Московская духовная академия кафедра догматического богословия icon

Московская духовная академия кафедра догматического богословия



НазваниеМосковская духовная академия кафедра догматического богословия
страница1/10
Дата конвертации28.08.2012
Размер1.55 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

МОСКОВСКАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ
КАФЕДРА ДОГМАТИЧЕСКОГО БОГОСЛОВИЯ




Петър Николов Николов


Богословие иконы

(опыт исторического изложения догмата иконопочитания)


Диссертация
на соискание ученой степени
кандидата богословия


г. Сергиев-Посад
2000 год

ПРЕДИСЛОВИЕ


Православная церковь обладает бесценными сокровищами не только в области богослужения и святоотеческих трудов, но и в области церковного искусства. Как известно, почитание святых икон имеет в Церкви большое значение, потому что икона — то нечто большее, чем просто образ, она не просто украшает храм или иллюстрирует Священное Писание — она является его полным соответствием, органической частью богослужебной жизни.

В иконе Церковь видит не только определенный аспект православного вероучения, но выражение православия в целом. Поэтому невозможно ни объяснить, ни понять церковное искусство вне Церкви и ее жизни. Икона как священный образ является одним из проявлений церковного предания, наравне с устным и письменным Преданием. Почитание иконы Спасителя, святой Богородицы, ангелов и святых есть догмат христианской веры, формулированный на Седьмом вселенском соборе, проистекающий из основного положения Церкви — воплощения Сына Божьего. Его икона – свидетельство об истинном, а не призрачном вочеловечении Его. Поэтому иконы по праву называют «богословием в красках». Отсюда ясно, что изучение содержания и смысла икон — ‘это такой же богословский предмет, как и изучение Священного Писания.

Цель настоящей кандидатской работы — попытаться ответить на вопрос о том, какое содержание вкладывает Православная церковь в икону и в чем смысл иконопочитания? По данному вопросу в области научного богословия существует множество научных исследований и трудов. Нельзя недооценивать того факта, что все более растущая популярность православной иконы в настоящее время базируется на работах целой плеяды известных русских исследователей. Среди них можно отметить имена князя Евгения Трубецкого, отца Павла Флоренского, отца Сергия Булгакова, проф. Леонида Успенского, проф. Владимира Лосского, отца Георгия Флоровского, проф. Георгия Острогорского, монахини Юлиании (Соколовой) и многих других тружеников, посвятивших себя любви к православной иконе. Этим, в сущности, и объясняется особое внимание, которое уделяется в данной кандидатской работе достижениям и работам именно русских богословов.

Кроме того, существенным моментом является также то, что напряженная научная работа по вопросам, связанным с теорией иконы в современной православной России идет параллельно с благодатным возрождением принципов древней православной иконописи.

Все это в большой степени повлияло на мое решение не только посетить, но и провести определенное время в Московской Духовной Академии в Троице-Сергиевой Лавре.
Это святое благодатное место предопределило и выбор темы настоящей кандидатской диссертации — «Богословие иконы». Потому что, в каком ином месте можно было бы богословствовать , как не там, где ощущаешь чудное и благодатное присутствие преподобного Сергия, игумена Радонежского, созерцателя, имеющего «дерзновение ко святой Троице»? И в каком ином месте можно было бы говорить о иконах , как не пред «Троицей» преподобного Андрея Рублева ?

Необходимо сказать несколько слов о характере и содержании данной работы. По существу она представляет собой опыт описания истории догмата иконопочитания. В работе использован историко-догматический метод. Речь идет о следующем.

Православное богословие никогда не имело такого полного и исчерпывающего свода вероучительных истин в отдельной книге, какой является для католического Запада «Summa teologiae» Фомы Аквинского, в которой был сделан опыт систематизации всего христианского вероучения в виде вопросов и ответов. Труд Фомы Аквинского на долгое время предопределил развитие западной богословской мысли, становившейся все более рациональной и схоластичной. По воле исторических обстоятельств православное богословие в течение последних веков испытало на себе сильное влияние со стороны западного «школьного богословия», что нашло отражение, в частности, в некоторых учебниках по догматике, написанных в XIX веке. Потому для православного богословия прошлого столетия так характерны оторванность от реальной духовной жизни и умозрительность, типичные для схоластического богословия Католической церкви. И лишь в XX столетии, благодаря трудам таких богословов, как Вл.Лосский, прот. Г.Флоровский и других, был положен конец схоластическому уклону в православном богословии и выработано общее направление для будущих богословских исследований, девизом которых стало выражение: «вперед — к отцам». /1/

Поясним же понятие «историко-догматическое». Термин «историзм» подходит в том случае, когда показания источников воспринимаются не просто как догматический довод, но и как историческое свидетельство во всем его своеобразии и на конкретном историческом фоне. Иными словами, «историзм» в данном случае связан с понятием «развитие». Но «… развитие и усовершенствование в области христианских догматов мы можем признать лишь с точки зрения их понимания и усвоения христианами, что находит отражение в их частной жизни или же в богословской науке вообще», — пишет проф. Христо Гяуров. /2/

Когда догмат рассматривается как Божественная мысль, он является единым и неизменным в своей полноте, ясности и определенности. Но если мы рассматриваем догмат в качестве Божественной мысли, усвоенной или в процессе усвоения человеческим умом, то его внешняя содержательность обязательно с течением времени возрастает. Этот догмат применяется в условиях разного к нему отношения людей, и при соприкосновении с ними он разъясняет и их и себя, противоречия и возражения выводят его из спокойного состояния, заставляют его проявлять свою Божественную энергию. Иными словами, каждый догмат имеет свою сферу, которая с течением времени расширяется и все более тесно смыкается с другими частями догматики и с иными началами человеческого ума. Догматист должен видеть дальше простых ссылок на прошлое, на исторические тексты и свидетельства. Он должен изобразить сам процесс распознавания откровения истины в его внутренней диалектике, на определенном историческом фоне. /3/

В конце необходимо отметить, что исследования средневековых текстов и свидетельств были направлены, прежде всего, на то, чтобы понять, не что сказано, а о чем, по существу, идет речь. Это безусловно предопределило рассмотрение данной темы в контексте естественной исторической обстановки. И так как речь идет о Божественных, Богооткровенных истинах, разрешаемые в те далекие времена вопросы не теряют своего значения и теперь. Они являются драгоценным вкладом в спасительную сокровищницу Христовой церкви, о которой никто не осмелился бы сказать, что есть нечто, что принадлежит уже прошлому, ведь ее Глава, наш Господь Иисус Христос есть «вчера, и сегодня, и во веки Тот же». (Евр. 13:8).

Пользуясь случаем, я сердечно благодарю моего научного руководителя профессора Михаила Степановича Иванова —проректора по учебной работе. Лишь благодаря его неоценимому вниманию и помощи настоящая работа стала возможной. Также выражаю горячую благодарность и Его преподобию игумену Луке (Головкову), руководителю Иконописной школы при Московской Духовной Академии, за его отечески теплое отношение и проявленное ко мне внимание.


^

ВВЕДЕНИЕ

Происхождение христианских изображений.


Слово «икона» греческого происхождения. Греческое слово ξηνΰχΰες «образ», «портрет». В период формирования христианского искусства в Византии этим словом обозначали вообще всякое изображение Спасителя, св. Богородицы, святых, ангелов или событий Священной истории, независимо от того, было ли изображение рельефным, была ли это стенопись или станковая живопись, техника исполнения также могла быть любой. В наше время под словом «икона» подразумевается, прежде всего, молитвенная икона, нарисованная красками или выполненная в технике мозаики, резьбы по дереву и т.п. Именно в таком смысле оно употребляется в археологии и истории искусства. В Церкви существует известное различие между стенописью и иконой, нарисованной на доске, поскольку стенопись, фреска или мозаика не представляют собой отдельный предмет, а являются частью стены, как бы частью архитектуры храма, тогда как нарисованная на доске икона — это отдельный предмет. Но по существу их смысл и значение одинаковы. Различны лишь их предназначение и употребление. Таким образом, когда мы говорим об иконах, мы имеем в виду церковный образ вообще, нарисован ли он красками на доске, исполнен ли он в технике фрески или мозаики.

Вначале коротко остановимся на некоторых различиях, существующих по вопросу происхождения христианских изображений, и на отношении к этому Церкви первых веков. Существуют многочисленные, разнообразные и противоречивые, гипотезы о возникновении христианского образа, часто они противоречат точке зрения Церкви. Мнение же Церкви об образе и его возникновении остается неизменным от начала до наших дней. Православная церковь утверждает и учит, что священный образ основан на Боговоплощении и потому присущ самой сущности христианства и неотделим от него. /1/

Естественно, что некоторые христиане, особенно перешедшие из иудейства, основываясь на ветхозаветном запрещении образа, отрицали возможность его существования и в христианстве, тем более, что христианские общины были со всех сторон окружены язычниками и идолопоклонниками. Учитывая весь разрушительный опыт язычества, эти христиане пытались оградить Церковь от заразы идолопоклонничества, которая могла бы проникнуть в нее через художественное творчество. Возможно, что иконоборчество так же старо, как и иконопочитание. Все это понятно, но иметь решающее значение для Церкви эти обстоятельства не могли.

Многие противники иконопочитания, как в древности, так и теперь, выдвигали в качестве аргумента в свою защиту мнения некоторых раннехристианских писателей, настроенных отрицательно по отношению к иконам. /2/

В этих случаях их называют «отцами Церкви» и считают противниками христианского искусства. Но несмотря на уважение, с которым Церковь относится к некоторым древним авторам (Тертулиан, Ориген, Евсевий Кесарийский), она не считает их полностью православными. Т.е. Церкви приписывается то, чего не было. Даже если бы эти авторы выступали против христианского искусства, их произведения не могут рассматриваться как глас Церкви, а лишь как их частное мнение (теологумен) или как отражение некоторых враждебных образу течений внутри Церкви. С другой стороны, даже если признать, что они действительно боролись против изображений (как, например, Евсевий) то уже сам факт противоборства доказывает существование и важную роль изображений в христианстве, так как не стоит бороться с чем-то, чего нет, и зачем бороться с чем-то, что не имеет значение.

В представлении Церкви решающим фактором является не древность того или иного свидетельства за или против икон (т.е. хронологический фактор), а согласуется ли данное свидетельство с христианским Откровением.

Отказ от образа, характерный для некоторых течений первых веков христианства, объясняется определенной неясностью в отношении к образу, а также отсутствием ясного и адекватного богословского языка, как словесного, так и образного. Чтобы решить проблему с неопределенностью и разнообразием отношений к образу и искусству, Церковь принимается за выработку такого художественного языка и таких словесных формулировок, которые бы не оставляли место для недоразумений.

Остановимся и на вопросе о происхождении христианских изображений. По мнению прот. Сергия Булгакова, «икона впервые появляется в язычестве» /3/, в качестве аргумента о. Булгаков использует сравнение с греческой философией, которая в наивысших своих достижениях является своего рода христианством до Христа, так, в античном искусстве существуют бесспорные прототипы христианской иконы. Проф. Л.Успенский считает, и мы разделяем его позицию, что истоки христианской иконы можно найти в ветхозаветном запрете изображений Бога. /4/

Несмотря на существование в Церкви течений, отрицательно относящихся к изображениям, существовала и основная вера, утверждавшая образ, которая все более и более доминировала. Выражением этого учения Церкви является ее Предание, утверждавшее существование икон Спасителя еще при жизни и икон Богородицы, появившихся после Пятидесятницы. Предание свидетельствует, что с самого начала в Церкви смысл и значение образа были ясны, что отношение Церкви оставалось неизменным, что это отношение Церкви к образу напрямую происходит из учения о Боговоплощении. Согласно этому учению образ присущ самой сущности христианства, поскольку христианство есть Откровение не только Божьего Слова, но и Божьего Образа, явленного Богочеловеком Иисусом Христом. Церковь учит, что икона основана на самом факте воплощения второго лица Святой Троицы. А это означает, что христианский образ не только не противоречит ветхозаветному закону, но напротив, он есть его прямое следствие и осуществление, потому что существование образа в Новом Завете предполагается из его запрета в Ветхом Завете. Как бы странно это не выглядело для постороннего человека, для самой Церкви существование образа непосредственно проистекает из отсутствия прямого изображения в Ветхом Завете — это его последствие и завершение. Предтечей христианского образа был не языческий идол, а ветхозаветный символ и отсутствие прямого конкретного изображения Бога до Воплощения Сына Божьего. Точно также как прообразом Церкви был не языческий мир, а древний Израиль, избранный Богом народ для передачи Его Откровения. Для Церкви вполне очевидно, что запрещение образа, данное в Исходе (20:4) и во Второзаконии (5:12-19), есть временная, воспитательная, педагогическая мера, относящаяся лишь к Ветхому Завету, но не принципиальное запрещение. «И попустил им учреждения недобрые» (Иез. 20:25), по причине их жестокосердия — поясняет запрещение св. Иоанн Дамаскин. /5/ Потому, что запрещая прямой и конкретный образ, Писание в то же время передает Божью заповедь делать символические образы, какими были скиния и находящиеся в них предметы. Они имели прообразное символическое значение, устройство же их в мельчайших подробностях было указано самим Богом.

Учение Церкви об образе и ее отношение к ветхозаветному запрету ясно выражено у св. Иоанна Дамаскина «Слова в защиту святых икон», написанных в ответ иконоборцам, не признающим иконы на основании ветхозаветного запрета и смешения христианского образа с идолом. Иоанн Дамаскин считает, что само запрещение изображения невидимого Бога подсказывает необходимость Его изображения, когда исполнятся пророчества о Его пришествии, и слова Писания «вы не видели образ, потому не создавайте Его» означают «не делайте Божий образ, пока не видели Бога». Образ невидимого Бога невозможен, «потому что как может быть изображено то, что недоступно зрению»? /6/ И если такой образ все же был бы сделан, то по причине невидимости Первообраза он был бы основан на воображении, а следовательно, был бы вымыслом, ложью.

Таким образом, можно сказать, что указание, данное в Писании на неизобразимость Бога, связано вообще с предназначением израильского народа. Назначение избранного народа — служить истинному Богу. Это служение заключалось в его мессианстве, в прообразе и подготовке того, что должно было явиться в Новом Завете. В силу чего в Ветхом Завете могли быть только прообразы и символы, как прообразы будущего, так как сам «закон не был образом,- говорит св. Иоанн Дамаскин, — а как бы стеной для прикрытия образа. Потому что ап. Павел говорит: «Закон, имея тень будущих благ, а не самый образ вещей» (Евр.10:1) Иными словами, образ «вещей», т.е. реальность, а именно, Новый Завет. /7/

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10




Похожие:

Московская духовная академия кафедра догматического богословия iconМосковская духовная академия кафедра Нравственного Богословия
Состояние падшего человека и необходимость его духовного преображения, по учению свт. Игнатия
Московская духовная академия кафедра догматического богословия iconМосковская духовная академия кафедра Истории русской религиозной мысли
Жизнеописание князя евгения николаевича трубецкого
Московская духовная академия кафедра догматического богословия iconМосковская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви
Ii обзор основных идейных направлений в церковно–общественной среде по академическому вопросу
Московская духовная академия кафедра догматического богословия iconМосковская Духовная Академия
Формы организации и методы учебно-воспитательной работы в Православной гимназии
Московская духовная академия кафедра догматического богословия iconСommunicatio idiomatum как важнейшая часть православного учения о Лице Искупителя
Христология является тем разделом православного догматического богословия, который лежит на пересечении собственно теологии, учения...
Московская духовная академия кафедра догматического богословия iconМосковский патриархат санкт-петербургская епархия санкт-петербургская духовная академия кафедра церковно-практических дисциплин
Предисловие
Московская духовная академия кафедра догматического богословия iconМосковская духовная академия курсовое сочинение студента 1-го курса мда долгова алексея на тему: “Опыт организации детских православных лагерей в Кипрской Церкви и возможность его применения в России”
Святаго Духа, уча их соблюдать все, что я повелел вам; и се, я с вами во все дни до скончания века. Аминь
Московская духовная академия кафедра догматического богословия iconМосковская государственная юридическая академия Оренбургский институт (филиал) Кафедра уголовно-процессуального права и криминалистики примерные вопросы для подготовки к экзамену по уголовно-процессуальному праву оренбург 2005
Уголовно-процессуальная форма: понятие, значение. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы
Московская духовная академия кафедра догматического богословия iconМосковская государственная юридическая академия Оренбургский институт (филиал) Кафедра уголовно-процессуального права и криминалистики примерные вопросы для подготовки к зачету по общей части уголовно-процессуального права оренбург 2005
Уголовно-процессуальные правовые нормы, их виды, структура. Санкции в уголовно-процессуальном праве
Московская духовная академия кафедра догматического богословия iconПути русского богословия
Русская духовная журналистика и подготовка общественного мнения к восприятию церковной реформы
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов