Журавлёва Ольга Михайловна icon

Журавлёва Ольга Михайловна



НазваниеЖуравлёва Ольга Михайловна
Дата конвертации27.08.2012
Размер199.93 Kb.
ТипДокументы

Журавлёва

Ольга Михайловна


(Санкт-Петербург)

Филарет (Дроздов),

как представитель церковного консервативзма.


Церковь, как учреждение и как иерархия, по своей сути консервативна. Церковное право основывается на древнейших правилах и законах, система управления и церковная организация также сохраняются с древности, вера – это то, что священнослужители призваны охранять и защищать. Тем не менее, церковь, как и любой другой организм, подвержена изменениям. Они могут происходить вслед за изменяющимися условиями ее существования, вследствие внутренних процессов, а также насаждаться директивно. Имеется в виду, как реформирование системы в целом (основ епархиального управления, церковного суда, и др.), так и частные отступления от принятых норм (исключительные нормы церковного права для отдельного региона, принятые постановления, регулирующие конкретные вопросы иначе, чем это было принято ранее). Учитывая, что консервативная идеология не отрицает возможность проведения реформ, для нас интерес представляют те области функционирования церкви и те государственные вопросы, которые привлекали внимание высших церковных иерархов (их влияние являлось определяющим) с точки зрения возможности или нежелательности их реформирования.

Рассматривая приверженность митрополита московского Филарета (Дроздова) консерватизму, мы будем основываться на понятии консерватизма и как «политической философии, ориентированной на защиту традиционных устоев общественной жизни»1, и как умонастроения конкретной личности, характеризующегося «приверженностью традициям, стабильности, упорядоченности»2, личности, считающей основной задачей образования не раскрепощение человека, а приучение его к дисциплине.

Говоря о консерватизме церковных иерархов в целом, необходимо различать консерватизм собственно церковный (в том числе и религиозный), связанный с вопросами функционирования церкви, и правительственный, когда приходилось высказывать мнения о государственной власти и ее действиях. Не каждый православный архиерей, не говоря уже о простом священнослужителе, имел возможность проявить свою приверженность консерватизму в области государственной политики, тем более, влиять на нее, но ничто не мешало ему придерживаться консервативных взглядов на религиозную практику. Филарет (Дроздов), митрополит московский, принадлежал к числу влиятельных иерархов, обладавших большой властью и авторитетом, достаточным, чтобы с его личными взглядами считались. Однако благодаря тому, что он никогда не являлся первоприсутствующим членом Св.Синода, высказываемые им суждения оставались мнением частного лица, формально не отражавшими позиции всей русской православной церкви. Фактически же, его проповеди и мнения, опубликованные в 40-80-е гг. 19 в. должны были согласовываться с взглядами официальной церкви.


Его мнение могло бы остаться мнением частного лица, если бы не его духовный сан и то положение, которое он занимал в русской православной церкви. Одной из прямых задач пастыря являлась проповедь, которую слушали прихожане, а поскольку Филарет проповедовал в крупнейших соборах и по поводу самых значимых праздников, то на его проповеди стекались толпы народа. Учитывая признанный современниками его проповеднический талант, можно предположить, что его высказывания имели значительное влияние. Благодаря своему авторитету среди церковных иерархов митрополит московский влиял и на официальную позицию русской православной церкви. Во многом Филарет (Дроздов) влиял и на государственную политику, хотя, по сути, не являлся идеологом консерватизма в России, а лишь его приверженцем. Влияние его распространялось и на решения, принимаемые императорами в области, как церковной политики, так и светской3.

В данной статье мы обратимся к взглядам Филарета, как представителя влиятельной корпорации крупнейших церковных иерархов 19 в., от мнения которых зависела официальная церковная политика. Таким образом, будем считать, что во многом анализируем позицию русской православной церкви середины – второй половины 19 в.

Полагая, что церковь по определению консервативна, мы рассмотрим вопросы, вызывавшие споры среди архиереев, которые придерживались либо реакционных, либо либеральных взглядов (но неизменно в рамках консервативной идеологии). В современной историографии высказывалось мнение, что священнослужитель дореволюционной России, прежде всего, являлся «идеологическим работником», а православие не могло допустить существование другой идеологии, тем более «идеологии модернизации»4. Соглашаясь, в общих чертах, с данным тезисом, отметим, что духовенство имело свои интересы, которые защищала, в первую очередь, государственная власть. На наш взгляд, причиной необходимости поддерживать государственную идеологию и политику являлся официальный статус православной церкви в России.

^ 1. Церковный консерватизм.

Религиозный консерватизм5 присущ церковной организации в связи с ее прямым назначением – охраной вероучения и богослужения. В 19 в. в духовных и светских кругах обсуждалась возможность слияния русской православной церкви с греческой, англиканской, протестантской и американской. Митрополит московский в данном вопросе придерживался строго консервативной позиции – ни ради сближения с восточными православными церквами, ни, тем более, с католиками или протестантами, не следует менять принятых правил богослужения. По его мнению, сближение возможно, только если представители других вероисповеданий примут основные условия, касающиеся особенностей вероучения или богослужения, принятых в русской православной церкви. Боясь прослыть «либералом» в данном вопросе, архимандрит Антонин (Капустин) писал Филарету: «на своей малой страже православия стою крепко», объясняя приписываемую ему склонность к «новизне» тем, что в его словах может отражаться «дух эпохи, жаждущей во что бы то ни стало перемен, коими знаменуется, почти боготворимый современный прогресс, с крайнею осторожностью позволяемый в делах церкви!»6 Несмотря на возможность существования различных взглядов, мнение Филарета (Дроздова) было преобладающим.

Митрополит московский являлся представителем той категории православных архиереев, которые в вопросах церковной администрации и суда отдавали предпочтение древним правилам по сравнению с законами и постановлениями более новыми. В целом, Синод в первой половине 19 в. придерживался того же мнения, решаясь на составление законопроектов только в случае невозможности применить даже те правила, которые имели отдаленное отношение к рассматриваемому делу. По справедливому замечанию анонимного автора, изучавшего практику Св.Синода, «признание аналогии как средства восполнения пробелов права православная церковь не только допускала в практике, но и возвела в теорию»7. Тем не менее, новые постановления появлялись, вызванные местными прецедентами. Митрополита московского от Присутствия Синода отличало то, что он признавал приоритет в решении церковных вопросов за вселенскими соборами древней церкви, правилами апостолов и святых отцов, а не за недавними указами Синода. Он считал, что последний мог только разъяснить непонятное, расширить действие того или иного правила, но не изменить его смысл8. Широко известны «споры»9 Синода и Филарета по поводу духовного родства, как препятствия к браку. При отсутствии четкого правила, митрополит московский поступал по аналогии с постановлениями о кровном родстве, однако его чрезмерная строгость не нашла поддержки в Синоде, и впоследствии, особыми распоряжениями 1870-х гг., вопрос был решен не в пользу мнения Филарета.

Филарет не рекомендовал следовать и существовавшей где-либо традиционной практике, поскольку считал, повиновение древнейшим правилам «высшей обязанностью» архиерея10. Следование традиции могло, впрочем, с точки зрения митрополита московского, выполнять вспомогательную роль. Ссылаясь на существующий в епархии обычай, он подтверждал тем самым правильность примененного правила, указывая, что дело «единообразно с решенным при предшественнике»11.

Желая выглядеть объективным, Филарет предлагал доказать, что другое решение лучше: «Не желаю упорствовать, а желаю приять лучшее, как скоро мне покажут оное: только думаю, что здесь очень кстати правило: не прелагать пределов, которые отцами положены»12. Нам представляется подобное пожелание, скорее, формальной вежливостью, т.к. свою точку зрения Филарет всегда мог обосновать.

Важной составляющей функционирования системы управления православной церковью митрополит московский считал неформальное общение между иерархами, частную переписку между ними с целью унификации епархиальной политики. Филарет писал: «Понятно само собою, что при недостатке епископских общений, опытность одних не может приносить плодов, которые могла бы принести посредством подаваемых советов, и неопытность других может иногда приносить незрелые плоды незрело обдуманного действования»13.

В целом, это привело бы к «реформированию» существовавшей системы указов от имени Синода, посылавшихся отдельным архиереям, в результате чего в различных епархиях действовали различные правила администрации и суда. Однако речь идет о реформировании системы посредством возвращения к забытой традиционной норме. Несомненный традиционализм14, сочетающий в себе, в том числе, и стремление к унификации, отличает религиозную практику митрополита московского.

Филарет призывал архиереев руководить всеми сферами епархиальной жизни, в их числе не только управление подведомственным духовенством, но и духовная цензура, и надзор за функционированием духовно-учебных заведений. Руководящая роль преосвященных над семинариями и академиями была утверждена еще уставом духовных академий 1814 г., но не все своим правом пользовались15. Четкая позиция митрополита в данном вопросе говорит о его управленческом консерватизме, поскольку свобода и возможный демократизм академических правлений стеснялись волей архиерея.

О том же свидетельствуют взгляды Филарета и на возможность выбора благочинных самими священниками, т.е. будущими подведомственными. В 60-е гг. 19 в. этот вопрос широко обсуждался16. Митрополит московский считал, что нельзя доверять священникам выбор благочинного, поскольку это не что иное, как «подражание распространяющемуся демократическому направлению»17, стремление к «гласности и выборному началу», распространившиеся в обществе18, которое, однако, не принесет пользы.

Частью церковного управления являлись также и духовные школы. Одной из важных задач Филарет (Дроздов) считал «наставление» учеников и студентов духовных училищ, семинарий и академий, возможность их контролировать, необходимость постоянного присутствия наставника или добропорядочных родителей. Обращаясь к действиям митрополита в области духовного образования, равно как и воспитания юношей, нужно отметить последовательность, позволяющую отнести его к приверженцам консерватизма, но не дающую права назвать реакционером, поскольку он не являлся противником перемен. С одной стороны, он считал, что преподаваемые предметы должны быть, по преимуществу, церковными, а не светскими, отрицал необходимость преподавания сельского хозяйства и медицины в семинариях. С другой стороны, не считал необходимым не только обучение на латинском языке, но и большое количество часов латинского языка, поскольку в результате студенты не смогли бы объяснить своей пастве основы веры, не умея излагать мысли по-русски. Кроме того, он допускал преподавание по конспектам, что одобрялось не всеми членами Синода19.

Филарет готовил проект создания удаленного от «мира» учебного заведения с духовно-воспитательными функциями, где образование сочеталось бы с постоянным духовным наставничеством20. Задуманное осуществить не удалось. Однако в московской епархии он, по возможности, придерживался следующих принципов: максимальная удаленность духовных школ от крупных населенных пунктов, преобладание в них преподавателей из духовенства, ограниченная численность учащихся (для надзора, руководства и охраны), возможность для учащихся жить в доме родителей.

Не менее важным вопросом являлось рукоположение студентов в священный сан. Разногласия вызывал возраст, начиная с которого разрешалось рукоположение. Здесь, также как и во многом другом, Филарет старался придерживаться правил древней церкви, считая, что священники моложе 30 лет не могут полностью отвечать потребностям паствы. Однако практика была далека от идеала, и митрополит московский понимал, что назначение на священнослужительское или диаконское место связано с получением оклада и улучшением материальных условий. «Во все управление мое не производилось даже студентов ранее двадцатилетнего возраста»,– писал он своему викарию, епископу дмитровскому Леониду (Краснопевкову),– «и вы, кажется, не чужды справедливого мнения тех, которые жалуются на раннее производство в церковные степени. Надобно по возможности приближаться к правилам церковным, если нельзя вдруг ввести строгость их»21. Тем не менее, он старался ограничить количество молодых священников, следуя составленным им самим правилам о «замещении священнических и дьяконских вакансий по Московской епархии окончившими курс семинаристами»22, в которых при назначении священника явное предпочтение отдавалось «достойному», не замеченному в предосудительном поведении дьякону с опытом службы.

Если в общегосударственном масштабе консерватизм Филарета проявлялся в том, что он предпочитал интересы общества интересам отдельной личности, то и в масштабах учебных заведений он больше заботился об авторитете и престиже духовной школы. С приоритетом общего блага связано также и его стремление не удерживать в духовном училище (и даже в духовном звании) ученика, замеченного в плохом или несвойственном будущему священнослужителю поведении, с его точки зрения учителя и начальство были ответственны за учащихся и за выполнение ими всех его распоряжений.

Значительную роль в деятельности епархиальных архиереев играла борьба со старообрядцами. С одной стороны, митрополит московский, как представитель церковной иерархии, рассматривал их не как подданных, а как отступников от истинной веры. С другой стороны, он занимал особую позицию среди представителей церкви, поскольку его действия были последовательными, взвешенными и в большей степени консервативными.

Секретный комитет, учрежденный в 1864 г. и состоявший из духовных и светских лиц23, составил проект нового закона о старообрядцах, лишь некоторые пункты из которого принял митрополит московский. Члены комитета считали недопустимым и «странным» непризнание правительством староверов, тогда как это существующий факт. Филарет уточнял: «факт, существующий незаконно»24. Комитет предложил отказаться от разделения старообрядцев на «более и менее вредные секты», Филарет доказывал обоснованность более раннего закона. Вредными считались те старообрядческие толки, которые не признавали брак и не молились за царя, т.е., с точки зрения митрополита московского являлись вредными для государства и неверными царю, а закон обязан защищать царя и государство25.

Филарет пытался отстоять все принципиальные положения существовавшего к 1864 г. законодательства о старообрядцах, доказывая их актуальность. Кроме того, его консерватизм проявился и в другом. Он особенно акцентировал внимание, что новое законодательство принесет пользу лишь незначительной части населения страны26, что не могло, с его точки зрения, являться аргументом в пользу его необходимости, поскольку лучше принести пользу большинству, чем ввести большинство в «соблазн».

В древней церкви не было распространено постоянное перемещение архиереев из одной епархии в другую. Будучи противником участившихся в русской православной церкви27 перемещений преосвященных, Филарет, тем не менее, писал, что «нельзя оспорить сию мысль, хотя не всегда можно держаться ее»28. Препятствием к удержанию архиереев на одном месте, с его точки зрения, могли послужить потребности епархии29.

^ 2. Правительственный консерватизм.

Кроме вопросов внутрицерковного значения епархиальный архиерей, как пастырь, вынужденно сталкивался с необходимостью оценивать и разъяснять пастве явления общегосударственного значения. Митрополит московский видел в этом и свой долг. Иногда он считал необходимым выходить за рамки своих полномочий, чтобы предотвратить возможный «соблазн». Прямой обязанностью архиерея являлась охрана православного населения от безнравственных сочинений. Филарет видел свою обязанность шире, рассматривая не только духовные издания, но и светские, обращаясь в случае необходимости за помощью в Синод или к обер-прокурору лично. Общий взгляд Филарета на цензуру и ее назначение в государстве представлен в его письме 1860 г. обер-прокурору А.П.Толстому. Поводом к письму послужила книга «Народные русские легенды», изданная М.Н.Щепкиным и К.Солдатенковым, которую митрополит назвал примером «неохранительного действия цензуры». Зная, что предварительная цензура существует не во всех европейских государствах, он отмечал, что вместо того трижды провинившееся издание там закрывают, а для автора и издателя «вредной книги» существует специальная судебная процедура. В самой же цензуре он видел доброту, отсутствующую в неограниченной свободе книгопечатания, поскольку книга не допускается в печать, тем самым пресекается вред, а автор освобождается от ответственности. Но положительное значение цензуры пропадает, если книга, достойная запрещения, издана, а виновных в этом не судят.30 Поддержка необходимости охранительной функции предварительной цензуры, как одного из признаков консервативной идеологии, также присуща митрополиту московскому. Осуждая сочинения Фонвизина «Поучение в Духов день» и «Послание к слугам моим», Филарет писал, что дело даже не в том, как автор изобразил духовенство, а в том, что «хождение в народе сочинений, которые от первого до последнего слова наполнены кощунством, неверием и безнравственностью, есть опасная зараза»31.

В.Назаревский, собравший в одном сборнике все изречения митрополита московского о государстве32, отмечал, что Филарет указывал на непроизвольный характер государства, как силы природы, предваряющей всякий договор и соглашение. Воспринимая власть царя, как Божественный дар, самого царя, как воплощение Бога на земле, Филарет считал, что противоестественно передавать богоданную власть народу33. Митрополит являлся сторонником восприятия России через триаду «самодержавия, православия и народности», понимая ее в значении единства веры и народа, придающего силу самодержавному государству: «Единство веры есть важное подкрепление единству народности, и оба сии единства вместе имеют важное отношение к силе Государства»34. Проводя параллель между Богом и государем, Филарет объясняет существование самодержавия: царь создан Богом по примеру своего единоначалия, самодержавие – по аналогии с «вседержительством» Иисуса Христа, а наследственность власти царя – поскольку само царство Божие является непреходящим35. Рассматривая таким образом государственный строй России, митрополит не мог не придерживаться идеологии консерватизма, призывавшей охранять его словом и делом существующий строй, как духовное звание призывало его охранять православную веру.

Нам представляется, что изданные проповеди Филарета, одобренные Синодом, являются отражением позиции Церкви, потому приведем его восприятие взаимоотношений церкви и государства в России. Митрополит московский спрашивал слушавших его проповедь мирян: «Не потому ли Священник проповедует почтение к Царю, что надеется от него покровительства своему служению? Не потому ли Царь покровительствует Олтарю36, что надеется иметь его подпорою Престола? Не взаимная ли только польза соединяет Олтарь с Престолом?»37. По его мнению, польза – это лишь побочный результат взаимодействия церкви и государства, поскольку церковь не боится остаться без покровительства, но проповедует почтение к царю «по чистой обязанности». Воспринимая таким образом свою обязанность, церковная иерархия, в целом, и Филарет, в частности, должны были в своих проповедях укреплять в прихожанах не только почтение к власти, но и повиновение, и готовность к жертвам. Любое ослабление повиновения, по мнению митрополита московского, «ослабило бы основание общества»38.

В период подготовки отмены крепостного права в одном из писем Филарет писал: «Вопрос о крестьянах, темный, спорный, неразрешенный, не позволяющий еще предвидеть, какое будет решение, таков, что о нем только по необходимой обязанности говорить можно, и то с большою осторожностью», «мы имеем долг наставлениями поддерживать в подданных верность и преданность к Благочестивейшему Государю, для сего прилично сказать в проповеди, что он печется о возвышении, благосостоянии всех сословий, не исключая и низших»39. Не предугадав действий правительства, духовенство, с точки зрения митрополита, напрасно бы сошло с церковной дороги, чтобы оступиться на «политическом поприще». Филарет (Дроздов) имел непосредственное отношение к составлению самого манифеста об отмене крепостного права, выполняя поручение императора. С нашей точки зрения, он бы приветствовал, во всяком случае, официально, любое действие правительства, поскольку его позиция определялась не самостоятельными политическими взглядами, а поддержкой правительственных мер, если они не касались непосредственно церкви.

Поддержка государственной политики со стороны церкви и, в частности, Филарета (Дроздова) нашла выражение и в проведении расследования о происшествии в Казанской губернии, когда 150 студентов духовной академии и университета 16 апреля 1861 г. служили панихиду по убитым в себе Бездне. Для выявления виновных в распространении «вредного учения» в Казань был направлен архимандрит московского Даниловского монастыря Иаков (Кротков), получивший инструкцию лично от митрополита московского40.

Приведенные взгляды митрополита московского на свое назначение как церковного иерарха, представленные основные вопросы, подвергавшиеся разнообразным оценкам со стороны архиереев, позволяют охарактеризовать Филарета (Дроздова), как типичного представителя консервативной идеологии. Его теоретические построения и система аргументации свидетельствуют о приверженности традиционным ценностям. Существуя и действуя в определенных исторических условиях и являясь главой второй по значению епархии, в целом, он не мог занимать иной позиции. Принципиальность его суждений вызвана, скорее, типичной для священнослужителя системой ценностей. Однако в той области, в которой могли существовать разногласия среди самих служителей культа, он занимал охранительную позицию, но не реакционную. Именно тут проявились в полной мере его личные взгляды на роль церкви и ее задачи. Стоя на страже существующего государственного строя, поддерживая во всем действия правительства, церковно- и священнослужители, с точки зрения митрополита, должны были не только исправлять духовные требы, но и разъяснять пастве истины веры, государственного учения и укреплять в народе верность царю. При этом инициатива на местах в Московской епархии сковывалась строжайшим надзором со стороны благочинных, а сфере образования – контролем со стороны самого Филарета. Ограниченность взглядов митрополита московского была вызвана объективными причинами, его представления и действия могли отличаться от мнения синодального большинства, но, будучи последовательными, являлись составной частью единой концепции церковного функционирования.

Классифицируя взгляды митрополита московского в системе современных представлений о консерватизме, они характеризуют его, как типичного представителя традиционализма, поддерживающего охрану и защиту традиционных ценностей, приоритет общественного над личным, идею «органического общества», подчиненности индивида государственной власти, но не лишенного способности менять существующие правила в ответ на перемены, происходящие в обществе.

1 Политология: Энциклопедический словарь / Общ. ред. и сост. Ю.И.Аверьянов. М.: Изд-во московского коммерческого университета. 1993. С. 139.

2 Там же. С. 139.

3 Зная уважительное отношение к Филарету (Дроздову) со стороны Александра II, министр народного просвещения Е.В.Путятин в секретном письме от 12.10.1861 г. просил митрополита объяснить императору, насколько «опасное» положение сложилось в Санкт-Петербурге, и убедить, что «нужна большая твердость и сильные меры». (Письмо генерал-адъютанта, адмирала Е.В.Путятина // Письма духовных и светских лиц к митрополиту московскому Филарету (с 1812 по 1867 гг.), изданные с биографическими сведениями и пояснительными примечаниями А.Н.Львовым. СПб., 1900. С. 564.)

4 Шевченко В.Н. Общественная мысль и государственная власть: проблемы взаимодействия // Общественная мысль в России: Материалы и дискуссии. М., Изд-во РАГС, 1998. С. 16.

5 Современное понимание религиозного консерватизма, как образа жизни в соответствии со Священным Писанием и традицией, полагаю для 19 в. неуместным. Для Православной России – это сохранение вероучения и богослужения в рамках правил, сложившихся после раскола. В связи с таким пониманием консерватизма очевидно отрицательное отношение официальной церковной корпорации к обновленчеству.

6 Письмо архимандрита Антонина (Капустина) от 17.01.1861 // Письма духовных и светских лиц к митрополиту московскому Филарету. С. 477-480.

7 Общие начала, которыми руководствуется Святейший Синод в приложении правил древней церкви // Православное обозрение. 1875. Т. 2. С. 201-202.

8 Записка митрополита Филарета, озаглавленная: «О собрании церковных законов, и издании полного текста церковных правил». 24.10.1836 // Собрание мнений и отзывов Филарета, митрополита московского и коломенского, по учебным и церковно-государственным вопросам, изданное под ред. преосвященного Саввы, архиепископа тверского и кашинского. В 7 кн. Т. 1-3. СПб., 1885; Т. 4. М., 1886; Т. 5 (в 2-х кн.). М., 1887; Доп. т. СПб., 1887. Т. 2. С. 383.

9 Подробно оценку мнения Филарета (Дроздова) см.: Меньшиков А. Воззрения московского митрополита Филарета по вопросам: о церковном законодательстве, о материальном обеспечении духовенства, о снятии священного сана и о браке. Казань, 1894. С. 158-166.

10 Письмо митрополита Филарета к ярославскому архиепископу Евгению, с разъяснением оснований воспрещения причетникам, двоеженцам, входить в алтарь и надевать стихарь. 21.06.1849 // Собрание мнений и отзывов Филарета… Т. доп. С. 276.

11 Центральный исторический архив Москвы. Ф. 203. Оп. 762. Д. 149 (О незаконном вступлении в брак 14-го кл. Алексея Иванова Давыдова с княжною Марьей Алексеевной Трубецкою (бывших восприемниками при крещении одного младенца).). Л. 12-12 об.

12 Переписка Филарета митрополита московского с С.Д.Нечаевым. СПб., 1895. С. 25.

13 Речь к новопосвященному епископу Дмитровскому, Порфирию. 21.11.1858 // Слова и речи синодального члена Филарета, митрополита московского. Собр. 2-е. М., 1861. Ч. 3. С. 388.

14 Следуя современной терминологии, традиционализм считается одним из направлений консервативной идеологии.

15 «Не понимаю, почему некоторые архиереи ставят себя в стороне от семинарии. Архиерей имеет и право и обязанность руководствовать свою семинарию; только не должен поступать против устава»,- писал Филарет (Дроздов) архиепископу Гавриилу (Розанову) в 1833 г. (Письма в бозе почившего святителя Филарета, митрополита московского к Гавриилу архиепископу тверскому // Душеполезное чтение. 1869. Ч. 2. С. 195.)

16 Папков А. Церковно-общественные вопросы в эпоху царя-освободителя. (1855-1870). СПб., 1902. С. 117-119.

17 Письма московского митрополита Филарета к покойному архиепископу тверскому Алексию. С. 245-246.

18 Записка митрополита Филарета о выборе благочинных // Собрание мнений и отзывов… Т.5. Ч. 2. С. 809.

19 Против выступали митрополиты Серафим (Глаголевский) и Евгений (Болховитинов). См.: Письмо Григория (Постникова) Филарету (Дроздову) от 28.04.1825 // Письма духовных и светских лиц к митрополиту московскому Филарету (с 1812 по 1867 гг.), изданные с биографическими сведениями и пояснительными примечаниями А.Н.Львова. СПб., 1900. С. 82.

20 См.: Покровский А. Митрополит московский Филарет и духовные школы (К вопросу о реформе духовно-учебных заведений) // Душеполезное чтение. 1906. Кн. 3. С. 468-469, Кн. 4. С. 601-604.

21 Письма Филарета митрополита московского к Леониду епископу дмитровскому, впоследствии архиепископу ярославскому. М., 1883. С. 32.

22 Правила перечислены, например, в статье: Из моих личных воспоминаний о святителе Филарете Московском // Душеполезное чтение. 1869. Ч. 1. Известия и заметки. С. 81.

23 В особый временный комитет по делам о раскольниках входили: Панин (председатель), архиепископ тверской Филофей, архиепископ рижский Платон, протопресвитер Василий Бажанов, кн. В.Долгоруков, А.А.Зеленой, П.А.Валуев, Д.Н.Замятин, А.П.Ахматов, кн. С.Н.Урусов и Д.М.Сольский.

24 Мнение митрополита Филарета, «о предположениях к составлению нового закона о раскольниках». 11-14. 07. 1864 // Собрание мнений и отзывов Филарета… Т. 5. Ч. 2. С. 600.

25 Там же. С. 603.

26 По подсчетам митрополита московского в 1860-е гг. старообрядцы составляли в Московской епархии одну восемнадцатую часть от всех обывателей.

27 В 1832 г. Филарет писал обер-прокурору Синода С.Д.Нечаеву: «Нижегородский в Тобольск, Волынский в Нижний, Курский в Волынь, Пензенский в Курск. Будет ли конец этой веревке архиереев, которая тянется и путается взад и вперед от одной вакансии?» (Переписка Филарета митрополита московского с С.Д.Нечаевым. С. 53-54.)

28 Письма московского митрополита Филарета к покойному архиепископу тверскому Алексию. 1843-1867. Изданы в пользу вдов и сирот духовного звания Тверской епархии. М., 1883. С. 264.

29 Там же. С. 225.

30 Письмо митрополита Филарета к графу А.П.Толстому, с отзывом о книге: «Народные русские легенды». 14.03.1860 // Собрание мнений и отзывов Филарета… Т. доп. С. 527-531.

31 Донесение митрополита Филарета Святейшему Синоду о сочинениях Фон-Визина, признаваемых вредными для веры и народной нравственности. 20.11.1846 // Собрание мнений и отзывов Филарета… Т. доп. С. 167.

32 В.Н. Государственное учение Филарета митрополита московского. Изд. 2-е, дополненное. М., 1885.

33 Слово в день торжественного Венчания и священного Помазания на царство Благочестивейшего Государя Императора Александра Павловича, говоренное в Московском Успенском Соборе, сентября 15 дня, 1821 года // Слова и речи синодального члена Филарета, митрополита московского. Изд. 2, доп. М., 1848. Ч. 2. С. 134.

34 Слово в день восшествия на Всероссийский престол Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича. 20.11.1850 // Слова и речи синодального члена Филарета, митрополита московского. Собр. 2-е. М., 1861. Ч. 3. С. 250.

35 Слово в день рождения Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича. 25.06.1851 // Там же. С. 252.

36 Здесь и далее сохранена орфография источника.

37 Слово в день Тезоименитства Благоверного Государя Наследника Престола, Цесаревича, Великого Князя, Александра Николаевича, говоренное в Успенском Соборе, Августа 30 дня, 1832 // Слова и речи … 1848. Ч. 2. С. 194.

38 Слово в день коронования Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича, говоренное августа 22 дня, 1836 года // Слова и речи… 1848. Ч. 2. С. 181.

39 Письма московского митрополита Филарета к покойному архиепископу тверскому Алексию… С. 194.

40 Письмо обер-прокурора Синода А.П.Толстого Филарету (Дроздову) от 27.04.1861 // Письма духовных и светских лиц к митрополиту московскому… С. 457-459.





Похожие:

Журавлёва Ольга Михайловна iconВ чем сила музыки Джулио Каччини? Урок музыки в 6 классе Придчина Ольга Михайловна
Средствами музыкальной выразительности показать воплощение образа матери в светском и духовном искусстве
Журавлёва Ольга Михайловна iconДокументы
1. /Журавлева/Спр_свед.doc
2. /Журавлева/краеведение.doc
Журавлёва Ольга Михайловна iconСпасская Юлия Михайловна, Белякова Ольга Викторовна Молодость и долголетие с фэн-шуй
«потом». Данная книга поможет вам найти новое и неизмеримо ценное в фэн-шуй – вернуть свою молодость, продлить годы жизни. Материалы...
Журавлёва Ольга Михайловна iconОльга Бузова «пропала»
Государственного Санкт-Петербургского университета, Ольге пришлось в спешном порядке ехать на несколько месяцев домой. И вот, наконец,...
Журавлёва Ольга Михайловна iconИнформация о состоянии учебной деятельности
Кадровый состав. В начальной школе работают 5 педагогов первой квалификационной категории: Ёлкина Надежда Ивановна (1класс), Петрова...
Журавлёва Ольга Михайловна iconПолина Михайловна Клименко
Клименко Полина Михайловна, девичья фамилия Луганская, родилась 18 ноября 1929 года в семье служащего Михаила Ивановича и Ульяны...
Журавлёва Ольга Михайловна iconОльга Корбут «Я не выйду замуж за артиста »
Человек, который перевернул не только мир спор­тивной гимнастики, но и всю мою жизнь, — Ольга Корбут
Журавлёва Ольга Михайловна iconБасина Ольга Валентиновна
Басина Ольга Валентиновна учитель биологии и основ безопасности жизнедеятельности Муниципального общеобразовательного учреждения...
Журавлёва Ольга Михайловна icon9 «а» 9»б» Учитель Журавлева Г. П. Шаламова В. А

Журавлёва Ольга Михайловна iconЕфимова Ольга Николаевна, учитель музыки высшей квалификационной категории муниципального общеобразовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа с. Прималкинского»
Ольга Николаевна в 1982 году окончила Орджоникидзевское педагогическое училище, получив специальность музыкальное воспитание, учитель...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов