Григоров Е. В icon

Григоров Е. В



НазваниеГригоров Е. В
Дата конвертации27.08.2012
Размер97.24 Kb.
ТипДокументы


Григоров Е.В.

к.и.н., доцент кафедры истории и философии

Барнаульского юридического института МВД РФ

(Барнаул)


Иррациональные элементы русского консерватизма


В 1914 году черносотенный журналист Н.Д. Облеухов (П. Ухтубужский) писал: «Равнодушие к науке и философии среди правых кругов интеллигенции так велико, что многие из нас утратили способность различать свои философские положения и идеи от чужих» (5, с. 322). По этому же поводу, П.Б. Струве заявил: «направо от последовательного либерализма (или конституциализма) нет в России ни каких идейных сил» (5, с. 322). Такое положение дел в лагере русских консерваторов в период острой политической борьбы вполне объяснимо. Действительно, подводить обстоятельно обоснованную философскую базу под свою идеологию в пылу публицистической полемики и практической деятельности просто некогда. Однако возникает вопрос, почему же, и сами правые и их противники считают этот недостаток особенностью именно консервативных сил, а не, вообще, особенностью переломного периода в истории России? Изучая современную литературу по русскому консерватизма, наталкиваемся на следующее определение. «В России консерватизм часто сочетался с либерализмом. Поэтому … есть смысл пользоваться понятием «либеральный консерватизм»» (11, с. 215). Вообще-то пользоваться этим понятием нет никакого смысла. Более того, это понятие обессмысливает как понятие «консерватизм», так и понятие «либерализм». Но дело сейчас в другом, а именно, факт смешения дефиниций, обычно, свидетельствует о непроработанности темы, о бессистемности материала, об отсутствии научного подхода. Учитывая, что в философии указание на не научность не является отрицательной характеристикой, мы ни в коем случае не сомневаемся в компетенции авторов пользующихся данной терминологией. Для нас важно выявить истоки такого «невнимания» к терминам.

Уже по поводу славянофилов, первых разработчиков консервативной идеологии нового времени в России, возникла проблема их идейной идентификации. «Славянофильству, так или иначе, присуще сочетание и либеральных, и консервативных идей и взглядов» - пишут новейшие исследователи (11, с. 217). И это не случайно. Изучая категорию соборности в философии славянофилов, Н.Д. Осипов выделяет в этой их концепции три момента: православную веру, личную свободу и любовь (12, с. 208). Церковь и личная свобода противоположны по смыслу, одно из них есть начало объединяющее, другое – начало обуславливающее индивидуальную обособленность. Их единство возможно только возможно только на основе любви, которая «свободно объединяет верующих людей в церкви как Теле Христовом» (12, с. 208). Исходя из этой концепции, игнорируя фактор любви, можно развивать как либеральную, так и консервативную идеологии. Конечно, такое насилие над органической концепцией не проходит у добросовестных ученых, но в пылу полемике и консерваторы и либералы могут ссылаться на славянофилов.
В частности, «политическая философия соборности строится на единстве трех моментов: морального единства неполитического по своей сути народа, этики власти и свободного общественного мнения», что соответствует формуле: «соборность – державность - духовность» (12, с. 210), а отсюда уже не далеко до известной всем триады: православие, самодержавие, народность.

Сочетание либеральных и консервативных идей сохранилось и у последователей славянофилов. Так характеризуя идеологию издательской группы «Путь» (1910 - 1919), Е.А. Голлербах пишет, «что основными чертами их идейной платформы были православие, политический либерализм и русский национализм» (5, с. 58), т.е. консервативные начала здесь уживаются с либеральными.

Итак, либеральные и консервативные идеи у славянофилов и их последователей, невнимание правой интеллигенции к своей философской платформе, наконец, «либеральный консерватизм» современности, все это свидетельствует о каком – то глубинном основании, мешающем русскому консерватизму предстать в виде логически выверенной, рациональной теории.

Такие глубинные причины нужно искать в самобытности русского народа и русской культуры. О русской самобытности написано очень много, поскольку это одна из центральных проблем в трудах русских мыслителей. Поэтому, не рассматривая эту тему подробно, остановимся на некоторых важных для нас моментах.

Характеризуя Россию, русский народ, русскую идею, оригинальные русские философы начинали с противопоставления России и Запада. Общим элементам данных культур признавалось христианство, но «русская мысль духовно совсем иначе укоренена в христианстве, чем это имело место на Западе» (7, с. 255). Православие всегда строго отграничивало себя от католицизма и протестантизма. «Православная церковь, органично сочетая в церковной жизни два начала: свободу и единство, противоположна католической и протестантским церквам» - мысль характерная уже ранним славянофилам (12, с. 208). Именно русская цельность и западная разъединенность являются основной антитезой двух культур. В русской философской и социально-политической литературе это выразилось в противопоставлении соборности и индивидуализма. «Соборность и индивидуализм – антиподы: первое понятие предполагает цельность человеческого духа, второе – его раздробленность» (10, с. 52). Здесь легко было бы сделать вывод о том, что соборность как форма коллективизма предполагает сохранение традиции и соответственно есть основа традиционализма и консерватизма, а индивидуализм есть неотъемлемая часть политического либерализма, и на этом закончить анализ, усматривая истоки русского консерватизма в соборности. Но при дальнейшем рассмотрении вопроса оказывается, что соборность и индивидуализм сами имеют разные корни, т.е. различие России и Запада не появилось путем предпочтения с одной стороны принципа коллективизма, а с другой принципа индивидуализма.

Индивидуализм на западе был порожден субъективизмом развившемся на основе идеализма и рационализма. Идеализм и рационализм практически всегда отождествлялись русскими философами. В этих течениях русские самобытные мыслители видели отрыв от реальности, потерю онтологических корней. Рационализм рассматривался как форма гносеологического идеализма занимающегося исследованием не реального мира, а абстрактных категорий его описывающих. Русская философская культура рождалась в борьбе против западного рационализма, малого разума (ratio). Рационализм отождествляли с рассудочным познанием, которое трактовалось как познание отвлеченное, отрывочное, частное, не способное дать полноценной истины. Следовательно, любое устройство социальной и политической жизни основанное на рассудке обречено. «Надо, прежде всего, отвергнуть рационалистические измышления «просветительства», будто власть и право кем-то изобретены, выдуманы на известную потребу, произошли вследствие «общественного договора» или свободного соглашения» - писал С. Булгаков (4, с. 601 - 602). Рационализм вообще рассматривается русскими философами как болезнь духа. Он порожден грехом, в нем субъект оторван от объекта, от бытия, от божественного Абсолюта. Борьба против рационализма центральная тема многих русских философов.

Западный рационализм следствие победы Афин над Иерусалимом, знания над верой. В России не было такой рациональной традиции и в этом заключается превосходство русского над западным. Киреевский писал: «христианство восточное не знало ни этой борьбы веры против разума, ни этого торжества разума над верою» (9, с. 69). Русские философы противопоставляют рационализму интуитивизм и мистицизм, проводят резкую границу между «всецелым» (большим) разумом – Логосом, и малым разумом (рассудком) – ratio. Для них интуиция это основа познания, в особенности интуиция мистическая, дающая познание металогических принципов, самой сущности бытия и абсолюта. В трудах русских мыслителей рождается идея цельного, живого знания, знания равного жизни. «Знание есть бытие» (3, с.100). Поэтому все основы русской политической идеологии всегда черпались не из рационального дискурса, а из самой жизни основой которой выступает абсолютное. В связи с этим возникает противопоставление русского реализма западному идеализму.

Таким образом, соборность выступает как «внутренне-интимное отношение людей друг к другу, их сопричастность к «сердечному знанию» - вере» (6, с. 279). Н.А. Бердяев пишет: «Соборность же может быть лишь изначально и чудесно обретена, к ней нет путей через протестантский индивидуализм. Выход из философского кризиса и есть выход из субъективности и отвлеченной духовности протестантизма в соборность и церковность, возврат к реализму и онтологическому объективизму» (3, с. 33). Соборное единство сверхвременно, а значит не рационально, т.к. разум ограничен пространственно-временными границами. «Соборная жизнь есть жизнь в Боге» (6, с. 279). Сущность же Бога сверхрациональна. Проведенный краткий анализ показывает, что сущность соборности мистична, иррациональна. Здесь мы понимаем под иррациональным все, что выходит за пределы рассудочного, отвлеченного сознания, любое металогическое и метарациональное бытие, дорациональную и сверхрациональную сферы.

Другие важнейшие начала русского консерватизма, так же пронизаны этим иррациональным мировоззрением. Исследуя проблему власти, С. Булгаков пишет: «Власть таит в себе нечто загадочное: она не создается, но возникает, не рождается, а только осуществляется. Потенциальная энергия власти всегда присуща человеку. Власть имеет какое-то отношение к самому существу человеческого духа» (4, с. 601). И далее, «народное сознание, пока оно не затянуто еще в своих глубинах песком рационализма, не колеблясь, исповедует особый священный авторитет власти. Она зарождается в недрах народной души, и ее рождение лишь опознается и провозглашается актом «воли народной». Эта последняя или сознает себя орудием Высшей Воли – и тогда мы имеем власть «Божией милостию», или же видит в себе мистическое осуществление народного верховенства» (4, с. 602). Для утверждения власти нужна мудрость целых веков, поэтому «охранительность в политике предпочтительней всякого творчества» (6, с. 222).

Идея монархии, которая считается «естественной политической формой, признаваемой христианством» (1, с. 659), так же не находит рационального объяснения и «обоснования ни в евангельском учении о христианской лояльности, ни в политических воззрениях ветхозаветных книг» (1, с. 659). Монархический принцип, по мнению Л.А. Тихомирова, «держался у нас по-прежнему, голосом инстинкта, но разумом не объясняется» (6, с.236).

Основные постулаты русского консерватизма, православие, самодержавие, народность, имеют, таким образом, иррациональную, мистическую природу.

Отвержение рационализма и признание мистической природы всякого истинного знания приводят русских философов к утверждению антиномичности мышления. Высказаться о Сущем можно только в форме антиномии. «Истина есть антиномия» утверждал П. Флоренский. (8, с.486). С антиномией не может справиться только малый разум (ratio). Логос же предстает в виде разума всеобщего объединяющего все противоречия. В связи с этим для русского консерватизма сочетание личной свободы и принципа соборности не является камнем преткновения. Западный индивидуализм на русской почве принимает форму персонализма, в котором ««мы» и «я», общество и личность, мыслятся первичными началами человеческой жизни и стоят в непреодолимом и непримиримом противоборстве друг к другу» (13, с. 18), но это противоречие снимается в высшем начале, которое С.Л. Франк называет началом служения, т.е. «начало утверждения всей человеческой жизни, как личной, так и общественной, в высшей, сверхчеловеческой, божественной воле» (13, с. 19).

Отсюда и рождаются такие понятия как «либеральный консерватизм», или, например, утверждение Л.А. Тихомирова, политической концепции Ивана Грозного как чисто православной и в то же время языческой и восточной (1, с. 669).

Истоки русского консерватизма совсем другие, чем на Западе. Консерватизм в России всегда был связан с христианством, православием. К.С. Аксаков писал: «Напрасно думают иные, что консервативность западная хороша; консервативность может превратиться в революционность, как скоро консервативность эта – западная. Надо помнить, что, будучи сторонами одной и той же жизни, они могут переходить одна в другую, ибо консервативность на Западе предполагает уже революционность и есть только ее противоположность, она вызвана врагом, против которого борется. Русская же консервативность не имеет врага, ибо в русском народе нет духа революции» (6, с. 196). Русский консерватизм выходит из жизни и души народа, а не из-под пера идеолога или философа, это не теория это сама жизнь. «Стоит нам только быть русскими – вот мы и консерваторы» пишет К.С. Аксаков (6, с. 196). Русский консерватизм мистичен, его основы в области металогического, метарационального. Это одно «из вечных религиозных и онтологических начал человеческого общества» (2, с. 109). В нем иррациональное становится определяющим. Теоретической основой русского консерватизма является русская религиозно-философская традиция цельного знания и философия всеединства. Исследуя консерватизм с помощью рациональных критериев, мы выявляем его парадоксы и, пытаясь преодолеть их, извращаем его природу.

Консерватизм западный есть рационалистический продукт, он стоит на одной ступени с либеральной идеологией, которая естественно вытекает из западного рационализма. Ю.Ф. Самарин писал: «Революция есть не что иное, как рационализм в действии, иначе: формально правильный силлогизм, превращенный в стенобитное орудие против свободы живого быта. Первою посылкой служит всегда абсолютная догма, выведенная априорным путем из общих начал или полученная обратным путем – сообщением исторических явлений известного рода. Вторая посылка заключает в себе подведение под эту догму данной действительности и приговор над последней, изрекаемый исключительно с точки зрения первой – действительность не сходится с догмой и потому осуждается на смерть. Заключение облекается в форму поведения высочайшего или нижайшего, исходящего из бельэтажных покоев или подземелий общества, и, в случае сопротивления, приводится в исполнения посредством винтовок и пушек или вил и топоров» (6, с. 191 - 192). Сопротивление революции питает западный консерватизм, который становится рациональной теорией. Консерватизму русскому противостоит не либерализм, заимствованный на Западе, а русский бунт и анархия так же укорененные в жизни народа.


Библиография.

1. Алексеев Н.Н. Христианство и идея монархии // Путь: орган русской религиозной мысли. Кн. 1 (I - VI). М., Информ–Прогресс, 1992. С. 659 – 670.

2. Бердяев Н.А. Философия неравенства. М., ИМА – пресс, 1990. 288 с.

3. Бердяев Н.А. Философия свободы // Бердяев Н.А. Сочинения. М., Раритет. С. 11 – 244.

4. Булгаков С.Н. Свет Невечерний. М., Фолио, 2001. 672 с.

5. Голлербах Е.А. К незримому граду: Религиозно-философская группа «Путь» (1910 - 1919) в поисках новой русской идентичности. СПб., Алетейя, 2000. 526 .

6. Замалеев А.Ф. Курс истории русской философии. М., Магистр, 1996. 352 с.

7. Зеньковский В.В. История русской философии в 2 тт. Т. 1. М., - Ростов – на – Дону. Феникс. 1999. 544 с.

8. Зеньковский В.В. История русской философии в 2 тт. Т. 2. М., - Ростов – на – Дону. Феникс. 1999. 544 с.

9. Киреевский И.В. В ответ А.С. Хомякову // Русская идея. М., Республика, 1992. С. 65 – 72.

10. Маслин М. А.С. Хомяков (1804 - 1860) // Русская идея. М., Республика, 1992. С. 52 – 53.

11. Пушкин С.Н., Шиманская О.К. Проблема изучения русского консерватизма в курсе «История русской философии» // Русская философия. Новые исследования и материалы. (Проблемы методологии и методики). СПб., Летний сад, 2001. С. 215 – 221.

12. Осипов И.Д. Категория соборности в политической философии славянофильства // Русская философия. Новые исследования и материалы. (Проблемы методологии и методики). СПб., Летний сад, 2001. С. 208 – 214.

13. Франк С.Л. Религиозные основы общественности // Путь: орган русской религиозной мысли. Кн. 1 (I - VI). М., Информ–Прогресс, 1992. С. 14 – 29.





Похожие:

Григоров Е. В iconДокументы
1. /Григоров И.Н. Все об антеннах. 2009.djvu
Григоров Е. В iconДокументы
1. /МРБ 0244. Григоров В.Б. Снижение уровня шума в усилителях низкой частоты.djvu
Григоров Е. В iconГригоров Евгений Валентинович
...
Григоров Е. В iconГригоров Е. В. к и. н., доцент
В современной российской науке одной из таких тем стала проблема консерватизма в целом и русского консерватизма в частности
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов