Идеократическая государственность: политико-правовой анализ icon

Идеократическая государственность: политико-правовой анализ



НазваниеИдеократическая государственность: политико-правовой анализ
страница1/9
Горшколепов Александр Александрович
Дата конвертации28.08.2012
Размер1.76 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РОСТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ


На правах рукописи


Горшколепов Александр Александрович


Идеократическая государственность: политико-правовой анализ


Специальность 23.00.02. - политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

(юридические науки)


ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук


Научные руководители:

доктор юридических наук, профессор, заслуженный

деятель науки Российской Федерации ^ Баранов П.П.

кандидат философских наук, доцент Лукьянов А.И.


Ростов-на-Дону

2001

Оглавление

Введение…………………………………………………….…..


Глава 1. Верховная власть как институциональный принцип и феномен идеократической государственности ……………………..

1.1. Теоретико-методологические основы политико-правового анализа феномена верховной власти ……………………………………………

1.2. Верховная власть как идеалополагающий элемент государственности

1.3. Политико-правовой анализ принципа верховной власти…..


Глава 2. Идеократическое государство: концептуальные подходы…………………………………………………………………………....

2.1. Определение сущности гарантийного идеократического государства

2.2. Идеократия как принцип политического отбора властвующей элиты……………………………………...……………………….…………..…

2.3. Идеократический политико-правовой процесс…….………….


Глава 3. Политико-правовая легитимация идеократической государственности ………………………………………

3.1. Идеократический тип правосознания …………….……….…..

3.2. Российская идеократическая государственность: своеобразие и перспективы …………………………………………………………..………..


Заключение……………………………………………………..

Литература …………………………………………………………..

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Политико-правовое развитие современной России ориентировано на ценности либерального конституционализма. Однако стремление в кратчайшие сроки войти в европейский “общий дом” не принесло ожидаемых результатов. Именно поэтому на переломе второго тысячелетия в нашей стране возродился интерес к исследованию феномена традиционной ориентации властного центра государства на духовно-нравственные ценности, закрепленные в национальном правосознании.


В основе углубляющегося политического и нравственного кризиса лежит кризис доверия к власти, который в свою очередь является выражением противоречия между официально провозглашенными либерально-правовыми ценностями и традиционными убеждениями большинства населения.

Радикальная перестройка государственно-правовой сферы России по западноевропейским образцам пронизана пренебрежительным отношением к политической значимости идеократической модели государства, в рамках которой структура власти конституируется в качестве вспомогательного средства по отношению к целям и ценностям сакрального порядка.

Вместе с тем, государственно – правовая организация подавляющего большинства народов мира долгое время покоилась на признании божественного трансцендентного идеала в качестве источника верховной власти.

Только в 17-18 вв. верховная власть в Западной Европе стала интерпретироваться демократически, то есть как выражение воли суверенного народа, основанное на идеях правовой государственности.

В 20 веке в России самодержавно – православная форма идеократии трансформировалась в псевдоидеократию коммунистического толка.

За последнее десятилетие в России неоднократно менялось идеологическое содержание и направление вектора государственной власти. Однако, рассчитывать на то, что российский народ в течение ближайшего времени откажется от веры в нерасторжимость власти и высших ценностей наивно. В этой связи возникает проблема тщательного изучения основ организации государственно-правовой жизни, ориентированной не на господство юридических законов, прав и свобод личности, а на идеалополагающие ценности, объединяющие народ. Именно такая конструкция является базовой для идеократической модели государственности, что предполагает включение в исследовательский оборот концепций органицизма и традиционализма, создающих широкую основу для научного ана­лиза и теоретических обобщений политико-правового эмпирического материала.


Степень научной разработанности проблемы.

Интеллектуальные усилия современной политико-правовой науки сконцентрированы на освоении теории правового государства. Между тем, альтернативное ему идеократическое государство имеет богатую традицию исследования, которая, к сожалению, представляется для многих либерально-ориентированных ученых правовой архаикой и попадает в круг предметов научного интереса исключительно с критической точки зрения в аспекте полного отождествления идеократии и тоталитаризма ХХ века.

Поэтому предварительным условием в процессе изучении идеократии является размежевание между абсолютизацией тоталитаризма и необходимостью рассматривать государственную власть в контексте её вторичности и подчиненности “общему благу”, политико-правовой культуре и традиционным высшим сакральным ценностям.

Содержательность проблемы, таким образом, заключается не в критике идеократии, как синонима тоталитаризма, а в анализе соотношения понятий "государство", "народ", "народный дух". Эти системообразующие начала любой государственности необходимо рассмотреть не изолировано, а в качестве диалектически соподчиненных элементов “общей тотальности” (Г.Гегель).

Анализу отдельных сторон этого сложного политико-правового комплекса государственности посвящены ценные в методологическом отношении наблюдения и мысли классиков политико-правовой науки: Ари­стотеля, Платона, Н.Макиавелли, Ш.Монтескье, И.Канта, Д.Юма, Т. Гоббса, Г.Гегеля, И.Фихте, И.Гердера, К.Гельвеция, К.Шмитта.

Наиболее значительные зарубежные разработки проблемного поля “духовной конституции” народа и её роли в вопросах политико-правового регулирования социума принадлежат В.Вундту, Г.Тарду, Г.Лебону, С.Московичи, М.Веберу. В этом контексте использованы труды современных западных ученых, разрабатывающих новейшие концепции власти: Р.Арона, Э.Гидденса, Д.Картрайта, П.Блау, Д.Ронга, С.Клэгга.

До сих пор не оценен по достоинству вклад в исследование идеократических основ власти отечественных авторов. Определенная юспозитивистская “инертность” в исследовании идеократии парадоксальным образом сочеталась в России с устойчивостью метафизического, философского интереса к проблематике идейно-духовных основ власти, её корреляции с правосознанием нации на протяжении всей её истории.

Речь идет о работах славянофилов, традиционалистов, религиозных мыслителей: И.В. Киреевского, А.С. Хомякова, К.Н. Леонтьева, Ф.М.Достоевского, Л.А.Тихомирова П.Е. Казанского, И.Л. Солоневича.

В тесной связи с кризисными периодами развития российской государственности феномен идеократического государства активно исследовался Н.О.Лосским, Н. А. Бердяевым, Л. П. Карсавиным, И. А. Ильиным.

Выдающийся вклад в разработку идеократической модели государственности в целом внесли евразийцы: Н. Н. Алексеев, П. Н. Савицкий, Н. С. Трубецкой.

В последнее десятилетие востребованность национальной идеократической модели государственности вполне очевидна. Специфика властных институтов в России и социокультурных форм их легитимации стала предметом исследования во многих науч­ных институтах.

Отмечая, общую увлеченность осмыслением западноевропейской правовой культуры, следует подчеркнуть, что отдельные темы, связанные с самобытностью современной российской государственности нашли отражение в исследованиях: П.П.Баранова, А.О.Бороноева, Ю.В.Бромлея, В.Ю.Верещагина, А.А.Королькова, А.И.Лукьянова, В.А.Мельника, В.А.Тишкова, В.Е.Чиркина, Д.Ю.Шапсугова и других.

Акцент в работах перечисленных авторов делается на анализе особых исторических форм идеократии – монархии, теократии, тоталитарной псевдоидеократии. В целом, абстрактно-всеобщие (модельные) построения идеократии пока еще не стали предметом политико-правового исследования, что требует самостоятельных разработок в рамках теоретико-правовой интерпретации самобытности российской государственности. Именно поэтому, остаются не преодоленными многие теоретические трудности интерпретации самобытности государственности, выстраивания идеологических и ментально - легитимационных механизмов её правовой институализации.


Объектом исследования является феномен идеократической государственности в политико-правовом, национально-ментальном и сакрально-аксиологическом измерениях.


Предметом исследования выступают формы политико-правовой институализации верховной власти в контексте её национально – культурной самобытности и правосознания.


Целью настоящего диссертационного исследования является политико-правовой анализ и концептуализация идеократической государственности как диалектического единства государственно-властной структуры с культурно-историческими, политико-правовыми, духовно-нравственными, этнонациональными детерминантами.


Для реализации поставленной цели в диссертации решаются следующие задачи:

1. Обозначить методологические принципы определения и исследования идеократической модели государственности.

2. Определить статус верховной власти в сопоставлении с общепринятыми политико-правовыми понятиями государства.

3. Выявить различия между структурно-ценностной волюнтаристско-релятивной интерпретациями верховной власти.

4. Осуществить анализ структурно-идеократического детерминационного источника верховной власти в контексте его государственно-правовой институционализации.

5. Воспроизвести логику обоснования ментальных, духовных основ идеократической верховной власти как диалектической холистской конструкции идеало-ценностных компонентов;

6. Оценить влияние симфонического союза Церкви, государства, общества на становление самобытно-русского идеократического политического процесса;

7. Выявить характерологические особенности духовно-нравственной легитимации верховной власти в рамках идеократического измерения правосознания;

Научная новизна исследования состоит в следующем:

  1. с интегративных политико-правовых, позиций представлено содержание и дана правовая дефиниция идеократической модели государственности, дана дефиниция соответствующей модели государственности;

  2. проведен анализ принципа верховной власти как важнейшего элемента идеократической модели государственности;

  3. типологизированы идеократический и волюнтаристкий виды источников власти;

  4. выделены парадигматические основания идеократии и атомарно-механической демократии;

  5. изучены важнейшие параметры идеократического государства, касающиеся оптимальной формы правления, типа отбора властной элиты, дифференциации политико-правового процесса;

  6. установлено, что самобытно-российская модель легитимации обусловлена спецификой функционирования идеократического идеала в рамках духовно-нравственного обоснования, закрепленного в традиционном правосознании.


На защиту выносятся следующие основные положения:


1. Верховная власть представляет собой комплекс идей и ценностей, обладающих высшей духовно-нравственной легитимационной силой. Субстанционально государственность предполагает наличие дуализма источников верховной власти, которые могут интерпретироваться по-разному. С позиции структуралистской герменевтики верховная власть конституирует общий для данного народа смысловой ментальный фон, которому должна соответствовать деятельность государственной власти. Волюнтаристский подход подразумевает, что решающим фактором в формировании верховной власти служит механическая комбинация волевых атомарных импульсов различных акторов, дистанцированная от идеократической структуры, ориентирующейся на систему абсолютных ценностей.


2. Все формы правления государства имеют свои идеальные, императивно задающие иерархическую систему политико-правовых ценностей, идеократические прототипы, которые обеспечивают эффективность государственно-правового регулирования в зависимости от степени его реального соответствия, идентичности своему идеальному образу. При нарушении этого состояния может происходить трансформация идеократической формы правления в волюнтаристский вариант.


3. Идеократическая государственность построена на органическом политико-правовом принципе верховной власти, обеспечивающем реализацию идеалополагающих целей и задач, выраженных в единой “идее – правительнице” – квинтэссенции метаидеологической конструкции, адекватно отвечающей на духовно-нравственные запросы и стремления нации, базирующейся на государствостроительном инстинкте и идеологеме о должной экзистенции власти.


4. Институционализация консолидирующей “идеи – правительницы” в государстве предполагает конструирование адекватного идеократического типа отбора властвующей элиты, селектируемой по критериям преданности общей политико-правовой идеологеме, сопринадлежности к интегративному монистическому мировоззрению.


5. Легитимация в контексте парадигмы приоритета идеалополагающих ценностей в России выступает как инкорпоративный политико-правовой интеграл, связывающий в единую модель все элементы государственности, как универсальная конвенциональная сфера фиксации национально - государственной идеи в народном правосознании.


6. Имманентно-правовая интенция идеократического строя тяготеет к наделению высшей властью соборного лидера нации, причем сама эта власть и ли­дерство основаны не на выборах и не на наследстве, а на степени соответствия данного лидера жестким требованиям диспозиции идеалополагающих ментальных констант правосознания и правовой культуры народа.


Теоретическая и методологическая основа диссертации.

Диссертационное исследование опирается на диалектическую методологию и такой ее важнейший компонент как системный анализ. Используются системно-структурный и компаративистский методы, приемы институционального политико-правового моделирования.

На основе рационального синтеза сочетаются логический и исторический методы исследования, используются также синергетические аспекты прогнозиро­вания культурно - цивилизационного развития государственности.

Теоретической основой диссертации является критический анализ правовых кон­цептов современного и классического традиционализма и либерализма.


Научно-теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что в нём осуществлен комплексный концептуальный анализ идеократической государственности под углом зрения культурно-исторической обусловленности российской правовой ментальности и в контексте формирования государственно-правовой идеологии, адекватной вызовам современной эпохи.

Полученные в ходе диссертационного исследования результаты могут быть применены в политико-правовых и философских исследованиях россиеведческой направленности в сфере политологии, теории государства и права, философии политики и права, этнополитологии. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы для включения в опорные материалы при подготовке учебных пособий, научных работ, при чтении лекций и спецкурсов по философии и теории права.

Важнейшие выводы диссертации могут служить идейной основой для осмысления комплекса проблем совершенствования современной российской государственности, определения стратегии законотворческой деятельности.


Апробация результатов исследования. Теоретические выводы и положения диссертации докладывались и обсуждались на следующих научных конференциях: Всероссийской научно-теоретической конференции «Философия права как учебная и научная дисциплина» (Ростов-на-Дону, апрель 1999 г.); Международной научно-практической конференции «Современные проблемы национальной безопасности: Россия в ХХI век с миром и согласием» (Ростов-на-Дону, ноябрь 1999 г.); Всероссийской конференции «Русская философия права: основные проблемы и традиции» (Ростов-на-Дону. 2000 г.); Региональной научно-теоретической конференции «Политико-правовая культура и духовность» (Ростов-на-Дону. 2001 г.); Всероссийской научно-теоретической конференции «Философия права и вопросы формирования современной государственно-правовой идеологии» (Ростов-на-Дону. 2001 г.).

Диссертация апробирована на совместном заседании кафедр философии политики и права и государственно-правовых дисциплин Ростовского юридического института МВД России.

Основные положения диссертационной работы изложены в девяти публикациях автора.


Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, восьми параграфов, заключения и списка литературы, насчитывающего 299 позиций. Общий объем диссертации – 175 страниц машинописного текста.

^ Глава 1. Верховная власть как институциональный принцип и феномен идеократической государственности


На протяжении эволюционного существования человеческой цивилизации не утихал интерес к определению и исследованию понятия власти, выявлению и анализу её сущностной связи с государством и обществом. Институт власти представляет собой фундаментальную проблему политико-правовой экзистенции, вследствие чего она всегда будет привлекать внимание исследователей са­мой разнообразной ориентации.

Особый интерес к институту власти возникает в переломные эпохи социального развития, когда реальной становится угроза дестабилизации меха­низма социального управления и успех в преодолении такой угрозы зависит от эффективного функционирования политической системы, целесообразного распреде­ления власти в обществе. Именно такой момент пере­живает сегодня Россия.

В современной кратологии роль базового элемента и основного регулятива эмпирических исследований вла­стных отношений в обществе играет понятие власти как феномена.

Основные подходы к определению власти начали формироваться уже в контексте античной философии как обобщение социально-политического опыта Древ­ней Эллады и Древнего Рима. Средневековье обогатило эти подходы схоластической проработкой концепции «двух мечей». Ренессанс актуализировал проблемы вла­сти, привлекая внимание к фигуре «Государя» Макиавелли. В ново­европейской философии сформировались основы «кау­зальной» концепции власти, которая и по сей день пре­валирует в западной социально-философской, социо­логической и политологической литературе. К анализу понятия обращались многие философы, социологи и политические мыслители с мировым именем, в том числе М.Вебер, Б.Рассел, Х. Лассуэлл, Т.Парсонс, Р.Даль, Р.Арон, М.Фуко, Э.Гидденс, С.Льюкс и др. Начиная с 50-х годов XX века объем «кратологической» литературы стал резко воз­растать. Существенный вклад в разработку концепции власти внесли Р.Берштедт, Д.Картрайт, Ф.Оппенхейм, П.Блау, Д.Ронг, Дж. Найджел, Т.Болл, Д.Болдуин, У.Коннолли, Т.Вартенберг, С.Клэгг и мно­гие другие исследователи власти.

Констатация принципиальных различий в концеп­туальном опыте традиций и персоналий — общее место современных дискуссий о власти. По мнению Дж. Скотта, власть «стала одним из наиболее дебатируемых и оспаривае­мых понятий в социологическом лексиконе».

Несмотря на широкий спектр предпочтений, большинство иссле­дователей согласны в том, что в основе понятия власти лежит идея производства каузальных следствий: власть представляет собой способность оказать определенное воздействие на объект.

«Абсолютным общим ядром или примитивной идеей, лежащей в основании всех рассу­ждений о власти - является идея о том, что А каким-то образом воздействует на Б»1. Однако в таком виде определение власти ос­тается весьма бесформенным, расплывчатым. Далеко не каждая способность воздействовать и не каждое воздей­ствие есть власть. Концепция власти, поэтому должна определить критерии существенно-значимого влияния, отличающие власть от обычной каузальной связи.

Для этого необходимо разработать систему иерархии власти, построить понятие верховной власти как логического её завершения и источника любой другой власти. Необходимость анализа понятия верховной власти вызвана её ключевым значением в понимании государственности, особенно идеократической государственности. Огромный вклад в понимание феномена власти, типологизации власти, анализ её наиболее значимых типов внесли представители русской консервативной политической мысли: Л.А. Тихомиров, К.Н. Леонтьев, К.П. Победоносцев.


^ 1.1. Теоретико-методологические основы политико-правового анализа феномена верховной власти


В нашем исследовании требуют изучения вопросы возникновения государственности и власти, как таковой, проблемы формирования ее источника - верховной власти, соотношения понятия верховной власти и государства, специфика их взаимовлияния и развития в социуме. Данные вопросы определяют проблемное поле анализа верховной власти и государственности.

Несмотря на углубленные исследования различных проявлений государственности, проводившееся выдающимися представителями как отечественной, так и зарубежной науки – имманентное содержание государственности оставляет и до сих пор место для различных толкований и споров.

Попробуем проанализировать наиболее очевидные, базовые свойства государственности: в любом государстве существует присутствие институциональной власти и принуждения с одной стороны, осознанность и творческая инициатива с другой.

Оба свойства государственности тесно между собой связаны. Необходимость прибегать к принуждению для устранения препятствий характеризует любое осознанное, целенаправленное творческое действие, которое, определяя себе четкую цель, тем самым устанавливает линию движения к данной цели, «а стало быть, предопределяет этим устранение всего, что на этой линии может мешать достижению цели».1

Дуализм имманентных свойств государственности имеет свое институциональное обоснование. «Есть учреждения бессознательные (spontaneus), развивающиеся без участия мысли во время преследования частных целей, и есть кооперации, придуманные сознательно, предполагающие ясное сознание общественных целей»1. Усилия единиц для самосохранения порождают одну форму организации. Усилия самосохранения целого агрегата порождают другую форму организации. В первом случае сознательно преследуются только частные цели, а соответствующая организация, образующаяся из этого преследования частных целей, вырастает бессознательно и без принуждения власти. Во втором случае есть сознательное преследование общественных целей, а соответствующая организация, устанавливаемая сознательно, действует принуждением.

Для уяснения содержания государственности, по существу, необходимо принять во внимание, как взаимодействуют между собой свойства государственности, как институционально выражается присутствие власти и принуждения и целеполагающей, политически организованной и осознанной идеи. Причем в этом контексте «политической организацией мы называем ту часть общественной организации, которая сознательно исполняет направляющие и сдерживающие функции для общественных целей»2

Именно поэтому в государственности различают два основополагающих элемента: государство, как государственно-властный механизм и верховную власть, как идейную парадигму его функционирования, имеющих, тем не менее, единый социальный фундамент – нацию, представляющую совокупность интегрированных индивидов.

Необходимо обратить внимание на то, что государственный инстинкт может явиться только у индивидов, уже предварительно интегрированных в элементарные социальные группы и обретших глобально-общие интересы, требующие координации и защиты.

Для таких индивидов - членов социальных групп - государство становится действительно нужно и необходимо в тот момент, когда переплетаются интересы этих групп, порождая их взаимную диалектическую борьбу. В этой ситуации становится необходимым высший объединительный и интегрирующий импульс формирования соответствующей верховной власти.

Социальный фундамент для государства представляет нация, т. е. народ как совокупность комплиментарных этносов, объединенных материально и нравственно: тут имеют уже значение и территория, географические условия, условия труда, язык, верования, исторические условия и т. д.

Только в такой совокупности социальных групп может возникнуть потребность в государстве, т. е. высшем союзе, построенном не на частном или групповом интересе, а на интересе общем, универсальном, обеспечивающим всем союзное существование.

Поэтому государству необходима связь с «нацией», «народом», с совокупностью частных групп. Никакая специальная группа не несет в себе государственности, но лишь все они вместе, в своем сложном разнообразии, создают идею государства.

Таким образом, идея государственного союза, по существу, содержит требование общечеловеческого (но не всегда гуманистического), универсального (но не всегда универсалистского) существования, не в количественном, а в качественном смысле.

Согласно высказыванию Блюнчли, - «если мы сведем к одному целому результаты представленного исторического анализа, то понятие государства определится следующим образом: государство есть совокупность людей, соединенных в нравственно-юридическую личность, на определенной территории, в форме правительства и подданных».1

Однако сущность государства может мыслиться глубже, институционально - организованно - «государство представляет организацию народной жизни, сохраняющейся и обновляющейся в непрерывной смене поколений».1 Такое понимание государства предполагает постановку неких общих задач, неизменных при неизбежной смене поколений.

Следовательно, в государстве должны не только обеспечиваться тактические временные интересы корпоративных, сословных, других групп, замкнутых в своих частных локальных ценностных ареалах, но и ставиться универсальные «анагогические» стратегические цели.

Поэтому государство немыслимо без идеи верховной власти, наличие этой идеи основной признак существования государства.

Конструкция государства представляет собой реальный и легитимный союз, требующий такой силы, которая по идее и задачам своим превосходила другие императивы, - это и относится к самому необходимому, критическому ресурсу конструкции генезиса государственного союза.

Нормальная эффективная экзистенция единой верховной власти требует наличие некоторых основных, идейно-монолитных, логически непротиворечивых принципов своей деятельности.

Все остальные принципы деятельности верховной власти, составляющие признаки любого государства: единство закона, гражданства, территории – вторичны.

Они не составляют содержания государственной идеи, а лишь предоставляют необходимые сервисные, обслуживающие условия ее непосредственного функционирования.

Именно поэтому, сохраняя лишь то, что существенно для государства, Л.А.Тихомиров разработал универсальное определение субстанции государства в виде «союза членов социальных групп, основанного на общечеловеческом принципе справедливости, под соответствующей ему верховной властью».2

Эксплицитно используя данное субстанциальное определение государства, попробуем обрисовать метаюридический каркас для обоснования дефиниции государственности.

Координация и интеграция частных и групповых интересы возможно, только на неком универсальном, возвышающемся идейном фундаменте, поскольку идеологическое обоснование того или иного локального интереса в силу своего генетического определения не может уверенно претендовать на универсализм и всеохватность.

Именно поэтому государство постоянно стремится обосноваться на высших интегрирующих началах, которые тем универсальнее и абсолютное, чем выше стоит интеллектуальный и нравственный уровень организующей данное государство нации, её элиты, стремящейся воссоздать общие метаусловия существования любой интенции интересов.

Бесспорно, для того чтобы стать действительным актуальным регулятивом общественной жизни государству необходимо монопольно использовать власть, идейно, по своим задачам, возвышающуюся над всеми другими типами власти. Иными словами государственная деятельность требует для выполнения своего предназначения придание её свойства верховенства власти.

Исходя из универсального определения государства, данного Л.А.Тихомировым, вычленим составные элементы, образующие в совокупности общую формулу модели государственности. Таким образом, при этом анализе модели государственности выделяются три конструктивно необходимых составных элемента:

1.Главный элемент модели государственности - нация, которая образует единый социальный фундамент, с кризисом которого разрушается единство государства.

2.Верховную власть, которая идейно оформляет государство, служащее источником власти для государственного управления.

3.Эмпирическое государство с правительственными и иными властными институтами, подчиненное верховной власти и ей организуемое в целях государственного управления.

Эти элементы диалектически взаимосвязаны. Адекватный анализ государственности должен будет представлять собой последовательный процесс выяснения характера взаимоотношений этих элементов. Такой анализ, прежде всего, необходим для понимания должного, естественного, органического порядка их взаимоотношения.

Государственность представляет собой, таким образом, органическое единство и диалектическую взаимосвязь трех основополагающих элементов: верховной власти, государства с его институтами и народа.

Следовательно, любая государственность априорно обладает этими элементами, входящими в её структуру.

В данной связи для дальнейшего раскрытия сущности элементов государственности будет адекватен опыт применения метода моделирования государственности. Модели государственности в данном контексте различаются по типу связи между элементами государственности и по содержанию своих элементов.

Эффективность и долговременность той или иной модели государственности зависит от уровня связи, скрепленности, корреляции этих элементов.

Типология моделей государственности зависит, прежде всего, от классификации верховной власти и дифференцирования форм правления.

Кратко охарактеризуем базовые определения элементов государственности, коими мы в последующем будем оперировать.

Под понятием нации объединяется совокупность социальных групп и лиц, порождающая данный государственный порядок, организуемый верховною властью. Нация не только способна перестраивать формы образуемого ею государства, но способна пережить его гибель, восстановив много веков спустя.

Верховная власть в государстве представляет собою конкретное выражение источника власти, который принимается данной нацией, как объединительное начало, и на основах которого она желает строить свою государственность. Другими словами, общечеловеческое начало справедливости, осуществить которое в общественных отношениях призвано государство, - в верховной власти находит свое зримое выражение и приобретает значение реальной силы.

Государство - реальная, эмпирическая модель выражения верховной власти. Государство представляет собой центральный союз, связующий членов нации.

Для изучения комплексной модели государственности - данные элементы необходимо более подробно проанализировать. Феномен верховной власти является наиболее неисследованным элементом в модели государственности.

Этимология категории «верховная власть» предполагает наличие у государственной власти абсолютной силы, которая организует управление нацией. Попробуем более подробно исследовать сущность и значение феномена субстанции верховной власти в общей модели государственности.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9




Похожие:

Идеократическая государственность: политико-правовой анализ iconИдеократическая государственность: политико-правовой анализ 23. 00. 02 Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии (юридические науки)
Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии (юридические науки)
Идеократическая государственность: политико-правовой анализ iconДокументы
1. /Тихомиров Монархическая государственность ч. 1 Происхождение и содержание монархического...
Идеократическая государственность: политико-правовой анализ iconПравовое сознание и правовая культура сотрудников правоохранительных органов
Поэтому в теории права для фиксации конкретного единства ду­ховной и практической правовой деятельности используется понятие право­вой...
Идеократическая государственность: политико-правовой анализ iconО необходимости изучения криминалистики студентами гражданско-правовой и государственно-правовой специализаций
Такой подход в корне ошибочен, и мы попытаемся обосновать вредность и недальновидность его в данной статье
Идеократическая государственность: политико-правовой анализ iconЛубский А. В. Государственность как матрица российской цивилизации // Гуманитарный ежегодник. – Ростов н/Д: Изд во Ростовского ун-та, 2005

Идеократическая государственность: политико-правовой анализ iconПриказ №534 о проведении муниципального этапа iv-ой республиканской интеллектуально-правовой игры «Молодёжь и закон»
Кбр №4914 от 15. 09. 2011г., в целях формирования у молодёжи интереса к правовым знаниям, стимулирования творческой активности детей...
Идеократическая государственность: политико-правовой анализ iconЛубский А. В. Государственность и нормативный тип личности в России // Гуманитарный ежегодник. – Ростов н/Д; М.: Изд-во «Социально-гуманитарные знания», 2007

Идеократическая государственность: политико-правовой анализ iconДокументы
1. /анализ/Лекции/1 задачи анализа.doc
2. /анализ/Лекции/10...

Идеократическая государственность: политико-правовой анализ iconАнализ работы Уполномоченного по защите прав участников образовательного процесса моу "сош №21" за 2008-2009 учебный год
Целями работы Уполномоченного являются повышение правовой культуры участников образовательного процесса, совершенствование ученического...
Идеократическая государственность: политико-правовой анализ iconДокументы
1. /Политико-терминологический словарь.txt
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов