Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк icon

Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк



НазваниеЧерез двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк
Дата конвертации27.08.2012
Размер71.62 Kb.
ТипДокументы


Предисловие


Долгое время отечественное обществознание видело в консерватизме лишь “приверженность к старому строю, старым, отжившим порядкам, отстаивание и стремление восстановить их”, а также косность и вражду “ко всему новому, передовому в политической жизни, науке, литературе и т. д.”1. В последние годы, когда возник устойчивый интерес и даже своего рода мода на консерватизм, это понятие предстает, очевидно, устаревшим в политическом отношении и явно недостаточным в научном плане. При этом чем большую популярность завоевывает понятие консерватизма в сознании политических элит и масс, тем больше затруднений вызывает его дефиниция у научной общественности.

В западной историографии постоянно высказывается мысль о слабой изученности феномена консерватизма. Так, А. Молер сетовал сорок лет назад на то, что консерватизм “в двояком смысле остается приемным дитем политических изысканий. Прежде всего, он так и не породил собственной литературы, в которой изобразил бы себя и которая могла бы сравниться по своей систематичности и завершенности с литературой параллельных политических течений, таких как либерализм, социализм или анархизм. Да и в качестве объекта исторического исследования с ним до сих пор обходились, поистине, как с приемышем. Пока еще нет не только изложения истории общеевропейского (и североамериканского) консерватизма — даже освещение отдельных национальных разновидностей находится в плачевном состоянии”2. Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк3.

Более того, ответ на вопрос о том, чем же на самом деле является консерватизм, кажется с течением времени все более проблематичным. “Консервативная волна”, охватившая страны Запада в конце 70-х гг. XX столетия, а затем и “консервативная революция”, разразившаяся там же в конце 80-х гг., вряд ли прояснили суть данного феномена. Скорее они высветили его новые грани, требующие не только своего частного осмысления, но и переосмысления консервативной традиции в целом.

В статьях данного сборника (вып. 1), посвященных исследованию проблем зарубежного консерватизма, изменчивость и неоднозначность данного феномена наиболее очевидны. Возникнув на заре Нового времени, консерватизм на протяжении последнего столетия продемонстрировал поразительную способность ко всякого рода мутациям и трансформациям. В самом деле, инверсия консерватизма, смыкавшегося то с либеральной, то с социал-реформистской традицией, вступавшего в альянс с нацизмом и готового к концессиям с коммунистическим советским режимом, кажется поразительной. Не служит ли это многообразие проявлений консерватизма подтверждением тезиса одного из его величайших представителей в XX в. У.
Черчилля: “быть консерватором — значит меняться вместе с постоянно меняющимися обстоятельствами”? Впрочем, справедливости ради заметим, что и другие базовые идеологии Нового и новейшего времени (либерализм, социализм, анархизм) не раз демонстрировали способность к разного рода идейным “мутациям” и парадоксальным “синтезам”.

При этом можно и нужно указать на некоторые базовые ценности и “антиценности” консервативной мысли, которые характерны для подавляющего большинства его ответвлений. Без этого “ядра” анализ тех или других проявлений феномена консерватизма будет беспредметен и бессмыслен.

Консерватизм возник в конце XVIII в. как реакция на рационализм и индивидуализм Нового времени, теорию Прогресса, революционные изменения в мире. В современной литературе уже сложилось достаточно устойчивое определение консерватизма, как широкого идейного течения, ставящего своей целью актуализацию позитивных традиций и ценностей прошлого, обеспечивающих эволюционное органическое развитие общества, для которого характерны культ сильного государства, приоритет его над интересами индивида, понимание естественного неравенства людей и соответственно признание необходимости общественной иерархии. Одной из важнейших ценностей для консерватизма является религия, которая, согласно воззрениям консерваторов, придает смысл истории и отдельной человеческой личности. Отсюда вытекает также скептическое отношение консерватизма к Ratio, неприятие абсолютизации его возможностей, понимание ограниченности и несовершенства (“греховности”) человеческой природы, то, что обычно обозначается как антирационализм. Следует подчеркнуть и весьма характерный для большинства консерваторов антиндивидуализм. С точки зрения большинства консервативных доктрин приоритетное значение имеют интересы целого, надындивидуальных ценностей (Бог, нация, государство, общество и т.д.), а не отдельной личности.

Для консерватизма характерен культ не только сильного государства, церкви, религии и нравственности, но и семьи, школы, армии, патриотизма, самобытной национальной культуры, т. е. тех общественных институтов, которые выступают основными проводниками и хранителями традиции. Сюда же можно добавить и такие типологические черты консерватизма, как понимание конкретно-исторической обусловленности уровня прав и свобод, прагматизм, здравый смысл.

Консерватизм при этом противостоит левым и идеологиям, в основе которых лежат ценности противоположного порядка: атеизм, материалистическая ориентация политики, моральный релятивизм, культ рассудка, рационализм, антитрадиционализм, универсализм, космополитизм, приоритет интересов индивида над интересами государства, индивидуализм, равенство, культ личных прав и свобод, приверженность теоретическим моделям, культ перемен, революция4.

В случае необходимости социальных перемен консерватизм требует при их осуществлении чрезвычайной осторожности и постепенности. При этом было бы неверно трактовать консерваторов как противников всего нового. Они выступают лишь против абсолютизации принципа новизны, что обычно характерно для левых течений.

Для характеристики современной отечественной историографии консерватизма достаточно привести тот факт, что основополагающие произведения классиков консервативной мысли — Эдмунда Берка и Жозефа де Местра — были опубликованы на русском языке лишь после 1991 г.5 Несколько лучше обстояло дело с изданиями классиков русской консервативной мысли — Н. М. Карамзина, Н. Я. Данилевского, К. Н. Леонтьева, И. А. Ильина и др. В русской мысли столетиями преобладали идейные течения красного и “розового” цвета, соответственно в историографии консерватизм был своего рода “пасынком”. Лишь в 1990-е гг. в различных российских публикациях и дискуссиях всё настойчивее стала высказываться мысль о слабой изученности консерватизма как идеологии и ценностной системы, а также о настоятельной необходимости восполнить этот пробел6. К настоящему времени эта историографическая “ниша” частично заполнена, и теперь можно говорить о возникновении нескольких центров по изучению консерватизма, как русского, так и западноевропейского, главные из которых находятся в Москве и Перми7 и которые смогли за короткое время добиться определенных результатов. Во всяком случае, начало комплексному изучению русского и мирового консерватизма в России положено.

Можно с достаточной степенью определенности утверждать, что, в отличие от западноевропейского, русский консерватизм легче поддается типологизации, он более “жесток”, поскольку в нем четко прослеживается магистральное направление, которое возникло и оформилось под воздействием нескольких основных факторов русской истории. В первую очередь, речь идет о влиянии православной религии на все стороны общественной жизни — от бытовой до политической. Огромную роль также играл идеал мощного централизованного иерархического государства, который исторически сформировался в национальном сознании в силу больших пространств и военных угроз со стороны Запада и Востока, необходимости вести оборонительные войны, требующие колоссального народного напряжения и сплоченности. Наконец, большую роль в формировании русского консерватизма сыграло сознательное неприятие западноевропейской культурно-религиозной традиции — русское антизападничество, которое стало существенным компонентом национального самосознания. В XVIII—XIX вв. русский консерватизм возникает как реакция на вестернизацию России, предпринятую Петром I, и на угрозу революций, надвигающихся с Запада.

Повторим, речь идет о главном течении в русском консерватизме, для которого приоритетными ценностями были православие, сильное централизованное государство, русский национализм. Следует подчеркнуть, что в русском консерватизме на разных этапах существовали различные течения, которые можно назвать церковным, масонским, мистико-космополитическим, либеральным консерватизмом, однако эти течения не доминировали в русском консерватизме и не определяли его специфику.

Настоящий сборник состоит из работ преимущественно воронежских исследователей; в нем приняли участие также авторы из Москвы, Петербурга, Перми и Томска. Изучение феномена консерватизма в последние годы явилось новым перспективным исследовательским направлением в деятельности исторического факультета Воронежского государственного университета. Сборник появился на свет в результате объединения усилий нескольких кафедр. В какой-то мере это издание продолжает традицию, заложенную сборником “Российская монархия: вопросы истории и теории”8. Редколлегия сборника сознательно пошла на то, чтобы предоставить возможность высказаться историкам с различными исследовательскими подходами и зачастую с полярной идейной ориентацией, что неизбежно оказывает влияние на их интерпретацию консерватизма. Ряд публикуемых работ написан в лоне консервативной традиции, которая не только осмысляет самое себя, но и подвергает себя самокритике, большинство — в духе существующей академической традиции, некоторые — с резко критической в отношении консерватизма дистанции. И это нормально, ибо только в столкновении и сопоставлении различных подходов и точек зрения рождается истина.


канд. ист. наук А. Ю. Минаков,

канд. ист. наук С. Г. Алленов



1 Краткий словарь иностранных слов. М., 1952. С. 196.

2 Mohler A. Konservative Literatur und Literatur über den Konservatismus // Neue politische Literatur. 1960. H. 12. S. 1037.

3 См.: Lenk K. Deutscher Konservatismus. Frankfurt a.M.; New York, 1989. S. 29.

4 См.: Гусев В.А. Консервативная русская политическая мысль. Тверь, 1997. С.10.

5 Берк Э. Размышления о революции во Франции. М., 1993; Местр Жозеф де. Петербургские письма.1803—1817.СПб.,1995, и др.

6 См.: Консерватизм как течение общественной мысли и фактор общественного развития // Полис. 1995. № 4. С. 24—25.

7 См.: Российские консерваторы. М., 1997; Репников А. В. Консервативная концепция российской государственности. М., 1999; Смолин М. Б. Очерки Имперского Пути: Неизвестные русские консерваторы второй половины XIX — первой половины XX века. М., 2000; Гросул В. Я., Итенберг Б. С., Твардовская В. А., Шацилло К. Ф., Эймонтова Р. Г. Русский консерватизм XIX столетия: Идеология и практика. М., 2000; Исследования по консерватизму. Пермь, 1993—1998.Вып.1—5; Исторические метаморфозы консерватизма. Пермь, 1998; Российский консерватизм: Теория и практика. Челябинск, 1999.

8 Российская монархия: Вопросы истории и теории: Межвуз. сб. статей, посв. 450-летию учреждения царства в России (1547 —1997 гг.) / Отв. ред. М. Д. Карпачев. Воронеж, 1998.




Похожие:

Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк iconЗачем ты внушил мне мысль, что возможен иной путь, иной исход?!
Двадцать пять лет ты вел меня по жизни. Двадцать пять я слушал тебя и подчинялся тебе. Двадцать пять лет я терпел лишения и закалял...
Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк iconКонстантин Симонов через двадцать лет

Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк icon22 Спортивный еженедельник Татарстана «ак барс» # 13(114) 14-20 адреля 2005
Двадцать лет. Они никак не верили, что мне уже двадцать, и просили показать паспорт
Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк iconУильям Баталер Йейтс Слова на окне
В задней стене справа дверь. В нее виден холл. Слышится стук дверного молотка. Мисс Маккенна проходит через холл, открывает дверь...
Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк iconКарточки-задания по экологии Экологические задачи. Карточка №1 Задача. Определение численности и плотности поголовья лосей
На момент организации на этой территории заповедника было отмечено 50 лосей. Через 5 лет численность лосей увеличилась до 650 голов....
Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк iconКир Булычев. Можно попросить Нину?
Голос был моложе Нины лет на двадцать. А на самом деле Нинин голос лишь лет на пять моложе хозяйки. Если человека не знаешь, по голосу...
Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк iconПолное счастье Сентябрь 2007 Чарлз ден Текс Петер де Баан Январь 2010 Перевод с Голландского Веры Беляевой vera beljajeva@hotmail com +7 926 391 59 56 8 10 317 040 20 747 Редакция Натальи Левиной Авторские права у тди агенства Амстердамa (tdi agency,
Том и Элен знают друг друга со студенчиских лет, они двадцать лет женаты, детей нет
Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк iconПервый конспект
Просто банда разбойников овладела Францией и удерживала власть двадцать лет. Ее опорой послужили три порока Франции: трусость буржуазии,...
Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк iconДжон Мамфорд Чакры и кундалини
Я пересек полмира, чтобы встретить вас”, — были первые слова Джона Мамфорда, когда мы познакомились двадцать лет назад в вестибюле...
Через двадцать лет тот же приговор повторил К. Ленк iconПосеешь поступок — пожнешь привычку, посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу
Заметив там пловца, Конфуций подумал, что тот с горя ищет смерти, и отправил своих учеников вниз, чтобы его вытащить. Но тот через...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов