Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск icon

Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск



НазваниеРабота со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск
Дата конвертации28.08.2012
Размер123.72 Kb.
ТипДокументы


РАБОТА СО СНОВИДЕНИЯМИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ


Э.Э. Аскандарова , психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск.

esina@mail.ru

www.viaregia.narod.ru


This work is about difficulties of young psychologist in dream work and ways of an escaping from client’s traps using methods of gestalt-therapy.


Процесс сновидения - это спонтанное самопознание, в котором присутствуют почти все признаки интеллекта: мышление, образность, символизм, повествовательность, память, анализ и синтез информации. Это жизнь внутри жизни, во время которой человек получает из собственного подсознания загадочные послания на языке символов и метафор. Изучение их открывает замечательный доступ, “ключ” к пониманию самого себя. Другая плоскость исследования сновидения открывается в психологическом консультировании, когда рассказанное сновидение – это своеобразное послание клиента терапевту. То, что клиент не может сказать, парадоксальным образом перерабатывается и вплетается в сюжет сновидения.


^ НЕЙРОФИЗИОЛОГИЯ СНА. ЭНЕРГЕТИКА СНА

Работа мозга, как и множество иных параметров жизнедеятельности организма, изменяется во время сна, и носит различный характер в отдельные фазы сна. Организм осуществляет переход на совершенно иной уровень энергообмена. Количество энергии, теряемой во время усредненного семичасового сна, равно 455 ккал, что соответствует приблизительно четырём часам работы человека, занимающегося умственным трудом (106 ккал в час) или немногим больше двух часов работы промышленных рабочих (200 ккал в час).


^ СТРУКТУРА СНА

  1. Для погружения в сон необходимо, чтобы активная деятельность мозга, связанная с возбуждением (режим бетта-волн головного мозга) сменилась альфа-активностью, которая характерная для деятельности мозга в состоянии покоя [1].

  2. При погружении из покоя в состояние поверхностного сна (дремоты) на электроэнцефалограмме (ЭЭГ) появляются тетта-волны с частотой 3-7 колебаний в секунду. Пока на ЭЭГ есть альфа-ритм, контакт с реальностью сохраняется. Иногда утрата контроля над мыслями сопровождается появлением гипнагогических (“вводящих в сон”) галлюцинаций. Эти галлюцинации не относят к психотическим состояниям, чаще всего они возникают при перегрузке мозга большим объемом противоречивой информации на фоне переутомления. Имеют большое сходство со сновидениями, однако для них характерна меньшая эмоциональная окрашенность и последовательность.


  3. Следующая фаза - засыпание – характеризуется появлением на энцефалограмме сонных веретен (12-14 колебаний в секунду) и высокоамплитудного К-комплекса.

  4. Затем следует сон средней глубины (сигма-волны с частотой 0.5-2.5 колебаний в секунду) и дельта-ритм, занимающий менее 50 % фазы. Третья и четвёртая фазы в совокупности образуют дельта-сон.

  5. Глубокий медленный сон наступает через 60-90 минут после засыпания. Дельта-активность занимает более 50 % времени. Полностью исчезают сонные веретена и К-комплекс.

  6. Фаза быстрого сна. Если не знать, что человек спит, и рассматривать только его энцефалограмму, то по одним этим данным невозможно отличить бодрствующего человека, занимающегося активной деятельностью, от спящего в быстрой фазе сна. Фазу быстрого сна также называют «парадоксальной», REM или БДГ - фазой (от англ. rapid eyes movements - быстрые движения глаз, феномен, характерный именно для этой фазы). При мышечном параличе тела (т.н. “сонный паралич”) глаза как бы «следуют за картиной сновидения», совершая быстрые движения. Деятельность головного мозга полиморфна и представлена низкоамплитудным ритмом, характерным для дремоты, и бетта-волнами, характерными для активного бодрствования (т. н. режим “бей-беги”).


^ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ПАРАДОКСАЛЬНОЙ ФАЗЫ СНА

За усредненное время ночного отдыха (8 часов) на долю REM - сна приходится примерно полтора часа, которые состоят из четырех или пяти "БДГ - периодов", длительностью от 5 (первый период) до 45 минут (к концу ночи). В это время человек спит и видит сновидения. Физиологическое сексуальное возбуждение предшествует любому сновидению вне зависимости от сюжета. В биохимической регуляции сна задействовано не одно биологически активное вещество и не одно образование. В это время в нейронах, расположенных у основания мозга, возникает беспорядочная активность, сопровождаемая массовым выбросом большого количества биоактивных веществ. В этот момент на клеточном уровне происходит «поддержание нейрональной сети, восстановление нарушенной циркуляции, точно так же, как каждую ночь поддерживается сеть коммуникаций в метро» [2].
^

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ФАЗЫ МЕДЛЕННОГО СНА


Особенностью психической активности фазы медленного сна (ФМС) является своеобразная психическая деятельность, напоминающая мысли и воспоминания – так называемое “концептуальное мышление”. Психическая активность мозга присутствует, но при этом нарушается запоминание переживаний вследствие дезорганизации, дезориентации и нарушения интеграции сенсорных систем. И хотя психическая активность мозга во время ФМС существует в форме, недоступной для извлечения сознанием, она сказывается на осознаваемой психической деятельности. Сноподобные визуальные картины менее ярки, чем в фазе быстрого сна. Мышление “левополушарное”: конкретное, реалистичное, зачастую отражает реальные события дня, т.н. “дневной осадок” по З. Фрейду [2].

Психическая деятельность менее длительна. При пробуждении в фазе дельта - сна наблюдается недооценка реального времени сна, вплоть до отрицания сна.

Среди нарушений в фазе дельта-сна преобладают снохождения, сноговорения и ночные кошмары (incubus attack) [1].


^ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ РАБОТА СО СНОВИДЕНИЯМИ

Отношение к сновидению с давних времен было почтительное. В древней Греции существовало 400 храмов Эскулапа*, где молящиеся оставались спать на полу, завернувшись в окровавленную шкуру животных среди священных змей. Целью такого акта, который назывался инкубацией, было увидеть сновидение, приносящее исцеление.

Исследования современных психологов, психиатров и нейрофизиологов говорят о том, что зачастую выход из затруднительной ситуации находится при ослабленном контроле Ego и переработке информации с помощью образов, символов и знаков во время парадоксальной фазы сна.

Сновидение – это не только ”Via regia” (королевская дорога) в бессознательное (по меткому выражению З. Фрейда). Если использовать метафору дороги, то на ней двухстороннее движение: из бессознательного поступает материал, который по каким-то мотивам психики требует осознания. При рассказывании сновидения человек идёт навстречу и восстанавливает обратную связь со своим внутренним миром. У истоков цивилизации работой со сновидениями занимались специально обученные жрецы и шаманы. Уже 3000 лет до н. э. в Месопотамии жрецы толковали сновидения и даже применяли их с терапевтической целью [2].

Сегодня эту нишу в обществе занимают психотерапевты и психологи. Умение сопроводить клиента от осознания поверхностной структуры (сюжета) сновидения к глубинному, зачастую парадоксальному смыслу, требует от специалиста особых навыков.

Первая ловушка на пути -

^ Манипулятивный запрос

Клиент (оживлённо): «Скажите, что означает это сновидение?»

За внешней заинтересованностью клиента могут стоять высокий уровень тревоги, который вполне уместен на начальных стадиях консультирования, а также страх оценки.

Скрытый смысл такой манипуляции - провокация терапевта на оценку его внутреннего мира. При этом сам человек может глубоко страдать от оценок окружающих, быть зависимым от мнения значимых или любых людей. Он как бы «тестирует» терапевта, проверяя: «Будешь ли ты меня принимать или судить/оценивать?» Он приглашает терапевта вступить в интеллектуализацию вместо открытого эмоционального контакта. Такая плоскость взаимодействия привычнее для него, и это именно то, что так надоело, набило ему оскомину в повседневной жизни. Если терапевт «ведётся» и начинает послушно оценивать, интерпретировать сновидение, исходя из своих убеждений, клиент может поздравить себя с успешным завершением провокации.


*Древнегреческий бог врачей и врачебного дела. Прототипом был реальный человек.


Кроме того, здесь есть ловушка подмены смысла, когда терапевт (исходя из самых благих намерений, человек-то просит!) начинает объяснять, что это значит, исходя из личностного опыта, т.е. занимается проецированием своего внутреннего мира на сюжет сновидения клиента. Таким образом, происходит подмена опыта клиента опытом терапевта. Вместо контакта двух личностей получается контакт терапевта со своими проекциями.

Слушая оценки терапевта, клиент находит подтверждение своим опасениям по поводу того, что терапевт – это всего лишь еще один новый судья, выносящий «приговор» в виде диагноза на непонятном, «птичьем» языке. А раз так, есть ли смысл повторять и без того болезненное взаимодействие, которое явилось причиной обращения за помощью? Посетив такую консультацию, клиент получит всего лишь еще один опыт «наступания на грабли».

Для терапевта важно не поддерживать привычное патологическое взаимодействие, а предоставить клиенту более привлекательную альтернативную модель общения в диаде (если это индивидуальное консультирование), или в группе (которая в таком случае будет микромоделью общества).

В поисках «здоровой» модели взаимодействия полезно обратиться к самым истокам жизни человека, когда он еще не обучен быть закомплексованным. Безусловному принятию можно поучиться у маленьких детей, которые любят не «потому что», а просто за то, что ты есть.

Приобретая опыт принятия терапевтом, клиент может усваивать его и проецировать на свой внутренний мир. «Если он меня принимает, стало быть, я достаточно хорош». Эта модель принятия значимым другим может послужить толчком для безоценочного принятия самого себя. Переход от суждений и оценок, зачастую негативных, к эмоциональному восприятию даёт возможность открыто посмотреть на самого себя, удивиться, восхититься и даже влюбиться в себя. А влюблённость, как известно, может перейти в долговременное чувство. Таким образом, безоценочное принятие терапевта – благодатная почва для взращивания любви к себе. Получение совместного удовольствия от проживания психотерапевтического опыта является мотивирующей силой, дающей надежду и пример того, какой увлекательной может быть жизнь и общение с другими людьми и с обществом.


^ Выход из ловушки

В первую очередь, осознавание ситуации, уровень которого можно повышать на индивидуальной очной или заочной супервизии или при долговременном посещении терапевтических и \ или супервизорских групп.

Терапевт может сказать такому человеку следующее: «^ Вместо того, чтобы объяснять вам, что это значит, мне интереснее вместе с вами поискать смысл вашего сновидения». Можно обратиться со встречным метафорическим посланием и сравнить сновидение с произведением искусства. «Вы как бы показываете мне картину, которую нарисовали сами, и спрашиваете: «Что на ней нарисовано?» Лучше всего на этот вопрос сможете ответить именно Вы, а я помогу Вам».


Ловушка вторая - созависимости

«Тётенька, сделайте меня счастливой»

Клиент обращается примерно со следующими словами (интонация жалобная или полное отсутствие эмоциональных модуляций): «Скажите, что же мне делать? (со сновидением, настроением, жизнью…)». Он просит совета. Эта ловушка может являться частью первой или её логическим продолжением. Если прислушаться к своим чувствам в этот момент (сложно переоценить навык осознавания своих чувств в терапевтическом контакте!), то можно словить контрпереносные проявления: желание опекать, заботиться как о ребёнке. Сам человек может показаться в этот момент каким-то маленьким, говорить «детским» голосом. Клиент, чаще всего с выученной беспомощностью, как бы даёт понять: «Да, действительно, я не могу разобраться со своей жизнью. Зато Вы можете».

Если терапевт начинает давать советы, он как бы признаёт, что клиент слаб (бессилен!).

Это именно то, что в глубине души хочет получить клиент – признание того, что на самом деле он не способен разобраться со своей жизнью. Что он нашёл другого сильного, который примет на себя ответственность за его жизнь. Это поддерживает пассивную позицию, чувство беспомощности и зависимость от терапевта, а также нарцистическое чувство могущества терапевта. Взращивание личности, личностный рост в этих условиях невозможен.

Запрос также является манипулятивным. Послание демонстрирует созависимую позицию клиента, перекладывание всей ответственности за анализ сновидения на терапевта и отказ от активного сотрудничества. Глубинная цель этой манипуляции – переложить ответственность за свою жизнь на плечи терапевта. Интересно, что многие молодые гиперответственные терапевты описывают телесное чувство тяжести на плечах после попадания в ловушку созависимости. Случаи появления болезненных симптомов у психолога после консультирования требуют обязательной и, желательно, скорейшей, коррекции на супервизии. Супервизия в таком случае будет терапией для терапевта.

Вариант развития событий: после поддержания нарцистического чувства величия терапевта взять и обесценить терапевтическое взаимодействие. Клиент (с укоризной, безнадёжно): «Не помогают ваши советы, доктор».


^ Терапевтические стратегии для выхода из ловушки

  1. Осознавание ситуации. С контрпереносными чувствами помогает разобраться проговор, ясное обозначение и признание нереалистичности оных: «Когда я здесь и сейчас смотрю на вас, у меня возникает желание заботиться о вас, опекать, как маленького ребёнка. Хотя, с другой стороны, я вижу, что вы старше меня, и имеете свой личностный опыт, которого нет у меня. Я думаю, вы способны о себе позаботиться. Давайте сделаем это следующим образом» (далее следует предложение по разделению ответственности, см. п. 3)

  2. Отказ от манипуляции, от желания что-то «сделать» с другим человеком. Такую позицию может обеспечить только глубинная проработка созависимости консультанта.

  3. Предложите клиенту разделить ответственность за процесс. Выученная беспомощность и безответственность возникает тогда, когда родители лишают ребёнка последствий своих действий.

Разделение ответственности помогает очертить границы возможностей консультанта и способствует более реалистичному взаимодействию.

Итак, психолог – психотерапевт отвечает [3]:

  • за свой профессиональный уровень,

  • за достоверность информации, предоставляемой клиенту,

  • за анализ происходящего в процессе консультирования,

  • за соблюдение временных рамок,

  • за соблюдение основных правил и принципов консультирования.

Консультант-психолог не может отвечать:

  • за то, каким образом клиент будет распоряжаться полученной информацией,

  • за те решения, которые он примет,

  • за те чувства, которые испытывает клиент (консультант только предлагает их осознать и проанализировать).

Добавим, что самое главное, за что не следует консультанту брать ответственность – это за воплощение, реализацию полученного в терапии опыта (эмоционального, интеллектуального и поведенческого) в повседневной жизни. Если клиент не желает принимать на себя свою часть ответственности за выздоровление, эту позицию можно фрустрировать или парадоксально поддержать. Работу с парадоскальными и провокативными техниками уместно проводить только при установившихся доверительных отношениях и при хорошем понимании того, что и зачем делает терапевт.

Здесь уместно воспользоваться компьютерной метафорой. Если человек говорит о том, что у него «ничего не получается» или «он застрял», можно сказать, что убеждения, которыми он живет – чаще всего устаревшие неэффективные модели, «программы», которые медленно работают, требуют больших затрат и постоянно «зависают». И подобно тому, как мы регулярно меняем компьютерное обеспечение, приобретая новые программы, возможно обновление, ”upgrade”, программ взаимодействия личности с миром на более эффективные, современные версии.

Если клиент просит совета, можно сказать: «То, что хорошо для одного человека, может совершенно не подходить другому. Все мы уникальны, и я думаю, что оптимальное для вас решение вы сможете найти в процессе работы со сновидением».

Сновидение может быть как способом наладить контакт, так и способом уйти от взаимодействия. К сожалению, формат сообщения не позволяет осветить этот вопрос подробнее. Вы сможете получить интересующую Вас информацию из интернета, в том числе и на психотерапевтическом сайте автора, посвященном сновидениям. Адрес сайта: www.viaregia.narod.ru

^ Вместо резюме

Рассказывание сновидений может быть безопасной метафорической территорией для совместного творческого познания. Это может быть приглашением в мир глубинных убеждений и верований, во внутреннюю мифологию, оформленное в виде истории. Отметим, что для психолога и психотерапевта это не только прямой доступ к глубинным переживаниям, в обход психологических защит и сопротивления. Это также увлекательный и творческий процесс. Умение правильно понять это послание даёт ощущение глубинной близости, повышает доверие и мотивацию клиента.

Каждый из заинтересованных психологов может стать психотерапевтом. Для того чтобы, получить официальную возможность заниматься психотерапией, необходимо пройти трехмесячные курсы первичной специализации по психотерапии на базе Белорусской Медицинской Академии постдипломного образования. Для практической деятельности трёх месяцев психотерапевтического обучения не хватает. Согласно требованиям программы подготовки гештальт-психотерапевтов Московского Гештальт Института (которые соответствуют стандартам Европейской Ассоциации гештальт-терапии) для обучения необходима теоретическая база (600 часов), личная терапия (всего 135 часов, включая 75 часов индивидуальной терапии и 60 часов групповой), 140 часов супервизии. Обучение длится в течение двух лет и даёт прочные навыки работы с разными аспектами личности, включая обучение мастерству работы со сновидениями.


Литература

  1. Каплан Г.И. и Б. Дж. Сэдок “Клиническая психиатрия” – Т.1, М.: «Медицина», 1994.

  2. Гингер С. Гештальт: искусство контакта. – М., 2002.

  3. Емельянова Е.В. Кризис в созависимых отношениях: принципы и алгоритмы консультирования. - СПб.: «Речь», 2004.

  4. Нарушения сна – клиника, диагностика, лечение. – Мн., 1999 г., Методические рекомендации Белорусского государственного института усовершенствования врачей.

  5. Сборник статей Московского гештальт-института. - М., 2002.






Похожие:

Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск iconМеждународная конференция
Гештальт стал поистине «народной» психотерапией. Возник целый ряд «синтетических» направлений: «Арт+гештальт»; «Гештальт и телесно-ориентированный...
Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск iconПринципы применения гештальт-терапии в клинической практике
Таким образом, контекст гештальт-терапевтического описания того или иного симптома это контекст не столько патологии психики, сколько...
Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск icon"Работа со сновидениями"
Я". Эти части – элементы личности, которые находятся в конфликте. Фриц Перлз предложил для работы со сновидениями технику "идентификация...
Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск iconСемейные расстановки ( по Б. Хеллингеру) Тренер Моисеев Сергей Валентинович Психотерапевт
Терапевт определяет уже сам какому участнику, какое место нужно занять в этой расстановке, а также диалог между протагонистом и участника-ми,...
Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск iconПуть в профессию психотерапевт Елена Бурцева
«Что делают молоденькие девочки, чтобы стать взрослыми психотерапевтами?»- спрашивает юная студентка Института Гештальт-терапии и...
Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск iconДокументы
1. /Info.txt
2. /КУРСОВАЯ РАБОТА ПО ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ...

Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск iconМетодология работы супервизора в супервизорской группе обучающей программы по гештальт-терапии
Европейский Гештальт-институт допускают прохождение супервидения не только в индивидуальном, но и в групповом режиме. Последнее,...
Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск icon© Александр Потупа (Alexander Potupa) Ловушка в цейтноте. «Ловушка в цейтноте»
Ловушка в цейтноте. «Ловушка в цейтноте». Эридан, Минск, 208 с., 100 тыс экз., 1990; «Нечто невообразимое». Эридан, Минск, 640 с.,...
Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск iconМинск Церковь «Пробуждение»
Возлюбите чистое словесное молоко : пособие по гомилетике / В. С. Немцев. — Минск : Церковь Пробуждение, 2007. — 464 с
Работа со сновидениями в психологической практике э. Э. Аскандарова, психотерапевт,гештальт-терапевт, Минск iconОтчет по технологической практике на тему: «…» Ведущая организация: …
Требования и рекомендации по оформлению отчетов по технологической практике и прочая информация на этот счет
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов