О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» icon

О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности»



НазваниеО. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности»
Дата конвертации28.08.2012
Размер159.47 Kb.
ТипДокументы


О.М. Журавлёва

Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности».


Филарет (Дроздов), являясь московским митрополитом и членом Синода, обладал большим авторитетом как среди духовенства, так и среди людей светских. Свое отношение к власти и сложившейся в России государственной системе он мог выражать по-разному, в официальных мнениях и донесениях Синоду, переписке с государственными и церковными деятелями, а также в письмах к императорам. Тем не менее, единственным способом донести свои убеждения до более широких слоев населения являлись проповеди (произнесенные в церквах и опубликованные).

Начиная свою карьеру с интерпретации теории «евангельского государства», Филарет (Дроздов) в царствование Николая I придерживался консервативной идеологии «официальной народности». Официальную доктрину формально не требовалось разъяснять каждому прихожанину, однако ее смысл, ее основное содержание, отражающее принципы функционирования государства должен был из теоретического умозаключения получить свое практическое воплощение. Осознанно или нет, но митрополит Московский своими проповедями призывал народ к определенному поведению и образу мышления, способствовал тому, что среди населения распространялись идеи, теоретически оформленные в государственной идеологии.

Филарет обосновал существование наследственной монархической власти в России и представил схему поведения подданных, что можно интерпретировать, как объяснение взаимодействия компонентов триады «православие, самодержавие и народность»: соотношения православия и самодержавия, православия и народности, народности и самодержавия. Святитель с разных сторон затрагивал важнейшие вопросы функционирования государства, начиная от возникновения власти, через обоснование необходимости подданных быть законопослушными, и заканчивая определением их свободы, как действия в рамках дозволенного. Московский митрополит занимал в церковной иерархии настолько важное место1, что его взгляды оказывали воздействие на российское духовенство, которое, в свою очередь, непосредственно общалось с широкими слоями населения.

Очевидно, что деятельность митрополита не могла расходиться с официальной идеологией, поскольку иначе служба на столь важном, в том числе, и государственном посту была бы для него невозможна. Тем не менее, существовала возможность оставаться в скрытой оппозиции к режиму, что, например, проявилось в отношении реформаторских идей Александра II. В александровское царствование, избегая открыто высказывать свое мнение, Филарет (Дроздов) утверждал, что духовенству надо как можно меньше вмешиваться в политическую жизнь страны, так как оно может неверно предвидеть цели правительства и проповедовать ложные идеи, в то время как его основная задача – поддерживать любые действия верховной власти2.
Таким образом, митрополит понимал свое предназначение, как проводника и толкователя действий власти. При этом политика и идеология николаевского царствования была ему понятна, поскольку нашла отражение в его проповедях.

В силу убеждения святителя в том, что он должен разъяснять народу политику верховной власти, направленной на улучшение его [народа] благосостояния, а также поддерживать все шаги правительства, его проповеди нельзя изучать в отрыве от идеологического контекста эпохи, представленного теорией «официальной народности».

Необходимость выявить мировоззрение митрополита, отраженное в его проповедях и речах в связи с распространившейся теорией «официальной народности» возникает потому, что Филарет, глубокий и выдающийся мыслитель XIX века, жил и творил в годы, когда теория появилась и стала идеологической основой Российского государства. Известно, что святитель не являлся идеологом, однако он занимал важную государственную должность и обладал большим влиянием, поэтому его взгляды могли быть востребованы обществом и властью.

Из разрозненных высказываний Филарета можно сформировать концепцию государственного устройства крупнейшего церковного и государственного деятеля XIX века в русле консервативной идеологии власти. В работах, посвященных взглядам митрополита на развитие государства, не столько исследовано его «учение», сколько представлены выдержки из высказываний святителя3, в то время как последовательные и органически связанные между собой представления Филарета (Дроздова) являются одной из интерпретаций консервативной идеологии власти, получившей в России широкое распространение как теория «официальной народности».

Отметим, что государственная власть также оказалась заинтересована в подобной интерпретации, возможно, считая ее наиболее доступной для населения, в связи с чем издавались слова и речи митрополита4. Но это не были «заказные» речи, т.к. государственное их значение не акцентировалось, отдельные мысли не подчеркивались и нигде в дальнейшем не цитировались. На наш взгляд, государство не воспользовалось в полной мере уникальной возможностью распространения и укрепления в народе соответствующих идеалов, возможно, считая их изначально присущими православным христианам. В результате, консервативное учение, сформулированное Филаретом, осталось лишь его личным взглядом на российское государство и его политическое устройство, не став обязательной и единственной концепцией. Поверхностное восприятие триады, надежно связавшее в общественном сознании церковную организацию с самодержавием, послужило одной из основ дальнейшего крушения церкви как части системы в годы революций начала XX в.

Особенностью высказываний Филарета (Дроздова) по сравнению с выдающимися светскими идеологами консерватизма являлось то, что как представитель церкви он оценивал все процессы с точки зрения православия. Хотя концепция государства в проповедях митрополита соответствует идеологии «самодержавие, православие, народность», говорить о полном отходе Филарета от мессианских идей, сопровождавших его проповеди в эпоху Александра I, нельзя. Митрополит лишь развил свою мысль в соответствии с изменением обстановки в мире. Основные постулаты остались прежними: единство человечества, свободное волеизъявление подданных, готовых охранять общими силами закон нравственности. Преобразовалась лишь доктрина «национального мессианства»5, поскольку освобожденные европейские страны оказались во власти революционных движений. В связи с изменением внешнеполитической ситуации основной задачей стало выделение России из общей массы государств, как единственной страны, существующей на Богом данных основаниях.

Митрополит считал, что европейцы не чтили и не смогли сохранить царей, «из мысли о народе выработали идол», отказались повиноваться «законной и благотворной воле царя», и потому за пределами России, «наступила тьма». Православное же государство представлялось ему горой, у подножия которой «сокрушается море»6. От идеи мессианства путем сопоставления Европы и России, Филарет пришел к мысли о противопоставлении православной России, живущей по законам Божественной воли, и Западной Европы, попирающей эти законы.

Разбирая смысл каждого из составляющих триады, а затем их во взаимосвязи, в первую очередь, обратимся к тому, как московский митрополит понимал «самодержавие», т.е. особенности режима, а также функции управляющих и подданных.

Филарет указывал на непроизвольный характер государства, как силы природы, предваряющей всякий договор и соглашение. Воспринимая власть царя, как Божественный дар, самого царя, как воплощение Бога на земле, он считал, что противоестественно передавать богоданную власть народу7. Государство мыслилось им, как некое образование, созданное по модели Царства Божия. Главой такого государства мог быть только помазанник Божий, человек, наделенный свыше правом управлять, а не административный орган, избранный по какому-либо принципу. Поскольку государство – это, с точки зрения святителя, разросшаяся семья, то царь – это образ, заменяющий отца, власть которого изначально дана Богом8.

Развивая эту мысль, Филарет (Дроздов) уточнял, что Бог создал монарха по примеру своего единоначалия, и даровал ему самодержавную власть по аналогии со своим «вседержительством», тем самым обосновывалось существование единоличной власти царя. Наследственность же власти митрополит связывал с тем, что само царство Божие является вечным9, т.е. наследственность является принципом передачи власти от смертного помазанника Божия.

Поддерживая идею государственного прогресса, святитель считал главной силой, определяющей прогрессивной развитие общества, – Бога. Это убеждение, как и многие другие утверждения митрополита на государственное устройство, было продиктовано его принадлежностью к православной церковной иерархии. Подобные, очевидные и не требующие доказательств для представителя церкви, взгляды, отличают митрополита от светских консерваторов.

Связь между церковной проповедью и государственным режимом понималась Филаретом только в смысле поддержки этого режима. В таком, казалось бы, подчиненном положении церкви и ее представителей, святитель не видел ущемления прав церкви, проповедуя, что польза – это лишь побочный результат их взаимодействия. Церковь, с его точки зрения, не боится остаться без покровительства, но проповедует почтение к царю «по чистой обязанности»10. Это, впрочем, не означает соподчинения или взаимной гармонии властей. С точки зрения святителя в царствование Николая I происходило излишнее ущемление прав церкви, самих иерархов, вмешательство в дела, подлежавшие их ведению. В том числе митрополит был недоволен усилившейся властью обер-прокуроров. Церковь как институт Филарет хотел бы видеть самостоятельной и независимой, довлеющей над государством, в чем, по нашему мнению, проявился церковный традиционализм митрополита, его стремление видеть Православную Российскую Церковь в том состоянии, которое было ей свойственно в древний период.

Однако государство не упускало момент извлечь из указанного Филаретом «содружества» пользу. Православие по своей сути могло играть роль государственной идеологии. Его, однако, использовали лишь как противовес революционным идеям, в борьбе с которыми и были использованы представления митрополита о власти. В открытой полемике с революционными идеями митрополит Московский не участвовал, однако именно ему было поручено редактирование статей, написанных в опровержение заграничных публикаций А.И. Герцена.

29 декабря 1858 г. Н.В.Елагин, член санкт-петербургского цензурного комитета, в частном письме сообщил Филарету (Дроздову), что ему известно о намерении митрополита принять участие в издании, направленном против взглядов Герцена. Целью публикации являлось разоблачение «ясным и убедительным словом коварных замыслов Герцена, направленных к ослаблению религии, к низвержению государей и порядка и к господству страстей»11. Нам представляется, что Филарету не случайно предложили рассмотреть статьи, поскольку его взгляды соответствовали государственной идеологии. Основные идеи авторов «опровержения» заключались в том, что человеку от сотворения мира присуще понятие о собственности, народ естественным образом принимает власть меньшинства12, а социальные теории не принесут благосостояния народу. В основе мировоззрения иерарха лежало характерное для высшей светской и духовной бюрократии представление о первенствующей роли интересов государства. Таким образом, взгляды, обусловленные принадлежностью Филарета к церковной иерархии, отражали интересы верховной власти. Так на практике выглядело взаимодействие власти и церкви в одном из его проявлений.

«Православие». Именно православное государство оказалось единственным, которому благоволит Бог. Православие – это то, что учит людей жить праведно, почитать царей, значит, жить богоугодно. Следуя логике митрополита, приходим к выводу, что православие населения обеспечивает существование в России самодержавного режима.

Филарет считал, что Россия – единственное в мире государство, пользующееся покровительством Бога, за счет благочестия ее населения и самодержавного строя. Следуя проповедям святителя, получается, что именно существование в России православия и самодержавия спасало ее народ от потрясений, свойственных европейским государствам 1830-1840-х гг. В одной из своих проповедей он отмечал, что у «некоторых народов» возникла «новая мудрость», которая «вековыми трудами государственной мудрости обработанные и усовершенствованные государственные установления находит не только требующими исправления, но совсем негодными, и хочет все переломать и перестроить»13. Но этой «новой мудрости» митрополит Московский отказывал в конструктивном начале, поскольку она не обладала, на его взгляд, главным качеством – благоговением к Богу, к тому же она не несла мира, кротости и других важных для человечества качеств. Она не дана свыше, а имеет земное происхождение, и потому «бесовска»14.

Место служителей культа было раз и навсегда определено митрополитом, как связующее звено между режимом (самодержавием) и народом. Участие Филарета (Дроздова) в реформе 1861 г., когда он редактировал текст манифеста об освобождении крестьян, обуславливалось не его личными убеждениями, соответствующих целям реформы, а уверенностью в необходимости поддерживать волю монарха. Незадолго до проведения реформы он писал: «Вопрос о крестьянах, темный, спорный, неразрешенный, не позволяющий еще предвидеть, какое будет решение, таков, что о нем только по необходимой обязанности говорить можно, и то с большою осторожностью». Митрополит утверждал, что «мы [священнослужители] имеем долг наставлениями поддерживать в подданных верность и преданность к Благочестивейшему Государю, для сего прилично сказать в проповеди, что он печется о возвышении, благосостоянии всех сословий, не исключая и низших»15. Не предугадав действий правительства, духовенство, с точки зрения митрополита, напрасно бы сошло с церковной дороги, чтобы оступиться на «политическом поприще». Таким образом, через посредство священнослужителей взаимодействовали сразу три компонента консервативной триады.

«Народность». Говоря о подданных российского самодержца, Филарет имел в виду объединенных религией, законами, языком, обычаями граждан одной страны. Они, с точки зрения митрополита, должны были быть едины в своем служении власти, что для него означало то же, что государству. Митрополит призывал паству: «Каждый в деле своего звания, в земледелии, в ремесле, в художестве, в торговле, в царской и общественной службе, да обращается честно, предпочитая своей пользе пользу общую»16. Убеждение, что общественное благо ценится выше, чем индивидуальная выгода, является типичным для консервативной идеологии, и стало основополагающим элементом «нормального» функционирования государства, как его понимал святитель.

Государство, с точки зрения Филарета, являлось союзом свободных нравственных людей, отдающих часть свободы во имя нравственного закона. Признавая наличие у человека свободы, он призывал паству: «Возлюбим свободу христианскую, свободу от греха, от страсти, от порока, свободу охотно повиноваться закону и власти, и делать добро Господа ради, по вере и любви к нему»17. Ценности, присущие консервативному мировоззрению, не были чужды митрополиту Московскому, хотя он и понимал их в контексте религиозных представлений. Он считал, что благо большинства всегда более значимо, чем выгода для незначительной части общества, однако, в связи с его принадлежностью к господствующему вероисповеданию в России интересами большинства становилось благо православного населения. В результате такого понимания постулата не только ограничивались интересы, но и притеснялись права лиц других вероисповеданий.

Митрополит укреплял в прихожанах не только почтение к власти, но также повиновение и готовность к жертвам, т.к. ослабление повиновения «ослабило бы основание общества»18. Он считал, что необходимость повиновения даже не требует доказательств, поскольку в любом обществе есть власть, без которой любое общество будет «неустроенным»19. Получалась простая схема: общество нуждается во власти и потому подчиняется ей. Нарушение этого правила должно было привести к крушению власти и общества.

Российские подданные, с точки зрения святителя, объединены не этнической принадлежностью, не территорией проживания, а верой и благоволением к ним Бога, поскольку живут по его законам и чтут царя. Повиновение верховной власти становилось их основной задачей, и Филарет призывал паству повиноваться свободно, без принуждения: «Повинуйтесь, и пребывайте свободны»20. Вера оказывается единственной силой, которая способна вести общество через повиновение власти и любовь к царю к благосостоянию21. Таким образом, основная задача общества, повиновение, выполняется только при условии православного вероисповедания членов общества.

Консервативная идеология власти, это не только обоснования существующего режима, но и политики верховной власти. В связи с этим, значение имели не только присущие России самодержавный строй, православная вера, но и поддержка режима населением, в обмен на что правительство должно проводить политику, направленную на улучшение общественного благосостояния. Именно такую схему функционирования государства и представлял Филарет (Дроздов), чтобы царство земное уподобилось царству небесному, считая Россию наиболее близкой к идеалу22.

Рассматривая взгляды Филарета (Дроздова), мы встречаем все составляющие элементы теории официальной народности во взаимосвязи, как их понимал святитель. По его мнению, самодержавие являлось основой существования государства, гарантирующего общественного благосостояние. Опорой самодержавия было православие, та религия, которая убеждала население государства подчиняться существующему режиму, а также гарантировала благоволение Бога.

Приоритеты для митрополита, однако, были расставлены вполне однозначно. Главной созидающей силой являлось православие. Самодержавие становилось его производной, освященной и благословенной. С его помощью функционирует весь государственный организм. Понятие народности мыслилась им, как совокупность носителей богоугодной религии, обеспечивающая существование государства. Народность составляет государство, но, в отличие от возможного светского понимания народности, как лиц одной национальности (русских) или всей совокупности подданных, для Филарета это непременно общность православных. С государственной точки зрения такая интерпретация была недопустима, поскольку одной из важнейших задач николаевского царствования являлось «создание» образцовых преданных власти подданных. В мировоззрении митрополита не нашлось места многоконфессиональной структуре государства.

Поскольку сюжеты своих проповедей он выбирал сам, можно считать, что это личный взгляд святителя на государственное устройство, который во многом совпал с концепцией управления верховной власти, но не был ею использован. Возможно, невостребованность его высказываний связана и с тем, что он не учел наличия в растущей империи неправославного населения. Так или иначе, высказывание же святителя о том, что «единство веры есть важное подкрепление единству народности, и оба сии единства вместе имеют важное отношение к силе Государства»23, могло бы стать расширенным толкованием смысла триады «самодержавие, православие, народность». Таким образом, с точки зрения митрополита, через веру люди осознавали себя представителями единого народа, единой нации, чьи права и свободы реализуются в рамках единого государства – России.

Не отдавая Филарету пальму первенства в формировании консервативной идеологии, остановимся на отличиях его концепции от взглядов современных ему светских консерваторов. Несмотря на то, что светские консерваторы также как и святитель говорили о православии, в том числе, и православии как специфическом качестве русского народа, они, даже имея в виду догматы, не подходили к вопросам с богословской точки зрения. Для митрополита православие – это первооснова, которая порождает самодержавие как приемлемую форму правления и дает Божественное покровительство народу, его исповедующему.

Различая религиозный и светский консерватизм, мы говорим не о религиозности авторов как таковой, а об интерпретации канонов и устоев православной церкви, как идеологической системы, структуры, организации. Т.е. не степень и качество воздействия имеют значение, а, скорее, восприятие, понимание, осмысление. Филарет в силу своего образования и принадлежности к духовному сословию, а равно и занимаемой должности имел не столько систему взглядов, сколько сформированное мировоззрение, даже, скорее, мироощущение. В этом восприятии мира нет места компромиссу между светской и церковной компонентой, поскольку «светское» для митрополита элемент привнесенный, а сам он существует внутри «церковного».

Проповеди митрополита Московского – это образец религиозной консервативной мысли, обращенной к осмыслению не только церковных процессов, но и государственных. Не разъясняя формально смысла известной триады «православие, самодержавие, народность», фактически митрополит являлся популяризатором консервативной идеологии, подробно излагая необходимость существования наследственной монархии в России, свободного подчинения подданных волеизъявлению верховной власти, обусловленных религиозной принадлежностью россиян – православным вероисповеданием.

1 Он являлся вторым лицом в церковной иерархии после митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского. Однако это положение было формальным, фактически за время его управления Московской епархией сменилось несколько Новгородских преосвященных, из которых авторитетом пользовались далеко не все, многие были младше Филарета (Дроздова), а некоторые являлись в прошлом его учениками или подчиненными.

2 Письма московского митрополита Филарета к покойному архиепископу тверскому Алексию. 1843-1867. М., 1883. С 194.

3 Назаревский В.В. Государственное учение Филарета митрополита московского. Изд. 2-е, доп. М., 1885; Христианское учение о царской власти иоб обязанностях верноподданных. Мысли вкратце извлеченные из проповедей Филарета митрополита Московского. Собрал П. Кременецкий. М., 1888.

4 См., например: Слова и речи синодального члена Филарета, митрополита московского. Изд. 2., доп. Ч. 1-2. М., 1848; Слова и речи синодального члена Филарета, митрополита московского. Собр. 2-е. Ч. 3. М., 1861; и др.

5 Зорин А. Кормя двуглавого орла… Литература и государственная идеология в России в последней трети XVIII – первой трети XIX века. М., 2001. С. 264.

6 Слово на день рождения Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича. 25.06.1848 // Слова и речи синодального члена Филарета, митрополита Московского. Собр. 2-е. М., 1861. Ч. 3. С. 226.

7 Слово в день торжественного Венчания и священного Помазания на царство Благочестивейшаго Государя Императора Александра Павловича, говоренное в Московском Успенском Соборе, сентября 15 дня, 1821 года // Слова и речи синодального члена Филарета, митрополита Московского. Изд. 2., доп. М., 1848. Ч. 2. С. 134.

8 Христианское учение о царской власти и об обязанностях верноподданных. С. 4.

9 Слово в день рождения Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича. 25.06.1851 // Слова и речи синодального члена Филарета, митрополита Московского. Соб 2-е. М., 1861. Ч. 3. С. 252.

10 Слово в день Тезоименитства Благоверного Государя Наследника Престола, Цесаревича, Великого Князя, Александра Николаевича, говоренное в Успенском Соборе, Августа 30 дня, 1832 // Слова и речи … М., 1848. Ч. 2. С. 194.

11 Письма духовных и светских лиц, к митрополиту Московскому Филарету (с 1812 по 1867 гг.), изданные с биографическими сведениями и пояснительными примечаниями А.Н. Львовым. СПб., 1900. С. 507.

12 Искандер-Герцен. Берлин, 1859. С. 18, 21.

13 Слово в день Тезоименитства Благочествиейшего Государя Императора Николая Павловича. 6.12.1848 // Там же. С. 232.

14 Там же. С. 233.

15 Письма московского митрополита Филарета к покойному архиепископу Тверскому Алексию… С. 194.

16 Слово на день рождения Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича. 25.06.1848 // Слова и речи… М., 1861. С. 227.

17 Слово в день рождения Благочествийшего Государя Императора Николая Павловича. 25.06.1848 // Там же. С. 255.

18 Слово в день коронования Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича, говоренное августа 22 дня, 1836 года // Слова и речи… 1848. Ч. 2. С. 181.

19 Будучи сторонником государственного единства, Филарет воспринимал и восстание декабристов, и восстания в Польше, как мятеж против Богом утвержденной власти и против самого Бога.

20 Слово в день рождения Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича. 25.06.1851 // Слова и речи… М., 1861. С. 252.

21 Слово в день коронования Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича, говоренное августа 22дня, 1836 года // Слова и речи… Ч. 2. М., 1848. С. 181-182.

22 Христианское учение о царской власти и об обязанностях верноподданных. С. 51.

23 Слово в день восшествия на Всероссийский престол Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича. 20.11.1850 // Слова и речи синодального члена Филарета, митрополита Московского. Собр. 2-е. М., 1861. Ч. 3. С. 250.





Похожие:

О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» iconИ. В. Куклина Актуальность темы
Епархиальная практика и церковно-государственная деятельность московского митрополита Филарета (Дроздова). 1821-1867 гг
О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» iconИ. В. Куклина Актуальность темы
Епархиальная практика и церковно-государственная деятельность московского митрополита Филарета (Дроздова). 1821-1867 гг
О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» iconО. М. Журавлева Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам
Управление подчиненным епархиальному архиерею духовенством со стороны Филарета (Дроздова) по его неофициальным письмам
О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» iconТеория официальной народности
Три основных течения: консервативно-охранительное, либеральное (западники и славянофилы) и радикально-демократическое
О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» iconТеория официальной народности
Три основных течения: консервативно-охранительное, либеральное (западники и славянофилы) и радикально-демократическое
О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» iconМетаистория Второй мировой войны и ее преломление в русской литературе
Господь дарует нам победу – послание митрополита Сергия Московского в день Всех Святых в земле российской просиявших (от 22 июня...
О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» icon1. Служение митрополита Макария Московского. Макарьевские соборы 1547 и 1549 годов. Подготовка и проведение Стоглавого собора 1551 г
Учительный подвиг Стоглавого собора. Канонизация святых Русской Православной Церкви
О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» iconУчение о пастырстве у митрополита Вениамина Федченкова
Русской Православной Церкви митрополита Саратовского и Вельского Вениамина (в миру – Ивана Афанасьевича Федченкова)
О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» iconДоклад митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, Председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата по вопросам взаимоотношений с Русской Зарубежной Церковью и Старообрядчеством
Особой темой для рассмотрения на настоящем Соборе являются значительные изменения, которые произошли за последнее время во взаимоотношениях...
О. М. Журавлёва Проповеди митрополита Московского Филарета (Дроздова) и теория «официальной народности» iconДокументы
1. /Журавлева/Спр_свед.doc
2. /Журавлева/краеведение.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов