Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины icon

Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины



НазваниеЯ легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины
Дата конвертации27.08.2012
Размер189.93 Kb.
ТипДокументы
1. /глава6.docЯ легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины

Глава 6


Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины. В последние дни именно в таком виде мне нравилось бегать больше всего. От жары одежда не прилипает, тело не перегревается, а пот мгновенно высушивается на солнце.

С начала моих занятий прошло чуть больше трех недель. Большую часть этого времени мне пришлось провести на воздухе под началом садиста-рыцаря. За это время я уже успел два раза обгореть на солнце, загореть снова и теперь, по цвету кожи, больше напоминал аборигена каких-нибудь южных островов. Волосы же наоборот, выгорели. Да, видела бы меня сейчас мама. При воспоминании о маме я чуть не разревелся, но сдержался.

Сейчас занятия мне уже не доставляли такой муки, как в первые дни, хотя Деррон продолжал наращивать нагрузки, правда, уже не так резко, как в начале. Еще к моим упражнениям добавилось купание в холодной воде подземного озера. Это озеро располагалось в пещере, недалеко от замка. Температура воды в нем была не выше четырех градусов, и Деррон заставлял меня сидеть в ней около пяти минут после каждого занятия. Однажды я сильно простудился, но Мастер приготовил какое-то лекарство и уже через три часа простуды как ни бывало.

— Магия ведь зависит от внутренних сил человека. Поэтому у нас человек изучается намного лучше, чем в Технологическом мире. Как следствие такие науки, как медицина, анатомия, биология развиты гораздо лучше, чем у вас, — объяснил мне тогда Мастер.

Сейчас я уже бежал третий круг и, честно говоря, не очень устал. Тренировки все же сказывались. В первый день мне не удалось бы сделать вокруг острова и двух кругов, даже под угрозой плетки. Бег даже стал доставлять мне удовольствие.

Хуже обстояло дело с фехтованием. Как говорил Деррон, сражаюсь я на слабом среднем уровне. То есть, говоря иначе, я смог бы выиграть одну схватку из ста с его «куклами». Впрочем, «куклы» не его. По заказу Деррона их наколдовал Мастер, а рыцарь управлял ими с помощью «освободителя заклинаний».

Эти «куклы» очень неплохо умели фехтовать, и рыцарь использовал их для моего обучения. Конечно они были всего лишь иллюзией, но мечи у них того же плана, что и у самого Деррона. То есть они не могут даже поцарапать, но боль от них вполне настоящая. Скоро я должен был закончить бегать и отправиться на встречу с этими чудовищами. При мысли о предстоящих схватках у меня тоскливо засосало под ложечкой. Но делать нечего.

К плацу я подошел шагом, делая расслабляющие упражнения.

— Уже закончил? — спросил поджидавший меня Деррон.

— Да.
Четыре круга.

— Четыре круга и лишь слегка запыхался. Поздравляю, ты делаешь успехи. А теперь на тренажеры.

Около часа длились занятия на спортивных снарядах: брусья, кольца, бревно и подобные. Разминка, укрепление мышц, растяжка. Растяжка – самое паршивое упражнение. После него мышцы у меня болят особенно сильно. Но именно здесь Деррон не делал никаких скидок.

— Пойми, силой ты никогда не сравнишься со взрослым, сколько не занимайся. Твоим оружием должны стать ловкость и умение. Без гибкости, ни о какой ловкости и речи быть не может. Как ты сможешь уйти с линии атаки, если даже согнуться толком не можешь? — говорил он.

Проклиная рыцаря, но в глубине души признавая его правоту, я работал как проклятый. И мои труды даром не пропали. Уже сейчас мне удавалось садиться на шпагат, вертеть колесо и выполнять еще несколько несложных упражнений.

— Хватит, — остановил меня Деррон. — Бери палки. Пятьдесят минут.

С этим упражнением я тоже познакомился в первый день. Только если тогда мне приходилось держать на вытянутых руках просто палки, то теперь Деррон надел на них свинцовый груз. Сначала он располагался около моих рук, но постепенно сдвигался и сейчас располагался примерно на середине обеих палок. Тоже не особо приятное упражнение. Уже через десять минут руки начинали дрожать и хотелось поскорее бросить дурацкий груз. Стиснув зубы, стараюсь удержать его.

— Дей-ча, — командует Деррон.

Только недавно у меня стало получаться входить в это состояние самостоятельно, хотя и с большим трудом. Не опуская рук, расслабляюсь. По мере возможности, конечно. Весь фокус здесь в том, что не надо входить в дей-ча полностью. Надо находиться,<БЮ> как бы,<БЮ> на грани дей-ча и полным сознанием. Только через две минуты мне удается поймать нужный ритм. Получилось. Теперь надо вспомнить уроки Мастера и Деррона. Внимательно изучаю внутренним взором свои мышцы. На то, чтобы понять какие из них работают у меня в данном упражнении, уходит около одной десятой секунды. Чертовски много. Необходимо еще тренироваться.

Теперь аккуратно стимулирую их работу, прокатывая по ним волны тепла. Главное не ошибиться и не задеть те, что расслаблены и не принимают участия в работе.

— Осторожно, не перестарайся, — предупреждает Деррон. — И помни: десять минут тренировки в дей-ча заменяет месяц усиленных занятий.

Вот в этом я уже успел убедиться.

Наконец пятьдесят минут истекли, однако я не спешу возвращаться в реальный мир и немного занимаюсь с другими мышцами.

— Не торопись, я тебе сказал, — сердито сказал рыцарь. — Зачем ты тренируешь те мышцы, которые тебе совсем не нужны? Они и так у тебя неплохо развиты, а больше тебе и не надо. Что у тебя за глупое представление, что чем больше выпирают мускулы, тем человек лучший боец? Откуда ты это взял?

— Из кино.

— Не знаю, что такое кино, но больше не смотри его. Все равно ничего умного не возьмешь. Запомни, главное не сила удара, а то, куда ты бьешь и как. И слушайся меня, если сам ничего не понимаешь в этом. Все, довольно.

Эх, совсем не хочется выходить из дей-ча. Делать это после тренировки в нем совсем неприятно и очень болезненно. Но куда деваться?

— Ох, — я заскрипел зубами от боли. Эта боль волнами прокатывалась по мне сверху до низа – побочный эффект тренировок. А так же свидетельство того, что эти самые тренировки прошли не напрасно. Обычно, <БЮ>Близкий повтор слова «обычный» и опять не выделено требуется около пятнадцати минут, чтобы полностью прийти в себя.

— Отдохнул? Тогда бой.

— Фашист.

— Ты что-то сказал?

— Нет, все нормально. Говорю, что отдохнул.

— Действительно?

Я изобразил на лице самое невинное выражение. Обычно, <БЮ>Близкий повтор слова «обычный» и опять не выделено если Деррон ловил меня на неуважении к нему, то схватки превращались в настоящий ад… для меня, конечно.

— Лови. — Рыцарь кинул мне мой меч.

Появился первый противник: в рваной одежде и со шпагой в руке. Скорее всего, Деррон подразумевал, что это обычный разбойник. Началась схватка…

На это раз тренировка оказалась на удивление короткой, всего десять схваток (из которых девять я проиграл). Естественно, <БЮ> после каждого поражения мне пришлось испытать все прелести медленной иллюзорной, но чертовски болезненной смерти. Девять раз. Но это мне просто повезло. В свои самые «счастливые» дни я умирал раз по тридцать.

— Пока все. Продолжим позже.

Я удивленно посмотрел на рыцаря.

— Не удивляйся. Просто сегодня последний день разминочных занятий и мы приступаем к настоящей тренировке.

— Это всего лишь разминочные занятия? — вознегодовал я.

— Не шуми. Было необходимо, чтобы ты вошел в форму, а еще это была проверка твоего характера. Так что можешь гордиться – испытание ты выдержал.

Выдержал?! Я мрачно усмехнулся про себя. Знал бы он, сколько раз я убегал в лес, чтобы выплакаться тайком от всех. Сколько раз я был на грани срыва. А это, <БЮ> оказывается, <БЮ> всего лишь проверка.

— С сегодняшнего дня ты будешь изучать не только шеркон, но и другие виды оружия.

— Зачем? Мне и шеркон нравится.

Деррон неодобрительно покосился на меня.

— Во-первых, настоящий воин должен уметь владеть несколькими видами оружия; во-вторых, может случиться так, что у тебя не окажется в нужный момент твоего меча; в-третьих, одного меча тебе все равно мало, нужен еще щит, кинжал, лук. Или вот, попробуй.— Рыцарь достал приготовленные ?? ??????? ??? ?????. ??? ??? ??? ????????? ???????? ?????????? ??? ???????? ?????? ????? ?????????? ( -->метательные ножи.

Я усмехнулся. Он решил посмеяться надо мной. Ха. На пустыре мы с друзьями устроили целый тир и около трех лет тренировались в метании ножей. Не потому, что считали, будто это может пригодиться, а просто так, ради интереса. Я тогда, на волне увлечения, прочел все, что смог найти по этому вопросу. Я стал лучшим среди друзей.

Подойдя к ножам, я взял один, проверил баланс и вес. Примерился и резко метнул. На мишень после броска даже не посмотрел.

— Неплохо, — признал Деррон. — Для новичка.

— Для новичка, — возмутился я.

— А что бы ты не зазнавался, смотри, как надо делать. — Он взял два ножа. Отошел подальше и побежал. Резко оттолкнулся от земли, сделал кувырок вперед и в полете метнул ножи. Две молнии пролетели мимо меня и вонзились точно в центр мишени. Я только рот открыл от удивления.

— Вот так-то. И не думай, будто я мухлевал. Подобное я и при жизни проделывал.

— А вы меня так научите? — Впервые я обратился с просьбой о чем-то к рыцарю. Тот с интересом посмотрел на меня.

— А что, — протянул он задумчиво, — шеркон, кинжал и метательные ножи – идеальное сочетание. Значит, тебя интересует это? Хорошо, займемся. Но не сейчас. Давай посмотрим, как у тебя вот с этим получится. — Рыцарь достал лук и колчан со стрелами.

— А почему не получится? Я раньше стрелял из лука. Правда, самодельного, но все-таки. Так что я знаю, как надо стрелять.

— Что ж, попробуй.

Однако настоящий боевой лук оказался вовсе не тем луком из веток, которые я когда-то мастерил. И стрелы были не те, тоненькие веточки. После первого же выстрела тетива больно ударила меня по руке, а стрела ушла куда-то вверх и в сторону. Нашли ее метрах в двадцати от мишени.

— Да-с, с луком у вас, молодой человек, будут проблемы. Даже новички не стреляют первый раз так скверно. Но этим мы тоже займемся позже. А сейчас… — Рыцарь хлопнул в ладоши. Появились два призрака и поставили на землю довольно большой ящик, после чего растворились в воздухе.

За время своего пребывания здесь я уже успел привыкнуть к таким штучкам и теперь даже не вздрагивал.

Деррон открыл ящик и стал выкладывать из него различное оружие. Здесь был эспадон, шпага, копье, несколько кинжалов различной формы, щит, два слегка изогнутых меча, двухлезвийный топор, который я даже поднять бы не смог, булава и еще много всего. Мне даже не все тут было знакомо. Бедные призраки, как же они вдвоем такой груз тащили?

— Вот со всем этим мы и будем заниматься.

— Со всем? Да мне же жизни не хватит.

— Я же не требую от тебя в совершенстве всем этим овладеть. Достаточно просто уметь работать. К тому же бессмысленно учить тебя работе с секирой или булавой, ты их просто не поднимешь.

— А зачем они тогда здесь?

— А затем, что у тебя могут оказаться противники, вооруженные таким оружием. Ты должен знать, чего можно от них ожидать. И еще, с завтрашнего дня мы с тобой займемся изучением борьбы без оружия.

— А зачем? Без оружия я все равно не справлюсь с солдатом.

— Опять зачем? Кто тебе сказал, что не справишься? Конечно, можно не изучать, но вдруг у тебя не окажется под рукой вообще никакого оружия, даже палки, что тогда ты будешь делать? И потом, это в драке у тебя нет шансов, или, если ты окажешься настолько глуп, что попробуешь боксировать с противником.

— А как же тогда?

— Я тебя собираюсь учить искусству боя. Искусству, где выигрывает не более сильный, а более умелый и ловкий. Я ведь уже говорил: важно не сильно ударить, а правильно. Резким несильным, но правильным ударом можно сломать деревянный брус, сильным и неправильным ты сломаешь себе руку. К тому же на теле у человека есть несколько точек, удар в которые, даже не очень сильный, причиняет большую боль. И я собираюсь обучать тебя борьбе сайве, где против врага используется не твоя сила, а его собственная.

— Айкидо, что ли?

— Как?

— Айкидо. Это такая восточная борьба в моем мире. В ней сила противника используется против него самого.

— Я знаю о ней. Я изучал боевые искусства вашего мира. Да, очень близко. Они действительно очень похожи, только в сайве используются еще и удары. Но это завтра. Сегодня мы займемся только этим оружием.

— Я еще и шерконом то плохо владею, а уже другое оружие изучать, — буркнул я себе под нос. Однако рыцарь услышал.

— Именно поэтому сейчас <БЮ - близкий по тексту повтор> и надо изучать. Когда ты научишься владеть шерконом, изучать другие виды оружия станет для тебя намного сложнее. Я выбрал этот момент специально - сейчас<БЮ - близкий по тексту повтор> ты находишься на грани качественного скачка в фехтовании.

— Ну да, скачка. Один противник из десяти.

— Просто ты еще не избавился от всех своих вредных привычек. Ты по-прежнему пытаешься блокировать удары вместо того, чтобы мягко их отводить. Абсолютное большинство твоих противников будет намного сильнее тебя, и они за счет своей силы пробьют любой твой блок. Еще одна твоя ошибка: ты пытаешься отвести меч противника как можно дальше от себя. Зачем?

— Чтобы меч противника не опустился на меня.

— Не смешно. На это ты только зря тратишь свою энергию. Вроде бы немного, но за поединок ого сколько выходит. И, как следствие, ты очень быстро устаешь. Какая разница насколько мимо тебя пройдет меч твоего противника, на метр или сантиметр? И в том, и в другом случае он тебя даже не заденет. Но<БЮ - близкий по тексту повтор> во втором случае на отражение атаки ты затратишь намного меньше энергии и дольше сохранишь форму. Но<БЮ - близкий по тексту повтор> я надеюсь, что со временем ты сам все поймешь. Уже сейчас ты перестал бестолково размахивать клинком, как делал это в первые дни.

— И когда же я научусь?

— Скоро. Ты просто сам не замечаешь своего прогресса. Так всегда и бывает. Ладно, хватит лекций. Начнем. Вот это оружие называется…

Дальше пошли рассказы о различных видах оружия и его свойствах, а так же о том, как оно применяется в бою. Потом Деррон проводил со мной демонстрационные бои. Один за другим он извлекал какое-нибудь новое оружие и принимался за объяснения. Затем давал его мне.

К окончанию занятий я вымотался окончательно и с трудом стоял на ногах.

— Вот и все. На сегодня закончим. Вперед в бассейн.

— Брр, — меня передернуло от одного напоминания о предстоящем купании в ледяной воде. Но куда деваться?

Однако,<БЮ> прежде, чем отправляться купаться, необходимо снять усталость. Я сел по-турецки и максимально расслабился. В таком положении войти в состояние дей-ча было для меня намного легче. Получилось. Теперь внутренний массаж. Если при тренировках по телу шло тепло, то сейчас это был приятный холодок. Десять минут – обычно этого достаточно. Я открыл глаза. От ломоты в мышцах не осталось и следа. Пожалуй, сейчас я мог бы проделать все упражнения сначала. Кувырок вперед и я встаю на ноги.

— Я гляжу, ты уже научился довольно прилично пользоваться дей-ча, — одобрительно заметил Деррон. — Да, все же я прав, пора переходить к настоящим тренировкам.

Ох, как мне не нравится выражение «приступить к настоящим тренировкам». Если то, чем я занимался до этого всего лишь разминка, то какова эта «настоящая тренировка»?

За этими невеселыми мыслями я и не заметил, как вошел в пещеру. От подземного холода кожа немедленно покрылась мурашками.

— Ну зачем это надо? — жалобно спросил я.

— Для закала. Вперед.

Я подошел к воде и, чтобы быстрее покончить с этим, прямо с мостков прыгнул в воду. Холод пробрал до костей, но, пересиливая себя, плыву к берегу, а не выскакиваю обратно. Во время плавания стараюсь делать как можно больше резких движений. А вот и берег. Слава богу! Дрожа от холода, выбивая зубами барабанную дробь, я выскочил из воды и прямо на мокрое тело стал натягивать одежду.

— Теперь отдыхай, обедай и отправляйся к Мастеру.

Я кивнул и бегом кинулся из пещеры, на солнце.

Обед проходил всегда в замке. Завтрак или ужин я брал иногда с собой, а потом уничтожал его на воздухе. Часто Мастер давал только сухой паек, и мне надо было приготовить из него нормальную еду. В результате я ловко научился разводить костер и готовить довольно вкусную еду. Мастер явно был не из худших кулинаров, и он постарался научить этому и меня. На том, чтобы я выучился готовить, настаивал Деррон. Он говорил, что в путешествии мне часто придется это делать. Я же прекрасно понимал: если просто научусь стряпать, то с голоду не помру, но есть что-то напоминающее резиновую подошву мне не хотелось. Поэтому я взялся за дело очень серьезно и основательно. Хотя, должен сказать, кулинарничать мне понравилось. Вот<БЮ – близкий по тексту повтор> уж не подозревал за собой страсти к кулинарии. Вот<БЮ – близкий по тексту повтор> бы мама удивилась, увидев с каким удовольствием я занимаюсь стряпней. Но обед всегда проходил только в замке. Это правило было незыблемо.

Покончив с ним, я отправился к морю. Уже давно прошли те дни, когда после каждой тренировки Деррона я заваливался в кровать и отдыхал до начала занятий с Мастером. Конечно прошли они не давно, а тогда, когда рыцарь научил меня использовать дей-ча для отдыха. После этого моя жизнь стала намного веселее.

Выйдя к морю, я скинул одежду и, оставшись в одних плавках, растянулся на песке. Закрыв глаза, прислушался к шуму накатывающих на берег волн. Лежать так и слушать звуки моря было для меня самым большим счастьем на этом острове. Эти минуты были предпочтительнее даже занятий с Мастером, ибо они принадлежали только мне. И еще Кешке.

Вспомнив о Кешке, я улыбнулся, и открыл глаза. Пожалуй, пора его навестить, а то ведь соскучился, небось. Хотя еще неизвестно кто больше соскучился, я по нему или он по мне. Не желая терять время, вскакиваю с песка и кидаюсь в набегающую волну стараясь уплыть как можно дальше от берега. Утонуть я не боялся, здесь меня уже ждал друг…

Как мне признался Мастер, это он уговорил дельфина присматривать за мной во время моих плаваний в море. Вскоре мы с ним подружились, и я всегда стал брать для него какое-нибудь угощение. Благодаря ему мне удалось научиться плавать так, как я не плавал никогда до этого. Конечно,<БЮ> я и раньше неплохо плавал, но если сравнивать, то я тогдашний – это младенец в лягушатнике, по сравнению со мной теперешним .

Вскоре мимо меня промелькнула тень, а потом кто-то резко выпрыгнул передо мной из воды. Я рассмеялся и плеснул водой в Кешку. Дельфин смешно фыркнул и ответил. Минут пять мы, резвясь, плескали друг на друга.

Кешкой дельфина назвал я. И, по-моему, это имя ему очень нравилось. По крайней мере,<БЮ> отзывался он на него с удовольствием.

Скоро нам эта забава надоела. Точнее - <БЮ> надоела Кешке. Он подплыл ко мне и ткнул носом в привязанный к моему поясу мешок. Все же интересно, он ждет меня или угощение? А разбойник скосил на меня свои хитрые глаза и дернул за завязки, поторопись мол. Я развязал мешок и открыл его. Очень быстро мешок оказался пуст.

Дельфин ткнул меня носом и подставил спину. Вот ведь бандит, покатать ему меня захотелось. Я улыбнулся ему и ухватился за плавник. Кешка развернулся и стремительно поплыл в море. Затем мы с ним ныряли в одном из заливов. Конечно я не мог оставаться под водой столько же, сколько и дельфин, но обнаружил, что и здесь дей-ча помогает очень хорошо. Благодаря специальным упражнениям, показанным Мастером, мне удавалось находиться под водой около десяти минут. Мастер говорил, что если еще потренироваться, то это время можно довести и до двадцати.

Время прошло незаметно, и пора было отправляться к магу. Я позвал Кешку и ухватил его за плавник.

— Домой. К берегу.

Кешка махнул хвостом и стремительно поплыл. Вскоре я уже выходил на берег недалеко от своей одежды.

— До завтра, дружище, — я махнул на прощание рукой.

Тот закричал, выпрыгнул в воздух, а потом исчез под водой. Некоторое время был еще виден его плавник, удаляющийся от берега. Я некоторое время постоял на берегу, затем оделся и отправился в замок, где меня уже ждал Мастер.

<БЮ Вот тут многое хочется сказать! Я, конечно, понимаю, что этот роман - чистокровная полумальчишеская фантазия автора. Тем он и замечателен. Но вот прут из него всевозможные ответвления сюжета. Что не страница, так точка начала новой истории. А история эта не продолжается. В результате возникает чувство досады, что ли. Вот эта очень симпатичная история с Кешкой при определённой усидчивасти тянит ещё на один роман. Однако, она просто обрывается. Дальше только одно или два, лишённых эмоций, упомянания про Кешку. И конец этой дружбе. Между прочим, так и с конём. То у них любовь не земная, то коняшка просто забывается Егором и бесследно исчезает из романа. Мне кажеться, что автору надо поработать над этими линиями>





К себе в комнату я заходить не стал: и так уже опаздывал, да и не нужно мне было там ничего.

Мастер встретил меня на пороге.

— Накупался?

— Ага. Здорово было.

— Вот и хорошо. Значит отдохнул. Тогда скажи-ка мне, что лежало на третьем от окна столе в комнате отдыха?

К таким играм я уже привык. Мастер усиленно занимался тренировкой моей памяти и моего внимания. Поэтому при каждом удобном случае спрашивал о каких-нибудь мелочах: сколько ступенек на лестнице в холле; во что одет мужчина на портрете в коридоре и тому подобное. Это заставляло меня постоянно быть внимательным. Мимо комнаты отдыха я проходил только что и мельком видел упомянутый стол. Теперь я усиленно старался припомнить, что на нем лежало.

— Чернильница.

— Хорошо.

— Несколько листков бумаги.

— Конкретней.

Я слегка расслабился и закрыл глаза. Как там учил Мастер? Мозг никогда ничего не забывает, даже если ты что-то видел мимоходом, главное научиться извлекать нужное из памяти. Учился этому я довольно основательно, благодаря Мастеру. Что ж попробуем.

— Пять, — после секундного размышления ответил я. — Четыре рядом, а пятый чуть в стороне.

— Молодец.

— Еще перстень с топазом, перо, шляпа, кусок хлеба и, кажется, все.

— Ну, по сравнению с твоими прошлыми опытами, очень неплохо. Ты забыл только очки и перочинный нож. В следующий раз будь внимательней.

— Обязательно. В следующий раз постараюсь назвать все. Что будем делать сегодня?

— Сегодня мы займемся медициной. Врача из тебя мне сделать вряд ли удастся, но простую помощь и себе и другим ты оказать сможешь. А также расскажу о некоторых видах особо распространенных ядов.

— А это то зачем?

— Может пригодиться. Знания лишними не бывают. А вдруг тебе придется иметь дело с отравителем?

— Еще и отравители. Это ужасно успокаивает, — пробурчал я.

— Если ты не хочешь, можем не учить. Ты уверен, что ничего не хочешь слышать про яды?

Главное отличие Мастера от Деррона то, что Мастер как будто ничего не заставляет учить и никогда не настаивает. Не нравиться, давай не будем заниматься. Но делает он это таким образом, что отказаться практически невозможно. Кажется, что вот именно это тебе обязательно пригодиться и если ты не выслушаешь, то все обернется для тебя трагедией.

— Нет, нет, все в порядке. Это действительно может оказаться полезным для моего здоровья.

— Может. По крайне мере пренебрегать этим не стоит.

За разговорами мы подошли к лаборатории. Здесь мне приходилось уже бывать неоднократно, но все равно захожу туда с внутренним трепетом. Пожалуй, это было самое интересное место во всем замке. Если не считать библиотеки кого/что} библиотеки>, куда я стал частенько наведываться в пасмурные дни.

— Проходи, не задерживайся.

В лаборатории ничего не изменилось. Так же стояли на столах различные колбы и пробирки. В разных коробочках были разложены какие-то порошки. Аккуратно, стараясь ничего не задеть по дороге, я прошел к свободному столу и сел за него.

— В прошлый раз я рассказал тебе о способе приготовления некоторых лекарств, — начал Мастер. — Какие лекарства?

— От жара, от кашля, от простуды, — начал перечислять я. Вообще-то,<БЮ – дефис и запятая> список был довольно длинным. Моим обучением Мастер занимался весьма основательно.

— Я не просил перечислять список, я просил напомнить мне рецепты и особенности различных трав. Ты уже мог убедиться к каким последствиям может привести неаккуратность.

О да, убедиться я мог. До конца жизни я те кошмары не забуду. Однажды я смешал отвары некоторых трав немного не так, как было велено. В результате, когда вдохнул получившийся газ, на меня стали нападать различные чудовища, и мне пришлось спасаться бегством. Мастер что-то там кричал про галлюцинации, но я ему не верил. Поверил только тогда, когда несмотря ни на что остался жив, а действие моего «лекарства» закончилось. Рецепт я на всякий случай запомнил, вдруг пригодиться, тем более,<БЮ> что он был не очень сложный. Как говорил Мастер: «знания лишними не бывают». Теперь Мастер постоянно требовал от меня, чтобы я ему рассказывал наизусть все рецепты, которые он мне давал.

— Хорошо, — остановил меня Мастер примерно через час. — Вижу, ты действительно все понял. Теперь давай поговорим о ядах. В некоторых странах нашего мира отравление превратилось в искусство. Яд там обычное средство сведение счетов со своими противниками. Не знаю, попадешь ты в такие места или нет, но считаю не лишним подготовить к этому. Особенно уделим внимание противоядиям.

— Я не хочу никого травить.

— А я тебя заставляю? Но, не зная способов отравлений, ты не сможешь эффективно защищаться от них. И потом, яды не обязательно убивают. Они могут заставить человека забыть, скажем, о прошедших сутках. Или вспомни о своем «лекарстве» – это ведь тоже яд.

Я задумался.

— Это конечно, хорошо, но мне все равно не нравится . Просто научите спасаться от яда и все.

— Именно этим я и собираюсь заняться. Кстати, тебе повезло, что не надо изучать магические яды. От них ты надежно защищен своим высоким коэффициентом. А теперь смотри в шар.

Любил я занятия с шаром. С его помощью мне удавалось запоминать любую информацию. Потом, правда, требовалось повторить то, что запомнил и желательно не один раз. Но даже в этом случае это никак не походило на нудную зубрежку в школе.

Уже через два часа я знал все о самых распространенных ядах и о способах отравлений. А так же о противоядиях. Теперь необходимо было потратить время на закрепление пройденного, как говорила наша классная. Эту процедуру Мастер предпочитал проводить с наглядной демонстрацией. Как он сам говорил: в этом случае материал лучше запоминается и усваивается. Как я успел убедиться, в этом он был абсолютно прав.

— Смотри сюда. — Мастер взял одну прозрачную коробочку с серым порошком. — Узнаешь? На, понюхай, быстрее вспомнишь.

— Нет, спасибо, — отстранился я. — Это пыль сверта и ее запах смертелен. Правда, можно в течение часа принять молоко разведенное соком полыни…

Примерно так прошла вся наша беседа. Это, конечно, не могло сделать меня профессионалом в данной области, как и занятия по медицине не могли сделать из меня врача. В обоих случаях важны были не только знания, но и многолетний опыт, который никакой магией получить было невозможно. Однако,<БЮ> если я не стал профессионалом, то не остался и полным профаном. Впрочем, тренироваться я мог на созданных Мастером «куклах», как я делал это на занятиях по фехтованию. Беда была в том, что у меня не было никакого желания осваивать ремесло отравителя. Поэтому маг сосредоточил все усилия на изучении противоядий.

— Ну все. На сегодня с ядами закончим. За один день ты все равно все не выучишь. Даже если будешь пользоваться дей-ча.

— Мастер, я все хотел спросить вас…

— Да?

— Вы говорили, что у меня высокий коэффициент сопротивления и заниматься магией не могу.

— Совершенно верно. Маг из тебя никакой.

— А как же дей-ча?

— Если ты помнишь, я еще говорил, что дей-ча это не магия. Точнее магия, но совершенно особая. Она стоит так же отдельно от обычной магии, как и магия смерти. К ней еще относятся медитация и концентрация внимания. Особенность ее в том, что она направлена на самого человека, который ее применяет и от коэффициента она не зависит. Ей очень сложно научиться, но сделать это может любой и в твоем мире, и в этом.

— Но что же тогда магия и на что влияет коэффициент?

— Магия – это внутренняя сила человека направленная на какой-то предмет или человека с определенной целью. Вот именно направить свою силу на другой объект ты и не можешь. Поэтому ты не можешь мысленно сдвинуть предмет, заставить зимой расцвести цветок или сконцентрировать свет. Подробнее о магии мы еще поговорим в будущем. Тебе необходимо узнать о ее возможностях и законах, по которым она действует. И каким образом ее можно применить в бою.

— Совсем хорошо. Ее еще и в бою применяют?

— Крайне редко, а случаи ее успешного применения вообще можно по пальцам пересчитать. И это за все прошедшие тысячелетия. Я же говорил тебе о защитных амулетах. Так что,<БЮ> делать что-то против человека бесполезно. А вот устроить небольшой камнепад на голову – это можно. В горах,<БЮ> естественно.

Становиться все веселее и веселее.

— Но и здесь есть свои ограничения. Маг должен находиться недалеко от нужного места. А значит, это уже без разницы, магией вызван камнепад или человек скинул камень. Надо быть просто внимательным и <БЮ просится «тогда»> в такую ловушку не попадешься. К тому же есть еще специальные амулеты, которые предупреждают о применении магии недалеко от тебя. Так что и здесь гораздо надежней и проще самому залезть на скалы и столкнуть камень Шансов на успех гораздо больше. Но обо всем этом потом.

— Меня это не успокаивает.

— Не переживай. Поверь, магия,<БЮ> направленная против человека,<БЮ> абсолютно ненадежная вещь. Только по настоящему хороший маг, каких в мире единицы, может навредить кому-то с помощью магии. Но и здесь проще и надежней действовать обычными методами.

— Сверкающий же смог убить короля. Вы рассказывали.

— Сверкающий очень сильный маг и к тому же маг смерти, а это уже нечто совсем другое. Но и ему необходимо находиться в пределах видимости от человека. Но из-за своего высокого коэффициента ты можешь защитить себя и сам себя сам», т.е. союз «и» лишний, или «или можешь и сам себя защитить»><БЮ – да еще и «но» повторяется>, без всяких амулетов. Я обязательно покажу, как это делать. Это тоже магия направленная на себя, кстати, очень эффективная вещь.

— А эта магия действует в моем мире?

— Действует. Иначе я не стал бы столько времени тратить на твое обучение. Вернувшись в свой мир, ты тогда бы просто забыл все, чему я тебя учил.

— Тогда почему я не слышал об этой магии в своем мире?

— Слышал, только не задумывался об этом. Ваши йоги.

— А – а, — я открыл рот. — Это тоже дей-ча?

— Из того же типа магии. Они очень близки, хотя точно сказать не могу. Понимаешь, эта магия из тех, к которой каждый человек должен идти самостоятельно. И того, что человек в ней достигнет, зависит только от него самого и больше ни от кого. Но довольно, ты уже начинаешь клевать носом. Деррон ведь завтра не сделает тебе никакой поблажки.

Это было верно. Скорее наоборот, будет требовать намного больше, чтобы я быстрее пришел в норму.

— До завтра, Мастер. — Я вышел из лаборатории и направился к себе в комнату.

— До завтра, Егор.

Закончился еще один день моего пребывания в этом странном мире, где все основано не на технике, а на магии. Скорее бы все закончилось, и отправиться домой. С мыслью о доме я и заснул.




Похожие:

Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины iconДоживите до популярности или знают
Бог сил, ума и таланта, чтобы создавать что-то важное, реально изменяющее мир вокруг в лучшую сторону а не для того, чтобы привлечь...
Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины iconНад городом Колдобин бушевала гроза. Но, если сказать, что это был обычный акт непогоды, характерный для летнего времени, значит не сказать ничего
«сухую, солнечную и безветренную погоду» без малейших намеков на какие-либо, даже ничтожные осадки. Но природа в очередной раз преподнесла...
Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины iconТурция Подготовили ученицы 10«Б» класса цо №109 Чугунова Александра и Симоненко Алёна
Отношение к одежде в стране достаточно свободное и несет в себе заметные элементы исламской традиции. Деловой костюм, пиджак и галстук...
Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины icon"Вы счастливы или несчастны не благодаря тому, что вы имеете, и не в связи с тем, кем вы являетесь, где находитесь или что делаете; ваше состояние определяется тем, что вы об этом думаете."
Счастье завоевывается и вырабатывается, а не получается в готовом виде из рук благодетеля. И самая трудная часть задачи состоит именно...
Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины iconГималайский набор с собой в Гималаях рекомендуется иметь следующие вещи
Теплую одежду: куртку с капюшоном, не промокаемую (типа утепленной ветровки); шапочку, перчатки и шерстяные носки (эти вещи можно...
Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины iconСтрах исчезнет Становилось темно, а Иисус не приходил к ним
Нам хотелось бы, чтобы солнце никогда не переставало светить, чтобы путь наш был усеян цветами, чтобы вокруг нас беспрерывно раздавался...
Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины icon«Хоббиты» были наследниками древней культуры
Лианг-Буа, вместе с костями «хоббитов» — карликовых людей Homo floresiensis. Исследование показало, что хоббиты были продолжателями...
Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины iconСкачано с www dreamsinbooks narod ru
Уэственд не привык баловать себя такими желаниями. Он всегда был сильно занят для того, чтобы позволить себе несколько минут побаловать...
Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины iconРыбалка у симилланских островов (таиланд)
Острова расположены в Андаманском море Индийского океана в 55 милях на северо-запад от острова Пхукет – всемирном центре экзотического...
Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины iconБег трусцой

Я легкой трусцой бежал вокруг острова. Чтобы не париться в теплую солнечную погоду в одежде, я смастерил себе что-то типа набедренной повязки и надел мокасины iconТебе нравиться убивать варваров, Алерий? спросил Кратон
Алерий беседовал с Кратоном, сидя возле костра. Кратон был в той же систерии, что и Алерий, что позволяло им довольно часто общаться....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов