Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) icon

Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва)



НазваниеКритика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва)
Дата конвертации28.08.2012
Размер113.43 Kb.
ТипДокументы

КРИТИКА И ЗАЩИТА АЛЛЕГОРИЧЕСКОГО МЕТОДА ЭКЗЕГЕЗЫ В III-IX ВВ. Киреева М.В. (Москва)


В центре христианства стоит Священное Писание, поэтому христианская экзегети­ка зарождается очень рано. Традиция толкования библейских текстов возникает уже во II в. в писаниях мужей апостольских и ранних апологетов: Климента Римского, Иустина Мученика и др. Аллегорическая экзегеза, т. е. иносказательное переосмысле­ние греческих мифов, была частью еще греческой культуры. Представление о том, что в творениях античных поэтов — Гомера, Гесиода и др. содержатся не только вымыслы, но и глубокие прозрения о природе мира и человеке, очень древнее. Этот метод возник в VI в. до Р. X., а уже во II в. перипатетик Аристобул написал труд об аллегорическом толковании священных законов. Когда образованные иудеи познакомились с эллини­стической философией, благодаря аллегорическому толкованию, они смогли защитить от нападок язычников многие места Ветхого Завета, который к тому времени уже был переведен на греческий язык. Самым ранним дошедшим до нас памятником такого рода является письмо Псевдо-Аристея, в котором он аллегорически толкует предписа­ния Закона Моисея о пище. Миллер Т. Византийская экзегеза: истоки. // а и о 94/2

Крупнейшим представителем иудейской аллегорической школы был Филон Алексан­дрийский (I в. по Р. X.). Он осуществил аллегорическое толкование греческого текста Пя­тикнижия. Согласно его учению, не следует отказываться от буквального смысла текста, но нельзя им и ограничиваться. Единственным способом подлинного понимания библейского текста является выявление тайного смысла, который скрыт в аллегориях. Ибо буквальное понимание смыла — это тело, а аллегорическое — душа Закона.

Учение о многозначности библейского текста находилось в самой сердцевине ран­нехристианской и средневековой экзегетики. Согласно схеме, разработанной Оригеном, текст Священного Писания имел буквальный (плотский), (душевный) и (духовный) аллегорический смысл. "Простой верующий должен назидаться как бы плотью Писа­ния... сколько-нибудь совершенный... как бы душею его, а еще более совершенный... должен назидаться духовным законом, содержащим в себе тень будущих благ". При этом, по мнению Оригена, текст отнюдь не обязательно должен был содержать бук­вальный смысл, например, когда речь шла о теофаниях. Приоритет духа над буквой объяснялся той задачей, которую он ставил перед собой — как можно, лучше разъяс­нить трудные места библейского текста и защитить его перед лицом иудеев язычником и еретиков. "... Весьма много заблуждений произошло вследствие того, что многие не нашли пути, какого нужно держаться при чтении Священного Писания".

Уже у Климента и Оригена мы находим попытку деления духовного смысла.
Климент Александрийский, в частности, писал: "Моисееве же любомудрие подразделяется на четыре; части первые две — часть историческая и часть собственно законодательная — имеют связь с нравственностью, часть третья касается священнодействий и созерцания ви­димой природы и, наконец, часть четвертая... есть часть богословская". Строматы

Таким образом, духовный смысл библейского текста делился на "тропологию" (от греч. -образ мыслей, нрав, характер), т. е. нравственный смысл, "анагогию" (от греч. возвышение), которая имела эсхатологический оттенок, явля­лась неким "возвышением" над "земным" уровнем библейского текста и собственно "аллегорию" или "типологию"1. Эта схема легла в основу библейской экзе­гезы представителей Александрийской и Антиохийской богословских школ, опреде­ливших практически на весь древнецерковный и средневековый периоды два основных направления в экзегетике.

Представители Александрийской школы в своей экзегетической практике взяли на вооружение аллегорический метод, разработанный античной и иудейской школами предшествующих веков. Как наставника, союзника и защитника этого метода перед лицом оппонентов, они часто привлекали апостола Павла, который неоднократно ис­пользовал иносказание в своих Посланиях. /Экзегеты-аллегористы, ссылаясь на слова апостола Павла в 1 Кор. 13:1, где он сравнивает человеческую способность к познанию с тусклым стеклом, были убеждены, что аллегорический метод соответствует Божественной воле. Ссылками на апостола Павла многократно обосновывал свой метод толкования библейского текста Ориген. Например, рассуждая о понимании различных ветхозаветных событий (переселении израильтян в Египет и т. д.), он цитирует апостола Павла, приводя его слова об иудеях: они служат образу и тени. небесного (Евр. 8:5).

Некоторые латинские отцы, например, блаж. Иероним и блаж. Августин, также обосновывали свою точку зрения на допустимость аллегории в экзегезе ссылкой на апостола Павла, особенно часто цитируя Рим. 1:20: Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы.

Для оправдания аллегорического метода, как представители Александрийской школы, так и позднейшие восточные и западные отцы использовали и другие тексты Священного Писания. Например, Евхерий Лионский обосновывал применение аллего­рического метода ссылками на Псалмы, в частности, на Пс. 78:2: Открою уста Мои в притче. Каковы же были аргументы названных экзегетов в защиту аллегорического метода толкования Библии? Они разрабатывались уже с раннего периода развития христианской экзегетики, в первую очередь, Климентом Александрийским, Оригеном, Дидимом Александрийским, Кассианом Римлянином, блаж. Августином, блаж. Иеронимом. Первый из них: непонятность, бессмысленность и противоречивость библейско­го текста при буквальном толковании. В четвертой книге "О началах" Ориген, напри­мер, писал: "Причиною ложных нечестивых и неразумных мнений о Боге служит... не что иное как понимание Писания не по духу, но по голой букве". Здесь же он подроб­но показывает несостоятельность буквального понимания ветхозаветных пророчеств, которое приводит к их непониманию. Свт. Григорий Великий в "Беседах на Еванге­лия" говорил, что некоторые места Св. Писания невозможно понять буквально. Он ис­пользовал евангельский текст, в котором описывается чудо в Кане Галелейской, чтобы убедить читателя в необходимости "претворения" буквального толкования текста в ал­легорический. Вся пятая книга "Стромат" Климента Александрийского посвящена обоснованию аллегорической экзегезы. Об этом же писал преп. Кассиан Римлянин:

"Некоторые изречения, если не будут утончены аллегорическим изъяснением и умяг­чены испытанием духовного огня, то без причинения расстройства никак не послужат спасительною пищею для внутреннего человека и от принятия их последует больше вред, нежели какая-либо польза".

Второй аргумент: необходимость избежать антропоморфизмов в толковании тех текстов Библии, когда описываются теофании в телесном виде. Об этом писали Ориген, св. Григорий Нисский, блаж. Августин, блаж. Иероним, Евхерий Лионский, Рабан Мавр и др. Экзегеты, использовавшие аллегорический метод, надеялись, что благодаря ему им удастся приблизиться к пониманию Божественной тайны, изложенной в Свя­щенном Писании. Однако, они вполне отдавали себя отчет в том, что этот метод может увести их очень далеко в сторону от поставленной задачи. Существовало несколько критериев, соответствие которым должно было помочь избежать ошибок и произвола в толковании библейских текстов.

Первый и, пожалуй, наиболее важный — соответствие экзегезы духу Священного Писания, церковному учению и христианской вере. Об этом писали Ориген, блаж. Ие­роним и многие другие восточные и западные отцы и учителя Церкви. Евхерий Лион­ский, который много занимался теоретическим обоснованием аллегорезы и написал "Книгу формул духовного разумения", отмечал в ней, что решающая помощь в по­исках истины подается экзегету Святым Духом. Тем самым он утверждал ценность для экзегета мистической связи с Богом, осуществляемой через молитву3. Эту же мысль неоднократно высказывали Ориген и блаж. Иероним, преп. Симеон Новый Богослов и многие другие экзегеты4.

Третий критерий касается нравственного облика экзегета. Преп. Кассиан Римлянин писал о том, что толкователь должен иметь чистую душу и чистое, незамутненное око. "Проникнуть в основание и сердцевину небесных слов, со­зерцать в них глубокие и сокрытые тайны очищенным взглядом сердца — этого не достигнет ни человеческая наука, ни мирская образованность, но только чистота души через просвещение Святым Духом"5.

Четвертый критерий — недопустимость через аллегорическое толкование изложе­ния собственных мнений, т. е. личная "научная добросовестность" экзегета. По этому поводу блаж. Августин говорит в "Исповеди": "Ложно то, что из личного или субъек­тивного источника, истинно то, что из неизменной Истины"6. Сходную мысль выска­зывает он и в сочинении "О христианском учении", в котором излагает свои экзегети­ческие принципы.

Пятый критерий: преп. Кассиан и блаж. Иероним в своих попыт­ках защитить аллегорическую экзегезу большую роль отводили практике, опыту — чем больше опыт, тем меньше возможность ошибки при толковании библейского текс­та. Преп. Кассиан пишет: "Во всякой науке ежедневно с усердием упражняются и усовершаются для того, чтобы от слабых начал переходя к верному и постоянному ис­кусству, начали знать, что сначала сомнительно знали, или вовсе не знали, и чтобы постепенно преуспевая в этой науке, овладеть ею совершенно и уже без всякого за­труднения". Ориген полагал, что экзегету необходимо иметь хорошее образование, прежде всего филологическое и философское.

Одним из правил аллегорического толкования, начиная уже с Оригена, было тре­бование к экзегету не проявлять никакого излишнего любопытства к раскрытию тайны Священного Писания и Божественного слова. Что заповедано тебе, о том размышляй, ибо не нужно тебе, что сокрыто (Сир. 3:22). Эта цитата являлась руководством для всякого экзегета-аллегориста при комментировании темных мест библейского текста. Он должен был объяснять смысл того учения, что было открыто Христом, не проявляя любо­пытства к тому, что является Божественной тайной. Многочисленные высказывания сто­ронников аллегорического метода предостерегали от опрометчивых и чересчур "глубоких" поисков аллегорического смысла "темных" библейских текстов. Необходимо было смире­ние в проявлении собственного, произвольного понимания того или иного текста.

Представителями "умеренного" аллегоризма, которые не только пытались избе­жать его крайностей на практике, но и теоретически обосновывали это, были блаж. Августин и блаж. Иероним. Что касается Августина, если рассматривать его экзегети­ческое творчество в целом, по мнению некоторых исследователей, к концу его жизни наблюдается постепенное снижение уровня увлечения аллегорическим методом толко­вания, к обоснованию которого он часто привлекал слова апостола Павла: "...буква убивает, а Дух животворит" (2 Кор. 3:6).

При всей своей приверженности аллегоризму, что очевидно из всех его коммента­торских работ и, особенно, из Комментариев на книгу пророка Иеремии, блаж. Иеро­ним выступал против крайностей оригеновского аллегоризма. При всех критериях, которые были разработаны теоретиками аллегоризма, им все же не удалось полностью избежать его опасностей, выразившихся в крайностях аллегорического толкования, в частности, у Оригена и Кирилла Александрийского. Это давало возможность против­никам аллегорической экзегезы активно обосновывать свой протест против нее.

Уже язычник Цельс в своей полемике против христиан ставит им в вину аллего­рическое толкование Ветхого Завета. "[Даже] среди христиан... наиболее совестливые стыдятся этого [ветхозаветного изображения Бога] и пытаются как-нибудь толковать это аллегорически". Противником аллегорезы был также еретик Маркион, который отстаивал и формулировал в полемике с ней свое богословие.

К самым решительным противникам крайностей аллегорической экзегезы можно отнести представителей Антиохийской богословской школы. В своих трудах они раз­вивают линию возражения аллегорическому методу и обосновывают необходимость, в первую очередь, буквального толкования библейского текста, широко используя для этого историко-грамматический метод.

Среди представителей Антиохийской школы были такие же теоретики метода, как Евхерий Лионский и блаж. Августин среди аллегористов. К сожалению, их труды практически не дошли до нас.

Одним из таких полемистов был св. Евстафий Антиохийский (Сидский), написавший работу "О чревовещательнице" (против Оригена и его аллегорического метода). В ней он достаточно резко выступал против крайностей аллегоризма (но отнюдь не против аллегоре­зы как таковой), выражавшихся, в частности, в отрицании фактов ветхозаветной истории. "Не объясняет ли он (Ориген) с помощью аллегории колодцы, которые вырыл Авраам, и другое, относящееся к тому, в длинной речи, давая всему делу другой смысл, тогда как их до настоящего времени могут видеть в той стране собственными очами?" И весьма иро­нично отзывался о самой личности Оригена. Сохранилась небольшая работа Диодора Тарсского "О созерцании и иносказании", в которой он кратко излагает свои экзегетиче­ские принципы, различая "историю", созерцание и иносказание. При этом он полагал, что в Священном Писании иносказание отсутствует, би­блейские тексты всегда реалистичны. По его мнению, аллегоризм изменяет прямой исто­рический смысл Писания, т. к. при этом методе толкования подразумевается не то, о чем говорится тексте, и поэтому аллегорический метод недопустим1. Его крайне резкое отно­шение к аллегории имело и богословские корни. Диодор полагал, что Ветхий и Новый За­веты являются двумя частями одной общей истории Спасения, одного Божественного пла­на домостроительства и поэтому их следует понимать исторически.

Известно о существовании в древности не дошедшей до нас пятитомной работы ученика Диодора - Феодора Мопсуэстийского "Против аллегории", в которой он са­мым энергичным образом критикует аллегорический метод2.

Некоторое общее представление о герменевтических размышлениях антиаллегористов Антиохийской школы дает сочинение Юнилия Африканского3. В общих чертах их можно свести к нескольким положениям:

1. Произвол в интерпретации библейского текста. Противники аллегорического метода исходили из того, что текст Священного Писания частично сам аллегоризирован и, следовательно, во всех других частях он должен восприниматься буквально.

2. Опасность аллегорической экзегезы они видели и в том, что объективно су­ществующее несоответствие между познавательными способностями человека и Боже­ственным смыслом Писания может приводить к искажению текста толкования.

3. Что касается самого термина "аллегория", то такие представители Антиохий­ской школы, как Диодор Тарсийский и св. Иоанн Златоуст, знали и встречали этот термин у Филона Александрийского и у апостола Павла (Гал. 4:24), богословие которо­го было особенно близко представителям Антиохийской школы. Однако употребление этого термина александрийцами вызывало у них непонимание и недоумение.

Такой выдающийся экзегет, как Феодорит Киррский резко враждебно относился к крайностям аллегоризма, называя аллегорические толкования "баснями неразумных", по­добными "сновидениям", "вымыслами суесловов", "порождениями великой простоты"4.

Большим противником аллегорического метода был св. патриарх Фотий. По пово­ду "Вопросо-ответов к Фалассию" преп. Максима Исповедника, страстного поклонника аллегорического метода, он писал: "Решения вопросов он придумывает далекие от прямого смысла и известной истории, и даже от самих вопросов"5. Тем не менее, необ­ходимо иметь ввиду, что в "чистом" виде аллегорический метод не встречался ни у одного практиковавшего его экзегета. Даже такой "классический" представитель алле­горизма, как Ориген, не мог полностью исключить из своих работ метод буквального исторического толкования. "Зачем искать аллегории там, где назидает буква?" — гово­рил он. Таким образом, речь может идти только о "приоритете" этого метода в рабо­тах того или иного экзегета. Большое влияние экзегезы Оригена и вообще александрий­ской традиции находим мы в комментаторских трудах свт. Григория Нисского, который, в частности, обосновывает необходимость аллегорической экзегезы в 15 Гомилии на Песнь Песней, хотя ему не была чужда и буквальная экзегеза7. Положительное отношение к ал­легорическому толкованию можно найти и у свт. Григория Богослова.

Представители монашеской традиции: свв. Макарий Великий, Евагрий Понтийский, Симеон Новый Богослов, хотя и отдавали предпочтение аллегорическому методу, т. к. он предоставлял большие возможности для того, чтобы говорить о мистической жизни души с Богом, также не избегали и буквализма в понимании Священного Писа­ния. Следует заметить, что сами критики аллегорического метода экзегезы не были строгими приверженцами исторического метода. Большинство из них, как, например, Диодор Тарсийский совмещали в своей экзегезе буквальное понимание текста Священного Писания с типологическим толкованием, которое не практиковалось и представи­телям Александрийской экзегезы1. Здесь необходимо сказать, что представители обеих школ были озабочены поисками истины и в равной степени стремились вскрыть "внутренний" или "духовный" смысл Священного Писания. Они расходились в мето­дах, но не в постановке задачи. Борьба за решение ее в экзегезе представителями про­тивоположных направлений, несмотря на порой очень резкое полемическое противо­стояние, на практике приводила к их взаимному дополнению внутри единого право­славного Предания2.

Дискуссия о допустимости аллегорического метода к IX в. практически прекра­щается. Дальнейшее его развитие идет на паритетных началах как в средневековой схоластической экзегезе на Западе, так и на Востоке. При общем снижении уровня в византийской экзегезе использование обоих методов часто зависели от того, труды ка­кого экзегета ложились в основу: аллегориста или сторонника исторического метода.




Похожие:

Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) iconСодержание: Понятие о герменевтике, экзегезисе, правила и методы экзегезы
Протестантская экзегеза: реформационный период, школы библейской критики, гегельянство и библейская критика, понимание Библии в современном...
Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) iconДокументы
1. /Метода/LABOR1/README.doc
2. /Метода/LABOR2/README.doc
Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) iconДокументы
1. /Метода/LAB_1-2-3/LEC1.DOC
2. /Метода/LAB_1-2-3/ZAD_LAB_1-3.DOC
Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) iconПредметно-эстетическая критика и. А. Ильина в контексте русской идеалистической критики XIX первой половины XX веков
Защита состоится 16 июня 2010 г., в часов, на заседании диссертационного совета дм 212. 056. 04 в Дальневосточном государственном...
Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) iconДокументы
1. /Введение отрицательных величин.txt
2. /Всеобщая...

Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) icon«Проблема отношения к пленным в художественной литературе» «Военнопленный – военнослужащий, взятый в плен» Из словаря С. И. Ожегова
Рассмотреть «Основные положения Женевских конвенций и Дополнительных протоколов к ним», раздел III «Защита военнопленных»
Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) iconДокументы
1. /Метода-СИ-2002-посл/Метода-СИ-2002-посл.doc
Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) iconФеномен открытой формы в искусстве ХХ века
Защита состоится 2009 г в часов на заседании специализированого совета д 210. 004. 01 при фгниу государственный институт искусствознания...
Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) iconНа правах рукописи
Защита состоится 16 мая 2011 года в 11. 00 часов на заседании диссертационного совета д 212. 154. 01 при Московском педагогическом...
Критика и защита аллегорического метода экзегезы в III-IX вв. Киреева М. В. (Москва) iconВ исполком морп «Защита»
На основании решения учредительного собрания указать название ппо от указать дату проведения просим принять нашу ппо в состав морп...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов