И снова вижу поворот icon

И снова вижу поворот



НазваниеИ снова вижу поворот
Дата конвертации27.08.2012
Размер238.65 Kb.
ТипДокументы






И снова вижу поворот,

Как щепку, жизнь меня кидает

И лишь вперёд волной несёт,

Меня никто не понимает.

Хочу уйти, хочу уснуть,

Что б никогда не просыпаться,

Хочу всего лишь отдохнуть,

Устала с жизнью я сражаться…

Я всё смогу преодолеть,

Вот только сил мне не хватает.

Смогу когда-нибудь запеть

И мне никто не помешает.








олнце медленно падало в горы, освещая небо алыми красками заката. День был тёплым и солнечным. Белоснежные облака медленно проплывали по небу, и где-то весело пели птицы; дул лёгкий ветер, шелестя листьями деревьев. Холмы казались покинутыми и таинственными, как и всё вокруг.

Становилось холодно. Пастухи погнали стада к дому, чтобы не встречать ночь в поле. А по сельской дороге неспешно ехало несколько повозок. Раздавался скрип колёс и ржание лошадей.

-Интересно, когда мы приедем? – спросила Обилона, перебирая браслеты на своих руках, словно видела их впервые. Она всегда так делала, когда волновалась или боялась чего-то.

-Думаю, часа через два или больше… - ответила Амина. – Одень плащ, ветер прохладный. Надеюсь, ты не пожалеешь, что поехала со мной.

-Конечно, не пожалею. Мамы нет. Теперь я сама принимаю решения. Я хорошо подумала, когда согласилась. Я уверена, что всё будет хорошо...

Амина и Обилона ехали в повозке, которую вёл старик возничий. Он согласился подвести девушек к городу за умеренную плату и сейчас всю дорогу рассказывал старые истории, напевал старые песенки, а они слушали его в пол уха и думали о чём-то своём. Повозка весело бежала по дороге, слегка покачиваясь, мимо лесов, искрящихся речек, полей и сёл. Всё вокруг было удивительно красивым в тот день, но девушкам было тяжело и они молчали почти всю дорогу. Обилона смотрела, как медленно отдаляется и исчезает деревня, в которой прошла вся её юность, стало грустно и немного страшно, но от этого она лишь острее осознавала, как хочет начать новую жизнь. И Амина прекрасно её понимала.

Когда, наконец, повозка остановилась у въезда в город, был поздний вечер. Девушки без труда нашли катагогию – небольшое старое здание, в котором останавливались приезжие. Людей было так много, что Обилоне невольно стало страшно и вновь показалось, что всё это странный сон.

-Тут конечно не очень уютно, - сказала Амина, - но лучше, чем ночевать в лесу, поверь мне.

Обилона вздохнула и оглянулась ещё раз.
Большой зал был заставлен скамьями. Путники спали на них и просто отдыхали с дороги. Здесь бегали курицы, собаки, дети... А посреди помещения стояла статуя Гермеса – покровителя путешественников, весьма неуклюжая на вид, она скорее вызывала жалость, чем трепет и уважение. Амина и Обилона заплатили за одну ночь, улеглись и решили, что утром найдут недорогой домик. Подальше отсюда.

Медленно наступила ночь; на путников смотрели большие окна, в которых было видно потемневшее небо, рассыпавшиеся по нему звезды и тускло светившую луну. Обилона заворожено смотрела на всё это, словно видела впервые.

-Амина, посмотри, какое красивое сейчас небо, - прошептала она задумчиво. – Я так люблю звёзды! Я вспомнила своего дядю. Он уехал на запад и я понятия не имею, где он может быть... Помню, он много мне рассказывал о разных легендах и учил меня астрономии, говорил о каждом созвездии. Мне казалось, что если очень захотеть, то можно взлететь и коснуться их рукой. Я прыгала с подоконника. Повезло, что в нашем доме был всего один этаж...

Амина вспомнила жестокую сказку об Икаре, который слишком высоко взлетел и разбился, но не стала ничего говорить. А Обилона продолжала рассказывать что-то, словно самой себе.

-Некоторые племена верят, что звёзды – это добрые и мужественные люди, которых боги подняли на небо и обратили в звёзды, - говорила она. - Они светят нам ночью, глядя на нас… По их верованиям мама была бы там, наверное, - голос её задрожал, по щеке Обилоны скатилась слеза. Рана всё ещё жгла душу своей несправедливостью и болью. Амина подошла к подруге и обняла её.

-Где бы она ни была, ей сейчас хорошо. Она тебя очень любит, и ей больно видеть, что ты страдаешь, - прошептала Амина, успокаивая её.

Они сидели рядом довольно долго, глядя в окно и думая о чём-то. Амине хотелось поддержать подругу, но, как её утешить, она не знала.

-А о чём ты мечтала ещё? – Амина пошла на маленькую хитрость.

-О многом, - Обилона задумалась на пару мгновений и загадочно улыбнулась. - Мечтала стать доброй нимфой, говорить с водой, ветром, помогать людям и животным, растить деревья, - её глаза стали мягкими и добрыми, как у ребёнка. – Ещё мечтала, что меня полюбит прекрасный бог и унесёт на Олимп, где мы будем жить вечно… Я хотела быть сильным и храбрым воином, творить великие подвиги, сражаться и побеждать…

Амину передёрнуло, она не могла представить Обилону с оружием в руках. Амина ненавидела тот образ жизни, который вела раньше, но она знала, что ей уже не измениться и обратной дороги нет. По ночам ей снились убитые люди, слышался их крик, и она ничего не могла с собой поделать. Она так устала от всего этого, так хотелось вернуть всё назад, жить спокойной жизнью. Не помнить ничего. Но возврата нет и не будет.

-Зачем? Быть воином совсем не так интересно. Если бы ты в бою убила человека, смогла бы ты себе это простить? – спросила Амина холодно.

-Если бы я хорошо дралась… маму не убили бы, - ответила она тихо и расплакалась. Амина вздохнула и ответила:

-В деревне было много сильных воинов, но всё равно многие погибли… Я пыталась её спасти, но не смогла, всё было слишком быстро, пойми. Маме сейчас хорошо, она на Елисейских полях.

Амине тоже было больно, но она держала себя в руках, а плакать она давно разучилась. Обилона всхлипывала на плече у подруги.

Их разговор прервал чей-то грубоватый голос.

-Хватит разговаривать! – заворчал мужчина, лежащий рядом. – Я спать хочу, а мне мешают всякие оборванки... Хорошо, если не стащат чего, пока я сплю.

Амина нахмурилась, но ничего не ответила. Цербер зарычал из-под скамьи, он всегда чувствовал злобу и вступался, когда было необходимо.

-Тихо! – шепнула Амина. Пёс замолчал и устало положил голову на лапы, всё ещё недоверчиво поглядывая на людей.

-Он умный, - улыбнулась Обилона.

-Да, очень... Ну что ж, давай спать, всё будет хорошо, - прошептала Амина и легла. Обилона кивнула.

-Спасибо... Пусть Морфей пошлёт тебе приятных снов, - прошептала она тихо.

-Тебе тоже, - Амина улыбнулась ей и закрыла глаза.

Кто-то входил и выходил, хлопая дверью, их сосед ещё на что-то ворчал, раздавался храп и разговоры. Но стоило уставшим девушкам закрыть глаза, как темнота ночи укутала их словно одеялом и сон принял в свои объятия. Это был тот сон, который успокаивает, лечит и открывает что-то новое в душе. В него погружаешься без остатка, как будто падаешь в воду, и кажется, что никакая сила не заставит тебя проснуться.




Запахло дождём. Вокруг царила тишина, лишь иногда раздавалось чьё-то сопение и шёпот. Амине снова снились кошмары, что-то терзало и мучило её, она проснулась и вскочила с кровати.

«Плохие сны идут от чувства вины и от страхов, которые грызут нашу душу», - говорил ей когда-то Учитель. Наверное, он был прав, но ей не удавалось избавиться ни от того, ни от другого.

Вокруг было по-прежнему темно. Неровный свет луны падал на спящих людей и статую бога Гермеса. Лицо Обилоны даже во сне оставалось женственным и мягким. Её одеяло упало на пол и, похоже, она мёрзла... Амина тихо подкралась поближе, укрыла её и села на краешек кровати, чтобы немного понаблюдать за ней. Девушка немного согрелась и даже улыбнулась во сне. Она всегда спала, как ребёнок, спокойно и безмятежно, доверяла себе и людям даже после того, как убили её маму.

«Я могла бы быть такой же? – думала Амина. – Я считала, что у меня никогда не будет друзей. И что я умру, сражаясь. С армией Гердерс или против неё. И что уже не буду другой. И что деньги – главное. А сейчас у меня ничего нет, но я чувствую себя намного лучше».

Ей было спокойно и хорошо. «Мой дом там, где ты», - Амине вспомнилась старая песня. Сейчас её дом – то место, где спит её подруга и верный пёс.

Женщина снова легла и быстро уснула. И ей стали сниться уже другие сны. Ей снилась деревня, Амина потеряла память и они шили игрушки, везли на продажу. А рядом приятное майское солнце заливало поля и луга. Люди не боялись друг друга и Амина чувствовала себя частью этого мира. Правда немного странной частью...

На рассвете, как только лучи начали проникать в зал через небольшие овальные окна, в двери ворвалось несколько вооружённых воинов. Это были царские солдаты. Амина проснулась первой и почувствовала, как всё холодеет внутри.

-Вставайте! – проревели они.

Их было немного – человек десять, но это были отборные бойцы, в их лицах было что-то такое, что заставляло бояться, словно они познали смерть и вернулись обратно, а начищенные до блеска латы отражали солнечный свет.

-Поднимайтесь! Живо! – заорал кто-то из них снова.

Люди неохотно вставали на ноги один за другим, кто-то со злостью, а кто-то с нескрываемым страхом в глазах.

-Зачем они здесь? – тихо спросила Обилона, Амина лишь пожала плечами. Все уже проснулись, наперебой спрашивая друг у друга, что случилось, поднялся шум и суматоха.

-Молча-ааать!!! – заорал один из них, по-видимому самый главный; и все замерли. Стояла такая тишина, что был слышен каждый вздох. Только один ребёнок тихо заплакал, прижавшись к матери. Главарь обвел всю эту публику презрительным взглядом и спросил:

-Где Амина Фикер – бывшая предводительница Гердерс?! Мы знаем, что она где-то здесь.

По залу пролетел взволнованный шёпот. Обилона вздрогнула и побледнела, но не посмотрела на подругу, не желая её выдавать. Внутри Амины всё сжалось и какая-то сила сдавила грудь. «Почему сейчас? – в её голове была только эта странная мысль. - Почему именно сейчас?» Все замерли и воцарилась тишина. Воины стали обходить зал, осматривая людей и проверяя каждый угол. Амина перестала чувствовать и просто наблюдала за тем, что происходило рядом; она не шевелилась, ведь любой шорох мог выдать её. Обилона стояла рядом и чуть заметно дрожала. Сейчас Амина думала о том, что будет с этой девочкой, которая и так потеряла слишком много. А что будет с псом, которому легче погибнуть, чем дать хозяйку в обиду? Вихрь самых разных мыслей заполонил сознание. Она вспомнила, где лежит её меч, завёрнутый в тряпки, и собралась с силами.

Вдруг один воин остановился напротив Амины и заорал:

-Шрам, у неё шрам на брови! Это Амина Фикер!

Окружающее поплыло перед глазами Амины, дальше всё происходило мгновенно. Она швырнула его в сторону и выхватила меч. На неё сразу же бросилось ещё двое, но она легко отразила их удары и откинула парней назад. Цербер кинулся на одного из солдат, спасая хозяйку, и зарычал. Обилона тоже пыталась помочь, за что получила сильный удар по лицу, но не сдалась и только с новой силой бросилась вперёд. Амина закричала:

-Обилона! Уходи!

Но та подалась вперёд, пытаясь защитить подругу. Кто-то легко отшвырнул девушку, она ударилась головой об стену, мягко соскользнула на пол и замерла.

Амина вскрикнула и хотела подбежать к подруге, но её окружили. С отчаянностью человека, которого ведут на смерть, женщина кинулась на людей, началась схватка. Амина сражалась и отбивалась изо всех сил, пытаясь вырваться или хотя бы подороже продать свою жизнь. Но их было слишком много, всё было безнадёжно, и она знала это… Амина была безоружна, но они тоже не впускали оружие вход, им, видимо, было приказано доставить её в суд живой. В бою воительница не чувствовала боли ударов, она дралась с нарастающей яростью, сквозь бой она слышала голоса и крики людей, лай пса. Ей казалось, что шла целая вечность. Кто-то ударил её, она почувствовала резкую боль, и упала. Они обрушилось на неё, раздирая тело болью, потом кто-то сильно ударил её по голове, всё закружилось перед её глазами.

«Всё кончено, меня будут судить и, быть может, казнят… Прощайте, Обилона и Цербер. Что с ними будет?» - подумала она, теряя сознание. Всё заполонил туман и больше ничто не имело значение.





Амина очнулась от головной боли в мягкой и теплой постели. Перед этим ей снился приятный и странный сон. Она ещё долго лежала и не шевелилась, нежась в тёпле и уюте, ей не хотелось открывать глаза и всё рушить. Ей казалось, кто-то сидит рядом и нашёптывает старые сказки. Тихо, мягко и почти неслышно. Забытьё было приятным как никогда. Она поплотнее укуталась одеялом и тут же резко вскочила.

Какое одеяло? Где она? Где Обилона?

К её изумлению комната была невероятно роскошной. Кровать, на которой лежала Амина была сделана из красного дерева. На стене висел ковёр, искусно вышитый золотыми нитями, изображая богов Олимпа, такой ковёр, наверняка, стоил целое состояние. Мозаичный пол был выложен цветными камнями в сложном рисунке. На красивом столе с вырезанными узорами стояли ваза с цветами, кувшин с дорогим вином и пара бокалов, но Амина не дотронулась до напитка. У стены красовался сделанный с удивительным мастерством бюст Афины – богини мудрости, искусств и войны. Сквозь небольшое окно комнату заливал мягкий свет, который отражался в мраморных стенах, был уже вечер. Всё в комнате говорило об удивительном богатстве и вкусе хозяина.

«Что я здесь делаю?» - пронеслось в голове Амины. Сейчас она должна была находиться в тёмном подвале, ожидая суда или казни.

Женщина подошла к двери и дёрнула за золотую ручку. Она была уверена, что дверь окажется запертой, но к её удивлению дверь легко отворилась. Амина вышла в коридор. У её двери стояло двое воинов. При её виде они отдали ей честь, приложив руку к груди, к голове и вытянув её вперёд.

Она захлопала глазами. Нет, здесь точно что-то не так.

-Где я нахожусь? Что я здесь делаю? – быстро спросила она. Один из охранников вежливо ответил:

-Вы в замке Царя Пизистрата, да будет его жизнь вечной, подобно богам. Вы доставлены сюда по приказу Царицы Аротеи, вам оказана честь, она доверит вам важное дело.

-Какое дело? – переспросила она. – И почему я?

-Нам не дозволено знать, - ответил второй. - Ждите её здесь, она скоро будет.

Амина помолчала некоторое время.

-А если я не хочу её ждать, не хочу выполнять её поручения? - спросила Амина злобно.

Её мучили вопросы, зачем она здесь, что от неё хотят, будет ли суд, почему Царица выбрала именно её? Всё это беспокоило Амину Фикер, ведь нет ничего страшнее неизвестности. Она легко могла убежать, ведь охранники не производили впечатления опытных и сильных воинов. На её вопрос они лишь улыбнулись.

-Зачем это вам? Если вас поймают, будет то, что должно – суд, а за ваши преступления вас ждёт лишь казнь, кстати, вашу подругу тоже - за помощь преступнице, - ответил один из них. Амина вздрогнула, почувствовав на себе вину за Обилону, а он продолжал, как ни в чём ни бывало. - А если вы выполните поручение Царицы, вам всё простят, она щедро одарит вас. Сейчас вы не пленница, а гостья.

Амина не знала, что ей делать и как себя чувствовать. Её всё-таки поймали и доставили сюда, и не похоже, чтобы эти люди шутили.

-Где моя подруга и пёс? – спросила она, помедлив. - Вы не знаете, что с ними?

-С ними всё хорошо, вы встретитесь с ними позже. А пока ждите Царицу, она скоро придёт к вам.

Амина кивнула и вернулась в комнату, не зная радоваться ей или нет, мысли путались, становилось не по себе. Сейчас, похоже, придёт царица о чём-то с ней болтать. Это было как сон. Очень интересный, но пора просыпаться, наверное. Вот только это никак не получалось.

Амина достала из шкафа первый попавшийся свиток, легла на диван и стала просматривать его. Невольно вспоминалось племя амазонок, в котором Амина провела несколько лет, они научили её читать и дали второе имя – Фикер, что на каком-то древнем языке значит «отчаянная, храбрая». Она читала поэму, пытаясь вникнуть в содержание, но мысли были далеко – она думала обо всём сразу: о Царице и её задании, о дворце, об Обилоне и псе, о стражниках и о многом другом. Она раза три перечитала одно и то же место не в силах сосредоточиться и отбросила свиток в сторону. Она взглянула на бюст Афины и подумала: «Это ты постаралась? Что им нужно от меня?» Афина была единственной богиней, которую чтила Амина. Её мама любила её.

Раздался стук в дверь, дверь медленно отворилась, и в комнату вошла немолодая красивая женщина.

-Приветствую тебя, Амина Фикер, - сказала она мягким, но очень сильным голосом.

И тут Амина растерялось, осознав, кто стоит перед ней. Она не ответила, глядя на женщину напротив.

-Как ты себя чувствуешь? – спросила она мягко.

Сразу чувствовалось её благородное происхождение; ровная походка, величественный взгляд, смотрящий свысока, открытое красивое лицо, лёгкий жест, голос выдавали её, но всё это было в ней так естественно. Она была не молода, но красива, золотистые волосы были подобранны в высокую сложную причёску, украшенную тонкой лентой. Тело обрамляло белоснежная тога, лёгкая и изысканная.

- Может, объясните, почему я здесь? – наконец, спросила Амина прохладно.

-Может, объясню, - ответила царица. Она подошла к столику, налила себе бокал вина и грациозным взглядом предложила Амине присоединиться, та неохотно согласилась. Аротея слегка улыбнулась, отпила немного, села на диван и мягким, но величественным голосом поведала. – У меня есть единственный сын - Гиппий, он должен жениться на одной девушке знатного и очень богатого рода, её зовут Рианна. Объединение наших родов очень не выгодно некоторым людям, которые хотят захватить всю власть.

-И эти «некоторые» хотят помешать? – спросила Амина.

Аротея кивнула и продолжила:

-Именно так, сейчас сложное время. Мой муж, Пизистрат, волею богов стал царём и правит мудро и честно, но многие низкие люди хотят стать тиранами, занять престол. Они уничтожат Грецию, начнутся воины, голод, увеличится рабство. Это не должно случиться… Увы, Пизистрат не так молод, даже цари не вечны, когда его душа вознесётся к Богам на великий Олимп, наш сын займёт его место, а затем его сыновья. Род должен продолжаться. У нашего сына есть невеста, хотя они даже не виделись. Но это единственная девушка, достойная этого места. Все готовятся к свадьбе. И наши друзья, и наши враги. Невеста в большей опасности, ведь многим не выгодна эта свадьба. А по древней традиции у неё не должна быть большая охрана, иначе это оскорбление. Мы обязаны защитить её любой ценой.

Амина слушала молча, с трудом осознавая всё сказанное. Аротея замолчала, глядя на собеседницу.

-А что нужно от меня? Я должна охранять её? – спросила Амина, наконец.

-Больше. Ты станешь ею до тех пор, пока священник не соединит двух молодых узами брака. Ты должна играть роль всё это время. Тебя будут охранять мои лучшие люди. А потом ты будешь свободна.

-Если доживу? – рассмеялась Амина, налила себе бокал вина и разом опустошила его.

-К чему так грустно? Возможно вам удастся спастись, - сказала царица. - Я не буду врать, это опасно. Но у тебя, моя дорогая, почти нет выбора. Или ты выполняешь это задание или идёшь на верную казнь.

Они помолчали немножко. Амине было не по себе от всего услышанного.

-А почему такой чести удостоена именно я?

-Ты подходишь по приметам: молода, высока, чёрные волосы, и ты похожа лицом. Умеешь драться, сможешь защитить себя, чего не будут ждать от Рианны. Если бы мы взяли человека из высшего сословия, то кто-то мог бы проболтаться, мы не можем рисковать, огласка ни к чему... А главное, тебе нечего терять, ведь ты была бы и так приговорена к смерти.

-Но ведь после свадьбы будет другая девушка. Неужели это не вызовет непонимания?

-Во время свадьбы мы объявим, что была временная подмена, так делали наши предки… Если ты всё выполнишь, тебя отпустят, я лично щедро вознагражу тебя, даю слово Царицы.

-Где моя подруга и пёс? – перебила её Амина.

-С ними всё хорошо, чуть позже ты встретишься с ними.

Амина вздохнула, опустилась в кресло, взяла букет цветов из вазы. Они пахли удивительно.

-Я хотела начать жизнь с начала без крови и смертей. Я так устала от всего этого. Я хочу просто жить.

-Да, но вначале, ты выполнишь задание, - ответила Царица мягко. – Ты ведь наверняка хочешь не просто жить, а жить хорошо. И не забывай, ты задолжала и надо платить по счетам...

Вдруг раздались шаги знакомого человека. Амина вздрогнула и побледнела, цветы выпали из её рук и тихо упали на ковёр. Шаги раздавались всё ближе и ближе,

-Это, наверное, Ардон – мой генерал, начальник охраны, он и будет охранять тебя. Он храбр и талантлив, - поведала Царица. – Замечательный воин.

Дверь раскрылась и на пороге появился человек, о котором она говорила, он был довольно красивым: чёрные волосы доходили до плеч, глаза смотрели спокойно и решительно, хорошо сложенная накаченная фигура выдавала в нём сильного воина... В нём чувствовался ум и благородство. На вид Ардону было около тридцати, но нельзя было сказать точно.

-Что она здесь делает? – тут же спросил он жёстко.

-Я вижу, вы знакомы, - ответила Царица и улыбнулась. – Я понимаю, что вы не ладили раньше, были по разные стороны баррикад, но сейчас вы должны работать вместе.

-Я не буду работать с ним, - злобно прошипела Амина.

-Ей место в суде, а не здесь, - яростно ответил Ардон.

Их спор прервала Аротея, грозным и величественным голосом:

-Хватит, довольно! Сейчас решается дело государственной важности, не вам спорить! Вы должны забыть старые глупые разногласия и работать вместе, это приказ! Всё будет так, как я сказала, - она замолчала, Амина и Ардон стояли, впив друг в друга злобные взгляды. Царица добавила мягче, - Уже поздно, пошли Ардон, надо поговорить. А тебе, Амина Фикер, пусть Морфей пошлёт приятных снов, мы встретимся завтра.

Аротея вышла. Они стояли, молча, Ардон мгновенно выхватил меч и приставил к её горлу.

-Одно движение – и ты мертва, как давно я хотел этого. Что мне мешает? – прошептал он с холодной злобой.

Её сердце билось сильнее, но она собрала всю свою силу воли, чтоб ответить со спокойной улыбкой:

-Тебе мешает Царица. К тому же, ты не можешь убить безоружную женщину, не так ли? Когда-то ты был вежливее, помнишь?

Он злобно усмехнулся и ударил её в лицо. Она упала, ударившись головой об пол, но не позволила себе издать ни звука.

-Так давно мечтал это сделать, - проговорил он.

Амина посмотрела ему в глаза и рассмеялась.

-Дрянь, - прошипел Ардон и вышел, хлопнув дверью.




Наступило утро, свет начал заливать комнату сквозь большие окна. Амине снились кошмары – она вздрагивала, что-то шептала, ворочалась в постели.

Дверь отворилась, и в комнату вошёл Ардон, он позвал её, но она не проснулась, лишь повернулась к нему. Он окинул женщину взглядом и не мог не заметить, что одеяло открывает её красивые ноги.

-Амина! - позвал генерал снова уже строже. Ему не нравились её ноги, точёные запястья, изгиб шеи, её длинные волосы… Она его злила и выводила из себя. Да, она была красивой, даже слишком для женщины-воина.

Она открыла глаза и вздрогнула, увидев его перед собой.

-Что ты здесь делаешь?

Ардон усмехнулся и спросил подчёркнуто вежливо:

-Видела плохой сон? Неужели совесть замучила?

-А это тебя не касается. Зачем ты пришёл?

-Царица позвала. Вставай.

-Что ей опять от меня нужно? – прошептала она и выпрямилась.

-Если б не она, ты бы давно была мертва.

Их взгляды снова столкнулись. Она еле сдержалась, чтоб не наговорить ему неприятных вещей. Впрочем, он тоже. Какое-то время они молчали, им казалось, что прошла вечность. Ардон подошёл к двери и добавил холодно:

-Вначале оденься, одежда - в шкафу.

-Стесняешься? Это на тебя не похоже, - язвительно заметила она. Ардон лишь презрительно усмехнулся:

-Да кому ты нужна в одежде или без неё? Наверняка многим посчастливилось как следует оценить твое тело.

Ардон вышел, Амина даже не успела ничего ответить. Лишь швырнула рядом стоящую вазу в уже закрывшуюся дверь. Вот это была уже ярость; злоба подкатила к горлу таким комком, что дышать было очень сложно.

-Урод, - проговорила она, пнула стол и только, почувствовав боль в ноге, опомнилась. Она медленно вдохнула и выдохнула, всё хорошо, всё очень хорошо, никто и ничто не сможет этому помешать. «Да, ты сама виновата, - сказала она себе. - Ты заслужила эти слова, жаль, что прошлое не воротишь, ничего не изменить. Но ничего, ты вынуждена работать с ним, забудь обо всём». Амина подошла к шкафу, отворила дверцу и увидела множество женской одежды, безразлично достала первую попавшуюся тогу и быстро переоделась.

Ардон ждал её в конце коридора. Амина прошла между охранниками и приблизилась к нему. Они молча пошли вперёд. Женщина всё-таки не удержалась и заметила язвительно:

-А ты, оказывается, работаешь мальчиком на побегушках?

-Меня попросила Царица зайти за тобой, - ответил он спокойно и холодно.

-Ты ей во всём подчиняешься?

-Она царица и этим всё сказано. Я дал клятву верности и в отличие от тебя у меня есть свои законы чести.

Они спустились по лестнице и шли по длинному коридору молча, стараясь даже не думать друг о друге. Чуть слышно раздавались их шаги, здесь было спокойно и уютно, несмотря на некое величие, которое хранилось в этих залах. Солнечный свет сквозь окна заливал всё вокруг. Мимо шли богачи, воины, слуги и рабы, дети и старики, - все они сливались в одну шумящую толпу. Но все старались говорить в полголоса, куда-то спешили и сохранялось ощущение того, что люди будут суетиться здесь спустя сотню лет и даже больше, а стены и величественные колонны останутся такими же, как сейчас.

Амина и Ардон вошли в какую-то дверь, поднялись по лестнице и остановились у двери, богато украшенной позолотой. Рядом находилось несколько стражников, на вид гораздо более внушительных чем те, что охраняли Амину.

-Что надо? – недружелюбно спросил один из них.

-Я – Ардон, а это - Рианна, невеста царевича Гиппия. Аротея нас ждёт, - спокойно ответил Ардон.

-Проходите, - кивнул стражник.

Амина и Ардон вошли в довольно большой красивый зал, обставленный богато и со вкусом. Здесь было много цветов, много красивой мебели, на полу чудесная мозаика, пахло благовониями. У входа сидела девушка, чудно играя на арфе. «Вот, что значит шикарная жизнь», - подумала Амина и улыбнулась.

На диване сидела Аротея и разговаривала с Обилоной. Девушка была одета в дорогое платье, которое удивительно ей шло, она о чём-то увлечённо рассказывала, облокотившись на подушки из парчи, и смеялась, потягивая вино из позолоченного стакана. Казалось, она всю жизнь жила в замке и слушала придворные сплетни. А рядом лежал Цербер. Он первый заметил приход гостей, вскочил и, узнав хозяйку, через мгновение был уже рядом.

-Амина! – вскрикнула Обилона радостно и поднялась.

-Привет! Как ты? – спросила Амина.

-Да хорошо, конечно! Как я рада! Вначале я так испугалась, я боялась за тебя! Я думала, нам пришёл конец, - затараторила Обилона.

Амина обняла верных друзей и подумала, что действительно рада их видеть. Они были дороги ей, и она знала, что дорога им. Короткое мгновение она была счастлива, но идиллия была не долгой. Наконец, сев на диван, она спросила Аротею:

-Расскажите поподробнее, что нужно от меня?

Царица хлопнула в ладони и все кроме царицы, Амины, Обилоны и пса покинули помещение. Затем её голос стал более тихим вкрадчивым и серьёзным.

-Как ты поняла, твоя задача - заменить Рианну на некоторое время, но для этого ты должна походить на неё не только внешне, - проговорила царица медленно. - Ты должна быть полностью похожей на царевну, понимаешь о чём я?

-Не совсем, - отозвалась Амина и села.

-Для этого нужны идеальные манеры, ты научишься ходить, разговаривать, танцевать, вести себя как подобает царевне. Если ты ошибёшься или сделаешь что-нибудь не так – всё раскроется, будет скандал, а главное они найдут Рианну и убьют. Возможно, есть предатели и никто не должен знать, кто ты на самом деле, - ответила Царица.

-А Ардон? И те охранники?

-Они дали клятву молчать, это проверенные люди. Ардон служил мне долгие годы, в нём я уверена, как в себе. Он отвечает за твою безопасность и я надеюсь, для вас долг будет важнее личных счётов.

-Это он вошёл с тобой? – спросила Обилона мягко, Амина хмуро кивнула.

-Надеюсь, всё понятно? – спросила царица и, не дожидаясь ответа, проговорила:

-А сейчас можно перекусить.

Аротея позвала кого-то из слуг и через минуту в зал вошло несколько человек с подносами, на которых была всевозможная еда, из воздуха материализовался столик-треножник и пара кувшинов с вином.

Цербер поглядывал на людей с явной опаской, но когда ему предложили довольно большую кость – отказываться не стал.

На блюдах была самая разнообразная еда: запечённая индейка, большой пирог с кремом, рыба, мёд, салаты, множество фруктов, ягод, финики, оливки и многое другое. Всё это выглядело очень аппетитно и источало приятный аромат. Дождавшись когда слуги уйдут, девушки жадно набросились на еду, но Аротея довольно резко остановила их.

-Кто так ест?! – вскрикнула она строгим поучающим тоном и добавила. – Еда – это целый ритуал, пища дарована нам Богами, без неё нет жизни, как и без воды. Любая оливка, любой кусок хлеба – это то, что завещано нам предками и оставлено народом. Дерзкие пряные оливки нельзя есть так как вы едите домашний мягкий хлеб и наоборот. Тут есть много тонкостей. Отсюда рождаются правила, что и как есть, в каком порядке, с какими мыслями и ощущениями, каких Богов вспомнить, и как складывать руки. Это необязательно знать простому человеку, но раз уж вы здесь вы должны подавать пример и любой жест должен быть продуман до мелочей. На вас все будут смотреть и заметят любую ошибку. Если например, во время застолья вы обернётесь назад – это могут воспринять как оскорбление и недоверие хозяевам, а поправлять причёску – верх бестактности.

Аротея показывала и объясняла, а девушки покорно повторяли, стараясь всё делать красиво, наконец, у них стало получаться. Амина даже позавидовала псу, который догрызал свою кость, не задумываясь о том, как её надо грызть: слева – направо или справа - налево. Скоро они наелись, Царица снова хлопнула трижды, пришли слуги и унесли блюда.

-Представляешь, - заговорила Обилона c восторгом, - я буду твоей доверенной – главной Доверенной Царевны Рианны! Я раньше ни за что не поверила бы, если б мне кто-нибудь сказал это, - рассмеялась Обилона. – А мне даже нравится, всегда хотела хоть не долго пожить во дворце, быть знатной, богатой, уважаемой.

-А я хочу уехать, купить дом и жить спокойно, но похоже мне это не суждено. Снова придётся выживать, - сказала Амина с каким-то отчаянием. Обилона молчала, ей стало грустно.

-А сейчас встаньте и пройдитесь, - Аротея сменила тему и ненавязчиво улыбнулась.

Девушки нехотя встали и прошлись по залу, под взглядом Аротеи чувствуя себя нелепо. Царица безнадёжно вздохнула и подошла к ним, её походка действительно сильно от них отличалась. Она стала показывать и объяснять, они повторяли немного неуклюже. Аротея дала им каждой кубок с водой.

-Поставьте кубки на голову, и идите, стараясь не расплескать воду, - объясняла она. - Идите медленнее, шаги не большие, вы должны словно лететь, а не пахать землю! Спину прямо, не горбитесь, идите по одной линии, чуть покачивая бёдрами. Колени сгибаются слегка, идите с носка на пятку!… Не машите руками, вы не солдаты! Уже лучше… откиньтесь чуть назад… так… хорошо, Амина иди медленнее, - учила Царица.

Обилоне всё это даже нравилось. Амина решила для себя, что выбора нет, она должна сделать то, к чему её готовили. В ней проснулся какой-то азарт, желание быть лучше, не сдаваться, да к тому же, как и Обилоне, ей хотелось побыть немного Царевной, пожить в роскоши, научиться чему-то…




Прошло несколько дней. Амину и Обилону обучали походке, еде, музыке, беседам высшего общества, пению, танцам, манерам, движениям и многому другому. Каждый день приходили девушки, натирая им тело душистым лосьоном, подтачивая ногти и расчёсывая волосы странными красивыми щётками. Амине всё это казалось странным и немного пугающим, а Обилоне, как ни странно, очень нравилась такая жизнь, ей всё давалось легко, хотя к ней были менее требовательны.

Как-то наступила ночь. Амина лежала в дорогой постели, почему-то чувствуя себя неуютно в этом большом и богатом дворце. Они с Обилоной скучали по домику в деревушке, откуда они уехали. Уже надоели вина и дорогая еда, очень хотелось просто молока и хлеба, который готовила Норрена, хотелось ложиться спать, ни о чём не думая, ходить и разговаривать так, как хочется, не выслушивая нотаций и длинных уроков этикета. Амина смотрела в окно, любуясь на звёзды, светившиеся в глубоком чёрном небе, было что-то загадочное манящее в них. Цербер мирно посапывал в углу, похоже, ему снилось что-то приятное. Амина никак не могла уснуть. Она довольно долго ворочалась в постели, потом встала и, завернувшись в лёгкую накидку, вышла в коридор. Ей просто очень захотелось пройтись. Стражники с сонным видом отдали ей честь. Она прошла по коридору и остановилась у большого распахнутого окна, ей нравилась эта вечерняя свежесть, ветерок трепал волосы. Да, она любила ночь. Так она долго стояла, рассматривая небо со звёздами, и наслаждаясь приятной прохладой. Она думала сразу обо всём, что произошло с ней за последнее время.

Вдруг раздались знакомые шаги, она обернулась и увидела Ардона в другом конце коридора. Уходить уже не было смысла, а встречаться с ним сейчас хотелось меньше всего. Как впрочем и всегда.

Он подошёл к ней и остановился. Амина смотрела в окно и делала вид, что не замечает его.

-Как идут уроки, Царевна? – язвительно спросил он.

-Замечательно, - ответила она с холодной улыбкой.

-Неужели тебя можно чему-нибудь научить? Ты всегда была лишь уличной девкой и убийцей. Это у тебя получалось.

Ардон собирался уйти, Амина хотела быть сдержанной и спокойной, но тут она не выдержала и вспыхнула.

-С Нерреей ты также разговаривал?! – выкрикнула она и расхохоталась. Он остановился.

-Не смей говорить об этом! – проорал он и сильно толкнул её. Она ударилась о стену, но от злобы даже не почувствовала боли и прокричала:

-Не смей меня трогать, животное. Ударь меня, убей! Ты теперь бьёшь женщин? Где твои манеры, принципы?

-А ты не женщина, ты – фурия, - прошипел он.

-Ничтожество, - бросила она ему и пошла к себе, не слыша, что Ардон ей крикнул в след. Злоба застилала глаза, безумно захотелось его убить. Но в то же время была какая-то грусть, желание всё забыть, детская обида. И она знала, что скорее всего он испытывает то же самое.

Амина вернулась к себе и упала на кровать. Уснуть ей удалось лишь под утро. «Нерея, Нерея» - грустно прошептала она, засыпая. Ардон любил Нерею, а она хорошо знала её, слишком хорошо…












Похожие:

И снова вижу поворот iconСнова вижу, как осенний листопад кружит листву

И снова вижу поворот iconИ снова солнца закат я вижу перед собой
Крис буквально вылетел из портала на чердаке дома зачарованных. Портал закрылся
И снова вижу поворот iconКабато сваха князь вано пантиашвили коте
А какую благодарность от него вижу? Никакую. Даже его самого не вижу. Только кредиторов вижу. За то, что в духане напился – плати,...
И снова вижу поворот iconФизкультминутка для младших школьников на уроках с элементами письма
И. п сидя, руки на поясе. 1 поворот головы направо, 2 и п., 3 поворот головы налево, 4 и п., 5 плавно наклонить голову назад, 6 и...
И снова вижу поворот iconПриглашает: Кинозал оснащён большим экраном и 6-канальным звуком
Герою этого смешного фильма снова и снова проживает один и тот же день и получает возможность менять свои
И снова вижу поворот iconСнова весна, снова не до сна

И снова вижу поворот iconИгорь Петраков Рассказы о детстве
Воспоминания о детстве Они вносят живость в переживания настоящего, заставляют задуматься о непреходящем Они снова и снова появляются...
И снова вижу поворот iconFuneral of Hearts
Меня трясло мелкой дрожью, я знала, что он снова начнет свои разговоры, от которых мне станет не по себе. И я знала, что его улыбка...
И снова вижу поворот iconFuneral of Hearts
Меня трясло мелкой дрожью, я знала, что он снова начнет свои разговоры, от которых мне станет не по себе. И я знала, что его улыбка...
И снова вижу поворот iconМиссионер
«Оставайся пока в миру, Андрюша, там твой путь.» Тихие слова старца звучали в его голове снова и снова. Это был приговор. Все равно,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов