Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” icon

Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений”



НазваниеДуховное образование в России периода ”Хрущевских гонений”
страница1/3
Дата конвертации28.08.2012
Размер0.59 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3






Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений”.


1. Причины и сущность гонений.

Период взаимоотношений Церкви и Советского Государства во время правления Н. С. Хрущева (1954--1964) еще очень мало изучен. Еще несколько лет назад историки не могли даже помыслить о публикациях и исследованиях данной проблемы. В первую очередь это было связано с невозможностью использования т. н. “закрытых” фондов архивов. Но и сейчас почти что половина фонда 6991 ГАРФа (дела Совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР) недоступны для изучения большинством историков. Все же в последнее время появились новые возможности для работы с источниками по новейшей истории нашей Церкви.

Проблема хрущевских гонений напрямую связанна с современностью. Наблюдалась очень интересная метаморфоза государственной власти. Наряду с процессами либерализации в обществе именуемыми “оттепелью” наблюдалось тотальное наступление на права верующих. Хотя в предыдущем периоде диктаторского владычества И. В. Сталина после 1943 г. мы видим в целом лояльное отношение к Церкви.

Идеология государства не поменялась, по-прежнему господствовал воинствующий марксизм-ленинизм, но тактика взаимоотношений с Церковью приобрела совершенно новые черты, отличные от всех до этого бывших. Наиболее верным, на наш взгляд, будет охарактеризовать эту тактику, как политику жесткого или тотального администрирования, аналогии которой скорее можно найти в Синодальном периоде (естественно, с большими оговорками). Стоит задуматься, может ли политическая партия или движение, в основе программных документов которой лежит марксизм-ленинизм а, следовательно, атеистическая идеология, быть всегда лояльной по отношению к Церкви, или периоды временного политического союзничества будут сменяться страшными гонениями.

С изменением лиц у кормила власти произошла ломка установившегося баланса отношений Советской державы и Церкви. Следует отметить, что противоречивый процесс “огосударствления” Церкви начался со знаменитой встречи трех митрополитов со Сталиным в Кремле в 1943 году. В течение развития этого процесса наблюдались конструктивные элементы сотрудничества, произошла легализация Церкви правительством, и ей вернули некоторые права. Но это явление было изначально порочным и неизбежно привело к гонениям эпохи Хрущева, в какой-то степени более вредоносным, чем ленинские и сталинские гонения, т. к., благодаря “огосударствлению”, гонители пытались влиять на Церковь изнутри, навязывать кадровую политику, менять жизнь приходов, забирать власть в епархиях из рук архиереев в ведомство уполномоченных и т. п., чего раньше не наблюдалось. От тяжких последствий того времени мы не можем полностью освободиться, и по сей день. В рассматриваемый период борьбы с религией преследовались в основном идеологические цели, в отличие от физического уничтожения, как это было ранее, это повлияло и на методы борьбы.
Стали активно использовать для агитации услуги ренегатов, чего не было раньше. Это была принципиально новая попытка разложения Церкви. В это время контроль над Церковью достигает максимальной величины, но органы госбезопасности отходят в этой деятельности на задний план, действуют более опосредованно и с меньшей силой, вперед выдвигаются партийные аппаратчики. Старались не допустить на международную арену просачивания информации об антицерковной политике, что долгое время удавалось благодаря камуфляжу хрущевской либерализации общества. Но, несмотря на изощренность подобной стратегии борьбы, в конце концов, она потерпела провал. Господь посрамил замыслы гордых властителей. Вновь сбылось Его обетование, и врата ада, уже в который раз , оказались бессильными одолеть Церковь (Матф. 16. 18).

После смерти Сталина в руководстве страны выявилось два подхода к вопросу об отношении к Церкви. Одни рассматривали патриархию как часть управления страной, и, исходя из этого, искали методы сотрудничества с ней, другие находили возможным только антирелигиозный подход. Последовавшие затем изменения в церковно-государственных отношениях, которые мы называем гонениями, связывают с именем Н. С. Хрущева не напрасно и не случайно. Действительно, этот лидер явился ключевой, хотя и не единственной фигурой в этом процессе. Сформировавшийся как политический лидер в 30-х годах, Н.С.Хрущев” прославился” уничтожением храмов, как в Москве, так и на Украине, где он был секретарем местных ЦК партии. Его справедливо называют “последним революционным романтиком”. Несмотря на то, что это был очень расчетливый и прагматичный человек, он искренно верил в возможность скорейшего построения коммунизма в отдельно взятой стране и обещал своему поколению райскую жизнь в этом утопическом обществе, в котором, разумеется, не может быть места для религии, этого “капиталистического предрассудка”. ”В конце 80-х годов я покажу вам последнего попа” – самоуверенно обещал Никита Сергеевич.

Попробуем разобраться, какие причины вызвали этот новый курс правительства. В опубликованных по данному вопросу работах мы обнаружили шесть основных мотивов.

1. Значительная часть руководства во главе с Хрущевым добросовестно верила, что Советское общество, отрешившись от негативного наследия Сталина, сможет построить новое коммунистическое общество. Коммунистическая идеология считалась жизнеспособной, не терпящей никаких религиозных альтернатив.

2. Эти иллюзии разделяло не только идеологическое руководство, но и так называемые “шестидесятники” — демократически настроенные интеллигенты. Значительная часть общества равнодушно относилась к религиозной длительной диктатуре. Спокойное отношение к Церкви в СМИ преподносилось как наследие сталинизма, требовавшее изменения.

3. Начавшийся в начале 50-х годов русский религиозный ренессанс и возрастающее влияние Церкви вызывали острую тревогу в высших эшелонах власти. Здесь следует также учитывать значительную религиозность выпущенных на свободу сотен тысяч заключенных ГУЛАГа. Почти все данные статистики 1959-х годов свидетельствуют о подъеме православия.[1.361].

4.Н.С.Хрущев активно искал источники пополнения государственного бюджета за счет вооруженных сил, колхозов и др. Одним из таких источников стало ограбление Церкви в 1958--64 годах. Правительство вспомнило практику 1922 г. — компанию по изъятию церковных ценностей.

5. Внешнеполитические причины. После относительной неудачи Московской межправославной встречи в мае 1958 г. власти во многом теряют интерес к “государственной службе” Церкви на международной арене.

6. Неожиданным развенчанием “культа личности” Сталина Н.С.Хрущев вызвал явное недовольство в партийно-номенклатурных кругах, поэтому ему важно было последовательным проведением антицерковной компании убедить сталинистов в том, что он твердо стоит на партийных позициях.

В литературе по данной проблеме находим ряд мнений на то, как развивался процесс антицерковного наступления. Московский историк М.И.Одинцов опубликовал в “Отечественных архивах” в 1994 г. статью “Письма и диалоги времен “хрущевской оттепели”, в которой попытался обрисовать политические предпосылки разбираемого явления, но, к сожалению, недостаточно полно, статья оставляет без ответа многие вопросы.[2.25-31] Замечательная книга питерского ученого М.В.Шкаровского очень обстоятельно и научноаргументированно раскрывает перед нами картину хрущевских гонений, ее материалы очень помогли при написании этой работы, но, к сожалению, на наш взгляд, она страдает тем же недостатком, что и предыдущее издание [1. 347-394].Православные исследователи профессор Д.В.Поспеловский [3.280-314] и профессор прот. В.Цыпин [4.378-393] не уделяют внимание развитию политической ситуации в стране. Интересные работы в этой области опубликовал В.А. Алексеев — бывший работник аппарата ЦК ВЛКСМ, а затем и ЦК КПСС, ныне председатель Международного Фонда единства православных народов. Его монографии — это взгляд на историю церковно-государственных отношений изнутри правительственной машины, поэтому все внутриполитические процессы изучены глубоко и точно [5; 6; 7]. Хотя Шкаровский считает, что он “несколько идеализирует” эти отношения [1. 51].

Итак, как все это было. 7 июля 1954 года под давлением Хрущева ЦК партии принимает постановление “О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения”. Этот документ явился вехой новых явлений в жизни Церкви. Священноначалие Русской Церкви сразу после смерти И.В.Сталина настойчиво искало встречи с новым руководством страны. Но Хрущев был решительно против подобных диалогов. У историков до сих пор нет единого мнения на то, происходила ли когда-нибудь встреча патриарха Алексия с Хрущевым, или нет. Ни сам Святейший Патриарх Алексий 1, ни кто-либо из высшего духовенства о такой встрече не упоминают, хотя во весь этот период неустанно добиваются ее. Что же касается некоторых упоминаний о подобном, якобы бывшем контакте, то их можно отнести к пропагандистским попыткам, показать, что в стране не велось грубого притеснения религии.

Руководство Церкви первоначально планировало встречу с главой Правительства СССР Г.М.Маленковым. Но Хрущев очень внимательно следил за каждым шагом своего конкурента на пути к власти и решил помешать ее осуществлению. Интересно, что разворачивающаяся антицерковная компания противоречила взглядам части руководства страны, в среде которых после Великой Победы проявлялись великодержавные тенденции. Они видели Церковь как часть новой несокрушимой державы. Часть такую же мощную, как само государство, смело проводящую политику Советского Союза в международных отношениях. Очень многие люди из советского руководства разделяли проводимую ранее политику создания “московского Ватикана”. Среди тех, кто был за взаимовыгодные отношения с Московской Патриархией, выделялся и “советский обер-прокурор” — Председатель Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР полковник КГБ Г.Г.Карпов. Негативно относясь к разворачивающейся антирелигиозной компании, Г.Г.Карпов 6 августа 1954 года направил в ЦК КПСС текст ориентировки для уполномоченных Совета на местах, в котором много говорилось, что православное духовенство в большинстве своем лояльно советской власти, активно способствовало победе в Великой Отечественной войне, поддерживает социалистические преобразования в интересах широких народных масс и готово помогать государству и обществу в дальнейшем. Приводились яркие примеры подобного сотрудничества.

3 августа 1954 года Г.Г.Карпов направил в ЦК другую записку, в которой информировал, что, по данным Совета по делам РПЦ, в стране насчитывалось весьма много верующих, в том числе среди коммунистов и комсомольцев, среди них и из числа руководящих кадров. В ряде областей священники по просьбе руководителей колхозов и совхозов с участием коммунистов и комсомольцев проводили молебны о ниспослании Богом дождя, окончания засухи, устраивали крестные ходы и т.д.

Во второй половине августа 1954 года Карпов буквально забросал ЦК КПСС сообщениями о том, что некоторые коммунисты порывали с партией и переходили служить православными священниками.[7.17--18.]. Несомненно, что своими столь частыми записками в ЦК КПСС Г.Карпов пытался показать высшей партийной элите на ошибочность постановления ЦК партии от 7 июля 1954 года и стремился хоть таким образом повлиять на смену курса руководства.

21 сентября того же года Г.Г.Карпов информирует ЦК КПСС о резко негативном отношении иерархов Русской Церкви к этому постановлению и в целом к новой антицерковной линии правительства. Ленинградский митрополит Гурий (Чуков) написал Святейшему Патриарху докладную записку, в которой высказывался, что наступление на Церковь инициировано узкой партийной группой и не является общегосударственной линией, что политика эта непродуманная и принесет только вред стране. Владыка Гурий настойчиво советовал Патриарху встретиться с главой Правительства Г.М.Маленковым и высказать решительный протест. Видно, что члены Синода хорошо разбирались в политической ситуации и намеривались развивать отношения не с Хрущевым, а с государственным руководством страны.

4 сентября 1954 года Г.Г.Карпов стал соавтором еще одной записки в ЦК КПСС заведующему Отделом пропаганды и агитации В.С.Кружкову, в которой были представлены замечания и предложения к проекту нового постановления ЦК партии. Это новое постановление должно было, по замыслу его авторов из числа оппонентов Хрущева, изменить отношение к религии в лучшую сторону. Указывалось на оскорбительные материалы о духовенстве и верующих, опубликованные в газетах “Комсомольская правда”, “Литературная газета”, “Калининская правда”, “Смена” (Ленинград) и др.

21 октября 1954 года Г.Г.Карпов в очередной записке информирует ЦК КПСС о письме, полученном им от Патриарха Московского и всея Руси Алексия, в котором Святейший делится с ним своей озабоченностью и приводит жалобу митрополита Николая, председателя Отдела внешних церковных сношений МП. Он приводит конкретный факт его прямого и публичного оскорбления лектором Московского горкома КПСС Владимировым, который назвал владыку “врагом народа”. Митрополит Николай внес официальный протест и хотел демонстративно отказаться от поездки в Стокгольм на сессию Всемирного Совета Мира.

7 октября 1954 г. Г.Г.Карпов предпринимает новый ход. Видя, что его обращения в ЦК КПСС не приносят успеха, он отправляет в Совет Министров СССР письмо патриарха Алексия с сопроводительным текстом. Может быть, и само письмо было заранее обговорено Патриархом с Карповым, чтобы совместно обратиться именно в правительство и его главе Г.М.Маленкову, а не в ЦК КПСС. В сопроводительной записке Карпов сообщал, что Патриарх просит председателя Совета по делам РПЦ принять его. Патриарх в своем письме указывал, что за рубежом развернувшуюся новую антирелигиозную компанию в СССР связывали, дескать, именно с главой Советского Правительства Г.М.Маленковым.

В этой фразе заключалась суть всего письма. Задача Патриарха и Карпова заключалась в том, чтобы заставить Маленкова отмежеваться от антицерковного курса Н.С.Хрущева и, таким образом, получить Председателя Совета Министров себе в союзники.

Г.М.Маленков, будучи чутким политиком, быстро осознал всю важность для себя встречи с Патриархом Алексеем. В начале октября он дает согласие на встречу с Патриархом, несмотря на сильное противодействие Хрущева. Встреча была запланирована на декабрь 1954 года. Но для того, чтобы встреча была эффективной и полезной, Маленкову необходимо было продемонстрировать свое несогласие с антирелигиозным курсом Хрущева. Продемонстрировать не на словах, а на деле. И здесь следует отметить, что наступление на Церковь захлебнулось в 1954 г. во многом благодаря именно Г.М.Маленкову. При мощной поддержке Маленкова как члена Президиума и секретаря ЦК КПСС в аппарате ЦК, вопреки Хрущеву, его оппоненты подготавливают решение о принятии постановления, ревизовавшего прежнее постановление от 7 июля. Г.М.Маленкова в этом вопросе поддержали В.М.Молотов, К.Е.Ворошилов, А.И.Микоян, Н.А.Булганин. Эта группа оппонентов Хрущева добилась принятия Президиумом ЦК КПСС 10 ноября 1954 года постановления ”Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения”. Это документ требовал положить конец грубым и оскорбительным приемам борьбы с религией и, по сути дела, отменял постановление от 7 июля. Священнослужители РПЦ с большой радостью восприняли новое решение. Сразу по выходе постановления Священный Синод публично выразил благодарность Советскому Правительству за заботу. Синод заявил, что будет верен ”своему народу и его Правительству”. Митрополит Николай, вернувшийся из Стокгольма, в который все же поехал после уговоров главы делегации Н.С.Тихонова, рассказал о положительной реакции на постановление за рубежом.

Теперь встреча Патриарха с главою Советского Правительства могла восприниматься как продолжение конструктивного диалога, начало которому было положено И.В.Сталиным после сентября 1943 г. Как и было запланировано, встреча состоялась в начале декабря 1954 года. Председатель Совета Министров Советского Союза официально принял Предстоятеля Русской Церкви в своей резиденции в Кремле и имел с ним продолжительную беседу по проблемам положения Русской Православной Церкви в СССР. О том, что такая встреча действительно была, видно из письма Г.Г.Карпова в ЦК КПСС в1956 году.[7.23.]

К сожалению, несмотря на свой романтизм, Н.С.Хрущев оказался более ловким политиком, чем Маленков. Вскоре Г.М.Маленков был освобожден от поста председателя Совета Министров, и даже часть обещанного им Патриарху не была выполнена. Но наступление на Церковь приостановилось, до 1957 г. происходило укрепление позиций Патриархии.

С 1955 года стало правилом присутствие иерархов Церкви на приемах в Верховном Совете и в иностранных посольствах. Это давало возможность представителям Патриархии непосредственно общаться с членами правительства. В июне 1955 г. новый председатель Совета Министров Н.А. Булганин принимал в Кремле президента Индии Д.Неро. На этой встрече Патриарх Алексий заявил советскому премьер-министру о необходимости их официальной встречи, и Булганин ответил согласием. В 1955 году такая встреча не состоялась, но Церкви были сделаны серьезные уступки.

Встреча Патриарха Алексия и Н. А. Булганина состоялась в Кремле только 26 марта 1956 года. На ней шла речь о нормализации Церковно-государственных отношений, об активном участии Московской Патриархии в деле борьбы за мир на международном уровне. Государство еще было заинтересованно в этой международной деятельности Церкви, и, пожалуй, только в ней. После ХХ съезда партии вновь усиливаются попытки разрушить хрупкий диалог. Начиналась новая “всенародная” компания по строительству коммунистического общества, в котором не будет места для “морали рабов” — религии.

Началом новой компании по борьбе с Церковью можно считать крупную победу Н.С.Хрущева над сталинистами на беспрецедентно долго длившемся Пленуме ЦК КПСС (22-29 июня 1957 года). После драматических дебатов было принято постановление “Об антипартийной группе Маленкова Г.М., Кагановича Л.М., Молотова В.М.”, согласно которому эти трое деятелей, а также секретарь ЦК партии Д.Т.Шепилов были выведены из состава Президиума ЦК КПСС и вскоре были сняты со своих постов.

После этой победы над своими противниками Н.С.Хрущев остался один на политическом Олимпе и стал единолично распоряжаться судьбами страны. Теперь ему никто не мешал “навести порядок на идеологическом фронте”. Церковные иерархи после июньского Пленума поняли, что политическая расстановка сил сложилась не в пользу Церкви. Поэтому руководство Церкви активизировало свою международную деятельность, надеясь на то, что заинтересованное в ней правительство не нанесет удар, и, кроме того, чтобы в случае начала репрессий иметь возможность искать поддержку за рубежом. Но властям Советского Союза казались недостаточными усилия Патриархии на международном уровне. Им хотелось видеть реальную отдачу в протестах, направленных против колониализма, за прекращение испытаний и производства ядерного оружия.

Обе стороны пришли к договоренности о необходимости провести крупную миротворческую акцию с участием глав Церквей и религиозных организаций из других стран. Руководство Патриархии надеялось добиться в рамках подготовки этого мероприятия встречи с Н.С.Хрущевым. Кажется, такой встречи все же не было. О том, что она была, пишет только В.А.Алексеев. [7.26]

На официальные торжества по случаю 40-летия восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви в Москву съехались: Патриарх Антиохийский Александр, Патриарх Болгарский Кирилл, Патриарх Грузинский Мелхиседек, Архиепископ Албанский Паисий, Митрополит Пражский и всея Чехословакии Иоанн. Они подписали опубликованное в советской печати 23 мая 1958 года Обращение ко всем христианам планеты с воззванием в защиту мира, против производства и испытаний ядерного оружия. Однако, тот факт, что под воззванием не подписались предстоятели Константинопольской, Иерусалимской, Элладской, Финляндской и Сербской Православных Церквей, дал повод недоброжелателям утверждать, что это обращение недостаточно авторитетно, т.к. не отражает мнения всего вселенского православия. Соответствующие комментарии появились и в западной прессе. Вспыльчивый Хрущев крайне негативно воспринял “неудачу” московской встречи и летом 1958 года принял решение начать новый штурм Церкви.

Осенью были опубликованы тезисы доклада первого секретаря ЦК на ХХI съезде КПСС, который открылся 27 января 1959 года. Хрущев обещал дать “последний бой всем попам — затемнителям народного сознания”.

Под влиянием Н.С.Хрущева 4 октября 1958 года было принято постановление ЦК КПСС “О записке Отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам “О недостатках научно-атеистической пропаганды””. По тотальности намеченных в этой секретной записке мер борьбы с религией она не имеет прецедентов. В свете этих новых постановлений и под личным давлением Хрущева 16 октября 1958 года Совет Министров СССР принял два антицерковных постановления: “О монастырях в СССР” и “О налоговом обложении доходов предприятий епархиальных управлений, а также доходов монастырей”. Таким образом, ЦК нарушил свое же постановление от 10 ноября 1954 года, в котором говорилось о недопустимости “административного вмешательства в деятельность Церкви”.

В январе-феврале 1959 г. проходил ХХI съезд КПСС. На нем разрабатывались программы быстрого перехода советской страны в земной рай коммунизма. Для этого, как заявил Н.Хрущев, необходимо в ближайшую семилетку преодолеть пережитки капитализма в сознании народа. На съезде об этом также говорили официальные советские идеологи М.Суслов, Е.Фурцева, П.Поспелов.

В 1959 году темпы наступления на религию были несколько уменьшены. Но штурм продолжался. 22 апреля Совет по делам РПЦ направил уполномоченным на местах инструкцию “О введении регистрации членов исполнительных органов и ревизионных комиссий приходских церквей” в целях ограничения власти настоятеля, ослабления материального положения Церкви и принижения авторитета духовенства. Ранее подобная инструкция была отменена в октябре 1955 г. 12 июня Совет требовал от своих уполномоченных прекратить продолжавшуюся в широких размерах благотворительную деятельность религиозных организаций и принять меры к полному прекращению ходатайств об открытии храмов.

К марту 1961 года по заданию ЦК КПСС была разработана и утверждена “Инструкция по применению законодательства о культах”, которая запрещала религиозным центрам организовывать детские и женские собрания, кружки, паломничество, благотворительность и т.п.

В октябре 1961 года состоялся ХХII съезд КПСС, который принял решение поднять антирелигиозную борьбу на новый, более интенсивный этап развития. На съезде была проведена новая Программа партии, провозгласившая построение коммунизма в основном за 20 лет. Во всех своих докладах и выступлениях на съезде Н.Хрущев чрезвычайно подчеркивал задачи борьбы с религиозной верой в народе. Если говорить непосредственно о личности Н.Хрущева, то надо полагать, что он не испытывал особой ненависти к Церкви. Просто, 1-й секретарь не желал считаться с существующей действительностью, это и погубило его, в конце концов. Другие руководители партии отличались большей нетерпимостью в отношении к религии, особенно секретарь ЦК Л.Ильичев.

Следует заметить, что по мере нарастания темпов антицерковной политики правительства, в Совете по делам РПЦ начинают осознавать, что подобные кампании очень вредят появляющимся планам широкой международной деятельности. Начинают постепенно понимать это и некоторые представители партийного руководства.

С конца 1962 г. антирелигиозная волна временно пошла на спад. Одним из подтверждений чему явился указ Президиума Верховного Совета от 8 ноября о награждении Патриарха Алексия к 85-летию четвертым орденом Трудового Красного Знамени.

Но вскоре выяснилось, что это было лишь затишье перед новым боем. К “штурму небес” присоединился старый враг — аппарат КГБ. 10 ноября 1963 г. председатель КГБ В.Семичастный представил в ЦК КПСС обширную справку о негативной деятельности церковников и сектантов. Через несколько недель Л.Ильичев уже активно оперировал фактами из нее, как главными аргументами на расширенном заседании Идеологической комиссии при ЦК КПСС. По указанию Хрущева эта комиссия приняла тоталитарное постановление под названием “Мероприятия по усилению атеистического воспитания населения”. Оформленные в постановление ЦК партии от 2 января 1964 г., эти мероприятия превращаются в “государственный план преодоления религиозного сознания масс”. [1. 387] В программной статье в январском номере журнала “Коммунист” Л.Ильичев еще более усилил зловещий смысл постановления. Перед партией выдвигалась утопическая задача за 12-17 лет, в соответствии с новым постановлением ЦК, полностью освободить сознание людей от религиозной веры. Предполагалось грандиозное наступление на Церковь.

Но Господь не попустил свершиться этим мрачным проектам. Авторитет 1-го секретаря и его ближайшего окружения в народе стремительно падал, в немалой степени и из-за антицерковных авантюр. 14 октября 1964 г. на Пленуме ЦК КПСС Н.С.Хрущев был снят со всех своих постов. Миллионы верующих вздохнули с облегчением и надеждой на смягчение курса.

Действительно, так и произошло, за сменой руководства последовало смягчение нападок на религию. Опасаясь волнений в обществе, новое правительство решило снять напряжение вокруг религиозной проблемы. Появилось мнение, что люди и так озлобленны, и незачем их еще дополнительно злить и в этом вопросе. “Главный гонитель” Л.Ильичев был скоро перемещен с большим понижением в МИД СССР на должность заместителя министра.

В Верховном суде СССР прошло специальное совещание по вопросам нарушения социалистической законности в отношении верующих в период 1960-1964 годов.

Правда, изменения эти были лишь внешнего порядка. Внутренних изменений в отношении к религии в душах партийных боссов не произошло, да не могло произойти. Антирелигиозная идеология коммунистической партии сохранилась, изменились лишь методы и накал борьбы. За осуществлением курса следил “ветеран” идеологического фронта М.А.Суслов. По завещанию И.В.Сталина он предпочитал работать “не выпячивая” данный вопрос. Противодейство Церкви шло “полуконспиративными” методами, что бы не раздражать общественное мнение на Западе и внутри страны.

В итоге, хрущевские гонения провалились, не достигнув своей цели. Кампания противопоставила верующих и советскую систему вместо того, чтобы обратить людей в атеистов, загнала религиозную жизнь в подполье, что для режима опаснее, чем открытая религиозность; привлекла симпатии многих, ранее безразличных к религии людей, страданиями верующих; на Западе появились движения в защиту гонимой в Советском Союзе Церкви.

Русская Православная Церковь выстояла и на этот раз. Лицезреть “последнего советского попа” миру не пришлось.


  1   2   3




Похожие:

Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” iconН. Е. Самохина кандидат философских наук
России заговорили уже открыто. Писатели и философы (такие как А. С. Хомяков, А. Белый, А. А. Блок, Д. С. Мережковский, Н. А. Бердяев),...
Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” iconЛекция №33 (№68). Поэт Николай Рубцов. Выходец из "случайного семейства"
Извилистый жизненный путь. Самоосознание поэта – “духовное” (псевдо духовное) рождение: 1962 год. Окололитературное бытие
Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” iconМетодов политологии
Политическая мысль в России с периода формирования государственности и до 1917г
Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” iconМ., 1994 В. Волошинов. «Фрейдизм» критический очерк
Сознание и бессознательное. Три периода в развитии фрейдизма. Первая концепция бессознательного. Катартический метод. Особенности...
Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” iconБ. П. Юсов Пространство культуры и духовное развитие ребенка
Сообщение. 3-я Конференция Ассоциации творческих учителей России "Учитель создатель культуры и здоровья общества". 2 ноября 1998...
Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” iconАнализ работы рцпи кармаскалинского района за 2007-08 уч г. Районный центр педагогической информации работает по реализации приоритетного национального проекта «Образование»
«Образование». На сегодняшний день в школах района 218 компьютеров. Но поступившие в 2001 году по программе «Дети России» компьютеры...
Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” iconМөфти Мөхәммәдъяр Солтан нәселебез горурлыгы
Рәсәйдә духовное собрание төзергә, аңа башлык итеп мөфти куелырга тиеш. (1789нчы һиҗри белән 1204нче ел).”Духовное собрание” үзенең...
Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” icon17. 01. 2006 №8н Порядок заполнения налоговой декларации по единому налогу на вмененный доход для отдельных видов деятельности
Декларация представляется налогоплательщиками в налоговые органы по итогам налогового периода не позднее 20 числа первого месяца...
Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” icon20. 09. 2007 №83н Порядок заполнения налоговой декларации по единому налогу на вмененный доход для отдельных видов деятельности
Декларация представляется налогоплательщиками в налоговые органы по итогам налогового периода не позднее 20 числа первого месяца...
Духовное образование в России периода ”Хрущевских гонений” icon19. 12. 2006 №177н Порядок заполнения налоговой декларации по единому налогу на вмененный доход для отдельных видов деятельности
Декларация представляется налогоплательщиками в налоговые органы по итогам налогового периода не позднее 20 числа первого месяца...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов