрий Гагарин впервые в мире поднялся в космос. Свершилось великое, небывалое, долгожданное....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов