О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам icon

О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам



НазваниеО. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам
Дата конвертации28.08.2012
Размер127.69 Kb.
ТипДокументы


О.М.Журавлева

Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам.


Митрополит московский являлся ключевой фигурой в духовной жизни общества XIX в., влиял на церковно-государственную политику России и на важнейшие исторические события в истории страны, роль его в которых до сих пор не выявлена до конца. Взгляды Филарета, напрямую отразившиеся в его деятельности, во многом воздействовали на представителей духовенства: на тех, кто непосредственно подчинялся ему, как главе Московской епархии, а также на высшее духовенство (епископов, архиепископов и митрополитов), с которыми он вел переписку. По неофициальным письмам митрополита московского с духовными и светскими лицами, а также с его родственниками можно выявить его позицию, в том числе, и о принципах назначения и перемещения духовенства. Используя эти письма как средство для подачи советов, Филарет оказывал значительное влияние на политику епархиальных архиереев.

Окончательное решение о назначении духовенства, принадлежало епархиальному начальству, и только назначение и перемещение архимандритов и игуменов входило в компетенцию Синода1. Что касается дел, решавшихся в Московской епархии, то существовало две процедуры. Чаще викарный епископ или несколько членов консистории рассматривали прошения и беседовали с кандидатами, после чего две кандидатуры представлялись митрополиту для утверждения одной из них. Реже, при назначении на важные священнослужительские места или по причине личной заинтересованности митрополита, все прошения рассматривал сам Филарет2.

Священнослужительские места в Московской епархии могли долгое время оставаться вакантными, что, в первую очередь, было связано с их расположением и, как следствие, небольшим доходом. Выпускники семинарий отказывались поступать на такие места. Митрополит пытался решить это серьезную проблему, но результата мог добиться только административными мерами в каждом конкретном случае3.

В целом, взгляд Филарета на основные принципы назначения на священнослужительские места отражен в его письме бывшему тогда епископом калужским Гавриилу (Городкову): «Дьякона во священника произвесть недоученного, по моему мнению, явно противно Высочайше утвержденному положению: ибо у Вас избыток ученых. По наследству отдавать места есть правило запрещающее, а разрешающего нет».4 В данном письме затронуты две основные проблемы – назначение выпускников семинарии в обход недоучившихся, но, возможно, опытных, дьяконов, а также наследственность самих мест.

В Московской епархии, кроме прочего, по утверждению Св.
Синода действовали правила, написанные самим Филаретом, о «замещении священнических и дьяконских вакансий по Московской епархии окончившими курс семинаристами»5, в которых при назначении священника явное предпочтение отдавалось «достойному», не замеченному в предосудительном поведении дьякону перед выпускником семинарии. Однако, предпочитая опытных дьяконов только что окончившим семинарский курс студентам в своей епархии, другим архиереям Филарет советовал то же с осторожностью: «Производить в священники из достойных дьяконов, имеющих не менее тридцати лет от роду», причем неважно, учились он или нет, поскольку главное, чтобы имели «понятие о вере и церкви, которой священниками будут»6, но только в случае недостатка в выпускниках семинарии.

Что же касается наследственности мест, то в этом вопросе Филарет руководствовался несколькими принципами. Могло повлиять прошение известного ему священнослужителя. Так, будущий архимандрит харьковский Амвросий (Ключарев), еще будучи протоиреем одной из церквей, просил определить на место дьякона студента семинарии с тем, чтобы последний женился на его дочери, поскольку сам настоятель вдов и одинок и хотел «рядом иметь близкое родственное семейство» Филарет выполнил просьбу, утвердив именно его прошение (всего их было подано 36). Помогло и то, что проситель вовремя собрал подписи прихожан, на выбор которых и смог опереться Филарет.7 Данная практика – назначение священника по выбору прихожан – позднее считалась наиболее уместной при назначении на священническое место, как древняя традиция, связанная с широкими функциями приходского самоуправления8.

Самого Амвросия (Ключарева) на место священника Филарет определил в обход других претендентов, поскольку тот являлся зятем покойного протоиерея, оставившего вдову и 8 детей без попечения.9 Таким образом, место в Московской епархии было отдано, в том числе, и по причине «наследственных прав» одного из кандидатов, от чего Филарет предостерегал других. В письмах митрополит не скрывал, что родство играло определенную роль: «Место на Песках… отдано Магистру, Протоирею, по просьбе сиротствующего семейства и всех прихожан; ибо он брат умершему»10. В случае если он получил это место «при прочих равных» – действительно, прошение «сиротствующего семейства» и прихожан могло выдвинуть его вперед. Не имея точного свидетельства об образовании конкурентов назначенного дьякона, мы не можем объективно оценить поступок митрополита. Однако, очевидно, что, допуская подобную практику в Московской епархии, он предостерегал от ее использования других.

Вопрос о наследственности был связан и с возможностью временно оставить священнослужительское место незанятым, формально закрепив за женщиной. Филарет четко обозначил свою позицию в письме архиепископу владимирскому Парфению (Черткову), просившему помочь сестре, оставшейся вдовой. Митрополит отказался на год предоставить место за ее дочерью, объяснив это так: «Я никогда сего не делаю с местами священическими и дьяконскими; ибо думаю, это грех против таинства священства, заарендовать оное полу, который не может получить священства»11. Только в 1867 г. «наследственные начала» были повсеместно официально упразднены.

Вмешательство Филарета в дела других епархий характеризуется тем, что он давал им советы, связанные с его хорошей информированностью, что также отражено в его переписке. Однако действовал он через епархиальных архиереев: анализируя решенные церковным судом воронежской епархии дела, Филарет обращал внимание архиепископа Парфения (Черткова) на ошибку в лишении запрещенного в священнодействовании архимандрита Амфилохия возможности приобщения Святых Тайн12.

Отличительная особенность личности московского архипастыря заключается не только в факте существования этих неформальных связей, но и в том, как он их использовал. В постоянной переписке с ним состояло большинство архиереев, а также духовенство московской епархии. Зная мастерское владение словом, приемами риторики, в целом, дар проповедника, присущий Филарету, можно предположить, что редкое наставление митрополита оставалось невыполненным, в результате чего стала возможной своеобразная унификация поведения епархиальных архиереев. Его действия не являлись незаконными, поскольку члены Синода, т.е. те лица, которые выражали официальную позицию русской православной церкви, считали их не только допустимыми, но и предпочтительными.

Вмешательство Филарета иногда носило характер строгого внушения с элементами риторики, которое заканчивалось «предоставлением» права адресату действовать самому, и даже в тех случаях, когда они просили совета. В качестве образца ответа митрополита московского приведем его письмо Гавриилу (Розанову), будущему архиепископу тверскому (курсивом набрана возможная цитата из письма Гавриила): «Кто не оказал заслуг и в характере требует искушения, как того рекомендовать на архимандрию? Не помянут, говорите вы; но худой будет помин, когда поставим на места не заслуживающих и не испытанных. Впрочем кого сделать архимандритом, зависит от вас и вакансий».13

Такой же характер имели замечания митрополита по поводу назначений и перемещений ректоров семинарий, подчиненных епархиальному архиерею. В каждом из таких замечаний видна не только осведомленность и знание местных условий, но и нравоучение на будущее. В 1834 г. Иннокентию (Борисову), бывшему тогда епископом харьковским, Филарет писал: «ректору семинарии не худо бы осмотреться: не подал ли сам причины к неудовольствию на себя; и приобресть или возвратить благословение опытами покорности и верности, впрочем при случае можно перевесть с соблюдением приличий».14 «Приличия» - это то, что представлялось очень важным митрополиту московскому, что он всегда считал одним из основных аргументов при принятии решения. В 1836 г. он писал Гавриилу (Розанову): «Слышите ли, что ваш ректор переведен? Мне откуда-то слышится, что он очень желал переведения будучи затруднен преобладающим влиянием светских людей в семинарии. А он, говорят, человек хороший».15 И тут снова Филарет не упустил случая не только показать причину «бегства» ректора, но и ошибку в поведении архиерея, недостаточно поддерживавшего «хорошего человека». По мнению митрополита московского, которого он придерживался всю свою жизнь, преобладание светских людей в семинариях недопустимо16. На пропорцию светского и духовного в семинариях и академиях Филарет обращал внимание и ревизоров, инструктируя их перед отъездом. Так, он советовал Иннокентию (Борисову) внимательнее отнестись к Екатеринославской семинарии: «Говорят, там очень господствует светское направление».17 Именно так, через ревизоров Филарет воздействовал на отношение высшего духовенства к «подозрительному» положению в духовных учебных заведениях. По отношению же к семинариям, которые ревизовались представителями Московской Духовной академии, можно говорить о прямом влиянии митрополита. В 1848 г. Филарет писал ректору Московской академии Алексию (Ржаницыну), что уже говорил с обер-прокурором о Вологодской семинарии и они оба пришли к выводу, что ее ректор «ненадежен», после чего было решено провести ее обозрение. Митрополит настаивал, что если ректор «не внушает уважения подчиненным, и не поддерживается и не направляется к лучшему Епархиальным Архиереем: порядок не обеспечен».18 Действительно, после ревизии семинарии ее ректор был уволен на покой.

Филарет участвовал в перемещении не только провинившихся или недовольных своим местом ректоров духовных семинарий и академий, но и тех, кто проявил себя с лучшей стороны и заслуживал более высокого положения в церковной иерархии. Процедура перемещения отличившегося ректора отражена в письме митрополита московского Парфению (Черткову), бывшему в тот момент архиепископом владимирским: «Если ректор достоин большего, то надо посмотреть на череде, только на 1836 г. архимандриты уже назначены».19 Совет Филарета был выполнен. Неофит (Соснин), о котором шла речь, в конце своей карьеры стал архиепископом пермским.

Несмотря на большое количество поступавших к нему сведений о положении в других епархиях, митрополит московский предпочитал не предпринимать официальных действий на основании слухов и писем за пределами своей компетенции, а свою неофициальную деятельность не афишировал, что обосновал в своем письме к графу Е.В.Путятину от 21.09.1861. Он объяснял, что круг его обязанностей ограничивается епархией, где, в случае неверного поступка, он успокаивает себя тем, что «поступал по необходимому делу», в случае же неправильного действия за пределами своей епархии, он берет на себя «произвольную вину»20.

Вопросы назначения духовенства на священнослужительские места Филарету приходилось решать и в переписке со своими родственниками. Он не выполнял просьб матери, невестки, двоюродной тетки о назначении на вакантные места определенных лиц. Судя по всему, он изучал поступавшие к нему сведения о предложенных кандидатурах и оставался ими недоволен, отдавая предпочтение другому претенденту, оказывавшемуся или более достойным (более образованным, опытным, способным), или более нуждающимся. Так или иначе, но родственники не имели на него влияния, их упреки и жалобы не могли изменить его решения.

Вот лишь некоторые строки из ответных писем Филарета на просьбы своих родственников: «О Н.В. я помню; но не всегда и все можно делать, что думается. Не думаю, чтобы и ему было приятно стать на место, отогнав от оного сирот» (письмо матери, 1828 г.)21; «Марью Александровну я не понимаю. Дьякона, служившего в сей степени лет осьмнадцать, обойти было грешно. При том я думаю, что важнее пристроить дочь, нежели перевести сына, который уже имеет место. Так я распорядился» (матери, 1829 г.)22; «Простите <…>, что по желанию Вашего дьякона не сделалось. Был человек, которого необходимо было поместить на вакансию» (матери, 1840 г.)23; «О[тцу] Ксенофонту надобно бы знать, что дьяконские места в монастыре даются только окончившим Богословское учение» (матери, 1841 г.)24; «Просьбу Калитнического священника исполнить не легко. Места Никольского в Новой Слободе просят около пятидесяти человек, в том числе около десяти дьяконов, несколько Учителей и Студентов. Сын Калитнического Священника не имеет сих преимуществ. Лучше не спешить ему. Возможное попечение приложу: а чрезмерного и Вы не потребуете, и оно не принесло бы добрых плодов»25.

Родственники пытались использовать его и тогда, когда он был в Петербурге. Но и находясь вдали от своей епархии, он был в курсе происходивших в ней дел. Получив письмо от невестки, заинтересованной в одном из освободившихся в Москве мест, Филарет ответил так: «место, на которое Вы смотрели, закрылось прежде получения Вашего письма, и подобных мест ожидают два заслуженные, небессемейные человека, оставаясь без места и содержания…».26 По этому же поводу пришлось митрополиту оправдываться и перед матерью: «Письмо невестки получил я, когда место уже было занято, и занято не по свободному моему распоряжению, а по силе обстоятельств, которым противодействовать было бы и несправедливо, и оскорбительно для многих. Потому и Ваше предшествовавшее, и во время еще пришедшее, ходатайство о Порфирии, не могло достигнуть желаемого».27

Каждый раз Филарет не просто ставил родных перед фактом невозможности выполнить их просьбу, но и указывал на причины, мешавшие ее исполнению. Впрочем, все приводимые извинения, скорее, формальны. Митрополит не считал нужным вдаваться в подробности и рассказывать о сложившейся ситуации своим родным. Он вежлив и почтителен, но не более того. Очевидно, что кумовство не было ему свойственно.

Рассматривая просьбы, митрополит руководствовался не только фактом поручительства матери или других родственников, но и изучением всех доступных ему сведений о каждом конкретном человеке. Уже упоминавшийся в письме 1842 г. Порфирий снова возникает в письме Филарета в 1846 г. при новой попытке устроить его на освободившееся место: «Порфирий напрасно Вас беспокоит: он знает, что мне известны его обстоятельства, и что я желаю отличить его, только без несправедливости против кого-нибудь другого»28.

Другая просьба матери митрополита оказывается связанной с неподобающим сану поведением местного священника - Филиппа. Сначала Филарета просили перевести его на новое место в Москву. Филарет отказал, в том числе и потому, что «перемещение сюда Филиппа не принесло бы пользы ему, а принесло бы затруднение мне».29 В следующем своем письме матери митрополит просил обратить внимание того же священника «на свои поступки, которыми вредит себе, препятствует сделать что-нибудь в его пользу».30 Сам же митрополит тем временем, несмотря на то, что протоиерей не доносил и не жаловался на просителя, выяснил, что «Филипп неприлично и оскорбительно поступает» с ним, равно как и с предыдущим протоиереем. В результате просьба о перемещении Филиппа меняется на ходатайство о заступничестве. Оказалось, что большая часть прихода недовольна им, кроме того, Филипп «грубо ссорится с духовным правлением».31 Митрополит готов был помочь, переведя рассмотрение дела в консисторию, но Филипп отказался, и принять участие в судьбе виновного Филарет не смог. Однако сама возможность такого участия свидетельствует о существовавшей практике вмешательства митрополита в деятельность подведомственных ему духовных учреждений, когда он изымал из ведения одних и вверял другим дела лиц, усугубивших свою вину конфликтами с тем или иным епархиальным учреждением.

В письмах митрополита отразилось его стремление не давать официального хода просьбе, изложенной третьим лицом. Очевидно, что его административная деятельность не ограничивалась Московской епархией, а многочисленные советы, применявшиеся в других епархиях, способствовали созданию своего рода единой унифицированной системы управления. Его властность не подлежит сомнению, незаметно навязывая свою точку зрения, сам он редко принимал чужую. Характерной чертой епархиального управления, выявленной при сопоставлении действий Филарета с его советами, являлось стремление не афишировать за пределами Московской епархии распоряжения, противоречившие правилам и общим формальным принципам, которые он сам считал обязательными для других. Оценить данный факт можно будет только при сопоставлении писем с материалами официального делопроизводства, которые позволят выявить обстоятельства конкретных дел и понять, почему было и было ли неприменимо формальное правило.

1 Механизм определения заключался в следующем: митрополит предлагал Синоду на выбор двух кандидатов на вакантное место с представлением послужного списка каждого. (См., например: РГИА. Ф. 796. Оп. 108. Д. 926)

2 См., например: Воспоминания о приснопамятном святителе Филарете, митрополите московском, Преосвященного Амвросия архиепископа харьковского. Харьков, 1897. С. 14-15.

3 См., например: Резолюции митрополита московского Филарета // Душеполезное чтение. 1883. Ч. 3. С. 122.

4 Письма московского и коломенского митрополита Филарета к Гавриилу, архиепископу рязанскому и зарайскому // ЧОИДР. 1868. Кн. 2. С. 131.

5 Правила преведены, например, в статье: Из моих личных воспоминаний о святителе Филарете Московском // Душеполезное чтение. 1869. Ч. 1. Известия и заметки. С. 81.

6 Барсов Н.И. К биографии Иннокентия, архиепископа херсонского и таврического. Отношение к Иннокентию митрополита московского Филарета // Христианское чтение. 1884. Ч. 1. С. 222.

7 Воспоминания о приснопамятном святителе... С. 14-15.

8 Папков А. Церковно-общественные вопросы в эпоху царя-освободителя (1855-1870). Спб., 1902. С. 121.

9 Воспоминания о приснопамятном святителе... С. 3.

10 Письма митрополита московского Филарета (в мире Василия Михайловича Дроздова) к родным от 1800-го до 1866-го года. М., 1882. С. 354.

11 Письма Филарета митрополита московского и коломенского к архиепископу Парфению Воронежскому // Русский архив. 1899. Кн. 2. С. 199. Тот же принцип отражен в официальном мнении Филарета, направленном в Синод (Собрание мнений и отзывов Филарета, митрополита московского и коломенского по учебным и церковно-государственным вопросам. В 7 кн. / Под ред. Саввы. Т. 1-3. СПб., 1885; Т. 4. М., 1886; Т. 5. М., 1887; Доп. т. в 2-х кн. СПб., 1887. Т. 3. С. 31-33.)

12 Там же. С. 197-198.

13 Письма в бозе почившего святителя Филарета митрополита московского к Гавриилу архиепископу тверскому // Душеполезное чтение. 1869. Ч. 1. С. 314.

14 Барсов Н.И. К биографии Иннокентия... С. 194.

15 Письма в бозе почившего святителя Филарета… // Душеполезное чтение. 1869. Ч. 3. С. 203-204.

16 Этот принцип отразился еще в проекте устава духовных академий, написанном Филаретом в 1814 г. А в 1828 г. митрополит написал «Проект общежительного духовно-воспитательного заведения», отдавая предпочтение именно такой форме обучения будущих священнослужителей. В проекте он отстаивал необходимость преобладания в духовном учебном заведении наставников и преподавателей из духовного звания. Проект не был осуществлен, но основной его принцип Филарет старался соблюдать.

17 Барсов Н.И. К биографии Иннокентия… С. 204.

18 Письма московского митрополита Филарета к покойному архиепископу тверскому Алексию. М., 1883. С. 30.

19 3 письма митрополита московского Филарета к Парфению архиепископу Владимирскому // Душеполезное чтение. 1883. Ч. 3. С. 501.

20 Письма московского митрополита Филарета к графу П. // Душеполезное чтение. 1880. Ч. 1. С. 491.

21 Письма митрополита московского Филарета (в мире Василия Михайловича Дроздова)… С. 296.

22 Там же. С. 297.

23 Там же. С. 352.

24 Там же. С. 355.

25 Там же. С. 363.

26 Там же. С. 359.

27 Там же. С. 361.

28 Там же. С. 390.

29 Там же. С. 364.

30 Там же. С. 365.

31 Там же. С. 367.





Похожие:

О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам iconО. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности»
Жать по-разному, в официальных мнениях и донесениях Синоду, переписке с государственными и церковными деятелями, а также в письмах...
О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам iconИ. В. Куклина Актуальность темы
Епархиальная практика и церковно-государственная деятельность московского митрополита Филарета (Дроздова). 1821-1867 гг
О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам iconИ. В. Куклина Актуальность темы
Епархиальная практика и церковно-государственная деятельность московского митрополита Филарета (Дроздова). 1821-1867 гг
О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам iconГлавное управление мчс россии
Если утонувший лежит на грунте лицом вверх, то спа­сающий подплывает к нему со стороны головы и припод­нимает. Затем, взяв под мышки...
О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам iconЖуравлёва Ольга Михайловна
«приверженностью традициям, стабильности, упорядоченности»2, личности, считающей основной задачей образования не раскрепощение человека,...
О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам iconДокументы
1. /Журавлева/Спр_свед.doc
2. /Журавлева/краеведение.doc
О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам iconРеализация практической направленности обучения учащихся
Его содержание позволяет, в частности, познакомить под­ростков с гигиеническими нормами произ­водственного труда, направленными,...
О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам iconДоговор о генеалогическом исследовании
Устава, именуемая в дальнейшем – исполнитель, с одной стороны, и именуемый в дальнейшем заказчик, с другой стороны, а вместе именуемые...
О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам iconАлферова О. А. Соотнесение свободы и исторической необходимости в политико-философской концепции И. Берлина Тезисы к докладу
Ни неразрывно связаны с его социально-политической концепцией, вытекают из нее и со своей стороны дают ей подкрепление и обоснование....
О. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам iconПедагогическая оценка как фактор управления образованием
Она не только обеспечивает контроль за результатами обучения (со стороны педагога, его коллег и руководства, ученика, его товарищей...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов