У истоков британского консерватизма icon

У истоков британского консерватизма



НазваниеУ истоков британского консерватизма
Дата конвертации27.08.2012
Размер84.41 Kb.
ТипДокументы


Татьяна Леонидовна Лабутина

(Москва)

У истоков британского консерватизма:

Идеология и политика первых тори




Консерватизм как идейное течение и идеология политической партии впервые зародился на Британских островах. Произошло это более трех столетий тому назад, в последней трети ХУП века. Каким образом происходил процесс становления консерватизма и что включало в себя данное понятие на первых этапах его развития, и пойдет речь в нашем сообщении.

Политические партии тори и виги1, от которых ведут свое происхождение современные консерваторы и либералы Великобритании, появились в Англии в период Реставрации Стюартов, в правление короля Карла П (1660-1681 гг.) Местом формирования и средоточием основной деятельности ранних партий стал парламент, который значительно укрепил свои позиции после революции середины ХУП века. Реставрированный монарх уже был не в состоянии обходиться без представительного учреждения, ежегодно утверждавшего ему цивильный лист. Парламент же все чаще начинал выражать недовольство проводимой в стране политикой и постепенно превращался в арену ожесточенной борьбы «денежных» и «земельных людей». Интересы первых отстаивала партия вигов, вторых – партия тори. Изначально роль оппозиционной режиму партии играли виги, тори являлись правительственной партией. После Славной революции 1688-1689 гг., когда начался процесс становления двухпартийной системы, партии как бы поменялись местами: виги сделались защитниками правившего режима, а тори взяли на себя функции оппозиции. Как и почему произошли подобные кардинальные изменения в партийно-политической структуре Англии, мы выясним позднее, а пока обратимся к начальному периоду деятельности первых консерваторов – 60-70-м годам ХУП века.

Социальный состав партии первых тори был неоднородным. В нее входили выходцы из семей крупных землевладельцев, джентри, верхушки духовенства, юристов, высших чинов армии, королевской бюрократии. Ядро партии составляли высшие слои правящих классов – родовитая аристократия. Неудивительно поэтому, что практически все члены партии тори активно поддерживали и короля, и существующий в стране реставрационный режим.

Основные идеи торизма были почерпнуты его идеологами из концепции Роберта Фильмера, автора знаменитого трактата “Патриарх, или естественная власть королей”. Кредо Фильмера сводилось к остаиванию превосходства абсолютной монархии над иными формами правления, утверждению божественного происхождения королевской власти, а следовательно ее абсолютности, нераздельности и “неподсудности” суду земному. Фильмер также тесно увязывал монархию с правом собственности, приравнивая посягательства на земельную собственность к покушению на власть монарха. Естественно, что подобные взгляды пришлись по сердцу многим землевладельцам, и теория Фильмера нашла своих приверженцев среди большинства лендлордов и джентри Англии.


Одним из убежденных приверженцев концепции Фильмера стал лорд-канцлер и идеолог партии тори Э.Кларендон. В своем произведении “Левиафан” Кларендон, подвергнув критике одноименное произведение Т.Гоббса, изложил собственные взгляды на природу королевской власти, приходя к заключению о ее безграничности. На его взгляд, монарх в праве отнять даже жизнь у своих подданных. Кларендон полагал, что абсолютная монархия – это наилучшиая форма правления, поскольку нигде больше народ не пользуется в полной мере “свободой, неприкосновенностью собственности и правосудием”.

Теоретическими защитниками абсолютизма сделались многие члены палаты общин, примкнувшие к партии тори. На взгляд коммонера-тори Уоллера, “у подданных не должно возникать и мысли об ограничении власти короля”. Ему вторил другой парламентарий Джонкинс, утверждавший, что “королю принадлежит божественная власть и никто, даже парламент не вправе лишить его этой власти”. Доктрина божественного происхождения власти монарха стала главным аргументом в идеологии партии тори. Из этой доктрины сторонники короля выводили положение об обязанности всех подданных ему повиноваться и о невозможности оказания сопротивления, особенно с помощью оружия. Тезис о “непротивлении” и о “пассивном повиновении” королю сделался одним из основных принципов раннего торизма, а утверждение о том, что “восстание является смертным грехом”, - излюбленным заявлением тори.

Ратуя за неограниченную власть короля и проповедуя повиновение ей, тори, тем не менее, не желали полностью передавать в руки монарха всю полносту власти и отказываться от участи в управлении государством. Поэтому они выдвинули торию “равновесия сил”, выразителем которой стал член Королевского лондонского общества Томас Спрат. В опубликованной им в 1667 г. “Истории Королевского общества” указывалось, что английская монархия тем и отличается от испанской и французской, что не требует слепого деспотического повиновения от подданных, а выступает за достижение “разумного равновесия сил” (т.е. короля, лордов и общин) в политике. Подобное “равновесие” способствует созданию “гармонии между интересами индивидуумов” и общественным благом. Любое ослабление политического равновесия “неизбежно приведет к абсолютизму, создаст дисгармонию и ослабит государство”. Чтобы воспрепятствовать этому, король должен управлять с помощью парламента. Однако тори не желали расширения функций парламента. Как писал по этому поводу Дж.Локк, “тори решили лишить парламент полномочий и возможности изменять что-либо в государственном или церковном устройстве, оставив его только в качестве инструмента для сбора денег”.

Свою приверженность королю тори неоднократно демонстрировали в парламенте при обсуждении различных законопроектов. Они высказывались в защиту королевских прерогатив в церковных делах и в вопросах финансовой политики. Особенно активно тори выступили в период т.н. “исключительного кризиса” 1678-1681 гг., когда в стране разгорелась жаркая дискуссия о возможности вступления на престол брата короля Якова П – откровенного приверженца католической церкви. Предложенный вигами билль об исключении из числа престолонаследников Якова П тори встретили “в штыки”. Они опасались, что “вмешательство в право наследования приведет к нежелательным результатам”, могут возникнуть “опасные последствия” – короля захотят выбирать по желанию, либо вмешаются другие страны для оказания помощи законному наследнику, и тогда неизбежна война.

В ходе борьбы против билля “об исключении” вяснилось, что ряды партии тори не были монолитными. Среди них были “крайние”, добивашиеся любой ценой защиты “древнего закона королевства” о престолонаследии, а также “умеренные”, стремившиеся найти компромиссное решение: позволить законному наследнику вступить на трон, но связать его рядом таких ограничений, при которых тот не сможет установить в стране ненавистный англичанам католицизм.

Итак, как мы видим, партия тори в период Реставрации стойко защищала интересы монархии и была готова поставить на карту даже само существование протестантской религии с тем, чтобы только сохранить в неприкосновенности древний порядок престолонаследия. Отстаивая доктрину божественного происхождения власти короля, тори требовали от подданных безусловного подчинения его воле и не допускали даже мысли о возможности оказания монарху сопротивления.

После Славной революции, в результате которой в стране установилось правление ограниченной монархии и буржуазия вместе с земельной аристократией значительно укрепила свои позиции, начав оказывать заметное влияние на всю деятельность правительства, функции политических партий диаметрально изменились. Партия вигов из оппозиционной превращается в партию “порядка”, а тори начинает играть роль политической оппозиции. Особенностью стратегии обеих партий было то, что они пользовались единой идеологией – Просвещением. Объяснялось это тем, что участники политической борьбы являлись носителями двух видов (земельной и денежной), но одной – буржуазной собственности. Отсюда и происходила тождественность взглядов и вигов, и тори на вопросы происхождения государственной власти, конституционное устройство, парламентские привелегии и королескую прерогативу. Обе партии также в равной мере разделяли теории “общественного договора”, “разделения властей”, защищали гражданские свободы. Но поскольку тори становились оппозиционерами по отношению “вигской” политики короля Вильгельма Оранского, то именно они ввели в свой идеологический арсенал теорию «оппозиции». Наиболее подробно данный вопрос был разработан в работе «Письма о патриотизме» знаменитым просветителем, одним из лидеров партии тори лордом Болингброком. Он считал создание оппозиции плохому правлению долгом каждого честного человека. Болингброк был уверен, что та партия, которая «оппозиционна и действует систематически, отдавая предпочтение мудрым перед глупыми, честным перед нечестными в управлении государством, будет пользоваться большим уважением, авторитетом и с легкостью достигнет поставленной цели». Наиболее важным в данной теории представлялся вывод Болингброка о том, что с помощью партийной оппозиции возможно добиться одновременно двух целей: «связать» действия верховного правителя и поставить заслон против стихии масс, способной привести к гражданской войне. Таким образом, партийная оппозиция являлась своеобразным детонатором, препятствующим установлению тирании правителя, с одной стороны, и наступлению хаоса и анархии, с другой.

Характеристика партии тори наиболее ярко представлена одним из ее приверженцев – знаменитым литератором Джонатаном Свифтом. По его мнению, тори считают невозможным изменение существующего строя (правления конституционной монархии –Т.Л.), верят в «священность» и неприкосновенность личности короля и защищают его прерогативу. Они уверены, что законной власти ни под каким видом нельзя оказывать сопротивление (в этом пункте Свифт расходился с Болингброком). Тори стоят на страже интересов англиканской церкви и полагают, что не следует доверять должностей тем, кто не верит в господствующую религию. Свифт считал партию тори самой лучшей политической партией.

Идейная общность политических партий исключала возникновение каких-либо антагонизмов между ними. «Я нимало не считаю большую часть тори врагами нынешнего правления, - заявлял один из приверженцев вигов журналист Дж. Аддисон. – И вообще, тори и виги мало чем отличаются друг от друга. И те, и другие искренне преданы и стране, и вере, и оказались в рядах противоборствующих партий в силу обстоятельств, либо по случайности». Стремясь сгладить существующие между партиями разногласия, просветитель на время как бы «забывал» о классовых антагонизмах, имевшихся у выразителей «денежных» и «земельных» интересов, тогда как именно соперничество этих интересов и составляло в ту пору основное содержание политической борьбы в стране.

Общность экономических интересов партий диктовала необходимость их объединения по ряду вопросов. Тори и легко находили общий язык при обсуждении законопроектов, прописывавших более четкое разграничение полномочий законодательной и исполнительной ветвей власти («Акт о мятеже», «Билль о правах», «Акт об устроении»). На эту «общность интересов» нередко указывали и сами члены партий. К примеру, Д.Дефо и Дж. Аддисон высказывали убеждения в идентичности целей партий – прежде всего в части удовлетворения их собственных меркантильных интересов, а также нежелании каких-либо перемен в государственном правлении. Об этом же писал и Болингброк, подчеркивавший, что пришедшие при королеве Анне к власти тори преследовали те же «материальные выгоды в личных и партийных интересах, что и виги».

Еще одним объединительным моментом в стратегии и тактике партий становилось использование ими в своей борьбе народных низов в качестве своеобразного рычага давления. Надо отметить, что на рубеже ХУП-ХУШ вв. в стране резко возросла политическая активность не только высших и средних слоев, но и низов Англии. «Наши пахари толкуют о плохом управлении двора, а чернь распевает баллады и сочиняет пасквили против правительства, усматривая в налогах, войне и поведении министров злоупотребления», - писал в своем журнале «Ревю» журналист и просветитель Д.Дефо. И вот этой-то активностью масс широко пользовались в своих целях обе партии. «Мы, виги, использовали толпу по разным поводам, - с долей цинизма признавался тот же Дефо, - направляя ее усилия на устранение каких-либо злоупотреблений. Но когда подобная работа была завершена, у черни в мыслях не оставалось ничего дурного».

Если говорить о различиях в стратегии и тактике партий в период становления двухпартийной системы, то они касались уже не политических вопросов, как это бывало в предшествующий период Реставрации, а экономической и религиозной политики правительства. Оставаясь по прежнему преданными институтам монархии, англиканской церкви, а также традициям и порядкам патриархальной Англии, тори были вынуждены играть роль политической оппозиции, критикуя правительство, которое не в достаточной мере учитывало интересы «земельных людей». Новые реалии потребовали внесения корректив в тактику тори, и некогда правительственная партия на долгое время сделалась оппозиционной. Что же касается идеологической платформы ранних тори, то ее отдельные элементы легли в основу современного британского консерватизма.

1 «Тори» – кличка ирландских католиков-роялистов, данная им политическими противниками.

«Виги» – прозвище шотландских бунтовщиков-пуритан, сторонников Ковенанта.




Похожие:

У истоков британского консерватизма iconНа этой страничке я поделюсь своим опытом разведения Британских короткошерстных кошек. Вы купили Британского котенка
Вы купили Британского котенка, поздравляем с удачным приобретением, так как характер любого Британского котенка покоряет своей уравновешенностью....
У истоков британского консерватизма iconГригоров Е. В. к и. н., доцент
В современной российской науке одной из таких тем стала проблема консерватизма в целом и русского консерватизма в частности
У истоков британского консерватизма iconДва подхода к определению консерватизма
В ряде ведущих научных журналах страны публикуются статьи о феномене консерватизма, в том числе в форме обсуждений (т н. «круглые...
У истоков британского консерватизма iconНаучный семинар Воронежского центра изучения консерватизма «К истории становления русского консерватизма: общественная и публицистическая деятельность С. Н. Глинки»
«К истории становления русского консерватизма: общественная и публицистическая деятельность С. Н. Глинки»
У истоков британского консерватизма iconА. о мещеряковой: «Ф. В. Ростопчин: у основания консерватизма и национализма в России.»
Ф. В. Ростоп­чина главы внешней политики России в царствование Павла I, знаменитого московского главнокомандующего 1812 года, одного...
У истоков британского консерватизма iconА. В. Фененко
«чисто формальное понятие». 1 В этом отношении большой интерес вызывает трактовка феномена консерватизма немецким социологом середины...
У истоков британского консерватизма iconАльтернативы отечественного консерватизма второй половины XIX в
Поклонники консерватизма сразу же оказались в непривычном для себя положении оппонентов "справа" реформаторским начинаниям правительства...
У истоков британского консерватизма iconСтр. 184. Репников А. К. Леонтьев – философ российского консерватизма
Репников А. В. Леонтьев – философ российского консерватизма // полис. 2011. № С. 184–189
У истоков британского консерватизма iconДемокрит (около 470-370 гг до н э.) (фрагмент из книги: "Философская мысль: от истоков до наших дней" Часть I. Нижний Новгород, 1997. – стр. 30)
Философская мысль: от истоков до наших дней Часть I. Нижний Новгород, 1997. – стр. 30
У истоков британского консерватизма iconДокументы
1. /Д. Антисери и Дж. Реале. Западная философия от истоков до наших дней. Том 1. Античность.txt
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов