Я не хочу, чтобы мрачное небо icon

Я не хочу, чтобы мрачное небо



НазваниеЯ не хочу, чтобы мрачное небо
страница1/2
Дата конвертации27.08.2012
Размер398.31 Kb.
ТипДокументы
  1   2


* * *

Я не хочу, чтобы мрачное небо

Серыми тучами вновь заполнялось,

Ветер холодный с ума сходил где-то,

В дребезги всё об судьбу разбивалось.

Так раздражают обычные лица,

Лица, в которых лишь злоба и лживость,

Самовлюблённость, гордыни крупица,

Скука, нахальство и бережливость.


Жалко, что в мире ничто уж неважно,

Ненависть, боль душат нас ободочком.

В мире всё-всё абсолютно продажно,

Даже луну продадут по кусочкам.

Просто хочу, чтобы маленький кто-то,

Проснулся от пения птиц на рассвете,

Небу и людям легко улыбнулся,

И стало б теплее всем-всем на планете.





Девушка лет семнадцати притаилась в кустах. Она прислушивалась к каждому шороху, к каждому звуку, доносившемуся с дороги и всё плотнее сжимала в руках меч, - теперь он был её единственной правдой. Когда-то давно она зарыла его неподалёку, словно предчувствуя, что он ей ещё понадобится...

Амина хорошо помнила тот день. Осень наступила тогда очень рано. Листья желтели и мягко опадали, пахло сыростью и лесом. Дорога была довольно заброшенной, но люди здесь ещё встречались, и Амина знала, что заберёт своё.

Добыча сама плыла в руки. Всё было просто идеально – два путника неторопливо шли по дороге и что-то обсуждали. Они выглядели вполне безобидно - старик и совсем ещё юный парень. Было не понятно, что они делают на пустынной дороге без лошадей и поклажи, но девушку это мало волновало. Она размяла кисти и улыбнулась себе, - теперь она была готова...

Несколько дней назад она была изгнана из племени амазонок. Найти работу и кров в городе было очень трудно, и она поняла, что должна бороться за своё существование, во что бы то ни стало, не думая о том, что будет завтра. Почему-то люди всегда цепляются за жизнь, когда по всем законам надо умирать.

^ Она выскочила на дорогу позади путников и с силой ударила парня по голове рукояткой меча, тот глухо свалился на землю. Старик быстро обернулся и уставился на неё.

-Давай деньги, - глухо проговорила она. – А то парень умрёт. Это ведь твой сын, верно?

^ Девушка стояла, прижав лезвие меча к горлу лежащего парня. Её чёрные пряди трепетали на ветру, в глазах светился холодный жёсткий огонёк.


-Ну вот, дожили, - слегка улыбнувшись, проговорил старик, - теперь уже девушки идут грабить. Что с нами будет?

Это был невысокий пожилой мужчина. Когда-то тёмные волосы уже почти полностью поседели, борода опускалась на грудь, пару шрамов на лице и необычные сильные глаза делали его ещё старше; он слегка опирался на простенькую, но крепкую деревянную трость и с интересом смотрел на грабительницу.

-Деньги, я сказала! - повторила Амина также холодно, чувствуя, как по спине пробегает что-то ледяное, - её настораживало его спокойствие.

-Он мне не сын, а попутчик, - заметил старик и улыбнулся. – Ладно, девочка, давай сразимся? - серые колючие глаза смотрели на неё с неким любопытством. - Победишь ты – забираешь всё, что у нас есть, если побеждаю я – ты не получаешь ничего. Идёт?

-Зачем это надо? - усмехнулась она.

-У амазонок не отказываются от поединка, не так ли?

^ Она вздрогнула.

-С чего ты взял, что я амазонка?

-Девочка, - он вздохнул, подходя ближе, - к своим годам я знаю, как примерно выглядят амазонки, обычные девушки редко владеют оружием. И ещё я знаю, что ты больше не принадлежишь их племени. У них не принято ходить по одиночке, а тем более, заниматься грабежом. Так ты отступаешь или как?

-Ты стар и безоружен.

-Не беспокойся, я ещё кое-что могу.

Амина заметила, что он не такой уж и старый, ему было чуть больше пятидесяти. Они стояли, глядя друг другу в глаза, и оба, казалось, забыли о парне, растянувшемся на дороге.

-Ну, хорошо, «папаша», - ответила Амина и подумала: «Почему бы и нет? Думаю, это будет не сложно».

Она фыркнула и взмахнула мечом, готовясь к поединку, старик приподнял посох и крутанул в руке. Всё происходящее ей не нравилось, её настораживала его самоуверенность. Но в то же время, в кровь вливалось что-то горячее, часто называемое азартом.

Девушка напала первой, сделав резкий выпад. Старик увернулся с необычной ловкостью для своего возраста, ещё один удар он отразил посохом. Девушка прыгнула и ударом ноги сбила его с ног.

-Ну как? – спросила она, наклонившись к нему. Он перебросил её через себя, поднялся на ноги и улыбнулся.

-Не дурно.

Она вскочила на ноги и стала нападать. Ещё пару выпадов, глухой удар, прыжок в сторону, удар… Всё стало бежать слишком быстро, чтоб это понять, тело двигалось само, чувствуя прилив сил. Он скорее не дрался, а играл, на его лице была лёгкая усмешка. И это её бесило, как и всё остальное.

-А ты мне нравишься девочка.

-Не смей поддаваться! – крикнула она.

-Ладно, и в правду пора заканчивать, - проговорил он то ли ей, то ли себе самому.

Она замахнулась, но он странным дугообразным движением выбил у неё меч и метнулся вперёд. Один несильный удар, захват, - и она оказалась на земле. Амина сжалась от боли, голова закружилась. Он вонзил оба меча в землю у её горла.

-Знаешь, в этой местности грабителей убивают, - медленно произнёс он. - А девок ещё и насилуют.

Девушка молчала, собирая силы.

-Угомонилась?

-Пока нет.

Она изо всех сил пнула его в живот; одного мгновения ей было достаточно, чтобы вырваться и вскочить. Амина сделала резкую подсечку ногой и попыталась снова напасть, но мужчина снова перебросил её через себя и встал. Она тоже поднялась. Оба уже были измотанными, но глаза горели. Теперь уже напал он, два удара она смогла с трудом отразить, но третий пропустила и пошатнулась, чуть не упав; губа была разбита. Старик резко ударил ребром ладони и она рухнула на землю. Он с силой заломил ей руку, и перехватил горло, и она почувствовала дикую боль.

-Ну, как ощущения, девочка? Нехорошо нападать на мирных людей.

Она тяжело дышала, в горле пересохло, а сердце сжалось в груди. Он заломил ещё сильнее, и она чуть не заорала от боли, но терпела. Она знала, что ещё чуть-чуть и рука будет сломана по кускам. А за ней горло.

-Ты будешь слушать, что я тебе скажу?

-Да.

Старик выпустил её, и она сжалась в комок от боли. Какое-то время не происходило ничего. Мужчина взял меч и она исподлобья взглянула на него.

-Чего ты ждёшь? Если хочешь убить – просто сделай это. Я не буду извиняться или просить пощады. Мне безразлично, что будет дальше.

Он помолчал какое-то время и только потом спросил:

-Как тебя зовут?

-Родители Аминой назвали... А амазонки дали имя Фикер.

-И за что тебя выгнали, Амина Фикер?

-За убийство, - она хищно улыбнулась.

-А по тебе не скажешь, - в его голосе прозвучала нотка удивления. - За что убила-то?

-Отомстила. За подругу.

^ Она не понимала, к чему все это расспросы, но знала, что это нужно.

-Когда ела в последний раз?

-А это тут причём?

Старик усмехнулся. Амина всё ещё сидела, смотрела на него и ждала. Но он, похоже, никуда не спешил. Его удивили её глаза. Сейчас в них не было ни страха, ни ненависти. Просто красивые женские глаза – почти безразличные, но всё-таки в них был огонёк. И немного злобы на жизнь.

-Зачем ты взяла оружие в руки?

Она не знала ответ на этот вопрос, задумалась на несколько секунд и просто ответила:

-Мне надо как-то жить дальше.

-Слышала про армию Гердерс? – спросил он, разглядывая её.

-Да, немного.

-Меня зовут Дарток, я её предводитель… Нам нужны такие люди как ты.

-Как я? - она всё-таки встала и отряхнулась. – Но мне и так неплохо.

-Тебе всё равно некуда идти, девочка, по глазам вижу… Что ты умеешь делать? Где тебе жить? Ты одна... Если б я хотел тебя убить, то сделал бы это сразу, как представилась возможность. – Наступила тишина. Старик нагнулся над лежащим парнем и несколько раз стукнул того по лицу.

^ Амина стояла, глядя в одну точку. Она ничего не понимала и чувствовала себя скверно. А рука всё ещё ныла.

Парень быстро очнулся и вскочил на ноги, сжав руки в кулаки.

-Что случилось? На нас напали? Где они? – затараторил он, оглядываясь по сторонам, Дарток улыбнулся.

-На тебя упала коряга, а эта милая девушка помогла привести тебя в чувства, не так ли? – он посмотрел на собеседницу.

^ Амина подумала, что судьба кидает её, как щепку, куда вздумается, и просто порой нет смысла ей противостоять. Мойры цепко держат нить каждого человека.

-Да. Именно так всё и было. - сухо ответила она после короткой паузы и безразлично улыбнулась. – Надо быть осторожнее.





Было довольно холодно, солнце только-только поднималось над горизонтом. Старый пёс во дворе то и дело просыпался, бродил по кругу, укладывался снова, больная лапа давала о себе знать. В это время не было даже пьяных, казалось, всё умерло. Холодные стены стояли и словно чего-то ждали.

В полумраке коридора возникло две фигуры, закрывшиеся от утреннего света и любопытных глаз.

-Есть дело. И ты знаешь, какое, - раздался глухой, но довольно сильный мужской голос.

-Знаю, знаю, - человек закашлял и торопливо добавил. - Но это опасно и будет дорого стоить. Вы же понимаете, такое время.

-Конечно, понимаю, - в голосе второго раздались нотки холодного раздражения. - Только учти, дело должно быть сделано идеально. Иначе тебе же будет хуже. Ты меня наверное знаешь достаточно хорошо. Так что возьми самых надёжных людей и выбери самый подходящий момент. Я бы попросил своих, но не хочу огласки.

-Не беспокойтесь. Мои люди – то, что надо, лучше не сыщешь. Никто и глазом не успеет моргнуть, как всё будет сделано.

-Очень на это надеюсь.

Они разошлись довольные друг другом. И снова наступила тишина.





Амина быстро поправлялась, раны заживали относительно легко. И Обилона с трудом вытянула подругу прогуляться по парку.

Ввысь взлетела стая птиц, которые, что-то прокричав, плавно вознеслись к небу, рассекая крыльями прохладный вечерний воздух. Амина проводила их завистливым взглядом и спросила:

-Как, по-твоему, куда они летят?

Обилона встряхнула кудрями и пожала плечами:

-Туда, где им хорошо, наверное.

-Логично, - вздохнула Амина. – В этом мы похожи. Только птиц ничто не держит.

-Неужели тебя на лирику потянуло? – Обилона улыбнулась и с любопытством взглянула на подругу.

-Хочется всё бросить и улететь, - ответила Амина задумчиво.

-Зачем?

-Надоело всё.

Наступила короткая пауза, а затем Обилона заметила:

-Это бывает… Знаешь, мне снилось сегодня, что я тону... Я слышала, что это к удаче. Или к деньгам?

«Она меня не понимает», - глухо стукнуло где-то внутри Амины. Хотелось поговорить, поделиться мыслями, которые не давали покоя. Обилона её не слышала и не хотела услышать. Амина только сейчас стала понимать, что у них мало общего, они из разных миров. Она замкнулась в себе и молча разглядывала изумрудную траву под ногами, немного злясь на себя и других.

Из-за неловкого движения боль пронзила тело. Заживающие раны не давали о себе забыть.

-Здесь хорошо, - улыбнулась Обилона, ничего не заметив. – И дышится легко.

-Да, - кивнула Амина, медленно приходя в себя.

-Я помню, в детстве мечтала об одном острове, где бывал ещё Одиссей, - сказала Обилона и мечтательно улыбнулась. - Эти места так похожи, на то, что представляла себе я... Ну, знаешь, пронзительно синее небо, море, волны, набегающие на берег, деревья, в которых резвятся нимфы. И люди, не знающие что такое боль, обиды, зло. Любящие просто так.

Амина посмотрела на спутницу, и ей почему-то стало грустно. Было что-то трогательное в голосе подруги. Обилона сорвала несколько цветков и задумчиво продолжала скорее себе, чем кому-то:

-Там никогда не бывает войны, животные не боятся людей и подходят совсем близко, а птицы поют так, что можно часами слушать, восхищаясь… - девушка бросила свой маленький букетик на землю и помрачнела. - Мама говорила, что так не бывает, считала, что это глупость. А я всё равно верила. Мне кажется, в это надо верить, правда?





Амина легла на диван и закрыла глаза. Тело всё ещё болело, напоминая, что она находится во дворце не просто так. Она лежала на спине и старалась ни о чём не думать, лишь кубок хорошего вина помог немного расслабиться. Сон пришёл мягко и почти незаметно, окутав сладким дурманом.

Почему-то вспомнился Дарток, его мучительно не хватало все эти годы, никто не мог его заменить или хотя бы сравниться…. Она попала к нему ещё совсем юной, встреча была случайной, но потом, вспоминая это, она не могла представить, что жизнь сложилась бы как-то иначе. Вначале Амина его ненавидела. Он был очень жестким, порой высокомерным человеком, даже самые отъявленные бандиты уважали его и боялись сказать хоть слово поперёк. К ней он был особенно придирчив и не допускал никаких поблажек.

^ Ей вспомнился один день из той жизни. Дарток подошёл, кинул ей одну палку, а другую сжал в руках, и крикнул:

-Дерись.

Амина была не в настроении драться, но знала, что спорить бесполезно. Он нанёс удар, она быстро его отразила, затем сама сделала выпад.

-Хорошо, - улыбнулся он. – Быстро учишься… Нападай. Жёстче! Быстрее! Ты двигаешься как муха, враг уже десять раз мог бы тебя убить. - Он ударил её по рукам, выбив палку из рук, а другим ударом сбил с ног. Когда она попыталась подняться - он ударил её по лицу, разбив нос. – Враг не будет тебя жалеть, девчонка… У тебя же есть враг? Враг, который тебе снится, которого ты хочешь убить больше всего на свете?

-Да, - медленно ответила она, рукавом вытирая кровь.

-Когда дерёшься - думай о нём, вложи ярость в своё тело и забудь обо всём!

«Серрод», - пронеслось в её голове. Да, у Амины был враг, который ей снился по ночам и она знала, что должна убить его, во что бы то ни стало. И она знала, что сделает это потому, что до сих в памяти была погибшая семья и их кровь на траве.

От этой мысли, что-то сжалось внутри, всё побелело вокруг. Она сама не поняла, как встала, резко подняла палку и с криком набросилась на Дартока. Палки треснули. Дарток резко оттолкнул её, затем Амина сделала звериный прыжок и сбила его с ног.

-Ну, как?! – спросила она, тяжело дыша, в глазах светился холодный злой огонь, она сжимала палку у его горла и смотрела ему в глаза.

-Хорошо, очень хорошо, - Дарток улыбнулся.

-Что хорошего?!! – прокричала она, вскакивая, и разломала палку об стену.

Он помолчал.

-Люди как волки, Амина, если не будешь грызть других – загрызут тебя, надо быть готовым ко всему и никому не верить. Запомни это, девочка… Знаешь, ненависть – это даже хорошо, это значит, что ты ещё жив, ты ещё что-то чувствуешь и понимаешь, она даёт силы, она заставляет бороться и идти вперёд, даже если по всем законам природы ты должен лечь и умереть.

-Хватит! Я устала от этого!

Злоба почему-то быстро прошла, ярость сменилась усталостью. Амина подошла к костру и села. Вначале она не шевелилась, потом стала точить меч, чтобы отвлечься. Дарток подошёл и сел рядом. Они долго молчали.

-Знаешь, в молодости я мечтал найти своё место, где все будут счастливы, где можно жить просто так, никого не боясь, никуда не прячась, просто жить и всё, - произнёс он медленно, достал флягу с вином, немного отпил и протянул ей. - Потом я уехал из Спарты и сам стал преступником. Для меня всегда были важны деньги и власть. Я не хотел жить и подчиняться законам, порядкам, я хотел сам их устанавливать... Как-то я встретил женщину, было в ней что-то необыкновенное. Огромные серые глаза, шелковистые волосы, мягкость в голосе. Она родила маленькую девочку Тэру, а чуть позже ушла. Никто не может её винить, здесь было непросто...

Я любил этого ребёнка больше всего. Тэра была такой маленькой и плакала, я не знал, что с ней делать, боялся повредить. Но в голове была лишь одна мысль, что, значит, я жил не зря, мой род продолжился, будет жить кто-то с моими глазами и её голосом. Девочка росла удивительно красивой и умной. Ты немножко похожа на неё, Амина Фикер… Я был готов убить, если кто-то вёл себя с ней грубо; я делал для девочки всё, - Амина смотрела как мерцает пламя огня, голос её учителя был всё тише и сливался с треском костра. - …А потом её убили мои враги. Просто ради мести…

^ Амина вздрогнула и испуганно обернулась к нему. Стало очень грустно и страшно. В темноте заблестели его глаза, а голос стал ещё более сухим.

-С тех пор я не верю ни в какие елисейские поля, я не верю, что когда-нибудь всем будет хорошо. Просто потому, что не будет.

^ Она зябко прижалась к нему, пряча мокрые глаза, а Дарток обнял её и стал мягко поглаживать её волосы, глядя куда-то вдаль.

-Страшно, страшно жить на свете, - прошептала она.

-Да, - улыбнулся Дарток. – Но всё-таки интересно.





Когда Амина проснулась, было ещё темно. Ей снилась Обилона и какие-то фрагменты жизни, а потом ей казалось, что она падает в бездну и нет конца этому падению.

На небе таинственно горели звёзды, а луна светила мягким серебристым светом, в котором было что-то пугающее. Амина сразу открыла глаза и поднялась. Где-то внутри всё ещё оставалось неприятное чувство тревоги и собственной слабости, хотелось о чём-то подумать, отвлечься. Она выпила кубок неразбавленного вина, от которого стало немного легче.

Затем Амина довольно долго смотрела на светильник, следя за незатейливым танцем огонька, внутри неё что-то трепетало вместе с ним. Странное ощущение, которое она не могла объяснить. Всё, что так занимало её в последнее время, теперь казалось мелким и незначительным. Задумчиво и немного отстранённо она провела рукой по столу, ощущая кончиками пальцев прохладу, которая так странно стала ей нравиться. Лёгкий шум ветра с улицы, выбившийся локон, свет звёзд… Рука скользнула по столу, исследуя каждую трещинку и царапинку.

Не торопясь, Амина встала, накинула лёгкий плащ оливкового цвета и выскользнула в коридор. Казалось, что-то само ведёт её вперёд.

Стражники – два высоких крепких парня - её остановили. Они были немного сонными, но явно не теряли бдительность.

-Вы куда, царевна?

-Хочу пройтись. И одна.

-Вы уверены? Это может быть опасным.

-Мне всё равно, - улыбнулась Амина и добавила уже твёрже:

-Я хочу побыть одна, если что - я вас позову.

Стражники недоверчиво переглянулись и вздохнули:

-Ладно, только не очень долго. Сегодня и так охраны достаточно.

-И лучше не покидать этот этаж, - добавил другой.

-Хорошо, - спокойно ответила Амина. Сейчас ей были безразличны все их тревоги, не хотелось даже останавливаться.

Она куда-то шла и шла по длинным коридорам, витым лестницам, комнатам и старым помещениям, остановилась в небольшом коридоре у распахнутого окна. Холодный воздух приятно освежал, а в темноте всё казалось особенно чудным.

Амина вдруг что-то услышала, - что-то тихое, приглушённое и красивое. Музыка. Она пошла на эти звуки и скоро остановилась около большой дубовой двери. Музыка доносилась оттуда. Девушка с силой толкнула дверь и оказалась в большом зале полном людьми. «Какой-то праздник», - поняла она и неторопливо вошла внутрь.

Это совсем не походило на те приёмы, к которым она уже привыкла. Здесь было очень шумно и довольно темно, откуда-то валил дым, придавая атмосфере загадочность, по воздуху разносились благовония; музыка и тысячи голосов сливались в один общий шум. На помосте выступали музыканты; очень красивая девушка в длинном тёмном одеянии пела чарующим голосом что-то о любви и забвении. Люди танцевали в такт музыке, двигаясь свободно и просто. Какая-то девушка жестом позвала Амину, вручила кубок с вином и, весело подмигнув, исчезла в толпе. Через несколько минут Амина оказалась уже в центре зала. Она начала двигаться, руки сами скользнули вверх, откидывая волосы назад. От музыки, дыма, благовоний и выпитого вина кружилась голова. Вся жизнь казалась сном. Ей хотелось танцевать, не думая ни о чём, ей казалось, наконец, она обрела покой. Пара бокалов вина помогли расслабиться ещё больше. В вино было похоже что-то добавлено, земля качнулась под ногами и всё стало гораздо красивее. Забвение, покой, манящая свобода и ощущение полёта ласкали её, Амина чувствовала себя богиней и её уже ничто не волновало. Она танцевала и впервые за всё это время почувствовала себя счастливой. Она кружилась в толпе таких же как она, свободных и красивых, тех, кому надоели узкие рамки жизни, кому хотелось танцевать, чтоб забыться, чтоб мечтать, чтоб стать лёгким, свободным и сильным.

Кто-то её окликнул, и, обернувшись, она увидела Ардона. Странно, она совсем не удивилась ему, словно ждала его и знала, что он придёт. Пару секунд они молча смотрели друг на друга.

-Откуда ты здесь? – спросил он.

-Не знаю, - Амина улыбнулась. – Чего тебе?

-Ты опять грубишь?

-Ага, - она рассмеялась и поймала себя на мысли, что всё-таки пьяна. Он тепло ей улыбнулся.

-Не знал, что ты здесь будешь.

-А я вообще непредсказуемая.

-Давай потанцуем? – спросил он неожиданно. - Сегодня праздник Диониса. Можно всё…

Ардон вдруг привлёк её к себе. От его взгляда ей становилось плохо и хорошо одновременно.

-Почему бы и нет? Только отпусти меня.

Они стали танцевать, вначале даже робко, потом смелее. Одна мелодия сменилась другой, а затем третьей, они кружили по залу, не замечая ни кого вокруг.

Затем они остановились, Ардон мягко провёл рукой по её волосам, лицу, и поцеловал, - это был красивый страстный поцелуй, - она почти не испугалась. Ей нравилось, как он прикасался к её коже, смотрел на неё, что-то шептал. Всё вокруг кружилось, как во сне, и медленно падало. Он продолжал её касаться и смотреть ей в глаза. А она позволяла и таяла как снег в руках. Ещё один поцелуй. Они продолжали двигаться под чарующие звуки музыки так, словно всегда стояли рядом и танцевали. «Как странно», - подумала она. Но проще было не думать, а просто двигаться в такт музыке и смотреть на него.

Заиграла безумно красивая тонкая мелодия и девушка на сцене запела что-то о мечтах и боли.

-Ты мне жизнь спас, - прошептала она, когда он был совсем близко, что-то, наконец, стало проясняться и она почти владела голосом.

В ответ Ардон мягко прижал в танце Амину к себе, совсем как когда-то, и прошептал на ухо:

-Ты очень красива сегодня.

Только сегодня? - спросила она лукаво.

-Ты всегда очень красивая.

Амина подняла на него глаза, внутри что-то затрепетало, совсем как тот огонёк, она не вырвалась, ведь было так хорошо и спокойно с ним. Наверное, это был сон, слишком уж всё было необычно, но просыпаться не хотелось. Они продолжали танцевать, кружась под мягкие звуки музыки. Всё было чарующе-странным – и музыка, и дым, и люди вокруг, и этот танец. Амина не знала, как долго они танцевали, но, наконец, лёгкая усталость пришла сама собой, они отошли и сели на скамейку. Аромат, дым, тысячи людей вокруг, дрожащие огоньки на светильниках, несколько бокалов вина, странная загадочная музыка и он рядом – всё это кружило ей голову. Хорошо быть слабой и ни о чём не думать.

Прошла маленькая вечность, Ардон поправил прядь волос, упавших ей на лицо, и снова поцеловал. Его губы обжигали, ранили, манили и успокаивали. Думать ни о чём не хотелось, говорить – тем более. Потом ещё несколько поцелуев. Как долго она была одинокой!

Ардон встал и повёл её куда-то, она не стала ни о чём спрашивать, это было не нужно...

Они шли по изогнутым коридорам дворца, пока не оказались в его комнате, это было небольшое уютное помещение, деревянный стол, шкаф, красивый меч на стене, изящная статуэтка, мягкий ковёр и много светильников...

-Ты здесь живёшь? – спросила Амина.

-Временно, - улыбнулся он. – Нравится?

-Да, - ответила она и с любопытством стала разглядывать старинный меч, висящий на стене.

Ардон подошёл сзади, положив руки ей на плечи, и стал мягко ласкать спину, руки, грудь.

-Старинный меч, работы Тесалийских кузнецов… Я так скучал по тебе, Амина.

-Ардон, не надо, я не хочу потом жалеть.

Его руки скользили по её коже. Она чувствовала, что тает, сердце забилось сильнее, меч выпал из рук и стукнулся об пол. Ардон её не слушал. Внутри сжалось что-то очень-очень тёплое и стало медленно разливаться по телу. Где-то далеко мелькнула мысль: «Что я делаю?», но забылась так же быстро, как появилась. Он взял её на руки, как это было совсем недавно, и опустил на диван. Это было так приятно, что захватывало дух.

-Сегодня ты мне снилась.

Амина вздохнула. Сегодня праздник. Можно всё...





Когда Амина очнулась, было ещё темно, но где-то вдали появлялся рассвет, рождалось солнце, а с ним и новый день. Ардон лежал рядом и улыбался во сне – красивый сильный мужчина, ей всё ещё не верилось, хотелось лежать так рядом всю жизнь и ни о чём не думать. Мягко, что б его не разбудить, она встала, прошлась по комнате, выпила немного воды и, слегка одевшись, снова легла. Комната пахла ночной свежестью и чем-то родным. Амина положила голову ему на грудь, прислушиваясь к неторопливому биению его сердца, и закрыла глаза. Вся жизнь без него казалась страшным глупым кошмаром, ведь она всегда, всегда ждала его, мечтала о нём, хоть и до дикости боялась это признать; было ощущение, что она всегда лежала, прижавшись к нему, и слушала мерное биение его сердца. Боги, как хорошо!

Подумать только, ещё пару дней назад она ни за что не поверила бы в это. Вчера она была очень пьяной. От вина, от усталости, от обиды и желания что-то найти… Жизнь – действительно очень странная вещь и по-своему интересная. Никогда не знаешь, что будет завтра. Никогда не знаешь кого и за что полюбишь. И это всё-таки хорошо.

Во сне он сжал её плечо, и она улыбнулась, чувствуя, как что-то мягкое и удивительно тёплое дрожит внутри. «Как хорошо, что он здесь… Наверное, это и называется счастьем. Всё оказывается, так просто», - подумала она, медленно погружаясь в сон.





Амина проснулась от пения птиц и запаха утра, она была как раз в том блаженном состоянии, когда человек уже не спит, но ещё полностью не проснулся. Где-то вдалеке раздавался детский смех. На душе было удивительно легко, глаза открывать не хотелось. Она протянула руку, шаря по постели, но ничего не нашла и резко вскочила, стряхнув остатки сна. Ардон одевался.

-Ты куда? – спросила она.

-Много дел, спать некогда, - сказал он прохладно, даже не взглянув на неё. Амина встала, чувствуя, как подкашиваются ноги, оделась и посмотрела на него. Сказка кончилась, разбившись о реальность.

-И всё? – короткое слово предательски дрогнуло и застыло в воздухе.

-А что тебе ещё надо? – в его голосе появились холодные раздражительные нотки, резко бьющие по ушам. – Провели ночь, получили удовольствие… Не женится же на тебе теперь.

Эти слова резанули по сердцу. Она понимала, что он прав и от этого было ещё больнее. Ей не хотелось верить. Это кошмар, просто глупый сон, этого не могло произойти с ней, просто не могло. Она ошарашено глядела на него не в силах пошевелиться… Её обманывали, предавали и не раз пытались убить, она привыкла, что надо ждать удара повсюду. Но ему она доверилась легко и просто, ведь так этого хотелось, она отдала ему себя, не зная, что можно ударить человека, который сам сложил оружие и тянется к тебе. Ведь ночью всё было так хорошо, он говорил много приятных вещей, и она поверила ему, как наивная девочка.

Фикер редко совершала ошибки, но всегда дорого за них платила. И каждый раз было всё больнее.

Как во сне Амина подошла к нему и со всей силы ударила в лицо, злость вскипела внутри. Ардон сжал подбородок; похоже, удар действительно был сильным. Амина не шевелилось, сердце сжималось в комок.

-Я верила тебе, - сказала она.

-Когда-то я тоже тебе верил.

Он резко подошёл, скрипнули сапоги по полу, удар и неимоверной силы толчок, он схватил её за горло и протащил несколько шагов. Она ударилась головой об стену, а он душил её, было никак не выбиться и внутри всё стыло от его взгляда и голоса. Ардон был единственный человек, кого она действительно боялась. И ненавидела даже больше, чем себя.

-Знаешь, - проговорил он медленно, отчеканивая каждый звук, в глазах горела ненависть, - когда-то я был глупым мальчишкой, который влюбился по уши в одну стерву. Она предала и посмеялась над чувствами. Оказывается, ради денег она убивала и грабила, вела стаю подонков, не чуть не лучше себя, которые её же и вышвырнули потом, но это уже не важно... Я перестал верить людям, вначале пил, потом ушёл с головой в службу, многого добился, но осталась лишь одна мечта. Знаешь, о чём? - он сильнее сдавил ей горло, Амине нечем было дышать. Она знала, что если он сдавит пальцы ещё чуть-чуть - всё будет кончено, она задыхалась, злоба куда-то ушла, оставив место боли. – Я мечтал, что с тобой кто-то поступит так же, как ты со мной. Я не оставил тебя умирать потому, что понял: затащить тебя в постель будет проще простого. Ты просто дешёвка. Всё-таки женщины одинаковы, - он слегка улыбнулся с явным презрением. - Знаешь, я могу сдавить пальцы, а потом сказать, что тебя убили враги. Что мне мешает? Ты же сама просила, – Амина посмотрела ему в глаза и слабо улыбнулась.

-Я отдалась тебе, - хрипло прошептала она. Её глаза стали мокрыми.

Ардон усмехнулся и выпустил её, Амина соскользнула на пол. Какое-то время они молчали, он собирался, а Амина всё ещё сидела, глядя в одну точку; абсолютно всё потеряло смысл.

-Ты просто подонок, - сказала Амина, вздохнув.

-Наверное, да, - он только улыбнулся. – Но ты не лучше.

-Я думала, ты сможешь простить меня.

-Никогда, - резко ответил он. Они молчали ещё минуту.

-Знаешь, - проговорила она медленно, - когда-нибудь тебе будет плохо, но никого не будет рядом. Слышишь? Никого. Я через это прошла, и ты тоже пройдёшь.

-А мне никто не нужен. Я сам за себя, - ответил Ардон и вышел; громко хлопнула дверь, а с ней – что-то внутри.

Амина поднялась, ноги казались ватными и отказывались слушаться. Она не помнила, как дошла до своей комнаты. Всё казалось тёмным и пустым, только скрипели ступеньки под ногами и воздух был странно тяжёлым.

Когда она вошла, пёс вскочил, виляя хвостом, но тут же почувствовал что-то неладное. Обилона сидела на диване, перебирая какие-то свитки, на звук хлопнувшей двери, она подняла голову и улыбнулась.

-Привет! Я тут такое нашла! - радостно заговорила она, снова уткнувшись в бумаги. Амине не хотелось сейчас разговаривать.

-Обилона, в другой раз, - ответила она спокойно и прохладно. – Я хочу побыть одна.

-Что-то случилось? – удивлённо вскинула девушка голову. – Знаешь…

-Я хочу побыть одна, - жёстко перебила её Амина. – Прости. - Обилона насупилась и быстро вышла.

Амина замерла, слушая звук отдаляющихся шагов, и легла. Перед глазами стояло лицо Ардона и то пренебрежение. И эта детская обида подруги. Пёс подошёл, заглядывая ей в глаза.

-Ничего такого не было. Это нормально, - сказала она себе, поглаживая Цербера по всклокоченной шерсти, противный комок застрял в горле, защипало в глазах. – Это случается и это тоже нужно, теперь я стану умнее и может быть лучше… Он просто поступил со мной также как я с ним. Я оказалась просто дешёвкой… Я его люблю.

Цербер лёг рядом, положив тяжёлую голову ей на колени, и посмотрел на неё своими большими человечными глазами. Только он понимал её в этом мире. Вернее, ей так казалось.

-Зачем всё?.. Хотя ладно, не всё ли равно?


Амина проснулась и медленно открыла глаза. Мир не погиб от печали. Мир продолжал существовать как раньше. Белый потолок казался слишком тяжёлым. Страшная гудящая тишина давила на неё. Она ощущала одиночество каждой клеточкой кожи. Она снова стала девочкой, у которой погибла семья. И не было смысла жить дальше.

Говорят, время помогает. Но сколько его должно пройти, чтобы исчезла эта тупая боль в области сердца? Месяц, два, год, жизнь? А ведь каждая минута кажется бесконечно долгой и мучительной.

"Почему так холодно?" - думала она, кутаясь в старый плащ, хотя в окна заглядывало солнце.

Она бродила из комнаты в комнату, как загнанный зверь. Но почему-то не становилось легче. «Два дня назад это произошло. Два дня назад я позволила себе обмануться». То, что было после, она почти не помнила. Боль не была резкой, вовсе нет. Какая-то часть её давно знала, что нет ни любви, ни счастья. Это миражи, к которым стремятся люди, чтобы погибнуть. Боль была тупой и пронзительной, не отпускала её ни днём, ни ночью.

Амина упала на кровать и вспомнила считалку, которую любила произносить мама. Что-то про козлят и непослушных детей. Она вспоминала песенки, стишки, рассказы. Ах, если бы мама была рядом…

Ей всё же удалось уснуть ненадолго. А проснувшись, Амина поняла, что рыдает, сна она не помнила, но осталось надрывающее чувство ужаса и безысходности. Два дня прошло, и она держалась. А сейчас было не остановиться, она зажимала лицо руками и продолжала реветь.

Яркий утренний свет больно бил в глаза, а с улицы доносился страшный шум. Боги, но что им всем там надо?!

Вчера она весь день лежала или ходила, не понимая, куда и зачем, а к вечеру просто напилась и легла спать, и поэтому сейчас было ещё хуже.

На покачивающихся ногах она встала, чтобы закрыть окно. Умылась холодной водой. И снова легла.

Прошёл час. В дверь постучали.

-Завтрак, госпожа.

-Я не хочу! - она испугалась, что кто-то увидит её такой.

-Как вам угодно, если что – позовите слугу, - раздался вежливый ответ и удаляющиеся шаги.

Потом Амина долго лежала, глядя в одну точку, жизнь казалась противной, и всё было безразлично, она разглядывала складки на небрежно отброшенном шёлковом покрывале, сложный узор и игру солнечного света на нём, каждый звук бил по ушам. Раздражало всё, что только было вокруг. Злоба смешивалась с усталостью и тоской.

Наконец Амине надоело лежать, она встала и Цербера, который, как всегда, был рядом с ней.

-Цербер, пошли гулять?

Дважды пса просить не пришлось, и уже через несколько минут Амина шла с собакой по парку в сопровождении двух крепких парней. Раньше её раздражала постоянная охрана, сейчас она понимала, что это нужно и иногда почти ценила то, что о ней кто-то заботится. Для своей выгоды, конечно, но это лучше, чем ничего.

Свет был очень ярким и резал глаза, лёгкий шум раздражал. Мимо пробежали смеющиеся дети. «Ну, им-то чего радоваться? Что может быть у них хорошего?» - почти злобно подумала она, проводив их взглядом и всё-таки она им завидовала. Цербер спокойно шёл рядом, мягко ступая на землю, иногда пёс останавливался и принюхивался, а затем продолжал идти за хозяйкой. Двое стражников сзади хранили молчание. Она посмотрела на них.

-Можно вопрос?

-Конечно.

-Неужели вам нравится таскаться за какой-то дурой и рисковать своей шкурой?

Такой вопрос, похоже, сбил их с толку.

-Зачем вы так? Охранять Вас - наш долг, - ответил один из них. Тот, что был помоложе. – Вас могут убить, - добавил он приглушенно, его напарник слегка стукнул его локтем, сверкнув глазами.

«Ну, убьют и что дальше? Невелика потеря, - подумала она и добавила про себя. - Они думают, что мысль о нападении может травмировать несчастную девушку», - это её здорово развеселило.

Они шли дальше, Амина хмуро оглядывала деревья, траву, гуляющих по парку людей, пролетающих мимо птиц. Всё было настолько мирно, что это настораживало, в ней проснулся инстинкт воина, дремавший в последнее время. И холодное отвращение ко всему.

Вдруг Амину кто-то окрикнул и, оглянувшись, она еле узнала Обилону. Девушка подбежала к ней и улыбнулась.

-Приветствую тебя, царевна, - сказала она полушутя, полусерьёзно. Обилона взглянула на подругу, и в её взгляде появилась тревога. - Как себя чувствуешь?

-Неужели сразу видно? – резко ответила Амина и бесцельно уставилась на подругу.

-Ты выглядишь растерянной и уставшей.

-Это просто погода влияет.

-Тебе бы полежать. – Забота в её голосе стала раздражать Амину.

-Я, наверное, сама знаю, что мне делать, - Амина отвечала подчёркнуто холодно, а Обилона делала вид, что не замечает, она подошла чуть ближе и тихо затараторила:

-Не злись... Сегодня хороший день, погода отличная, приятный ветерок. Я познакомилась с одним бродячим поэтом. Он такой удивительный человек, я слышала, как он выступал однажды перед толпой на площади, тогда даже купцы закрыли лавки, чтоб не пропустить ни слова. А сегодня случайно я встретилась с ним прямо у дворца...

-Он тебе нравится?

-Немного, - Обилона улыбнулась, слегка покраснев. Амина искоса посмотрела на спутницу и сухо сказала:

-Будь осторожна, ты помнишь, что было в прошлый раз, когда тебе понравился парень?

Обилона сразу помрачнела и буркнула:

-Сейчас всё по-другому, мы только разговаривали и всё.

-Думаю, поэт – это не должность для мужчины.

-Почему?

Амина грубовато улыбнулась.

-Ходить по земле, читать поэмы ленивой толпе, которой всё равно, которая забудет тебя на следующий же день… Соревноваться с такими же, как ты, в искусстве, которое ничего не даёт ни тебе, ни другим... Что в этом хорошего? Да, поэты могут развлечь на какое-то время. Но разве они богаты? Имеют власть? Женщин? Нет, моя дорогая. Такой человек живёт на то, что ему дадут, как нищий. А потом он может умереть в безвестности. И не оставит своим детям ничего, кроме ненужной исписанной бумаги… Поэмы и путешествия хороши в пятнадцать, в жизни надо самому брать то, что нужно. Пора взрослеть, Обилона, и выкинуть всю дурь из головы.

-Что с тобой творится в последнее время? Я тебя не понимаю, мы говорим на разных языках, - Обилона посмотрела Амине в глаза.

-Возможно, - холодно ответила Фикер. – Хотя так было всегда.

-Что ж, я пойду. Дела, - Обилона круто повернулась на каблуках и быстро пошла в другую сторону. Амине было почти всё равно, она не чувствовала ни капли раскаяния за то, что вела себя грубо с единственным человеком, который заботился о ней столько времени. Стало ещё более гадко и всё. Цербер ощетинился, стражники стояли, растерянно глядя на свою «царевну».

-Что стоите? Идём дальше, - окликнула их Амина, невозмутимо продолжая путь...

Прошёл день – сухой обыденный день, в котором не было ничего нового. Амина общалась с людьми, что-то делала, гуляла, а потом вернулась в свою комнату и опустилась на пол. Её охватило странное чувство отчаяния, она закрыла лицо руками. И стала ждать – когда боль будет меньше. Но ничего не менялось.

Возможно, прошло много времени. Начался дождь, а это значило, что всё должно встать на свои места, ведь само небо очищало землю.

А потом дверь отворилась и на пороге появилась Обилона. Она закрыла за собой дверь, подошла поближе и обняла Амину. Стала гладить её волосы, поцеловала её в лоб. Амина поняла, что плачет. Было немного неловко, но она знала, что подруга поймёт. Они сидели так довольно долго.

-За окном дождь. Я всегда его любила, - сказала Обилона.

-А я не люблю, - протянула Амина. - Холод, грязь, вода...

-Радуга, свежесть, небо! – Обилона посмотрела на подругу. - Давай поговорим?

-О чём?

-Может, ты расскажешь, в чём дело?

-Всё нормально, просто мне надо побыть одной, это бывает у всех. Я не имею на это право?

-Амина, - проговорила Обилона медленно и тихо, - мы с мамой нашли тебя умирающей, заботились о тебе... Потом мы с тобой дружили и помогали друг другу. Вместе поехали, сами не зная, куда и зачем. Одна я бы не решилась... Потом оказались здесь. Я ночами не спала, думая, что с тобой будет. А я? Разве я не имею право? Хоть на что-то? Я не кукла, Амина. Я, наверное, живой человек. – Они обе легли на кровать и устало смотрели в потолок. – Я никуда отсюда не уйду, пока мы не поговорим. Ты не должна замыкаться в себе… как раньше. – Обилона вздохнула, прогремел гром, и её лицо осветила молния, наступила пауза. Амина невольно залюбовалась сейчас на лицо подруги, на что-то неуловимо знакомое и сильное в глазах, это была простая женская сила, искренность и некая мудрость, которой так не хватает в обычной жизни.

-Иногда я тебя ненавижу... Но себя больше, - сказала Обилона.

Амина с грустью взглянула на неё.

-Раньше я боялась, что ты станешь похожей на меня...

Они лежали рядом, слушая грозу, и довольно долго молчали, когда Амина заговорила снова:

-Всё очень просто и банально. И я не знаю, стоит ли говорить.

Они говорили долго, обеим надо было выговориться. Фразы цеплялись друг за друга, и девушкам нравилось лежать, слушая грозу, и говорить обо всём.

-Тогда я ушла от него потому, что считала – так нужно. Моё место было там – в армии Гердерс. И я не верила, что у нас что-то получится. Я хотела сделать ему больно, чтобы не было пути назад. А ещё мне казалось, что лучше пусть он ненавидит меня, чем будет скучать. Может, надо было во всём ему признаться. Надо было сказать ему, кто я. Ещё тогда, когда мы были вместе. Или лучше даже молчать, просто остаться с ним и всё. А сейчас мне надо просто забыть о нём, не думать и не вспоминать… С тех пор он перестал верить людям, особенно женщинам. Он уже не тот человек, которого я любила. Да и я совсем не та девушка, которую он любил.

Несколько дней назад мы возвращались во дворец и на нас напали, я была ранена и не хотела жить, Ардон силой заставил меня подняться и не бросил, хотя я знаю, что он считал меня своим врагом. Я стала по-другому к нему относиться и простила какие-то обиды. А три дня назад совершенно случайно я встретила его в одном месте. Я выпила очень много, не знаю, что это было, играла музыка, было темно, много людей, всё казалось сном. Мы стали танцевать, говорить.., - она замолчала на мгновенье. - Я  провела с ним ночь. А на утро Ардон сказал, что я - дрянь и дешёвка. Возможно, он прав... Жаль, что он не оставил меня так умирать… Всем было бы лучше. Я многое  могу пережить. Но не унижение.

Амина закрыла глаза. Наступила тишина и снова прогремел гром.

-Не говори о смерти. Пожалуйста. Всё будет хорошо!

Амина улыбнулась.

-Я тоже на это надеюсь.

-Ты его, правда, любила?

-Да.

-А сейчас? - Амина посмотрела на подругу, грустно улыбнулась и спросила:

-А ты как думаешь?

Обилона виновато улыбнулась и больше не стала ни о чём говорить. Они продолжали лежать и слушать грозу. Сейчас это было необходимо. Даже гроза не так страшна, если рядом есть кто-то близкий.




Дождь шумел, напаивая землю. Сверкнула молния и озарила небо. На улице не было ни души, люди разбрелись по своим комнаткам и старались не высовываться. Всё успокоилось и казалось, что небо – единственное живое существо.

В сумраке двора под навесом появилось две фигуры.

-Ты опоздал, Гентор, - раздался негромкий, но сильный голос.

-Всё из-за этого проклятого дождя.

Они оглянулись по сторонам и, убедившись, что рядом нет никого, продолжили разговор:

-Какие новости?

-Всё готово. Я нашёл новых людей. Они гораздо лучше.

-Ты помнишь, что завтра одной проблемой у меня должно стать меньше?

-Конечно. Ваш хозяин будет доволен..., - наёмник улыбнулся, обнажая повыбитые зубы. - Начинаются празднества, во дворце почти никого не будет и нам никто не помешает.

-Это хорошо. Надеюсь, ваша неудача не повторится. Как только всё будет сделано, сообщи мне, Гентор.

-Обязательно, как и договаривались.

-Я жду хороших новостей.

-Боюсь, для кого-то они будут не очень хорошими.

Раздался хриплый смех и звук удаляющихся шагов одного из них. Гентор ушёл. Второй ещё долго стоял, глядя на дождь, и думал. В такую погоду спина снова начинала болеть. Усталость и напряжение всё-таки сказывались. У него был свободный час и он мог, наконец, предаться размышлениям и передохнуть наедине. Но его покой был недолгим.

-Привет! – раздался женский возглас, и он увидел девушку в длинном плаще. Это была симпатичная молодая служанка, с которой у него год назад был лёгкий роман. – Что ты тут делаешь в такую погоду? – спросила она почти строго.

-Вышел подышать, - он вздрогнул при мысли, что она могла что-то услышать, но он успокоил себя мыслью, что она только пришла, а с момента разговора прошло довольно много времени.

-А я, растяпа, оставила в лесу свой кузовок, без него я как без рук, вот и пришлось идти за ним. И это уже не первый раз. – Она улыбнулась, снимая плащ и выжимая мокрые волосы. – А у тебя усталый вид.

-Я просто думаю.

-Много работаешь? – её большие глаза смотрели на него с интересом.

-Да, - он вздохнул. – Но сейчас свободный час, отдыхаю.

-Может ко мне? – девушка игриво улыбнулась. Она не отличалась строгим нравом. Искушение было слишком велико, но он во время вспомнил, что дело превыше всего и нельзя отвлекаться на что-то другое.

-Сегодня не могу. Думаю, через пару дней.

Она обиделась и поджала губы.

-А через пару дней я не смогу.

-Ну не сердись, красотка.

Он подошёл, стал обнимать её, касаясь груди, поцеловал в губки. Девушка засмеялась и выскользнула из его рук.

-Ты плохой! - она подмигнула и исчезла в двери.

Он вздохнул и улыбнулся.

Если всё получится и хозяин будет доволен, он сможет, наконец, отдохнуть от всего, купить себе хороший дом, насладиться вниманием женщин, вином, сможет высыпаться до полудня. А сейчас он мог думать только об одном.

Невеста царевича должна умереть.





Прошёл ещё один день. Было уже за полдень, когда Амина лежала в комнате и перебирала свитки. Тексты были трудными, и она не всегда понимала, о чём шла речь, но упорно продолжала вчитываться в них, чтобы что-то понять. Внезапно раздался стук.

-Ну, кто там ещё?

Вошло трое крепких парней:

-Царевна, нас послали за вами. Надо идти.

-Кто послал?

-Царь. Очень срочно. Это не займёт много времени.

Цербер вскочил и настороженно зарычал.

-Успокойся, - сказала Амина, положив руку ему на морду, но он зарычал ещё больше.

-Собаку придётся оставить здесь, царевна.

-Ладно, - Амина вздохнула и пошла за ними.

Когда они миновали лестничный пролёт, она услышала лай Цербера. Ему это явно не нравилось, но он послушался её приказа не идти следом.

Только сейчас ей пришло в голову, что здесь что-то не так. Пёс просто так не рычит, а этих людей она не видела раньше. И куда-то делась охрана. И как-то подозрительно тихо в замке. Они шли по коридору всё дальше и дальше к заброшенным помещениям, и она знала, что сегодня во дворце мало людей потому, что многие уехали на праздник Гермеса. А праздники для неё ни чем хорошим не заканчивались. А ещё эти трое выглядели напряжёнными и слишком молчаливыми.

-Ой, вы знаете, мне что-то нехорошо, - мягко сказала она, виновато улыбаясь. Иногда приходилось прикидываться глупенькой девочкой, так было проще.

-Вам надо встретиться с царём, это ненадолго. А потом отдохнёте, обещаем, - ответил один из них, по-видимому – главный. Ей показалось, что на его губах скользнула улыбка.

Амина остановилась, сопровождающие вопросительно посмотрели на неё, и было видно, что они не довольны.

-Нет, мне лучше вернуться, - сказала она чуточку твёрже, всё также хлопая ресницами.

-Это глупо, встреча очень важна, - более настойчиво проговорил один из них, взяв её под локоть. Она вырвала руку.

-Я никуда не пойду.

Остальные уставились на вожака, он кивнул.

-Глупая девочка.

Один из них просто грубо схватил её за руку. Вернее, попытался, она вывернулась и ударила его в живот. А второго сбила с ног подсечкой. Началась драка.

Вожак стоял в стороне и наблюдал. Амина увернулась от ударов, встала посередине между двумя воинами и резко отскочила. Раздался глухой звук и два тела упали на пол.

-Ах, ты тварь!

Она замахнулась, чтобы ударить одного из них, но во время остановилась. Ей не хотелось больше насилия. «Надо бежать!» - поняла она и бросилась к выходу.

-Догнать! – заорал кто-то позади неё.

Амина неслась по коридору, открывая первые попавшиеся двери и спотыкаясь о разбросанные вещи, сердце билось вдвое быстрее обычного, было страшно, но только немного. Вокруг не было ни души, все словно вымерли. Амина бежала вперёд, пока не оказалась в небольшой комнате и поняла, что это тупик.

Здесь явно давно не убирались и на полу грудой были свалены какие-то вещи, одежда, куски мебели. Она подняла с пола длинную железную балку, не понятно для чего предназначавшуюся, и затаилась у двери. Скоро послышались шаги и голоса.

-Царевна, выходи, тебе же лучше будет, цыпа-цыпа.

Приглушённые голоса и смех.

Она плотнее сжала балку в руках и намеренно кашлянула. Ей показалось, что всё на свете замерло.

Кто-то ворвался, Амина ударила его по голове, оглушив, и вышла вперёд, сжимая в руках своё единственно оружие. Рядом с главарём стояли ещё двое, уже другие.

«Откуда они взялись? - подумала она и улыбнулась. - Что ж, так будет даже интереснее». Наконец проснулась вся ярость, которая дремала в ней последнее время. Никогда ещё Амина не была в такой хорошей форме. Она
  1   2




Похожие:

Я не хочу, чтобы мрачное небо iconКакая же это странная штука, любовь Сетсуна я хочу изменить этот мир я хочу перевернуть его,вывернуть наизнанку и сильно встряхнуть я хочу зделать это,чтобы однажды утром проснуться и увидеть возле своего лица её лицо
Если она влюбится-я не выдержу я повешусь или перережу себе вены. Я люблю её. Я хочу прикосаться к ней,обнимать. Я хочу просыпаться...
Я не хочу, чтобы мрачное небо icon«Хочу, чтобы офисные приложения лучше работали совместно»
«Хочется, чтобы отслеживать информацию о документах, сообщениях, графиках и прочих моих проектах стало намного легче»
Я не хочу, чтобы мрачное небо iconЧеловек есть тайна я хочу разгадать ее, чтобы быть человеком
Если бы у нас была наука, обладающая достаточным мужеством и достаточным чувством ответственности, чтобы заниматься человеком, а...
Я не хочу, чтобы мрачное небо iconМарина Цветаева о новой русской детской книге
И пастух так-то одет, и такую-то песнь, на такой-то дудке (и из какого дерева, и сколько дырочек — сказано) играет, и трава именно...
Я не хочу, чтобы мрачное небо iconОседлай Пегаса в этой рубрике – пробы пера самых талантливых, просто гениальных, будущих Пушкиных и Кукушкиных. Дерзайте! Сегодня у нас небо, любовь, слезы, самоубийство
Небо. Это бездонное, серое небо. Твои скорбящие облака. Твои безумные голубые очи ты будто внутри, вокруг, снаружи, везде ты
Я не хочу, чтобы мрачное небо iconВ чём призвание наше? В чём Божественный путь?
Наверное, нужно не только для того, чтобы это смогли прочитать поклонники его творчества, но и для того, чтобы не ушло всё это в...
Я не хочу, чтобы мрачное небо iconНебо звездное, небо синее

Я не хочу, чтобы мрачное небо iconУрок для средней школы "Обсудим словари или "
Когда я употребляю какое-то слово, – сказал Шалтай-Болтай довольно презрительным тоном, – оно означает то, что я хочу, чтобы оно...
Я не хочу, чтобы мрачное небо iconА на небе жены не найдёшь припев потому, потому, что мы пилоты небо наш, небо наш родимый дом

Я не хочу, чтобы мрачное небо iconУрок «Супрематизм»
Эти произведения не вызывают у меня никаких чувств, кроме ощущения пустоты и даже некоторой досады: я не хочу, чтобы мой мир разбирали...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов