Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) icon

Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998)



НазваниеДмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998)
Дата конвертации27.08.2012
Размер171.35 Kb.
ТипДокументы




Дмитрий Николаевич Нечаев

(Воронеж)

Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства ХДС/ХСС (1983-1998)


Уделяя значительное внимание процессу социализации молодого поколения, исследовательские институты и государственные учреждения не уходили от оценок сменяющих друг друга генераций. В 50-е гг. молодое поколение был названо «скептическим», в конце 60-х — начале 70-х гг. — «бунтующим», в 80-е гг. — «разуверившимся». Интерес к проблематике политической социализации молодежи оставался актуальным и в 90-е гг. «Детям и молодежи нужно свое социальное «поле», где бы они смогли проявить и реализовать свойственные им индивидуальности и способности, — такой был, в сущности, лейтмотив политического поведения структур государства и основных политических партий по отношению к подрастающему поколению. Общество, полагали они, в свою очередь, зависит от того, смогут ли новые генерации потенциальных граждан жить, отвечая за себя и служа обществу»1. Раскрытие личности, следуя логике государственных деятелей, ее интеграция в общество являлись важными предпосылками для того, чтобы молодые люди стали самостоятельными и самодостаточными гражданами, взявшими на себя ответственность за сущест­вующий общественно-политический строй и правовое государство.


^ ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ГОСУДАРСТВЕННОЙ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ КОНСЕРВАТОРОВ ФРГ

Чтобы правильно понять и оценить политику ХДС/ХСС в 80-е – 90-х гг., а также молодежную политику этого блока, на наш взгляд, обратимся к истокам неоконсервативной волны, в ее философском и политическом аспекте. Основные позиции западногерманского неоконсерватизма сформированы относительно молодыми теоретиками еще в начале 70-х гг. и прежде всего Г.-К.Кальтенбруннером (в работах «Реконструкция консерватизма», «Консервативный вызов», «Трудный консерватизм» и др.). Основные черты этого понятия рассмотрим детально.

«Первую из них он определяет как преемственность, понимая ее как верность традициям и ценностям, а, следовательно, и заботу о создании материальных и духовных условий, при которых традиции и преемственность были бы восприняты и реализованы обществом».

Вторая черта неоконсерватизма – стабильность, которая, по мнению ученого, является важнейшим условием, позволяющим создавать истинные ценностные ориентации человека и прежде всего молодого человека. Стабильность понимается в данном случае не только как мерило, но и как критерий: чем интенсивнее процесс перемен, тем больше обществу необходима стабильность.

Третьей чертой Г.-К.Кальтенбруннер называет порядок – необходимый компонент обеспечения преемственности традиций. А это под силу лишь общественным институтам.


Четвертая черта консервативной модели – потенциал государственного авторитета, при лояльности членов общества, с одной стороны, и значимости защиты порядка в обязательном соотношении с государственным авторитетом – с другой. Вследствие этого государственные структуры, как и другие политические институты, не просто должны быть сильными, но и соответственно должны быть проводниками единой четко выраженной политической воли.

Принцип свободы – пятая черта данной модели. И хотя в отдельных аспектах этот принцип входит в противоречие с вышеупомянутыми, тем не менее он трактуется как весьма важный, с точки зрения осуществления индивидуальной и общественной инициативы, в рамках, ограниченных иерархическим порядком. Другие виды свобод (социальная, материальная) не допускаются.

Своеобразной шестой чертой, по Кальтенбруннеру, является пессимизм. Он выражается в неприятии перестройки заданного мира, неверии в гармонию, совершенство и абсолютную справедливость. «Определенная доля пессимизма, - подчеркивает Г.-К.Кальтенбруннер, - предохранит от иллюзии о счастье для всех, о достижении такого счастья путем реформ».


^ ФОРМИРОВАНИЕ МОЛОДЕЖНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, КАК ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ

Детям и молодым людям, по мнению аналитиков, часто нелегко врасти в современное, основанное на разделении труда, динамичное индустриальное общество и найти свое место в нем. В этой связи детская и молодежная политика государства должна способствовать тому, чтобы дать подрастающему поколению наиболее полную информацию о социально-экономических условиях жизни, о национальной культуре и традициях. Основательное знание социальной и политической среды нужно и для того, чтобы иметь возможность участвовать в общественной жизни. Поэтому задача государственной политики в этой сфере в 90-е гг. была сформулирована так: выстраивать взаимосвязь между поколениями и социальными группами в обществе, т. е. «строить мосты» в будущее. Данная система работы с детьми и молодежью не могла и не должна была заменить ни школу, ни родительский дом, она должна была предоставлять социальные услуги, которые разумно дополнили бы эти сферы. Детская и молодежная политика в новых условиях призвана была помочь облегчить напряженный процесс врастания в открытое, плюралистическое общество, в становившийся все более сложным мир. При этом политика государства должна была стать больше, чем просто социальная защита и по­мощь детям и молодежи.

Объединение Германии открыло детям и молодым людям новые, многогранные перспективы. Исследования, проведенные в 90-е гг., показывали, что молодые люди большей частью осознавали эти возможности и хотели разобраться в них. Но пришедшие вместе с объединением страны общественные изменения принесли также, прежде всего для молодежи «новых» федеральных земель, и значительные проблемы, в том числе в идентификации ( я и чуждое мне социальное общест­во ). Дети и молодые люди, которые взрослели в режиме подчинения командно-административной системе бывшей ГДР, в новых условиях с трудом ориентировались в многообразии возможностей свободного общества, нуждались в помощи.. Поэтому цель государственной политики в это десятилетие формулирова­лась с учетом данных реалий — поддерживать индивидуальное и социальное развитие детей и молодых лю­дей, оказывать противодействие негативным проявлениям в молодежной среде, поддерживать систему воспитания различных институтов общества. Новые поколения, следуя логике выработанной стратегии, должны быть защищены от опасностей социальной среды, им должны быть предоставлены дополнитель­ные шансы в получении образования, для них должны быть созданы соответствующие условия жизни и окружающей среды.

Федеративная Республика Германии в 90-е гг. располагала широко разветвленной и финансово подкрепленной системой помощи детям и молодежи. Само понятие «помощь детям и молодежи» являлось ключевым в спектре социальной политики государства и не исчерпывалось лишь финансовой помощью конкретным людям либо конкретным социальным группам. Его значение в ФРГ гораздо шире и глубже. Помощью детям и молодежи называлась масштабная область социальной работы, направленной на содействие в развитии подрастающего поколения вне рамок школы. Данное понятие было введено в правовую сферу 26 июня 1990 г. Оно заменило прежнее название "помощь молодежи" и "благотворительная помощь молодежи". Тем самым проблемы детства недвусмысленно были признаны законодателем как отдельная фаза социальной работы с вступающей в жизнь новой генерацией.

Особый разговор — законодательство, касавшееся детей и молодых людей. Многие общие законы, такие как Гражданский кодекс, Федеральный закон о социальной помощи, Закон о содействии труду, имели важное значение для подрастающего поколения. Но наряду с этим были законы, в исключительное ведение которых входили специфические проблемы детей и молодежи. Один из них — Закон о помощи детям и молодежи. Этот документ, утвержденный парламентом страны 26 июня 1990 г., с внесенными поправками от 7 мая 1993 г., вывел государственную молодежную политику на новый, качественный уровень и создал мощную правовую осно­ву помощи детям и молодежи в ФРГ. Его принятие подвело черту под 30-летней дискуссии о необходимости широкого участия государства в судьбе новых генераций. «Закон понимает помощь молодому поколению, — отмечала Ангела Меркель, федеральный министр по делам женщин и молодежи, — как результативную службу для детей, молодых людей и их родителей, а также долговременные и многогранные усилия по улучшению их условий жизни и воспитания»2. Неправительственные организации занимали в его лоббировании последовательно положительную линию, которая нашла свое отражение в многочисленных заявлениях, тезисах и высказываниях. Не секрет, что были до этого и четыре неудачные попытки его принятия предыдущими составами федерального правительства и парламента. Новый закон пришел на смену Закону о благотворительной помощи молодежи и вступил в силу 1 января 1991 г. В «новых» федеральных землях он начал функционировать уже с 3 октября 1990 г., дня вхождения ГДР в состав Федеративной Республики Германии.

Закон вступил в силу одновременно с включением его в социальное законодательство. Вместо общего положения о деятельности государственных ведомств по делам молодежи законодатель включил дифференцированный спектр задач помощи молодому поколению. Это прежде всего работа с молодежью по месту жительства. В данном случае государство выделяло значительные ассигнования, но инвестиции в молодое поколение шли не напрямую, а опосредованно, как правило, через неправительственные сообщества. Помощь молодежи этими организациями оказывалась не денежными средствами, а квалифицированными социальными услугами. В свою очередь, общественные формирования-заявители получали для работы субсидии от государства на конкурсной основе, обосновывая эффективность своего проекта наличием соответствующей квалификации, опытом работы в данной сфере и т.д. Другие положения закона распространялись на семьи социального риска, внешкольные детские учреждения, на участие государственных ведомств по делам молодежи в судебном делопроизводстве (суд по опеке, суд по делам семьи, суд по делам молодежи).

Центральная задача Закона о помощи детям и молодежи — правовая фиксация нового понимания государством помощи — как дифференцированного спектра воспитательных услуг, ориентирующихся на различные жизненные ситуации в семьях, в подростковой и молодежной среде. Эта помощь понималась более не как контролирующая и вмешивающаяся во все сферы жизни инстанция, содействующая в том числе поддерживанию общественной безопасности, порядка и стабильности, а как превентивная, желанная для ищущих и созданная при их участии действенная социальная услуга. Она не заменяла семью, но все более существенно ее дополняла. Заложенная в прежнем Законе о благотворительной помощи молодежи доминанта о желательности размещения ребенка или молодого человека в особых кризисных ситуациях вне своей семьи (в интернатах и попечительских семьях) стала сокращаться, в связи с принятием Закона о помощи детям и молодежи, в пользу широко специализированного спектра услуг, который включал в себя консультирование по вопросам воспитания, социально-педагогическую помощь семьям на дому, частично стационарные формы и др. При этом необходимые меры принимались после детального анализа каждого отдельного случая, выбирался оптимальный вариант.

В рамках Закона о поддержке беременных женщин и семей с детьми, который немецкий бундестаг принял 25 июня 1992 г., исследуемый нами закон был усовершенствован в одном из центральных пунктов. Согласно ему, с 1 января 1996 г. и в дальнейшем каждый ребенок по достижении трех лет и вплоть до поступления в школу имел право на место в детском саду. Это право в целом было реализовано землями и местными органами власти в соответствии с пре­дусмотренными сроками.

Заслуживают внимания и некоторые изменения процессуальных положений Закона о помощи детям и молодежи (Восьмой том социального законодательства), которые вступили в силу с 1 января 1993 г. Согласно этому закону, государство стало компенсировать субъектам права расходы, понесенные в судебном процессе. Предельно четко очерчивались следующие «возрастные рамки молодого поколения: а) ребенок, не достигший 14 лет; б) подросток от 14 до 18 лет, в) молодой человек-совершеннолетний, не моложе 18, но и не старше 27 лет; г) молодой человек — тот, кому еще нет 27 лет»3.

Правовая защита детей и молодых людей, которую осуществляли неправительственные структуры и профильные государственные учреждения, стала охватывать прежде всего такую проблематику, как злоупотребление алкоголем в общественных местах, пропаганда насилия в некоторых средствах массовой информации. Кроме того, по требованию актива неправительственных организаций, принимавших участие в разработке положений законопроектов, работодатели дополнительно должны были обеспечить для молодых людей безопасные условия труда. В итоге — наряду с Законом о помощи детям и молодежи и Законом о суде по делам молодежи сферу молодежного законодательства определяли три усовершенствованных закона: Закон о защите молодежи в общественных местах, Закон о распространении литературы, представляющей опасность для молодежи и Закон о защите работающей молодежи.

Закон о защите молодежи в общественных местах в редакции от 25 февраля 1993 г., измененный со­гласно третьему Закону об урегулировании права от 28 июня 1990 г., распространялся только на об­щественные места. В рамках семейных отношений он не являлся обязательным для исполнения. Это означало, что приоритет частной жизни людей неприкосновенен, а государство возлагает ответственность за воспитание детей на их родителей. Список запретительных мер для молодых людей в законе достаточно широк: употребление алкоголя в общественных местах, нахождение в ресторанах, посещение' показов фильмов определенных категорий, пребывание в игорных залах, игра на азартных игровых аппаратах с экраном. Закон в данном случае стоял на страже интересов детей и молодых людей в вопросах морали и нравственности. Он содержал правила их пребывания в местах, представлявших для них потенциальную опасность, усматривал в этом состав преступления и повод для задержания. Закон «запрещал молодым людям до 18 лет нахождение в таких местах. Источник беды для подрастающего поколения он видел в употреблении табака и алкоголя (принципиальный запрет до 16 лет). Помимо этого, устанавливались возрастные границы на посещение молодежью ресторанов и дискотек (ограничение прежде всего для подростков до 16 лет), игорных залов (запрет для подростков до 18 лет), на просмотр фильмов (ступени допуска: свободное посещение для всех, допуск с 6, 12, 16 и 18 лет)»4. Регулировалась также продажа записанных видеокассет. Они признавались быть доступными для детей и молодых людей только в том случае, если были разрешены для данного возраста высшим земельным органом по делам молодежи. Закон предполагал ответственность прежде всего организаторов мероприятия и лиц, занимавшихся досуговой и иной развлекательной деятельностью. Если ребенка или молодого человека заставали в месте, которое оценивалось как опасное для молодежи, то компетентные органы обязаны были вмешаться. Нарушение правил проведения мероприятий со стороны организаторов вело к их административному наказанию или денежному штрафу.

Закон о суде по делам молодежи, принятый парламентом 11 декабря 1974 г., с изменениями от 30 августа 1990 г., регулировал меры воспитательного характера, при совершении подростками (14—18 лет) и молодыми людьми (18—21 года) определенных проступков. В сфере компетенции данного закона, на чем изначально настаивал ряд молодежных союзов, — создание судов по делам молодежи, квалифицированная помощь этим судам со стороны специалистов в области педагогики и психологии, возможность прекращения уголовного процесса, назначения провинившимся воспитательных мероприятий как средств более гуманных и эффективных. Санкциями уголовного и уголовно-процессуального права по делам молодежи являлись указания (воспитательные меры), дисциплинарные штрафы и нахождение молодых людей в местах лишения свободы.

Защита несовершеннолетних от опасного влияния средств массовой информации содержалась в первую очередь в Законе о распространении литературы, представляющей опасность для молодых людей от 9 июня 1983 г., в редакции от 25 июля 1985 г. В 90-е гг. по настоятельным требованиям неправительственных сообществ положения этого закона стали чаще применять не только к печатным изданиям, но и к носителям звуко- и видеозаписи. Закон различал две категории изданий, представлявших опасность для молодых людей: те, которые способны нанести вред нравственности подрастающему поколению (§ 1), и те, которые явно наносят большой вред (§ 6). В качестве определения для первых было введено наказание владельцев, посредством внесения таких изданий в специальный «черный список». Для вторых, побуждавших к жестокости, насилию, преступлениям, расовой ненависти, прославлявшие войну, согласно действовавшему судопроизводству, выносились приговоры Федеральной службы по проверке литературы. Это распространялось также на литературу, задевавшую человеческое достоинство, прославляющую или умаляющую опасность национал-социализма, употребления наркотиков. И в том и другом случае правовые последствия нанесения вреда молодому поколению подкреплялись последующими запретами на рекламу, распространение и продажу такой продукции.

В 90-е гг. обозначилось еще одно поле деятельности неправительственных сообществ и госструктур — эффективная реализация в интересах молодых людей и страны Закона об альтернативной гражданской службе. Вступивший в действие 31 июля 1986 г., с изменениями и поправками от 20 декабря 1991 г., закон определил основную цель — во время прохождения альтернативной службы отказники от несения воинской обязанности должны выполнять серьезную социальную работу, которая идет во благо своему государству. Гражданскую службу проходили военнообязанные, которые к установленному сроку не достигли 28 лет. Сфера применения их сил и способностей — дома престарелых, инвалидов, интернаты для детей-сирот и т.д. В то же время, согласно параграфу 14а Закона о волонтерах, не привлекались к такой службе лица, не достигшие 30 лет и подписавшие договор с признанной государством неправительственной организа­цией, оказывающей помощь развивающимся странам. В рамках потребностей этой организации молодые люди трудились в течение двух лет. Они совершенствовали квалификацию для своей последующей деятельности в качестве волонтеров в развивающихся странах, а федеральное министерство экономического сотрудничества засчитывало им прохождение гражданской службы взамен воинской.

Согласно параграфу 14б Закона о гражданской службе, не привлекались к гражданской службе вместо воинской службы лица не старше 25 лет, если они обязались пройти безвозмездную службу в иностранном государстве по договору с организацией, признанной федеральным министерством по делам женщин и молодежи, с согласия федерального министерства иностранных дел Федеративной Республики Германии. Эта служба должна была способствовать реализации принципа мирного сосуществования народов и продолжаться минимум на два месяца дольше, чем гражданская служба, которую они иначе должны были бы пройти. Закон о волонтерах в развивающихся странах был принят 18 июня 1969 г. В 90-е гг., в связи с расширением деятельности неправительственных организаций ФРГ за пределами страны, в этот документ были внесены некоторые дополнения. В частности, была уточнена центральная задача этого закона — социальная защита волонтеров в развивающихся странах и членов их семей. Основная мысль — поставить волонтеров в развивающихся странах и их семьи в такое же положение, в котором они находились бы, будучи в деловых взаимоотношениях с государством в плане обязательного социального обеспечения внутри страны. Кроме того, законодательный акт стал серьезной защитой «добровольных помощников» от риска, типичного для развивающихся стран.

Закон о содействии в получении работы, вступивший в силу 25 июня 1969 г., с последующими изменениями от 17 ноября 1992 г., определил основные задачи Федерального ведомства по труду в реализации прав молодого поколения на обучение и получение профессии. Федеральное ведомство предоставляло нуждающимся пособия на профессиональное обучение, которое они получали на предприятиях, в центрах профессиональной подготовки, а также на специальных подготовительных курсах профессиональной интеграции. Не менее важными элементами работы Федерального ведомства стали консультационные услуги для будущих молодых рабочих, а также предоставление пособий по безработице. Закон о профессиональном образовании от 14 августа 1969 г., с изменениями, внесенными, в том числе по предложениям общественных организаций, от 27 июля 1992 г., устанавливал, что реализуемая государством линия на получение молодежью профессионального образования включала в себя не только профессиональное обучение как таковое, но и систему усовершенствования знаний и опыта на профкурсах, систему переподготовки кадров. Федеральный закон стал распространяться на предприятия и учреждения всех форм собственности, в том числе и на промышленные предприятия, учреждения государственной службы, сферу представительств свободных профессий, фермерских хозяйств, социальных учреждений (профессиональное обучение на предприятии) и т.д.

Закон регулировал также правовые отношения между теми, кто получал профессиональное образование, и теми, кто его давал. Обязанности тех и других, порядок обучения определяли особые положения для различных отраслей экономики и специальностей. Профессиональное образование в объединенной Германии характеризовалось в 90-е гг. дуальной системой. Оно проходило в двух местах обучения: на предприятии и в школе. Предприятия брали на себя при этом практическую область образования, профессиональные школы — систему преподавания знаний о предмете. Закон о поддержке профессионального образования, принятый парламентом страны 23 декабря 1981 г., с изменениями и поправками от 28 июня 1990 г., в дополнение к уже действующему законодательству, определил цели планирования профессионального образования. Он обязывал федеральное правительство предоставлять ежегодно доклад о состоянии профессионального образования, который готовился государственными ведомствами с участием неправительственных сообществ. На основании этого доклада формировались основы статистики в сфере профессионального образования, определялись задачи специального учреждения — Федерального института профессионального образования.

6 июня 1983 г. был принят очень важный для подрастающих поколений Федеральный закон об индивидуальной поддержке образования. Последние изменения к нему были произведены 21 декабря 1992 г. и обеспечивали право молодежи на государственную поддержку в обучении в индивидуальных случаях. Право предполагало анализ конкретной ситуации и ее целесообразность, а выполнение положений закона было возложено на государственные ведомства по образованию. При этом поддержка могла быть оказана в посещении школы повышенного типа, общеобразовательной или профессиональной, к примеру, если ученик в связи с обучением жил вне дома. В других случаях индивидуальная поддержка касалась обучения в вечерних школах, колледжах и высших учебных заведениях. В зависимости от каждого конкретного случая ведомствами, иногда при участии общественности, решалось, будет ли финансовая поддержка полной или частичной.

Государство и неправительственные организации при осуществлении государственной политики в отношении детей и молодежи, опираясь на действующее законодательство, эффективно взаимодействовали в четырех уровнях. Первый уровень — в рамках федерации через компетентное специальное министерство по делам женщин и молодежи (в 1994 г. было образовано объединенное министерство по делам семьи, пожилых людей, женщин и молодежи) и молодежных союзов федерального или надрегионального значения. Основное поле деятельности — подготовка законопроектов и финансирование мероприятий, имевших характер проектов-моделей. Большинство крупных проектов реализовывалось посредством Федерального фонда детей и молодежи. На втором уровне — уровне федеральных земель — сотрудничали профильные министерства и земельные молодежные ассоциации. Их сфера забот — подготовка земельного молодежного законодательства, финансовое обеспечение проектов, развитие молодежной политики на земельном уровне. На уровне округов социальное партнерство государственных и негосударственных структур сводилось в основном к консультированию небольших по численности молодежных групп, координации их деятельности, планированию совместных акций, подготовке и переподготовке кадров. На уровне городов и коммун совместно работали местные общественные организации и городские (коммунальные) ведомства по делам молодежи. Причем последний уровень являлся основным звеном деятельности института государства в вопросах заботы о подрастающем поколении, на нем лежала главная задача в реализации государственной помощи молодежи. Более того, ему молодежное законодательство предписывало принятие всех решений по вопросам помощи в конкретных случаях, выполнения функций опеки и попечительства.

Впрочем, несмотря на достаточно эффективную работу государства по решению молодежных проблем, отношения молодого поколения и молодежных союзов, представлявших их интересы, с одной стороны, и государственных ведомств — с другой, вовсе не были безоблачными. «Молодые люди в Германии проявляют все меньше готовности к участию в делах общества и государства. Это можно прочитать в ответе парламента на «большой запрос» фракций правительственной коалиции ХДС/ХСС и СвДП, который составило Федеральное министерство по делам молодежи. По информации министерства имеются только эмпирические исследования в ограниченном объеме, однако уменьшающееся число идущих на выборы молодых людей и отмеченная в молодежных исследованиях досада на политику указывают на подобное развитие. Идет также сокращение участия молодых людей как в других общественных организациях и учреждениях, так и в церквях, профсоюзах и объединениях»5. Другой негативный факт состоял в том, что многие молодые интеллектуалы покидали страну в поисках лучших условий жизни. В свою очередь, правительство Германии в конце 90-х гг. развернуло беспрецедентную кампанию по привлечению в страну ученых и студентов из-за рубежа. На эту программу выделялось 170 млн. марок, сообщала министр науки и образования в левоцентристской правительственной коалиции Эдельгард Бульман.

В целом, анализируя фактологический материал, можно заключить: в Федеративной Республике Германии сложился устойчивый, в чем-то даже уникальный механизм взаимодействия власти и новыми генерациями. Молодежные неправительственные организации, благодаря государству, занимали прочное место в системе социального представительства, имели достаточно сильное влияние на систему законодательной и исполнительной власти на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Это влияние находило конкретный выход в совершенствовании социального законодательства в «треугольнике» дети (молодежь) — женщины — семья, в принятии органами исполнительной власти специальных программ, поддерживавших данные категории населения. Это взаимодействие можно охарактеризовать как осознанное единство общественных и политических институтов, через которые часть интересов и позиций граждан переходила в сферу принятия государственных решений.


1 Kinder-und Jugendpolitik, Kinder- und Jugendhilfe, Jugendarbeit in der Bundesrepublik Deutschland. — Bonn: Herausgegeben vom Internationalen Jugendaustausch — Besucherdienst der Bundesrepublik Deutschland, 1994. — 32 S. - S. 2.

2 Kinder-und Jugendhilfgesetz: (Achtes Buch Sozialgesetzbuch). — Schwerin: Obotriendruck GmbH, 1994. — 128 S. - S. 1.


3 Kinder-und Jugendpolitik, Kinder- und Jugendhilfe, Jugendarbeit in der Bundesrepublik Deutschland. — Bonn: Herausgegeben vom Internationalen Jugendaustausch — Besucherdienst der Bundesrepublik Deutschland, 1994. — 32 S. - S. 14.

4 Ibidem.

5 Гутен таг. — 1994. — № 4. — С. 1.





Похожие:

Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) iconПрограмма международной конференции: " Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее"
Д. Вульфф (Германия – daad), д и н. К. М. Ячменихин (Украина, Чернигов), д и н. С. В. Кретинин (Воронеж), д и н. Л. М. Искра (Воронеж),...
Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) iconПостановление правительства Москвы Московский «Энергетический пролог» в документах Приложение №1 о городской целевой программе по энергосбережению на 2004-2010 годы
Государственная энергосберегающая политика, проводящаяся в городе Москве через реализацию программ энергосбережения, имеет системный...
Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) iconИсточник: газета "Рыбный Мурман" №52 1998 года
Свербейкин виктор Николаевич, капитан управления "Севрыбпромразведка". Погиб 16. 12. 1998 года
Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) iconОнявин дмитрий Иванович
Понявин дмитрий Иванович, капитан на судах Мурманрыбпрома. Старпом упс «Буран», начальник штурманского класса утс «Самшит» в 1983...
Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) iconБерденников валерий Николаевич
Валерий Николаевич, судоводитель-промысловик. После окончания Архангельского рыбопромышленного техникума ходил штурманом на судах...
Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) iconПрокущенко геннадий Николаевич
Прокущенко геннадий Николаевич, капитан на судах Мурманского тралового флота. В конце 1970-х годов возглавлял экипаж рт «Артек»,...
Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) iconIii ивановича. Собор 1503 года: вопрос о монастырских вотчинах; “особое мнение” преподобного Нила Сорского
Государственная политика в XVI-XVII веках в отношении монастырских вотчин. Политика Петра I и его преемников в отношении монастырей...
Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) iconО. М. Журавлева Митрополит московский Филарет (Дроздов) и старообрядцы: епархиальная практика и государственная политика
Митрополит московский Филарет (Дроздов) и старообрядцы: епархиальная практика и государственная политика
Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) iconКонкурс «Литературный лабиринт» по теме «Литературный Воронеж» Реферат «Воронеж. Родина. Любовь…»
И будешь ты человек с родом и племенем. Так и город – старинный русский Воронеж, часть великой России, её сторожевая крепость, глава...
Дмитрий Николаевич Нечаев (Воронеж) Государственная молодежная политика правоконсервативного правительства хдс/хсс (1983-1998) iconВыписка из Постановления Правительства РФ от 30. 06. 98 №681
Постановление Правительства РФ от 30 июня 1998 г. N 681 "Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов