Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 icon

Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917



НазваниеОтъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917
страница1/23
Дата конвертации27.08.2012
Размер5.7 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

[необходимо добавить новый шрифт Royal Times New Roman через ПАНЕЛЬ УПРАВЛЕНИЯ\ШРИФТ]


Генералъ Л.И. Спиридовичъ.

История большевизма въ Россiи

ОТЪ ВОЗНИКНОВЕНIЯ ДО ЗАХВАТА ВЛАСТИ 1883—1903—1917

съ приложенiемъ документовъ и портретовъ.

Парижъ. 1922

Toils droits reserves. Перепечатка и переводъ воспрещаются.

Тип. “Франко-Русская Печать”, 216, Bd Raspail, Paris.

 

I.

Группа Освобожденiя Труда”. — Благоевская группа. — Марксистскiе кружки самообразованiя. — Кружковщина. — Агитацiя. — Ростъ организацiй. — Первый Съѣздъ. — Образованiе Россiйской Соцiалъ-Демократической Рабочей Партiи. — Партiйный манифесть.

Неудачи, постигшiя революцiонныя организацiи въ перiодъ 70-хъ и въ началѣ 80-хъ годовъ въ дѣлѣ совершенiя государственнаго и соцiальнаго переворота, побудили нѣкоторыхъ старыхъ революцiонеровъ обратиться къ изученiю причинъ этихъ неудачъ и заставили ихъ искать новыхъ и болѣе вѣрныхъ путей, силъ и средствъ къ достиженiю намѣченной цѣли.

Внимательной разработкой этого вопроса занялась и группа “чернопередѣльцевъ”, эмигрировавшихъ за-границу въ началѣ 1880 года во главѣ съ Плехановымъ. Разбираясь въ неудачахъ революцiонной работы въ Pocciи, съ одной стороны, и видя большой успѣхъ за-границей соцiалъ-демократическаго движенiя, съ другой, чернопередѣльцы стали изучать тeopiю и практику этого послѣдняго и вскорѣ сами перешли въ ряды соцiалъ-демократiи.

Сдѣлавшись соцiалъ-демократами, они находили уже несостоятельными какъ самую теорiю русскаго народничества, такъ и обоснованную на ней революцiонную работу и приходили къ выводу, что единственной силой, которая можеть добиться въ Россiи политическаго и соцiальнаго переворота, является быстро нарождающiйся подъ влiянiемъ развивающейся промышленности рабочiй классъ, организованный и дѣйствующiй согласно принциповъ международной соцiалъ-демократiи.

Рѣшивъ идти по этому новому для Pocciи революцiонному пути, бывшiе чернопередѣльцы Г. Плехановъ, П. Аксельродъ, В. Засуличъ, В. Игнатовъ и Л. Дейчъ, образовали въ 1883 году въ Швейцарiи “Группу Освобожденiя Труда”, которая поставилa себѣ цѣлью пропаганду соцiалъ-демократическихъ идей въ Россiи, и въ этихъ видахъ приступила къ изданiю ряда сочиненiй подъ общимъ названiемъ: “Библiотека современнаго соцiализма”. *) **)

*) До официального выступленiя группы, вошедшими затѣмъ въ нее членами, были изданы подъ фирмой “Соцiально-Революцiонной Библiотеки”: К. Марксъ и Ф. Энгельсъ — “Манифестъ коммунистической партiи” (1882 г.); К.Марксъ — “Наемный трудъ и Капиталь” (1883 г.).


**) Лица, положившiя въ 1883 году основанiе соцiалъ-демократическому движенiю въ Россiи, уже имѣли къ тому времени громкое революцiонное прошлое, а именно:

ПЛЕХАНОВЪ, Георгiй Валентиновичъ, родился въ 1850 году, православный, изъ дворянъ Тамбовской губернiи, воспитывался въ Воронежской военной гимназiи, по окончанiи которой постунилъ въ Константиновское военное училище, а въ 1874 году въ Горный Институтъ, откуда былъ исключенъ со 2 курса.

Въ 1876 году Плехановъ уже принималъ дЬятельное участiе въ революцiонной организацiи такъ называемыхъ “Троглодитовъ”, изъ которой въ 1878 году образовалась соцiалистическая партiя “Земля и Воля”. Въ этой партiи онъ былъ однимъ изъ редакторовъ ея центральнаго органа, называвшагося тѣмъ же именемъ. Въ 1876 г. Плехановъ прiобрѣлъ широкую известность какь иницiаторъ и главный участникъ демонстрацiи, состоявшейся 6 Декабря того года въ С. Петербургѣ, противъ Казанскаго собора. Это была первая въ Pocciи, устроенная соцiалистами уличная демонстрацiя, во время которой, правда лишь несколько мгновенiй, но былъ выкинутъ красный флагъ.

Въ Августѣ 1879 года организацiя “Земля и Воля”, вслѣдствiе тактическихъ и программныхъ разногласiй, раскололась на двѣ партiи: “Народная Воля” и “Черный Передѣлъ”. Ставя цѣлью своей деятельности установленiе въ Россiи соцiалистическаго строя и соответствующаго ему образа правленiя, партiя “Черный Передѣлъ” на первую очередь выдвигала пропаганду соцiали-стическихъ идей въ крестьянствѣ и среди городскихъ рабочихъ. Достигнувъ соцiалистическаго развитiя, народъ, по мнѣнiю “Чернопередѣльцевъ”, уже самъ долженъ былъ произвести соцiальный перевороть и установить угодный ему образъ правленiя. Основателемъ этой партiи явился Плехановъ. Онъ былъ и ея главнымъ руководителемъ и редакторомъ ея газетъ “Черный Передѣлъ” и “Зерно”.

Партiя “Черный Передѣлъ” успѣха не имѣла и вскорѣ прекратила свое существованiе отчасти вслѣдствiе арестовъ партiйныхъ работниковъ, а главное вслѣдствiе потери Вѣры въ революцiонныхъ кружкахъ въ эту старую народническую программу.

Какъ видно изъ текста, Плехановъ явился позднѣе однимъ изъ основателей “Россiйской Соцiалъ-Демократической Рабочей Партiи”, въ которой былъ лидеромъ фракцiи “меньшевиковъ”.

Послѣ захвата большевиками власти въ Россiи въ 1917 году, Плехановъ былъ однимъ изъ самыхъ горячихъ ихъ противниковъ до самой своей смерти.

Умеръ Плехановъ въ С. Петербургѣ, въ 1918 году, оставивъ послѣ себя жену Розалiю Марковну, урожденную Боградъ.

АКСЕЛЬРОДЪ, Павелъ Борисовичъ, уроженецъ Могилевской губернiи, еврей. Окончивъ гимназiю слушалъ лекцiи въ Meдико-Хирургической академiи, но курса не окончилъ.

Въ 1873 году Аксельродъ состоялъ въ Кiевскомъ кружкѣ “Чайковцевъ”, который занимался пропагандой соцiалистическихъ идей среди молодежи и осенью слѣдующаго года былъ арестованъ за революцiонной работой въ одной изъ деревень Могилевской, губернiи.

Будучи привлеченъ къ дознанiю по дѣлу о революцiонной организацiи въ Юго-Западномъ краѣ, Аксельродъ сумѣлъ избѣжать грозившихъ ему непрiятностей скрывшись за-границу.

Занимаясь за-границей литературнымъ трудомъ, Аксельродъ, въ 1878 г., сотрудничалъ въ издававшемся въ Женевѣ журналѣ “Община”, а въ слѣдующемъ году въ органахъ партiи “Черный Передѣлъ”.

ЗАСУЛИЧЪ, Bѣpa Ивановна, родилась въ 1852 году, дочь капитана, православная.

Еще 16 лѣтъ Засуличъ уже была арестована по Нечаевскому дѣлу и провела два года въ тюрьмѣ, пoслѣ чего была выслана подъ надзоръ полицiи въ центральную Pocciю.

За этотъ перiодъ Засуличъ вошла въ кiевскую революцiонную организацiю “бунтарей” и вскорѣ npioбрѣлa большую известность благодаря покушенiю на С. Петербургскаго Градоначальника генерала Трепова.

Въ 1юлѣ 1877 года въ одной изъ Петербургскихъ тюремъ по приказанию Трепова былъ подвергнуть тѣлесному наказанию соцiалистъ Емельяновъ (“Боголюбовъ”), осужденный на каторж-ныя работы. Это наказанiе очень взволновало общественные круги, а двѣ революцонныя организацiи, въ одну изъ которыхъ входила Засуличъ, въ видѣ протеста и мести рѣшили убить Трепова.

24 Января 1878 года Засуличъ явилась на прiемъ къ градоначальнику подъ вымышленнымъ именемъ и, когда генералъ принялъ отъ нея прошенiе, выстрѣлила въ него изъ револьвера, послѣ чего была арестована.

Общественное мнѣнiе широкихъ круговъ было на cтoрoнѣ Засуличъ. Ее называли “русской Шарлотой Корде”. Судъ присяжныхъ оправдалъ Засуличъ; правительство распорядилось вновь арестовать ее, но она скрылась. Хотя кассацiонный департаментъ сената и отмѣнилъ приговоръ суда, постановивъ пересмотръ дѣла, послѣднiй однако не состоялся, такъ какъ Засуличъ уже была за-границей.

Самый судъ и всѣ послѣдовавшiя за нимъ обстоятельства еще болѣе увеличили популярность Вѣры Засуличъ, сделавшейся тогда въ полномъ смыслѣ слова знаменитостью.

ДЕЙЧЪ, Левъ Григорьевичъ, еврей, уроженецъ Подольской губернiи, въ 1875 году поступилъ вольноопредѣляющимся въ одинъ изъ стоявшихъ въ Kieвѣ пѣхотныхъ полковъ, гдѣ въ слѣующемъ году былъ отданъ подъ судъ за самовольную отлучку и оскорбление словами офицера. Грозившее Дейчу тяжкое наказанiе побудило его бѣжать съ гауптвахты. Онъ сдѣлался “дезертиромъ” и сталъ жить по фальшивому документу.

Въ томъ же 1876 году Дейчъ вошелъ въ Кiевскiй кружокъ “бунтарей” и участвовалъ въ покушенiи на нѣкоего Гориновича, который выдавалъ товарищей на дознанiи въ 1874 году, а потомъ съ цѣлью шпiонажа вновь поступилъ въ революцiонную организацiю. Въ Маѣ мѣсяцѣ, въ Одессѣ, Дейчъ и его товарищи напали на Гориновича, нанесли ему ножемъ нѣсколько ранъ, а Дейчъ облилъ ему лицо сѣрной кислотой.

Послѣ этого покушенiя Дейчъ принялъ участiе въ организацiи крестьянскаго вооруженнаго возстанiя въ Чигиринскомъ уѣздѣ Кiевской губернiи, во главѣ какового предпрiятiя стоялъ его другъ Стефановичъ.

Они организовали такъ называемую “Тайную дружину” изъ крестьянъ, отпечатали подложный царскiй манифестъ или “Высочайшую Тайную Грамоту” съ призывомъ къ бунту, но предпрiятiя своего до конца не довели, такъ какъ были арестованы. Будучи заключенъ въ Кiевскую тюрьму, Дейчъ, въ 1878 году, съ нѣсколькими товарищами, совершилъ оттуда фантастическiй второй побѣгъ и скрылся отъ преслѣдованiя властей заграницу.

Въ 1884 г., какъ указано въ текстѣ, Дейчъ былъ арестованъ въ Германiи, выданъ русскому правительству, преданъ суду и сосланъ на каторжныя работы.

Въ 1899 г., находясь уже на положенiи поселенца въ Забайкальской области, Дейчъ служилъ въ одномъ изъ государственныхъ учрежденiй города Благовещенска, откуда совершилъ свой третiй побѣгъ, пробрался за-границу и тамъ вошелъ въ Россiйскую Соц. Дем. Рабочую Партiю.

Какъ видно изъ текста, въ 1905 году, въ концѣ Октября, Дейчъ подъ вымышленной фамилiей вернулся въ Петербургъ, но въ началѣ слѣдующаго года былъ арестованъ по дѣлу 2-го Совѣта Рабочихъ Депутатовъ и въ Августѣ сосланъ въ Сибирь. Съ пути Дейчъ бѣжалъ въ четвертый разъ и вновь успѣшно проѣхалъ за границу.

Задача изданiй группы по заявленiю ея руководителей сводилась:

“1) Къ распространенiю идей научнаго соцiализма путемъ перевода на руссий языкъ важнѣйшихъ произведенiй школы Маркса и Энгельса и оригинальныхъ сочиненiй, имѣющихъ въ виду читателей различныхъ степеней подготовки”.

“2) Къ критикѣ господствующихъ въ средѣ нашихъ революцiонеровъ ученiи и разработкѣ важнѣйшихъ вопросовъ русской общественной жизни съ точки зрѣнiя научнаго соцiализма и интересовъ трудящагося населенiя Россiи”.

Въ томъ же году группа издала первую соцiалъ-демократическую книжку — “Соцiализмъ и политическая борьба” — Плеханова, въ которой авторъ, исходя изъ принциповъ научнаго соцiализма, далъ критику “народнической” и “народовольческой” — программъ. Онъ опровергнулъ взгляды народниковъ на несовмѣстимость борьбы политической съ борьбой за соцiализмъ; доказалъ ошибочность взгляда народовольцевъ на то, что добившись захвата политической власти, они могуть произвести соцiальную революцiю, хотя бы массы и не были къ тому подготовлены; изложилъ теорiю совместимости борьбы политической съ борьбою за соцiализмъ и намѣтилъ современныя задачи русскихъ соцiалистовъ.

“Единственной нефантастической задачей русскихъ соцiалистовъ, писалъ Плехановъ, можеть быть теперь только завоеванiе свободныхъ учрежденiй,съ одной стороны, и выработка элементовъ для образованiя будущей рабочей соцiалистической партiй въ Россiи — съ другой. Они должны выставить требованiе демократической конституцiи, которая дала бы рабочимъ, путемъ всеобщаго избирателънаго права, возможность участiя въ политической жизни страны”...

“Такимъ образомъ, борьба за политическую свободу, съ одной стороны, и подготовка рабочаго класса къ его будущей самостоятельной и наступательной роли, съ другой — такова, по нашему мнѣнiю, “постановка партiйныхъ задачъ”, единственно возможная въ настоящее время”...

“Современное положенiе буржуазныхъ обществъ и влiянiе международныхъ отношенiй на соцiальное развитiе каждой цивилизованной страны дають право надѣяться, что соцiальное освобожденiе русскаго рабочаго класса послѣдуетъ очень скоро за паденiемъ абсолютизма”...

“Нужно только, чтобы русскiе революцiонеры, въ свою очередь, не “слишкомъ поздно” начали дѣло подготовки рабочаго класса, дѣло, теперь уже ставшее вполнѣ современнымъ и насущнымъ” *).

*) “Соцiализмъ и политическая борьба”. Г. Плехановъ.

Въ слѣдующемъ году группа издала “Развитiе научнаго соцiализма” — Энгельса и вторую брошюру Плеханова — “Наши разногласiя”, въ которой авторъ обстоятельно разобралъ вопросы о капитализмѣ и общинѣ въ Россiи. Народники искренно вѣрили и доказывали другимъ, что устои русской экономической жизни столь самобытны, что развитiе капитализма въ Россiи вообще невозможно; ему помѣшаеть наличность въ Россiи “крестьянской общины”, которая поможетъ Pocciи перейти къ соцiализму непосредственно, минуя стадiю “капитализма”.

Этотъ взглядъ народниковъ на роль капитализма и общины въ Россiи и раскритиковалъ Плехановъ въ своей брошюрѣ. Онъ опровергнулъ ихъ утвержденiя о томъ, что капитализмъ не будетъ имѣть будущаго въ Россiи, и доказывалъ, что не только ближайшее будущее, но и настоящее принадлежитъ у насъ капитализму; относительно же общины утверждала что она не можеть помѣшать росту капитализма, ибо сама въ себѣ несетъ разложенiе подъ влiянiемъ этого послѣдняго.

Въ итогѣ своей критики народничества авторъ высказалъ слѣдующiя положенiя:

“1) Коммунистическая революция рабочаго класса ни коимъ образомъ не можетъ вырости изъ того мѣшанско-крестьянскаго соцiализма, проповѣдпиками котораго являются въ настоящее время почти всѣ наши революцiонеры”.

“2) По внутреннему характеру своей организацiи, сельская община прежде всего стремится уступить мѣсто буржуазнымъ, а не коммунистическимъ формамъ общежитiя”.

“З) При переходѣ къ этимъ послѣднимъ, ей предстоить не активная, а пассивная роль; она не въ состоянiи двинуть Россiю на путь коммунизма; она можеть только менѣе сопротивляться такому движенiю, чѣмъ мелкое подворное землевладѣнiе.

“4) Иницiативу коммунистическаго движенiя можеть взять на себя лишь рабочiй классъ нашихъ промышленныхъ центровъ,

“5) Классъ, освобожденiе котораго можетъ быть достигнуто только путемъ его собственныхъ сознательныхъ усилiй”.

“Разъ понявши эти простыя истины, русскiе соцiалисты изъ привиллегированной среды оставятъ всякiе помыслы о захватѣ власти, предоставляя его нашей рабочей соцiалистической партiи будущаго. Ихъ усилiя направятся тогда лишь къ созданiю такой партiи и къ устраненiю всѣхъ условiй, неблагопрiятныхъ для ея роста и развитiя”*).

*) “Наши разногласiя”. Плехановъ.

Вслѣдъ затѣмъ появились: “Программа соцiалъ-демократической группы Освобожденiя Труда” и брошюра Аксельрода — “Рабочее Движенiе и соцiалъ-демократiя” съ приложенiемъ cтатьи: “Объ изданiи рабочей библiотеки”.

Такъ начала свою пропагандистскую дѣятельность Группа Освобожденiя Труда среди интеллигенцiи и рабочихъ, но встрѣчена была въ этой работЬ враждебно и успѣха почти не имѣла. Bсѣ симпатiи революцiонной интеллигенцiи были еще на сторонѣ “Народной Воли” и ея “героевъ”, хотя та организацiя уже и была разбита правительствомъ, и хотя нецѣлесообразность и безполезность для революцiоннаго дѣла ея тактики была доказана самою жизнью — русское самодержавiе оставалось непоколебимымъ, несмотря даже на ужасную, мученическую кончину Царя-Освободителя. Мѣшали молодымъ соцiалъ-демократамъ и другiя независящiя отъ нихъ обстоятельства.

Въ 1884 году былъ арестованъ съ транспортомъ нелегальной литературы Дейчъ, завѣдывавшiй всѣмъ дѣломъ водворенiя ея въ Pocciю. Съ его арестомъ порвалась главнѣйшая связь съ Россiей. Группа была какъ бы изолирована отъ Россiи и поневолѣ должна была обратить всѣ свои усилiя на пропаганду среди проживавшей за границей русской молодежи, въ рядахъ которой и стала вербовать себѣ сторонниковъ, которые по возвращенiи въ Pocciю могли бы выступить тамъ уже въ роли самостоятельныхъ пропагандистовъ и агитаторовъ.

__________

Въ 1885 году группа издала “Проектъ программы русскихъ соцiалъ-демократовъ”, въ которомъ формулировала слѣдующiя положенiя.

“Русскiе соцiалъ-демократы, подобно соцiалъ-демократамъ другихъ странъ, стремятся къ полному освобожденiю труда отъ гнета капитала. Такое освобожденiе можеть быть достигнуто путемъ перехода въ общественную собственность всѣхъ средствъ и предметовъ производства, перехода, который повлечетъ за собою, А) устраненiе современнаго товарнаго производства (т.е. купли и продажи продуктовъ на рынкѣ) и Б) замѣну его новой системой общественнаго производства по заранѣе составленному плану...”

Эта коммунистическая революцiя вызоветь коренныя измѣненiя общественныхъ и международныхъ отношенiй; она будеть носить международный характеръ, и успѣхъ ея требуетъ международной солидарности рабочихъ.

“Но такъ какъ освобожденiе рабочихъ должно быть дѣломъ самихъ рабочихъ, т. к. интересы труда въ общемъ дiаметрально противоположны интересамъ эксплуататоровъ, и т.к. поэтому высшiе классы всегда будутъ препятствовать указанному переустройству общественныхъ отношенiй, то неизбѣжнымъ предварительнымъ его условiемъ является захватъ рабочимъ классомъ политической власти въ каждой изъ соотвътствующихъ странъ. Только это временное господство рабочаго класса можеть парализовать усилiя контръ-революцiонеровъ и положить конецъ существованiю классовъ и ихъ борьбѣ”.

Эта политическая задача вносить разнообразiе въ программы соцiалъ-демократовъ разныхъ странъ, ввиду того, что общественныя условiя ихъ различны.

Въ Pocciи система натуральнаго хозяйства уступаетъ нынѣ мѣсто товарному производству; общественныя формы крестьянскаго землевладѣнiя разлагаются, община, связывая своихъ членовъ, крестьянъ, только со своими интересами, препятствуеть ихъ политическому и умственному развитiю.

Крестьянство не поддерживаетъ революцiоннаго движенiя, а поэтому и интеллигенцiя, не встрѣчая въ немъ поддержки, безсильна что либо сдѣлать.

И дѣло было бы совсѣмъ безнадежно, если бы развитiе капитализма и разложенiе общины не вели къ нарожденiю новаго для Pocciи класса — промышленнаго пролетарiата.

“Въ лицѣ этого класса народъ нашь впервые попадаетъ въ экономическiя условiя, общiя всѣмъ цивилизованнымъ народамъ, а потому только чрезъ посредство этого класса онъ можеть принять участiе въ передовыхъ стремленiяхъ цивилизованнаго человѣчества. На этомъ основанiи русскiе соцiалъ-демократы считаютъ первой и главнѣйшей своей обязанностью образованie революцiонной рабочей партiи”.

Но развитию партiи мѣшаеть самодержавiе, а, потому низверженiе его есть первая политическая задача для рабочихъ кружковъ, которые являются зачатками партiи.

“Главнымъ средствомъ политической борьбы рабочихъ кружковъ противъ абсолютизма русскiе соцiалъ-демократы считаютъ агитацiю въ средѣ рабочаго класса и дальнѣйшее распространенiе въ ней соцiалистическихъ идей и революцiонныхъ организацiй. Тѣсно связанныя между собою въ одно стройное цѣлое, организацiи эти, не довольствуясь частными столкновенiями съ правительствомъ, не замедлять перейти, въ удобный моментъ, кь общему на него нападенiю, причемъ не остановятся и передъ такъ называемыми террористическими дѣйствiями, если это окажется нужнымъ въ внтересахъ борьбы”.

Цѣль борьбы съ абсолготизмомъ — завоеванiе демократической конституцiи. Ближайшiя же экономическiя требованiя партiи слѣдующiя: пересмотръ условiй выкупа земли и надѣленiя ею крестьянъ, право выхода изъ общины, установленiе прогрессивнаго налога, законодательная регулировка отношенiй рабочихъ съ работодателями, организацiя инспекцiи съ представителъствомъ оть рабочихъ, государственная помощь производительнымъ ассоцiацiямъ всѣхъ отраслей труда.

Изложенныя требованiя одинаково благопрiятны какъ промышленнымъ рабочимъ, такъ и крестьянамъ, а потому, добиваясь ихъ, рабочая партiя сблизится съ крестьянствомъ. Появленiе среди него агитаторовъ — соцiалъ-демократовъ измѣнитъ судьбу общины, такъ какъ, благодаря ихъ пропагандѣ и агитацiи, создастся сила, которая положить конецъ капитализму. “Такою силою явится рабочая партiя и увлеченная бѣднѣйшая часть крестьянства” *).

*) Проекть программы русскихъ соцiалъ-демократовъ 1885 года; Куклинъ: “Итоги Революцiоннаго Движенiя въ Россiи за 40 лѣтъ”.

Таково содержанiе этой первой предложенной русской интеллигенцiи программы соцiалъ-демократiи.

Осенью 1888 года группа положила основанiе “Русскому Соцiалъ-Демократическому Союзу” и подъ этой фирмой начала издавать рядъ брошюръ и литературно-политическое обозрѣнiе “Соцiалъ-Демократъ” *),

*) Было издано четыре книги. № 1—1888 г.; №№ 2 и 3—1890 г. и ; № 4—1892 года.

“въ которомъ развивались взгляды соцiалъ-демократiи на разные вопросы общественной жизни, освѣщались съ ея же точки зрѣнiя событiя въ Россiи, давались очерки о рабочемъ движенiи на западѣ. Въ нихъ же В. Засуличъ въ рядѣ статей дала, по отзыву Рязанова, “лучшую критику террора, которая только имѣется въ нашей соцiалъ-демократической литературѣ” **).

**) Рязановъ: “Группа Освобожденiя Труда”.

Въ 1889 году группа считаетъ успѣхъ соцiалъ-демократiи въ Россiи настолько обезпеченнымъ, что посылаеть Плеханова делегатомъ на международный соцiалистическiй конгрессъ въ Парижѣ, и тоть въ своей рѣчи заявляетъ конгрессу:

“Задача нашей революцiонной интеллигенцiи сводится, по мнѣнiю русскихъ соцiалъ-демократовъ, къ слѣдующему: она должна усвоить взгляды современнаго научнаго соцiализма, распространить ихъ въ рабочей средѣ и съ помощью рабочихь взять твердыню самодержавiя Революцюцiонное движенiе въ Росciи можеть восторжествовать только какъ революцiонное движенie рабочихъ. Другого выхода у насъ нѣть и быть не можеть” ***).

***) Дальнѣйшая хроника “Группы Освобожденiя Труда” такова. Въ 1895 году, за границей, по иницiативѣ группы, возникъ “Союзъ Русскихъ Соцiалъ-Демократовъ”, деятельность котораго главнымъ образомъ заключалась въ изданiи соцiалъ-демократической литературы. Съ 1896 по 99 годъ Союзъ выпустилъ 6 номеровъ журнала “Работникъ” и 10 номеровъ “Листка Работника”, редакцiя которыхь лежала на “Группѣ Освобожденiя Труда”. Въ Ноябрѣ 1898 года состоялся съѣздъ Союза Русскихъ Соцiалъ-Демократовъ, на которомъ “Группа Освобожденiя Труда” отказалась отъ редактированiя изданiя Союза, съ большинствомъ котораго она не сходилась въ оцѣнкѣ очередныхъ задачъ революцiоннаго дѣла въ Россiи, послѣ чего въ Союзъ было постановлено “Листокъ Работника” превратить въ журналъ “Рабочее Дѣло”, который по Февраль 1902 года былъ изданъ въ числѣ 12 номеровъ, и кромѣ того издано было 8 номеровъ “Листка Рабочаго Дѣла”. Въ Апрѣлѣ 1900 года состоялся второй съѣздъ Союза, на которомъ произошелъ расколъ: Группа Освобожденiя Труда и часть другихъ, примыкавшихъ къ ней членовъ Союза оставили съѣздъ и въ Маѣ 1900 года образовали “Революцiонную Организацiю Соцiалъ-Демократовъ”, большинство же членовъ осталось въ Союзѣ.

Независимо оть “Группы Освобожденiя Труда”, въ 1884 году, въ Петербургѣ, болгариномъ Благоевымъ былъ сорганизованъ первый въ Россiи соцiалъ-демократическiй кружокъ, состоявшiй изъ 15-16 студентовъ и студентокъ, 2 инженеръ-архитекторовъ, 1 журналиста и 2 нелегальныхь чернопередѣльцевъ.

Выработавъ программу, въ которой, по словамъ соцiалъ-де-мократа Лядова, чувствуется “полное политическое невѣжество и отсутствiе знакомства съ самыми элементарными положенiями западно-европейскихъ конституцiй и съ требованiями западно-европейской соцiалъ-демократiи”, *)

*) М. Лядовъ, Исторiя Росс. Соц. Дем. Раб. Партiи. ч. I, стр. 48

Въ Iюнѣ 1901 года, по иницiативѣ образовавшейся въ томъ же году группы “Борьба”, состоялась конференцiя Союза, “Революцiонной Организацiи Соцiалъ Демократъ” и вновь народившагося за-граничнаго отдѣла “Искры” и “Зари”, которая выработала проектъ соглашенiя названныхъ группъ и для обсужденiя его постановила созвать съѣздъ, который и состоялся въ Октябрѣ 1901 года. Соглашенiя однако достигнуто не было. Расходясь принципiально съ “Союзомъ”, — представители “Искры”, “Зари”, и революцiонной организацiи “Соцiалъ-Демократъ” покинули съѣздъ и объединились въ “Заграничную Лигу Русской Соцiалъ-Демократiи”, а иницiаторы предыдущей конференцiи выступили какъ особая издательская группа “Борьба”. Послѣ этого лига издавала подъ своей фирмой брошюры и гектографированный бюллетень (по 1902 г. вышло 3 номера) съ краткими извѣстiями изъ Россiи, а Союзъ съ Ноября 1902 года стал издавать журналъ “Красное Знамя” — вышло 3 номера, изъ нихъ послѣднiй въ Январѣ 1903 года.

Въ Августѣ 1903 года согласно постановленiю второго Съѣзда партiи “Союзъ” и “Борьба” прекратили свое существованiе, группа же “Освобожденiя Труда” (какъ и “Искра”) заявила о прекращенiи своего самостоятельнаго существованiя, послЬ чего единственной заграничной организацiей партiи была объявлена “Заграничная Лига Русской Революцiонной Соцiалъ-Демократiи”.

кружокъ съ 1885 года началъ вести пропаганду среди учащейся молодежи и рабочихъ, завязалъ сношенiя чрезъ Благоева съ “Группой Освобожденiя Труда”, принялъ ея программу и началъ, издавать журналъ “Рабочiй” (Органъ партiи русскихъ соцiалъ-демократовъ). Во 2-мъ номерѣ этого журнала было помѣщено письмо Плеханова къ Петербургскимъ рабочимъ кружкамъ, озаглавленное “Современныя задачи русскихъ рабочихъ”, въ которомъ Плехановъ призываетъ рабочихъ бороться ради Освобожденiя отъ экономической эксплуатацiи во имя политической свободы и доказываеть, что эти двѣ цѣли они должны преслѣдовать одновременно, и что могутъ они ихъ достичь только силою.

А такъ какъ сила рабочихъ зависитъ, по его мнѣнiю, оть трехъ условiй — сознательности, сплоченности и отъ тактики, то онъ и призываеть рабочихъ:

“1) развивать сознательность въ средѣ (вашихъ) товарищей, 2) организовать и сплачивать ихъ силы и 3) направлять эти силы на завоеванiе тѣхъ политическихъ правъ, которыя дали бы (вамъ) возможность добиться нѣкоторыхъ экономическихъ реформъ уже въ “настоящее время, а главное, облегчить бы (вамъ вашу) “окончательную побѣду въ будущемъ”.

Въ томъ же году Благоевъ былъ арестованъ и высланъ изъ Pocciи, въ Январѣ 1886 года были арестованы главнѣйшiе дѣятели кружка и взята ихъ типографiя, а въ 87 году были арестованы и высланы изъ Петербурга и прочiе уцѣлѣвшiе отъ первыхъ проваловъ члены организацiи, послѣ чего кружокъ и кончилъ свое существованiе.

Но начатое Благоевской организацiей и “Группой Освобожденiя Труда” соцiалъ-демократическое движенiе не прекратилось. Вновь возникаютъ, проваливаются и снова сорганизовываются кружки въ С.-Петербургѣ. Медленно, но настойчиво проникаетъ пропаганда марксистскихъ идей въ разные пункты Россiи, разносимая или возвращавшеюся изъ за границы распропагандированною молодежью и высылавшимися изъ Петербурга соцiалъ-демократами, или путемъ соцiалъ-демократической литературы.

Къ концу 80 годовъ, помимо Петербурга, марксистскiе кружки существовали уже въ Москвѣ, Кiевѣ, Казани, Ростовѣ на Дону, Самарѣ, Саратовѣ, Тулѣ, Минскѣ, Вильнѣ, Харьковѣ, Екатеринославѣ, Одессѣ и нѣкоторыхъ другихъ городахъ.

Эти кружки, состоявшiе преимущественно изъ интеллигентной молодежи и поднадзорныхъ, изучали политическую экономiю, экономическую исторiю Россiи и занимались разборомъ и критикой народническихъ теорiй, развивая въ противовѣсъ имъ идеи научнаго соцiализма и соцiалъ-демократiи.

Желанiе усвоить новую отрасль познанiй выдвигало задачу расширить умственный кругозоръ вообще и прiобрѣсти серьезныя свѣдѣнiя по Исторiи Запада и Россiи. Труды Маркса, Энгельса, Каутскаго, Либкнехта, Бебеля, Лафарга, Геда — сдѣлались модными книгами у тѣхъ, кто владѣлъ иностранными языками; русскiя изслѣдованiя Эрисмана, Янжула, Погожева — служили подспорьемъ для изученiя русской фабричной и заводской промышленности.

Шла горячая работа по самообразованiю, но только по самообразованiю одностороннему — соцiалъ-демократическому. Вырабатывался типъ развитого, съ большимъ запасомъ одностороннихъ научныхъ знанiй интеллигента соцiалъ-демократа. Попутно интеллигенты пытались уже и заводить знакомства съ отдѣльными болѣе развитыми рабочими съ цѣлью веденiя въ ихъ средѣ пропаганды.

Такъ, въ Кiевѣ, въ 1888 году, прiѣхавшiй изъ Минска докторъ Абрамовичъ, поступивъ слесаремъ въ желѣзнодорожныя мастерскiя, сорганизовалъ сообща съ однимъ ссыльнымъ до 30 рабочихъ и тѣмъ положилъ начало соцiалъ-демократическому движенiю въ названномъ городѣ.

Народническiе кружки встрѣтили враждебно новое теченiе, и между ними и новаторами-марксистами началась идейная борьба, нашедшая свое выраженiе въ горячихъ спорахъ на вечеринкахъ, сходкахъ и собранiяхъ (особенно въ Петербургѣ), а также и на страницахъ легальной прессы.

Постигшiй нѣкоторыя губернiи Россiи въ 1891 — 92 году голодъ далъ новый толчекъ начавшемуся соцiалъ-демократическому движенiю и обострилъ борьбу соцiалъ-демократiи съ народниками. Подъ влiянiемъ условiй, создавшихся, благодаря голоду, среди народнической интеллигенцiи началось какъ бы новое движенiе “въ народъ”. Одна часть народниковъ развивала взглядъ о необходимости помочь голодающему крестьянству, сдѣлать его грамотнымъ и затѣмъ начать его революцiонизировать, другая же стояла за то, чтобы, воспользовавшись голодомъ, поднять крестьянство на возстанiе въ цѣляхъ государственнаго переворота.

Марксисты не соглашались ни съ однимъ изъ этихъ взглядовъ и считали ихъ ошибочными.

“Филантропiя вещь хорошая, — говорили они своимъ противникамъ, — но только въ томъ случаѣ, если она дѣйствительно помогаеть страждущему, а не является однимъ самоутѣшенiемъ, успокоенiемъ собственной совѣсти... Идите въ народъ, дѣлайтесь учителями, фельдшерами, докторами, агрономами, но не облекайте свою службу ореоломъ геройства, мученичества, подвижничества... Крестьяпскiя массы только тогда сознательно пойдутъ на революцiю, когда они ясно увидятъ связь между государственнымъ строемъ и своимъ экономическимъ положенiемъ. Идите и выясняйте эту связь и вы приблизите моментъ революцiи; одними призывами къ возстанiю вы ничего не сдѣлаете... Мы — говорили марксисты — не идемъ сейчасъ кь крестьянству потому, что у насъ въ настоящее время еще слишкомъ мало силъ и мы хотимъ употребить ихъ какъ можно производительнѣе. Поэтому мы посвящаемъ всю нашу энергiю городскому пролетарiату, который по своимъ условiямъ является болѣе воспрiимчивой почвой для нашихъ идей и который несомнѣнно долженъ явиться авангардомъ революцiи” *).*) М. Лядовъ ч. I, стр. 56, 59.

И молодые соцiалъ—демократы cъ удвоенной энергiей принялись за революцiонную работу. Усилилась пропаганда среди интеллигенцiи, особенно среди учащейся молодежи, стали образовываться группы для переводовъ съ нѣмецкаго языка необходимой литературы, устраивались библiотеки книгъ тенденцiознаго содержанiя, распространялась попадавшая изъ-за границы нелегальная литература, сочинялись брошюры, пригодныя для обращенiя среди рабочихъ.

Занимавшiеся до сихъ поръ почти исключительно самообра-зованiемъ марксисты бросились теперь выискивать подходящихъ для нихъ, смышленныхъ фабрично-заводскихъ и ремесленныхъ рабочихъ, группировали ихъ въ кружки и занимались съ ними съ цѣлью выработки изъ нихъ “сознательныхъ” соцiалъ-демократовъ

Сочиненiя Маркса и Энгельса, создаваемая интеллигентскими кружками рукописная литература, отмѣченныя выше легальныя изданiя по экономикѣ Pocciи, разныя изданiя “Группы Освобожденiя Труда”, корреспонденцiи Голлоса въ “Русскихъ Вѣдомостяхъ” о Западно-Европейскомъ рабочемъ движенiи — служили матерiалами при пропагандѣ; тенценцiозная беллетристика: “Углекопы” — Золя, “Одинъ въ полѣ не воинъ” — Шпильгагена, “Черезъ сто лѣтъ” — Беллами и другiя служили подспорьемъ для выработки у рабочихъ классового самосознанiя и соцiалистическихъ взглядовъ.

Распропагандированные рабочiе первыхъ кружковъ, или такъ называемые “передовые рабочiе”, подбирали по заводамъ и фабрикамъ подходящихъ рабочихъ, и образовывали изъ нихъ кружки второй степени и начинали пропаганду среди нихъ. Такъ перешли марксисты отъ самообразованiя къ пропагандѣ среди рабочихъ, которая и стала распространяться по фабрикамъ и заводамъ большихъ промышленныхъ центровъ, а изъ нихъ проникала уже и въ менѣе значительные, провинцiальные пункты.

Этотъ перiодъ работы соцiалъ-демократовъ извѣстенъ подъ именемъ “кружковщины” и продолжался онъ въ среднемъ лишь до 1894 года. То былъ перiодъ подготовительной работы соцiалъ-демократiи, перiодъ выработки пропагандистовъ и агитаторовъ, перiодъ когда соцiалъ-демократiя еще оставалась въ сторонѣ отъ рабочаго движенiя и влiять на него не могла, она лишь готовилась къ тому, чтобы начать руководить имъ.

___________

Увлеченiе кружковщиной продолжалось недолго.

Въ то время, какъ молодые соцiалъ-демократы довольно энергично занимались самообразованiемъ и выработкой соцiалъ-демократовъ изъ отдѣльныхъ городскихъ рабочихъ, русское рабочее движенiе приняло безпокойныя формы.

Неурожай 1891-92 годовъ, подорвавъ благосостоянiе крестьянъ, тѣмъ самымъ лишилъ временно рынокъ главнаго его покупателя, а это повело къ осложненiямъ въ фабричной промышленности.

Начались увольненiя рабочихъ съ фабрикъ и пониженiя расцѣнокъ, что вызвало рабочiе безпорядки, которые, возникнувъ въ 1892 году въ Юзовкѣ и Лодзи, произошли въ слѣдующемъ году въ С.-Петербургѣ, Харьковѣ, Ростовѣ на Дону, а въ 1894 году охватили почти всѣ крупные промышленные центры Россiи.

Это возникшее стихiйно, обусловленное включительно экономическимъ кризисомъ страны, рабочее движенiе обратило на ра-бочiй классъ вниманiе общественныхъ круговъ. Капитализмъ, его развитiе и значенiе для Рocciи дѣлаются предметомъ изученiя легальной печати. Впервые появляются крупные легальные труды марксистовъ, доказывающiе, что для рабочаго движенiя правильный путь развитiя — путь, совершаемый подъ флагомъ марксизма, иными словами, что русское рабочее движенiе должно стать соцiалъ-демократическимъ движенiемъ. *)

*) Въ 1894 г. вьшла книга П. Струве — “Критическiя замѣтки объ экономическомъ развитiи Рoсciи”, а въ 1895 г. книга Плеханова, подъ псевдонимомъ Бельтова: “Къ вопросу о развитiи монистическаго взгляда на исторiю”.

И какъ раньше такъ называемая передовая интеллигенцiя и революцiонная молодежь сильно увлекалась “народничествомъ”, такъ теперь они стали заполнять ряды марксистовъ.

Передъ марксистами-же, занимавшимися “кружковщиной” и видѣвшими проявленiя происходившаго безъ всякого ихъ участiя рабочаго движенiя, сталъ вопросъ — правильно-ли такое положенiе дѣлъ, правильна-ли позицiя, которую они занимаютъ. Отвѣтъ получался отрицательный — нѣтъ неправильно, а это порождало новый вонросъ: что же имъ надо дѣлать, какъ имъ подойти къ рабочему движенiю, какъ овладѣть имъ и направить его согласно видамъ соцiалъ-демократiи.

И соцiалъ-демократы разныхъ пунктовъ отвѣтили на эти вопросы тѣмъ, что пошли въ массу рабочихъ и присоединились къ ихъ борьбѣ съ хозяевами. Пристроившись къ рабочему движенiю, они начали вмешиваться въ недоразумѣнiя рабочихъ съ хозяевами, стали направлять ихъ дѣйствiя, руководить ихъ поведенiемъ при столкновенiяхъ съ хозяевами, и такимъ образомъ отъ пропаганды въ кружкахъ перешли къ агитацiи среди массъ рабочихъ на почвѣ ихъ повседневныхъ нуждъ и требованiй.

Эта новая тактика получила свое теоретическое обоснованiе въ брошюрѣ “Объ агитацiи”, появившейся въ рукописи въ 1894 году въ Вильнѣ**),

**) Брошюра “Объ агитацiи” была отпечатана за границей въ 1896 г. съ предисловiемъ Аксельрода.

которая была составлена на основанiи опыта революцюнной работы соцiалъ-демократовъ работавшихъ въ Вильнѣ и въ Москвѣ.

Основная идея брошюры заключается въ томъ, что политическiя задачи рабочаго движенiя пролетарiатъ можетъ понять лишь въ процессѣ экономической борьбы, почему прежде всего и необходимо вести именно борьбу экономическую.

“Достиженiе политической власти, говорилось въ ней является главной задачей борющагося пролетарiата. Но стать передъ лицомъ рабочаго класса эта задача можетъ лишь тогда, когда экономическая борьба выставитъ передъ нимъ явную невозможность добиться улучшенiя своей участи при данныхъ политическихъ условiяхъ. Только тогда стремленiя пролетарiата столкнутся лицомъ къ лицy съ данными политическими формами, когда потокъ рабочаго движенiя встрѣтится съ политической силой, только тогда настанетъ моментъ перехода классовой борьбы въ фазисъ борьбы сознательно политической...

“Задачей соцiалъ-демократовъ является постоянная агитацiя среди фаоричныхъ рабочихъ на почвѣ существующихъ мелкихъ нуждъ и требованiй. Вызванная такой агитацiей борьба приучить рабочихъ отстаивать свои интересы, подниметъ ихъ мужество, дастъ имъ увѣренность въ своихъ силахъ, сознанiе необходимости единенiя и въ концѣ концовъ поставить передъ ними болѣе важные вопросы, требующiе разрѣшенiя”.

“Подготовленный такимъ образомъ къ болѣе серьезной борьбѣ, рабочiй классъ приступить къ pѣшeнiю своихъ насущныхъ вопросовъ, и агитацiя на почвѣ этихъ вопросовъ должна имѣть цѣлью выработку классоваго самосознанiя; классовая борьба въ этомь болѣе сознательномъ видѣ создастъ почву для политической агитацiи, цѣлью которой будеть измѣненiе существующихъ политическихь условiй въ пользу рабочаго класса”.

Брошюра “Объ агитацiи” имѣла большой успѣхъ въ кружкахъ. Правда, съ точки зрѣнiя революцiонной соцiалъ-демократiи она отдаляла нѣсколько моментъ политической борьбы, ибо ставила на первую очередь борьбу экономическую, но въ этой то борьбѣ она звала соцiалъ-демократiю быть руководителемъ все болѣе и болѣе развивающагося рабочаго движенiя. Уже начавшаяся и до появленiя этой брошюры агитацiя по нѣкоторымъ пунктамъ, какь, напримѣръ, Вильна, Москва, начала примѣняться затѣмъ въ Петербургѣ, Кiевѣ и по другимъ пунктамъ движенiя. Велась она и устно и путемъ прокламацiй, которыя стали появляться съ 1891 года и имѣли большой успѣхъ среди рабочихъ, такъ какъ касались ихъ будничныхъ дѣлъ, ихъ ближайшихъ насущныхъ инте-ресовъ.

Выдающаяся по своимъ размѣрамъ (болѣе 30.000 забастовщиковь) стачка ткачей и прядильниковъ въ 1896 году въ Петербургѣ, стачка, во время которой соцiль-демократы выпустили до 25

видовъ разныхъ прокламаций, и на которыя правительство отозвалось “Правительственнымъ Сообщенiемъ”, въ которомъ констатировало наличность соцiаль-демократовъ въ Россiи и ихь подстрекательскую роль въ стачкѣ, еще болѣе увѣрила рабочихъ и ихъ руководителей въ цѣлесообразности “агитацiи, и имѣла слѣдствiемъ то, что новую тактику признали почти всѣ дѣйствующiе въ Рocciи соцiаль-демократическiе кружки. Однако, перейдя къ “агитацiи”, кружки не отказались совершенно отъ “пропаганды”, они продолжали заниматься ею, но лишь какъ дѣломъ второстепеннымъ, подсобнымъ; и только въ пунктахъ съ неразвитой промышленностью, гдѣ не было почвы для агитацiи, “кружковщина” продолжала существовать, какъ единственная форма соцiалъ-демократическаго движенiя.

_________________

Оживленiе революцiонной дѣятельности соцiалъ-демократовъ и измѣненiе тактики повели къ увеличенiю числа кружковъ, къ образованiю изъ нихъ болѣе сложныхъ организацiй, къ нарожденiю нелегальной перiодической прессы.

Въ 1895 году изь Петербургской соцiалъ-демократической группы возникъ “Союзъ Борьбы за Освобожденiе Рабочаго Класса”, который въ слѣдующемъ году выпустилъ за своею подписью рядъ агитацiонныхъ листковъ. *)

*) Однимъ изъ основателей С.Петербургскаго “Союза Борьбы за Освобождение Рабочаго Класса” — былъ Ульяновъ-“Ленинъ”.

Ульяновъ, Владимиръ Ильичъ, столь извѣстный “Ленинъ”. пользовавшiйся также именами “Ильичь”, “Ильинъ” и “Тулинъ”, родился 10 Апрѣля 1870 г. въ г. Симбирскѣ; происходитъ изъ потомственныхъ дворянъ, вѣроисповѣданiя православнаго.

Отецъ Ульянова — Симбирскiй помѣщикъ, состоялъ на государственной службѣ, занималъ должность директора народныхъ училищь и дошелъ до чина дѣйствительнаго статскаго совѣтника. Мать, Мaрiя Александровна, имѣла имѣнье въ Казанской губернiи. Кромѣ родителей семья Ульянова состояла изъ братьевъ Александра и Димитрiя и сестеръ Мaрiи и Анны.

Ульяновъ воспитывалея въ Симбирской гимназiи, по окончанiи которой, въ 1887 году, поступилъ въ Казанскiй университетъ, откуда былъ исключенъ въ томъ же году за участiе въ студенче-скихъ волненiяхъ, причемъ ему было воспрещено жительство въ Казани и онъ былъ подчиненъ негласному надзору полицiи.

Въ томъ же 1887 году умеръ отецъ Ульянова, а старшiй его братъ Александръ, учившiйся въ С. Петербургскомъ Университетѣ, былъ арестованъ 1-го Марта какъ участникъ покушенiи на Императора Александра III-го, преданъ суду вмѣстѣ съ товарищами по организацiи которая называлась: “Террористическая фракцiя Народной Воли” и казненъ черезъ повѣшенiе.

За время пребыванiя въ Казанскомъ университетѣ Ульяновъ впервые знакомится съ доктриною Карла Маркса.

Въ l89l году онъ поступилъ въ Петербургскiй университетъ, который окончилъ по юридическому факультету, послѣ чего записался помощникомъ присяжнаго повереннаго, но практикой не занимался, а сдѣлался профессiональнымъ революцiонеромъ.

Еще находясь въ Петербургскомъ университетѣ Ульяновъ — Ленинъ уже группируетъ около себя кружки марксистовъ и начинаеть соцiалъ-демократическую пропаганду среди рабочихъ.

Въ 1895 году Ленинъ ѣдетъ за-границу, завязываетъ непосредственныя сношения съ Плехановымъ, старается наладить дѣло водворенiя въ Россiю соцiалъ-демократической литературы, а по возвращенiи въ Петербургъ принимаетъ участiе въ сформированiи C. Петербургскаго Союза Борьбы за Освобожденiе Рабочаго Класса.

Къ этому начальному перiоду революцiонной дѣятельности Ленина относится его первая пропагандистская брошюра “О штрафахъ”, получившая широкое распространенiе въ рабочихъ кружкахъ и переиздававшаяся позже во многихъ провинцiальныхъ партiйныхъ печатняхъ.

Немного позже, въ 1897 г., появилась брошюра “Проблемы русскихъ соцiалъ-демократовъ”, также выдержавшая несколько изданiй.

Уже въ то время Ленинъ былъ непримиримый соцiалъ-демократъ революцiонеръ, рѣзко выступавшiй печатно и на вечеринкахъ какъ противъ народниковъ, такъ и противъ представителей легальнаго марксизма.

“Осенью 1894 года — говорить въ своей цѣнной книгѣ М. Ландау-Алдановъ — Ленинъ читалъ въ Петербургѣ въ нe-большомъ кружкѣ статью, направленную противъ Струве (который присутствовалъ на чтенiи) — “Отраженiя марксизма въ буржуазной литературѣ”. Эта статья уже заключала въ себѣ нѣкоторыя идеи нынѣшняго большевизма. Такъ Ленинъ подчеркивалъ, что во всѣхъ сочиненiяхъ Маркса переходъ отъ нынѣшняго строя къ новому представляется въ формѣ внезап-наго, рѣзкаго паденiя и крушенiя капитализма. Онъ повторяль за Зомбартомъ ту характерную мысль, что “во всемъ марксизмѣ нѣтъ ни одной черты этики” (Lenine par М.A. Landau-Aldanov) р. 25, 26).

Въ 1895 г. появилась работа Ленина — “Экономическая основа народничества и его критика въ книгѣ Струве”, направленная противъ работы послѣдняго — “Критическiя Замѣтки объ экономическомъ развитiи Россiи”.

Въ 1896 году Ленинъ былъ арестованъ, привлеченъ къ дознанiю по дѣлу о “С.-Петербургскихъ кружкахъ соцiалъ-демократовъ” и въ Январѣ 1897 года высланъ административнымъ порядкомъ подъ гласный надзоръ полицiи въ Восточную Сибирь на три года. Жилъ Ленинъ вь ссылкѣ въ с. Сушенскомъ Минусинскаго округа Енисейской губернiи.

По отбытiю срока ссылки, въ Iюлѣ 1900 года, Ленинъ съ разрѣшенiя властей выѣхаль за границу, гдѣ и вошелъ въ составъ Центральнaгo Комитета Россiйской Соцiалъ-Демократической Рабочей Партiи и занялъ въ ней настолько видное положенiе, что уже 19 Сентября 1900 года Департаментъ полицiи оповѣстилъ о Ленинѣ, какъ о выдающемся революцiонерѣ, всѣ пограничные пункты Имперiи особымъ секретнымъ циркуляромъ.

Тотъ же Департаментъ полицiи въ цѣляхъ розыска и ареста Ленина давалъ такое описанiе его наружности.

“Роcтъ 2 арш. 5 1/2 вершковъ, тѣлосложенiе среднее, наружностью производить впечатлѣнiе прiятное, волосы на головѣ и бровяхъ русые, усахъ и бородѣ рыжеватые; глаза кapie, средней величины, голова круглая, средней величины, лобъ высокiй, носъ обыкновенный, лицо круглое, черты правильныя, ротъ умѣренный, подбородокъ круглый, уши средней величины”.

Въ небольшемъ же очеркѣ Куприна — “Моментальная Фотографiя” есть между прочимъ слѣдующiя черты современной наружности Ленина.

“Онъ маленькаго роста, широкоплечъ и сухошавъ. Ни отталкивающаго, ни воинственнаго, ни глубокомысленнаго нѣтъ въ наружности Ленина. Есть скуластость и разрѣзъ глазъ вверхъ... Куполъ черепа обширенъ и высокъ, но далеко не такъ преувеличенно, какъ это выходитъ въ фотографическихъ раккурсахъ.. Ленинъ совсѣмъ лысъ. Но остатки волосъ на вискахъ, а также борода и усы до сихь поръ свидѣтельствуютъ, что въ молодости онъ былъ отчаянно, огненно, краснорыжъ. Руки у него большiя и очень непрiятныя... На глаза его я засмотрѣлся... Отъ природы они узки, кромѣ того у Ленина есть привычка щуриться, должно быть вслѣдствiе скрываемой близорукости и это вмѣстъ съ быстрыми взглядами изъ-подлобья придаетъ имъ выраженiе минутной раскосости и пожалуй хитрости. Но не эта особенность меня поразила въ нихъ, а цвѣтъ ихъ райковъ... Прошлымъ лѣтомъ въ Парижскомъ Зоологическомъ саду, увидѣвъ золотокрасные глаза обезьяны-лемура, я сказалъ себѣ удовлетворенное: — “вотъ наконецъ то я нашелъ цвѣтъ ленинскихъ глазъ! Разница оказывается только въ томъ, что у лемура зрачки большiе, безпокойные, а у Ленина они точно проколы, сдѣланные тоненькой иголкой, и изъ нихъ точно выскакиваютъ синiя искры” (“Общее Дѣло”, 21 Февр. 1921 г.).

Что же кроется подъ этой наружностью? Въ дѣтствѣ это нескладный, не по лѣтамъ серьезный, хорошо учащiйся, способный, мальчикъ-бука, неимѣющiй друзей и нелюбимый товарищами. Въ студенческие годы это уже сильный характеромъ, сухой, холодный, спокойный юноша, не боящiйся высказывать свои мнѣнiя, часто идущiя въ разрѣзъ со взглядами толпы.

Дальнейшая жизнь и революцiонная работа выковываютъ изъ него фигуру упорнаго, упрямаго до крайности, жестокаго и черстваго человѣка, идущаго твердо и неуклонно къ той цѣли въ которую разъ увѣровавъ и которую принялъ за цѣль своей жизни.

Эта цѣль указана ему генiальнымъ нѣмецкимъ евреемъ — Карломъ Марксомъ. Ленинъ самый верный, самый преданный и фанатичный его ученикъ и послѣдователь, не отступающiй ни на iоту отъ того, какъ онъ понимаеть теорiю своего учителя. Для достиженiя своихъ идеаловь Ленинъ считаетъ возможнымъ пользоваться всѣми средствами. Старый iезуитскiй девизъ — “Цѣль оправдываетъ средства”, какъ бы выдуманъ для него. И руководясь имъ Ленинъ одинаково спокойно иснользовываетъ въ своей революцiонной дѣятельности и вооруженный грабежъ, и государственную измѣну, и красный терроръ.

Ленинъ женатъ на дочери чиновника Надеждѣ Константиновнѣ, урожденной Крупской.

УЛЬЯНОВА, Надежда Константиновна, дочь коллежскаго ассесора, жена Ленина, принимала живѣйшее участiе въ революцiонной работѣ С.-Петербургскаго “Союза Борьбы за Освобожденiе Рабочаго Класса”, причемъ играла роль посредницы между рабочими и интеллигентами. Въ 1898 году она была арестована, привлечена къ дознанiю и выслана административнымъ порядкомъ подъ гласный надзоръ полицiи въ Уфимскую губернiю на 3 года.

Въ Мартѣ 1901 года Ульянова съ разрѣшенiя властей выѣхала за-границу, гдѣ заняла видное положенiе въ организацiи “Искра”. Она пользовалась революцiонными псевдонимами “Ленина”, “Саблина” и “Катя”. Подъ этимъ послѣднимъ именемъ Ульянова вела изъ за-границы оживленную переписку почти со всѣми разбросанными по Poссiи партiйными комитетами.

Въ томъ же году въ Иваново-Вознесенскѣ образовался “Иваново-Вознесенскiй Рабочiй Союзъ”, устроившiй кассу и библiотеку со значительнымъ количествомъ легальныхъ и нелегальныхъ изданiй.

Въ 1896 году Московскiя группы объединились въ “Московскiй Рабочiй Союзъ”, который владѣлъ и библiотекой, и общей для Москвы кассой.

Въ 1897 году въ Петербургѣ возникли еще двѣ самостоятельныя организацiи: “Рабочая Мысль”, поставившая себѣ задачей удовлетворенiе запросовъ широкихъ слоевъ рабочихъ, сумѣвшая хорошо оборудовать свою техническую часть, и издавшая 16 номеровъ газеты того-же названiя *),

*) 1 и 2 номера “Рабочей Мысли” изданы на мимiографѣ въ Октябрѣ и Декабрѣ 1897 года; №№ 3—11 печатались за-границей, №№ 12—15 въ Россiи и № 16, послѣднiй, вышедшiй въ Декабрѣ 1902 гoдa, вновь за-границей.

и группа “Рабочее Знамя”, издавшая въ послѣдующiе годы три номера газеты того же наименованiя **).

**) Группа “Рабочее Знамя” образовалась изъ нѣсколькихъ членовъ Петербургской группы “Соцiалистъ” и Бѣлостокской “Группы Рабочихъ Революцiонеровъ”, отдѣлившейся отъ Бунда. Въ Маѣ 1898 г. группа выпустила № 1 “Рабочаго Знамени”, послѣ чего ея типографiя, находившаяся въ Бѣлостокѣ, была арестована и слъдующiе номера № 2—1900 г. и № 3 1901 г. были отпечатаны за границей.

Въ томъ же 1897 году Кiевскiе соцiалъ-демократы объединились въ Кiевскiй “Союзъ Борьбы за Освобожденiе Рабочаго класса”, который продолжалъ изданiе газеты “Впередъ” ***)

***) “Впередъ” — № 1 помѣченъ 8 Декабря 1896 года, вышелъ же онъ лишь 6 Января 1897г., всего вышло 9 номеровъ, изъ нихъ послѣднiй въ 1900 году.

и выдѣлилъ кромѣ того, самостоятельную литературную группу “Рабочая Газета”, издавшую газету того же названiя (2 номера), и тамъ же независимо отъ Союза образовался Рабочiй Комитеть. Тогда же въ Екатеринославѣ образовался мѣстный “Союзъ Борьбы за Освобожденiе Рабочаго Класса”; въ Николаевѣ возникъ “Южно-Русскiй Рабочiй союзъ”, издававшiй затѣмъ гектографированный журналъ “Наше Дѣло” (2 номера); ****

****) “Южно-Русскiй Рабочiй Союзъ” былъ основанъ Бpoн-штейномъ — “Троцкимъ”.

БРОНШТЕЙНЪ, Левъ Давидовичъ, болѣе извѣстный какъ “Троцкiй” и пользовавшiйся также именами “Львовъ”, “Яновский” и “Николай Троцкiй”, сынъ богатаго еврея землевладельца Херсонской губернiи, Елисаветградскаго уѣзда, родился въ 1877 году въ имѣньи своего отца “Яновка”.

Бронштейнъ воспитывался въ реальномъ училишѣ г.Николаева, гдѣ онъ и началъ свою революцiонную дѣятельность. Въ тѣ годы Бронштейнъ елылъ среди молодежи за народника и отличался рѣзкими выступленiями противъ марксистовъ.

Способный, живой онъ уже тогда проявлялъ большое честолюбiе, энергiю, и самомнѣнiе. Друзей признавалъ постольку, поскольку они были ему нужны; лишь только друзья переставали быть полезными — они отбрасывались, какъ ненужный хламъ. Былъ очень нервенъ и страдалъ припадками эпилепсiи.

Въ 1897 году Бронштейнъ къ удивленiю знавшей его молодежи сдѣлался марксистомъ и основалъ въ Николаевѣ организацiю “Южно-Русский Рабочiй Союзь”, который началъ соцiалъ-демократическую пропаганду среди рабочихъ и интеллигенции. Въ Союзъ входила и будущая жена Бронштейна Александра Соколовская. Благодаря старанiямъ Бронштейна, организацiя обзавелась гектографомъ и стала издавать газету “Наше Дѣло”, главнымъ руководителемъ и сотрудникомъ которой былъ самъ Бронштейнъ, выступавшiй въ то время подъ фамилией Львова.

Въ Январь 1898 г. Бронштейнъ былъ арестованъ со всей его организацiей, привлечень кь дознанiю по обвиненiю въ революцiонной пропагандѣ и въ Октябрѣ 1899 года былъ высланъ административнымъ порядкомъ въ Сибирь на 4 года. На пути въ ссылку онъ повѣнчался съ сосланной по тому же дълу А. Соколовской.

Будучи поселенъ въ Верхоленскъ, Бронштейнъ сталъ сотрудничать въ Иркутской газетѣ “Восточное Обозрѣнiе”, куда писалъ подъ именемъ “Антидъ-Ото” и скоро прiобрѣлъ настолько большую извѣстность, что получилъ приглашение сотрудничать въ основанную за-границей газету “Искру”. Это дало такой толчекъ Бронштейну, что онъ, оставивъ жену и дѣтей, бѣжалъ изъ ссылки, пробрался за границу и вступилъ въ Росс. Соц. Дем. Раб. Партiю, начавъ работать подъ именемъ Троцкаго.

Какь видно изъ текста. Троцкiй, до самаго захвата власти большевиками въ Россiи, стоялъ въ партiи особнякомъ не входя ни въ меньшевистскую, ни въ большевистскую фракцiю. Его натура требовала возможности единоличнаго властвованiя. Онъ получилъ эту возможность послъ Октябрьскаго переворота въ области военнаго управленiя Совѣтской Россiи.

Характерною чертою Троцкаго является неразборчивость въ средствахъ достиженiя своихъ цѣлей и желанiй. Въ этомъ Троцкiй не уступаетъ Ленину. Но если у Ленина эта доходящая до величайшаго цинизма неразборчивость прикрывается иногда идейностью и “партiйными интересами”, то у Троцкаго она диктуется только его личными, эгоистическими интересами, неимѣющими ничего общаго съ какою бы то ни было общественностью, партiйностью или государственностью.

всѣ же работавшiя по городамъ Сѣверо-Западнаго и Привислянскаго края еврейскiя Соцiалъ-демократическiя группы объединились въ 1897 году въ сильную хорошо законспирированную организацiю — “Всеобщiй Еврейскiй Рабочiй Союзъ въ Литвѣ, Польшѣ и Россiи”, или “Бундъ”, во главѣ съ “Центральнымъ Комитетомъ”, и съ офицiаль-нымъ органомъ “Aгbеitеrstimme”.

Такой быстрый организацiонный ростъ соцiалъ-демократическихъ организацiй и увеличенiе числа ихъ повели къ объединенiю ихъ въ партiю.

Уже въ 1894 году у Московскихъ соцiалъ-демократовъ возникла мысль объ объединенiи работавшихъ по всей Pocciи coцiалъ-демократическихъ кружковъ въ партiю и объ устройствѣ въ этихъ цѣляхъ съѣзда, а въ 1896 году эта мысль явилась и у Петербуржцевъ, гдѣ “Группа 4-го Чистка” завязала по этому поводу сношенiя съ Вильной, Кiевомъ и Москвой и даже предлагала будущей партiи свою типографiю, однако аресты помѣшали осуществленiю этихъ плановъ.

Въ концѣ того-же 1896 года Виленская группа начала переговоры о съѣздѣ съ Петербургской и Кiевской организацiями, послѣ чего были отправлены два делегата въ Швейцарiю для переговоровъ по этому вопросу съ заграничнымъ “Союзомъ Русскихъ Соцiалъ-Демократовъ”, и лѣтомъ 1897 года, въ Цюрихѣ, представителями названныхъ организацiй былъ выработанъ проектъ объединенiя ихъ въ одну партiю.

Независимо отъ послѣдняго предпрiятiя, Кiевская группа “Рабочее Дѣло”, войдя въ сношенiя съ Петербургской, Виленской, Московской и Иваново-Вознесенской организацiями, пыталась собрать съѣздъ въ Кiевѣ въ 1897 году, но такъ какъ на съѣздъ въ назначенное время прибыли лишь представители оть Петербурга и Москвы, то было рѣшено считать съѣздъ не состоявшимся и собраться лишь на частное совѣщанiе.

Совѣщанiе обсудило вопросъ о созывѣ съѣзда и поручило заняться организацiей послѣдняго Кiевской группѣ “Рабочая Газета” (бывшее “Рабочее Дѣло”), которая горячо принялась за дѣло и сдѣлала предложенiе участвовать въ съѣздѣ Петербургскому Союзу (фракцiи “стариковъ”), Кiевскому и Московскому Союзамъ, Екатеринославской группѣ, Литовской соцiалъ-демократической партiи, Бунду, Заграничному “Союзу Русскихъ Соцiалъ-Демократовъ” и Харьковской организацiи, изъ каковыхъ организацiй всѣ, кромѣ двухъ послѣднихъ, изъявили согласiе на съѣздъ.

Работавшимъ въ то время организацiямъ въ Иваново-Вознесенскѣ, Одессѣ, Николаевѣ и Бѣлостокѣ (“Рабочее Знамя”), а также Польской Соцiалистической Партiи приглашенiя не были посланы; первымъ тремъ по причинѣ ихъ нерѣшительности, “Рабочему Знамени” потому, что ее считали тяготѣвшей къ соцiалистамъ-революцiонерамъ, а Польской Партiи, — ввиду выставленныхъ ею непрiемлемыхъ условiй.

Съѣздъ собрался въ Минскѣ 1 Марта 1898 года, каковой день былъ избранъ сознательно, дабы подчеркнуть связь съ дѣятельностью “Народной Воли”, и продолжался 3 дня. Въ немъ участвовали 9 делегатовъ: по одному отъ Петербурга, Кiева, Москвы и Екатеринослава, 2 отъ Бунда и 2 оть “Кiевской Газеты”.

Съѣздъ выработалъ Организацiонный Уставъ или такъ называемыя рѣшенiя, заключающiяся въ слѣдующемъ.

“1) Организацiи “Союзовъ Борьбы за Освобожденiе Рабочаго Класса”, группа “Рабочей Газеты” и “Всеобщаго Еврейскаго Рабочаго Союза въ Литвѣ, Польшѣ и Россiи” сливаются въ единую организацiю, подъ названiемъ “Россiйской Соцiалъ-Демократической Рабочей Партiи”, причемъ “Всеобщiй Еврейскiй Рабочiй Союзъ въ Литвѣ, Польшѣ и Россiи” входить въ пapтiю, какъ автономная организацiя, самостоятельная лишь въ вопросахъ, касающихся спецiально еврейскаго пролетарiата”.

“2) Исполнительнымъ органомъ партiи яляется Центральный Комитетъ, избранный Съѣздомъ партiи, которому онъ и отдаеть отчетъ въ своей дѣятельности”.

“З) На обязанности Центральнаго Комитета лежитъ:

а) Забота о планомѣрной дѣятельности партiи (распредѣленiе силъ и средствъ, выставленiе и проведенiе однообразныхъ требованiй и проч.); Центральный Комитеть руководствуется при этомъ общими указанiями, даваемыми Съѣздами партiи.

б) Созданiе и доставка мѣстнымъ комитетамъ литературы. в) Организацiя такихъ предпрiятiй, которыя имѣють общее для всей Россiи значенiе (празднованiе 1-го Мая, изданiе листковъ по поводу выдающихся событiй, помощь стачечникамъ и проч.”).

Затѣмъ слѣдуютъ пункты о полномочiяхъ комитета въ край-нихъ, не допускающихъ отсрочки случаяхъ, о его правѣ пополнять свой составъ новыми членами (въ случаѣ арестовъ) и о средствахъ центральной кассы партiи.

8-й пунктъ уполномачиваетъ Центральный Комитеть вступать въ сношенiя съ другими революцiонными организацiями, поскольку это не нарушаетъ принциповъ программы партiи и прiемовъ ея тактики и признаетъ за каждою нацiональностью право самоопредѣленiя.

9-й пунктъ объявляеть “Съѣздъ представителей мѣстныхъ комитетовъ” высшимъ органомъ партiи и устанавливаетъ способъ созыва очередныхъ и экстренныхъ съѣздовъ.

10-й — “Союзъ Русскихъ Соцiалъ-Демократовъ” заграницей является частью партiи и ея заграничнымъ представителемъ.

11-й — Оффицiальнымъ органомъ партiи является “Рабочая Газета”.

Постановивъ составить и распространить манифестъ и поручивъ выполненiе этого дѣла выбранному Центральному Комитету, участники съѣзда разъѣхались, но вскорѣ всѣ, за исключенiемъ двухъ, были арестованы. Арестована была и редакцiя партiйнаго органа и самая типографiя и много членовъ мѣстныхъ организацiй.

Оставшiеся на свободѣ двое участниковъ съѣзда, однако озаботились составленiемъ манифеста, который вмѣстѣ съ “рѣшенiями” съезда былъ отпечатанъ въ типографiи Бунда и распространенъ среди уцѣлѣвшихъ соцiалъ-демократовъ.

Содержанiе манифеста, авторомъ котораго явился П. Струве, таково:

Въ 1848 году въ Западной Европѣ произошла революцiя, во время которой впервые на историческую сцену выступилъ современный рабочiй классъ. Сыгравъ тогда роль орудiя въ рукахъ буржуазiи, онъ черезь 10-15 лѣтъ снова появился, но уже какъ “вполнѣ зрелый боецъ за свое конечное освобожденiе”.

Въ Россiи въ то время классовой борьбы еще замѣтно не было, но она уже существовала. Русскiй фабричный рабочiй уже велъ противъ своихъ эксплуататоровъ борьбу, размеры которой росли по мѣрѣ развитiя капитализма. Велась эта борьба въ духѣ соцiалъ-демократическомъ. Силу и зиаченiе рабочаго движенiя показываютъ стачки послѣднихъ лѣть, кои вынудили правительство издать законъ 2 Iюля 1897 г. о продолжительности рабочаго времени. Но уступками правительство не успокоитъ рабочихъ, ибо “вездѣ рабочiй классъ становится тѣмъ требовательнѣе, чѣмъ больше ему даютъ”. Ему необходимы всѣ тѣ средства, коими Западно-Европейскiй пролетарiатъ улучшаетъ свое положенiе и вмѣстъ съ тѣмъ борется за свое конечное освобожденiе, за соцiализмъ.

Ему нужна политическая свобода. “Она — основное условiе его свободнаго развитiя и успѣшной борьбы за частичныя улучшенiя и конечное освобожденiе”. Политическую свободу русскiй пролетарiатъ можеть завоевать себѣ только самъ и онъ свергнетъ самодержавiе, чтобы затѣмъ уже съ большой энергiей продолжать борьбу съ капитализмомъ и буржуазiей до полной побѣды соцiализма.

Указавъ затѣмъ, что первые шаги русскаго рабочаго движенiя были лишены единства, и что, сознавая необходимость единенiя, перечисленныя выше группы устроили съѣздъ и приняли указанныя выше рѣшенiя, манифесть заканчивался слѣдующими словами:

“Мѣстныя группы, соединяясь въ партiю, сознаютъ всю важность этого шага и все значенiе вытекающей изъ него отвѣтственности. Имъ они окончательно закрѣпляютъ переходъ русскаго революцiоннаго движенiя въ новую эпоху сознательной классовой борьбы. Какъ движенiе и направленiе соцiалистическое, Россiйская Соцiалъ-Демократическая Рабочая Партiя продолжаетъ дѣло и традицiи всего предшествующаго революцiоннаго движенiя въ Pocciи; ставя главнѣйшею изъ ближайшихъ задачъ партiи въ ея цѣломъ завоеванiе политической свободы, сецiалъ-демократiя идетъ къ цѣли, ясно намѣченной еще славными дѣятелями старой “Народной Воли”. Но средства и пути, которые выбираетъ соцiалъ-демократiя, иные. Выборъ ихъ опредѣляется тѣмъ, что она сознательно хочетъ быть и остаться классовымъ движенiемъ организованныхъ рабочихъ массъ. Она твердо убѣждена, что “освобожденiе рабочаго класса можетъ быть только его собственнымъ дѣломъ”, и будеть неуклонно сообразовать всѣ свои дѣйствiя съ этимъ основнымъ началомъ международной соцiалъ-демократiи. Да здравствуетъ русская, да здравствуетъ международная соцiалъ-демократiя”. *)

*) Полный текстъ манифеста смотри въ приложенiи 1-мъ.

Появленiе манифеста было единственнымъ практическимъ ре-зультатомъ I Съѣзда, и имѣло извѣстное значенiе, потому что манифесть заявлялъ объ образованiи единой Партiи и тѣмъ самымъ давалъ моральную связь разбросаннымъ по разнымъ городамъ соцiалъ-демократическимъ организацiямъ. Значенiе созданной манифестомъ связи усугублялось тѣмъ обстоятельствомъ, что фактическаго объединенiя группъ и организацiй I Съѣздъ не достигь, этому помѣшали отчасти аресты, отчасти внутрення рознь и идей-ный расколъ въ организацiяхъ. *).

*) Въ описанный перiодъ развитiя русской соцiаль-демократiи кромѣ упомянутыхъ уже Ленина и Троцкаго, начали также свою революцiонную дѣятельность ставшiе позднѣе большевиками: Боровскiй-Воровскiй, Красинъ, Нахамкисъ и Пѣшковъ-Горькiй.

БОРОВСКIЙ или ВОРОВСКIЙ, Вацлавъ Феофиловичъ, жившiй позже одно время подъ фамилiей Михаила Шварца и пользовавшiйся псевдонимомъ “Орловскiй”, родился въ 1872 году, въ Москвѣ, вѣроисповѣданiя римско-католическаго, учился въ Московскомъ университетѣ.

Въ 1891 году Воровскiй участвовалъ въ польскомъ революцiонномъ кружкѣ Коло и игралъ въ немъ выдающуюся роль. Въ 1896 г. былъ удаленъ изъ Москвы на время коронацiонныхъ торжествъ подъ надзоръ полицiи на три мѣсяца въ Вологодскую губернiю.

Въ 1897 году Воровскiй уже извѣстенъ полицiи какъ занимающiйся соцiалъ-демократической пропагандой среди фабричныхъ рабочихь. Въ томъ же году онъ былъ арестованъ, привлеченъ къ дознанiю и въ Декабрѣ 1898 года высланъ административнымъ порядкомъ подъ надзоръ полицiи въ г. Орелъ на три года.

По отбытiи этого наказания Воровскiй былъ подчиненъ негласному надзору полиции, съ воспрещенiемъ жительства въ столицахъ и столичныхъ губернiяхъ. Въ этотъ перiодъ Воровскiй выѣхалъ за границу и вошелъ членомъ въ Россiйскую Соц.-Демократическую Рабочую Партiю.

КРАСИНЪ, Леонидъ Борисовичъ, по революцiонной кличкѣ “Никитичъ” и “Товарищъ Винтеръ”, сынъ чиновника государственной службы, родился въ 1870 году, въ г. Курганскѣ Тобольской губернiи.

Окончивъ Тюменское реальное училище, Красинъ поступилъ въ С. Петербургскiй Технологическiй Институтъ, откуда весною 1890 года былъ уволенъ за участiе въ студенческихъ безпорядкахъ, но осенью того же года вновь принять, а весною 1891 года вновь уволенъ за участiе въ демонстрацiи при похоронахъ Шелгунова.

Въ 1892 г. Красинъ привлекался къ дознанiю о тайномъ Московскомъ кружкѣ “Временный Организацiонный Исполнительный Комитетъ”, причемъ были установлены его прикосновенность къ революцiонной агитацiи и сношенiя съ революцiонными дѣятелями.

По результатамъ этого дознанiя, въ Декабрѣ 1894 года, Красинъ былъ заключенъ на 3 мѣсяца въ тюрьму, послѣ чего въ теченiе двухъ лѣтъ находился подъ гласнымъ надзоромъ въ Иркутскѣ, гдѣ жили его родные.

По окончанiи въ Апрѣлѣ 1897 года этого надзора Красину было воспрещено жительство въ столицахъ и С. Петербургской губернiи и это ограниченiе было снято съ него лишь въ 1902 году.

Вступивъ въ Россiйскую Соцiалъ-Демократическую Рабочую Партiю и сдѣлавшись близкимъ другомъ Ленина, Красинъ былъ привлеченъ какь бы къ завѣдыванiю финансовыми дѣлами большевистскаго Центра, чему много способствовало то отличное легальное положение, которое онъ занималъ въ торгово-промышленномъ мiрѣ Петербурга.

Будучи инженеромъ и состоя на службѣ въ извѣстной нѣмецкой фирмѣ “Сименсъ и Шукертъ”, Красинъ прiобрѣлъ хорошiя финансовыя и правительственныя связи. Это легальное положенie не только не помѣшало ему работать съ Ленинымъ даже по общему руководительству вооруженными грабежами въ интересахъ кассы большевиковъ, что будетъ указано ниже, но и помогло избавиться отъ большихъ непрiятностей въ Маѣ 1907 года, когда состоя членомъ Финансовой Комиссiи Центральнаго Комитета, онъ былъ арестованъ въ Москвѣ, а также и въ Мартѣ 1908 года, когда онъ вновь былъ арестованъ въ Финляндiи. Оба эти дѣла кончились для Красина безрезультатно.

НАХАМКИСЪ или Нехамкисъ, Овшiй Моисеевичъ, по псевдониму “Стекловъ”, пользовавшiйся также фамилiей “Невзоровъ”, родился въ 1873 году, еврей, учился въ Кiевскомъ университетѣ.

Въ 1894 году Нахамкисъ былъ привлеченъ въ Одессѣ къ дознанiю по обвиненiю въ революцiонной пропагандѣ среди сорганизованныхъ имъ съ товарищами кружковъ матросовъ и желѣзнодорожныхъ рабочихъ и по результатамъ этого дознапiя, въ Iюнѣ 1896 года, высланъ административнымъ порядкомъ подъ гласный надзоръ полицiи въ Восточную Сибирь на десять лѣтъ. Поселенный въ Средне-Колымскѣ, Якутской области, Нехамкисъ въ 1897 г., былъ призванъ на военную службу и зачисленъ въ Якутскую мѣстную команду. По увольненiи со службы, въ концѣ 1899 года, Нехамкисъ скрылся изъ мѣста ссылки и пробрался за-границу, гдѣ вступилъ въ ряды Россiйской Соцiалъ-Демократической Рабочей Партiи.

ПѢШКОВЪ, Алексѣй Максимовичъ, по литературному псевдониму “Максимъ Горькiй”, впервые зарегистрованъ у Московской полицiи какъ лицо “политически неблагонадежное” въ 1895 году, когда за нимъ по распоряженiю Московскаго Охраннаго Отдѣленiя былъ установленъ негласный надзоръ.

Не входя въ составъ какой-либо революцiонной организацiи, Горькiй имѣлъ знакомства съ революцiонными деятелями и оказывалъ имъ въ нѣкоторыхъ случаяхъ извѣстныя революцiонныя услуги, что при всякихъ въ Москвъ политическихъ осложненiяхъ привлекало къ нему вниманiе полицiи.

Позже Горькiй оказалъ соцiалъ-демократамъ большую услугу. Сумѣвъ войти въ довѣрiе къ извѣстному Московскому богачу Саввѣ Морозову, Горькiй получалъ отъ него значительныя суммы денегъ, часть которыхъ передавалъ на партiйныя надобности.

Подъ его же въ значительной мѣрѣ влiянiемъ Савва Морозовъ передъ своимъ загадочнымъ самоубiйствомъ, застраховалъ свою жизнь въ значительную сумму и завѣщалъ ее Россiйской Соцiалъ-Демократической Рабочей Партiи. Даръ этотъ партiи удалосъ получить благодаря хлопотамъ Горькаго же и Красина.

Не довольствуясь лишь оказанiемъ содѣйствiя партiи, Горькiй наконецъ вступилъ въ ея ряды и, какъ видно ниже, занялъ положенiе во фракцiи самыхъ лѣвыхъ большевиковъ.

___________


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23




Похожие:

Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 iconСобор 1917-1918 годов. Приход большевиков к власти
Декрет Совнаркома от 23 января 1918 года: “Отделение Церкви от государства”. Определение Собора “Об охране святынь от кощунственного...
Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 iconДокументы
1. /лабы/1/Tags.txt
2. /лабы/2/РАБОТА2.TXT
Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 iconУстановление советской власти в россии и политические позиции интеллигенции
Выбор политической позиции российской интеллигенцией осенью 1917 года: историографическая ситуация и использование математических...
Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 iconВопросык бакалаврскому экзамену по методике истории и обществознания, 4 курс 2005 г
Школьная история и методика ее преподавания (с 60-х XIX 1917 гг.) ! Становление советского школьного исторического образования с...
Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 iconА. И. Шингарева (21 августа 1917 г.) Стенографические отчет
Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства (чск...
Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 iconПриложеніе 9
Разрешается добавлять вертикальные графы и дополнять первую графу въ зависимости отъ условій
Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 iconДважды социалистическая революция: к новой концепции октября
Ить — и бурлит еще полвека, так что никакие попытки реформ не могут снять растущее социальное напряжение. К 1917 дина­стия, а тем...
Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 iconСобор 1917 – 1918 годов. Неосуществлённое деяние Собора: вопрос об “имяславцах”
Развитие Афонской смуты. Высылка с Афона бунтовщиков – “имяславцев”. Апелляция “имяславцев” к Всероссийскому Поместному Собору 1917...
Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 iconТ. Б. Щепанская. Символическая репрезентация власти: атрибутика
Т. Б. Щепанская. Символическая репрезентация власти: атрибутика // Антропология власти. Хрестоматия по политической антропологии....
Отъ возникновенiя до захвата власти 1883—1903—1917 iconНаучно-историческая, общественно-политическая газета Виртуальный (электронный) выпуск №7, апрель 2011г Система русской национальной власти
В статье на примере жизни казачества рассматривается организация демократического устройства власти на местах. Автор очень подробно...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов