В. Б. Безгин icon

В. Б. Безгин



НазваниеВ. Б. Безгин
Дата конвертации27.08.2012
Размер111.79 Kb.
ТипСтатья

В. Б. Безгин




АНТИСЕМИТИЗМ В ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ

РУССКОГО КРЕСТЬЯНСТВА КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX в.



Данная статья - это попытка рассмотреть проблему антисемитизма в общественном сознании деревни конца XIX – начала XX вв. Автор, не претендуя на бесспорность выводов, анализирует отношения крестьян к жидам, как традиционно называли евреев в русском селе. Статья написана на основе архивных материалов, отражавших состояние этой проблемы в губерниях земледельческого центра России. Рассматриваемый регион, с одной стороны, типично аграрный, а, следовательно, с хорошо выраженным традиционным укладом, с другой - не являлся территорией компактного проживания евреев и поэтому национальный фактор здесь не играл определяющей роли.

В исторической ретроспективе «еврейский вопрос» постоянно присутствовал в жизни русского села. Это было обусловлено совокупностью причин: религиозных, политических и бытовых. Антисемитизм традиционен для крестьянского сознания. В 1885 г. сенатском докладе князей Голицыных признавалось, что «глубокая антипатия и ненависть к евреям лежит в преданиях, письменности народной, его легендах, - что еще важнее в его религиозном сознании. Это чувство стародавнее, историческое»1. Корреспондент тенишевского этнографического бюро С. С. Кондрашев из Елатомcкого уезда Тамбовской губернии 13 марта 1899 г. сообщал, что местные жители «к людям другой народности и иностранцам относятся враждебно, только с точки зрения вероисповедания. Народ их считает нехристями. Особенно не любят евреев»2. Этнограф В. Бондаренко в своем очерке о быте крестьян Кирсановского уезда Тамбовской губернии (1890 г.) писал, что «евреи в особенности ненавидимы; их жизнь, по своим нравственным качествам кажется зазорной для настоящего крестьянина»3. Авторы сенатского доклада в своем многостраничном труде «О черте оседлости евреев» пришли к выводу, что «каждый еврей в глазах русского простолюдина, прежде всего христопродавец и потомок Иуды Искариота (…) народно – религиозная сказка живописует еврея постоянно в самых мрачных красках и подобное сознание усвоено народом»4.

Исторически евреи занимались в селе весьма специфической деятельностью: ростовщичеством, торговлей краденным, спекуляцией, шинкарством. Это, естественно, вызывало у крестьян – пахарей неприятие, так как все эти занятия в народном восприятии считались греховными, а православная церковь оценивала их как «скверноприбытчество». Не ведя производительный труд, российские евреи предпочитали наживаться за счет ренты, процентов, торговой наценки. Особенно охотно они эксплуатировали народные пороки. Например, вся питейная торговля, особенно в южнорусских губерниях, находилась в руках евреев. По наблюдению исследователя Е. В. Постникова «евреи торговали водкой открыто, распивочно и на вынос, часто не имея патента. «У нас що не жид, то и шинок», - говорили крестьяне.
В донесении волостного правления села Михайловки Мелитопольского уезда утверждалось, что «патенты и другие документы на право торговли евреи получают на имя крестьян, которые за самое ничтожное вознаграждение соглашаются запродать свое имя»5. Спустя четверть века ситуация мало в чем изменилась. В материалах, присланных в адрес Поместного церковного собора, имеются сведения о незаконной торговле водкой евреями накануне и в дни сельских престольных праздников. В одной из писем в частности сообщалось: «Еврейские дома, подлаживаются к общему настроению, запасаются к этому времени крепкими напитками и продают их бойко, не боясь препятствия со стороны полиции, относящейся снисходительно к продаже водки евреями»6.

Активное участие евреев в революционной смуте также не добавляла симпатий к ним со стороны крестьянства. Л. А. Тихомиров в своем дневнике от 29 августа 1905 г. записал: «Ныне господствует … революционное направление: это умственно «зеленая» молодежь и отрицатели русских начал, в том числе конечно и чуждые народности /евреи особенно и поляки/, ну и ссыльные тоже, вообще все обиженные, озлобленные т. н. «существующим строем»7. Большинство антиправительственных высказываний, обнаруженных в ходе перлюстрации департаментом полиции МВД, принадлежало отправителям евреям8. В период с 10 ноября 1905 г. по 10 августа 1906 г. в особом совете МВД было рассмотрено 3377 дел о высылке без суда 12694 человек за революционную деятельность. Среди них 973 еврея9.

Манифест 17октября 1905 г. вызвал всплеск монархических чувств в части российского общества, выразившегося в стремлении защитить устои самодержавия. В определенной мере такие настроения были характерны и для русского крестьянства. В фонде Николая II ГАРФа отложились десятки приговоров сельских и волостных сходов с выражением верноподданнических чувств императору10. Закономерной была и реакция патриотических сил – дать отпор тем, кто бросил вызов царской власти. Крестьяне 12 сел Бабановской волости Юхновского уезда Смоленской губернии в приговоре, адресованном императору, писали: «Скажи, скажи нам слово царское, да услышано будет по всей державе своей, и мы все возьмемся за оружие, дабы устрашить врага беззаконного, Иуду второго. Мы думаем, что такая смута и такой погром в России происходит от евреев, хулителей Имя Православного, и они думают избрать такого царя как Волтасар, который осквернил сосуды Дома Божьего, то этого не будет, пусть дождутся своего мнимого миссию тогда он и будет у них царем»11. Русский мужик воспринимал жида не только как противника веры православной, но и как врага русского самодержавия. И для этого были все основания. О высказываниях евреев, оскорбляющих чувства национального достоинства, писал сельский священник. В качестве примера он приводил одно из таких заявлений: «Мы вам дали Бога, теперь мы вам дадим царя, и вы все будете у нас грязь чистить12. В архивах отложились документы, свидетельствующие об антигосударственной деятельности еврейского элемента. Приведем лишь один пример. Из материалов министерства юстиции: «В январе 1906 года в селе Брасов Севского уезда Орловской губернии мещанин Израиль Айзенов Симонов Дубровский, занимающийся портняжничеством, говорил товарищам по работе, что настоящее правительство в России следует свергнуть и учредить республиканский образ правления. При обыске у Дубровского найдены прокламации противоправительственного характера»13.

Идея представительной власти была чужда русскому крестьянству. «В дарованных народу, в последнее время, самоуправлением право представления о своих пользах и нуждах высшему правительству, для народа непостижимо, ибо он знает только одну власть Царя. А идея правительства, в западном смысле, как оттуда заимствованная, несовместима с народным понятием», - писал автор записки, обнаруженной в фонде Н. П. Игнатьева14. В вопросе о государственном устройстве крестьяне выступали за сохранение самодержавия. «Государственную Думу признаем только как совещательное учреждение», - говорилось в приговоре домовладельцев села Хрущевки Сырской волости Липецкого уезда15. В созданной Государственной думе мужики видели лишь канал, могущий донести до царя их беды и чаяния, некий ретранслятор способный передать отчаяние их положения и надежду на монаршую милость. Такие настроения нашли свое отражение в крестьянских наказах периода 1905 – 1907 гг. В селе Средняя Дорожня Старооскольского уезда Курской губернии общинники на сельском сходе приняли приговор, в котором были следующие слова: «Вся надежда теперь на Царя - Батюшки Душу. Неужели он, наш Царь - Отец, не услышит нас через наших представителей, неужели не даст нам обещанных земли и воли»16. Исследователь А. И. Буганова, который пишет: «Анализ паремиологических материалов, судебно - следственной документации и других источников показывает, что большинство россиян на рубеже веков воспринимали носителя власти позитивно, а государственное устройство мыслилось однозначно в форме монархии, причем абсолютной («Нельзя земле без царя стоять»)17.

Ответом на подъем революционного движения стала консолидация сторонников монархии. Должностные лица и выборные волостного схода домохозяев Больше - Избердеевской волости Липецкого уезда, благодаря императора за оказанные милости, выраженные в манифестах 17 октября и 3 ноября 1905 г., ходатайствовали о принятии самых решительных мер к скорейшему уничтожению «злонамеренных людей» и обращении строгого внимания на свободу печати. 14 февраля 1906 г. председатель Тамбовского Союза русских людей архимандрит Федор сообщил министру внутренних дел о 22 сельских обществах Тамбовской губернии, присоединившихся к союзу, и выразивших готовность «стать на защиту Самодержавного Царя и Веры Православной»18.

В прокатившейся по стране волне еврейских погромов принимали участие и крестьяне. Погромы, конечно же, не были инспирированы властью, а являлись стихийной реакцией на попытку ограничения самодержавия. Официальная точка зрения на природу погромов была такова: «Погромы возникали исключительно вследствие вызывающего образа действий революционеров, в значительной мере евреев, принявших дарованные милости в смысле упразднения всякого порядка и водворения анархии, в которой они стали хозяевами положения и перестали считаться с достоинством верховной власти»19. В данном случае такая оценка, по моему мнению, соответствовала реальному положению дел.

18 октября 1905 г. еврейский погром произошел в Орле. Оттуда сообщали: «Крестьяне идут на помощь полиции, подговоренные спасать царя, т. к. евреи якобы хотят поставить на его место Цодикова (лидер местных эсеров – В. Б.)»20. Известный общественный деятель С. Н. Прокопович в своем обзоре аграрного движения приводил следующее свидетельство корреспондента из Кирсановского уезда Тамбовской губернии: «Аграрное движение вызвано тем, что со всех концов России … донеслись до сел слухи, что в городах безнаказанно бьют жидов и позволено грабить их имущество»21. Из Воронежской губернии 26 октября 1905 г. полиция докладывала о разграблении местными обывателями на станции Курбатово Нижнедевицкого уезда торгового заведения еврея Розова. «Крестьяне отдали разграбленное имущество, заявляя, что были введены в заблуждение прибывшим из города Воронежа их односельчанином, … который уверял их, что евреев грабить разрешено»22. Вот выдержка из донесения министру юстиции от 4 июля 1906 г. о еврейском погроме в с. Рассказово Тамбовской губернии: «29 июня 1906 г. по окончанию ярмарки в с. Рассказово толпа местных жителей в несколько тысяч человек произвела беспорядок, сопровождавшийся разгромом товара трех еврейских лавок. Разгром происходил несколько минут. Задержано 8 человек. Пристав 2-го стана Тамбовского уезда, руководствуясь 21 Ст. Положения об усиленной охране постановил: крестьян с. Рассказово Василия Перегудова, Александра Ракшина и Андрея Мапирова, с. Большой Богословки Илью Маркова, дер. Больших Туляк Нижнее - Спасской волости Федота Алехина и дер. Надеждиной Пичерской волости Ивана Карпухина за руководство погромом и личное участие в нем задержать»23. «26 декабря 1905 г. в Орловской губернии крестьяне дер. Петросель рубили лес помещика Евтахина, а крестьяне дер. Давыдчич пытались разгромить поселок при станции Дубровка, где живет много евреев, и побили стекла в некоторых домах. Сюда был послан взвод казаков»24. Это происходило в черноземных губерниях, где процент евреев в удельном весе населения был крайне незначителен.

Поистине «золотой век» для российского еврейства наступил после октября 1917 г. Крестьяне быстро заметили преобладание еврейского элемента в числе прибывавших из уезда и губернского центра командированных, ответственных и уполномоченных работников. Но в полной мере ненависть к себе со стороны «жидо – комиссария» русские хлеборобы смогли ощутить в период продразверстки. «Обладателям хлеба, - сообщал в Наркомпрод из Коротоякского уезда Воронежской губернии уполномоченный Д. Гольдман, - удавалось привлекать на свою сторону бедноту, и бывали случаи, когда все жители деревни по набатному звону собирались, вооружались кто чем мог и бывали готовы оказывать нашему отряду сопротивление»25. Писатель А. И. Солженицын в своем исследовании русско - еврейских отношений «Двести лет вместе» пишет о периоде продразверстки на Тамбовщине: «И - чего ожидать от тамбовских крестьян … вдохновители хлебной разверстки, секретари губкома П. Райвид и Пинсон, а зав. отделом пропаганды Эйдман? Тамбовский гупбродкомиссар, который непомерным налогом и вызвал восстание, - Я. Гольдин, а прославившийся начальник продотряда, поровший крестьян за несдачу – Н. Марголин. … полномочным представителем ВЧК по Тамбовской губернии … был - Лев Левин …» Межведомственную комиссию по борьбе с бандитизмом», возглавил Эфраим Склянский, тамбовский крестьянин узнавал то из прокламаций и делал свои выводы»26. «Предупреждаю, - назидал Яков Гольдин продотрядам и агентам в распоряжении от 11 июня 1920 г., - никаких колебаний, действуйте массой и конфискуйте только в массовом масштабе»27. Закономерной реакцией на ограбление деревни и насилие над крестьянством стало повстанческое движение, с характерным для него размахом и ожесточенностью.

После гражданской войны в стране началась подлинно еврейская экспансия в органы власти. В результате такого «хождения во власть» большинство должностей, начиная с волостного уровня и кончая центральными органами, оказалась занята представителями малой нации. Хорошо передал суть произошедшего в стране захвата власти еврейством Питирим Сорокин. В «Крестьянской России», сборнике статей, издаваемом в Праге, в 1923 году он писал: «Процесс заполнения командующих позиций и привилегированных слоев общества этнографически нерусскими элементами, в частности евреями, начавшийся со времен октябрьской революции, продолжался и шел «crescendo». В 1922 г. огромное количество ответственных мест, как в правительственных учреждениях, так и в промышленности и в торговле – частной и государственной – было занято евреями. Равным образом шел «crescendo» и процесс перемещения из местечек в города, особенно в столицы, население которых сильно изменилось, в частности семитизировалось»28. Такая ситуация рождала со стороны сельских жителей вполне определенные настроения. Суть их передает содержание листовка, имевшей хождение среди крестьян Борисоглебского уезда Тамбовской губернии в январе 1925 г. Вот выдержки из ее текста: «Семь лет большевики отбирают у нас скот, хлеб, разоряют хозяйство, нажитое потом и кровью. Русский народ, опутанный хитрыми словами большевистских лидеров, не мог разобраться, где истина. Но прошла эта пора, и народ понял, что большевики угнетатели крестьянского народа. … Теперь каждый из вас знает, что большевики являются захватчиками власти. … Крестьяне довольно страдать от ига большевиков! Довольно гнуть шеи коммунистической сволочи. … Проснись русский народ. Сбрось с себя жидовское ярмо!»29.

Преобладание лиц еврейской национальности во властных структурах, особенно в репрессивных органах, давали основания сельскому обывателю воспринимать коммунистическую власть, как жидовскую. Всплеск юдофобии в советском обществе во второй половине 1920 –х гг. не был случайным и являлся закономерным следствием еврейского засилья предыдущего периода. Следует признать, что антисемитизм как проявление крестьянского консерватизма был присущ общественному сознанию русской деревни конца XIX – начала XX в.


Примечания:

1 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 586. Оп. 1. Д. 98. Л. 57об.

2 Российский этнографический музей (РЭМ). Ф. 7. Оп. 2. Д. 2033. Л. 4.

3 Бондаренко В. Очерки Кирсановского уезда Тамбовской губернии // Этнографическое обозрение 1890. № 6 - 7. С. 78.

4 ГАРФ. Ф. 586. Оп. 1. Д. 98. Л. 131.

5 Постников Е. В. Южно - русское крестьянство. М., 1891. С. 132.

6 ГАРФ. Ф. Р. – 3431. Оп. 1, Д. 332. Л. 2.

7 ГАРФ. Ф. 634. Оп. 1. Д. 13 (5). Л. 465.

8 См.: ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. Оп. 265.

9 Сельский житель. Деревенская неурядица. СПб., 1907. С. 11.

10 ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 905. Л. 1 - 30.

11 Там же. Л. 43.

12 ГАРФ. Ф. Р. – 3431. Оп. 1, Д. 329. Л. 3.

13 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 124. Оп. 44. Д. 2092. Л. 3об.

14 ГАРФ. Ф. 730. Оп. 1. Д. 1495.

15 Тамбовские епархиальные ведомости. 1906. № 1. Часть неофициальная. С. 38.

16 Сенчакова Л. Т. Приговоры и наказы российского крестьянства 1905-1907 гг. По материалам центральных губерний. Ч. 2. М., 1994. С. 210.

17 Буганов А. В. Отношение к русским царям в народном сознании XIX – начала XX веков // Куда идет Россия? Формальные институты и реальные практики / Под. общ. ред. Т. И. Заславской. М., 2002. С. 259.

18 Цит. по: Безгин В. Б., Ильин С. А. Крестьянство и русские национальные организации Тамбовской губернии в российской революции (1905 – 1907 гг.) // Гуманитарные науки: проблемы и решения. Сб. науч. ст. СПб., 2003. С. 301, 303.

19 Материалы к истории контрреволюции. Погромы по официальным данным. СПб., 1908. Т. 1. С. 4.

20 ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. Оп. 1905. Д.1350. Ч. 47. Л. 17.

21 Цит. по: Вронский О. Г. Государственная власть России и крестьянская община. Рубеж XIX – XX вв. – 1917 г. (по материалам губерний земледельческого центра страны). Дисс. … док. ист. наук. М., 2001. С. 284 - 285.

22 Цит. по: Рылов А. Ю. Правое движение в Воронежской губернии. 1903 – 1917. Воронеж, 2002. С. 40.

23 РГИА. Ф. 1405. Оп. 108. Д. 6919. Л. 1, 2.

24 ГАРФ. Ф. 102. ДП ОО. Оп. 1906 (II) Д. 700 Ч. 7. Л. 2.

25 Цит. по: Осипова Т. В. Российское крестьянство в революции и гражданской войне. М., 2001. С. 134.

26 Солженицын А. И. Двести лет вместе. М., 2002. Ч. II. С. 133.

27 Государственный архив Тамбовской области (ГАТО). Ф. Р. –1. Оп. 1. Д. 234. Т. 1. Л. 501.

28 Сорокин П. Россия после нэпа // Крестьянская Россия. Сб. ст. Ч. II-III. Прага: Изд-во «Крестьянская Россия». 1923. С. 147.

29 ГАТО. Ф. Р. – 1. Оп. 1. Д. 1432. Л. 5.




Похожие:

В. Б. Безгин iconИсточник: еженедельник «Рыбный Мурман» №3 1966 года
Безгин а. А., капитан-поисковик. В середине 1960-х годов возглавлял экипаж срт-1043 «Аргунь», который в зимний период 1965-66 годов...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов