Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви icon

Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви



НазваниеМосковская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви
страница1/12
Дата конвертации28.08.2012
Размер2.8 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12






МОСКОВСКАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ


Кафедра Истории Русской Церкви


Иеромонах Петр (Еремеев)


ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ВЫСШЕЙ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ В РОССИИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА


Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия


Сергиев Посад

1999


ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

Глава I. Высшая Духовная школа в России на пороге ХХ века

1. Устав 1869 года

2. Устав 1884 года

3. На пороге ХХ века

Глава II. ОБЗОР ОСНОВНЫХ ИДЕЙНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ В ЦЕРКОВНО–ОБЩЕСТВЕННОЙ СРЕДЕ ПО АКАДЕМИЧЕСКОМУ ВОПРОСУ

1. Характеристика церковной иерархии, профессорско–преподавательского состава Академий и академического студенчества начала ХХ века

Церковная иерархия

Профессорско–преподавательский состав

Академическое студенчество

2. Основные идейные направления в церковно–общественной среде по академическому вопросу

“Автономисты”

“Охранители”

“Ревнители”

Глава III. КОМИССИЯ 1905 ГОДА

1. Студенческие беспорядки: требование немедленной автономии

2. Начало работы Комиссии 1905 года

3. “Общие предложения” профессоров

4. Определение Святейшего Синода “о некоторых главных изменениях”

5. Уставы 1869 и 1884 годов и Комиссия 1905 года

6. Временные Правила

7. Освещение академических проблем в периодической печати в период возникновения движения за академическую реформу

8. Проекты академического Устава, представленные Духовными Академиями

Глава IV. V ОТДЕЛ ПРЕДСОБОРНОГО ПРИСУТСТВИЯ

1. Учреждение Предсоборного Присутствия

2. Студенческие требования

3. Круг вопросов, обсуждаемых на заседаниях V отдела

Учебно–научный статус Духовной Академии

Обсуждение вопроса “о попечении архиерея”

Обсуждение вопроса автономии высшей Духовной школы

Рассмотрение вопроса о занятии должностей и присуждении ученых степеней

Учебно–образовательная сторона реформы.

Воспитательные функции Духовной Академии

4. Обсуждение проблем академической реформы в прессе

Глава V. Комиссия 1909 года

1. “Мероприятия к благоустройству Духовных Академий”

2. Направление работы Комиссии 1909 года

Учебная сторона академического образования в оценке членов Комиссии 1909 года

Прения вокруг ученой степени ректора Духовной Академии

Обсуждение вопроса о воспитательных функциях высшей Духовной школы

3.
Новый Устав Духовных Академий

4. Оценка современниками деятельности Комиссии 1909 года

Глава VI. Комиссия 1911 года

  1. Учреждение Комиссии по изменению Устава 1910 года

  2. Измененный Устав Духовных Академий

  3. Оценки и отзывы современников о работе Комиссии 1911 года

Глава VII. Комиссия 1917 года

1. “О некоторых изменениях в строе академической жизни”

  1. Попытки создания Богословского института

  2. Создание Комиссии по пересмотру академического Устава

  3. Временный Устав и проект Нормального Устава Духовных Академий

  4. От уставных положений 1911 года к Временному Уставу 1917 года: церковная общественность о развитии процесса реформирования Духовных Академий

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Приложения

1. Избранные биографии

2. Дела имеющие отношение к теме исследования, хранящиеся в фондах Российского Государственного Исторического Архива

^ Список источников и литературы

Здания, сооружаемые из стихийного вещества, созидаются единожды и потом дают покой трудившимся, но то, что зиждется из живых камений, по совершении первоначального созидания, требует непрестанного воссоздания, утверждения, возвышения, украшения, по размерам возрастающего внутреннего совершенства...

Святитель Филарет Московский1


Введение


Ñовершенно очевидно, что среди вопросов, волновавших церковную общественность в начале нашего столетия, одним из самых насущных и сложных был вопрос о реформе высшей Духовной школы. О проблемах академического устройства заговорили уже во время революционных событий 1905 года. И нужно сказать, что идейная борьба, развернувшаяся вокруг вопроса назревших преобразований, стала своеобразным зеркалом, отразившим все многообразие проблем церковной и общественной жизни тех лет.

Действительно, ожесточенные споры и противоречия, которыми так полна история развития высшего духовного образования в России начала ХХ века, являются яркой иллюстрацией тех процессов, которые, охватив все слои русского общества, в конечном итоге привели его к революционной катастрофе 1917 года. В силу своей специфики Духовная школа находилась в непосредственном соприкосновении со всеми проявлениями церковно-общест­венной жизни. Из Академий выходили будущие иерархи Русской Православной Церкви и сотрудники церковных учреждений. Академии готовили препода­ва­тельские кадры для всех духовных учебных заведений и преподавателей богословских дисциплин для светских учебных заведений вплоть до университетов. Они же являлись миссионерско-апологетическими и научно-обра­зовательными центрами и были призваны распространять и отстаивать в обществе истины православной веры, защищать Церковь от лжеучений.

Обсуждение академической реформы выявило отсутствие в церковно-общественных кругах единодушия и взаимопонимания по многим жизненно важным для Церкви вопросам. В силу неподготовленности общественного сознания к серьезному обсуждению назревших проблем, проявившиеся рас­хождения во взглядах постепенно перерастали в открытое противостояние, делающее невозможным какой-либо диалог. В итоге, конструктивное решение многих насущных вопросов церковной жизни стало возможно только в 1917 году, когда грохот канонад отрезвил противоборствующие стороны.

Попытаться выявить основные проблемы, возникавшие в связи с преобразованием высшей Духовной школы в начале ХХ века, и есть цель настоящего сочинения.


Необходимость такой работы обуславливается тем, что проблема реформы Духовных Академий в наши дни относится к числу наиболее злободневных и актуальных.

Изменение условий существования Церкви расширяет сегодня круг задач стоящих перед высшей Духовной школой. Отвечая на запросы времени, Учебный Комитет Русской Православной Церкви в настоящее время уже предпринимает шаги к преобразованию подчиненных ему духовных учебных заведений. И именно в связи с началом процесса реформ в сфере богословского образования, вызванного, как и в начале ХХ столетия, общественно-политическими потрясениями, обращение к его ближайшей исторической перспективе видится нам сегодня особенно необходимым.


Историография предмета нашего исследования, как в отечественной, так и в зарубежной литературе незначительна, что, в свою очередь, подтверждает актуальность выбранной нами темы. Лишь немногие исследователи напрямую обращались к вопросу реформирования высшей Духовной школы в начале ХХ века. Так, за период 1900-1917 годов появилось только два сборника, поднимавших на своих страницах современные проблемы высшей Духовной школы. В 1906 году в Москве вышел сборник “Духовная школа”, в котором была помещена содержательная статья П.В. Тихомирова “О Духовных Академиях”2, освещавшая состояние богословского образования. А в 1907 году в Санкт-Петербурге был издан сборник “По вопросам Духовной школы”, в котором были опубликованы две статьи Н.Н. Глубоковского “По вопросам Духовной школы и об Учебном Комитете при Святейшем синоде”3 и “К вопросу о постановке богословского изучения в России”4, в которых автор характеризовал академическую реформу 1905-1907 годов и общее состояние современной ему высшей Духовной школы. Остальные дореволюционные работы посвящались каким-либо частным вопросам жизни Духовных Академий, как, например, работа А.П. Лебедева “Слепые вожди”5 или Т.И. Буткевича “Как иногда присуждаются ученые степени”6, и к теме нашего исследования имеют лишь косвенное отношение.

В послереволюционных исследованиях, посвященных истории Русской Православной Церкви в описываемый нами период, реформе Духовных Академий не уделяется пристального внимания. Значительный интерес для нас представляют две фундаментальные работы, посвященные истории развития богословской науки в России. Это “Русская богословская наука” Н.Н. Глубоковского7 и “Пути русского богословия” отца Георгия Флоровского8. Работа Глубоков­ского, опубликованная в Варшаве в 1928 году, оценивает роль отдельных богословских дисциплин в развитии русского богословия. Труд же протоиерея Г. Флоровского, увидевший свет в 1937 году, представляет попытку осмыслить весь путь развития русской богословской науки, оценить те процессы, которые сопровождали ее становление. Хотя в упомянутых сочинениях о реформе Духовных Академий говориться скупо, тем не менее, они представляют для нас огромный интерес, поскольку передают настроения, царившие в Академиях в том числе и в начале нашего столетия.

Следующая работа, в которой делается попытка серьезного изучения состояния богословской науки в начале ХХ века, и дается описание реформенных преобразований тех лет, принадлежит перу немецкого исследователя русского происхождения И. К. Смолича. Его фундаментальный труд “Geschichte der Russischen Kirche”9, первая часть которого была напечатана в 1964 году в Лейдене, является историческим описанием всего Синодального периода. Он содержит специальную главу посвященную духовному образованию. Разделяя главу на три части: “Духовное образование до школьной реформы 1808–1814 гг.”, “Духовное образование от школьной реформы 1808–1814 гг. до 1867 г.” и “Духовное образование после школьной реформы 1867–1869 гг.”, автор доводит описание до 1914 года, кратко характеризуя при этом все изменения, вносимые в академический Устав.

В советской России первой работой, посвященной истории духовного образования, стало исследование профессорского стипендиата Ленинградской Духовной Академии иеромонаха Владимира (Котлярова) “Критический обзор источников и литературы по истории духовного образования в России за синодальный период”10. В своем стипендиатском отчете автор анализирует всю источниковедческую базу по истории духовного образования, рассматривая печатные труды и архивные материалы, относящиеся к синодальному периоду. Сочинение заслуживает внимания уже потому, что после революции 1917 года это была первая попытка систематизировать и оценить тот обширный исторический материал, который имел отношение к истории развития отечественной богословской науки.

Определенный интерес представляет работа студента Московской Духовной Академии С. Голубцова “История Московской Духовной Академии (1900–1918 гг.)” — курсовое сочинение 1977 года. В своем исследовании автор восстанавливает хронологию важнейших событий 1900–1918 годов в Московской Духовной Академии и касается разных сфер ее деятельности, не анализируя при этом причины и следствия имевших место в это время преобразований Духовных Академий.

Не получает специального освещения вопрос реформирования Духовных Академий и на страницах юбилейного номера “Богословских трудов”11, посвященного 300-летию Московской Духовной Академии, которое отмечалось в 1986 году. О предреволюционных преобразованиях в сфере богословской науки в юбилейном сборнике практически ничего не говорится, но зато подробно описываются процессы развития богословской науки в Московской Академии.

В аналогичном выпуске “Богословских трудов”, посвященному 175-летию Ленинградской Духовной Академии, была опубликована работа архиепископа Выборгского Кирилла (Гундяева) “Богословское образование в Петербурге — Петрограде — Ленинграде: традиция и поиск”12. В публикации автор дает краткое описание становления первых христианских богословских школ и рассматривает историю развития отечественных школ, заостряя внимание на истории тогда еще Ленинградской Академии. Данная работа для нас представляет особый интерес в силу того, что две ее главы посвящены преобразованиям академического устройства XIX и ХХ столетий, в частности, Уставам описываемого периода.

В 1998 году студенческий православный журнал Московской Духовной Академии и Семинарии “Встреча” опубликовал работу студентки МГУ В. Тарасовой, посвященную полемике по вопросам реформы Академий начала века13. В исследовании характеризуется направление дискуссий по этой теме и дается оценка высказанных в начале века предложений по реформированию Академий.

К сожалению, остальные публикации и сочинения послереволюционного периода, посвященные богословскому образованию, носят общий описательный характер и не добавляют ничего нового к уже известным фактам и оценкам.


В работе был использован широкий круг источников – как опубликованных документов, так и материалов, хранящихся в государственных архивах.

К первой группе относятся законодательные и нормативные акты, составлявшие правовой базис высшей Духовной школы в дореволюционной России14, а также разнообразная протокольная документация — журналы заседаний Комиссий по пересмотру академического Устава и V Отдела Предсоборного Присутствия, публиковавшиеся специальными изданиями, и журналы Советов всех четырех Академий, помещавшиеся в приложениях к академическим периодическим изданиям. Перечисленные источники помогают нам составить представление о государственной и церковной политике тех лет в отношении богословского образования и высшей Духовной школы.

К этой же группе относится обширный комплекс мемуарной литературы, свидетельства и дневники современников, которые мы также используем для решения поставленных исследовательских задач.

Свои воспоминания о предреволюционной России и состоянии духовного образования оставил митрополит Вениамин (Федченков). Его книга “На рубеже двух эпох”15, изданная в 1994 году, помогает не только воссоздать хронологию событий, но и ощутить атмосферу того времени. Митрополит Вениамин был свидетелем и очевидцем многих событий, относящихся, как к истории высшей Духовной школы, так и в целом к истории Русской Православной Церкви, что делает его воспоминания ценным и важным источником при изучении нашего вопроса.

Другим источником стали мемуары митрополита Евлогия (Георгиевского), оставившего нам свои воспоминания в книге “Путь моей жизни”, впервые изданной еще в 40-х годах издательством YMKA-PRESS.16

Важным для нашего исследования источником является сборник “Сосуд избранный”, в который вошла частная переписка преподавателей и профессоров Духовных Академий с профессором Санкт-Петербургской Духовной Академии Н.Н. Глубоковским.

В 1954 году в нью-йоркском издательстве им. Чехова вышли “Вос­по­ми­на­ния последнего протопресвитера русской армии и флота” Г.И. Шавельского17. Книга посвящена государственно-церковным отношениям и деятельности военного духовенства накануне и в годы I Мировой войны. Хотя о Духовных Академиях и о реформе духовного образования в своих воспоминаниях протопресвитер говорит мало, но, тем не менее, говоря о проблемах высшего церковного управления, он делает несколько замечаний в адрес “ученого монашества”, что представляет для нас определенный интерес.

Небезынтересными, с точки зрения выяснения отношения современников к положению Духовных Академий в период с 1884 по 1914 год являются воспоминания Н.Н. Глубоковского, которые содержатся в его небольшой работе “За тридцать лет”18. К сочинениям такого же характера, восстанавливающим саму атмосферу Духовных Академий, относится и работа Н.М. Смирнова “Муки юной души”19, а также воспоминания отца Сергия Булгакова “Автобиог­ра­фи­ческие заметки”20.

В ходе исследовательской работы были также рассмотрены различные проекты Устава и “Отзывы епархиальных архиереев по церковной реформе”21, являющиеся своего рода программными документами, характеризующими взгляды профессуры и иерархии на проблемы академического переустройства.

Незаменимым источником в работе над нашей темой стали периодические издания. Практически все споры и противоречия, связанные с преобразованием Академий нашли отражение на страницах журналов и газет.

В процессе работы были просмотрены и в разной степени использованы следующие духовные периодические издания за 1900–1917 годы: “Вера и разум” (Харьков), “Вера и Церковь” (М.), “Богословский вестник” (Сергиев Посад), “Голос Церкви” (М.), “Богословский библиографический листок” (Киев), “Духовный христианин” (СПб.), “Душеполезное чтение” (М.), “Миссионерское обозрение” (СПб.), “Православный собеседник” (Казань), “Православное русское слово” (СПб.), “Руководство для сельских пастырей” (Киев), “Странник” (СПб.), “Труды Киевской Духовной Академии” (Киев), “Христианин” (Сергиев Посад), “Христианская мысль” (Киев), “Христианское чтение” (СПб.), “Христианское обозрение” (СПб.), “Церковь” (М.), “Церковь и жизнь” (Пг.), “Церковь и народ” (Киев), “Церковь и общество” (Пг.), “Церковно-общественная жизнь” (Казань), “Церковно-общественная мысль” (М.), “Церковно-общественный вестник” (СПб.), “Церковный голос” (СПб.), “Церковный вестник” (СПб.), “Церковные ведо­мос­ти” (СПб.), а также светские периодические издания: “Век” (СПб.), “Вест­ник воспитания” (СПб.), “Журнал Министерства Народного Просвещения” (СПб.), “Киевлянин” (Киев), “Киевские вести” (Киев), “Колокол” (СПб.), “Московский еженедельник” (М.), “Новое время” (СПб.), “Путь” (СПб.), “Россия” (СПб.), “Русская мысль” (М.), “Русская земля” (М.), “Русское дело” (М.), “Русские ведомости” (М.), “Санкт-Петербургские ведомости” (СПб.).

Периодические издания по-разному реагировали на развитие реформы высшей Духовной школы. Светская пресса, по понятным соображениям, в мень­шей мере, чем духовная, интересовалась церковной жизнью, а вопрос академического переустройства иногда вовсе игнорировался ею. Так, например, принятие нового академического Устава 1910 года, упразднившего Устав 1884 года, большинство светских газет и журналов обошло своим вниманием.

Но некоторые светские издания все же освещали проходившую реформу богословской науки, публикуя статьи преподавателей и профессоров Духовных Академий. Среди авторов, пишущих по этой теме, были и не принадлежавшие к академической среде, но они, как правило, демонстрировали свою некомпетентность. Ярким примером тому явились публикации журналиста М. Меньшикова, который, по выражению В. Керенского, “мог писать о всем, начиная с решения вопроса о наиболее успешном произрастании в России картофеля и кончая решением вопроса о наиболее успешном устроении церковных дел в России”22. В статьях Меньшикова Духовные Академии в Русской Церкви представали “настоящей гангреной”23, “гнездом заразы” и “колыбелью духовного разврата”24, так что “нужно быть гениально верующей натурой в роде отца Иоанна (Кронштадтского — и. П.), чтобы, пройдя Академию, не утратить остатков веры”25. Рассуждения “меньшиковского” типа давали основание церковным публицистам говорить о “разгроме Православных Духовных Академий”26.

Другой особенностью светской печати была чрезмерная политизация церковной темы, по причине чего споры вокруг реформы описывались в светских журналах и газетах как столкновения “правых” и “левых”. При этом, конечно же симпатии изданий к той или иной участвовавшей в дискуссии стороне зависели исключительно от их собственной политической направленности.

По-иному освещали реформу церковные периодические издания. С 1905 года положение русской богословской науки начинает широко обсуждаться на страницах церковной прессы. Правда, при этом некоторые издания сосредотачивали свое внимание на академических преобразованиях лишь на какой-то определенный срок.

В освещении академических проблем церковная журналистика делилась на две основные группы. Журналам миссионерского и пастырского направления не было свойственно детализировать вопросы реформы Академий. В таких изданиях, к числу которых, например, относится “Миссионерское обозрение”, помещались обзорные статьи с общей оценкой духовного образования. Журналы церковно-общественного направления, напротив, пытались освещать академические события подробно.

Существует и другой признак, по которому церковная периодика может быть разделена нами на две части — это отношение к вопросу автономии Академий. Практически все церковно-общественные издания находились в руках профессоров и церковных деятелей с “автономистскими” взглядами, и в определенное время оппозицию им составляли академические издания. В силу зависимости от администрации Академии, последние попеременно присоединялись то к сторонникам автономии, то к ее противникам. В обер-прокурорства князя А.Д Оболенского и П.П. Извольского редакторами академических изданий были профессора — “автономисты”27 и, соответственно,: в это время журналы заняли “проавтономистские” позиции. Напротив, в обер-прокурорство В.А. Саблера, после смены ректоров и изменения уставных положений, редакторские должности перешли к представителям если не консервативных, то умеренных взглядов28. С этого времени академические издания прекратили печатать статьи в поддержку автономии.29

В целом, на фоне отсутствия в литературе начала века специальных работ, посвященных анализу проблем реформирования высшей Духовной школы, периодическая печать, на страницах которой помещался разнообразный материал по этой теме, приобретает для нашего исследования особую ценность.

При написании настоящей работы были использованы также и архивные источники. Прежде всего это материалы Российского Государственного Исторического Архива г. Санкт-Петербурга, в фондах которого хранятся документы Канцелярии Святейшего Правительствующего Синода (фонд 796), Канцелярии обер-прокурора (фонд 797) и Учебного Комитета при Святейшем Синоде (фонд 802). Из фонда 796, для характеристики академической профессуры, как особого слоя русского общества были привлечены “форму­лярные списки” преподавателей Духовных Академий. Фонды 797 и 802 привлекли наше внимание благодаря хранящейся в них делопроизводительной документации Духовных Академий: журналы заседаний Учебного Комитета; журналы совещаний по духовно-учебной реформе при Святейшем Синоде; отчеты о ревизиях 1908 и 1917 годов; частная переписка официального характера, состоящая из донесений и писем инспекторов, ректоров и епархиальных архиереев, и содержащая интересующие нас сведения о текущих событиях в Академиях, а также официальные заявления профессоров по вопросу реформ; многочисленные проекты академического Устава и петиции студентов. Òàêæå ìû îáðàùàëèñü ê ôîíäàì 277 è 1569. В ïåðâîì из них ñîäåðæàòñÿ îôèöèàëüíûå äîêóìåíòû è Óêàçû Ñâÿòåéøåãî Ñèíîäà, à âî âòîðîé âîøëà ÷àñòü îôèöèàëüíîé ïåðåïèñêè.

 ðàáîòå íàä òåìîé íàìè áûëè èñïîëüçîâàíû òàêæå ìàòåðèàëû Ðîñèéñêîé íàöèîíàëüíîé áèáëèîòåêè, в ôîíäах êîòîðîé ñîäåðæится ïåðåïèñêа ó÷àñòíèêîâ îáñóæäåíèÿ àêàäåìè÷åñêîé ðåôîðìû (ôîíä 194) è Ãîñóäàðñòâåííîãî Àðõèâà Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè, â êîòîðîì õðàíèòñÿ ýïèñòîëÿðíîå íàñëåäèå ìèòðî­ïî­ëè­òà Àðñåíèÿ (Ñòàäíèöêîãî), à òàêæå åãî äíåâíèêè (ôîíä. 550).

Использованный нами архивный материал замечателен тем, что помогает вос­создать картину событий, происходивших в духовном учебном ведомстве в на­чале ХХ века, и выявить те проблемы, которые возникали на пути развития процесса реформирования высшей Духовной школы в это время.

Таков, в основном, круг источников, которые в разной степени были использованы при написании данной работы.


Данная работа состоит из введения, семи глав, заключения и нескольких приложений.

В первой главе предпринята попытка восстановить атмосферу Духовных Академий конца XIX, начала ХХ века. Для этого мы даем краткую характеристику Устава 1869 и 1884 годов. Уставы Духовных Академий были документами своего времени, отражавшими общественную ситуацию и отношение к богословской науке церковной власти. И именно Уставы формировали внутреннее устройство высшей Духовной школы, регулировали направление ее жизни. Этим и объясняется наш интерес к уставным положениям того времени. Параллельно, описывая влияние Уставов на академическую жизнь, мы используем воспоминания современников данного периода.

В последующих главах мы пытаемся выяснить, какие пути для выхода из складывавшегося в учебном ведомстве при разных исторических обстоятельствах положения, предлагали в начале нашего века представители тех или иных церковно-общественных кругов.

Для этого мы рассматриваем те основные идейные направления в церковно-общественной среде по академическому вопросу, которые сформировались в описываемый период. Как мы знаем, на это время пришлись самые бурные за всю историю русской Духовной школы споры относительно целей и задач богословской науки, а также форм административной, образовательной и воспитательной деятельности Академий. Возникшие противоречия разделили ученую часть церковной общественности на три партии, условно названные нами “охранителями”, “автономистами” и “ревнителями”. Во второй главе нашей работы мы даем характеристику каждому из этих направлений церковно-академической мысли.

Борьба между представителями разных идейных течений, обнажившая те проблемы, которые стояли на пути реформ, особенно ярко проявилась в созываемых Святейшим Синодом Комиссиях по пересмотру академического устройства. В нашем исследовании мы пытаемся проследить за тем, как развивалась работа всех пяти совещаний по реформе высшей Духовной школы: Комиссии 1905 года, V Отдела Предсоборного Присутствия и Комиссий 1909, 1911, и 1917 годов. Для этого мы выделяем в отдельные главы события, связанные с созывом и работой каждого из них. Также в этих главах особое внимание обращается на публикации в духовной и светской прессе, посвященные академическому вопросу.

Наша работа ограничивается 1918 годом, когда революционные события сделали невозможным нормальное течение процесса реформирования высшей Духовной школы. Начало 1918 года было ознаменовано событиями особой для Церкви и Духовной школы важности. Был принят Декрет об отделении Церкви от государства, в рамках которого было решено передать здания духовно-учебных заведений гражданским школам. Члены работавшего в то время Поместного Собора пытались опротестовать решение властей относительно судьбы церковных учебных заведений. В ответ на обращение народный комиссар Елиазаров заметил, что Декрет может быть и изменен, но, несмотря на это, академические помещения у Церкви были постепенно отняты. За отсутствием зданий и средств Академии вынужденно прекратили свое существование уже после “скоропостижного” окончания 1918–1919 учебного года. Перед Церковью встал вопрос о создании новой Духовной школы, находящейся на полном церковном содержании. Дальнейшая история высшей богословской школы, которую пытались воссоздать и приспособить к новым условиям жизни, для нашей работы представляет лишь косвенный интерес, и о ней мы упоминаем вкратце.

В приложении мы поместили избранные биографии участников дискуссий по вопросам реформирования высшей Духовной школы и перечень дел, хранящихся в фондах Российского Государственного Исторического Архива и имеющих непосредственное отношение к нашей теме.


Итак, в настоящей работе предпринята попытка исследования истории реформирования высшей Духовной школы в начале ХХ века. Разумеется, нами рассмотрены не все вытекающие из поставленной задачи вопросы. Исследовать их — дело будущего, тем более, что предреволюционная история академического образования богата темами для специального изучения.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12




Похожие:

Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви iconМосковская духовная академия кафедра Истории русской религиозной мысли
Жизнеописание князя евгения николаевича трубецкого
Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви iconМосковская духовная академия кафедра Нравственного Богословия
Состояние падшего человека и необходимость его духовного преображения, по учению свт. Игнатия
Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви iconМосковская духовная академия кафедра догматического богословия
Как известно, почитание святых икон имеет в Церкви большое значение, потому что икона — то нечто большее, чем просто образ, она не...
Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви iconРассказы из
Мтф. 5: 13. Именно поэтому в основу “Истории Русской Церкви,” подготовленной Издательским Отделом Спасо-Преображенского Валаамского...
Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви iconМосковская духовная академия курсовое сочинение студента 1-го курса мда долгова алексея на тему: “Опыт организации детских православных лагерей в Кипрской Церкви и возможность его применения в России”
Святаго Духа, уча их соблюдать все, что я повелел вам; и се, я с вами во все дни до скончания века. Аминь
Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви iconМосковская Духовная Академия
Формы организации и методы учебно-воспитательной работы в Православной гимназии
Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви iconТертуллиан
Библиотека Отцов и Учителей Церкви Западных. Киев: Киевская Духовная Академия, 1915. Т. 31. С. 35–59
Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви iconРусской православной церкви комитет по взаимодействию с казачеством
Руси кирилла в Православном институте святого Иоанна Богослова открывается Казачье отделение. Впервые в истории нашего Отечества...
Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви iconЛитургические реформы в истории Русской Церкви и их характерные особенности
Москве в феврале 2000 года. См.: Пентковский А. М. Об особенностях некоторых подходов к реформированию богослужения // Православное...
Московская духовная академия кафедра Истории Русской Церкви iconМосковский патриархат санкт-петербургская епархия санкт-петербургская духовная академия кафедра церковно-практических дисциплин
Предисловие
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов