Дыхание смерти icon

Дыхание смерти



НазваниеДыхание смерти
Дата конвертации27.08.2012
Размер233.58 Kb.
ТипДокументы

Глава 6. Дыхание смерти.






Ты тихо придёшь и в дверь постучишь,

Меня ты от злобы и страха укроешь,

Своими речами меня обольстишь

И сердце моё водой Леты омоешь.

Печален твой взгляд, а походка легка,

Твой голос так тих, что сливается с ветром,

На крыльях ночи прилетишь свысока

И душу спасёшь мне новым ответом.

Порою в испуге гоню тебя прочь,

Потом по ночам вновь к тебе призываю,

А слёзы небес скроет тёмная ночь.

Спасёшь ты меня иль погубишь - не знаю.

 





тишине леса раздался собачий лай, Амина оглянулась и прислушалась. Была охота… На неё... Она бежала по лесу и отчаянно понимала, что преследователи не успокоятся, пока её не найдут. Её руки были связаны, ветер развивал волосы, ветки царапали кожу. Дышать было всё труднее. Больше всего на свете ей хотелось, упасть и забыться, сил уже не было, страх леденил кожу. Надежда на чудо шевелилась внутри, не давая упасть и сломаться.

А сзади раздавались крики.

-Убить её!

-Она далеко не уйдёт!

Охотники приближались. Амина услышала лай и, оглянувшись, увидела вдали несколько огромных псов, которые с лаем мчались за ней. Один из них был уже совсем близко. Она застыла, глядя на него, и чувствовала, что не может пошевелиться. Амина видела лишь этого зверя, несущегося ей навстречу, и понимала, что уже ничего нельзя сделать. Она видела замедленно, как к ней подбегает один из псов и делает прыжок. Женщина рванула в сторону, и пёс пролетел мимо.

-Амина! - раздался знакомый голос рядом с ней. Всё перед глазами Амины поплыло, смешалось в водовороте тёмных красок.

-Амина, проснись!

Полная темнота окружала её теперь, было тихо, лес и собаки пропали. Амина поняла, что лежит в своей кровати, а всё это было лишь сном. Очередным кошмаром. Глаза не хотели разлипаться, мысли путались.

-Обилона, дай мне поспать, - шепнула Амина, лениво переворачиваясь на другой бок.

-Ну, Амина, вставай, уже день на дворе, - раздался строгий, чуть обиженный голос подруги.

Цербер взобрался на кровать к хозяйке и пару раз лизнул в щёку.

-Вот и пёс со мной согласен, - проговорила Обилона, улыбнувшись и по-детски затараторила. – Ну вставай, вставай. Там столько всего интересного!

-Сдаюсь. Вы победили, - проговорила Амина, лениво открыла глаза и потянулась.

-Ты что-то бормотала во сне, когда я пришла.
Видела плохой сон? – спросила Обилона и села рядом, укутавшись мягким одеялом. Цербер положил на живот хозяйке свою большую голову, Амина рассеянно стала почёсывать его за ухом.

-Да так, - хмуро отозвалась она. – Просто кошмар. Бывает... А тебе что снилось?

-Давно я не спала так сладко. Мне снилось, что я вернулась домой, встретила маму, мы говорили о чём-то… Было так хорошо, легко, - девушка улыбнулась и добавила мягко. - Знаешь, это ведь первая ночь за всё последнее время, когда я спала спокойно, Он мне не снился... И сегодня мне стало гораздо легче, я будто освободилась от этого страха.

Прошло уже несколько дней после того вечера, когда Обилона побывала с Рэфом в парке и только чудо спасло её... Девушка чувствовала себя полностью опустошённой, напоминала тень, почти не ела, спала плохо, говорила мало и неохотно. Узнав о смерти Рэфа, Обилона лишь нерадостно усмехнулась, Амина понимала её, но холодная злоба вспыхивающая изредка в глазах Обилоны ей не нравилась. О Рэфе почти не говорили, стараясь о нём забыть.

Время шло, боль сменилась грустью, которая стала постепенно улетучиваться. Этим утром Обилона чувствовала себя гораздо лучше, впервые за всё последнее время она улыбнулась просто и радостно, своей красивой женственной улыбкой.

-А у меня, моя родная, новости, - весело проговорила Обилона, кинув в Амину подушку.

-И какие же? – поинтересовалась Амина, кидая подушку обратно.

-Послезавтра у какого-то важного сенатора состоится приём, на который ты должна поехать вместе со своей «семейкой».

Вид Амины её позабавил.

-О, нет! Только не это. Хорошо хоть ты поедешь, - проговорила Амина обиженно. Обилона слегка замялась, хитро заулыбавшись.

-А кто тебе сказал, что я еду? Мне и здесь неплохо.




Тишина, полная тишина поглотила всё вокруг. На чёрном небе горели яркие огоньки звёзд, они искрились неуловимым загадочным светом, и казалось, их связывают тонкие нити. Мрачно высились старые дубы, напоминающие человеческие фигуры. Листья чуть шелестели от ветра на грациозных ветвях, тянущихся к небу. Если приглядеться, можно было различить на одной толстой ветке женский силуэт, словно сросшийся с деревом.

Девушка лет девятнадцати сидела, прижавшись к твёрдому стволу дерева, и слушала шёпот листьев. Чёрные волосы, завязанные в пучок, сильно растрепались, и пара непослушных прядей падала на лицо. Большие выразительные глаза смотрели куда-то вдаль. Девушка гладила кору дерева, сложенную в причудливых узорах, и кончики её пальцев ощущали лёгкую прохладу дерева.

^ Недалеко раздался шорох, девушка на дереве притаилась и прислушалась, в глазах загорелся огонь. Она напоминала дикую кошку, готовую в любой момент к прыжку.

На тропинке появилась женская фигура, завёрнутая в плащ. Это была девушка-амазонка лет восемнадцати. Она откинула капюшон и улыбнулась.

-Фикер, я так и знала, что ты здесь! Долго тебя искала. И вообще, ты же знаешь, что не следует отходить от лагеря.

-Да ладно, Ниран, «не следует» - значит, «можно», - ответила Фикер простодушно.

-Вот съедят тебя звери, будешь знать! – хитро улыбнулась её подруга.

-Не съедят. Мы же амазонки, ты забыла? - ответила Фикер.

Ниран покачала головой с притворной строгостью, цепко обхватила ветку и быстро взобралась на самый верх. Им нравилось сидеть на этом дереве рядом, глядя куда-то вдаль, о чём-то болтать или подолгу молчать, чувствовать лёгкую дрожь, глядя вниз.

Ниран была очень красивой девушкой. У неё были правильные черты лица, копна пушистых светлых волос, стройная фигурка. В её тёмно-синих глазах всегда светился некий огонёк, а на лице – лёгкая улыбка. Её почти все любили, она легко общалась с людьми, но почему-то предпочитала оставаться наедине с Аминой и они подолгу болтали обо всём.

-О чём задумалась? – спросила Фикер подругу.

-Да так, о разном... Я не знаю самых простых вещей. Например, как тебя зовут на самом деле?

-Амина, - ответила девушка, немного смутившись.

В обществе амазонок было непринято называть друг друга по именам, которые люди получали при рождении. Каждый получал кличку на древнем языке. Амину называли Фикер, что означало «отчаянная». Именно такое впечатление она создавала вначале.

-Амина - странное имя, но красивое... Жаль я не помню своего. Мне не сказали... Расскажи, как ты попала к амазонкам, - спросила Ниран. Амина поморщилась.

-Я не люблю об этом говорить.

-Ну пожалуйста!

Стало тихо и под укоризненным взглядом подружки она всё же сдалась.

-Родителей и брата убили, мне чудом удалось спастись, - прошептала она тихо, на лице застыла тревога и опустошение… – Я пошла в город, надеясь хоть как-то выжить. Там я услышала, что рядом находится поселение амазонок и пришла сюда… Я хотела отомстить, ненависть помогала выжить и давала мне сил, я отчаянно училась сражаться с надеждой когда-нибудь встретиться с врагом. Мне тогда ещё и девяти не было… Меня назвали Фикер.

^ Амина задумчиво замолчала и снова стало тихо.

-А ты? Тебя нашли? – спросила Фикер.

-Да, я была совсем маленькой, родители меня оставили в пещере для отверженных детей, там меня и нашли амазонки. Это было утром, «Ниран» - значит рассвет… Странно, мы с тобой только сейчас говорим об этом.

-Злишься на родителей? – Амина перелезла на ветку повыше и устроилась поудобнее.

-Тут скорее даже не злоба, а обида. Грустно, что меня выбросили, как ненужную куклу. Я ведь могла умереть там с голоду. Мне снится мама, которая держит младенца на руках и неуверенно опускает ребёнка на землю, а маленькая девочка улыбается, не понимая, что происходит. Женщина сдерживает слёзы и уходит, постоянно оглядываясь назад… Иногда я ненавижу родителей, а иногда просто хочется их увидеть, узнать, почему они так поступили? Может, у них не было другого выбора?.. Просто хочется иметь какие-то корни. Порой бывает так одиноко! Понимаешь?

-Конечно, понимаю, - вздохнула Фикер, опустив глаза.

Ниран улыбалась даже тогда, когда грустила и что-то красивое и трогательное было в этом.

-Может быть, когда я стану чуть постарше, уйду от амазонок, - задумавшись, проговорила Ниран. - Они мне многое дали, вырастили, учили жить, но есть здесь много вещей, которые я не люблю. Мне не нравится насилие, не хочу гибнуть в какой-то очередной схватке не известно за что. Тут царит злоба, постоянная борьба друг с другом.

-Ты имеешь в виду Дженд и её компанию?

-Да и не только. Поперёк горла встали, всеми командуют, почему мы должны им подчиняться? Нутром чувствую, что пахнет жареным.

Взгляд девушки был уже немного сердитым, но всё равно обаятельным. Ниран любила здесь поговорить о чём-то сокровенном, где её могли слышать только лучшая подруга, дерево и ветер. А ещё, наверное, духи. Она замолчала, пересаживаясь на более удобную ветку и собиралась ещё о чём-то заговорить, когда услышала шёпот подруги:

-Тихо, сюда кто-то идёт.

Через какое-то время на тропинке появились три девушки, впереди была Дженд – высокая, грубоватая, с редкими волосами до плеч, стянутыми ремешком, она чем-то напоминала крысу. Взгляд её тёмных глаз был колким и сухим, в ней чувствовалась властность, сила и неутолимое желание править и подчинять себе других. Две другие девушки, Ронд и Делис, чувствовали это и охотно делали всё, что она им скажет, им нравилось иметь вожака.

-Вот вы где! - хмуро сказала Дженд, сразу заметив Фикер и Ниран. У неё было прекрасное зрение. – Спускайтесь, поговорить надо.

-А о чём нам с тобой разговаривать? – крикнула Ниран и добавила Амине, улыбнувшись, - представляешь, они нас по всему лесу искали.

-Спускайтесь, поболтаем. – Дженд начинала терять терпение.

Амину она невзлюбила ещё в детстве, когда нежданно-негаданно появилась эта маменькина дочка, которую назвали Фикер, не понятно из-за чего. Новенькая с жадностью глотала знания и уроки старших, тренируясь с утра до вечера, поэтому в борьбе и военных науках она сразу добилась успехов. Ей легко давались уроки, стреляла и плавала девочка лучше всех, а в седле держалась как влитая, одним словом, она стала лучшей среди ровесниц, отодвинув Дженд, которая мгновенно возненавидела соперницу. Через какое-то время вспыхнула первая ссора. Дженд сказала новоиспечённой соплеменнице, что её мать, наверняка, была гулящей, та вцепилась ей в горло, девочки стали драться, Фикер побеждала, когда их растащили. Дженд была не из тех, кто быстро сдаётся, с тех пор у маленькой Амины появился самый настоящий враг, от которого та не знала чего ждать. Дженд притаилась, выжидая удобный момент, лишь изредка срываясь на Амину. Шли годы, они росли, даже обзавелись своими друзьями и сторонниками, но их отношения не менялись. А совсем недавно, когда был праздник Артемиды, по традиции выбирали лучшую молодую амазонку племени, Фикер плоховато себя чувствовала, у Дженд были все шансы победить, но соперница вновь одержала верх, получив красивый серебряный лук, которым сильно гордилась. Дженд кипела от переполнявшей её злобы и ненависти, целый день не могла успокоиться, расхаживая из стороны в сторону, но когда появилась зловещая идея, приободрилась и даже смогла уснуть. Весь день амазонка изображала полное спокойствие, а ночью когда все легли, она прокралась к постели соперницы, решив выкрасть лук и выкинуть в море. Но когда она наконец его нашла, Фикер проснулась и заорала. Мгновенно все сбежались, не стоит даже говорить, что устроили скандал, опозорив Дженд перед всеми. Это уже была не злоба и даже не ненависть, просто девушка знала, что не успокоится, пока не убьёт Фикер, а заодно и её подпевалу, Ниран.

Когда Ниран и Фикер спустились, наступила тишина, было понятно, что простой ссорой тут уже не отделаешься, действительно пахло жареным. Все чувствовали тревогу, только Дженд улыбалась самодовольно, зная, что наконец пришёл тот момент, которого она ждала несколько лет.

-Почему ты хотела украсть лук? – с холодным презрением спросила Фикер. – Неужто с голоду умираешь?

-Нет, просто мне хотелось тебе сделать гадость, - честно ответила Дженд, я была сильнее, победить должна была я. Сейчас посмотрим, кто кого.

^ Ей хотелось повеселиться, в разговор вмешалась Ниран:

-Да, это достойно амазонки, влезть ночью и что-то украсть, очень отважный поступок.

Девушка была миролюбива, но не труслива, а ещё она явно недолюбливала Дженд и не могла спокойно стоять, когда оскорбляли подругу.

В следующее мгновение Дженд вдруг резко достала самострел и выстрелила в плечо Фикер, девушка охнула и упала, Ниран кинулась к ней, зажимая кровоточащую рану.

-Сегодня отличный вечер, не правда ли? – улыбалась Дженд, упиваясь их растерянностью.

Фикер и Ниран застыли, глядя на неё, они не ожидали этого от неё. Но даже сейчас Дженд почему-то чувствовала, что Фикер сильнее её, было что-то странное в глазах девушки, так пугавшее Дженд, она расхохоталась и прицелилась.

^ Амина и Ниран испуганно переглянулись.

-Подожди ты, - прошептала Амина, - успокойся. Знаешь, какие у тебя могут быть проблемы? Неужели тебе так нужен этот лук?

-Нет, Фикер, дело не в луке, а в тебе. Я была лучше всех, пока ты не пришла, а потом все стали хвалить тебя, а обо мне забыли сразу. Из-за тебя у меня одни неприятности, и вчера ты заорала, как будто тебя режут. Ты не хотела решать вопрос по-человечески, просто сдала меня с потрохами. Ты сама во всём виновата.

-А Ниран? Она тут при чём? – перебила её Фикер.

-Она мне тоже очень уж не нравится, и язык длинный, разболтает всё.

^ Амина поняла, что страх сковал всё тело. И не только за себя, но ещё за подругу. В горле пересохло.

-Ты знаешь, что тебя ждёт за убийство? – тихо спросила она.

-За убийство? Нет, просто ваши трупы найдут в реке, решат, что вы утонули и всё. Я даже на похороны ваши приду. Буду плакать громче всех.

Она вновь рассмеялось злобным смехом прицеливаясь, Ронд и Делис тоже заулыбались, восторженно глядя на подружку.

Амина поняла, что отступать некуда, сердце заколотилось со страшной скоростью, плечо ныло, но она словно не замечала боли. Наступил тот момент, когда понимаешь, что жизнь – тонкая нить, которая в любой момент может оборваться. Дженд выстрелила, Амина отскочила, глядя, как Дженд готовит уже другую стрелу. Резкий рывок, два прыжка, одной рукой Фикер схватила самострел, другой резко ударила Дженд кулаком в подбородок. Через пару мгновений они сцепились уже на земле, кубарем покатились в сторону. «Убей её, ты сможешь. Давай!» - заорали Делис и Ронд, Ниран замерла, прижав руки к груди. Фикер перекинула Дженд через себя, села сверху и в порыве злобы стала душить врага.

-Умри, сука! – заорала Делис, решившись, резко выхватила кинжал и размахнулась, что б ударить Амину в спину. Ниран за волосы оттащила её. Фикер отвлеклась только на мгновение, но его хватило, чтобы пропустить удар в живот. Дженд оттолкнула её и вырвалась, затем резким движением подняла с пола нож, оброненный одной из своих соратниц и ловким движением метнула его в Ниран.

Девушка вскрикнула. Кровь тонкой струйкой побежала с губ. «Ниран, пожалуйста, нет», - подумала Амина. Всё происходило словно очень и очень медленно, как сквозь дымку или сон. Ниран покачнулась, сделала пару лёгких шагов, удивлённо огляделась и стала падать. Фикер подбежала, поймала подругу и мягко опустила её на землю. В память Амины навсегда врезалась эта улыбка, такая красивая, лёгкая улыбка, в которой сейчас было столько горечи и боли. И испуганные трогательные глаза. И крик...

^ Вдруг Дженд подбежала и сильно ударила Фикер, отбросив в сторону. Она явно упивалась победой.

-Пришла твоя очередь, - ухмыльнулась она.

Амина молча встала и медленно подняла меч. И Дженд вдруг испугалась. Перед ней уже стояла не та девчонка, которую все хвалили, а злобный неуправляемый зверь. В глазах была ненависть и холод. Дженд напала первой, но всё было ясно с самого начала. Несколько мгновений боя и Фикер пронзила противницу насквозь, а потом ещё и ещё. Руки Амины тряслись от напряжения, она уже ничего не чувствовала. А потом вдруг что-то для неё остановилось. Девушка вдруг застыла и странно улыбнулась, крепко сжимая меч, на котором повисла Дженд с застывшими распахнутыми от ужаса глазами, кровь текла по рукам Амины, но та словно не замечала этого. Труп врага сполз на землю. Амина впервые совершила убийство.

-Она бешеная! Бежим! - прошептала Ронд и приятельницы Дженд мгновенно бросились куда-то бежать. Амина даже не взглянула на них, ей было всё равно.

-Фикер… Фикер, - послышался сзади тихий тонкий голос, доносившийся словно откуда-то издалека, этот голос с трудом проникал в помутневшее сознание Амины, и только через несколько секунд она поняла, что голос принадлежал Ниран. Вскрикнув, амазонка выронила окровавленный меч и кинулась к подруге. Она снова стала собой.

-Ниран, о боги! - прошептала Фикер, глядя в потухающие глаза подруги, на её дрожащие пальцы. И страшная мысль пронзила сознание, она поняла, что Ниран не спасти, и всё похолодело... Слёз не было, только боль... Но почему, почему она всегда так улыбалась? Почему на лице всегда была эта искренняя и тонкая улыбка.

-Знаешь, - прошептала Ниран тихо, - я всегда так боялась смерти… а сейчас не боюсь, - каждое слово давалось с неимоверным трудом, но ей надо было выговориться. – Я словно чувствую это лёгкое дыхание… мягкое прикосновение… и не страшно. Жаль только тебя.

-Почему? – прошептала Фикер, слёзы всё-таки потекли по щекам. Ниран ничего не ответила, ведь всё было и так ясно.

-Нет, всё не может быть так плохо, - прошептала Фикер, глотая слёзы.

-Зря ты её убила…, теперь ты не станешь прежней… Всё будет по-другому…

-Да.

-Фикер, ты хорошая… очень хорошая, но сама этого не знаешь… ты чего-то боишься.

-Сейчас я боюсь, что ты умрёшь.

-Не надо, - Ниран сама чувствовала приближение чего-то страшного и большого, но очень важного. – Оно идёт. Оно здесь. Мне кажется, я чувствую… дыхание… Амина. Прости меня.

^ Девушка захрипела, изогнулась и замерла. Она уже не слышала отчаянный вопль подруги где-то рядом…




Закат прорвал небо и алые краски покрыли небо. Ветер играл листьями и волосами всадников. Деревья возвышались ещё более невозмутимо и гордо чем обычно. Раздавались крики птиц и гул земли из-под копыт.

Небольшая процессия, состоящая из нескольких всадников и повозки, ехала на юг. Лошади были как на подбор, и каждая стоила целое состояние. Повозкой управлял старый возничий, - седой широкоплечий мужчина лет шестидесяти. Он был старый вояка и в обращении с лошадьми ему не было равных. Всадники были уже уставшими, но даже сейчас ничто не ускользало от их взора, а руки также крепко держали поводья, как и в начале пути.

Ардон шёл последним. Он внимательно наблюдал за процессией, а тем более за повозкой, где сидела царевна, - вернее, её двойник.

Три дня назад, они благополучно добрались до дома сенатора, где и состоялся приём. На празднике Амина скучала как обычно, ей не нравились пустые разговоры и натянутые улыбки гостей, хотя еда и музыка были просто отменны. Она волновалась, что как-нибудь выдаст себя неловким жестом, неправильным словом, кто-то из старых знакомых мог её узнать, но всё прошло почти идеально.

Внимание Амины привлек чей-то смех, - это несколько детей играли в саду. Она продолжала общаться с людьми и тайком наблюдала за вознёй из окон. Ей хотелось спуститься к ним и просто посидеть рядом, но она, конечно, не могла этого сделать.

Царевна и её охрана погостили у сановника два дня и поехали назад.

Наступило затишье, и Ардону это не нравилось. Этот человек прекрасно понимал, что враги слишком сильны и уверены в себе, чтобы отступать. Предчувствие было не добрым, впрочем, как всегда.

Скоро показалась знакомая дорога в Афины и всадники радостно загудели. Солнце нещадно палило, люди вымотались, но сейчас они испытывали прилив сил и ускорили темп. Лишь Ардон не показывал радости, его не покидала лёгкая тревога, но он не подавал вида.

Амина тоже чувствовала себя неуютно. Ей не нравилось ехать не известно куда и зачем, в любой момент ожидая опасности, а от долгого сидения в одной позе всё тело начало болеть. Она то и дело посматривала на всадников, окружавших её повозку. Было неприятно отдыхать здесь и видеть измученные лица своих спутников. А ещё ей просто хотелось прокатиться верхом, размять кости, но, сколько она не просила, ей отвечали твёрдым отказом, ведь враги могут стрелять, и девушка понимала, что это так. «Нет, - подумала она, - сколько меня не ряди, царевной я никогда не стану. Мне это уже надоело».

Когда один из всадников был рядом, Амина крикнула ему из окна:

-Может, остановимся, передохнём?

-Не стоит, – ответил воин с ещё юношеским задором в глазах. – Нам немного осталось, но если вы устали, только отдайте распоряжение.

Он был ещё молод и не слишком крепок, по его виду Амина сразу поняла, что он просто валится с ног, но изо всех сил старается это не показать. За время правления в армии Гердерс она научилась разбираться в людях, по каким-то простым жестам и фразам понимать их желания, мысли; ей достаточно было глянуть всего лишь раз на воина, чтоб понять, готов ли он сражаться или нет. Этот был не готов.

-Я не устала в отличие от людей и коней.

-Чем раньше мы приедем, тем лучше, - раздался голос сзади и к ним подъехал Ардон.

-Я думала, что…

-Думать вам совсем необязательно, просто сидите тихо, - жёстко перебил он и, повернувшись к воину, строго добавил. – А ты не отвлекайся.

-Между прочим, здесь я отдаю приказы, - ответила Амина холодно.

-Во дворце – да, но не здесь.

Всадники ушли вперёд, а Амина снова осталась одна, настроение ухудшилось ещё больше. Да, она разбиралась в людях, но Ардон был для неё загадкой, она никогда не могла сказать точно, что у него на уме. Эта полная неопределённость настораживала её, Амина не знала чего от него ждать, на что надеяться.

Ночью ей снились кошмары, а днём мучили мысли о смерти, всплывали старые воспоминания о том, как она потеряла подругу и распрощалась с племенем. Амина тосковала по ним, хотя понимала, что жизнь среди амазонок не подходила ей… Ниран… почему-то чётко перед глазами Амины встало испуганное лицо подруги. И последняя улыбка - такая чистая, такая искренняя. Может, Амина привязалась к Обилоне так сильно из-за того, что девушка немного походила на Ниран. Амина весь день не прикасалась к еде, не могла ни есть, ни пить; тяжёлые воспоминания, которые, казалось, оставили её, вновь вставали из глубины памяти... Обычно, когда было тяжело, Амина тянулась к Церберу, грубоватая, но тёплая ласка этого зверя всегда успокаивала и приободряла её, но Цербер остался в замке, и это ещё больше тревожило её. Обилоны не было рядом, и единственным знакомым человеком здесь был Ардон, который порой даже не пытался скрыть своё холодное презрение.




Была уже ночь, когда поляну осветили тысячи факелов золотым мерцающим светом, воздух наполнился криками и ударами в барабаны. Амазонки собрались в кольцо вокруг восемнадцатилетней Амины. Она смотрела на них с равнодушным любопытством и вспоминала события вчерашнего дня. Предводительница амазонок, Дерена Донт – высокая немолодая женщина с серебряной диадемой в волосах, подняла руку, и все смолкли; наступила полная тишина. Но когда Дерена вышла вперёд и подняла свой факел, вновь забили в барабаны, амазонки закричали, поднялся невообразимый шум. Это продолжалось совсем недолго, она опустила факел, и все снова смолкли. В воздухе повисла торжественная напряжённая тишина, все ждали чего-то важного. Предводительница повернулась к луне, встала на одно колено, и все последовали её примеру.

-О, Артемида, защитница животных, царица луны, богиня женщин и детей, покровительница нашего племени! – нараспев проговорила она, и сотни голосов слились в единый гул. – Мы взываем к тебе быть свидетельницей.

Амазонки произносили молитву, Амина вяло повторяла знакомые слова, а у самой перед глазами вставали испуганная улыбка Ниран, перекошенное лицо Дженд, убегающие Ронд и Делис и чья-то кровь на руках. Голова кружилась, и было больно дышать, всё ей казалось ненастоящим, каким-то странным и смутным, словно она закричит и проснётся далеко отсюда. Было странно, что Ниран больше нет, что она никогда не придёт, не улыбнётся, не скажет что-то хорошее, такого просто не может быть... Она же была! А теперь её нет и не будет. И ведь в мире ничто не изменилось. Только не до конца осознанная пустота и всё...

Амина разглядывала лица амазонок, ловила их взгляды. Кто-то смотрел на неё с жалостью, кто-то торжествующе, кто-то восхищённо, но большинство с полным безразличием. Как, впрочем, и всегда...

Дерена произнесла последние слова молитвы, встала, повернувшись к пленнице, и снова подняла факел. Тишина теперь была уже терзающей, и каждый вздох был отчётливо слышен.

-Фикер, ты убила свою сестру по племени, Дженд, – торжественно и сухо проговорила предводительница. - Две амазонки видели это. Будешь ли ты отрицать свою вину?

-Нет, - спокойно ответила Фикер.

-Что тебя заставило сделать это?

-Они хотели убить меня, - я защищалась. - Амина замерла на мгновение и добавила тихо, словно боялась разрушить что-то маленькое и хрупкое. – Они убили Ниран.

-Мы знаем обстоятельства, - Дерена подошла ближе и Амине впервые удалось разглядеть её большие усталые глаза. - Амазонки Ронд и Делис наказаны, они отработают свой долг, но сейчас мы говорим о тебе, Фикер. Хочешь ли ты что-нибудь сказать?

-Мне нечего вам сказать, - ответила она.

«Наказаны? За год или два они отработают трудовую повинность и снова будут чисты. Будут жить дальше. А как же Ниран?» - подумала она, и невольно сжались кулаки, но не в её власти было что-то менять.

-За убийство соплеменницы полагается смерть, ты это знаешь, - сказала Дерена торжественно, но Амине показалось, что в глазах предводительницы промелькнуло сожаление, ведь она всегда считала Амину почти идеальным воином. – Ты защищалась, поэтому совет вынес тебе другой приговор – изгнание...

Какое простое слово. Когда она была младше, ей казалось, что не бывает ничего страшнее этого, фактически верная гибель. Остаться на улице одной, бродяжничать до конца своих дней… Мурашки бежали по коже при одной мысли об этом. Но это было давно. Теперь ей было всё равно. Она уже пережила смерть однажды, падая с высокого утёса. И потом глядя на умирающую подругу… Сейчас её ничто не волновало и не тревожило, она смотрела на всё словно сквозь дымку. Сегодня Амина поняла, какая тонкая грань между жизнью и смертью, убить, оказывается, очень легко, но вернуть человека назад невозможно.

^ Дерена Донт ещё приблизилась к Фикер, резким движением сорвала тонкую серебряную цепочку с шеи девушки и подняла над головой. Это могло значить лишь одно:

-Именем Артемиды и других богов, отныне ты больше не амазонка! – громко и отчётливо проговорила Дерена. – Да будут боги к тебе благосклонны. Прощай!

Снова зазвучали барабаны. Кто-то запел старую песню амазонок и сотни голосов подхватили её. Амина окинула грустным взглядом людей и невысокие домики амазонок, маленькая девочка, стоящая рядом заплакала. Фикер лишь слегка улыбнулась ей, повернулась и неторопливо куда-то пошла. Лишь сейчас она поняла, что уходит навсегда из племени, где столько времени жила, столько радовалась и грустила, столько училась и добивалась каких-то целей. А сейчас племя её выгнало, и она вновь осталась абсолютно одна с мыслью, что не смогла защитить лучшую подругу, единственного близкого человека. Очень хотелось обернуться назад, вновь взглянуть на селение, посмотреть, провожают ли люди её взглядом, но она знала, что нельзя. Ноги подкашивались от усталости, руки почему-то стали предательски дрожать. Амина старалась идти прямо и уверенно, ни в коем случае не останавливаясь и не оглядываясь назад, они должны запомнить, что она ушла уверенно от них, что им не удалось её сломать и никому не удастся. Ведь она сильная, ей ничто не страшно и теперь она будет жить дальше, как бы сложно это ни было…




Она проснулась от внезапного крика, дёрнулась и ударилась головой об стенку повозки. Амина выглянула наружу и невольно вздрогнула. К ним медленно приближалось несколько фигур. Их было немного – человек десять. Одетые в чёрное, с закрытыми лицами – они напоминали злых духов, отчего становилось не по себе. Это были высокие крепкие парни лет тридцати. Наёмники, - поняла девушка. На мгновение наступила напряжённая тишина, все ждали, что противник нападёт первым.

Она вытащила меч и вышла наружу, зная, что не будет сидеть сложа руки, пока дерутся другие, защищая её. Амина испытывала уже подзабытое чувство волнения, всё сжималось внутри.

-Куда прёшь?! – проорал ей Ардон, не оборачиваясь, но она не обратила на это внимание. Всадники, которые охраняли Амину, мгновенно вытащили оружие, на их лицах застыло напряжение и готовность к бою.

Амина услышала, а вернее, почувствовала, еле уловимый свист, и резко присела. Топор мелькнул над её головой и резко вонзился в повозку. Это послужило началом битвы. Воины схлестнулись между собой, и зазвенели мечи.

«Мне только что чуть не раскроили череп», - мельком подумала она, приходя в себя.

Один из нападавших резко кинулся на Амину. Она быстро отразила удар и напала сама. В его взгляде она ясно прочла изумление, но от этого его удары не становились слабее. Они боролись минуты две и она чувствовала, что силой ей не победить.

-А мы не так просты, - рассмеялся он хрипло и снова нанёс удар. Она отскочила в последний момент; его меч вонзился в дерево позади неё и застрял. Двух мгновений Амине было достаточно, чтобы сильно ударить ногой в живот, он охнул и повалился на землю. Не очень честный приём, но выбора уже не было. Быстрой подсечкой он сбил её с ног и кинулся сверху. Амина пронзила его мечом и вскочила на ноги. Как-то удивлённо он посмотрел на неё, перекосившись от боли, схватился за рану.

-Девчонка, - прохрипел он злобно. Было заметно, что жить ему осталось несколько секунд. – Ты… ты…

Амина закрыла глаза, а когда открыла – он был уже мёртв. Она смотрела на это тело и не дышала, а потом поймала на себе хмурый взгляд Ардона, и её передёрнуло. Она только сейчас поняла, что рука ранена, кровь медленно скользнула по коже и упала на труп, Амина стояла и, потупившись, смотрела на сражающихся людей. Какое-то противное ощущение охватило её и пронзило рассудок. «Зря ты её убила, теперь ты не станешь прежней. Всё будет по-другому», - раздался внутри неё полузабытый тонкий приятный голосок, такой трогательный и тихий, что сердце замирало. «Жизнь – тонкая нить, которую так просто оборвать», - вспомнила она слова предводителя Гердерсов и почувствовала что-то лёгкое, пугающее и завораживающее… Дыхание смерти? Возможно. «А что если мне уже тоже пора?»

Вдруг двое напали на неё, она резко очнулась из этого забытья и стала яростно защищаться, стараясь драться как можно более хладнокровно. Спокойный человек гораздо лучше оценивает свои и чужие возможности, но всё казалось каким-то странным и нереальным.

Удары, удары, Амина отражала их и наносила, уворачивалась и отскакивала, как только могла. Она ничего уже не понимала, кроме одного – она должна драться, всё летело, сердце бешено стучало и ей даже нравился этот азарт. Трое нападали с не меньшей яростью, она убила одного из них, вздрогнула, глядя на ещё одного убитого. Никакого дыхания не было, просто умер и всё. Чей-то меч скользнул по её телу, она даже не поняла откуда эта боль, не сразу доходящая до её сознания, голова закружилась и она упала, ударившись головой об землю, всё поплыло как в каком-то неясном сне, она видела чей-то силуэт с занесённым мечом, но ей было всё равно...

В небо взлетали птицы, чья-то лошадь вырвалась и побежала, деревья покачивались на ветру... Амина смотрела на окружающее словно сквозь туман и ей это почему-то нравилось.

Ардон, подлетев, пронзил мечом наёмника, который собирался убить Амину, и стал драться с другим. Амина словно сквозь пелену видела как люди сражаются, в глубине сознания была мысль, что надо встать, надо спастись, надо тоже взять в руки меч, но она не могла и пошевелиться, кровь медленно стекала на землю.

-Отступаем! - крикнул кто-то и наёмники скрылись в лесу. Амина потеряла сознание, было ощущение падения в какую-то бездну, всё окутала тьма, слепящая, окутывающая, убивающая всё живое тьма. Стали раздаваться голоса тонущие в тишине, перед глазами девушки проплывали фигуры и лица знакомых людей, которые тянули к ней руки и что-то шептали, улыбаясь, она не слышала их слова, но понимала, что они зовут её. Вдруг перед ней ясно возникла фигура матери и её тонкое красивое лицо.

-Мама, - прошептала Амина, кидаясь к ней, и очнулась, оттого, что кто-то стал её трясти, сон исчез, и стало грустно. Она открыла глаза и увидела Ардона.

-Зачем ты высунулась? Тебя чуть не убили! Совсем ума нет, – проговорил Ардон, тяжело дыша, оторвал кусок рубахи и стал быстро перевязывать рану.

-Не надо, - тихо прошептала она и грустно улыбнулась. Ардон удивлённо посмотрел на неё. – Я устала, мне больно… отпусти, оставь меня здесь… им не важно, им всё равно, а ты же хотел этого, я знаю, что хотел. Я не хочу, чтобы твои люди рисковали из-за меня, просто оставь меня здесь, - говорить было мучительно тяжело, с каждым словом осколочки жизни исчезали куда-то. Она уже ничего не боялась, внутри была усталость, боль, непонимание и терзающее чувство одиночества. В жизни не было смысла, а в смерти был. Как-то инстинктивно она понимала, что там не больно, не страшно, не одиноко, там хорошо, река забвения излечит все раны, безумно хотелось туда.

-Амина, не надо, - проговорил он. – А как же наше общее дело?

-Они обойдутся без меня, ты скажешь, что меня убили, вот и всё, - прошептала она; сильно хотелось закрыть глаза и забыть обо всём.

-Вот и всё?! – он быстро встал, на его лице появилась злоба, а в глазах обжигающий огонь, который пугал её. – Мы все рисковали жизнью, спасая тебя. Кто-то погиб. По-твоему никто не устал? Давай мы все ляжем и закроем глазки? Не думал, что ты сдаёшься так легко.

-Ардон, я больше не могу.

-А кто может?!- злоба вдруг исчезла, он сел на корточки, посмотрел ей в глаза и добавил мягче. – Конечно, бывает тяжело, но всё-таки надо жить. Твоя рана не серьёзна. Ты молода, сильна, красива, я не хочу, чтоб на моей совести был ещё один труп. Да, я тебя ненавидел, но наши отношения тут не причём. Сейчас, ты для меня - просто человек. И я не хочу чтобы раны моих людей были напрасными.

Его рука коснулась её щеки, скользнула по шее и нащупала медальон на её груди – маленький оберег в форме рыбки. Ардон усмехнулся и резко сорвал его, Амина вздрогнула, чувствуя непонятный подзабытый страх.

-Он принёс тебе удачу?

-Не знаю.

Он встал и отвернулся.

-Ардон, она жива? – крикнул кто-то. Ардон вопросительно посмотрел на Амину, словно спрашивая.

-Ладно, - прошептала она тихо. – Я всё ещё жива.

-Да, только ранена! - крикнул Ардон своим людям, он осторожно взял Амину на руки и понёс к повозке. Она почувствовала его тепло и на душе немножко стало легче, с ним она чувствовала себя защищённой, на мгновение безумно захотелось вернуть те дни, когда они были вместе, вернуть те слова и ласки, которые она так пыталась забыть всё это время. Стало страшно.

-Отпусти меня, попробую дойти сама, - сухо проговорила Амина, стараясь не смотреть на него.

Впервые она испытывала такое обжигающее отвратительное чувство вины за тех людей, которые пострадали, защищая её. Хотя Амина понимала, что во всём виновато несколько богачей, которым мало власти и для которых невинная девушка, так похожая на Амину, стала главной мишенью.

Люди Ардона стали собираться, перевязывать раненых, закапывать врагов и складывать тела друзей. Молодой парень плакал, отвернувшись. Погиб его брат. Никто не осудил его за эти слёзы... Кто-то еле заметно молился, кто-то ругался, кто-то грустно смотрел вдаль, казалось, воздух был пропитан напряжением и усталостью. Скоро все вновь двинулись в путь. А Амина снова легла в повозку и стала медленно проваливаться в сон, стараясь ни о чём не думать. Если много думать – то можно сойти с ума. И это будет явно не кстати.

А в это время лес тихонько шумел, деревья колыхались от ветра, чуть слышно пели птицы. Пошёл лёгкий освежающий дождь, напаивая землю долгожданной влагой. Звёзды усыпали небо. Всё было спокойно и мирно как бывает каждое лето, - просто природе не было дела до человеческих проблем...









Кудинова Д. «Амина Фикер»




Похожие:

Дыхание смерти iconПравильное дыхание регулирует состояние первой системы человека
Правильное дыхание обеспечивает благоприятную работу всех органов и систем организма. По параметрам дыхания диагностируют его работоспособность...
Дыхание смерти iconВ. В. Хлебников ошибка смерти тринадцатый гость
Барышня Смерть. Друзья! Начало бала Смерти. Возьмемтесь за руки и будем кружиться
Дыхание смерти iconЛ. Н. Толстой Невыдуманные истории и рассказ
...
Дыхание смерти iconАнгел смерти… с дрожащими руками
Да, можешь Ты убить меня. Но смирить – не в Твоей власти. Подумай сам, как можно всерьёз напугать смертного угрозой смерти? Пугай...
Дыхание смерти iconСезон Смерти
Когда Сезон Смерти впервые пришёл в Город, кто-то из горожан вспомнил, что человек, пойманный шерифом, проклял их. И тогда толпа,...
Дыхание смерти iconСмерти нет оправдания (критика утверждений о положительной ценности смерти)
Абстрактные рассуждения вроде “жизнь утверждает себя через смерть”1, совершенно неприемлемы для гуманистически мыслящих философов....
Дыхание смерти iconДень смерти Пресвятой Богородицы называется в нашей Церкви Успением, ибо ее тело после смерти не познало тления, но сразу с душей было взято в небо
Год 2007 от Рожества по плоти Бога Слова, Господа Бога и Спаса нашаго Iсуса Хрiста Вседержителя
Дыхание смерти iconО порядке рассмотрения заявлений граждан
Итл и умерли в местах лишения свободы, а в необходимых случаях при разрешении имущественных или иных правовых вопросов регистрируют...
Дыхание смерти iconЗакат белого движения. Крым, год 1920-й. Белая идея (епископ Вениамин Федченков “На рубеже двух эпох”)
А всё-таки она была белая!]. “Добрая воля к смерти” (Марина Цветаева). (“Добровольчество – это добрая воля к смерти”)
Дыхание смерти iconГарри Гаррисон. Мир Смерти. Линкор в нафталине
Гарри Гаррисон. Мир Смерти. Линкор в нафталине Приблизимся, сказала Мета, нажимая на клавиши пульта управления
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов