Говорят, возвращаться плохая примета icon

Говорят, возвращаться плохая примета



НазваниеГоворят, возвращаться плохая примета
Дата конвертации27.08.2012
Размер229.61 Kb.
ТипДокументы

* * *

Говорят, возвращаться плохая примета.
Говорят, всё плохое забудь.
Мне так больно... наверное, нервы задеты.
Или выбрала я не тот путь.


Я пытаюсь уйти от забот и тревоги,

Но приходится вечно бежать.

Я не знаю, зачем бессердечные боги

Заставляют любить и страдать.

Может быть, счастье рядом, оно уже близко,

И ведёт к нему тонкая нить.

И порою роняет нас жизнь очень низко,

Чтобы мы научились ценить

Каждый миг удовольствий и день без печали,

И людей, что добры были к нам.

А ты помнишь, мой друг, как с тобою мечтали

Разделить счастье на пополам?


Глава 8. Предательство


Диомид проснулся первым и понял, что всё ещё жив. Это было самое удивительное чувство из тех, что он испытывал раньше. Амина лежала рядом, прижавшись к нему, и тихонько посапывала во сне. Он осторожно коснулся её кожи, и она улыбнулась во сне. Мужчине нравилось наблюдать за ней, сейчас в ней было что-то трогательное, почти беззащитное, не такое, как обычно. Её рука обнимала его, он знал, что она волновалась. Ему хотелось лежать так долго, но всё же что-то заставило его разбудить её. Диомид коснулся её плеча, и Амина очнулась.

-Голова раскалывается... Как ты? – спросил он.

Первые пару секунд она отходила ото сна, а потом она отшатнулась назад, словно увидела призрак.

-А-а! Диомид! Ты меня так напугал! - ей хотелось обнять его, сжать в объятиях и не отпускать. И в то же время хотелось стукнуть его за то, что он позволил ей так волноваться.

-Я думал, ты ничего не боишься, - Диомид хитро улыбнулся, он словно немного дразнил её. Это было так похоже на него, и в ней проснулась нежность. Но даже сейчас она не могла выдать свои чувства и просто ответила:

-Мы несём ответственность друг за друга, ты сам сказал.

Ей хотелось заняться чем-то, чтобы избежать его взгляда. Уже не получится так непринуждённо болтать как раньше. Она привела лошадь и начала запрягать её, когда Диомид резко сел и поморщился от боли. Амина тут же оказалась возле него и растерянно заглянула ему в глаза.

-Как ты? - спросила Амина. Он не шевелился пару секунд, а потом снова улыбнулся.

-Волнуешься.

Амина растерялась и вернулась к лошади. Она почувствовала себя очень уставшей, словно тяжело работала дни и ночи. Они развели костёр и стали завтракать, хотя Амина понимала, что аппетит у неё не появится. Еда по-прежнему вызывала отвращение. Но стало легче. Ей нравилось греться у костра и знать, что он рядом. Живой.

Диомиду всё ещё тяжело было двигаться, но они оба понимали, что он пойдёт на поправку. В её сердце снова появилась надежда, сильная, как никогда.


Сейчас они просто сидели и разговаривали обо всём.

-Неужели царица решила от нас избавиться? – спросила Амина задумчиво.

-Нет, зачем ей это? – ответил Диомид. - Она не стала бы выбирать такой долгий путь. Одного приказа было бы достаточно, чтобы нас убили в тот же день... Но это сделал кто-то, знающий её почерк, понимающий многое. Возможно кто-то, кого мы знаем.

-Несколько раз меня предавали те, кому я верила. Но каждый раз мне трудно понять, что это может случиться снова.

Они помолчали немного. А потом Диомид спросил.

-Расскажи про Эйгона.

-С чего это вдруг?

-Мне просто стало любопытно.

Амина задумалась. Ей было трудно говорить про этого человека и про тот период жизни. Она тщательно подбирала слова.

-Я очень счастлива оттого, что его больше нет в моей жизни. Что я не живу в страхе, как тогда… Он странный человек. Жестокий и беспощадный. Ему нравится делать больно – морально и физически. Как-то раз я общалась с девушкой, с которой он встречался какое-то время. При расставании он вырезал знак скорпиона на её теле.

-Знак скорпиона?

-Да, это символ его семьи. Он хотел её убить, но решил ограничиться этим… Мне было очень тяжело с ним. Оказывается, это очень трудно – не отвечать, если ты можешь. Не давать сдачи в ответ на удар, если ты умеешь драться. И даже не обороняться. Добровольно стать жертвой, если ты привык побеждать. Я сжимала руки, чтобы только не ударить его в ответ.

-Ты боялась ударить его?

-Да. Я боялась, что не сдержусь и сделаю это. А потом не смогу остановиться.... И мне потом будет нечем кормить ребёнка... Пожалуй, я продалась. Но всё-таки не за деньги. Я продалась за красивые глаза, за приятные речи. За странную иллюзию любви…

Больше они не говорили на личные темы. Ушло довольно много времени на возвращение в деревню. Диомиду было тяжело двигаться, каждое движение давалось трудно, она старалась помочь, но он неохотно принимал её помощь. Когда они пришли туда, ребята их встретились и испугались.

-Что с ним? – спрашивали они.

-Он ранен, на нас напали. Позовите врачей, - скомандовала она. Диомид сел на скамью и согнулся, и ей снова стало страшно. Непривычно было видеть его таким. Он всегда был сильным, уверенным в себе. Казалось, его нельзя победить. Но сейчас она понимала, что он чудом остался жив. И это было самое главное. Амине было страшно думать о том, что ещё чуть-чуть, и он бы погиб. Да и она могла бы тоже не выжить...

Амина радовалась новому дню как подарку, любовалась рассветом, закатом, наслаждалась ветром, болтовнёй с людьми, наблюдала, как горит огонь. Её радовало всё вокруг. Но была одна странность. Амина поймала себя на мысли, что избегает его. Было страшно оставаться с ним наедине, говорить с ним, смотреть ему в глаза.

Почему-то вспомнилась преподавательница танцев. Что она говорила? Кажется, та девушка не могла сказать кому-то, что чувствует. И Амина тогда не могла её понять. Если хочется чего-то – просто иди и возьми. А если нет – значит, не судьба... И только сейчас, когда каждая клеточка тела дышала по-другому, когда в сознании было только одно желание – быть с ним, она поняла её. Поняла её до конца. Проще восхищаться кем-то со стороны, чем рискнуть и сломать своё сердце.

Ей хотелось делать ему что-то приятное. Просто так, ничего не ожидая взамен. Она плохо спала. Было трудно дышать, трудно его видеть, но ещё труднее жить и не знать, где он.

А ночью ей снился её ребёнок. Это был удивительный приятный сон. Она чувствовала себя счастливой, ведь он был рядом с ним, и не о чем было беспокоиться, всё хорошо. Она гладила его волосы и думала: «Больше я не отпущу тебя. Я хочу видеть, как ты растёшь».

Но потом её разбудили и Амине стало грустно, что это всего лишь сон. «Вот бы его увидеть! – думала она. – Наверное, я всё-таки плохая мать».

Дни бежали быстро, ничего не происходило, Амина и другие решили провести здесь несколько дней и просто общались с местными людьми. Те охотно показывали им окрестности и готовы были принять в любом доме. Люди самой царицы – большая честь.

Когда Диомид почувствовал себя лучше, команда двинулась в путь. Они шли уже по другой дороге. В какой-то момент Амина забеспокоилась. И вдруг она поняла, что эти места она уже видела раньше. Когда-то очень давно. В детстве. Несколько лет назад она проезжала мимо, но так и не решилась заехать туда. Ей не хотелось вспоминать своё прошлое. Но сейчас она знала, что это просто необходимо. Даже если будет больно.

Во время привала Амина дождалась, когда Диомид будет один и подошла к нему.

-Я хочу заехать кое-куда. Это недалеко отсюда.

-Домик твоих родителей? – спросил Диомид весьма буднично. - Аротея рассказывала, что он где-то здесь.

Амина растерянно посмотрела на него. Ей не хотелось говорить о своих детских воспоминаниях. Это было слишком личное.

-Похоже, вы действительно много разузнали обо мне.

-А как же? – он улыбнулся и спросил. – Ты уверена, что хочешь увидеть это?

Она спросила у него очень тихо:

-Скажи, а ты возвращался в то место, где погибла твоя сестра.

-Нет, но когда-нибудь я приведу туда Лею, ведь это её дом.

Амина тяжело вздохнула.

-Да, я хочу увидеть это место.

-Хочешь, я поеду с тобой?

-Да, это было бы хорошо.

-Договорились. Но будь готова, что это будет нелегко. И если ты захочешь остаться одна – просто скажи, я пойму...

Амина и Диомид поехали к скалам, а их друзья остались в одной из близ лежавших деревень. Ребята радовались возможности передохнуть и развлечься. Их не пришлось долго уговаривать…

Он был прав. Это всё оказалось непростым мероприятием. Только к вечеру Амина и Диомид нашли скалу, на которой стоял заброшенный домик, а рядом - три могилки. Здесь было довольно мрачно. Ветер тихо шуршал травой и листьями деревьев. Тропинки уже заросли. Похоже, здесь давно уже не было людей.

-Наверное, пастухи похоронили их. Или кто-то из бывших друзей, - сказал Диомид задумчиво. Амина неуверенно кивнула, чувство страха сковывало тело. Стоя на вершине скалы, можно было легко, бросить камень в море. Амине стало дурно. Она несколько мгновений смотрела на пенящуюся воду и беспокойных чаек, затем отступила назад.

-Я упала вниз в этого обрыва, когда их убили, - сказала Амина.

-Ты могла разбиться о камни.

-Да, но я почему-то выжила. Волной отнесло вперёд, а потом в сторону. Я очнулась на берегу где-то там.

Сейчас события её детства стали острее и ярче. То, что хранилось в глубине её памяти, вдруг неожиданно выплыло наружу. Она вспоминала отчётливо всё – какой голос был у брата, какие лица у родителей, во что она играла в детстве, о чём мечтала. Мир казался простым и прекрасным. Она не думала тогда, что станет преступницей. Не думала, что узнает, что такое смерть близких так рано. Не думала, что её ждёт голод, одиночество и превращение из милой девочки в хладнокровную убийцу.

-Мои родители не стали бы мной гордиться, - тихо сказала она.

-Откуда ты знаешь? – улыбнулся он.

-Расскажи мне о них. Вы ведь всё обо мне разузнали, - Амина обернулась к нему и посмотрела с надеждой.

-Твоя мама была из хорошей семьи. Но вышла замуж за простого человека.

-Она не думала о будущем. Совсем как я.

-Муж был воином, который отличился во время военных действий. Люди говорили, что у них была крепкая дружная семья. Вот и всё, что я знаю о них.

Она поняла, что сжимает его руку. Сердце билось очень сильно.

-Остались у меня родственники?

-Бабушки и дедушки, к сожалению, нет. Но дальних можно поискать.

Она была благодарна ему за поддержку, было бы тяжело находиться здесь одной.

После некоторых колебаний они всё-таки зашли в дом.

Дверь сильно скрипела. Здесь мало, что изменилось. Только стало очень пыльно, много паутины. Обстановка была весьма скромной. Кровати – одна супружеская и две детских. Старые поломанные игрушки. Много книг и свитков. Зеркала. Немного мебели. Ценного ничего не осталось – всё было вынесено и разграблено. Повсюду лежал толстый слой пыли, было много паутины. Приходилось стряхивать её, чтобы разглядеть стол или что-то из мебели. На полу лежал самый разный мусор, в том числе черепки от ваз.

Мама очень любила вазы.

Каждый сантиметр в этом помещении напоминал Амине о детстве, о семье. Ей стало трудно дышать, комок застрял в горле. По её щекам катились слёзы. Она не вытирала их, не прятала. Амина знала, что сейчас и только сейчас имеет право быть слабой. Совсем как тогда, много лет назад. Ей казалось, что не было этих лет. Всё произошло только что, недавно.

Диомид взял её за руку и сказал.

-Всё хорошо. Тебе нужна помощь?

Она прижалась к нему, он растерялся на пару мгновений, а потом стал гладил её по голове и чувствовал, как она дрожала. Он привык видеть её сильной, но сейчас она была растерянной. И он подумал, какой бы она была, сложись её жизнь иначе.

Потом она нашла силы взять себя в руки, сделать шаг назад и сказать:

-Спасибо. Мне стало легче.

Они вышли оттуда молча и поспешили обратно. Это было странное переживание для них обоих.


На следующий день команда остановилась в маленьком уютном городке. Здесь было решено провести день или два. Всё было, как прежде, но не совсем.

Амина старалась не смотреть на Диомида, и он старался почти не смотреть на неё. Словно один-единственный взгляд может сказать много лишнего. Она пыталась общаться с ним, как обычно, но не получалось. Ей хотелось прикоснуться к нему и молчать. Однажды во время обеда он как бы невзначай взял её за руку, стал незаметно гладить пальцы. Её чувства обострились.

Вечером их друзья пошли тренироваться. Диомид был ещё слаб, он лёг на кушетку, Амина принесла ему хлеб.

Борфий заглянул.

-Вы не пойдёте на прогулку?

-Нет, - отозвался Диомид.

-Я посижу здесь, - добавила Амина.

Когда парень вышел и закрыл дверь, они остались в помещении одни.

-Ты - красивая, - сказал он. Это был первый настоящий комплимент от него. Амина смотрела на него растерянно и в то же время с нежностью. Он держал её за руку. Они были вместе весь вечер, иногда о чём-то говорили, иногда молчали, но понимали, как хорошо вместе.

За окном пошёл дождь, он барабанил по крышам и стенам. За одним поцелуем последовал другой, третий. Это казалось таким естественным. Её сердце забилось сильнее и что-то тёплое разливалось внутри. Он запустил руку в её волосы, стал что-то шептать на ухо. Она боялась, что это окажется просто шуткой или сном. Но его прикосновения были реальны как никогда. Похоже, дождь за окном становился сильнее. В его руках было спокойно и тепло. Он помог ей раздеться и повалил на постель. Гремел гром, казалось, где-то на небе борются титаны.

-Я с первого взгляда поняла, что рано или поздно мы окажемся в одной постели, - сказала она тихо ему на ухо.

От его прикосновений к обнажённой коже у неё кружилась голова. Ей хотелось забыться в его руках, отдаться ему без остатка...


Амина проснулась, когда он ещё спал.

-Доброе утро, - прошептала она и мягко выползла из постели. Спать уже не хотелось. «Пожалуй, сделаю нам завтрак, - решила она и улыбнулась. – Какой же он хороший!»

Утро было прекрасным или ей так казалось. У неё появилось ощущение праздника. Не того помпезного мероприятия, которое устраивается во дворце по любому случаю. А такого, как в детстве, доброго и счастливого, словно держишь чудо в своих ладонях и знаешь, что это тепло будет с тобой вечно.

Она пришла на кухню и стала поспешно что-то готовить, нарезать ломтиками хлеб и напевать старую весёлую песенку, когда зашёл Герф.

-Доброе утро! – сказала она приветливо. Все люди ей казались замечательными.

-Ну, что, понравилось? – спросил он резко.

-О чём ты?

-Ты ведь заперлась с Диомидом, не так ли?

Её рука с ножом застыла в воздухе.

-Что я делаю - тебя не касается, - отрезала она холодно.

-Я просто беспокоюсь за тебя.

-С чего это вдруг?

-Мы ведь одна команда, разве нет? Неужели ты не понимаешь, что он играет с тобой.

-Мне так не кажется.

Герф вздохнул.

-Диомид просто поспорил, что легко уложит тебя в постель, если захочет. И, похоже, ему это удалось. Он говорил, что таких преступников, как ты, надо вешать на первом же дереве. Только твои стройные ножки спасают тебя. Хотя бывают ножки и получше... Говорил, что ты продажная, доступная. Что у тебя нет души. Он рассказывал нам много занятных историй. И смеялся.

-Хватит, - сказала она жёстко.

Этого было слишком много для её понимания. Она отказывалась верить. Всё это казалось слишком жестоким, слишком странным. Он ведь не мог таким быть! Это не правда.

Амина швырнула нож в сторону и вышла, потом бродила какое-то время, не разбирая дороги, а чуть позже нашла Борфия и заговорила с ним.

-Могу я называть тебя другом? – спросила она.

Он удивился её вопросу.

-Да, конечно. Мы вместе сражались, вместе путешествовали. Но почему ты спрашиваешь? Что-то случилось? Ты такая бледная.

-Диомид говорил, что я доступная? Говорил, что я просто преступница и у меня нет души? Что я продамся за хорошую цену?

-Кто тебе сказал такое?

-Отвечай! Я хочу знать правду. Я всё равно всё выясню.

Юноша опустил глаза и замялся.

-Много воды утекло. Он говорил не совсем так. Иногда мы не думаем о своих словах.

Она улыбнулась и сказала:

-Спасибо за честность.

Женщина не слышала то, что он говорил ей дальше. В голове крутилась одна мысль: «Так значит, это правда?!»

Амина не дослушала его слова и ушла. Ей надо было побыть одной, всё обдумать. Она ушла в лес и бродила там кругами, иногда просто сидела на пне и смотрела в одну точку. Ей было всё равно, ищут её или нет, не волновали больше задания, царица и прочее. Всё вдруг резко потеряло значение. Пустота была такой страшной, что заполняла всё вокруг.

В лесу ей было спокойно. Негромко пели птицы, деревья тянулись ввысь, солнечные лучи проникали осторожно и мягко. Во всём этом было какое-то величие. Этим деревьям не было дела до её чувств и мыслей.

Во второй половине дня она всё же вернулась в лагерь. Хотела поесть, но поняла, что аппетита нет. Даже просто вид еды стал снова вызывать отвращение. И снова непонятная тяжесть накрыла её с головой.

«Как я могла подумать, что со мной случится что-то хорошее? Что между мной и Диомидом возможны какие-то чувства?! Надо сказать ему о расставании так, чтобы он не сделал этого раньше. И казать это спокойно, чтобы он не понял, что я чувствую». Одна её часть погибла от опустошения, зато другая её часть почувствовала свободу. «Ничего страшного, мир не перевернулся, я в порядке. Быть может, я просто не создана для отношений. Такие люди, как я, не должны любить. Не должны создавать семью, оставлять потомство»... Иногда она себя спрашивала: «А что если я ошибаюсь?» И сама себе отвечала: «Нет. Всё уже решено, нельзя отступать».

Амина вернулась в лагерь и встретила там Диомида.

-Куда ты пропала?! – воскликнул он. – Я везде тебя ищу.

-Я просто гуляла, - ответила она прохладно. – А что?

-Ты такая странная.

-Нам надо поговорить. Совсем недолго... Мы хорошо провели время. Эта ночь была замечательной, но я не хочу, чтобы ты воспринимал всё серьёзно. Ты понимаешь, о чём я?

-Кажется, да, - ответил Диомид почти спокойно, но его лицо изменилось.

-Это всё было интересно до поры до времени, - продолжила она. – Но давай не будем больше общаться так близко. Мы ведь чужие люди.

-Значит, твои слова неправда?

-Какие именно? Про то, что я всегда знала, что мы окажемся в постели? Я и правда это знала. Но это не значит, что у меня могут возникнуть какие-то романтические чувства. Кажется, я говорила что-то ещё. Но поверь, я уже не помню.

Он смотрел на неё несколько секунд так, словно не узнавал её.

-Совсем недавно ты переживала за меня, когда я был ранен, - сказал он.

-Да, ты был таким слабым, таким трогательным, что я захотела тебя ещё больше, чем раньше.

-Я видел твои слёзы...

-Ты такой наивный, что это даже забавно. Неужели ты не знаешь, что женские слёзы – это оружие и довольно мощное, чтобы привязать мужчину к себе и получить от него что-то. Даже самые сильные женщины охотно пользовались этим трюком во все времена. Ты неплохо разбираешься в оружии, в ловушках, в тактике боя, но не понимаешь таких простых вещей.

Диомид молчал какое-то время. Похоже, ему надо было это осознать.

-В итоге раньше я был прав, когда полагал, что у тебя не может быть чувств.

Она рассмеялась.

-Да, у меня нет души. Ты это тоже говорил, верно?

-Мы закончим те дела, которые необходимо закончить, а потом больше не увидим друг друга, - он говорил почти спокойно.

-Я этого жду, - ответила она.

-Я тоже.

Диомид развернулся и ушёл. Она чувствовала, как подкашиваются ноги. Очень легко разрушить то, что строил так тщательно, так долго. Отношений больше нет. Только безразличие и, может даже, ненависть. Два чужих человека.

Ей стало так плохо, как не было давно. Она ударила кулаком в дерево и только через короткий промежуток времени почувствовала боль. Хотелось закричать, и она закрыла ладонями лицо, чтобы не издавать ни звука. И не плакать. Она медленно опустилась на землю и замерла.

Если бы Диомид вернулся тогда – то увидел бы её отчаяние и, конечно, понял бы, что она врала. Возможно, он смог бы её понять и простить. Но он ушёл и не вернулся…

Медленно опустилась ночь.

Амина плохо помнила, что было потом. Она оставалась одна, ей было всё равно, что будет дальше. Появилась апатия, какой давно не было. Ей даже хотелось умереть или хотя бы исчезнуть. Потом она придумывала себе дела, лишь бы только побыть одной. Лишь бы только никто не понял, как тяжело сейчас. Иногда она думала о том, что чувствует он и в душе появлялась слабость, хотелось придти к нему, обнять, попросить прощения, но она знала, что он этого только и ждёт, чтобы снова посмеяться над ней. К тому же гордость не позволяла ей это. «Я не должна была подпускать человека так близко», - корила она себя.

Герф подошёл к ней и промямлил:

-Ты знаешь, я должен извиниться. Не следовало говорить с тобой в таком тоне.

Амина вздохнула с облегчением, но что-то в его голосе показалось ей натянутым, неискренним.

-Ладно, я не держу обид.

-Может, сходим на охоту? Я нашёл одно место, должен тебе его показать.

-Ладно. Почему бы и нет?

Женщина безразлично кивнула, она была рада уйти, убежать, куда угодно. Чем дальше и быстрее – тем лучше. Но, когда наступило время идти, ей стало не по себе. Что-то словно цепляло за руки и останавливало. «Я стала такой ленивой, - подумала она. – Надо идти». Амина быстро собралась и одела невысокие сапоги. В одном из них был потайной кармашек для денег, а в другом - хорошо заточенный нож. Она решила, что так будет лучше и чуть спокойнее.

Они с Герфом взяли совсем немного вещей и пошли на север.

-Куда ты пропадал вечером? – спросила она.

-Да так, гулял. А ты следила за мной?

-Нет, зачем? Просто заметила, что тебя нет.

Они шли довольно долго и через какое-то время остановились на привал. Здесь было светло и даже почти уютно. Деревья тянулись ввысь, где-то недалеко шумела река, пели птицы. Амина достала лепёшки и флягу с водой, немного поела. Герф даже не прикоснулся к пище. Он был странно задумчив.

-Почему ты не ешь? – спросила она.

-Я не голоден.

Говорить было не о чём, она ела и думала о чём-то своём. Её не покидало странное предчувствие, что-то было не так, она ощущала опасность по запаху даже в этом спокойном умиротворяющем месте. Амина снова выпила воды из фляги, Герф пристально смотрел на неё. В его взгляде было что-то странное, какая-то отрешённость и в то же время сосредоточенность.

-Что-то не так? – спросила она.

-Нет, всё отлично.

Она встала, и они продолжили путь.

-Ты хотел мне что-то показать?

-Да, мы почти пришли, - сказал мужчина. – Осталось немного.

Амина почувствовала себя плохо. Голова сильно закружилась, и зазвенело в ушах. Она пошатнулась и невольно схватилась за дерево.

-Что с тобой, Амина?

-Нет-нет, просто устала.

-Или выпила много вина.

-Думай, о чём говоришь, - ответила она резко, пытаясь выпрямиться. Ей сложно было говорить, всё тело охватила слабость, но она боролась с ней, предчувствуя, что это всё явно не к добру. – Какое место ты хотел показать?

-Никакое.

Он вытащил меч из ножен.

-Что ты делаешь?! – воскликнула она.

-Мне сказали взять тебя живьём, но я думаю, ты должна умереть. Придётся сказать, что ты отбивалась. Я добавил в воду сонный порошок, чтобы всё было проще.

Ей не хотелось верить собственным ушам. Да, он был странным всё это время, они мало общались, но она не ожидала, что он предаст её так внезапно. Герф словно читал вопрос в её глазах.

-Когда-то давно ты была в армии Гердерс, - продолжал он. - И вы часто убивали проезжающих купцов, охрану. Один из охранников, убитый твоими подонками, был моим братом.

-Почему ты не говорил об этом?

-Говорят, держи друзей близко, а врагов ещё ближе. Ты им была нужнее, чем я. Если бы кто-то узнал, меня бы просто отстранили и всё.

-Мне жаль, что так вышло.

-Поздно жалеть... Я хотел увидеть, как ты сдохнешь. Я был уверен, что тебя убьют. Но ты всегда уворачивалась даже от верной гибели. Мне надоело ждать. Пришла пора взять всё в свои руки. Ты сдохнешь, сука, прямо сейчас.

На это сложно было что-то ответить.

Он замахнулся, и Амина отскочила в сторону, собирая все силы в кулак. Он замахнулся снова, и она поймала меч за рукоять и замерла, пытаясь удержать. Её силы таяли на глазах, голова сильно кружилась, он пнул её в живот, и она упала на землю.

-Ну, вот и всё, Амина, я даже не ожидал, что всё будет так просто. А напоследок хотел сказать тебе ещё кое-что. Ты думаешь, Диомид правда ненавидит тебя? Вовсе нет. Не было спора. Половину я просто выдумал, просто меня раздражало твоё счастливое личико, а ты легко поверила во всё. Хуже всего то, что я хотел бы быть на его месте. Я бы многое отдал, чтобы переспать с тобой. Несмотря на гибель моего брата. И за это я ненавижу тебя ещё больше.

-Предатель, - прошептала она не в силах подняться, он только расхохотался и поднял меч для последнего удара. Ей понадобилось лишь пару мгновений, чтоб согнуться, вытащить нож из сапога и вонзить ему в ногу. Парень заорал, согнулся и выпустил меч из рук. Амина подхватила оружие и, поднявшись, изо всех сил ударила его в грудь. Он вскрикнул и упал. И она тоже упала, потому, что ноги уже не слушались её. Амина поняла, что только ранила его. Герф медленно поднялся, его глаза горели, грудь была в крови. А Амина не могла уже встать, только села, всё плыло перед глазами. «Неужели конец?» - подумала она, ей стало страшно. Парень замахнулся, и скривил губы в холодной усмешке. А потом вдруг резко вздрогнул и упал на землю, как подкошенный. В его спине была стрела. Она поняла, что он умер.

Амина услышала, как приближаются лошади. «Свои?» - с надеждой спрашивала она себя, но быстро поняла, что это незнакомые люди. Это они убили его и спасли её жизнь. Но вот только зачем?

Один из всадников спешился и подошёл к ней. Амина уже ничего не видела перед собой, всё плыло и кружилось. Она на ощупь нашла нож и подняла его перед собой.

-Кто здесь?

-Ну, здравствуй, милая.

Этот голос она узнала бы и через десять лет, и через двадцать. Мужчина сел напротив неё и, вероятно, улыбался.

-Я хотел, чтобы он просто тебя усыпил, а не устраивал побоище. Но, как оказалось, я не единственный человек, кто ненавидит тебя... Приятно видеть тебя снова. Как поживают твои новые друзья? Со сколькими ты уже спала?

Она попыталась его ударить, но движение было слишком медленным. Он легко поймал её руку и сжал так, что кости захрустели. Нож выпал из её руки.

-Сволочь, - прошептала она, он усмехнулся, выпустил её руку и резко ударил в лицо. Амина упала и, ударившись головой об землю, потеряла сознание.

Эйгон встал и усмехнулся.

-Как долго я этого ждал.

Несколько мгновений он любовался ей, как скульптор своим творением, а потом вскочил на лошадь и крикнул своим людям.

-Эй, вы! Связать ей руки и отвезти ко мне.


Амина очнулась в подвале и поняла, что сидит на стуле и не может пошевелиться. Её руки стягивала верёвка за спиной, голова болела.

-Доброе утро, милая, - услышала она знакомый голос. Это был Эйгон – человек, от которого она сбежала несколько месяцев назад, оставив на прощание разорённое жилище и пару выбитых зубов. И она знала, что он захочет отомстить. Амина посмотрела на него и ждала, что будет дальше. Казалось, сбылись все кошмары.

-Как спалось? – спросил он участливо.

Она не ответила ему, но Эйгон не обращал внимания. Он прищурился и сказал задумчиво:

-Если ты хорошо попросишь снова стать моей, то я подумаю об этом.

-Подойди ко мне, - шепнула она.

Эйгон приблизился к ней, взял ладонями её лицо, улыбнулся.

-Ты хочешь мне что-то сказать?

-Да. Много всего.

Она со всей силой ударила его ногой в живот. Он согнулся от боли, и она получила некое смутное удовольствие, созерцая это.

-Я лучше сдохну, чем снова вернусь.

Ну, вот и всё, будь что будет, ей было практически всё равно.

-Я легко могу это устроить! – крикнул он и ударил её по лицу. Она усмехнулась, кровь тонкой струйкой побежала по подбородку, губа была разбита.

-Это всё на что ты способен?

Он вытащил длинный боевой нож и прижал к её горлу. Мягко улыбнулся, помедлил.

-Слишком просто, - добавил он. – Почему бы ни отдать тебя охранникам? Порядки здесь строгие и они давно не видели женщин.

Она молчала, но её лицо становилось пепельно-серым. А Эйгон говорил задумчиво, словно сам с собой.

-Просто не хочу, чтобы потом говорили, что я чуть не женился на дешёвке.

-Чуть не женился? – она удивлённо приподняла брови. – Что-то я такого не помню.

-Мне казалось, ты мне подходишь. Хотя я не знал, что ты такая дрянь.

-Не надо было бить меня тогда.

-Моя женщина должна мне во всём подчиняться.

-Такая тебе надоела бы через пару недель.

Они помолчали.

-Мой вопрос остаётся в силе.

-Мой ответ тоже.

-Всё-таки женщина – слабое и глупое существо, - сказал он.

-Я так не думаю.

-Посмотрим.

Он щёлкнул пальцами, и в дверях появилось двое охранников, которые что-то тащили. В руках у них был четырёхлетний мальчик без сознания.

-Ты знаешь этого ребёнка? – спросил Эйгон.

-Нет, - она пожала плечами. Никогда ещё в жизни ей не требовалось столько самообладания.

-А мне сказали, что он имеет к тебе непосредственное отношение.

-Вот как? И кто это тебе такое сказал?

Эйгон вздохнул и дал сигнал своим людям. Ребёнка бросили на пол и ударили.

-Ты хочешь показать мне, что способен избивать не только женщин, но и детей? – спросила она. - Я в этом не сомневаюсь. Но причём здесь мальчик?

-Ты не знаешь этого ребёнка?

-Не знаю.

-Ну ладно… Вперёд, ребята.

Эйгон снова дал сигнал. Ребёнка стали избивать охранники. Мальчик очнулся, застонал, его глаза были плотно завязаны и он шарил в воздухе руками. Она смотрела на него, и ей казалось, что она вот-вот проснётся, кошмар закончится. А потом что-то в ней сломалось. Она не могла это видеть.

-Хватит! – закричала Амина и её голос повис в воздухе тяжело и надрывно. – Не надо! Не трогайте его!

-Это мне нравится больше.

Ребёнка перестали бить. Эйгон развернулся и с пристальной усмешкой посмотрел на неё; победа, в конце концов, была в его руках. Она сломалась. Он нашёл её слабое место, Ахиллесову пяту.

-Я всё знаю, Амина Фикер, это твой сын. Его зовут Нирон. Ты родила его в деревушке Хайтес, где и прожила больше года, потом вы скитались. Ты оставила его у каких-то людей и встретила меня. И решила, что такого дурака легко развести на деньги и сделать ноги... Знаешь, я мог бы тебя убить, покалечить, но мне это не интересно. Я хочу, чтобы ты сломалась, хочу видеть твою боль. Если я что-то хочу, я это получаю.

Наступила такая тишина, что воздух гудел и давил своей тяжестью. Она словно видела себя со стороны.

Амина опустила голову; тусклый свет из окна осветил её волосы и плечи. Где-то в её лице затерялась боль и усталость, но ему казалось, что сейчас она ещё привлекательнее, чем раньше. Она не шевелилась и была почти спокойна. Только её лицо было белым, дрожали ресницы.

-Ты будешь слушаться?

-Да. – Ей было больше нечего сказать. Её взгляд был прикован к ребёнку, который лежал на полу всего в нескольких шагах от неё. Потом она взглянула Эйгону в глаза. – Я буду послушной.

Эйгон отошёл, скрестив руки на груди, и кивнул своим людям. Амину развязали и мальчика тоже.

-Мама! – вскрикнул он и кинулся к ней. Она быстро обняла его, стала гладить его волосы, целовать. В этот момент три воина натянули лук, целясь ребёнку в спину. Она знала, что любой её неверный шаг и мальчику конец.

-Что это за люди? – спросил ребёнок.

-Не бойся. Они тебя не обидят больше, - ответила она, стараясь, чтобы голос был спокойным и естественным.

-У нас проблемы?

-Всё будет хорошо, милый.

-Я не боюсь, мама! Я вырасту и смогу защитить тебя.

Эйгон снова кивнул и четыре охранника приблизились к Амине. Двое вырвали ребёнка из её рук, пока ещё двое держало её.

-Мама! – крикнул он, но ему зажали рот и потащили к выходу.

Ей хотелось закричать, но она сдержалась. Она всё ещё сидела на полу, опустив голову, и дрожала всем телом, потирая руки после тугих верёвок. А на глаза наворачивались слёзы. Наконец-то он их увидел. Эйгон подошёл и сел на корточки рядом. Ему нравилось, что она плачет. Он поднял её лицо за подбородок, вглядываясь в её мокрые почти незнакомые глаза с дрожащими ресницами, в её взгляде почти не осталось чувств, но лицо казалось по-настоящему прекрасным. Он коснулся губами её щеки, её глаз, её губ. Она не шевелилась и даже почти не дышала.

-Твои слёзы. Всегда было интересно, какие они на вкус… Солёные…

Он улыбнулся. Амина вздохнула.

-Горькие.

-Хорошо, - он был доволен, говорил коротко и жёстко. - Ты не заслуживаешь хорошего отношения и будешь сидеть взаперти, ожидая моего прихода. Если я замечу хоть один недоброжелательный взгляд в мою сторону – паршивцу сломают ногу или руку. Два-три таких случая и его убьют у тебя на глазах. Всё понятно?

-Да.

-Ну а теперь нам осталось решить ещё одно дело. Хотел напомнить тебе о нашей последней встрече.

Эйгон встал, подошёл к двери и дал знак своим людям. Они окружили Амину. Один из них замахнулся, но она перехватила его кулак. Женщина знала, как надо поступить. Как отскочить и ударить в живот, как справиться с остальными. Как убить Эйгона, ведь этого ей хотелось больше всего. Амина устало улыбнулась, отпустила руку нападавшего и зажмурилась.

Ей разбили губу. Она даже не старалась защищаться. А потом от удара по голове всё потемнело в глазах. Она почти не помнила, как её тело глухо упало на гранитный пол. Кто-то несколько раз пнул в живот.

-Хватит! – крикнул Эйгон, его люди замерли. – Я пока не хочу её убивать.

Он медленно подошёл к ней, наклонился, поцеловал в лоб.

-Переночуешь здесь, – сказал Эйгон спокойно и холодно. – А там посмотрим. Кто-нибудь принесёт тебе еды. Этой ночью можешь подумать о том, как тебе следует себя вести... Приятных снов.

Он вышел, а за ним остальные. Негромко щёлкнул замок, и она осталась одна...










Похожие:

Говорят, возвращаться плохая примета icon«Признак … показатель, примета, знак, по которым можно узнать, определить что-нибудь.» (С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова «Толковый словарь русского языка»)
«Признак … показатель, примета, знак, по которым можно узнать, определить что-нибудь.»
Говорят, возвращаться плохая примета iconОктябрь 2006 г. № Ежемесячная газета г. Барнаул
Хьюго. (Говорят, также, что, борясь с нуждой во время Второй Мировой Войны, Хьюго Босс изготавливал униформу для немецкой армии,...
Говорят, возвращаться плохая примета iconМетод «палеопсихологической реконструкции». Занимаясь исторической психологией по теме «реконструкция средневековой личности»
Например, мы исследуем не то, что говорят герои, но то, как они это говорят и устанавливаем, что мыслительный процесс подчиняется...
Говорят, возвращаться плохая примета iconСедьмая (new!)
На следующий день, Наталия и Глюкоза отправились на передачу "Пусть Говорят" где они должны были представить зрителям новую композицию....
Говорят, возвращаться плохая примета iconЗадачи второго тура для 6 класса
В одном из городов часть жителей умеет говорить только по-армянски, а часть только по-русски. По-грузински говорят 85% всех жителей,...
Говорят, возвращаться плохая примета iconЦель: познакомить учащихся с авторской сказкой «Сказка про честные ушки»
В руках учителя рисунок сердца. Дети, приложите свою руку к сердцу. Что вы чувствуете? Да, бьются наши сердца. Моё большое, а ваши...
Говорят, возвращаться плохая примета iconCopyright © 1999 г. Кон Геннадий Никитович Статья в газете "Предприниматель Петербурга", опубликованная в 1999 г. Компьютер учтет высокие риски вопрос: Говорят,
Говорят, что появились компьютерные программы, которые позволяют обычному предпринимателю, даже без специального образования, самостоятельно...
Говорят, возвращаться плохая примета iconЛюбовь, Смерть, Душа
Лента плохая и часто рвется, киномеханик путает скорость, отчего одни кадры замедленны, а другие мелькают перед глазами в неразберихе....
Говорят, возвращаться плохая примета iconНравственные начала в уголовном процессе
Законодательство, под влиянием временных ослеплений, может, конечно, отступать назад и возвращаться к устарелым и отжившим учреждениям,...
Говорят, возвращаться плохая примета iconДокументы
1. /О чем говорят анализы.djvu
2. /О чем говорят...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов