На вторых ролях icon

На вторых ролях



НазваниеНа вторых ролях
Дата конвертации27.08.2012
Размер73.04 Kb.
ТипКнига

На вторых ролях


I

Шаг… Последний шаг в её жизни… Да, это было всё… Краткий миг свободного падения… За такое время не может пронестись вся жизнь… В книгах пишут неправду… Это была её последняя мысль…

Конец.

Это было всё. Минутой раньше ей на самом деле было плохо. Как никогда плохо… Она слишком долго терпела… У неё не было настоящих близких, ей не было их жаль, а им не будет жаль её. А потом всё вспомнилось, навалилось и… В голове пронеслось страшное для кого-то слово «самоубийство». Хотя она и раньше задумывалась об этом, всё же это произошло спонтанно. А что у неё было здесь? Только жизнь, четырнадцать лет никчёмной жизни, существования ни для себя, ни для других… А что будет там? Ничего. И что осталось? Тряпичная кукла в неестественной позе и раскрытое окно…

II

Она медленно пришла в чувство… Она всё помнила, что странно. Она лежала лицом вниз на тёплом камне. У неё остались чувства, физические и моральные. Она решила встать и оглянуться, и увиденное потрясло её.

Нескончаемая пустыня, неровная, серовато-голубого оттенка. Небо было точь-в-точь такого же цвета, оно сливалось с землёй – с землей ли? - и угадывалось лишь по тёмным контурам на горизонте. Солнца не было, кругом, насколько хватало глаза, царили прозрачные сумерки…

Жизнь после смерти? Она не рассчитывала на это. Она вообще не рассчитывала. Это просто мифы, сказки. А она просто хотела избавиться от всего, что её окружало и что ей надоело, чтобы стать ничем, но это…

Ей ничего не оставалось. Не лежать же так ничком... сколько времени? Да, это было одно из тех мест, где уследить за временем очень сложно. И она двинулась. Она не знала, на восток или на запад, есть ли тут вообще восток и запад, сколько можно так идти, но… Больше ей ничего не оставалось делать…

Вдали виднелись какие-то холмы. Но в основном линия горизонта описывала чёткую окружность.

- Привет, - сказал кто-то. Она резко обернулась и увидела странную серую фигуру.

Это был какой-то парень лет пятнадцати-шестнадцати. Он приближался. Его лицо не выражало ничего, кроме раздражающего равнодушия. А глаза… Как ей показалось, они скрывали боль за цинизмом. Было смутное чувство, что он должен её отталкивать, но она не могла побороть внезапно возникшую симпатию.

- Привет. Я Ира. А ты кто?

- Не очень-то вежливо.

Он сделал паузу.

- Кто я? Мы все здесь – второстепенные персонажи. Не о каждом ведь можно написать книгу или даже рассказ. Каждый из нас родился, жил и умер. Мы попадаем сюда. Мы помним всё, что мы видели и слышали, кроме своих имён и своих лиц. И от этого мы несчастны. Мы все хотим выбраться отсюда. Мы – серость, - он осмотрел себя. - Пока не вспомним своё имя.

- А откуда вы знаете, что нужно именно вспомнить имя?

- Просто. Все в курсе. Сразу.
Чувствуют, - сказал он, неестественно выделив обычно не произносимый звук «в».

Он вздохнул.

- А ты совсем не помнишь, кто ты?

- Я – Отрицательный герой. Мне сказали остальные, - добавил он в ответ на вопросительный взгляд. - Для меня всё даже сложнее, чем для всех остальных.

- Почему?

- Во-первых, этот автор даже не удосужился дать мне имя, - он с силой ударил ногой о землю. – А во-вторых, мне нужно ещё раскаяться. Без этого не выбраться.

- Но что тебе мешает?

- Я абсолютно Отрицательный герой. В моей душе нет места раскаянию. Ты не представляешь, как бы мне хотелось ощутить всё это… Восторг. Дружбу. Любовь. Они, другие, всё время об этом говорят. А я?.. - он сделал паузу. – А… ты не боишься, что я тебя обману?

- Обманешь?

- Ну да.

- Не верю, - она покачала головой.

- Странно, - произнёс Отрицательный герой.

Она могла поклясться, что он был бы ей благодарен, если бы мог.

- Ну пойдём?

- Куда?

Он замялся.

- Ну, ко всем остальным. Вместе ведь… как вы это говорите? Веселее, да?

- Ладно. Но мне всё равно.

- Надеялась удивить? Да нам всем здесь всё равно.

И они пошли. Ира не понимала, почему она не чувствовала ничего такого, что чувствовали они. Ни того, куда ей надо идти, ни того, что надо делать. И ещё одно…

- А почему я здесь, хотя помню своё имя?

- Я не знаю, - сказал он равнодушно.

- А ты? Я думала, у всех Отрицательных героев своя история. Ну, там, не отдельная книга, но… В смысле, сколько действий у Отрицательных, столько и у положительных… Надо же им чем-то заниматься?

- Обычно да. Хорошо быть Кощеем или Бабой Ягой – сколько матерей и бабушек каждый вечер рассказывают почти новую сказку детям и внукам. А я? Эта книга практически начиналась с того, что он меня убил. Всё, что про меня написано: «Он был жуткий, ужасный человек, и кто знает, сколько зла он мог бы ещё совершить, если бы герой не избавил мир от него…»

- Герой? Он же убийца!

- Цель оправдывает средства. Он же хотел «очистить мир от зла». Это простительно, - на его губах заиграла презрительная усмешка.

- Но это же несправедливо!

- Эй, - он пощёлкал пальцами у неё перед глазами, - ты забыла. Это я – олицетворение несправедливости и, кстати, должен этим гордиться. Только я устал. Устал, знаешь. Положительным быть легче. Ира, - он впервые назвал её по имени, - пойми, я могу только ненавидеть. И этим правом я пользуюсь. Я ненавижу ярлыки, ненавижу тех, кто их вешает, я ненавижу себя…

- Нет, - она улыбнулась, - ты ненавидишь только то, что ты олицетворяешь.

- Мы пришли. Иди к ним.

- А ты?..

- Они меня не терпят.

И она пошла. Ей было не то чтобы страшно, но жутковато идти рядом с этим… нет, он не был человеком… Но у неё ещё будет время обо всём подумать.

III

Если бы эти иссохшие ветви могли быть деревьями, а не жалким их подобием, люди сидели бы на опушке леса вокруг серого костра. А так это смотрелось слишком уныло. Они все были разными, но их объединяли тусклые, как бы с серым блеском, глаза. Когда Ира к ним подошла, все разом, точно роботы из фантастических фильмов, повернули к ней головы.

- Э… Здравствуйте. Доброе утро.

- Здравствуй, - бесстрастно ответил кто-то.

- Кто вы? – чуть помедлив, спросила Ира. Она определённо понимала, кто они, но не нашла другого способа завязать разговор.

- Мы – люди на вторых ролях, - произнёс самый старший и, вероятно, главный.

- Проще говоря, никто, - невесело улыбнувшись, заметил кто-то.

- Неправда. Я помню, кто я …точнее, кем я был. Я был дворником. Дворником, оставшимся без имени.

- Замолчи! И без тебя тошно, - сказала серая девушка, - Имя! Хотела бы я вспомнить своё имя. И мне наплевать, что со мной после этого станет.

Все замолчали. Ира присела и заметила необычную фигуру, отвернувшуюся ото всех и бормочущую что-то себе под нос.

- А, этот, - насмешливо сказал кто-то, заметивший её вопросительный взгляд. – Этот… не обращай внимания. Он надеется подобрать своё имя. Смешно, не правда ли?

- Вовсе нет, - резко откликнулась Ира.

- Если нет, тогда почему бы тебе самой к нему не присоединиться?

Ира встала, расправила плечи и гордо подняла голову.

- Я знаю своё имя. Меня зовут Ира.

- Уходи, - сказал Главный.

- Но я… простите…

- Уходи, - повторили все.

Ира развернулась и ушла.

IV

Они сидели на земле, прислонившись друг к другу спинами. Они долго молчали, и это было привычно и просто. Не хватало шелеста листвы и шума сильного, но спокойного моря.

- Они же не злые?

- Нет, просто потерянные…

- За что они меня прогнали?

- Странно, что ты спрашиваешь. Ты водишься со мной, пришла неизвестно откуда, но, главное, - ты не такая, как они.

- Не такая, как все?

- Да… почти.

- Ненормальная?

- Это не так плохо.

- Почему? Разве плохо быть нормальным?

- Ещё бы! Нормальный – это никакой. Обычный. Серый. Пустой. Безразличный. Если ты хуже, чем все, кто тебя окружает, тогда эта планка тебя подтягивает, а если лучше – это верёвка, связывающая все порывы твоей души.

- Но ведь не только это связывает?

- Да. Определённо. Но не стоит добавлять ко всему, что ограничивает тебя, ещё и это.

Эти слова отнюдь не звучали как мораль или проповедь. Они просто были размышлением. Мнением. Попыткой высказаться.

- В чём смысл жизни? – внезапно спросила Ира.

- В чём? Ты сама можешь догадаться. Это нетрудно.

- Но никто не знает. Так с чего бы мне догадаться?

- Ну ладно. Пусть это прозвучит глупо, но я в это верю – смысл жизни в том, чтобы жить. И не как-нибудь косо, бочком, в тени, а гордо, смело, открыто и твёрдо зная, о чём ты мечтаешь и во что веришь… Единственная проблема в том, что это зависит не только от человека. Не у всех есть выбор, ты понимаешь?

Он говорил увлечённо, и не хотелось его перебивать.

- Главное, чтобы у тебя был выбор. Человек, который выбрал сам тёмною сторону, заслуживает куда большего презрения, чем…

С его губ чуть не сорвалось слово «Я»…

И каждый погрузился в свои мысли.

V


Ира, казалось, задремала. Он в который раз пожалел, что не было ветра. Ему было не плохо. Ему было всё равно. Отрицательный герой встал и начал карабкаться вверх по ближайшему утёсу. Он размышлял. Забавлялся мыслями, жонглировал утверждениями, которые всё равно не могли изменить его суть. Кто он? Отрицательный персонаж. Абсолютно. Без возможности вернуться. Перед ним только один выбор, который он сможет сделать сам. И это выбор не между добром и злом, но между жизнью и смертью. Он взобрался на вершину утёса. Взгляду открылась необычная картина – серая-серая пустыня, напоминающая навсегда застывшее море, серое небо и резкая линия горизонта. Он сделал шаг…

Ира внезапно открыла глаза. Она видела его шаг как в замедленной съёмке. Неужели это так страшно? Он упал и тут же исчез.

Ире было до ужаса горько. Она подошла к тому месту, где он упал, бессильно опустилась на какой-то камень. Она плакала. Плакала не рыдая. Крупные слёзы падали на серую пыль. Ира смотрела как будто сквозь линзу на мокрые пятна. Она плакала не из-за того, что скучала по нему или любила его, вовсе нет. Она оплакивала несправедливость. Она устала, но всё плакала и плакала, как будто решила выплакать все слёзы на будущие несчастья. Мокрые пятна скоро стали солёной лужицей, а после – целым озером. Если бы Ира видела себя в тот момент, она бы вспомнила «Алису в стране чудес».

Второстепенные персонажи подходили к новому водоёму и недоумённо смотрели на воду и на девушку.

Она перестала плакать. Теперь она смотрела на воду и мысленно написала на поверхности воды его имя, только что придуманное ей самой.

Люди, прежде всегда бывшие на вторых ролях, робели.

Вдруг та самая серая девушка, с которой разговаривала Ира, подошла к озерцу и склонилась над ним. Она увидела своё отражение и тихо сказала:

- Меня зовут Элла…

Через пару секунд она стала прозрачной, как привидение. Элла улыбнулась и совсем пропала…

Ира наблюдала то, чего никогда не смог бы наблюдать другой человек. Серые фигуры подходили к озеру, смотрели на свои лица, вспоминали свои имена и растворялись в воздухе. Но Ире было всё равно. Теперь она поняла всё. Он знал. Всегда знал. Знал, что его не исправить. Знал, что их можно спасти.

Ей казалось, всё должно быть именно так – созданные ни для чего должны играть решающую роль, в то время как сотворённые героями не должны иметь никаких привилегий.

Он умер там, куда отправляются преданные забвению. Он не жил никогда. И Ира поняла, что его ждала та же участь, что и других – стать ничем, то есть всем. Это как кому нравится. Она улыбнулась и тоже стала таять в воздухе…




Похожие:

На вторых ролях iconСистемное обучение
Способность логического восприятия, которую можно выразить словом «соображение», в нашем образовании используется слабо и находится...
На вторых ролях iconВ ролях

На вторых ролях iconЛеонид Филатов. Сказ про Федота-стрельца (отрывок) в ролях
Федот и др. Потешник: Наутро федот у царевых ворот. Пришел на прием, и ковер при ем
На вторых ролях iconИнтервью Что для вас школа? Мария Ларина- 4 класс. Мы Марии задали вопрос: Что для тебя значит школа? Ответ: «Школа для меня – это, во-первых, учение, веселье на переменах, а, во-вторых, школьная библиотека: в ней много интересных книг»
«Школа для меня – это, во-первых, учение, веселье на переменах, а, во-вторых, школьная библиотека: в ней много интересных книг»
На вторых ролях iconИнтервью Что для вас школа? Мария Ларина- 4 класс. Мы Марии задали вопрос: Что для тебя значит школа? Ответ: «Школа для меня – это, во-первых, учение, веселье на переменах, а, во-вторых, школьная библиотека: в ней много интересных книг»
«Школа для меня – это, во-первых, учение, веселье на переменах, а, во-вторых, школьная библиотека: в ней много интересных книг»
На вторых ролях iconВ ролях: Оксана Акиньшина, Андрей Смоляков, Иван Ургант, Андрей Панин, Максим Леонидов, Дмитрий Астрахан, Владимир Ильин, Владимир Меньшов, Сергей Безруков
Сенсационный проект-событие от создателей кассовых хитов российского кинематографа «Дневной дозор», «Адмирал» и «Каникулы строгого...
На вторых ролях icon40 чисто женских моментов поведения
Женщины не чешут в затылке. Во-первых, они не любят демонстрировать свою растерянность, во-вторых, это портит прическу
На вторых ролях iconВо-вторых. Мы используем вариант системной социальной игры
Екатеринбург ул. Белинского д. 173 А в рамках областного проекта «Белая трость» состоится второй тренинг «Деловой успех»
На вторых ролях iconВечеринка
Форксе, штата Вашингтон, а во-вторых, потому, что смотрела на свою бабушку Мери. Она умерла шесть лет назад, именно это и подтверждало...
На вторых ролях iconВикторина «Подружись с книгой» Для учащихся вторых классов
Внимание! Внимание! Начинаем наше состязание умных и смекалистых, умелых, знающих, книги читающих!
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов