Самарский государственный университет icon

Самарский государственный университет



НазваниеСамарский государственный университет
страница1/14
Дата конвертации28.08.2012
Размер3.15 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
1. /doroshenko/Дорошенко А.А. Правые в Государственной Думе Российской империи..docСамарский государственный университет

Самарский государственный университет




Дорошенко Александр Анатольевич




Правые в Государственной Думе Российской империи.





Оглавление.

Введение……………………………………………………………………..3-31

Глава 1.Идеология и состав правых фракций……………………………..32-83

1.Русский консерватизм в начале ХХ в.……………………………32

2. Правые на выборах в Государственную Думу. Состав правых фракций……………………………………………………………………………47

3.Лидеры правых фраций…………………………………………….70
Глава 2. Правые и внутренняя политика правительства………………….84-141

1. Правые в I и II Думах……………………….………………….….84

2. Реформы П.А. Столыпина и правые в III Думе.…………………100

3. Консервативные фракции в 1911-1914 гг………………………..116

Глава 3. Правые и проблема имперского величия России………………..142-190

  1. Национальная политика П.А. Столыпина и консерваторы

в Думе…………………………………………………………………142

2. Правые и национально-религиозные вопросы: 1907- 1914 гг. ....168

3. Внешняя политика правительства и консервативные фракции (1907-1914гг.)…………………………………………………………………….….178

Глава 4.Правые во время первой мировой войны………………………...191-237

1. Консерваторы в начале войны. Прогрессивный блок……..…..191

2.Правые в Государственной Думе накануне крушения Императорской России.…………………………………………………………………..211

Заключение…………………………………………………………………...238-246

Список источников и литературы…………………………………………..247-259


Введение.


Государственная Дума была законодательным представительным органом власти России начала ХХ века. Будучи, в известной мере, выразителем общественных настроений, она оказывала влияние на умонастроение, социальную психологию различных слоев населения. Изучение ее деятельности во многом помогает понять причины социальных катаклизмов начала ХХ века. Правые в Государственной Думе являлись выразителями интересов консервативных членов общества, то есть тех, кто желали сохранения реальной власти в руках императора, видели Россию Православной страной, не хотели всеобщего равноправия. Их присутствие уже в первой Думе показало, что есть в России слои общества, которым неприемлема либеральная и революционная идеология. В III и IV Думах правые занимали треть мест и серьезно влияли на ее работу, их голоса часто становились решающими.
Характерно, что блок части правых и либералов в июле 1915-феврале 1917 гг. был одним из симптомов кризиса Думской монархии.

Изучение деятельности правых в Государственной Думе способствует пониманию сущности событий, происходивших в России в 1906-1907 гг. Кроме того, исследование состава правых фракций, анализ их выступлений по ряду важнейших вопросов в Государственной Думе дает возможность увидеть, какие слои российского общества поддерживали правую идеологию, были ли приемлемы пути развития, предлагаемые правыми. Предмет исследования - правые депутаты в Государственных Думах Российской империи. Их объединяло стремление сохранить существующий в России строй, триаду «Самодержавие-Православие-Народность». Правых отличало также стремление сохранить сословную структуру самодержавной России и обеспечить приоритетные права русской нации.

Объектом исследований являются деятельность депутатов и фракции Государственной Думы, чья позиция была правее Союза 17 октября. В I Думе – разрозненные правые, депутаты-одиночки; во II Думе – фракция правых, группа умеренно-правых и беспартийные правые; в III Думе – фракции правых, русских националистов и умеренно-правых; в IV Думе – фракции правых, русских националистов и умеренно-правых, а также фракция центра. Объектом исследований являются деятельность депутатов и фракции Государственной Думы, чья позиция была правее Союза 17 октября.

Деятельность правых, как и любых других фракций, нельзя рассматривать в отрыве от всей работы Государственной Думы. Дума была учреждена манифестом 17 октября 1905 года как институт государственного управления и окончила свое существование с началом революции в феврале 1917 года, которая означала конец самодержавия. Поэтому хронологические рамки работы определяются временем апреля 1906 года - первого созыва Государственной Думы и до февраля 1917 года – начала февральской революции.

Историография данной темы складывается из работ, освещающих историю представительных органов в России и историю консерватизма в России начала ХХ столетия. Можно выделить, следуя традиции, такие ее этапы: 1)1906-1917 гг. 2) 20-50-е гг. ХХ в. 3) 60-80-е гг. ХХ в. 4) 90-е гг. ХХ в. – начало XXI в.

Для первого этапа характерно, прежде всего, то, что авторы следовали в своих высказываниях политической коньюктуре. Уже тогда сложились основные направления историографии Думы и правых партий: марксистское, умеренно-либеральное и, фактически смыкающееся с ним, консервативное. Марксисты - лидеры социал-демократии В.И. Ленин и Ю.О. Мартов - исходили из одинакового постулата о партиях, как объединениях, призванных защищать интересы какого-либо одного класса. «То есть борьба между партиями за влияние на Государственные дела есть ни что иное, как борьба между разными классами современного общества за свои интересы»1. Они исходили из тезиса о трех политических лагерях в России: помещичье-монархическом, либерально-буржуазном, революционно-демократическом. Говоря о правых, В.И. Ленин писал, что «правые - это партия крепостников –помещиков» 2. Владимир Ильич не видел большой разницы между крайне правыми и умеренно-правыми (националистами), заявляя: «в сущности, это не две, а одна партия»3.

Необходимо упомянуть статью В.И. Ленина «Итоги выборов». В названной статье В.И. Ленин утверждает, что целью правительства на выборах в IV Думу было создание «правонационалистического большинства в Думе и цель эта не была достигнута»4.

Интересны работы выдающегося русского историка, умеренного либерала, члена Государственного Совета В.И. Герье5. Они отличаются антикадетской направленностью. По мнению автора, именно позиция кадетов вынудила власть изменить закон о выборах 3 июня 1907 года. В.И. Герье положительно оценивает деятельность III Государственной Думы, полагая, что «она прервала нелепую забастовку, введенной верховной власти законодательными учреждениями» 6. Говоря о правых, В.И. Герье сделал ценные замечания об их социальном составе и в целом положительно оценивал их деятельность. Эта оценка была связана, прежде всего, с тем, что продуктивную работу III Думы обеспечивал правооктябристский блок.

Из историков-консерваторов, затрагивающих деятельность правых думских фракций, необходимо, прежде всего, выделить Д.И. Иловайского, члена Русского собрания и Союза русских людей. Он в целом положительно оценивает введение в России представительных учреждений. Так, рассматривая это явление в контексте тысячелетней истории Руси-России, он пишет, что «первая четверть ХХ века, по-видимому, составит переход от петербургского периода с неограниченной формой правления к новому периоду с более смягченной формой правления. Но этот новый период принадлежит будущему»7. Неудачу консервативных партий на выборах в первую Думу он связывает с тем, что «первые выборы были произведены при очень неблагоприятных обстоятельствах, под давлением вышеуказанного революционного движения»8. Как и В.И. Герье, Д.И. Иловайский высоко оценивает работу III Думы, связывая это явление с изменением состава. Оно произошло, по мнению Д.И. Иловайского, не только вследствие перемены избирательного закона, но и в большей мере благодаря «разочарованию общества в левых партиях и развитию монархических союзов» 9.

В советской историографии одним из первых значимых исследований по теме была работа М.Н. Покровского «Очерки русского революционного движения»10. Для этого ученого характерен абсолютизированный классовый подход. Кроме того, он, пожалуй, самый пристрастный исследователь. Главное для него опорочить все, что связано с царским режимом, а также показать несостоятельность идей либералов. Покровский достаточно много внимания уделял событиям, связаными с образованием Прогрессивного блока. Говоря о противостоянии Прогрессивного блока правым партиям и Двору, М.Н. Покровский сводит его к борьбе между торговым и промышленным капиталом. Промышленный капитал, по мнению Покровского, был представлен Прогрессивным блоком, торговый – его противниками справа. На его взгляд, помещик в России являлся «агентом торгового капитала»11. Покровский писал также о том, что самодержавие и «торговый капитал» стремились к миру с Германией.

Эту же версию выдвигает и другой исследователь двадцатых годов - Семенников В.П.: «Патриоты в духе «Союза русского народа» более чем раньше приходили к германофильству»12. И Покровский, и Семенников выдвигали теорию двух заговоров: один – либералов (с целью свержения Николая II), другой – правых (с целью роспуска Думы и заключения мира). Эту версию поддерживал и С. Петропавловский, однако, в отличие от Покровского, он не считал Прогрессивный блок оплотом «только промышленного капитала», а делает правильный вывод, что «произошло сближение между влиятельной частью помещичьего класса в силу соприкосновения их экономических интересов»13. Пожалуй, Петропавловский был первым и последним, кто упомянул о «соприкосновении экономических интересов» помещиков и буржуазии. Он также сообщает о заговоре, только либеральном. И.Вардия также считал реальным только заговор либералов. Он обратил внимание на то, что 80% фракций октябристов составляли помещики. Отсюда их общие интересы с правыми. Левение этих фракций он связывает с разложением царской власти, в результате чего от «царизма начинается постепенный отход партий и движений, его поддерживающих»14. Разработка проблемы продолжалась в начале тридцатых годов. Историки уже не ставили задачей только разоблачение «старого режима», а пытались серьезно разобраться в проблеме. В работе А. Владимирова говорится о думской политике бонапартизма, причем невозможность ее проведения в Думе объясняется, в основном, левением части октябристов, приведшему к расколу фракции: «Распалась главная партия третьеиюньского блока»15. Именно на второй сессии IV Думы, делает вывод Владимиров, сложились контуры Прогрессивного блока. Существование каких-либо заговоров накануне Февральской революции Владимиров отрицает.

Что касается правых партий, то в то время о них писали такие авторы как: А.Островцев, С.Б.Любош, Н.Ростов16. Эти работы отличались явной тенденциозностью и имели своей задачей не научное освещение проблемы, а стремление выставить в неприглядном свете все, что касалось сторонников самодержавия в России. Правые, по словам перечисленных авторов, выражали интересы исключительно помещиков. Массовой социальной базой правых партий они называли мелкую городскую буржуазию и деклассированные элементы, а террор считали едва ли не единственной сферой их деятельности.

В конце 30-х годов проблему взаимоотношения буржуазии и царизма, представительных органов власти начинал разрабатывать Е.Д.Черменский17. Остальных авторов в 40-е –50-е годы проблема Государственной Думы волновала с точки зрения деятельности там социал-демократов, а также национальной политики царизма18. В литературе этого времени прочно установился тезис о периоде 1907-1914 гг. (иногда он ограничивался 1911 г.), как о времени реакции. Государственный строй именовался - третьеиюньская система19.

В целом, говоря об историографии 20-х-50-х годов, следует сделать вывод, что ее основной характеризующей особенностью был постепенный отход авторов от огульной критики «царского режима» к попытке взвешенного анализа событий России начала ХХ века.

Обращаясь к литературе 60-х - 80-х годов, прежде всего, следует сказать о трехтомнике И.И. Минца «История Великого Октября». В первом томе он касается и Думы20. Хотя Минц и являлся одним из основных критиков М.Н. Покровского, в сущности, он повторил его положения о Прогрессивном блоке как о буржуазном образовании, к которому часть помещиков примкнула из-за «гнилости» самодержавия. Вслед за Покровским он разделяет и «теорию двух заговоров».

Историки 60-х - 80-х годов весьма скрупулезно изучали историю Государственной Думы в России. Выявился широкий по тем временам плюрализм мнений, авторы вступают в полемику друг с другом, отстаивают различные точки зрения. Интересны работы А.Я. Авреха21. Третьеиюньская система была, по мнению Авреха, «контрреволюционным союзом помещиков и буржуазии с царизмом …, в котором царизму обеспечивалась возможность лавировать между этими двумя классами, оставаясь хозяином положения»22. Лавирование обеспечивалось путем конструирования двух большинств: октябристско-кадетского и право-октябристского, в этом заключалась главная особенность третьеиюньской системы. Кризис политики бонапартизма, по А.Я. Авреху, начался еще в III Думе, когда «крайне правые начали атаку на Столыпина»23. Этот кризис усугубился при проведение законопроекта о Западном земстве и достиг кульминации после Ленского расстрела. Развал третьеиюньской системы по Авреху был вызван тем, что «страна переживала не конституционный, а революционный кризис»24.

В IV Думе, как писал А.Я. Аврех, « расстановка сил не давала видимой перспективы на создание как лево- так и правооктябристского большинства». Этим и объясняется, по мнению Авреха, безрезультативность первых двух сессий Думы25.

Создание Прогрессивного блока, по мнению А.Я. Авреха, означало крах третьеиюньской системы, так как вместо двух большинств оказалось одно, требовавшее реформ, которые царизм, опасаясь революции, дать не мог, вследствие чего, «третьеиюньская система с двумя большинствами перестала существовать»26.

А.Я. Аврех сделал ряд смелых для советской историографии замечаний, например, он заметил, что большинство крестьян-депутатов сидело на правых скамьях, он писал о противоречиях между правыми – крестьянами и правыми –помещиками, которые обозначились еще в III Думе. Фракция и партия националистов, утверждал А.Я. Аврех, были искусственно созданы «сверху волею и расчетами Столыпина»27.

Вместе с тем А.Я. Аврехом не дается анализ социального состава правых фракций, он не замечает противоречий между крайне правыми. Причина противоречий между умеренно-правыми также не рассмотрена.

Монографии Е.Д. Черменского28, вышедшие в семидесятых годах, продолжили его многолетние исследования. Черменский полагал, что самодержавие стало на путь бонапартизма с начала деятельности II Думы, считая, что ««либеральная» декларация Столыпина означала вступление царского правительства на путь бонапартизма, т.е. лавирования и заигрывания с различным классами»29. В отличие от А.Я. Авреха, Черменский стоял на точке зрения, что и с образованием Прогрессивного блока сохранились два большинства – лево- и правооктябристское. Это обусловило продолжение политики думского бонапартизма. Несмотря на это, взгляды Черменского и Авреха во многом сходны. Как и Аврех, Черменский пишет о властобоязни российских либералов. Образование Прогрессивного блока Черменский связывал с войной, которая создала единство патриотических настроений, и стала платформой для широкого объединения оппозиции. Он подчеркивал: «Умерив себя, октябристы и кадеты подтянулись к черносотенцам»30.

В.С. Дякин рассматривал Думу в контексте расстановки социально-политических сил в стране. Он более обстоятельно, чем другие, показывал отношение различных фракций к ключевым министрам31. Новым избирательным законом, утверждал В.С. Дякин, была погублена сама идея бонапартизма, так как «тем самым Дума отдавалась в руки того класса, который становился в ряды противников эволюции самодержавия в сторону бонапартизма, эволюции, обещавший самодержавию весьма проблематичное укрепление, а поместному дворянству вполне реальное ослабление его позиций»32. В 1907-1911 гг. в верхах российского общества происходит «столкновение бонапартистской и легитимистской группировки»33. Причиной этого было то, что столыпинские реформы «вступали в противоречия с сиюминутными интересами помещиков, которые не смогли приспособиться к капиталистическому развитию»34. В отличие от А.Я. Авреха и Е.Д. Черменского, В.С. Дякин настаивал на том, что «Политическая смерть Столыпина, предшествующая его физической кончине, была и концом бонапартистской политики по существу»35. Крайне правые, отмечал В. С. Дякин, сопротивлялись курсу реформ Столыпина, в то же время правительство Столыпина корректировало курс именно под их влиянием. Здесь нужно сказать, что отсутствие анализа состава фракций Государственной Думы, не позволяет автору увидеть, в какой именно фракции было преобладание дворянства, бывшего, по мысли автора, противником эволюции самодержавия.

В.И. Старцев36 рассматривал историю взаимоотношений самодержавия и буржуазии. В отличие от Авреха и Черменского, Старцев утверждает, что с 1905 года буржуазия, интересы которой выражали либеральные партии, стремилася завоевать политическую власть, используя с этой целью Думу. Это стремление нашло свое выражение в требованиях «министерства доверия» и «ответственного министерства». Особое внимание В.И. Старцев уделял событиям 1915-1916 гг., которые он считал кульминацией противостояния буржуазии и самодержавия, последней попыткой буржуазии захватить политическую власть блока. Он считал реальным наличие заговора с целью свержения Николая II, готовившегося Гучковым, и о котором, по его словам, был осведомлен Шульгин (а также все руководство Прогрессивного блока). Но в отличие от Покровского, Семенникова и Минца, Старцев ничего не говорит о «заговоре правых». В то же время автор не расматривает причины вступления части умеренно-правых в Прогрессивный блок.

Истории Прогрессивного блока была посвящена работа А.Г. Слонимского 37. Л.М. Спирин38 рассмотрел деятельность «помещичьих и буржуазных», то есть правых и либеральных партий России. Для автора характерен абсолютизированный классовый подход. Вместе с тем он мобилизовал огромный фактический материал, осветил ряд ранее не рассмотренных сюжетов.

Ю.Б. Соловьев считал дворянство едва ли не единственной опорой самодержавия и едва ли не единственной составляющей правых фракций в Думе39.

Интересна статья калининградского историка Я.Л. Пичкуренко. Он впервые собрал сведения о крестьянах-депутатах III Государственной Думы. Эти сведения во многом опровергали догмы советской историографии. Пичкуренко установил, что «5/ 6 всех крестьянских депутатов тяготели к контрреволюционному большинству Думы»40. Правда, он тут же написал, что «по своему социальному положению они были кулаками»41. В то же время нельзя согласиться, что рост численности контрреволюционных крестьян-депутатов связан с «фальшью» избирательного закона. В рамках советской историографии автор не мог делать выводов из кропотливо собранного им материала. Историю I и II Государственных Дум расматривали также Н.М. Васильева, Г.Б. Гальперин, Л.В. Островский и ряд других историков.42

Немало исследований в 70-80-х годах было посвящено анализу и «изобличению» немарксистской западной историографии. Несмотря на явную тенденциозность работ, в них были освещены концепции модернизации и вестернизации, излагались итоги исследований о противостоянии власти и общества, роли либералов и т.д.43

В начале 90-х годов ХХ века отечественная историография начала отходить от догм марксизма. В коллективной монографии «Власть и реформы» проведен тезис о том, что царская власть шла на проведение реформ лишь при наличии кризисной ситуации в обществе. В монографии также воспроизводится история Государственной Думы Российской Империи. Однако в работе имеется немало оценок, характерных для работ советских исследователей. Авторы, например, называют те же причины вхождения части умеренно-правых в Прогрессивный блок, как и их предшественники. 44

С.А. Степанов45 подробно проанализировал социальный состав черносотенных организаций, их географию, численность и состав их фракций в Думе. С.А. Степанов показал пестроту социального состава крайне правых партий, достаточно широкое представительство купечества в их рядах, массовое представительство крестьян, рабочих. С.А. Степанов опроверг тезис об экстремизме, о погромном характере правых партий и движений.

Степанов отметил, что именно вопрос о Думе послужил главной причиной раскола в рядах правых партий, выявил обстоятельства полного провала правых на выборах в I Думу, их незначительного успеха на выборах во II Думу. Но им практически не рассмотрено отношение правых в Думе к важнейшим вопросам российской действительности, к законопроектам, вносимым в Думу правительством. Несмотря на все вышесказанное, монография С.А. Степанова является поворотной вехой в изучении крайне правых партий в России, она полностью опровергает тезисы о крайне правых партиях как аморфных или политически несостоятельных.

Опираясь на факты, приведенные С.А. Степановым, авторы коллективной монографии «Власть и оппозиция»46 констатируют, что праворадикальное движение возникло как реакция представителей традиционного общества на модернизацию страны.

Ю. И. Кирьянов рассмотрел деятельность крайне правых партий в 1911 –1917 гг.47 Он проанализировал численность, состав, деятельность крайне правых партий. Ю.И. Кирьянов отмечал, что «правомонархические всесословные партии, состоявшие преимущественно из простонародья, отстаивали с консервативных позиций существующие в стране социально-экономические и бытовые устои, не будучи, однако, противниками прогресса»48. Сам Ю.И. Кирьянов считал правые партии вторым (нижним) уровнем правого лагеря. «К первому относились царь, камарилья и официальное правительство. Ко второму… многочисленные, имевшие весьма различного названия правые партии и организации, а также, с определенными оговорками, Всероссийский национальный союз и Объединенное дворянство» 49.

Ю.И. Кирьянов выделял как положительные, так и отрицательные, с его точки зрения, стороны идеологии и тактики крайне правых организаций, утверждал, что «правые партии и организации оставили свой след в истории России, а их деятельность заслуживает не только во многом справедливого осуждения и критики, но и всестороннего внимательного анализа»50. Между тем, автор полагал, что, в силу ряда причин, к началу Первой мировой войны «правое дело» переживало кризис»51. Думскую деятельность правых автор не подверг специальному анализу, хотя и считал эту проблему значимой52.

В последнее время произошла переоценка деятельности такой важнейшей умеренно-правой организации как Всероссийский национальный союз (ВНС). Так, Г.А. Шевцов и Д.А. Коцюбинский назвали ее умеренно-либеральной, относящейся к тому же лагерю, что и октябристы53. Д. А. Коцюбинский полагал, что идеологию ВНС следовало бы характеризовать «как вариант консервативно- либерального национализма», сам же ВНС, по его словам, «следует рассматривать как партию, во-первых, типологически родственную иным консервативно-либеральным организациям, существовавшим в рассматриваемую эпоху (прежде всего Союзу 17 октября), а во-вторых, типологически отличную с одной стороны, от реакционеров (крайне правых), а с другой стороны от радикальных либералов (кадетов и прогрессистов)».54 Д.А. Коцюбинский считает применимым к идеологии ВНС термина «национально-либеральная».

Следует заметить, что в литературе есть достаточно четкое разделение на консерваторов, либералов и революционеров (социалистов). Сами же либералы четко делятся на радикальных (кадеты, прогрессисты) и на умеренных (октябристы). Термин же «либеральные консерваторы» и «национал-либералы» ряд авторов считают применимым и к правым кадетам (В.А. Маклаков, П.Б. Струве).55 То, что взгляды последних существенным образом расходились со взглядами членов ВНС, не вызывает сомнения даже у Д.А. Коцюбинского и А.В. Шевцова. На наш взгляд, является более верным классическое разделение трех враждующих лагерей, при этом национализм фактически отсутствовал у октябристов, а сам тезис об ущемлении прав какой либо нации противоречит либеральной идеологии. Поэтому, на наш взгляд, наиболее верной является классическая классификация ВНС как умеренно-правой организации.

Необходимо заметить, что монография Д.А. Коцюбинского является первым в отечественной историографии объемным исследованием Всероссийского национального Союз (ВНС). Автор вслед за Р.Эделманом опровергает тезис о ВНС как о созданной сверху организации. Д.А. Коцюбинский также, в отличие от Р. Эделмана, не считал ВНС организацией, преследующей цель только защиты региональных интересов западнорусского дворянства и не имевшей разработанной идеологии. Д.А. Коцюбинский, признавая, что региональный фактор сыграл главную роль в образовании ВНС, соглашаясь, что большую роль здесь сыграл П.А. Столыпин, считал, что появление ВНС как политической организации всероссийского масштаба «вряд ли бы состоялась без участия таких «интеллектуалов-одиночек», как М.О. Меньшиков, П.И. Ковалевский и ряд других, лично не связанных с Западным краем»56.

Монография Д.А. Коцюбинского посвящена в основном идеологии русских националистов. Между тем, практически вся деятельность ВНС была связана с Государственной Думой. Автор не исследовал тактику правых в Думе, не исследовал их состав. Главная ценность исследования Д.А. Коцюбинского заключается в том, что он доказал, что Всероссийский национальный союз выступал в качестве самостоятельной, отличной от крайне правых, политической партией России начала ХХ века. Г.А. Шевцов же рассматривал издательскую деятельность русских несоциалистических партий, он уделял большое внимание также правым партиям, писал об их деятельности в связи с выборами в Думу 57.

В последние десятилетия проблема русского консерватизма привлекает все больше внимание исследователей. С.А. Бутин, Е.П. Кабытова. А. В.Елисеев, М.М. Леонов, А.И. Стеценко и другие находят многие ранее неизвестные сюжеты деятельности правых, ищут новые подходы к изучению проблемы 58. Деятельность Государственной Думы также привлекала внимание современных российских исследователей. В.А. Демин59 дал анализ Государственной Думы как структуры государственной власти в России, показал ее роль в системе управления империей.

А.Ф. Смирнов60 осветил работу всех четырех Дум. Сам разгон II Думы он оценивает как «несомненный реликт, коренным образом меняющий существо русского государственного порядка, по сравнению с идеями 17 октября 1905 года»61. Позиция правых освещена им крайне бледно, он сообщил лишь уже общеизвестные факты, не добавляя от себя ничего нового. Отношение Думы к вопросам внешней политики, обороноспособности страны освещено К.Ф. Шацилло 62.

Особняком стоит «почвенническая» историография 63. Авторы идеализируют образ последнего российского императора, отмечают достаточно высокие темпы развития России до февраля 1917 года. Крушение монархии в России в феврале 1917 года представляется им бедствием для России. Наиболее полно тема правых партий освещена в работах сторонников этого направления В.В. Кожинова и О.А. Платонова64. Обе работы написаны непрофессиональными историками. Их авторы симпатизируют правым. В.В. Кожинов в своей оценке событий в России начала ХХ века исходит из того, что Россия в начале ХХ века находилась на подъеме и что главными революционными классами были рабочие, буржуазия и интеллигенция. О.А. Платонов повторяет тезис Н.Е. Маркова о стихийном возникновение Союза русского народа (СРН) и о том, что он возник, как “массовое народное движение”65. Между тем, цитируемый автор, говоря о другой влиятельной правой организации – ВНС, по существу, повторил тезис А.Я. Авреха о создании этой партии Столыпиным. Он указал на то, что в деятельности Всероссийского национального союза прослеживаются и либеральные тенденции, которые, как утверждал автор, привели некоторых членов ВНС (например, В.В. Шульгина) «в лагерь врагов России»66. Первый шаг на этом пути – их вступление в Прогрессивный блок. По мнению О.А. Платонова, влияние Думы было негативным: «Ей не было сделано ничего, что могло бы без нее совершить русское правительство» 67. К тому же, по утверждению О.А. Платонова: «Главным содержанием общественых противоречий в России конца ХIХ - начала ХХ века были не социальные противоречия, а противостояние значительного фронта антирусских сил против русского государственного строя»68.

Правые в Государственной Думе были представлены раличными слоями населения Российской империи. В силу этого большое значения имеют труды по истории русского дворянства – это, прежде всего, работы А.М. Анфимова, А.П. Корелина69, а также новейшие исследования Е.П. Кабытовой, З.М. Кобозевой, О.А. Курсеевой 70, о крестьянстве - работы С.М.Дубровского, П.С. Кабытова71.

События в России начала ХХ столетия являлись объектом пристального внимания со стороны историков –эмигрантов, которых отличало прежде всего выраженное неприятие всего, что связано с революцией, а также стремление доказать высокий уровень развития Российской империи, идеализировать личность последнего императора. С.С. Ольденбург72 показал, что Россия в начале ХХ веке не находилась в состоянии кризиса и вовсе не являлась отсталой страной. В связи с этим возникла положительная оценка сторонников установившегося в стране строя, т.е. правых. С.С. Ольденбург обстоятельно проанализировал работу правых фракций в Государственной Думе. Показал различие крайне правых от умеренных по ряду вопросов.

Выдающейся русский мыслитель И.А. Ильин много говорил о роли «мировой закулисы» в свершении революции в России. Но главную причину невзгод, выпавших на долю Родины, И.А. Ильин находил в том, что России не хватало крепкого и верного монархического правосознания73. О правых партиях Ильин отзывался пренебрежительно и считал, что «единой и организованной монархической партии, которая стояла бы на страже трона и умела бы помогать монарху, не было»74. По его суждению, фактически вместо правых партий «имелась партийная головка», которая только и занималась тем, что требовала субсидий, а лидеров интересовала лишь материальная выгода. О СРН он говорил: «это была не партия монархистов, а группа вымогающих просителей, это была не опора трона, а собрание льстецов» 75. Как ни странно, в своей оценке правых партий И.А. Ильин близок к либералам и социалистам.

Большое значение для изучения истории русской революции имеет произведение Солженицына А.И. « Красное колесо»76. Считая свержение монархии трагедией для России, Солженицын резко критиковал Прогрессивный блок, считал негативной для России деятельность как националистов-прогрессистов, так и либералов. Деятельность фракции крайне правых он оценивает как благотворную. А.И. Солженицын особо отмечал, что большинство ее составляли представители деревни. Солженицын подробно описывает деятельность Прогрессивного блока, заседания его президиума, позиции правой и левой части блока.

События в России начала ХХ века привлекали и привлекают внимание зарубежных исследователей. Влиятельный американский советолог, сторонник концепции «вестернизации» Ричард Пайпс рассматривал события русской истории77. Русскую революцию Пайпс протягивал на целое столетие – начиная от шестидесятых годов ХIX века и кончая смертью Сталина в 1953 году. Кульминация событий, по Пайпсу, приходится на 1899 – 1925 годы. Более-менее обстоятельно Пайпс рассматривает деятельность Думы лишь в период первой мировой войны. Касаясь вступления части националистов в Прогрессивный блок, Пайпс пишет: «Военные неудачи толкнули в ряды оппозиции тех, кто в иное время ни за что бы не примкнул к новому выступлению против самодержавия»78. Создание группы «независимых правых» Пайпс обуславливает их недовольством «камарильей», боязнью возможности сепаратного мира и, наконец, революционным подъемом. В революционных потрясениях Пайпс обвинял как власть, так и общество, не сумевшие договориться друг с другом.

Интересна интерпретация событий в России начала ХХ века сторонника теории модернизации Т.Шанина. События в России начала ХХ века он рассматривал как аграрную революцию, характерную для развивающихся стран, к которым он относит Россию. Говоря о правых партиях, Т.Шанин фактически повторил тезисы советских исследователей о том, что это были погромные организации, состоявшие из мелкобуржуазных элементов. Вместе с тем, Т.Шанин замечает видоизменения в идеологии российского консерватизма начала ХХ века. Он писал, что «новой во взглядах и предположениях консервативных кругов ХХ в. была определенная примесь западничества. Она выражалась в растущей поддержке экономики либерального типа и в желании разработать законы о собственности по типу западноевропейских. Самые яркие из российских консерваторов сейчас хотели разложить связку западноевропейских характеристик, выбрав из нее только несколько элементов, таких как приватизация крестьянской земли и роспуск крестьянской общины»79.

История правых партий в России начала ХХ века являлась объектом исследований таких зарубежных историков, как Роузен, Спектор.80 Р. Эделману принадлежит первое в мировой историографии объемное исследование крупнейшей умеренно-правой организации – Всероссийского национального Союза81. Он полагает, что фракция русских националистов в Государственной Думе – это объединение западнорусских помещиков для защиты собственных интересов, не имевшее сформировавшейся политической идеологии, чьи действия были обусловлены, прежде всего, политической коньюктурой. Эделман опровергнул тезис об «искусственности» создания ВНС.

Анализ литературы показывает, что на сегодняшний день разработаны лишь отдельные сюжеты поставленной нами темы, чем обуславливаются цель, задачи и проблематика данного сочинения. Целью данной работы является выявление места и роли правых в I – IV Государственных Думах, высшем представительном органе Российской империи, определение основных концептуальных установок правых; оценка правыми роли Государственной Думы в системе имперских учреждений, выяснение основных принципов в избирательных кампаниях; выявление численности, социального, национального и регионального состава правых фракций в каждой Государственной Думе. Будет так же показан процесс конституирования правых фракций, их взаимоотношения с другими партиями и фракциями; взаимоотношения правых фракций и правительства. Проведен анализ выступлений правых депутатов по вопросам государственного устройства, экономической, национальной, военной политики. Отдельному анализу будет подвергнуто поведение правых фракций в годы первой мировой войны и их отношение к Прогрессивному блоку., выяснено почему правые фракции не смогли помешать крушению монархии.

Цель работы определяет методы исследования. Для написания работы использован в качестве основного генетический метод (принцип историзма), предполагающий рассмотрение изучаемого явления в развитии. Использован также историко-типологический метод исследования, при помощи которого произведена классификация различных направлений среди правых. Для определения численности правых организаций проведен метод количественного анализа.

Источниковая база исследования достаточно обширна. При исследовании заданной темы особое место занимают стенографические отчеты заседаний Государственной Думы и указатели к ним, приложения к стенографическим отчетам, материалы работы комиссий, совещаний различных фракций. Все эти источники (за исключением секретных заседаний) публиковались сразу же после окончания сессии Думы. По указателям к стенографическим отчетам можно установить состав, численность фракций, их активность, степень важности для них различных вопросов. В приложениях к стенографическим отчетам содержатся тексты законопроектов, запросы. Подписи под ними дают представление, какими фракциями Государственной Думы был предложен тот или иной законопроект. В самих стенографических отчетах приведены все выступления правых депутатов, показано, каким числом голосов был принято или отклонено то или иное решение, а при поименном голосовании и голосами каких депутатов.

Следующая группа источников - материалы официального делопроизводства, государственной канцелярии, органов канцелярии, отчеты губернаторов, жандармских управ, тайных управлений, агентов охранки.

Весьма ценным источником является периодическая печать, теоретические исследования и публицистические произведения. Следует выделить, прежде всего, собственно издания крайне правых организаций, а также издания, стоявшие на правых позициях82, брошюры, книги правых политиков83. Основная цель публикаций в этих изданиях – донести до народа взгляды правых организаций, выгодно осветить их деятельность в Государственной Думе, а также воздействовать на общественное мнение, на правительство и на самого императора. Из переизданной и опубликованной публицистики следует выделить работы М.О. Меньшикова84, в которых отражены отношение главного идеолога Всероссийского национального союза к тем или иным событиям, политическим партиям, к правительству.

В начале 90-х годов ХХ века переизданы публицистические произведения виднейших правых деятелей Н.Е. Маркова и В.В. Шульгина85. Во всех этих произведениях, написанных в 20-х годах ХХ века, излагаются взгляды авторов, сформировавшиеся во время их активной политической деятельности, большая часть которой проходила в Думе. В этих произведениях содержится также информация о мотивах их поступков, об их замыслах, об отношении к тем или иным политикам. Основная ценность публицистики, как источника, заключается в том, что она лучше помогает уяснить важность того или иного вопроса для правых, позволяет лучше понять их цели.

Значительную информацию дают эпистолярные источники. В них зачастую просачиваются и сохраняются сведения, отсутствующие в других источниках. Они помогают увидеть истинные отношения политиков друг к другу, их планы и замыслы. Огромную роль в освещении деятельности Думы играют мемуары ее депутатов, государственных деятелей, иностранных дипломатов. Все произведения этого жанра отличаются явной тенденциозностью. Здесь следует выделить мемуары членов Государственной Думы. В них содержатся не вошедшие в стенографические отчеты сведения о перепетиях заседаний Думы.

Особо значимыми являются мемуары Шульгина В.В86. Эти мемуары носят характер отрывочных, эмоциональных записей, в которых отражено отношение автора к происходящему. Вместе с тем, в них содержатся данные об отношении автора к важнейшим событим русской жизни. В.В. Шульгин сообщает о мотивах своего вступления в Прогрессивный блок, о своих контактах с членами правительства, представителями других фракций.

Дневник ведущего оратора фракции правых В.М. Пуришкевича87, помимо того, что является основным источником для изучения процесса убийства «старца», помогает раскрыть характер черносотенца, открыто вставшего в ноябре 1916 года в оппозицию Двору и правительству. В «Дневнике …» содержатся оскорбления в адрес соратников по правой фракции, а также в адрес Распутина, императрицы. К дневнику, переизданному в 1990 году, приложены эпиграммы Пуришкевича, а также его биография, составленная князем Мансыровым.

Большой интерес представляют воспоминания Милюкова П.Н.88 и А. Кизеветтера89, трудовика А.Ф. Керенского90, в которых выражено отношение к событиям основных соперников правых в Думе. В них содержится информация о многих личностных качествах правых, о личных контактах с ними при вступлении в Прогресивный блок.

Большое значение для изучения работы Думы в период первой мировой войны имеют мемуары французского посла Мориса Палеолога91. Он присутствовал на многих заседаниях Думы, имел контакты со многими политическими и общественными деятелями. Ценны его сведения о контактах с лидерами правых, вошедших в Прогрессивный блок, о реакции высшего света росийкого общества на те или иные события.

Мемуары членов правительства сообщают информацию об отношении членов правительства как друг к другу, так и к различным политическим партиям, фракциям в Думе. Это воспоминания В.Н. Коковцова 92, министра финансов в правительстве П.А.Столыпина, ставшего после его смерти премьер-министром; товарища министра внутренних дел, впоследствие члена Государственного Совета В.И. Гурко93.

Обратимся к анализу использования в работе архивных материалов. В архиве Государственной Думы Российской империи собраны материалы о деятельности фракций, закрытых заседаниях комиссий и Государственной Думы, собраны личные дела депутатов, содержатся материалы о выборах.94 Использованы также фонды правых организаций Союза русского народа, Русского народного союза имени Михаила Архангела (РН СМА), Всероссийского национального Союза. Наиболее крупным является первый из них95. В нем собраны документы не только собственно Союза русского народа, но и некоторых других крайне правых организаций, содержатся материалы о Съездах русских людей, совещаниях монархистов, а также письма, адресованные Главному Совету СРН, письма руководителей этой организации членам правительства и самому императору. Фонд Союза Михаила Архангела содержит сведения, касающиеся финансового состояния этой организации, различные циркуляры ее лидера В.М. Пуришкевича местным отделам, депутатам Государственной Думы - членам Союза. Из архивных материалов видны блестящие организаторские таланты вождя РН СМА, его умелое руководство ею.

В материалах этого фонда имеются также письма В.М. Пуришкевича Николаю II, имевшие целью побудить императора к определенным действиям или же показать нелояльность некоторых политических оппонентов крайне правых (в особенности октябристов). Интересна также переписка В.М.Пуришкевича со своими личными осведомителями, находящимися в различных регионах России и в различных кругах российского общества96. Небольшой фонд ВНС (одна опись и девять документов) содержит некоторые материалы о его местных отделах, о выборах в IV Государственную Думу, воззвания лидеров этой организации в связи с Первой мировой войной 97.

В работе использованы также личный фонд товарища председателя фракции правых в III Государственной Думе А.А. Бобринского и фонд рода Бобринских. В первом из них содержатся сведения о многосторонней деятельности А.А. Бобринского вне Думы 98. Во втором очень много сведений, касающихся деятельности в Думе не только А.А.Бобринского, но и всей фракции правых, предвыборных правых союзов Юго-Запада империи 99. Особый интерес для исследователя представляют формулы перехода, проекты создания комиссий, написанные рукой А.А.Бобринского. Это позволяет сделать предположение, что именно он являлся фактическим главой крайне правой фракции. Сведения из данного фонда помогают также выявить принятие решения крайне правой фракции в момент мх появления, а также нереализованные проекты правых.

Из личных фондов следует выделить фонд П.Б. Струве100, в котором содержатся уникальные данные о закулисной борьбе, развернувшейся вокруг законопроекта о Западном земстве, а также сведения о конфликте лидера крайне правых В.М. Пуришкевича с лидером умеренно правых П.Н.Крупенским. В фонде историка С.Ф. Платонова особый интерес представляют письма крайне правых (В.М. Пуришкевича, А.А. Бобринского и др.)101. Эти письма показывают, прежде всего, личностные качества правых. Использованы материалы личных фондов П. Л. Вакселя и Владимирова, в которых содержатся письма членов правой фракции102, а также фонд отдельных поступлений Российской национальной библиотеки, где находятся политические памфлеты П.А. Крушевана и его рукопись о целесообразности сохранения черты еврейской оседлости103. Эти документы помогают выявить моменты, связанные с личностными качествами правых депутатов, а также лучше понять их взгляды.

В работе впервые будут исследованы все важнейшие направления деятельности правых депутатов Государственной Думы, проведено исследование и численности, сословного, социального, конфессионального, национального состава каждой фракции и всех правых депутатов. Показана динамика изменения численности и состава правых фракций, выявлены основные направления среди правых фракций.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14



Похожие:

Самарский государственный университет iconСамарский государственный педагогический университет Опись

Самарский государственный университет iconСамарский государственный педагогический университет Опись

Самарский государственный университет iconРегистрационно-учетная карточка
...
Самарский государственный университет iconСинтагматика и синтаксис инфинитивных конструкций в динамике английской речи
Гоу впо «Самарский государственный аэрокосмический университет им. С. П. Королева»
Самарский государственный университет iconСемантические и прагматические характеристики английского лингвокультурного кода «артефакты»
...
Самарский государственный университет iconЗнаки прецедентных текстов в англоязычном дискурсе
Работа выполнена на кафедре английской филологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Самарский государственный университет iconЛексические единицы как маркеры эпохи (на материале немецкого языка)
Данилова Нина Константиновна профессор кафедры немецкой филологии гоу впо «Самарский государственный университет»
Самарский государственный университет iconЛингвопрагматические особенности электронного гипертекста на немецком языке
Работа выполнена на кафедре немецкого языка в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Самарский...
Самарский государственный университет iconПрецедентные имена собственные в немецком газетном дискурсе
Работа выполнена на кафедре немецкого языка государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Самарский...
Самарский государственный университет iconАтрибуты существительного в языке ранненововерхненемецких городских хроник XV-XVI веков
Работа выполнена на кафедре немецкой филологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Самарский государственный университет iconПрагмалингвистический анализ английских сокращений в лексикографическом и учебном деловом дискурсах
Работа выполнена на кафедре английской филологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов