Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План icon

Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План



НазваниеВера и наука по книге «Вера глазами физики» План
страница1/3
Дата конвертации28.08.2012
Размер367.02 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3

Вера и наука по книге «Вера глазами физики»


План.

I.Введение

II.Генезис науки Нового времени

  1. Древнегреческая наука.

  2. Христианство, наука, натурофилософия.

  3. Христианское учение о познании.

. III.Философские принципы науки Нового времени

1.Редукционизм

2.Секуляризация.

3.Механическая вселенная.

. IV.Кризис науки Нового времени

1.Разрыв между рациональностью и истиной

2.Теория относительности Эйнштейна.

3.Квантовая механика

а. Принцип дополнительности.

б. Принцип неопределённости.

в. Целостность мира.

V.Итоги открытий XX века.

1.Инструментализм.

2.Холизм.

3.Новый тип рациональности.

VI.Новая наука.

1.Наука и религия. Возобновление диалога.

2.Новые принципы научного познания.

3.Единая теория всего.

4.Антропный принцип.

VII.Постмодернистская наука.

1.Науки о сложности.

2.Философия нестабильности.

3.Эволюционизм и христианство.

VIII.Вера глазами физика.

1.Человек.

2.Знание.

3.Божество.

4.Творение.

IX.Заключение.


Темой реферата является анализ книги профессора математической физики и англиканского священника Джона Полкинхорна «Вера глазами физики». Она представляет собой курс так называемых Гиффордсих лекций, за 1994 г, которые традиционно, уже более 130 лет читаются в Эдинбурге, и всецело посвящены проблемам естественной теологии, или, проще говоря, основному богословию. Книга даёт хороший обзор направлений современного основного богословия, но обращена она к достаточно искушенным слушателям, которые были свидетелями и даже участниками коренных перемен в физике, происшедших в XX веке. Так что, понять проблематику книги можно только проследив основные этапы развития науки от её зарождения до наших дней. Этому будет посвящена первая часть реферата.

Начать можно со случая, который показывает всю серьёзность происходящих в науке перемен. В 1986 году сэр Джеймс Лайтфул президент международного союза чистой и прикладной математики, сделал удивительное заявление: он извинился от имени своих коллег за то, что в течение трёх веков образованная публика вводилась в заблуждение апологией детерминизма основанного на системе Ньютона, тогда как можно считать доказанным по крайней мере с 1960 года что это ошибочная позиция. По словам известного физика Ильи Пригожина: «Есть нечто экстраординарное в том, что кто-то просит извинения от имени целого учёного сообщества за распространение ошибочных идей в течение трёх веков»2.Современная наука имеет очень мало общего с тем, что мы привыкли понимать под словом наука.
По словам одного из историков науки: «В науковедческих исследованиях и в общественном сознании сложилось прочное представление о том, что в 70-е году научное знание и соответственно сознание претерпели качественную трансформацию. Преобразования захватили по существу всю науку нового времени, базирующуюся на идеях Декарта, Ньютона и Просвещения. Это понимается как переход к новым видам научного знания и даже как смерть науки»2, Чем же не угодил Ньютон столь уважаемым людям? Давайте взглянем на классическое естествознание со стороны и оценим религиозные и философские предпосылки его возникновения и упадка.

Очень важно с самого начала определить, в чём разница между основными формами человеческого познания: наукой, религией и философией. Многие думают, что наука максимально противостоит религии, а где-то между ними находится философия. Как ни странно, это не верно. Предмет познания религии превосходит человека, и человек не должен строить каких-то своих конструкций насчёт Бога, а смиренно ждать опыта встречи с Ним. Предмет познания науки тоже превосходит отдельного человека и учёный должен смиренно следовать за фактами, полученными в результате опыта. Философия же вся состоит из строительства своих абстракций на тему Бога и мира. Таким образом, в самом главном наука и религия едины и противостоят философии. Это особенно заметно при оценке генезиса науки в 16-17 веках. До того времени в качестве научной системы использовалась натурфилософия Аристотеля, которая приводила к искажениям даже в богословской мысли (например, у Фомы Аквинского). Само её название говорит за себя. Вообще, какова была древнегреческая наука? Например, учёные спорили: сколько зубов у женщины, столько же, сколько у мужчины или нет? Все считали по разному, но никто не снизошел до того чтобы просто посчитать их. Древние греки возводили всё знание к некоему высшему началу, с которым оно должно было гармонировать. У Аристотеля наука делилась на 3 вида: Практическая – этика, политика (о том, как жить человеку); Творческая – умение ремесленника сделать статую; и Теоретическая, философская. Физика была частью философии.

Исходным пунктом науки для Запада стало осуждение Аристотеля в 1227 году в Париже. Это освободило человеческий разум и поиск. В Библии нет развёрнутой космологии и физики. Призыв церкви следовать только Библии освободил разум от пленения прежними авторитетами. Появился эмпирический опыт, то есть проверка утверждений без ссылки на авторитет или какое - то философское умозаключение. Опыты Галилея, показавшие, что тела падают с одинаковой скоростью независимо от массы, разрушили представления Аристотеля о естественном местонахождении тел, которое было основой его космологии. Закон Бойля о сообщающихся сосудах был внесён в Англии в катехизис. По Аристотелю, природа не терпит пустоты, и все движение объясняется воздействием одушевлённых сущностей, например, полёт стрелы вызывается подталкиваниванием сущностей воздуха. Революционную роль сыграла концепция Ньютона о равномерном инерционном движении, не требующем приложения силы. Большое значение для становления науки сыграл принцип Оккама (философа XIV в.) – «не следует умножать сущностей без необходимости». Ранее, например, считалось, что кислота обладает своими свойствами благодаря флюиду кислотности. Следуя скальпелю Оккама, наука объяснила эти свойства исходя из простых химических взаимодействий.

Обнаруживая чудесные математические закономерности лежащие в основе мира, первые учёные исполнялись чувством благоговения перед Богом. Записные книжки Кеплера и Ньютона полны размышлениями о Божием величии. В своём механицизме они противостояли ещё и возрожденческому неоплатонизму (одним из представителей которого был Джордано Бруно), утверждая, что причиной сущего являются не безличные эманации мировой души, а Бог – конструктор, рационально строящий мир по законам геометрии. Ньютон писал: «Бог управляет всеми вещами не как душа мира, а как Господин над всем»1 Вспомним 1 главу книги Бытия, где говорится о том, что солнце и луна это не небесные сущности, а просто два светильника, две «лампочки»: большая и малая. Христианство вывело Бога за пределы мира, что стимулировало развитие науки. Новое мышление с отходом от религии не имело ничего общего. Но почему в людях науки в 18 – 19 веках преобладал религиозный индифферентизм. Так, что атеизм стал в первую очередь олицетворяться с учёными естественниками (Например, в России – это Базаров, ржущий лягушек).

Здесь надо сделать отступление и рассмотреть христианское учение о познании Бога и мира. Бога, безусловно, можно и нужно познавать, изучая мир «ибо невидимое Его, вечная сила и божество от создания мира через рассматривание творений видимы» (Рим. 1.20). Но как надо познавать? По учению прп. Максима Исповедника есть два рода энергий, благодаря которым личность проявляет себя для познания: гомогенная и гетерогенная. Гомогенная – это энергия личного общения, через слово. Гетерогенная – это энергия, проявляющаяся через художественное произведение, картины, музыку. Например, рассматривая картины Ван Гога, мы можем уловить личность художника. Но, безусловно, общаясь с ним лично, мы получим более полное представление о его личности. Так и познание Бога может идти путём познания энергий Его творения – мира, и путём личного приобщения к Его нетварным энергиям. Но можно ли узнать художника, подсчитывая частоту употребления в картине разных красок или извлекая из неё только математические сведения о композиции?

Именно сведение всего многообразия методов познания к редукционизму и обезбожило науку нового времени. Редукционизм как средство анализа сложных объектов путём расчленения их на части и сведения к простым формализующим системам вышел за пределы науки и стал органической частью западной культуры, порождая мощное обратное влияние на науку. Учёные, поражённые тем, что всё можно экономично объяснить естественными причинами, не могли не спросить: «Где же Бог?». Через 100 лет после Ньютона астроном Пьер Лаплас, представляя Наполеону свою космологическую модель Наполеону, получил от него вопрос: «Где же место для Бога?», на что спокойно ответил: «Я не нуждаюсь в гипотезе Бога для моих исследований». Для своего обоснования наука воспользовалась не религией, а философией. Построения Ньютона, Декарта и Лейбница заложили философские основы науки. Ньютон рассматривал успех своей системы как торжество божественного разума, но был редукционистом в богословии. Из-за своего ярого арианства он не получил священства в англиканской церкви. Полноту и сложность Троицы он низводил до рационального монотеизма.

Декарт тоже начал сомневаться во всём и довёл редукцию до крайнего предела: «Существую ли я?». Наука, по Декарту, возможна, только если субстанция мыслящая отделена от субстанции протяжённой. Как отделить природу от человека? Только если понять предметы природы исключительно через взаимодействие их друг с другом. Горизонтальные отношения «вещь - вещь» заменяют вертикальные «человек - вещь». На первый план выдвигаются такие средства измерения как аксиологический метод и эксперимент, максимально освобождённый от человеческого влияния. Материальный мир, стал, противопоставлен человеку и Богу, всё специфическое отторгается от него. Субъект должен быть одним и тем же. Чем более устранён Бог и человек из процесс наблюдения, тем объективнее знание. Поэтому мировоззрение учёного Нового времени тяготеет к атеизму. Философия нового времени исходила из разделения субъекта и объекта. Человек мыслился как бы стоящим вне потока бытия с неким фотоаппаратом, каким он рационально познаёт реальность. Редукционизм достиг апогея в знаменитом высказывании Лапласа: «Разумное существо, которое в данный момент знало бы все движущие силы природы и взаимное расположение образующих её тел, могло бы – выразить одним уравнением движение и самых больших тел во вселенной, и мельчайших атомов. Ничто не осталось бы скрытым от него – оно могло бы охватить взглядом, как будущее, так и прошлое»1.

В основе такого жестко детерминированного взгляда лежало убеждение, что атомы, из которых состоит тело подчиняются простым математическим законам. Их движения предопределены и рассматривая их можно, объяснить любое движение. По словам Артура Кёстлера: «С ренессанса Первопричина постепенно переходит с небес на атомный уровень»2. Надо уяснить, что убеждение, что порядок на микроуровне обуславливает порядок на макроуровне, было философским. Ученый не задумывался об истине принципов, а решал практические задачи, но философия незримо присутствовала во всех теориях, и стала предметом обсуждения, только тогда дала сбой, что и произошло в XX веке. Так об этом говорит Николай Бердяев: «Внутри самой науки происходит глубокий кризис. Механистическое мировоззрение как идеал науки расшатано и надломлено. Сама наука отказывается видеть в природе лишь мёртвый организм. Природа начинает оживать для современного человека»3.

К концу XIX века всем казалось, что здание академической науки уже выстроено. Хотя атомы еще не наблюдались, идеи формулировались путём простой экстраполяции привычных представлений. Атомы мыслились как крохотные биллиардные шарики. «Наука – это просто на просто хорошо натренированный здравый смысл», - утверждал знаменитый биолог Томас Хаксли. Здравый смысл и стал первой жертвой новых научных открытий. Первые изменения произошли в геометрии и математике – сердце методологического инструмента науки. Ранее казалось, что Евклидова геометрия адекватно описывает реальный мир. Но так было только для тех, кто глядел на мир со стороны. Реальные измерения, проведённые Карлом Гауссом между тремя горными вершинами показали, что сумма углов в треугольнике может быть больше 180 градусов. Появление неевклидовых геометрий Римана и Лобачевского ознаменовали разрыв между математикой и физическим миром, или точнее между тем, что рационально, и тем, что истинно.

Ещё больший удар по рациональности нанесло появление частной теории относительности Эйнштейна. Ньютоном постулировалось наличие в мире абсолютного пространства с декартовой сеткой координат общей для всех. Опыт Майкельсона-Морли по измерению движения земли в абсолютном пространстве показали отсутствие такого движения (измеряли скорость света вдоль движения земли и перпендикулярно ему; если бы в первом случае скорость света была меньше, то это показало бы наличие движения, но скорость оставалась неизменной 300 000 км/с). Теория относительности Эйнштейна показала ложность интуитивного представления об абсолютном пространстве. Расстояния относительны, то есть мой метр может быть длиннее вашего, все зависит от скорости с какой вы движетесь. Теория разрушила понятие единовременности – два события могут быть разделены для вас 1 минутой, для меня часом, все опять же зависит от скорости. В природе существует фундаментальный запрет на скорость больше чем скорость света. При приближении к ней до бесконечности возрастает масса, замедляется время, укорачиваются размеры. Это было подтверждено экспериментально, например часы в самолёте идут немного быстрей, чем на земле. При скорости больше световой произошло бы превращение времени в пространство и наоборот. Уравнения Эйнштейна сплавили воедино пространство и время, энергию и материю (E=mc2).

Тот факт, что ни одно воздействие не может передаваться со скоростью больше световой, привел к новым проблемам. По системе Ньютона, если бы вдруг исчезло солнце, то земля сразу бы перешла на прямолинейную траекторию. Но как это связать с тем, что солнечный свет идёт до земли 8 минут. В 1915 году Эйнштейн создал общую теорию относительности, которая просто смела ньютоновскую механику и теорию гравитации. Гравитация – это проявление искривления пространства-времени. Тела следуют искривленным траекториям, потому что они движутся кратчайшим путём в искривленном пространстве. Теория объяснила многие факты необъясненные в системе Ньютона, например процессию орбиты Меркурия, искажения видимого положения звёзд, наблюдаемых вблизи солнца. Чтобы уяснить теорию, представим, что мы подымаемся в лифте в космосе. Ускорение лифта – 1g, так что мы чувствуем себя как на земле, понятия ускорения и гравитации идентичны. Если сквозь стенки пролетит пуля, то пока она будет внутри, лифт сдвинется, и она вылетит немного ниже. Нам кажется, что пуля пролетела по кривой, хотя на самом деле для неё это кратчайшее расстояние. С появлением этой теории осталась в прошлом уверенность что, наблюдая что-то извне можно составить полное представление о реальности. Надо в первую очередь исходить из самой реальности. Пространство не статично, оно может скручиваться, деформироваться, искривляться. Вселенная представляет собой гигантскую, замкнутую четырехмерную сферу.

Но наиболее серьёзные потрясения в физике возникли с появлением квантовой механики, которая поместила неопределённость и непредсказуемость в самое сердце мира. Исторически считалось, что структуру материи можно определить по структуре атома. Атом, по Резерфорду, был похож на миниатюрную солнечную систему. В центре – ядро с положительным зарядом, вокруг – электроны с отрицательным. Большой загадкой для физиков было то, что электроны не падают на ядро, ведь положительный заряд притягивает отрицательный, и согласно уравнениям Максвелла электроны должны постепенно терять энергию. В рамках классической механики ответа на этот вопрос не было принципиально. Квантовая механика началась, когда Нильс Бор доказал, что обычные законы не применимы на атомном уровне. Электроны вращаются вокруг ядра без потери энергии, но только по определённым уровням, без промежуточных орбит. Рассчитанные расстояния между «разрешенными» орбитами гармонировали с квантовой постоянной Планка. Открытие этой постоянной Максом Планком тоже опровергало интуитивные представления физиков. Считалось, что количество излучения может меняться сколь угодно плавно. Опыты Планка показали, что изменения излучения идет дискретными порциями, которые он назвал квантами. Это все равно как если бы мы бросали мячик об пол, а он отлетал только на метр, или на два, или на три, но никак не между этими величинами. Так оказались связанными между собой не связываемые вещи: минимально возможная длинна волны и расстояние между уровнями электронов; излучение энергии и вещество атомов.

Дальнейшие разработки привели к выводу, что электронов нет вообще, а есть только кванты энергии. Этот корпускулярно-волновой дуализм можно легко продемонстрировать с помощью простого эксперимента. Если свет освещает экран через две щели, то на экране будут не две полосы, а серия светлых и тёмных полос. Эта картина возникает при наложении двух волн света, которые то усиливают, то гасят друг друга. Но квант света – фотон ведёт себя и как частица, если заменить экран фотопластинкой, то фотон вызовет чёткие изменения в зерне эмульсии. Но картину нельзя объяснить тем, что часть фотонов проходит в одну щель, а часть в другую. Возможное единственное объяснение – фотон проходит через две щели одновременно. Волновые и корпускулярные качества сосуществуют друг с другом. Таков смысл принципа дополнительности Бора – электрон не волна и не частица, а существует в возможности обоих. Это не представимо в рамках здравого смысла. Волна протяженна и неограниченна, частица – локализована. Волна легко разделяется и идет разными путями, у частицы только один путь. Луи де Бройль дал этому явлению математическое описание, а Шредингер вывел свою знаменитую пси-функцию, которая всё же позволяла давать вероятностные предсказания. Например, мы кинули камешек в озеро, побежали волны; частица может оказаться в любом месте волны, так как она реализует все возможные способы движения. Благодаря функции Шредингера мы можем предсказать что-то вроде: на 70% частица здесь, на 20% там, на 10% в другом месте. При эксперименте электрон переходит в детерминированное бытие, причем, так как мы хотим. Если мы хотим увидеть волну, то выберем один эксперимент, если частицу – другой. Это выглядит так, как будто мы сами создаём электрон, и называется – коллапс волновой функции.

Принцип неопределённости Гейзенберга ещё больше углубил пропасть между квантовой и классической физикой. Классическая механика основывалась на том, что движение любой частицы можно изобразить графически, если знать её позицию – местоположение, и момент – скорость с направлением. Исходя из графика, можно было делать предсказания о положении частицы в любой момент времени. Гейзенберг доказал, что в квантовом мире такое невозможно, сам процесс измерения одного параметра искажает другой. Таким образом, наблюдатель опять оказался включенным в эксперимент. Многие относили неопределённость только к несовершенству средств наблюдения. Эйнштейн предложил гипотетический эксперимент, позволяющий обойти этот принцип и определить позицию и момент электрона. Предлагалось провести измерения у взаимодействующих перед этим электронов, тогда хотя бы для одного из них модно было бы определить момент без измерения (зная момент другого). Но результаты полностью подтвердили принцип неопределённости. Более того, они позволили обозначить еще одно свойство квантового мира – целостность. Две частицы, находясь на расстоянии, остаются связанными между собой. Эта связь не ограничена расстоянием, так как взаимодействие осуществляется быстрее скорости света. По словам физика Дэвида Бома: «Квантовой теории присущ фундаментально новый тип нелокальной взаимосвязи, который можно определить как непричинную связь удалённых друг от друга элементов»1. Квантовая физика отошла от понимания мира как совокупности объектов. По словам физика Пола Дэвиса: вселенная «это подвижная единая ткань, состоящая из всплесков энергии, и ни одна из этих частей не существует независимо от целого, а это целое включает и наблюдателя». А так Пол Дэвис резюмирует итог квантовой физики: «Большое и малое, глобальное и локальное, космос и атом – все это взаимосвязанные и неразделимые стороны одной реальности…Старая идея редукционистов о том, что вселенная - это просто сумма своих частей отвергнута современной физикой. Вселенная обладает единством гораздо более глубоким, чем простое выражение однородности. Это единство подразумевает, что, не располагая всем, нельзя вообще ничего иметь»2.

Квантовая теория – наиболее успешная за все время существования науки. Она объяснила структуру атома, радиоактивность, химические процессы. За 30 лет напряженной работы мысли, в 60ые годы появилась общая теория материи. Но какова реальность мира квантов? Какую онтологию он предполагает? Эти вопросы остались без ответа. Более чем когда либо были подвергнуты сомнению разумное устройство мира и возможность его познания. Основой прежней науки была скрытая уверенность, что мир рационально постижим. Недостаток был в том, что эта вера была скрытой и базировалась не на Боге, а на философии. Открытия XX века уничтожили понятие мира описываемого рационально. Какие же изменения произошли в умах учёных людей относительно реальности своего предмета. Мнения разделились, в общем, то на две группы.

Первые отвергли способность человека адекватно познавать внешний мир. Наука даёт результаты, что ещё надо? Зачем заниматься онтологией? По словам Нильса Бора: «квантовая механика это лишь инструмент для извлечения предсказаний и её задача это не выяснить что такое природа, а только что мы можем об этом сказать»
  1   2   3




Похожие:

Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План iconА. зимбули (Санкт-Петербург, россия) вера и знание: естественность союза
Вера это состояние сознания, продиктованное логикой внутреннего жизненного опыта и ориентирующее на признание чего-либо в качестве...
Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План iconКомментарии к статье"это может помочь предотвратить столкновение цивилизаций"
Замечательна здесь аналогия. Раз есть вера,связь с Богом,значит должна быть и вера,связь с человеком\принцип единства
Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План iconА. зимбули (Санкт-Петербург, россия)
Вера это состояние сознания, продиктованное логикой внутреннего жизненного опыта и ориентирующее на признание чего-либо в качестве...
Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План iconНаука: разум или вера?
Мудрость и непорочность ума требовали воздержания от высказываний, не имеющих доказательного
Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План iconПравое слово | Правая вера
Правое слово | Правая вера | Правая сторона | Правление | Слева направо | Правые люди | Правая варежка | Книжная справа | Вы не правы!...
Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План iconДокументы
1. /Крюгер/1998 - Дети Вражды/01 - Дети Вражды.txt
2. /Крюгер/1998...

Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План iconСессия районного общества «малая академия наук учащихся абинского района» ХIV научно-практическая конференция
Давыдова Вера Анатольевна учитель Физики моу сош №5 (Ф. И. О., должность, место работы)
Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План iconИ малая вера спасет
Забыл, что вера сильнее разума, сильнее увлечений сердца, сильнее всего? Зачем ты усомнился? Зачем ты бросил прежнюю простую благодатную...
Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План iconА паче всего возьмите щит веры, которыми возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого
Ного врагов у нас в жизни. Один из главных есть мир; но против этого врага мы имеем щит веры: "Сия есть победа, победившая мир, вера...
Вера и наука по книге «Вера глазами физики» План iconЛ. Н. Толстой."Исповедь". "В чём моя вера" Л. Н. Толстой. «Исповедь», «В чём моя вера?»
Смысл бытия. Люди называют его Богом. Он – основа и первопричина всего. Кажется, это и разуму не противоречит «И стоило мне на мгновение...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов