Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста icon

Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста



НазваниеТ. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста
Дата конвертации27.08.2012
Размер242.56 Kb.
ТипСтатья


Т.А.Черноверская


К ВОПРОСУ ОБ ЭВОЛЮЦИИ МИРОВОЗЗРЕНИЯ СЕН-ЖЮСТА:


О месте сочинения

"О Природе, Гражданском состоянии и Гражданской общине,

или Правила независимости управления"

в процессе формирования общественного идеала Сен-Жюста


Статья опубликована в сборнике

200 лет Великой французской революции.

Французский ежегодник 1987. М.,1989.С.16-29.

Данная публикация - в авторской редакции.


Имя Луи Антуана Сен-Жюста неотделимо в сознании людей от высшего этапа Великой французской революции — якобинской революционно-демократической диктатуры, и связывается в первую очередь с успешными, победоносными миссиями в Рейнскую и в Северную армию, а также с так называемыми вантозскими декретами. Являясь вершиной социального законодательства якобинцев, декреты эти так и не были проведены в жизнь, и в связи с этим возникает вопрос, с которым теснейшим образом связана проблема социальной природы якобинской диктатуры — вопрос о том, были ли вантозские декреты действительно программой дальнейшего развития революции, расширения ее социальной базы, или лишь тактическим маневром, призванным привлечь на сторону революционного правительства симпатии народных масс и нейтрализовать влияние крайне левых. Ответ на этот вопрос не может быть однозначным, поскольку не было однородным само Революционное правительство, провозгласившее эти декреты. Но один из аспектов этого ответа непосредственно связан с изучением социально-экономических и политических взглядов их автора, с изучением формирования и развития общественного идеала Сен-Жюста. При этом важно понять, когда, в каких условиях начал формироваться этот идеал, кто и что оказало на него влияние — и здесь анализ сочинения "О Природе, Гражданском состоянии и Гражданской общине или Правила независимости управления" имеет громадное значение.


Разумеется, "о человеке судят не по тому, что он о себе говорит или думает, а по делам его(1), однако для политического деятеля слово зачастую является делом, а деяния приобретают знаковый смысл. Кроме того, следует иметь в виду, что действие его, в особенности если он стоит у руля управления государством, определяются далеко не только его личными теоретическими воззрениями, но что последние проходят таким образом проверку на прочность. Именно поэтому невозможно изучать эволюцию мировоззрения политического деятеля, опираясь на анализ принадлежащих его перу текстов или его действий в их линейной хронологической последовательности.


Источники(2),, позволяющие изучать эволюцию мировоззрения Сен-Жюста, можно условно разделить на три группы. Во-первых, это сочинения теоретического характера — Дух Революции и Конституции во Франции написанный в конце 1790 г., Республиканские установления, создававшиеся в последние месяцы якобинской диктатуры и впервые опубликованные в 1800 г.
, и, наконец, О Природе, Гражданском состоянии и Гражданской общине или Правила независимости управления, сочинение, введенное в научный оборот лишь в 1951 г. Два последние произведения ставят перед исследователем, во первых, деликатную проблему датировки (3), а во-вторых, поскольку представляют собой одно — фрагментарную, другое — незавершенную работу, они неизбежно не лучшим образом отражают мысль автора(4). В то же время, требования текущей политики отразились в них в меньшей степени, чем в документах двух других групп.


Вторую группу источников составляют речи и доклады Сен-Жюста, произнесенные преимущественно с трибуны Конвента. В них общественный идеал автора приходит во взаимодействие, а возможно и в противоречие с политическими требованиями текущего момента(5). Более того, если в речах ноября 1792 — мая 1793 гг. Сен-Жюст выступает лишь от своего имени, высказывает лишь собственное мнение, то впоследствии, в докладах от имени Комитета общественного спасения он вынужден считаться еще и с коллективным мнением своих коллег по Комитету, хотя несомненно, что в принципиальных вопросах он никогда не поступился бы своими убеждениями. В этом отношении большие программные речи Сен-Жюста "О продовольствии" 29 ноября 1792 г., или "О Конституции" 24 апреля 1793 г. в известной мере близки теоретическим сочинениям первой группы, а доклады более позднего времени — источникам третьей группы, которую составляют постановления, приказы, служебная переписка. Документы этой последней группы можно также разделить на две подгруппы: деловые документы Комитета общественного спасения, подписанные Сен-Жюстом преимущественно совместно с кем-нибудь из коллег, и отражающие главным образом сферу его деятельности в Комитете; и деловые документы правительственных командировок — миссий в Рейнскую и в Северную армию, также как правило подписанные им совместно с кем-нибудь из коллег, но поскольку во время этих миссий роль Сен-Жюста как члена правительственного Комитета, а также в силу его личных качеств, была ведущей, применительно к этим документам можно говорить о попытке частичного осуществления общественного идеала в экстремальных условиях реальной политики.


Очевидно, что простое сопоставление текстов, принадлежащих к различным группам, не может быть плодотворным. Тем не менее, представляется возможным попытаться определить место сочинения "О Природе, Гражданском состоянии и Гражданской общине или Правила независимости управления" в процессе формирования и эволюции мировоззрения Сен-Жюста.


Сочинение это, как уже было сказано, вошло в научный оборот сравнительно недавно(6), и потому не имеет пока устойчивой традиции интерпретации: можно назвать лишь статью М.Абансура, специально посвященную анализу этого произведения(7). Однако в ней, во-первых, рассматриваются преимущественно философско-политические аспекты этого сочинения, а во-вторых, не со всеми выводами Абансура можно полностью согласиться.


Среди историков наибольшие разногласия вызывает датировка этой рукописи, которая осложняется особенностями творческого процесса Сен-Жюста, тем, что мысль его постоянно возвращается к одним и тем же проблемам, выражаясь в формулировках текстуально очень близких друг другу. В связи с этим просто текстологический анализ этого сочинения дает довольно широкий спектр датировок. Так, А.Собуль при первой публикации отнес его к осени 1792 — весне 1793 гг. на основании близости ряда положений с текстом речи "О Конституции 24 апреля 1793 г.(8) А.Оливье считает, что оно предшествует Духу Революции, опубликованному в начале 1791 г.(9) Тот же А.Оливье указал на отсутствие связи текста с конкретными историческими событиями революции(10). Однако, М.Абансуру удалось в ряде случаев установить такую связь, и, учитывая наряду с этим внешний вид рукописи, сделать вывод, что в том виде, в котором оно дошло до нас, это сочинение было отредактировано летом — в начале осени 1792 года, т.е., непосредственно накануне падения монархии и созыва Национального конвента, являясь в то же время как бы промежуточным между Духом Революции и "Республиканскими установлениями"(11). Последняя датировка представляется наиболее убедительной. Она признается и лучшим в настоящее время знатоком жизни и деятельности Сен-Жюста Ж.П.Гросом(12).


Сочинение О Природе, гражданском состоянии..." представляет собою своего рода философско-политический трактат, оставшийся незавершенным. Трактат этот позволяет уточнить наше представление о системе социально-экономических и социально-политических взглядов Сен-Жюста, об их связи как с философией XVIII века, так и с окружавшей его реальной жизнью.


Как и большинство его современников, Сен-Жюст придерживается теории естественного права, согласно которой общество и государство должны соответствовать природе человека, то есть, тем его качествам, которые являются прирожденными ему и не зависят от социальных условий.


Однако, теория эта, зародившаяся еще в античную эпоху, никогда не была чем-то единым. В XVII-XVIII веках к ней обращались и защитники старого феодального порядка, отождествлявшие естественное право с правом божественным, и идеологи нового, буржуазного общества, опиравшиеся на нее для обоснования его естественности" и разумности, и противники любого социального неравенства, видевшие в естественном состоянии человека свой идеал. При этом нередко случалось, что из сходных представлений о характере естественного состояния, то есть, того изначального состояния человечества, которое определялось исключительно свойствами естественного человека(13), делались прямо противоположные выводы, и напротив, близкие по содержанию выводы делались из противоположных представлений о естественном состоянии.


Наиболее распространенным в XVIII веке был соответствующий буржуазному индивидуализму взгляд на естественное состояние как на состояние дообщественное, когда отсутствовали какие-либо связи между людьми. Общество же и государство являются результатом общественного договора. Однако, если Гоббс, например, представляет себе естественное состояние как войну всех против всех, преодолеть которую в состоянии лишь "современный Левиафан" государство, и следовательно, любая власть, обладающая реальной силой — законна, то Руссо (как и Монтескье) видел в естественном состоянии лишь совокупность изолированных друг от друга индивидов. Причем, у Монтескье и у Руссо не во всем совпадают представления о причинах и пути перехода от дообщественного состояния к гражданскому обществу, и если Монтескье делает из своей теории умеренно-либеральные выводы, то теория Общественного договора Руссо стала основой мелкобуржуазного радикализма.


Несколько меньшее распространение имели представления об изначальности, первичности общества, либо о естественном пути его возникновения. При этом значительные изменения претерпевают функции общественного договора — вплоть до признания его бесполезности. Такие представления как будто не противоречат и феодальному обществу с его сословиями, корпорациями и другими общественными группами, вне принадлежности к которым немыслимо само существование человека в Средние века. И действительно, мы находим, например, у Пуффендорфа, оправдание на основе этой теории не только абсолютизма, но и худшей из форм феодальной зависимости — крепостного права. Но на это же представление о естественном состоянии опирается и учение стоявшей у истоков классической политической экономии школы физиократов. Причем изначальность общественного состояния не только не противоречит у них крайнему индивидуализму, но и служит, благодаря признанию частной собственности определяющим естественным правом, обоснованием социального неравенства и капиталистической эксплуатации.


И это же признание естественности общественного состояния, не знавшего неравенства и частной собственности, лежит в основе коммунистического общественного идеала Мабли.


В годы Революции с этих позиций выступал один из руководителей "Социального кружка" Клод Фоше, а также близкий левым якобинцам будущий член Комитета общественного спасения Никола Бийо-Варен(14).


И если доктрина естественного общества действительно способна оправдать феодализм, если у аббата Фоше она действительно носит религиозный, примирительный отпечаток, это еще не дает основания говорить, подобно роже Барни, о реакционном характере самой этой доктрины(15).


Сен-Жюст в сочинении "О Природе, Гражданском состоянии..." рассматривает естественное состояние как состояние общественное, считая, что в основе человеческой природы лежат качества социальные(16). Он замечает, что еще животные, в зависимости от их разумности и чувствительности, объединяются на более или менее длительное время, и следовательно, человек, как существо наиболее разумное и чувствительное из всех, рожден для непрерывной общественной жизни, поскольку он рожден для владения" (17). Именно общественное состояние обеспечивает независимость каждого внутри общества(18). Сен-Жюст сам указывает на свое принципиальное несогласие с теорией Гоббса в главе О естественном человеке, или о первых людях"(19). В другом месте[20) он подчеркивает, что состояние дикости, при котором идет борьба между изолированными друг от друга индивидами, является вторичным по отношению к естественному состоянию, в то время как Гоббс "берет человека там, где он кончается; он думает, что рисует естественного человека, а нарисовал человека, уже ставшего дикарем"(21). Там же Сен-Жюст пишет, что Руссо видит человека, как Гоббс... Этот великий философ считал, что человек начинается с состояния дикости, а он там кончается"(22). Однако, думается, М.Абансур несколько преувеличивает антируссоистскую направленность мысли Сен-Жюста(23), поскольку и Руссо огромное внимание уделил именно социальным качествам человека, хотя и считал их не столько прирожденными ему, сколько результатом общественного развития(24). Здесь следует отметить, что в отличие от его старшего друга и во многом учителя Максимилиана Робеспьера, для которого Руссо был если и не единственным, то безусловно преобладающим авторитетом в вопросах политической философии, в формировании мировоззрения Сен-Жюста не меньшую роль играли и другие политические писатели XVIII века, и если в Духе Революции явственно ощущается влияние Монтескье, то в сочинении О Природе, Гражданском состоянии... он как будто пытается найти свой путь, выработать собственную систему взглядов, основываясь на близких ему в некоторых отношениях теориях Руссо и Монтескье, Мабли и школы физиократов. И в понимании естественного состояния Сен-Жюст более близок в это время не к Руссо, а к двум достаточно противоположным в иных отношениях учениям — школы физиократов(25) и Мабли(26), также считавших естественным общественное состояние. Невозможно, пожалуй, достоверно определить, кто из них побудил Сен-Жюста пересмотреть свое представление о естественном состоянии — ведь в Духе Революции он, вслед за Монтескье (и Руссо) противопоставлял его общественной системе: "В естественном состоянии мораль ограничивается двумя вопросами, питанием и отдыхом. В общественной системе к ним нужно присоединить сохранение"(27). "Общество есть договор"(28). Теперь же Сен-Жюст как будто пытается осуществить синтез этих учений. О близости к физиократам, на что обратил внимание Абансур(29), говорит, в частности, цитировавшееся уже утверждение, что человек рожден для владения"(30) что в контексте последующих глав означает, для владения землей. Однако, еще одно утверждение, мне кажется, говорит и о близости к Мабли: "Если люди объединены в общественной жизни, они не стремятся отделиться для защиты своего владения, если люди объединены владением, они не стремятся отделиться от общественного организма"(31).


Сен-Жюст различает общественное состояние как отношение людей между собою; гражданское состояние как отношение их потребностей; и политическое состояние как отношение между государствами(32). Лишь в политическом состоянии возможны войны и завоевания, вызываемые, по мнению Сен-Жюста, не столько необходимостью прокормить увеличивающееся население, сколько нравами и обычаями, препятствующими обработке земли: "Дух завоевания порождается не нищетой, но леностью и жадностью"(33). Внесение политических отношений в отношения между людьми приводит их в состояние дикости, войны всех против всех, которое, как считает Сен-Жюст, сохраняется и в современном ему цивилизованном обществе(34). Произошло это не сразу: "Вначале народы жили без магистратов, они имели лишь вождей... народ был государь и суверен(35). Но когда люди потеряли вкус к собраниям, занявшись торговлей или завоеваниями, власть отделилась от суверена. Так закончилась общественная жизнь и началась жизнь политическая, или соглашение"(36). При переходе от общественного состояния к политическому "было заключено двойное соглашение — граждан между собою и между гражданами и государем, кем бы он ни был, сенатом или королем"(37). Но договор граждан между собою не только не нужен, но и вреден, ибо "его целью не является ни создание, ни сохранение общества (существование которого естественно — Т.Ч.), но его подчинение"(38). Договор же граждан и государя Сен-Жюст рассматривает как узурпацию.


В отличие от политического состояния, гражданское состояние Сен-Жюст не противопоставляет столь резко естественному, то есть, общественному, хотя развитие гражданских отношений также приводит к утрате естественного закона, основанием которого было равенство между людьми: "Отношения между людьми, возникающие как результат занятий торговлей, земледелием и промышленностью, делают невозможным управление посредством естественных законов... В результате вовлечения людей в торговлю ценность их начинает определяться ценностью вещей. А поскольку известно, что все вещи не равны по своей цене, люди и вещи начинают смешиваться в общественном мнении, и люди становятся неравными, как не равны вещи"(39). То есть, вслед за Руссо Сен-Жюст связывает появление неравенства между людьми с собственностью.


Представления Сен-Жюста о собственности также носит синтетический характер. Подобно физиократам, он выделяет личную собственность, означающую личную свободу, и земельную собственность, точнее — земельное владение:"В общественном состоянии человек является собственником самого себя(40) и владельцем своего поля"(41). Подобно же физиократам, рассматривает право человека на владение землей, как право первого, кто эту землю обработал, и его потомков: "Правом первого владельца поля был его плуг, правом его детей — его владение"(42). Подобно Руссо он различает неограниченную собственность и владение, подчиненное определенной регламентации, хотя и понимает их несколько иначе(43). Однако, в целом его система достаточно своеобразна. Если у Руссо владение соответствует естественному состоянию, собственность — гражданскому, то у Сен-Жюста собственность лежит в основе общественного (т.е., естественного) закона, владение — в основе гражданского закона(44). Это может вызвать удивление, если вспомнить, что еще в Духе Революции он отказывался рассматривать собственность как естественное право: "Можно ли поверить, что человек настолько удалился от того чудесного бескорыстия, которое, как кажется, является общественным законом природы, — настолько, чтобы возвеличить эту жалкую собственность, дав ей имя естественного закона? Нам дано лишь временное существование под этим небом; разве не научила нас смерть, что земля не только не принадлежит нам, но, напротив, наш жалкий прах принадлежит ей"(45). Но в сочинении О Природе, Гражданском состоянии... Сен-Жюст лишь в двух случаях употребляет понятие собственность, различая два ее вида: собственность на самого себя, т.е., личную свободу, и территориальную собственность (empire, domaine reel) гражданской общины (Cite)(46). Та и другая неделима и не подлежит отчуждению, поскольку "суверен никогда не умирает и не может передать империю (empire) ни королю, ни кому-либо другому"(47). Отчуждаться может только владение.


Если согласно общественному закону человек является собственником самого себя и владельцем своего поля, то гражданский закон регулирует пользование этой собственностью и этим владением(48). Но поскольку гражданское состояние, являющееся отношением потребностей людей, основывается на пользовании владением, думается, не будет ошибкой связать владение с необходимостью удовлетворять эти потребности. И хотя Сен-Жюст говорит, что "гражданский закон определяет правила этого владения, но он не может ни нарушать его, ни отчуждать"(49) более того, считает, что богатство не порождает неравенства, равенство не в качестве собственности и владения, а в их безопасности"(50) он, целиком в духе времени(51), допускает, что общественная необходимость может заставить пожертвовать ненарушаемостью владения, правда, при условии компенсации владельцу(52). Но Сен-Жюст идет еще дальше: поскольку гражданский закон может регулировать пользование владением, он может и должен установить максимум земельных владений, и никто не имеет права отказать возможному покупателю в продаже имеющегося излишка сверх максимума, чтобы каждый мог стать владельцем и обрести родину"(53). Поскольку же владение связывает человека с обществом и гражданской общиной, необходимо также установить минимум владения, не подлежащий отчуждению ни при каких обстоятельствах, которым должен обладать каждый(54). "В мудро управляемом государстве слово нищета должно быть неизвестно, - говорит он в другом месте(55).


Таким образом, уже накануне созыва Конвента общественным идеалом было общество равных мелких собственников. "Когда общественное состояние основано на независимости, представляется разумным, чтобы гражданское состояние было основано на принципе равенства, дабы общество не выродилось в тиранию"(56). Для этого он предлагает путь, традиционный для эгалитарной и коммунистической утопии XVIII века — ограничение права наследования, которое должно осуществляться только по прямой линии при полном исключении наследования по боковой и переходе в руки государства имущества тех, кто не имеет прямых наследников(57). В этой связи хочется отметить одну особенность, которая, по-моему, отличает Сен-Жюста от большинства его современников — в сфере семейных отношений и прав наследования он признает равные права женщин(58).


Однако, эгалитарный общественный идеал Сен-Жюста был в это время еще очень противоречив и непоследователен как по содержанию, так и по способам его достижения, которые ограничивались регулированием права наследования, направленным на дробление собственности и предотвращение ее новой концентрации в одних руках, возможностью приобрести землю из числа излишков сверх максимума владения, и охраной его минимума, обеспечивающего удовлетворение потребностей. Но он решительно выступает против каких бы то ни было насильственных мер по отношению к собственности. "Тот, кто имел меньше, не мог бы потребовать у того, кто имел больше, потому что владение неприкосновенно, потому что иначе пришлось бы каждый год проводить разделы земли, и это погубило бы плодородие земель"(59).


В ходе развития революции этот общественный идеал углублялся, становился более последовательным и цельным, и в этом огромную роль играл, безусловно, новый социальный опыт, прежде всего, движения и требования городских низов, и в первую очередь санкюлотов Парижа. Однако, истоки формирования этого идеала, причины, определившие выбор "учителей", выбор тех философско-политических систем, на основании которых Сен-Жюст строил собственное представление об обществе и государстве, свой общественный идеал, следует в значительной мере искать в той социальной среде сельских районов Пикардии, где прошли его детство и юность, где он сложился как политический мыслитель и революционер. Именно здесь Сен-Жюст увидел, что "там, где есть очень крупные собственники, мы видим одних лишь бедняков: в областях крупной культуры ничего не потребляют"(60). Ведь в Пикардии с ее плодородными бескрайними равнинами ранее, чем в других областях Франции сложилось крупное фермерское зерновое хозяйство капиталистического типа: в дистрикте Шони ферма Петрон с ее 95 га, которую арендовал ее дед, не только не была чем-то исключительным, но и значительно уступала расположенным по соседству фермам Каррьер (150 га), Лож (около 200 га) или Луар (более 288 га)(61). Мелкие крестьянские хозяйства занимали здесь сравнительно незначительное место. Совершенно иную картину представляли низменные речные долины в бассейне Уазы, в частности, в районе Блеранкура, где более трети земель составляли болота, лесистые склоны и прочие неудобья. Крупные фермы здесь были сравнительно редки и не превышали 70-80 га, и от трети до половины обрабатываемой земли занимали мелкие крестьянские хозяйства. И в Блеранкуре, который был одной из самых бедных коммун дистрикта(62), социальные контрасты были значительно сглажены, крестьянская нужда несколько смягчена сохранявшими свое значение общинными распорядками(63). В целом социальная среда Пикардии могла стать одновременно и "негативным, и позитивным источником формирования эгалитарного общественного идеала Сен-Жюста.


Анализ сочинения "О природе, Гражданском состоянии..." позволяет несколько по-новому взглянуть на процесс формирования этого общественного идеала. До публикации этого сочинения мы, по существу, ничего не знали о развитии социально-экономических и политических взглядов Сен-Жюста в период 1791-1792 гг., отделяющий "Дух Революции от первых речей, произнесенных им в качестве депутата Конвента. Могло сложиться впечатление, что переход к эгалитаризму начался у него лишь с весны 1793 г. — ведь в "Духе Революции (конец 1790 — начало 1791 гг.) Сен-Жюст не только не выступал против имущественного неравенства, но и оправдывал цензовую систему избирательного права(64), а в речи О продовольствии 29 ноября 1792 г. историки до сих пор обращают внимание в первую очередь на защиту им принципа свободы торговли (правда, еще в начале века Ж.Жорес обратил внимание на глубину анализа экономического положения Франции в этой речи, а также на неоднозначность выдвинутых Сен-Жюстом предложений(65)). И лишь в речи О Конституции 24 апреля 1793 г., где он впервые говорит о труде как об основе крепости государства, можно было увидеть поворот внимания Сен-Жюста к интересам народных масс. Не многое меняла в этом представлении и первоначальная датировка сочинения О Природе, Гражданском состоянии..." (сентябрь 1792 — май 1793 гг.), данная А.Собулем(66). После уточнения датировки этого сочинения М.Абансуром(67) можно говорить о том, что эгалитарный общественный идеал сложился у Сен-Жюста в общих чертах уже в предконвентский период, хотя едва ли в это время он был чем-то большим, нежели не вполне определенная мечта об очень отдаленном будущем. Тем не менее, в этом свете с особой отчетливостью проявилось в речи "О продовольствии внимание Сен-Жюста к интересам крестьян-хлебопроизводителей — ведь в первую очередь о них он заботился, отстаивая свободу хлебной торговли. И теперь можно со всей определенностью утверждать, что в процессе непосредственной общественной деятельности происходило не столько формирование, сколько постепенное уточнение его общественного идеала, его радикализация, частичное устранение противоречий, хотя процесс этот не был доведен до конца, оборванный ранней гибелью. С другой стороны, сама его деятельность представляет собой как бы еще одну линию этого развития.


Хотя кто-то из историков назвал Сен-Жюста, и совершенно справедливо, одним из самых философских ораторов Конвента, а сочинение "О Природе, Гражданском состоянии..." с наибольшей, пожалуй, полнотой показывает богатство и разнообразие идеологических источников его мировоззрения, можно без преувеличения сказать, что он был и одним из наиболее реалистических политиков. Даже если рассматривать только его выступления в Конвенте, нельзя не заметить, что он крайне редко поднимается на трибуну Конвента, но почти каждое его выступление становится событием, настолько своевременными оказываются поставленные им проблемы(68). Он чутко улавливает расстановку сил в стране и в Конвенте, и по мере развития революции идет постепенное сближение выдвигаемых им предложений с его развивающимся общественным идеалом. Кульминацией этого сближения можно считать вантозские декреты, предполагавшие наделить неимущих патриотов за счет имущества врагов революции(69). Однако, последовавшие затем события — "путч" кордельеров вместо ожидаемой поддержки со стороны левых, с одной стороны, и саботаж проведения в жизнь декрета как в Конвенте, так и в самом правительстве, и на местах, с другой, не могли не вызвать известного разочарования в возможности скорейшего достижения общественного идеала. И вот, в докладе "Об общей полиции" 26 жерминаля он вновь обращает более пристальное внимание на непосредственные нужды текущего момента, на требования государственной необходимости, не теряя в то же время из виду конечной цели, до последних дней ведя борьбу за осуществление провозглашенной в вантозе программы. Очень хорошо сказал об этом А.Собуль: "Сен-Жюст оставался в плену своих противоречий: он слишком хорошо сознавал интересы буржуазии, чтобы неразрывно связать себя с санкюлотами, но слишком внимательно относился к нуждам санкюлотов, чтобы завоевать расположение буржуазии"(70). Трагедия Сен-Жюста в том, что представавший перед ним идеал общества будущего, за который он боролся, все более входил в противоречие не только с существующим положением, но и с теми реальными перспективами развития общества, которые он уже начинал ощущать. И не кроется ли одна из основных причин его загадочного молчания и пассивности 9 термидора в интуитивно осознанной им невозможности изменить направление этого развития. "Робеспьеристы жизнью заплатили за неизбежные противоречия своей политики, — заметил А.Собуль(71).


Противоречия были действительно неизбежны, как неизбежно противоречив был и их общественный идеал — общество мелких производителей. В.И.Ленин неоднократно указывал на двойственный характер эгалитарной, т.е., уравнительной утопии — реакционной, как попытка искать позади, а не впереди решения задач социалистической революции", но в то же время и революционной, поскольку она есть самое полное, последовательное и решительное выражение буржуазно-демократических задач (подчеркнуто мною — Т.Ч.)"(72).


Сила и заслуга Сен-Жюста были именно в том, что в его теоретических построениях, равно как и в его практической деятельности отразились социальные устремления основной части населения Франции — крестьянства. Но то, что составляло его силу, ввиду противоречивого характера этой социальной базы — крестьян как класса трудящихся и собственников, и вытекающей отсюда противоречивости их устремлений, оборачивалось и слабостью. И в этом была сила и слабость не только самого Сен-Жюста, но и якобинской революционно-демократической диктатуры в целом.


1. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 18. С. 228.


2. Подробную библиографию сочинений Сен-Жюста см.: Gross J.P. L'euvre de Saint-Just. Essai de bibliographie critique // Actes du colloque Saint-Just. P., 1968. P. 345-363.


3. Abensour M. La philosophie politique de Saint-Just. Proble'matiques et cadres sociaux // AHRF, 1966. N° 183. P. 2.


4. Salmonowitcz St. Saint-Just — rewolucjonista romanticzby // Kwartalnik Historiczny, 1968, R. LXXV, N° 2. Z. 326.


5. Требуют, например, специального анализа причины поворота к либерализации экономики, к поддержке промышленников и торговцев в докладе 26 жерминаля.


6. Soboul A. Un manuscrit ine'dit de Saint-Just. De la Nature, de l'Etat civil, de lq Cite' ou les Re`gles de l'inde'pendence du Gouvernement // AHRF, 1951, N° 124. P. 321-359. (далее — De la Nature...). Тогда же текст этого сочинения вошел в состав франко-итальянского издания Saint-Just L. Frammenti sulle Instituzioni republicane. Torino, Einaudie, 1952. При этом А.Собуль воспроизвел лишь немногие фрагменты текста, зачеркнутые Сен-Жюстом. Значительно больше таких фрагментов, но все же лишь "наиболее важные", "за неимением места" (Р. 138) привел в своем издании А.Лиенар: Saint-Just L.A. The'orie politique. Ed. A.Lienard. P., 1976. P. 139-180. Наконец, практически все варианты редакции воспроизвел М.Дюваль: Saint-Just L.A. Oeuvres comple`tes. Ed. M.Duval. P., 1984. P. 921-957. Последняя публикация не только позволяет проникнуть в творческую лабораторию Сен-Жюста, но и в ряде случаев более точно проследить связь его мысли с современной ему политической философией.


7. Abensour M. La philosophie politique... // AHRF, 1966, N° 183. P. 1-32; N° 186. P. 341-358.


8. Soboul A. Un manuscrit ine'dit... P. 324.


9. Ollivier A. Saint-Just ou la force des chouses. P., 1968. P. 672.


10. Ibid. P. 673.


11. Abensour M. Op. cit. P. 2.


12. Gross J.P. Op. cit. P. 347.


13. Это представление могло быть как реально-историческим, так и абстрактно-теоретическим.


14. Все эти имена и варианты теории естественного права не являются ни случайными, ни произвольно выбранными. Сен-Жюст неоднократно упоминает в рассматриваемом сочинении имена Монтескье, Руссо, Гоббса (De la Nature... P. 331, 333, etc.), и именно он, вопреки самому Руссо, поставил его в один ряд с Гоббсом в соответствии с их представлениями о естественном состоянии (Ibid. P. 359; см. ниже); в его личной библиотеке в Париже (весьма небольшой) имелись "Принципы нравственности" Мабли и "Жизнь Конфуция" принадлежавшего школе физиократов Клерка (Bapst G. Inventaires des bibliothe`ques de quatre condamne's // RF, 1891. T. XXI. P. 535; Abensour M. Op. cit. P. 343-344). О теории Пуффендорфа, как об одном из возможных источников формирования мировоззрения Сен-Жюста пишет М.Абансур (Op. cit. P. 342-343); он же отмечает сходство естественно-правовых представлений Сен-Жюста и Бийо-Варена (Р. 27). А.Оливье сближает Сен-Жюста с Фоше, точнее с "Социальным кружком" (масонские связи) (Ollivier A. Saint-Just et la Force des chouses. P., 1966. P. 116. См также: Dautry J. Saint-Just et l'abbe' Fauchet // AHRF, 1951. P. 189-190 — любопытнейший положительный отзыв антиробеспьериста Фоше о Сен-Жюсте).


15. См.: Барни Р. Фоше и "Социальный кружок" // Французский ежегодник. 1982. М., 1984. С. 83-86.


16. De la Nature... P. 325, 326, etc.


17. De la Nature... P. 327. Ср. у Мабли: "Соблаговолим рассматривать себя... существами разумными и чувствительными, которых объединяет разум и чувствительность..."(Мабли Г.Б. Избранные произведения М., 1960. С. 189.) Но едва ли Мабли согласился бы с последним утверждением.


18. De la Nature... P. 327.


19. Ibid.


20. В той части, которая, на мой взгляд, была написана несколько ранее: эти четыре исписанных листа с обратной стороны тетради отделяет пять чистых листов от оглавления, или, скорее, плана основной работы (De la Nature... P. 355-357), и представляется наиболее естественным, что Сен-Жюст использовал начатую тетрадь, перевернул ее, и записал оглавление чуть отступив от старых записей.


21. De la Nature... P. 359.


22. Ibid.


23. Abensour M. Op. cit. P. 22-32.


24. См. об этом подробнее, напр.: Занадворова Т.Л. Теория Руссо о возвращении к природе // Французский ежегодник. 1979. М., 1981. С. 230-244.


25. Относительно доктрины физиократов см.: Деборин А.М. Социально-политическая доктрина физиократов // Из истории социально-политических идей. М., 1955. С. 283-296; Волгин В.П. Развитие общественной мысли во Франции. М., 1977. С. 61.


26. Относительно Мабли см.: Сафронов С.С. Политические и социальные идеи Мабли // Из истории социально-политических идей. М., 1955. С. 238-264; Волгин В.П. Указ соч. С. 293.


27. Saint-Just L.A. L'Esprit de la Re'volution et de la Constitution de France. Pt. 4. Ch. 1.


28. Ibid. Pt. 4. Ch. 7.


29. Abensour M. Op. cit. P. 333-334.


30. De la Nature... P. 327.


31. Ibid. P. 337.


32. Ibid. P. 327, 340.


33. De la Nature... P. 328-329.


34. Ibid. P. 326, 328.


35. К восприятию руссоистской идеи народного суверенитета Сен-Жюст как будто подошел уже в "Духе Революции": "Член суверена, я хотел бы понять, свободен ли я, и заслуживает ли законодательство моего повиновения", — писал он в предисловии к этой книге. В рассматриваемом же сочинении он, подчеркнув, что "суверенитет народа неделим, непередаваем и неотчуждаем", отмечает, что народ является сувереном как совокупное политическое существо, то есть, лишь во внешних отношениях (Р. 338), но внутри общества каждый сам себе суверен. Вероятно отсюда — неприятие Сен-Жюстом в данный момент руссоистского представления об общественном договоре, как о "взаимных обязательствах всего народа и частных лиц", где "каждый индивидуум, вступая, так сказать, в договор с самим собой, оказывается принявшим двоякое обязательство, именно: как член суверена в отношении частных лиц и как член Государства в отношении к суверену" (Руссо Ж.Ж. Трактаты. М., 1969. С. 162). См. ниже.


36. De la Nature... P. 332.


37. De la Nature... P. 332. М.Абансур усматривает в этом понятии о двойном соглашении связь, возможно не прямую, а опосредованную, с идеями Пуффендорфа: Abensour M. Op. cit. P. 342-343


38. De la Nature... P. 332.


39. Ibid. P. 334.


40. Сен-Жюст вычеркнул здесь слова "и своего промысла": Saint-Just L.A. Oeuvres comple`tes. Ed. M.Duval. P., 1984. P. 940.


41. De la Nature... P. 344. Физиократы выделяли право личной собственности как право на удовлетворение естественных потребностей; право движимой собственности как право на вещи, созданные трудом человека; право земельной собственности как право на землю, приведенную в пригодное для земледелия состояние. См. Волгин В.П. Развитие... С. 61. Мабли признает лишь первые два вида собственности: Там же. С. 300.


42. De la Nature... P. 352.


43. Руссо различает "владение, представляющее собой результат применения силы или право того, кто пришел первым, и собственность, которая может основываться лишь на документе": Руссо Ж.Ж. Трактаты. С. 165.


44. De la Nature... P. 344.


45. Saint-Just L.A. L'Esprit de la Re'volution... Pt. 3. Ch.3.


46. De la Nature... P. 344. Ср.: Руссо в "Общественном договоре" говорит о верховной собственности Гражданской общины над владениями граждан. — Трактаты. С. 165-167.


47. De la Nature... P. 344. Следует отметить, что, отстаивая в процессе против сьера Грене права Блеранкурской коммуны на возвращение общинных земель, Сен-Жюст в "Мемуаре для жителей Блеранкура" 21 октября 1791 г. почти в тех же словах обосновывает эти права, говоря, что "ее (общины, commune) права ненарушаемы и всегда представлены", что "она не может ни отчуждать, ни терять, она не может ничем распоряжаться... Если, таким образом, она не имеет прав на самое себя, у узурпатора еще менее оснований приобрести права на нее": Saint-Just L.A. Oeuvres compl. Ed. Ch.Vellay. P., 1908. T. 1. P. 243-244.


48. De la Nature... P. 344.


49. Ibid. P. 339.


50. Ibid. P. 341.


51. См.: Чупрун Н.И. Сен-Жюст и вантозские декреты // Из истории Якобинской диктатуры. Одесса, 1962. С. 422.


52. De la Nature... P. 353.


53. Ibid.


54. Ibid.


55. Ibid. P. 349.


56. Ibid. P. 340.


57. Ibid. P. 352.


58. Ibid. P. 346-352, главы "О законах о браке", "О наследовании" и др.


59. Ibid. P. 353.


60. Saint-Just L.A. Oeuvres comple`tes. Ed Ch.Vellay. P., 1908. T. 2. P. 513. (Les Institutions Re'publicaines).


61. Vinot B. Les origines familiales de Saint-Just et son environement sociale // AHRF, 1982, N° 248. P. 163. Ферма Луар находилась в руках Роже Лемуана, кузена Луи Жана де Сен-Жюст и впоследствии опекуна его детей, в том числе и Луи Антуана.


62. Ibid. P. 168-173.


63. Abensour M. Op. cit. P. 350-356.


64. Saint-Just L.A. L'Esprit de la Re'volution... Pt. 2. Ch. 3.


65. Жорес Ж. Социалистическая история Французской революции. Т. III. М., 1979. С. 429-436.


66. См.: Чупрун Н.И. Сен-Жюст и вантозские декреты. С. 406-472. Привлечение нового текста не внесло ничего нового в концепцию автора.


67. Abensour M. Op. cit. P. 2.


68. С 13 ноября 1792 по 9 термидора II года (27 июля 1794) Сен-Жюст лишь около двадцати раз появляется на трибуне Конвента, но редко кто из историков, пишущих о Революции, не упомянет о его роли в процессе Людовика XVI (речи 13 ноября и 27 декабря 1792 г.) и об обвинительных докладах против жирондистов, эбертистов, дантонистов (8 июля 1793, 23 вантоза и 11 жерминаля II года); с его именем неразрывно связаны важнейшие мероприятия якобинской диктатуры — установление революционного порядка управления, вантозские декреты, создание Бюро общей полиции (19 вандемьера, 8 и 13 вантоза, 26 жерминаля, и т.д.).


69. Заслуживает внимания то, что выдвигая эти декреты, Сен-Жюст очень точно оценил обстановку момента: с одной стороны, расстановка сил в Комитетах складывалась в пользу левых, и кроме того, в отсутствие заболевших Робеспьера и Кутона, он остался самым влиятельным членом Комитета общественного спасения. С другой стороны, большинство Конвента, "Равнина", было напугано активизацией деятельности крайне левых в Париже и готово было вотировать что угодно, лишь бы их успокоить. Но и Сен-Жюст не потребовал слишком многого: текст декретов гораздо более умерен и неопределен, чем предварявшие их доклады. И если неопределенность адресата декретов определяется запутанностью социальной структуры населения Франции, то причиной неопределенности мер удовлетворения нужд "неимущих патриотов", вероятно, следует искать также и в стремлении не спугнуть "Равнину". Вероятно, впрочем, и то. что он сознавал невозможность одним и тем же путем удовлетворить интересы неимущих города и деревни, но отчетливо представляя себе требования крестьянства, нуждался в уточнении и конкретизации способов удовлетворить нужды городской бедноты сообразуясь с реальными возможностями.


70. Soboul A. Introd. a`: Saint-Just L.A. Discours et rapports. Ed. A.Soboul. P., 1977. P. 37, 38. (характеристика эта, данная первоначально Сен-Жюсту, была впоследствии распространена автором на робеспьеристскую группу в целом: Собуль А. Первая Республика. М., 1974. С. 155-156.


71. Собуль А. Из истории Великой буржуазной революции 1789-1794 гг. и революции 1848 г. во Франции. М., 1960. С. 112.


72. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 15. С. 225-226.




Похожие:

Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста iconОсобенности характеристик систем на второй фазе эволюции высокоорганизованной материи
На модели "текстовой вселенной", рассматриваются особенности ее эволюции (зарождение самокопирующихся структур, аттракторный путь...
Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста iconЗаконы эволюции вселенной часть 11. Механизм эволюции звезд и планет
...
Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста iconЗаконы эволюции вселенной часть 11. Механизм эволюции звезд и планет
...
Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста iconДоклад сделан на семинаре «Моделирование популяционных процессов»
Предлагается гипотеза, рассматривающая эволюции живой природы с точки зрения гармонизации планетарного окислительно-восстановительного...
Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста iconА. В. Гладышев Саратовский государственный университет Исторические взгляды Сен-Симона
Хiх в мы встречаем взвешенных мыслителей, которые, не отрекаясь от наследства философов ХVIII столетия, опираясь на опыт истории,...
Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста iconЛенинградская область, Вырица Уважаемые коллеги! Приглашаем вас принять участие в работе ХI международной научной конференции «Ефремовские чтения: Концепция современного мировоззрения»
Хi международная научная конференция «Ефремовские чтения: Концепция современного мировоззрения»
Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста iconФормирование мировоззрения на основе медиаобразования, интегрированного в курс информатики
Мацуца К. И. Формирование мировоззрения на основе медиаобразования, интегрированного в курс информатики // Образовательные технологии...
Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста icon2 знает ответы на следующие вопросы: каковы основные тенденции эволюции русской силлабо-тонической метрики на рубеже веков?
Идеальным результатом изучения эволюции русской метрики на рубеже XIX и XX вв считается такой, что студент
Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста iconГраф Анри Сен-Симон, граф Анри Сен-Симон

Т. А. Черноверская к вопросу об эволюции мировоззрения сен-жюста icon2 знает ответы на следующие вопросы: каковы основные тенденции эволюции русской метрики в первой половине XX века?
Идеальным результатом изучения эволюции русской метрики в первой половине XX в считается такой, что студент
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов