Карл Шмитт icon

Карл Шмитт



НазваниеКарл Шмитт
Дата конвертации28.08.2012
Размер61.98 Kb.
ТипДокументы



Карл Шмитт

Море против земли1




(перевод с немецкого Ю. Ю. Коринца)


Давно и прочно в человеческом толковании истории укоренился взгляд, согласно которому противоречие морских и сухопутных держав – это мотор и главное содержание всемирной истории. Войны между Афинами и Спартой, Карфагеном и Римом являются знаменитыми примерами из классической истории. В позднем Средневековье республика Венеция играла свою великую игру между тогдашними тронами и державами. Самый известный французский специалист по военной науке, адмирал Castex, основывает всё своё учение на формуле: la mer contre la terre. Популярные сравнения изображают борьбу кита с медведем, мифические образы повествуют о большой рыбе, Левиафане, и его борьбе с большим сухопутным зверем, Бегемотом, Быком или Слоном. Еврейские каббалисты Средневековья – среди них познавший мир Абраванель – сделали важное дополнение к этим изображениям, - они говорили, что оба великих зверя убивают друг друга, евреи же наблюдают за этой битвой и едят мясо убитых животных.

В этот контекст часто помещают и войны Англии против держав европейского континента, против Испании, Франции и Германии. Конечно, здесь существует много параллелей. Но в большинстве случаев при этом не обращается внимания на нечто существенное. Это поворот, который английская политика совершила в 16 – 17 веках и который в своей сердцевине означает нечто особенное и неповторимое. Содержанием этого поворота не является просто политическое решение сконцентрировать все силы на море. Поворот, совершённый тогда Англией, был скорее в собственном смысле слова стихийным, элементарным поворотом от суши к морю и изменением и преобразованием сущности и субстанции самого английского острова.

Есть много островов, и, употребляя общее географическое понятие, мы ещё ничего не объясняем. Сицилия также остров, как и Крит или Ява или Япония. С островным положением может соединяться изобилие противоречивых судеб и процессов. Французский писатель мифологизировал жизнь Наполеона с точки зрения острова: он корсиканец, воевал с Англией, был сослан на Эльбу и умер на острове Святой Елены. Сама Англия была островом на протяжении тысяч лет, и при Юлии Цезаре, и при Альфреде Великом, во времена Ричарда Львиное Сердце и во времена Орлеанской Девы. В чём же заключается сущность вопроса и существенное своеобразие внутри такого рода изобилия исторических возможностей? В противоположности стихий, или элементов моря и земли; в том, что можно рассматривать остров в противоположных аспектах обеих этих стихий, а именно или как отколовшуюся от суши часть земли или как принадлежащую морю часть моря.

В общем и целом наша фантазия целиком определяется сушей. По крайней мере, в своём мышлении и языке человек – сын земли. Планету, на которой он обитает, он с большой очевидностью именует «Земля».
Когда мы образовываем свои понятия, мы большей частью неосознанно стоим на суше и смотрим на море со стороны земли. Корабль в океане – это «плавающая часть государственной территории», военное судно – это «плавающая крепость». Остров представляется нам территорией, окружённой морем словно рвом. Мы говорим «морские дороги» (“Meeresstrassen”), что является довольно наивным перенесением сухопутных дорог на совершенно иную стихию, совершенно другой элемент, в то время как мы, например, говорим уже не о воздушных дорогах, а о воздушных линиях. Другая возможность – рассматривать сушу и отношения на земле с точки зрения моря – редко осознаётся нами, хотя именно море покрывает большую часть поверхности нашей планеты. С точки зрения моря не море является частью земли, но земля – это часть моря, и нужно было бы говорить не о картине земли, а о картине моря. Это звучит странно, но может послужить нам в том, чтобы понять возможность, которая стала политической действительностью. Ибо народ может переместить свою общую экзистенцию в стихию моря, породниться с морем.

Англия в период правления королевы Елизаветы таким образом сделала выбор против суши и в пользу моря. Не принятое после долгого лавирования и колебаний решение в пользу католицизма или протестантизма или решение в пользу абсолютизма или парламентаризма, но это в истинном смысле слова элементарное решение в пользу моря является внутренней сердцевиной тогдашнего исторического свершения. Этот процесс нельзя сравнить ни с одним прежним событием всемирной истории, поскольку он был составной частью планетарной революции пространства и пришёлся на ту эпоху, когда народы Европы начали извлекать практические выводы из факта вновь открытого мира для нового распределения и нового порядка планеты. Нельзя представлять себе это решение Англии в пользу моря как планомерное действие одного или многих отдельных людей. Носителями элементарного, стихийного поворота были новые, раскрепощённые из народной силы тогдашних Франции, Голландии и Англии, ринувшиеся на борьбу с католической мировой державой Испанией энергии, которые, в конце концов, все слились в Англии и все достижения которых Англия унаследовала. Деяние осуществили каперы, частные люди, корсары, пираты, морские нищие, флибустьеры и как там ещё именуются все эти пёстрые образы этой удивительной эпохи. Они были действительно тем, кем себя сами именовали: Privateers (частные, приватные люди), и они действовали приватно, на собственный страх и риск в самом опасном смысле слова. Английское правительство более ста лет по положению дела использовало их, воздавало им почести, наделяло высокими должностями и возводило в рыцарское сословие или же отказывало им в поддержке, арестовывало и вешало их. В любом случае они были политически чем-то другим, чем опустившийся до простого криминала морской разбойник следующего 18 века, которого ещё прославляет лишь ни о чём не подозревающий романтизм. Это те, кто, по словам английского издателя «Истории пиратства», сделали Англию из бедной страны богатой страной, кто подавили самого опасного врага Англии и – что английский автор ясно подчёркивает как самое важное – вывели «расу выносливых и твердых моряков», без которых английская мировая империя не могла бы ни возникнуть, ни устоять. Но важнейший результат их деяний для нас не богатство Англии и её заокеанской империи, но сущностное изменение английского острова. Он становится теперь не отколовшейся частью европейской суши, а частью мирового океана.

Отныне больше нельзя рассматривать этот остров как часть европейского континента. Он расторгнул свой брак с континентом и заключил новый брак с океаном. Если мне будет позволено так выразиться, теперь он поднимает якорь и отдаляется от берега. Из части земли он становится кораблём или даже рыбой. «Дети льва превратятся в морских рыб», - как говорится в одном средневековом пророчестве; мифический образ огромного кита, Левиафана, становится реальностью, а именно совсем иначе, чем его сконструировал теоретик государства Гоббс в своей книге о Левиафане. Гоббс именует Левиафаном государство. В действительности Англия вследствие своего решения в пользу стихии моря как раз стала не государством. Государство осуществилось на европейском континенте, в то время как море стало свободным от государств, не стало государственной территорией. Море и земля находятся теперь рядом друг с другом как два отдельных мира почти без связей. И страны Европы представляются англичанину только в аспекте моря. Что такое Испания? – спрашивает Эдмунд Бёрк и даёт такой ответ, которого не могла бы изобрести ни одна фантазия континентального европейца: Испания – это выброшенная на побережье Европы рыба-кит.

Последняя последовательность превращения в существо моря – это возможность исхода за океан, точнее, поскольку и «исход» уже является представлением, образованным с точки зрения суши, способность в случае необходимости отплыть в другую часть света. Сегодня эта возможность ощутима. Но эта мысль возникла впервые не в годы войны 1939-1941 в Англии, пусть она конечно только в отчаянии современного положения войны обрела практическое значение и привлекает всеобщий интерес. О возможности просто переместить метрополию и правительство всей империи, говорили уже давно. Почти сто лет тому назад, в 1847 году, Дизраэли – Абраванель 19 века – сказал в своем романе «Танкред»: «Пусть английская королева снарядит большой флот; пусть она возьмёт с собой всю свою свиту и все правящее сословие и перенесет свою имперскую резиденцию из Лондона в Дели. Там она найдет огромную готовую империю, первоклассную армию и большие постоянные доходы».

Мы можем ожидать этого без опасений. Развитие техники, новые орудия войны на море и покорение воздушного пространства создали совсем новое общее положение. Ситуация 16 и 17 веков, когда Англия могла сыграть свою свадьбу с морем и обосновать своё мировое господство в отношении европейского континента, давно преодолена. Море больше не является элементом, стихией, но оно стало пространством, как и воздух стал пространством человеческой активности и осуществления господства. Современная революция пространства значительнее и глубже чем революция пространства 16 и 17 веков. Поэтому она также глубоко изменит возникшее в прежнем планетарном перевороте и обоснованное в нём распределение земли. Новые силы проведут в жизнь новый порядок, который будет охватывать не только сушу и море, континенты и океаны, новые силы покорения пространства включат и воздушное пространство в сферу человеческого порядка. Тем самым время Левиафана, то есть отрезка истории господства, направленного против земли, возведённого на стихии моря, закончилось. Скоро это станет историческим воспоминанием, только лишь эпизодом великой истории народов. И мы будем рассказывать нашим внукам предание о мировой империи Левиафана.

Карл Шмитт 1941 год

перевод с немецкого Ю. Ю. Коринца



1 Cтатья вышла впервые в журнале “Das Reich” 9. 3. 1941.





Похожие:

Карл Шмитт iconАртамошин Сергей Викторович (Брянск) Карл Шмитт: вехи жизни и творчества
В унисон с ним, но не в его рядах, действовали и другие консервативные теоретики. Одним из них был видный немецкий юрист и политический...
Карл Шмитт iconКарл Шмитт
Государство как Целое предстает большим, искусно сконструированным, целесообразным механизмом, хорошо функционирующей машиной под...
Карл Шмитт iconКорниенко юрий Васильевич, с 1984 года капитан-директор тр «Карл Либкнехт»
Тр «Карл Либкнехт» Севрыбхолодфлота. Родился в 1946 году, образование высшее. Работал помощником капитана на судах срхф, старшим...
Карл Шмитт iconВ 1708 году шведский король решил движением через Смоленск на Москву покончить с Петром I одним ударом. Но прельстившись обещаниями гетмана Мазепы, Карл XII повернул на Украину
Мазепы, Карл XII повернул на Украину. Гетман Украины Мазепа переметнулся на сторону Карла XII осенью 1708 года. Однако привести шведскому...
Карл Шмитт iconКарл-Фердинанд фон грефе

Карл Шмитт iconЭрик-Эммануил Шмитт. Оскар и Розовая дама
Сразу же предупреждаю: сам я писать терпеть не могу. Только если заставят! Потому что ненавижу все эти закорючки, фестончики, росчерки...
Карл Шмитт iconДокументы
1. /Хэгерманн.Карл Великий.doc
Карл Шмитт iconДокументы
1. /Карл Маркс - Немецкая идеология.doc
Карл Шмитт iconДокументы
1. /Вебер Карл Мария фон.doc
Карл Шмитт iconДокументы
1. /Карл Мангейм Идеология и утопия.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов