В. Ю. Рылов icon

В. Ю. Рылов



НазваниеВ. Ю. Рылов
Дата конвертации27.08.2012
Размер237.07 Kb.
ТипДокументы

В.Ю. Рылов


Деятельность Всероссийского национального союза

в Воронежской губернии: 1908 – 1913 гг.


Организация воронежских националистов имела достаточно длительную и интересную предысторию. До образования Всероссийского национального союза (ВНС) в 1908 г. на территории Воронежской губ. в 1906 – 1907 гг. действовали идейные предшественники националистов. В то время правым была необходима партия, смыкавшая идейные платформы праволибералов (Союз 17 ок­тября) и крайне правых Союз русского народа (СРН) в ходе предвыборных кампаний 1906 – 1907 гг. С этой ролью высту­пила Партия правового порядка (ППП), отделы которой пытался организовать в 1906 – 1907 гг. в Воронежской губ. будущий лидер Воронежского ВНС Владимир Александрович Бернов1. Уже в конце 1905 – 1906 гг. началось де­ление правого дви­жения на несколько направлений2. В дворянской среде преобла­дали умеренные тенденции, которые привели к формированию праволиберального Союз 17 ок­тября и умеренно-правых организаций – ППП и Русской на­родной партии (РНП).

ППП была образована в начале октября 1905 г. в Петербурге. Пик ее политической активности в России приходился на конец 1905 – на­чало 1906 гг. Как известно, уже к середине 1906 г., по причине поражения правых сил на выборах в I и II Гос. Думы, ППП ушла с политиче­ской сцены. В идейном плане эта партия «служила своеобразным мостом, благодаря которому происходило сближение либеральной буржуазии и консервативного дво­рянства»3. Взгляды на национальный и религиозный вопросы, сближали «правопорядцев» с черносотенцами, но в то же время ППП старалась не акцентировать свои принципиальные разногласия с СРН по вопросу о конституционно-монархическом устройстве страны. После распада ППП «правая» часть партии примкнула к черносотенцам, а «левая» к октябристам. Несмотря на распад ППП, идея создания мощной организации с умеренно правой идеологией «витала в воздухе». Программа ППП, как уже говорилось, отражала интересы определенных правительственных кругов4, а также части буржуазии и дворянства.

ППП существовала в Воронежской губ. примерно с 1906 г. по октябрь 1907 г. – до образования РНП. До своего приезда в Воронеж руководитель Воронежского отдела ППП Бернов возглавлял отдел той же партии в Минске5. Воронежский отдел ППП, по утверждению Бернова, был «правым осколком» «Императорского Петер­бургского ядра этой партии»6. Есть основания утверждать, что воронежская ППП и ее ли­дер исповедовали не октябризм, а идеологию умеренных правых. После прекращения деятельности ППП, созданием новой партии, заменившей ее в идейном плане, занялся тот же Бернов. Он, по утверждению либеральной газеты «Воронеж­ские мысли», «потерпев фиаско в деле слия­ния (Воронежского отдела ППП. – В.Р.) с октябри­стами, решил организовать Рус­скую на­родную партию»7.
Единст­венный известный уездный отдел ППП в г. Павлов­ске перешел в РНП8. Однако к лету 1908 г. РНП уходит с по­литической сцены. Но на ее ос­нове в Воронеже возник отдел ВНС. Таким об­разом, становление умерено правых партий (ППП, РНП и ВНС) началось позднее, чем крайне правых (Воронежский отдел СРН был образован в октябре 1906 г.) и праволиберальных (Воронежский отдел Союза 17 октября возник в ноябре 1905 г.).

Лидер РНП Бернов сыграл неоднозначную роль в политической истории Воронежской губ. в 1907 – 1913 гг. О нем известно, что он происходил из тверских дворян, окончил Падуанский университет со званием магистра римского права9. В 1890 г. Бернов служил чиновником в канцелярии воронежского губернатора, а в 1891 г. уволился по «семейным обстоятельствам»10. В 1906 г. он вновь приехал в Воронеж и слу­жил членом губернского воинского присутствия. Одна из сто­ронниц СРН в письме к А.И. Дубровину давала такую характеристику лидеру РНП: «Бернов - прекрасный организа­тор, хо­рошо владеет пером, притом чело­век необычайной энергии, патриот и не­подкупно честен»11. Таланты Бернова признавали и его политические противники – либералы. Например, С.И. Шидловский12 в своих «Воспоминаниях» описывал лидера РНП как человека «большого роста, с громким голосом, чрезвычайно бойкого и находчивого, обладающего, несомненно, митинговыми демагогическими талантами»:«наглости и бойкости он был непомерных и не без успеха сражался (то есть полемизировал. – В.Р.) со своими противниками»13. На митинге левых во время предвыборной кампании во II Гос. Думу Бернов обозвал собравшихся «сбродом», что было небезопасно. Когда его высказывание вызвало протесты, он заявил: «А что, вы в каретах сюда приехали что ли, небось, пешком прибрели, так как же – не сброд?»14. Несмот­ря на свою скромную должность члена гу­бернского по воин­ской повинности присутствия, Бернов был довольно влиятельным чело­веком в Воронеже. В 1909 г. он был награж­ден орденом св. Анны 3-ей степени15. В число его покро­вителей, а в какой-то степени и единомышлен­ников, входили ар­хиепископ Анастасий и вице-губер­натор П.Н. Ап­раксин (один из основателей Русского собрания).

В октябре 1907 г. Бернов начал издавать газету «Живое слово», которая поначалу была печатным органом РНП. Затем это издание стало крупнейшей регио­нальной газетой пра­вого направления. Он начал подпис­ную кампанию, разослав две тысячи под­писных листов с просьбой под­держать газету партии. Видимо, люди, подписав­шиеся на «Живое слово», были заочно зачислены Берновым в РНП. Деньги от подпис­ной кампании поступали исправно. Некото­рые воронежцы давали денег больше, чем было запрошено: к примеру, А.Г. Просвиркин 100 рублей вместо двух, А.В. Ка­щенко и архиепископ Анастасий по 1000 рублей16.

«Живое слово» начало выходить с 17 октября 1907 г. в типографии В. Юркевича17. В рекламном проспекте газеты говорилось, что главная задача газеты - «служение идее мирного правового развития единой, неделимой России, на основе родной истории и народных особенностей русского уклада жизни». Льготной подпиской, как указывалось в рекламном проспекте газеты, имели право пользо­ваться представители низшего и среднего звена органов государственной власти, приходское духовенство, крестьянские товарищества, сельские общества и т.д.18. В самом начале газета печаталась ти­ражом в тысячу экземпляров, причем шестьсот из них поступали в уезды, а в городе продавалось по 10-40 экземпляров в день. Как отмечалось в либеральной газете «Воронежские мысли», «при таком количестве под­писчиков и полном отсутствии объявлений началось обнищание газеты», но Бер­нов «съездил на север (то есть в Петербург. – В.Р.) и в Общественном Банке оказался текущий счет его на­столько солидный, что явилась возможность не только оплачивать счета за печа­тание, но и завести собственную типографию»19. Местные либералы не без основания намекали, что устройство Берновым типографии не обошлось без участия полиции. 12 марта 1908 г. Бернов направил письмо директору Департамента Полиции (ДП) МВД, в котором просил передать «тайную типографию», конфискованную у революцио­неров, для выпуска га­зеты «Живое слово». Он просил предоставить типографию «во вре­менное пользование», «с выдачей как на хране­ние»20, но, скорее всего, ее не по­лучил. Тем не менее, Бернов начал издавать газету в собственной типографии, которую выкупил у В. Юркевича. Позднее, в 1935 г. на допросах в НКВД бывшие работники типографии В. Юркевича показывали, что Бернов выкупил типографию на деньги, полученные от П.А. Столыпина21.

По поводу сотрудничества Бернова с ДП МВД С.И. Шидловский писал: «господин этот (Бернов. – В.Р.) состоял на негласной службе у Министерства внутренних дел по агитационной части, получал за это годовое содержание»22. Однако тот же С.И. Шидловский утверждал, что воронежский губернатор (видимо М.М. Биби­ков – В.Р.), несмотря на свое «определенное черносотенное направление», хотел уволить Бернова с должности члена воинского присутствия из-за его «слишком плохой репутации». Выше мы приводили мнение о Бернове как безупречном в моральном отношении человеке. Противоречия во мнениях вполне объяснимы. Лидер воронежских националистов, вне всякого со­мнения, имел высоких покровителей в Петербурге и был от них зависим. Кроме того, возглавлявшаяся Берновым газета «Живое слово» постоянно подвергала критике местную администрацию за проведение недостаточно «правой» политики. Мест­ные власти не смогли удалить Бернова с должности издателя газеты, и он продолжал, по словам С.И. Шидловского, «оставаться в предназначенном амп­луа»23.

Помогал Бернову в деле издания газеты Воронежский отдел СРН. Секретарь отдела Н.Н. Пантелеевский пи­сал в «Русском знамени»: «подвигом должно считаться издание правой газеты в таком ино­родческом24, революционном городе как Воронеж: администрация косо смотрит на «Живое слово», русские типографы заломили такие цены, от кото­рых сам Шейлок в ужас пришел бы»25. Когда Бернов и Н.Н. Пантелеевский обра­тились в губернскую типографию с просьбой о помощи в издании газеты, власти согласились с ее общим направлением, но запретили печа­тать «обличи­тельные письма в эзоповом стиле», то есть критиковать местную администрацию26. Благодаря поддержке Н.Н. Пан­телеев­ского Бернов получил доступ к типографии, но и здесь черносо­тенцы столкнулись с попытками забастовки со стороны ра­ботников типографии27.

РНП имела серьезную финансовую поддержку и пользовалась покровительством свет­ских и духовных властей, но не оказывала такого влияния на население, каким пользо­вался СРН. Как отмечали союзники, открытие этой партии прошло в Воронеже с большой помпой, однако в партию вступило очень мало членов, несмотря на поддержку местной администрации. Ар­хиепи­скоп Анастасий благосклонно относился к РНП: афиша этой партии висела при входе в Митрофаньевский монастырь, что не могло быть сделано без его разрешения28. Духовенство вступало в ряды РНП, а поли­ция, по утверждению газеты «Воронежские мысли», развешивала афиши РНП в уездах губернии29. В Боброве в число сторонни­ков РНП входил город­ской голова И.Я. Леонов30. Несмотря на «широковещатель­ную» рекламу партии, проведение многочисленных собраний, митингов, молебнов, Бернов так и не смог создать массовую орга­низацию..

Показателем степени влияния на население является численность РНП. Данные Бернова о числе членов были завышены. На запрос губернатора о численности его партии в гу­бернии он ответил, что членов РНП 1362 (в Воронеже - 635, Боброве - 171, Коротояке - 64, Нижнедевицке - 36, Новохопер­ске - 111, Острогожске - 214, Павловске - 131)31. При проверке полицией све­дений Бернова оказалось, что, согласно дан­ным уездных исправников, боль­шинство отделов «сущест­вует на бумаге». Напри­мер, в Павловске вместо 131 члена оказалось 15, в Боброве всего несколько чело­век32. Количество членов РНП в семи насе­ленных пунктах губернии, было завышено примерно в 10 – 13 раз. Таким образом, число членов РНП составляло около 100 человек.

Весной 1908 г. были прекращены попытки активизировать работу РНП. В мае - июне 1908 г. «Живое слово» начало печатать объявления и призывы недавно об­ра­зованного Всероссийского национального союза (первые собрания ВНС прошли в Петербурге весной 1908 г., а устав был зарегистриро­ван 3 июня 1908 г.)33. В Воронеже ВНС заявил о себе в середине июня 1908 г.: Русская на­родная партия, по словам Бернова, «отдалась под покровитель­ство позднее родив­шейся организации Всероссийского национального союза, приняв его программу и устав»34.

Очевидно, что Бернов поддерживал тесную связь с лидерами и вдохновителями националистов в столице. Открытие Во­ронежского отдела ВНС было пышно обставлено. Власти хо­тели создать массовую ор­ганизацию, способную конкурировать с СРН, но не столь «ради­кальную». В связи с этим Бернов отмечал, что вместо СРН «ярким светом патриотизма, с программою не только патриоти­ческою, но и уме­ренно-прогрессивною вырастает новый колосс - Всероссийский Нацио­нальный Союз»35. Особенностью нарождавшегося ВНС являлось то, что, по словам современного исследователя Д.А. Коцюбинского, для него было непри­емлемо ни черносотенство, ни «излишне конституционный» октябризм36. На­ционалисты соглашались с реформаторским курсом, проводимым прави­тель­ством. Признание законодательной Думы сближало их с ок­тябристами. С дру­гой стороны, «провозглашение государственного приори­тета русской нацио­наль­ности, ярко выраженный антисемитизм»37, сближали националистов с крайне правыми. ВНС возник в среде консервативной петер­бургской элиты, «умеренно правых» депутатов Думы и западнорусских поме­щиков. Для этих слоев были характерны устойчивые антипольские и антиев­рейские настрое­ния. Националисты хорошо вписывались в третье­июньскую систему, исполняя роль «моста» между крайне правыми и октябри­стами. ВНС выступал «за представительный об­раз правления», «законодатель­ную власть Самодержавного Царя в едине­нии с Го­сударствен­ной Думой и Го­сударственным Советом», а также за кон­троль со стороны за­конодательных учреждений «за закономерностью дейст­вий правительства»38. Националисты в этом были едины с октябристами и свою позицию объясняли следующим образом: «русская национальная фрак­ция и Союз 17 октября идут в большин­стве вопросов рука об руку. Но в тех случаях, ко­гда предрешенное октябри­стами направление дела не соответст­вует программе националистов, послед­ние имеют своей задачей склонить ок­тябристов к иному разрешению вопроса, а при неуспехе, не будучи связан­ными никакими постоян­ными со­глашениями, становятся в сторону их про­тивников»39, то есть крайне правых.

Если «либеральная составляющая» программы националистов сближала их с октябристами, то с СРН их сближали взгляды на национальный и религи­озный вопрос: «Наибо­лее инородным из всех инородцев у нас является еврей­ское племя. Во­прос о ев­реях в России чрезвычайно сложен и трудно разрешим, так как ев­рейский элемент разлагающий, противосоциальный, с точки зрения какой бы то ни было Арийской государственности, особенно же Русской, кото­рая зиж­дется на стихийно-ненавис­тных всякому типичному еврею Правосла­вию и Са­модержавию» - заявлял Бернов40. Он обруши­вался и на поляков, считая их не менее серьезными врагами России, чем евреи. При этом он обильно цитировал «Польский катехизис», составленный в XIX в. поляками-ие­зуитами: «как полякам бороться с Россией»41. Кроме того, Воронежский отдел ВНС в 1912 г. в лице заместителя руководителя организации М.Г. Друшенке­вича предлагал Главному совету Союза ходатайствовать перед Николаем II о выведении из-под юрисдикции Гос. Думы всех дел, касающихся православной церкви, старообрядчества и православного сектантства42.

Деятельность воронежских националистов встречала резкое проти­водействие со сто­роны либеральных и революционных политических партий. Объектом критики и провокаций были без исключения все пра­вые партии и их печатный орган – газета «Живое слово». На ее страницах велась оживленная полемика с представи­телями леволиберального и революционного движения. Редактор и издатель газеты Бернов постоянно заявлял, что «Живое слово» «является единствен­ным органом ме­стной печати, стойко охраняющим в крае интересы русских людей и мешающего врагам в их красносотенных... подкопах под вековые ус­тои русского могущества»43. Газета защищала, утверждал он, «интересы рус­ских людей» в русской провинции и находилась при этом как бы «в осад­ном положении». Бернов подчеркивал, что против его деятельности использо­вался целый арсенал нечестных приемов: «угрозы, посулы, подкуп, кле­ветнические слухи»44. Публикации «Живого слова» неоднократно вы­зывали отрицатель­ную реак­цию в среде либераль­ной обществен­ности. В ли­беральной газете «Воронежские мысли» отмечалось, что «обывательщина наших дней осложнилась политической окраской, влия­нием новой эпохи. Чи­нов­ник хлопочет и суетится около СРН, чтобы обра­тить внима­ние благоде­теля по службе, писатель бежит в услужение крайне правой ре­шитель­ной газе­тенке ради куска хлеба»45. Не оставался в долгу и Бернов, на­звав либеральное издание «листком», «издающимся жидами на деньги давно уже бесящегося с жира дворяни­на»46. Га­зета «Воронежские мысли» по­сле выхода нескольких номеров была закрыта. Вероятно, что Бернов своей критикой леволиберальной направленности этой газеты спо­собствовал ее закрытию. В то время ти­раж «Живого слова» неуклонно рос и газета составляла тогда серьезную конкуренцию леволиберальной печати, представляя собой альтернативный центр общественной мысли.

Газета сотрудничала с централь­ными правомонархическими изданиями - с «Земщиной», «Русским знаменем» и др.: перепечатывались статьи, различные сотрудничало с Союзом Михаила Архангела (СМА). Главной палатой Союза было послано приглашение газете участвовать в съезде «правой печати» в 1908 г. На приглашение был получен положительный ответ47.

В период с 1908 - 1911 гг. дея­тельность партии национали­стов не была активной и ограничивалась в ос­новном пределами Воронежа. Хотя устав ВНС 1908 г. и допускал существование местных отделов, им отводилось второстепенная роль. Всего в это время существовало восемь провинциальных отделов, включая Воронежский. Собрание представителей местных отделов, согласно новому уставу 1911 г., объявлялось высшим органом ВНС. С этого момента начался рост численности организации. Устав 1911 г. специально расширил права местных отделов для вовлечения широких слоев в свою организацию, в связи с подготовкой к выборам в IV Гос. Думу48.

Весна 1912 г. была отмечена усилением политической активности Воро­нежского отдела ВНС, в связи с выборами в IV Думу. Бернов совершал поездки по уез­дам губернии, выступая с лекцией49 «Национализм в каче­стве ос­новы государст­венности»50. Автор посвятил ее «многостра­дальной русской женщине и матери - Ольге Бори­совне Столыпи­ной». Перед началом каждой лекции исполнялись гимн и «вечная память» П.А. Столы­пину51. Выступления лидера воронежских националистов посетило около семи с половиной тысяч человек52. Лекциями лектор заработал неплохие деньги «на нужды национа­лизма» - оплата за лекции составила 2063 р. 43 коп.53. Всего образовалось 24 организационных комитета местных отделов ВНС в 26 насе­ленных пунктах губернии54. Учредителями отделов записалось 504 чело­века55. В общей сложности было открыто 17 отделов ВНС56. Отметим, что Бернов не за­нимался рассылкой подписных листов, как он это делал в 1907 г., воз­главляя РНП, и не записывал в члены партии «мер­т­вые души», а непосредственно учреждал отделы.

Обычно на выступления Бернова являлось около сотни людей, а в члены от­делов записывалось по 10-30 че­ловек. На лекцию в слободе Воронцовке собра­лось около 100 человек, а 20 вошло в организационный комитет. В Бирюче в отдел записалось около десяти человек: это были священники, торговцы, домо­владельцы57. Павловский уездный исправник рапортовал в ВГЖУ, что в городе «собралось на лекцию более 100 чело­век, а в Лосевой около 100, лекцию слу­шали с боль­шим внима­нием. Состав слушателей, как в Павловске, так и в Лосевой пре­имущест­венно из среднего и низшего слоев местного общества, заметно было отсутствие ду­ховенства и других более видных представителей местного обще­ства. Такое отсутствие... объясняется личным нерасположением к Бернову вслед­ствие по­мещавшихся в его газете... корреспонденций из Павловска, в ко­торых описы­вается в некрасивом виде жизнь и деятельность некоторых мест­ных обще­ст­венных деятелей (имелись в виду избранные от Воронежской гу­б. в Думу помещики-октябристы. - В. Р.)»58.

Местные помещики не шли на сотрудничество с ВНС, по­скольку ориентировались в своих политических взглядах на местных октябристов. После лекций в Бирюче и Волоко­новке они остались недовольны нелицеприятной критикой Берновым членов Думы М.Е. Ковалевского, С.И. Шидловского, а порицание члена Думы А.И. Зве­гинцова они «приняли за натравливание крестьян против землевла­дельцев»59.

Таким образом, просветительская и пропагандистская дея­тельность Бернова не встречала поддержки со стороны либералов, а иногда и местных вла­стей. Га­зета «Воронежский телеграф», ориентировавшаяся на октябристов, по словам самого Бернова, насмехалась и скепти­чески относилась к его лек­циям60. Напротив, деятельность Бернова по ведению избирательной кампании в губернии получила высокую оценку в черносотенной прессе. Газета «Земщина» даже назвала лидера воронежских националистов «неутомимым борцом»61.

В период той же предвыборной кампании у Бернова произошел серь­ез­ный конфликт с начальником Жандармско-полицейского управления ЮВЖД пол­ковником В.Н. Деболи. Бернов обратился к В.З. Тархову и В.Н. Де­боли с просьбой о распространении на железной дороге газеты «Живое слово» и воззвания «Русские труженики» к рабочим и служащим ЮВЖД, по по­воду выборов в IV Думу. Не­смотря на разрешение В.З. Тархова распространять га­зету «через цензур­ный комитет на общих основаниях»62, В.Н. Деболи отказал в этом Бер­нову. По этому поводу Бер­нов начал забрасывать ДП МВД жало­бами на В.Н. Деболи, обви­няя его в том, что он мешает «обслуживать правое дело»63. Он подчеркивал, что газета «не носит противоправи­тельствен­ного ха­рактера», а обращение, поме­щенное в ней, «признает Народное Пред­ставитель­ство, дарованное Госу­да­рем» и «призывает голосовать за правых в IV Государ­ственную Думу»64. Дан­ный конфликт вызвал обширную переписку между различными инстанциями с участием высоких чинов. Бернов добился своего, разрешение на ведение агитации было по­лу­чено. В свое оправдание В.Н. Деболи ука­зывал, что Бернов «не хотел со­блюдать формальностей»65.

Возможно, что конфликт с В.Н. Деболи был отголоском конфликта Бернова с октябристами. Сам он объяснял причину конфликта происками «моего недальновидного преследователя Голикова (С.И. Голиков – воронежский губернатор. – В.Р.)». В жалобе в ДП Бернов обвинял С.И. Голикова в том, что губернатор дал указание жандармам мешать проведению предвыборной кампании националистам. При этом лидер националистов сетовал на «скептицизм власть имущих» по отношению к правому движению вообще и ВНС в частности66.

Фактически националисты проиграли избирательную кампанию, из двенадцати депутатов, избранных от Воронежской губ. в Думу лишь двое принадлежали к правым (но не к националистам), – остальные представляли Союз 17 октября. Конфликт с октябристами и их сторон­никами в Воронежском ВНС стоил Бернову отставки с поста председа­теля в 1913 г., он остался лишь его почетным членом отдела. Воронежский отдел Союза отходил на позиции ок­тябристов, становясь более умеренным. Примерно после 1913 г. Бернов перенес политическую деятельность за пределы Воронежа и деятельность ВНС в Воронежской губ. прекратилась. Таким образом, в деятельности ВНС главную роль играли субъективные факторы – поддержка со стороны правительства и личные качества его лидеров.

Кроме партийно-политической деятельности Воронежский отдел ВНС занимался культурно-патриотической работой. Берновым была создана целая сеть культурно-просветительских, благотворительных и иных организаций: Воронежский отдел Союза русских женщин (СРЖ) (Союз возглавила в 1908 г. М. Бернова, супруга лидера ВНС), при СРЖ функционировал дневной приют «Ясли» для «детей бедных работ­ниц и ин­теллигентных тру­жениц»; «Попечитель­ное Общество о Националь­ной школе» (целью которого было создание в Воронеже «национальной гимназии»); «Национальное кредитное учреждение» для финансовой поддержки русских предпринимателей67; потреби­тельское общество «Русское зерно»68, за­нимавшееся просветительской де­ятельностью среди кре­стьян в духе поддержки столыпинской аграрной ре­формы и Воронежский отдел Всероссийского на­ционального клуба (ВНК) в 1911 г. Все эти организации (кроме СРЖ) были созданы в ходе подготовки к выборной кампании 1912 г.

Прологом к открытию Воронежского «национального клуба» (ВНК) послужило усиление агитационно-пропагандистской деятельности ВНС культурно-просветительского характера. Воронежские националисты выпус­тили в Петербурге ка­талог изданий просветительского характера, рассылавшихся в различные учрежде­ния и частным лицам69. В январе 1911 г. Петербургский ВНС из­дал ряд брошюр, листовок, портретов Алек­сандра II, посвященных 50-летию отмены крепост­ного права70.

18 февраля 1911 г. Бернов от­крыл Воро­нежский отдел ВНК в присутствии исполнявшего в то время обя­зан­ности гу­бернатора вице-губернатора графа П.Н. Ап­раксина71. Мо­лебен отслужил рек­тор семинарии Н.Ф. Околович. Были по­сланы телеграммы Николаю II и П.А. Столыпину, причем от премьер-мини­стра была получена ответная теле­грамма: «Сердечно благодарю и желаю ус­пеха»72. От­крытие отдела приветст­вовал и Нижнедевицкий дворянский пред­водитель, член ВНК – Г.В. Веневитинов. Причем отмечалось, что возникший клуб не явля­ется «политической партией, в силу пар­тийной дисциплины и раб­ского по­виновения, а сообществом еди­номышленников», собравшихся в «лихолетье попрания исконно русских начал»73. Следует добавить, что воронежская организация на­ционали­стов, имевшая культурно-просветительскую направленность, была одной из самых крупных, если не самой крупной, в России и насчитывала около 500 человек74.

ВНК не ставил перед собой задачи политиче­ского и партийного объедине­ния, а скорее создавал благоприятные условия для об­мена мнениями в среде единомышленников, имея в виду цель более отдаленную: «создать почву для духовного общения людей», то есть, воздействуя на умы граждан в нужном националистам направлении, привлекать новых членов. Организационная струк­тура ВНК полностью совпадала со структурой ВНС, возглавлявшегося Берновым. Формальным главой ВНК был ба­рон Ропп. Возможно, Бернов по­ступал так для привлечения новых членов и для более широкой возможности вести пропаганду своих взглядов.

При этом ВНК уча­ствовал в заседаниях правых орга­низаций. Например, 7 сентября 1911 г. РС, СМА и Национальный клуб обсу­ждали в Петербурге раз­лич­ные аспекты национального вопроса: еврейский, польский, финляндский. При этом было состав­лено об­ращение к властям75. Таким образом, ВНК, бу­дучи культурно-про­све­тительской организацией, занимался политической деятельностью в рамках ВНС.

Тема «национального воспитания» занимала видное место в пропагандистской деятельности националистов. Однако она не находила отклика в широких общественных кругах. Бернов сетовал, что «ни один педагог не посе­тил моих лекций (в 1912 г. – В.Р.). Я обращался с ходатайством в дирекцию воронежских на­родных училищ, но стави­лись всякие препятствия под предлогом, что «школьные заведения могут служить только для учения школьного»76. Раз­дражение Бернова вызывал тот факт, что в стенах воронежских школ высту­пают «русские иностранцы». Поэтому лидер во­ронежских националистов решил собрать деньги «вместе с поддержкой обещанной господином мини­стром Народного просвещения А.А. Кассо достаточ­ным фон­дом для по­стройки здания первой в России национальной гимназии»77. Часть денег была заработана лично лидером ВНС. Часть этих денег - 1762 р., Бернов отпустил на образование «капитала для по­стройки в Воронеже памятника Статс-сек­ретарю П.А. Столыпину в 3-ей муж­ской гимназии его имени»78. Бернов планировал открыть в Воронеже восьмиклассное на­циональное училище с курсами, равными программам кадетских корпусов и казенных учебных заведе­ний. Было создано с одобрения властей «Попечитель­ное Общество о Национальной школе», которое должно было заняться созданием национальных школ79. Это общество назвали в честь П.А. Столы­пина80. Свою заинтересованность этой проблемой Бернов объяснял в публичной лекции «Национализм в качестве основы государственности» так: «Школа - национальное, патриотическое горнило… Вот почему я озабочен образованием чисто русского храма науки из нынешней школы, недостаточно проникнутой русским патриотическим духом, находящимся в загоне у про­грес­сивно-еврействующих педагогов»81.

Тема «национального воспитания» молодежи затрагивалась и другими теоретиками национа­лизма. Чле­ном ВНС проф. П.И. Ковалевским в Воронеже была про­читана лекция «о на­циона­лизме и национальном воспи­тании»82. Для влияния на молодежь воронежские национали­сты пред­лагали национализировать кинематографы, как учреждения препод­носящие «на­селе­нию развлечения нездорового свойства, в нравственном от­ношении, с сильной приправой еврей­ского перца - политического возбуди­теля»83.

ВНС также использовал кинематограф в культурно-просветитель­ской и пропагандистской деятельности для поддержки столыпинской аг­рарной реформы. Бернов заявлял, что на личные средства оборудо­вал передвиж­ной кинематограф, разъезжавший по населенным пунктам Воронежской губ. «Мы, воронеж­ские национали­сты, - писал он по этому поводу, - на­ду­мали прийти на по­мощь сель­скому на­селению, уча его не только рассказом, но и показом улучшенной культуры по­лей, практическому устройству своей деревен­ской жизни, коневодству, ското­водству, знанию лучших орудий, машин и про­чее; наконец, возбуждая в на­роде патриотические чувства и патриотиче­скую самодея­тельность, путем по­казывания ему живых картин, иллюстри­рующих наиболее светлые моменты нашей Государ­ственной жизни и вы­дающиеся поступки и дея­ния наших пат­риотов»84.

В 1908 – 1913 гг., несмотря на спад общественного движения в целом, ВНС проводила довольно успешную и активную деятельность. Националистам удалось увеличить число членов организаций в 1912 г., до тысячи человек, расширить сеть отделов в губернии. Однако они не смогли приобрести значительного числа сторонников во властных структурах (несмотря на поддержку некоторых из них), органах самоуправления и общественных кругах, поэтому не могли и оказывать серьезного влияния на общество в целом. Показательны в этом отношении итоги выборов в IV Думу. Вместе с тем, умеренные правые имели значительное влияние на широкие слои городского и сельского населения, но отсутствие рычагов для реализации своих установок приводило к оттоку членов из ВНС и фактическое прекращение деятельности организации в 1913 г.

1 Бернов В.А. Национализм в качестве основы государственности. СПб., 1912. С. 46.

2 В процессе организационного оформ­ления правых партий начался раскол на противников ограниче­ния самодер­жавия и конституционалистов, сторонников «полу-само­державия». Сторонники «неограниченного самодержавия» считали, что введение «конституции» способствует краху самодержавия. Напротив, умеренные полагали, что в условиях революции только конституция сможет спа­сти мо­нархию. За «Самодержавие ограниченное», как указывалось в одной из листовок крайне правых, распространявшейся в Воронежской губ., высту­пали Партия пра­вового порядка, Союз 17 октября, Торгово-промышленная партия, Умеренно-прогрессив­ная партия. За «неограни­ченное Самодержа­вие», как подчеркива­лось в той же листовке, выступали: «Союз Русских людей, Русская Монархи­ческая партия, Кру­жок Москвичей, Общество Хоругвенос­цев, Добровольная народная охрана, Союз Русского народа, Сусанин­ский кружок, Общество Русских патриотов, Кружок Русских студентов, Союз за­конности и порядка и др., объединенные в общую ор­ганизацию Всенародный Рус­ский Союз» [Центр документации новейшей истории Воронежской области (ЦДНИ) Ф. 5. Оп. 1. Д. 188. Л. 88.].

3 Политические партии России. Конец XIX – первая треть XX века. Энциклопедия. М., 1998. С. 428.

4 ППП не случайно называли «партией превосходительных чиновников».

5 Коцюбинский Д.А. Русский национализм в начале ХХ столетия: Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М., 2001.С. 30.

6 Бернов В.А. Указ. соч. С. 46.

7 Воронежские мысли. 1908, 24 августа. № 4.

8 Государственный архив Воронежской области (ГАВО). Ф. 6. Оп. 2. Д. 139. Л. 42.

9 Там же. Ф. 2. Оп. 1. Д. 732. Л. 1.

10 Там же. Д. 733. Л.1.

11 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 116. Оп. 1. Д. 625.

12 С.И. Шидловский – воронежский помещик, октябрист, в IV Гос. Думе возглавлял «Прогрессивный блок».

13 Шидловский С.И. Воспоминания. Берлин, 1923. С. 205 – 206. В «Воспоминаниях» С.И. Шидловский не называл В.А. Бернова по фамилии. Однако не вызывает сомнения, что описываемый персонаж может быть только В.А. Берновым. Особенностью текста «Воспоминаний» является практически полное отсутствие имен и даже географических названий, касающихся Воронежской губ.

14 Шидловский С.И. Указ. соч. С. 206.

15 Живое слово. 1909, 22 декабря. № 276.

16 Воронежские мысли. 1908, 24 августа. № 4.

17 Там же.

18 См.: Рекламный проспект // Живое слово. [1908.].

19 Воронежские мысли. 1908, 24 августа. № 4.

20 ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1908. Д. 48. Ч. 1. Л. 120.

21 См.: Центр документации новейшей истории Воронежской области (ЦДНИ). Ф. 9353. Оп. 2. Д. 4735.

22 Шидловский С.И. Указ. соч. С. 206.

23 Там же.

24 Союзники, заявляя о том, что Воронеж является «инородческим» городом, имели в виду не число проживающих в городе «инородцев» (почти 100 % населения Воронежа было русским), а чрезмерную степень влияния, как они считали, отдельных национальных групп на политическую и социально-экономическую жизнь города.

25 Русское знамя. 1908. № 148.

26 Там же.

27 Там же.

28 Воронежские мысли. 1908, 24 августа. № 4.

29 Там же.

30 ГАВО. Ф. 6. Оп. 2. Д. 139. Л. 2 об.

31 Там же.

32 Там же.

33 Живое слово. 1908, 17 июня. № 126.

34 Бернов В.А. Указ. соч. С. 47.

35 Там же. С. 34.

36 Политические партии России... С. 136.

37 Там же. С. 135.

38 Бернов В.А. Указ. соч. С. 19.

39 Националисты в 3-ей Государственной Думе. СПб., 1912. С. 4.

40 Бернов В.А. Указ. соч. С. 54.

41 Там же. С. 56.

42 Коцюбинский Д.А. Указ. соч. С. 403.

43 Живое слово. 1908, 23 ноября. № 259.

44 Там же.

45 Воронежские мысли. 1908, 10 августа. № 2.

46 Живое слово. 1908,. 23 ноября. № 259.

47 Правые партии. 1905 – 1917. Документы и материалы. В 2 тт. М., 1998. Т. 1. С. 400.

48 Коцюбинский Д.А. Указ. соч. С. 32, 35.

49 В.А. Бернов выступал не только в Воронежской губернии. Например, в 1913 г. выступал в Ницце с лекцией на французском языке - “Цари и национальное чув­ство русских”, посвященную 300-летию царствования династии Романо­вых. Суть лекции сводилась к пересказу истории ди­настии, обзору монар­хических организаций в России и здравицам в честь “рус­ских и французских патриотов”. [Bernoff W. Les Tsars et le Sentiment National Russe. A l‘occasion du trecente naire de la Dynastie des Romanoff. Nice, 1913. С. 5.].

50 Эта лекция была издана в 1912 г. в Петербурге.

51 Бернов В.А. Указ. соч. С. 3.

52 По данным самого В.А. Бернова, его выступления посетило в общей сложности более 7 тысяч человек [Бернов В.А. Указ. соч. С. 48.], а если верить сведениям из «Земщины», то более 12 тысяч [Земщина 1912. № 933.].

53 Там же.

54 Бернов В.А. Указ. соч. С. 41.

55 Там же. С. 48.

56 Земщина. 1912. № 933.

57 ГАВО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 962. Л. 958.

58 Там же. Л. 954.

59 Там же.

60 Бернов В.А. Указ. соч. С. 48.

61 Земщина. 1912. № 933.

62 ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1912. Д. 75. Ч. 73. Л. 10.

63 Там же. Л. 6.

64 Там же. Л. 3.

65 Там же. Л. 4.

66 Там же. Д. 75-3. Л. 1.

67 Бернов В.А. Указ. соч. С. 47.

68 Живое слово. 1911. № 55.

69 Каталог изданий, посвященных 50-летию отмены крепостного права. СПб., 1911.

70 Там же. 1911. № 28.

71 П.Н. Апраксин - один из учредителей Русского собрания, бывший в 1907 – 1912 гг. Воронежским вице-губернатором, принимал участие в деятельности воронежских правых.

72 Живое слово. 1911. № 39.

73 Там же.

74 Бернов В.А. Указ. соч.

75 Правые партии… Т. 2. С. 45.

76 Там же. С. 8.

77 Там же. С. 12.

78 Там же. С. 48. Насколько нам известно, этот памятник так и не был открыт.

79 Живое слово. 1911. № 20.

80 Бернов В.А. Указ. соч. С. 12.

81 Там же. С. 5.

82 Живое слово. 1911. № 65. Позднее П.И. Ковалевский издал ряд работ посвященных этой проблеме: см., например: Ковалевский П.И. Русский национализм и национальное воспитание в России. СПб., 1912.; Психология русской нации. Пг., 1915. и др.

83 Бернов В.А. Указ. соч. С. 49.

84 Там же.





Похожие:

В. Ю. Рылов iconРылов владимир Яковлевич капитан на судах Мурманского тралового флота. В 1970-е годы возглавлял экипажи ппр «Ван-Дейк»
Рылов владимир Яковлевич капитан на судах Мурманского тралового флота. В 1970-е годы возглавлял экипажи ппр «Ван-Дейк», «Зеленоборск»....
В. Ю. Рылов iconРылов В. А. (Воронеж) Судьбы лидеров и рядовых участников правого движения после февраля 1917 г в Воронежской губернии
Судьбы лидеров и рядовых участников правого движения после февраля 1917 г в Воронежской губернии
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов