А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора icon

А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора



НазваниеА. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора
Дата конвертации27.08.2012
Размер183.96 Kb.
ТипБиография




А.Ю.Минаков


«Назвал я здешний край турецкою провинциею»:

деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора.


Имя Михаила Леонтьевича Магницкого (1778 - 1844 гг.), видного консерватора в царствование Александра I, за последние годы начинает во все большей степени привлекать внимание историков1.

Настоящая статья ставит своей целью описать практически неисследованный эпизод политический карьеры Магницкого: кратковременное пребывание его на посту воронежского вице-губернатора в течение нескольких месяцев 1817 года.

Биография Магницкого в период, предшествующий данному эпизоду его карьеры, складывалась более чем благополучно. Он был правой рукой выдающегося реформатора М.М.Сперанского, исполнителем ряда ответственных поручений царя. Иначе говоря, Магницкий был одной из ключевых фигур тогдашнего либерального лагеря. Однако блистательная карьера Магницкого внезапно пресеклась 17 марта 1812 г., в день, когда он был объявлен государственным преступником и отправлен в изгнание. Причиной ареста и ссылки явилось падение и ссылка М.М. Сперанского.

Магницкий был отправлен в Вологду, где провел четыре года под строгим надзором полиции. Имеются свидетельства о том, что Магницкий продолжал оставаться на прежних либеральных позициях. По словам Н.М.Лонгинова “Магницкий в Вологде громогласно везде проповедывал вольность”, а П.И.Бартенев добавлял к этому, что “Магницкий в Вологде признавался князю П.А.Вяземскому, что он со Сперанским замышляли ограничение самодержавия”2. Граф же А.И.Рибопьер рассказывал про Магницкого, будто бы он хвалился в Вологде тем, что он и Сперанский собирались “остричь когти льву”(то есть императору Александру –А.М.), “доверчиво склонившему к ним свою голову”3.

Магницкий начал бороться за свое освобождение уже в первый год ссылки. 17 декабря 1812 г. датировано его письмо Александру I, в котором он “приносит благодарность за воспоминания о его просьбе и за доставление средства к оправданию”4. Мы не можем сейчас сказать о какой просьбе идет речь, что это за средства к оправданию и почему это письмо написано Магницким из Грузино, имения А.А.Аракчеева. Для этого требуются дополнительные архивные разыскания. Следующее письмо императору он отправляет из Вологды 30 июня 1814 г. В нем он пишет о том, что не может “видеть себя поверженным в политический гроб позорной ссылки”5 и взывает к милосердию императора: “Третий уже год претерпеваю я, с злополучным семейством моим ужаснейшее наказание, какое может постигнуть человека, в образованном обществе живущего: лишение чести, личной свободы и последнего куска хлеба, без суда, без объявления преступления и невинно”6. Письма Магницкого в конце концов достигли цели.

30 августа 1816 г.
он получил назначение на должность воронежского вице-губернатора. Этому предшествовала встреча Магницкого с всесильным А.А. Аракчеевым “с дозволением принести свои оправдания”7.

Именной указ Александра I о возвращении двух либералов-реформаторов из ссылки гласил: “Перед начатием войны в 1812 году, при самом отправлении Моем к армии, доведены были до сведения Моего обстоятельства, важность коего принудила Меня удалить от службы тайного советника Сперанского и действительного статского советника Магницкого, к чему, во всякое другое время, не приступил бы Я без точного исследования, которое в тогдашних обстоятельствах делалось невозможным. По возвращении Моем, приступил Я к внимательному и строгому рассмотрению поступков их и не нашел убедительных причин к подозрениям. Потому, желая преподать им способ усердною службою очистить себя в полной мере, всемилостивейше повелеваю: тайному советнику Сперанскому быть Пензенским гражданским губернатором, а действительному статскому советнику Магницкому - Воронежским вице-губернатором”8. По словам хорошо осведомленного А.И. Михайловского-Данилевского, при написании этого указа возникло множество затруднений: “Сие произошло от того, что Император неопределительно дал свои повеления, приказав сказать в указе, что назначая места Сперанскому и Магницкому, он имел в виду предоставить им возможность выслужиться, обнаруживая мысль, что они виноваты, потому что прощают только виновных, но сего последнего выражения Государю не хотелось произнести. Наконец, - писал Михайловский-Данилевский, - после многократных поправок, ночью подписан сей указ, который неясностью и двусмысленностью своею показывает, что сочинитель оного был в великом затруднении, что именно он намеревался выразить”9.

После появления указа между Магницким и Аракчеевым завязалась деловая переписка. В письме от 6 сентября 1816 г. из Вологды с выражением благодарности за “реабилитацию” Магницкий пишет: ”Я прошу позволения вашего, Милостивый Государь, и впредь обременять, иногда, ваше сиятельство моими письмами по самонужнейшим предметам”10. Благодарность была принята. В ответном письме от 25 сентября 1916 г. Аракчеев заявлял: ”Благодарность, которую вашему Превосходительству угодно было изъяснить на мой щет в письме из вологды (сохраняем орфографию оригинала - А.М.) от 6-го сентября, принадлежит непосредственно всемилостивейшему нашему Государю, я был только готовый исполнитель воли Его величества”. Далее Аракчеев заявлял: “Мне приятно будет, ежели вы иногда почтите меня своими письмами; но я желал бы, чтобы дела по службе не были их целью.– Сей род писем часто бывает причиною неприятных впечатлений в начальстве, мимо которого идут оне; потому я стараюсь избегать их”11. Просьба эта выглядела странно, поскольку одной из причин назначения Магницкого было то, что Александр I дал ему “важные и доверенные поручения, для поверки или обнаружения дел бывшего в то время там губернатора”(М.И.Бравина – А.М.)12 и не писать об этом Магницкий не мог в принципе. Так или иначе, но именно благодаря этой инициативе Магницкого мы и можем восстановить основные факты его кратковременного вице-губернаторства в Воронежской губернии.

В день его назначения воронежским вице-губернатором прежний вице-губернатор П.А.Сонцов без объяснения причин был переведен на аналогичную должность в Псков13. Воронежский же губернатор М.И.Бравин в это время вынужден был отойти от дел, поскольку его деятельность проверяла сенатская ревизия, обнаружившая многочисленные злоупотребления В дополнение к причинам отрешения М.И. Бравина от должности, приведенных А.Н. Акиньшиным14 в его исследовании о воронежских губернаторах и вице-губернаторах, имеются данные дореволюционного историка Н.Ф. Дубровина15.

Можно лишь приблизительно говорить о том, сколько времени фактически провел на посту вице-губернатора Магницкий. Даты официальных указов о его назначении и отставке являются формальными, поскольку он не сразу прибыл в Воронеж и не сразу покинул его после появления указа о назначении в Симбирск. Первые впечатления Магницкого от Воронежа были мрачными: «Я надорвался внутренно, - писал он в первом своем письме из Воронежа, адресованном А.А. Аракчееву, - видя пять лет сряду и особливо теперь здесь (в Воронеже), что у нас делается в губерниях. Ежели бы иностранец мог найтиться, не зная, что он в России, в одной из губерний наших, поверил ли бы он, что это Россия, в благословеннейшее из всех земных царствований? Поверил ли бы он, что эта та самая Россия, за спасение и славу которой столько раз сам боготворимый ею государь нес и великодушно подвергал бесценную жизнь свою величайшим опасностям? Сия Россия в тысяче верстах от столицы его угнетена и разоряется, как т у р е ц к а я п р о в и н ц и я. Горестная истина сия столь положительна и зло так глубоко укоренилось, что никто из здравомыслящих местных начальников не может надеяться ее исправить и никто из искренно преданных государю и славе его царствования не может согласиться иметь ежедневно перед глазами плачевную сию картину, иначе как в виде самого тяжкого наказания». Исключение на общем фоне, в изображении Магницкого, представляло воронежское православное духовенство: «Здешний преосвященный, пастырь благочестивый и добродетельный также знает истинное всего положение. Он давно гремит с кафедры соборной против врагов внутреннего порядка и злоупотреблений; но те, к кому сие относится, мало исправляется, и прекрасное здешнее духовенство за истинно апостольские проповеди страдает от разных гонений полиции, которая в противность самых законов ставит к нему постой»16. Спутся некоторое время (в письме от 11 апреля 1817 г.) Магницкий вновь писал Аракчееву, давая характеристику правления Бравина: «Ваше сиятельство изволите, может быть, припомнить, что в первом письме моем назвал я здешний край т у р е ц к о ю п р о в и н ц и е ю. Положительная истина. Начальник здешней губернии вел себя точно как паша. Окружен будучи славою прежнего бескорыстия и уверен что он пользуется за сие добрым именем государя, смело и открыто попирал он всякий порядок и всякие законы. Один дух неограниченного самовластия руководствовал им. Все самые важные просьбы и доносы на чиновников и дворян, часто в преступлениях их обличающие, собирал он не для преследования, но для совершенного господства над виновниками. При малейшем сопротивлении его власти или желанию, многим из них показывал он просьбы на них, у него хранящиеся, и тем покорял их навсегда. Таким образом все его управление было не что иное, как продолжительная и непрерывная интрига. Все места ему подчиненные, загромождены делами, по личностям, пристрастиям, или мщению заведенными»17

Очевидно, что Бравин защищался как умел. В письме от 21 апреля 1817 г., Магницкий докладывает неизвестному адресату о том, что его рапорт был вскрыт “по дороге”18. Но Магницкий был неутомим и непреклонен. На май - июнь приходится несколько донесений о различных ревизиях в Воронежской губернии, предпринятых по инициативе Магницкого19. Последнее его официальное письмо из Воронежа датировано 20 июля 1817 г.

Можно утверждать, что Магницкий, будучи вице-губернатором выполнял с июня 1817 г. по сути дела губернаторские обязанности, так как М.И.Бравин был отправлен в отставку уже 18 мая 1817 г. и покинул Воронеж 22 июня 1817 г. В некоторых документах Магницкий именуется как “правящий должность губернатора”20.

В опубликованных “Показаниях о службе действительного статского советника”, написанных для А.Х.Бенкендорфа в 1829 году21, Магницкий лишь кратко упоминал о наиболее важных, с его точки зрения, делах, осуществленных им в Воронежской губернии. Так, он смог раскрыть значительные злоупотребления воронежских властей, отказавшись подписать в губернском правлении смету земских повинностей и подавши мнение в котором доказывал, что “под именем земской повинности, в продолжение трех лет совершенно ограблена губерния на несколько миллионов, которые следует взыскать с виновных”22. Это мнение было утверждено министром финансов, Государственным Советом и самим Александром I23.

Магницкий также провел расследование “весьма известного дела Сенявина”, получил предварительно личное распоряжение по этому поводу от Александра I и соответствующую выписку из журнала Комитета Министров24. “Я не усумнился написать все, что знал, - вспоминал Магницкий, - и что потом обнаружено, то есть: убийство двух человек, все интриги и подкупы, для закрытия его бывшие”25.

Воронежская служба Магницкого сопровождалась также следствием по делу богатого откупщика Бородина, в котором оказалась замешанной местная администрация. Этот откупщик своим “тиранством” и притеснениями вынудил крестьян подать на него жалобу императору. В свою очередь Бородин обратился к местному начальству, представив подачу крестьянской жалобы как “бунт”. Вместо царской защиты прибыла воинская команда, расправившаяся с крестьянами. Со слов Магницкого, он “открыл истину, освободил людей, умиравших от затеснения тюрьмы, обличил и откупщика в обмане и губернское правление в лихоимстве подлинными письмами Бородина”. В итоге все действия Магницкого были “утверждены” царем, имение Бородина взято в опеку, сам он предан уголовному суду26.

Краткие “Показания ...” существенно дополняются материалом, содержащимся в его “Отчете о трехнедельном27 управлении Воронежскою губерниею”, который был послан им Аракчееву 20 июля 1817 г. Это довольно объемистая копия, написанная четким писарским почерком на 20 пожелтевших страницах, которая хранилась в личном деле Магницкого в канцелярии Аракчеева и ныне находится в Государственном архиве Российской Федерации28. Отчету предпосылалось письмо Магницкого, в котором говорилось:”я представил непременною обязанностью представить все действия мои по службе вашему, мой Государь, руководству. Посему и имею честь представить <...> список с отчета моего, по кратковременному управлению здешнею губерниею <...> Вы изволите увидеть из оного, сиятельнейший граф, состояние бывшего здесь управления и порядка”29.

Описание в отчете основных губернских учреждений, напоминает в ряде случаев страницы гоголевского “Ревизора” или щедринской “Истории одного города”. Приведем наиболее яркие и показательные факты30. Губернское правление “по необычайному множеству распложенных переписок и запущению собственных его дел потеряло всякий способ надзора за порядком мест ему подчиненных, едва успевает очищать бумаги в него вступающие и действие свое в понуждение низших полицейских мест ограничило непрестанными денежными штрафами, кои по маловажности своей и частому повторению не имеют уже никакой силы ... дела следственные производятся чрезвычайно медленно и слабо, а уголовные умножаются ...тюрьмы наполнены колодниками”. В результате город “наполнен безпашпортными, беглыми и пристанодержателями беглых и воров, оставлен без ночной стражи и подвержен от сего величайшей опасности”. И это при том, что полиция “получала значущие суммы на содержание будочников, издерживала их неизвестно куда; ибо по личному осмотру Прокурора не оказалось их налицо и будки стоят пустые; но ни денег нет, ни отчета в оных”!

Особенно сильное впечатление оставляет сделанное Магницким описание положения дел по Приказу общественного призрения. Так, воспитательный дом в Воронеже находился в “тесном и сыром строении, которое осенью и зимою, по общему показанию живущих в нем, так сыро, что без опасности для здоровья, несколько часов (!-А.М.) пробыть в оном не можно”. Магницкий между тем обнаружил в этом здании “младенцев на полу лежащих за неимением колыбелей”, “полумертвых страдальцев, покрытых разными нечистотами и сыпями и непохожих на детей, вверенных благотворному Правительству нещастными матерями”. Неудивительно, что за четыре года “из 562 воспитанников умерло 543 и сохранилось 19 младенцев”31. При этом директор сего заведения жил в отдельном благоустроенном доме, предназначенном для детей, которых он спровадил в описанную развалюху. На их содержание ему была выделена приличная сумма в 27 тысяч рублей, но совершенно очевидно, что она была разворована.

В городской больнице Воронежа в 1817 г. дела обстояли немногим лучше. За четыре предшествующих года в ней из 6579 больных умерло 730 (каждый восьмой !). Больные были “чрезвычайно стеснены и прилипчивые и самые отвратные болезни не отделены от прочих”, причем, писал Магницкий, болезни “самые простые не вылечиваются по нескольку лет”. Никакого надзора за больницей со стороны местного начальства не было. То же самое происходило в доме умалишенных: больных там никто не лечил, буйные сумасшедшие не были отделены от прочих. Для иллюстрации нравов, там царящих, достаточно привести следующие строчки из отчета Магницкого: “Старуха 90 лет, совсем раздетая, жаловалась мне, что смотритель отнял у нее одежду, из милосердия ей данную”. А дом смирительный и рабочий Магницкий не без юмора охарактеризовал так: ”Сие заведение есть скопище людей ничего не делающих и ничем не смиряемых ... Они не имеют никакого занятия и вместо исправления развращаются в праздности”.

Помимо этого, Магницкий обнаружил, что дома “богатых людей везде освобождены под предлогом бывших самых малых (воинских–А.М.) постоев и облегчены в постое, а домы бедных, духовенства и недостаточных чиновников самых несправедливым образом обременяются”. В отчете вице-губернатор утверждал, что в городе “торгуют люди в великом множестве, никакого права на торговлю не имеющие ... от чего Правительство теряет, вероятно, довольно важных доходов”, отмечая при этом “нечистоту мясных рядов, дурное качество продающейся говядины и непомерную дороговизну оной, выше Московской цены”.

Меры Магницкого, предпринятые в течение короткого времени для исправления дел, представляются разумными и эффективными. Он приказал надежным чиновникам в сжатые сроки проделать “невероятную работу”: составить описание нерассмотренных дел, накопившимся в губернском правлении и канцелярии губернатора, взять их выполнение под особый контроль, взыскать 2-миллионную недоимку в казну, подсчитать точное число содержащихся в тюрьмах арестантов, составить обывательские книги с тем, чтобы знать точное число проживающих в городе людей. Были предприняты меры по прекращению произвола квартирной комиссии, которая определяла порядок при постое войск в домах горожан, наведен порядок в пожарной части, проверены весы и меры на рынках и в торговых лавках и т.д.

После удаления с поста прежнего полицмейстера, несущего ответственность за многие преступления была произведена ревизия воронежской полиции, в том числе и в уездах, начато расследование обстоятельств исчезновения денежных сумм, перечисленных на содержание полицейских-будочников, раскрыто несколько крупных краж. Магницким было строжайше предписано, чтобы при донесениях о скоропостижно умерших и найденных трупах делалось вскрытие и медицинское освидетельство, от чего ранее медицинские чиновники уклонялись.

В губернском приказе общественного призрения Магницким были расследованы вскрытые злоупотребления, произведена проверка счетов поставщиков, смещены с занимаемых должностей смотрители воспитательного дома и дома умалишенных. Выжившие же в чудовищных условиях дети были срочно отправлены по деревням на воспитание сельским жителям.

Помимо всего прочего, Магницкий рекомендовал выдвинуть или поощрить нескольких дисциплинированных и честных чиновников и, напротив, сместить тех, кто нес непосредственную ответственность за замеченные им преступления и злоупотребления. Из “выдвиженцев” Магницкого наиболее примечательна фигура Г.Н.Глинки, родного брата Ф.Н. и С.Н.Глинки, бобровского городничего, сделанного Магницким на короткое время правящим должность полицмейстером в Воронеже32.

Следует отметить, что Магницкий также пытался как мог облегчить положение крестьян во вверенной ему губернии. В письме к Аракчееву он писал о тяжбе “Верейских однодворцев” с неким Чуриковым, который “отнял у прекраснейшего казенного селения земли, лес, каменные ломни и, наконец, реку”. Тяжба тянулась несколько лет и сопровождалась многочисленными фактами произвола по отношению к крестьянам со стороны местных властей: судебные места решали дело в пользу Чурикова, крестьяне арестовывались, сдавались в рекруты, причем все это происходило при попустительстве губернатора. Магницкий просил Аракчеева способствовать разрешению дела в пользу крестьян33.

Разумеется, что отчет Магницкого носил по необходимости односторонний характер, поскольку речь в нем шла о злоупотреблениях и проштрафившихся чиновниках. Однако на его страницах есть краткие упоминания и о тех людях, которые искренне стремились к улучшению жизни населения губернии. Например, вице-губернатор дал высокую оценку местному духовному начальству, которое по своей инициативе занялось оспопрививанием (чего не делали Врачебная управа и соответствующий Комитет). Особенно Магницкий отметил деятельность префекта Воронежской семинарии протоиерея Иоанна (Зацепина), который “по побуждениям религии делает то, что были обязаны привести в действие и местное начальство и врач управы”.

Нет оснований сомневаться в том, что деятельность Магницкого в Воронеже способствовала искоренению, хотя бы и частичному, злоупотреблений местных властей, бессмысленного бумаготворчества, воровства и волокиты. В тот период Магницкий оставался на былых либеральных позициях, поддерживал тесные связи со Сперанским, который в целом благожелательно оценивал его деятельность (так, весною 1818 г. он писал в одном из частных писем, что Магницкий “ведет себя как рыцарь, искоренитель всех злоупотреблений”34). Разумеется, нельзя исключать и чисто карьеристские побуждения, неоднократно демонстрируемые Магницким и в дальнейшем, которые заставляли его подвергать жесточайшей критике потенциальных конкурентов. Так или иначе, но экзамен, устроенный ему императором Александром I, Магницкий выдержал с честью, подтвердив репутацию “разоблачителя”, которая сложилась еще в начале царствования.

Воронежский период в биографии Магницкого формально закончился с принятием указом от 14 июня 1817 г. по которому он был назначен на должность гражданского губернатора в Симбирск. 29 июня в Воронеж был назначен новый губернатор Н.П.Дубенской, а 31 августа 1817 г. был возвращен на должность вице-губернатора П.А.Сонцов. В конце июля Магницкий покинул Воронеж. Начался новый этап его политической биографии. В мировоззрении и деятельности Магницкого после Воронежа происходят крутые перемены. Начался новый этап его биографии, когда Магницкий стал одной из ключевых фигур тогдашнего консервативного лагеря35.


1Дудаков С.Ю. История одного мифа: Очерки истории русской литературы XIX – XX вв. М., 1993; Акульшин П.В. М.Л.Магницкий — историографический миф и историческая реальность//Петербургские чтения - 96. СПб., 1996; Кондаков Ю.Е. Духовно-религиозная политика Александра I и русская православная оппозиция (1801-1825). СПб., 1998; Гордин Я.А. Мистики и охранители. Дело о масонском заговоре. СПб., 1999; Русский консерватизм XIX столетия. Идеология и практика. М., 2000; Зорин А. Кормя двуглавого орла... Литература и государственная идеология в России в последней трети XVIII – первой трети XIX века. М., 2001. См. также наши работы и публикации: Предисловие к публикации: Отчет М.Л. Магницкого “О трехнедельном управлении Воронежской губернией”// Из истории Воронежского края. Под. ред. А.Н.Акиньшина. Вып.8. ВГУ. 2000; Охранитель народной нравственности: православный консерватор М.Л.Магницкий. // Исторический вестник. Москва- Воронеж. 2000. №№.7-8; Консервативный проект М.Л.Магницкого: страница истории идейных поисков русской православной оппозиции в 20-е гг. XIX в.//Вестник Воронежского государственного университета. Сер.1. Гуманитарные науки. 2000. № 1; Вице-губернатор Магницкий Михаил Леонтьевич 1816-1817.// Воронежские губернаторы и вице-губернаторы 1710-1917. Историко-биографические очерки. Воронеж.2000; М.Л.Магницкий и его роль в борьбе “православной оппозиции” с Библейским обществом // Церковь и ее деятели в истории России. Межвузовский сборник научных трудов. Вып.2. Воронеж. 2001; Публикация: М.Л.Магницкий. “Окончательное дополнение к запискам о тайных обществах”// Там же; Публикация: М.Л.Магницкий “О пьянстве семинаристов и необходимости его искоренения”// Там же. С.; М.Л.Магницкий: к вопросу о биографии и мировоззрении предтечи русских православных консерваторов XIX века // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее. Сборник научных трудов. Воронеж. 2001. Вып.1.

2 Письмо Н.М.Лонгинова в Лондон к графу С.Р.Воронцову. СПб., 13 сентября 1812 г. // РА. 1882. № 2. С.181.

3 Цит. по: Загоскин Н.П. История Императорского Казанского Университета (за первые сто лет его существования). 1804-1904. Казань, 1903.Т.3.ч.3. С.270.

4 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф.109. Секретный архив (СА). Оп.3. д. 879. Л.2 об -3.

5 Там же. Л.6.

6 Там же. Л.4. Отчет М.Л. Магницкого “О трехнедельном управлении Воронежской губернией”// Из истории Воронежского края. Под. ред. А.Н.Акиньшина. Вып.8. ВГУ. 2000

7 Показания Магницкого //Девятнадцатый век: Исторический сборник. М., 1872. Т.1. С.237.

8 Цит.по: А.И.Михайловский - Данилевский. Из воспоминаний.//Русский вестник. 1890.Т.210.№ 9 . С.164.

9 Там же. С.163-164.

10 ГА РФ. Ф.109. СА. Оп.3. д.879. Л.126.

11 Там же. Л.127.

12 Показания Магницкого. С.237.

13 Акиньшин А.Н. Воронежские губернаторы// Воронежский курьер. 1999. 26, 28 авг.

14 Воронежские губернаторы и вице-губернаторы. 1710-1917: Историко-биографические очерки.- Воронеж, 2000. С.145.

15 Н.Ф. Дубровин писал, что при Бравине поборы с крестьян «превысили всякую меру». В сентябре 1816 г. казенные крестьяне Нижнедевицкого уезда жаловались Д.П. Трощинскому, что несколько земских исправников, среди которых выделялся некий Харкевич, грабят их. При этом крестьяне просили прислать ревизора из Сената и не доверять чиновникам Воронежской губернии, поскольку те «нас не только обвинят, но в тюрьме невинно заморят и мы из них никому не осмелимся ни одного слова правды сказать». Крестьяне писали, что земские исправники брали с питейных контор взятки в размере годового жалованья – 2 000 рублей и неограниченное количество вина бесплатно. Харкевич брал с крестьян: «овес, сено, подводы; заставлял их работать на себя, выгонял на свое поле баб по 200 жать его хлеб в течение нескольких дней сряду в самую рабочую пору, собирал с крестьян баранов, живность и всякого рода съестные припасы. К рождеству и Светлому празднику волостные головы и выборные от общества собирали "«Христославное» исправнику, письмоводителю его и секретарю: ветчину, поросят, яйца, коровье масло и всякой птицы, «видимо- невидимо, чтобы и за весь год не скушали с своими барынями и детками». Другие исправники, кроме полевых работ, посылали баб собирать для себя ягоды на варенье и сушенье». Крестьяне писали: «Мы теперь стали хуже нищих от наших секретарей и приказных. Кто только к нам в селение завернет, тот что хочет, то с нас и берет. А жаловаться негде; один другому потакает, и нигде у них суда и правды не найдешь». В короткий срок Ходкевич взял с крестьян свыше десяти тысяч рублей взяток.

В итоге, генерал-майором А.Х. Бенкендорфом было произведено следствие, в ходе которого жалобы крестьян подтвердились, «при том обнаружилось, что Харкевич давал взятки губернатору, посылал ему провизию и проч. Высочайше утвержденным положением Комитета министров губернатор Бравин был удален от должности, а виновные чиновники преданы суду» (см. Н.Ф. Дубровин. После Отечественной войны (Из русской жизни в начале XIX века)//Русская старина. 1903. № 12. С.503-504.).

16 Н.Ф. Дубровин. После Отечественной войны (Из русской жизни в начале XIX века)//Русская старина. 1903. № 12. С.491-492.

17 Там же. С.492.

18 ГА РФ. Ф.109. СА. Оп.3.д.880. Л.1.

19 Там же. Л.3-11.

20 ГА ВО. Ф.30.оп.1.д.413.

21 Письма главнейших деятелей в царствование императора Александра I (c 1807-1829).СПб., 1813. С.498.

22 Показания Магницкого. С.240.

23 См.: ГА РФ. Ф.109. СА. Оп.3.д.880. Письмо Магницкого о своем назначении вести расследование по делу о повинностях. Воронеж. 3 мая 1817 г.

24 См.: ГА РФ. Ф.109. СА. Оп.3.д.880. Письмо Магницкого без обращения с сообщением о том, что будет поручен пересмотр дела Сенявина 28 июня 1817. Воронеж.

25 Показания Магницкого. С.240.

26 Там же.

27 Речь идет о фактическом выполнении губернаторских обязанностей.

28 Полный текст отчета опубликован в сборнике “Из истории Воронежского края”. Под. ред. А.Н.Акиньшина.Вып.8. ВГУ. 2000

29 ГА РФ. Ф.109. СА. Оп.3. д. 879. Л.129-129 об.

30 ГА РФ. Ф.109. СА. Оп.3. д.779. Л.133-143.

31 Очевидно, что подобные явления были достаточно широко распространены. Так, сенатор-ревизор Н.Мясоедов, посланный в Тулу, обнаружил, что в местной Воспитательный дом с 1811 по 1815 год поступило 800 младенцев, из них 50 было отправлены в Московский воспитательный дом, осташиеся составили 100 человек, а все прочие «умерли от дурного содержания» - Н.Ф. Дубровин. После Отечественной войны (Из русской жизни в начале XIX века)//Русская старина. 1903. № 12. С.488.

32 Глинка Григорий Николаевич (1780-1833).

33 Там же. Л.129 об - 132. Вероятно, это был не единичный факт вмешательства Магницкого в отношения помещиков и крестьян. В ГА РФ хранится письмо Магницкого “о предстоящей ему ревизии в имении кн. Касаткиной, в связи с жалобами на нее крестьян” от 30 мая 1817 г. (Ф.109. оп.3.д. 880. Л.5.

34 Цит.по: Загоскин Н.П. История Императорского Казанского Университета (за первые сто лет его существования). 1804-1904. Казань, 1903. Т.3. Окончание ч.2-й и ч.3-й (1814 -1819 и 1819-1827). С.273.

35 Дальнейшая биография Магницкого рассматривалась в следующих работах: Попов Н.А. Общество любителей отечественной словесности и периодической литературы в Казани с 1804 по 1834 гг.// Русский вестник. 1859. Т.23; ФеоктистовЕ.М.Магницкий.СПб., 1865 (см. также: Феоктистов Е.М. Магницкий. Материалы для истории просвещения в России // Русский вестник. 1864. №№ 6-8.); Сухомлинов М.И. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению: В 2-х т. СПб., 1889.Т.1.; Скабичевский А.М Очерки истории русской цензуры (1800 - 1863).СПб., 1892; Загоскин Н.П. История императорского Казанского университета за первые сто лет его существования (1804-1904).Казань, 1902 -1904. Т. 1 - 4. Cм. также ссылку 1.




Похожие:

А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора iconДеятельность тамбовского губернатора Н. П. Муратова в контексте борьбы консервативной и либеральной региональных политических элит. 1906-1912 гг
Деятельность тамбовского губернатора Н. П. Муратова в контексте борьбы консервативной и либеральной
А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора iconОбщественно-политическая деятельность д. П. Рунича
Защита диссертации состоится 2006 г на заседании диссертационного совета д 212. 038. 12 в Воронежском государственном университете...
А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора iconНаучный семинар Воронежского центра изучения консерватизма «К истории становления русского консерватизма: общественная и публицистическая деятельность С. Н. Глинки»
«К истории становления русского консерватизма: общественная и публицистическая деятельность С. Н. Глинки»
А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора iconОбщественно-политическая деятельность д. П. Рунича
Защита диссертации состоится 27 марта 2006 года в на заседании диссертационного совета д 212. 038. 12 в Воронежском государственном...
А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора iconIx чемпионат Дальневосточного федерального округа по армспорту
Алтайский край, Республика Бурятия, Иркутская область, Кемеровская область, Красноярский край, Новосибирская область, Омская область,...
А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора iconЭссе «Жизнь Святого Митрофана – пример служения Отечеству»
Я попыталась найти ответ в нашей истории, истории родного воронежского края. Историю делают личности. Примером служения православной...
А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора iconVi чемпионат Сибирского федерального округа России по армспорту. Новосибирск 7 – 9 декабря 2007 г. Количество участников – 129, из них: мужчин – 101, женщин – 28. Количество субъектов рф: 11
Алтайский край, Республика Бурятия, Иркутская область, Кемеровская область, Красноярский край, Новосибирская область, Омская область,...
А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора iconПорядок чтения четвероевангелия в великом посту

А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора iconКубок сибири и дальнего востока по армспорту новосибирск, 12-14 декабря 2008 г
...
А. Ю. Минаков «Назвал я здешний край турецкою провинциею»: деятельность Михаила Леонтьевича Магницкого на посту воронежского вице-губернатора iconДеятельность Способ существования людей. Понятие деятельности
Деятельность человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов