Опасныетоталитарныеформ ы религиозныхсек т icon

Опасныетоталитарныеформ ы религиозныхсек т



НазваниеОпасныетоталитарныеформ ы религиозныхсек т
страница1/7
Дата конвертации28.08.2012
Размер1.12 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7

О п а с н ы е т о т а л и т а р н ы е ф о р м ы

р е л и г и о з н ы х с е к т



Издано на основе материалов МВД России

Москва - 1996


С О Д Е Р Ж А Н И Е

Стр.

Принятая терминология................................

Введение.............................................

1. Проблемы религиозных отношений

и свободы совести в нашей стране на

современном историческом этапе....................

2. Исторический обзор регулирования

религиозных отношений в России....................

^ 3. Сравнительные особенности вероисповедания сект и традиционного

для России Православия............................

4. Особенности и признаки наиболее

агрессивных современных сект.....................

5. Общие особенности тоталитарных сект и специфика обращения с их представителями...................................

Список литературы....................................

Приложение...........................................

=====================================================================

Авторы:

полковник внутренней службы, к.ю.н. Хвыля-Олинтер А.И.

(общее редактирование, введение, разделы 1,3,4,5)

капитан милиции Лукьянов С.А.

(раздел 2)


Принятая терминология

Культ - 1) чрезмерное возвеличивание кого-либо или чего-либо (личности, силы, процесса, явления, предмета, свойства, потребности, идеи) вплоть до поклонения и обожествления, изменения образа жизни и мировоззрения; 2) совокупность учений, обрядов и ритуалов по отноше­нию к объекту культового возвеличивания; 3) движение или организация, поддерживающая культовые учение, обряды и ритуалы.

^ Идол - кто-либо или что-либо как объект чрезмерного культового возвеличивания;

Адепт - 1) посвященный в какие-либо учения и тайны культа; 2) ревностный приверженец культа.


^ Деструктивный культ - разновидность культа, рузрушительная по отношению к естественному гармоническому состоянию: духовному, психи­ческому и физическому личности (внутренняя деструктивность), а также к созидательным традициям и нормам, сложившимся социальным структу­рам, культуре, порядку и обществу в целом (внешняя деструктивность).

Секта - организация или группа лиц, замкнувшихся в своих узких интересах (в том числе культовых), не совпадающих с интересами об­щества, или безразличных, или противоречащих им.

Сектантство - социальное течение в форме культов и сект, оппози­ционное по отношению к созидательным традициям и нормам, сложившимся социальным структурам, культуре, порядку и обществу в целом.

^ Сектант - адепт (член) секты, культист.

Деструктивная секта - секта, имеющая в своих целях, а также в методах и средствах их достижения признаки деструктивного культа.

^ Тоталитарная секта - авторитарная иерархическая деструктивная организация или движение (религиозная, политическая, психотерапевти­ческая, образовательная, коммерческая), практикующая обманную вербов­ку и контроль сознания для сохранения своих адептов покорными доктри­не и лидеру, который, пользуясь неосведомленностью и неопытностью лю­дей, целенаправленно их обманывает и привязывает к себе, культивируя у них состояние невежественности и неестественной, противозаконной зависимости.

Введение.

Важная роль государственных органов в регулировании религиозных отношений в России прослеживается на длительном историческом пути. Она возрастает сейчас в связи с процессами демократизации и изменения социальной структуры нашей страны. Государство сталкивается с увели­чивающимся количеством правонарушений со стороны тоталитарных сект. В компетентные органы и общественные организации хлынул поток заявлений от граждан, потерявших своих близких из-за их попадания в секты. Это трагические случаи разрыва с семьями, родителями, обществом и уход в никуда, в смертельно опасный обман.

Секты растут как раковые опухоли. Например, тоталитарная секта "Свидетели Иеговы" за последние четыре года увеличила в России свою численность в сто раз. Подобных процветающих организаций у нас насчи­тывается многие десятки. В них втянуто от трех до пяти миллионов на­ших сограждан. Они уже стали фанатиками, готовыми на все ради своих хозяев, стремящихся любыми средствами к мировому господству. Все больше случаев проникновения сектантов или их сторонников в государс­твенные структуры управления, обороны, образования. Наблюдается кри­минализация таких сект. Чаще всего сектантов привлекают к ответствен­ности за убийство (ритуальное или для сохранения тайны), доведение до самоубийства, истязание, похищение людей, надругательство над могила­ми, оборот психотропных средств, сексуальные преступления, организа­цию массовых беспорядков, вымогательство, создание посягающих на лич­ность и права граждан объединений, незаконное применение психотехни­ки, обман и злоупотребление доверием, манипулирование конфиденциаль­ной информацией о гражданах. Совершаемые сектантами преступления от­личаются высокой степенью нераскрываемости. Выявлена общность природы преступных и тоталитарных сектантских организаций по их внутренней структуре, применяемым средствам и методам.

Российское общество в последние несколько лет озабочено пробле­мой, проявившейся на Западе 20-25 лет назад: интенсивное и массовое освоение асоциальными личностями такой ниши для преступной деятель­ности, как психика и душа человека. Происходит это в форме создания различного рода групп, обещающих своим приверженцам самые желанные и ценные для них блага - духовные, социальные, материальные, - в обмен на полное подчинение и поклонение лидеру, идеологии и дисциплине та­кой группы.

Фактически осуществляется ничем и никем не контролируемое ложное рекламное заманивание, использующее самые значимые ценности как на­живки для вовлечения людей в процесс дальнейшей целенаправленной об­работки сознания. Попавший в подобную группу человек за короткое вре­мя подвергается такому воздействию, которое во многих случаях превра­щает его в безвольный инструмент удовлетворения параноидально-маниа­кальных амбиций лидера и его ближайшего "придворного" окружения. Пол­ностью подавляется прежняя личностная идентичность, разрушаются все прежние социальные связи, адепту группы внушается негативистское от­ношение ко всему внегрупповому социуму. В зарубежной, прежде всего американской, литературе это явление обозначается понятием "деструк­тивные культы", а процесс десоциализации и навязывания культовой структуры личности - понятием "контроль сознания" (mind control) или "реформирование мышления" (thought reform).

Вместе с тем подавляющее большинство граждан и сотрудников госу­дарственных органов России не обладают достаточными знаниями особен­ностей сект и, что особенно важно, их тоталитарных форм. Более того, они мало и зачастую неверно знают о традиционных религиозных конфес­сиях, у которых сложились устойчивые и конструктивные правовые отно­шения с государством. Это затрудняет своевременное распознавание сек­тантов. Сотрудники государственных органов редко консультируются с представителями Российской Православной Церкви (РПЦ) и иных традици­онных религий по вопросам специфики тоталитарных и иных сект. Весьма опасно проникновение сектантов или их сторонников в правоохранитель­ные органы.

Актуальность указанных проблем видна также из того, что, по дан­ным социологов, в нашей стране (имеющей более чем 1000-летнюю христи­анскую историю) свыше 50% населения относит себя к православным по вероисповеданию, этнокультурных православных - до 80%, а в той или иной степени религиозными считают себя до 90% граждан. В 1991 г. в Российской Федерации было 4846 зарегистрированных уставов религиозных объединений. В 1993 г. - 11088, а в 1994 - 11532. Для сравнения ука­жем, что в США (имеющих весьма пеструю в религиозном отношении 250-летнюю историю) 56% граждан относят себя к протестантам (около 300 различных Церквей и сект), 25% - к римо-католикам, а к православ­ным - чуть более 1%. Отсюда видно, что государственные политические курсы России и США в религиозной сфере должны существенно отличаться друг от друга.

Цель настоящего пособия - дать гражданам нашей страны и, прежде всего, сотрудникам государственных органов России краткие первона­чальные представления об особенностях Православия и сект в историчес­ком, религиозно-догматическом, социальном и правовом аспектах.

При подготовке пособия значительную помощь авторам оказала соци­олог В.Ф. Чеснокова, а также кандидат филосовских наук А.Л.Дворкин, преподаватели Православного Свято-Тихоновского богословского институ­та и ряд других граждан, не безразличных к судьбе нашей страны.

1. Проблемы религиозных отношений и свободы совести в нашей стране на современном историческом этапе.

Социально-экономические процессы в России способствовали возник­новению сложной ситуации в сфере проблемы свободы совести. Эта ситуа­ция обусловлена в значительной мере деморализацией, утратой духовнос­ти и криминализацией населения, происходящими в связи с распадом пар­тийно-идеологической государственной структуры и, с другой стороны, забвением многовековых народных традиций.

Пытаясь повлиять на отмеченные негативные процессы, многие оте­чественные идеологи, политики и журналисты приветствовали и стимули­ровали появление массы иностранных проповедников и учителей для быст­рого привлечения населения, в частности молодежи, к каким-то приемле­мым принципам и правилам поведения.

С другой стороны, Православная Церковь долгое время воспринима­лась под влиянием многолетних штампов как слабое, отсталое, аполитич­ное и консервативное учреждение. Соответственно зарубежные "стадион­ные" (и часто богатые) проповедники представлялись активными, красно­речивыми, современными и привлекательными, способными умело общаться с массами. Таким образом были созданы условия, когда заграничным мис­сионерам реально работалось значительно легче, чем отечественным пра­вославным служителям.

Быстро выяснилось, что, действительно, нахлынувшие активисты привлекают многих и всерьез. Но от этого возникают новые проблемы, не меньшие, чем те, с которыми решили бороться. Рецепт оказался не луч­шим. Почему?

Наша российская культура в течение тысячелетнего взаимодействия с Православием усвоила от него множество архетипов, способов мышления и поведения, бытовых форм и видов межличностных отношений. Все это с раннего детства глубоко усваивается всем населением нашей страны не­зависимо от конкретно-индивидуального отношения к религии. Поэтому "уход" человека в Православие не будет критичным, если даже и воспри­нимается его социальным атеистическим окружением как странность и ги­перболизация обычных норм морали. Приложив некоторые усилия, вновь обратившийся всегда может объяснить свое новое поведение, ссылаясь на общепризнанные принципы и идеологии, - и все его поймут (именно через эти культурные опосредующие элементы). Обращение в Православие, хотя, возможно, и вызовет появление некоторого психологического напряжения, не отрывает тем самым человека от семьи, рабочего коллектива, от об­щественной деятельности и жизни страны в целом.

^ Напротив, усвоение нетрадиционных религий из-за отсутствия куль­турных переходных звеньев всегда ведет к сильному взаимному отчужде­нию от социального окружения. Накапливающееся взаимонепонимание пере­ходит в конфликты, враждебность, что вызывает уход из семьи, отказ от работы и общественной жизни, стремление замкнуться в своей новой уз­кой религиозной среде, в которой только человека и понимают и поддер­живают. И эта враждебная российской традиционности "узкая среда" при­обретает абсолютное влияние на нового сектанта.

Особенно опасны в этом отношении не традиционные и большие рели­гии (другие конфессии христианства, ислам, иудаизм), а именно секты. Мировые религии, которые можно назвать культурообразующими, отличают­ся от сект тем, что обладают более обширным, несравненно более глубо­ко и цельно разработанным комплексом вероучительной литературы. В ней они определяют и обосновывают основные принципы и ценности своих ре­лигиозных систем, отработанные и проверенные способы их осуществле­ния. Человек, принадлежащий к такому традиционному вероисповеданию и более или менее усвоивший его истины, достаточно свободен в своих оценках отдельных учителей и направлений, постоянно возникающих в сфере любой религии. Такой верующий обладает устойчивым иммунитетом против слепого поклонения частным авторитетам. Слово "религия" озна­чает связь личности и личностного Бога. В свою очередь слово "секта" латинского происхождения и происходит от глагола "отсекать". Усечение полнокровной связи приводит к гипертрофированной и фанатично-слепой односторонности сект.

Людей, принадлежащих к одной из мировых культурообразующих рели­гий, объединяет именно общее понимание ценностей и принципов, а сек­тантов - более всего авторитет учителя и личные отношения с другими членами секты. Отсюда некоторая организационная рыхлость больших ре­лигий и противостоящая им железная, всепронизывающая организованность сект, их стремление полностью завладеть человеком, сориентировать его исключительно внутрь секты, уничтожить все его свободные связи с ми­ром.

Это, собственно, и есть тоталитарность: культивирование слепого подчинения авторитету (пусть иногда и узко-групповому), суровая орга­низация, всеобщий контроль за всеми сторонами жизни члена секты. При криминализации верхушки секты неизбежно криминализуется вся секта, превращаясь в слепое орудие реализации целей всяческих "гуру", "учи­телей", "руководящих корпораций" и т.п.

По сути своей все секты в той или иной степени тоталитарны. Их "учения" по сравнению с мировыми религиями частичны, примитивны и для культурного человека мало интересны. Именно отсюда в сектах процвета­ет усиленное внимание к психотехнике, которая абсолютизируется и по­дается как способ победоносного управления собой, своим телом, созна­нием и окружающим миром. К этому очень склонны стремиться многие сов­ременные люди, усвоившие разного рода околонаучные мифологии и мисти­ки и верящие в необычайную силу знания. На деле же психотехника в секте является сильнейшим орудием "учителей" для управления своими ведомыми, контроля над ними и в конечном счете - полного порабощения их. Стремление привязать человека всеми способами, подчинить его це­ликом, закодировать тем или иным приемом его сознание - вот единс­твенно возможный путь удерживания его в секте надолго. И "учителя" прекрасно понимают это.

Тоталитарность сект различна. Наряду с традиционными религиями, древними и укорененными в культуре народов, существуют "старые" сек­ты. Это отошедшие в период Реформации от христианских церквей протес­танские церкви (хотя по настоящему их нельзя назвать церквами): люте­ране, евангелисты и проч. Это и отделившиеся (но гораздо раньше) от индуизма буддисты. В социально-историческом смысле эти развившиеся религиозные образования уже трудно назвать сектами. Это, скорей, кон­фессии. Теперь и от них откалываются секты. Есть свои секты в иудаиз­ме и исламе. В Православии источником "старых" сект оказались старо­обрядцы-раскольники различных согласий. Отделяясь от большой и пол­нокровной церкви из-за "новых" толкований фрагментарных, вырванных из целостности Писания, текстов, эти секты обречены с самого начала на непрекращающееся уже собственное дробление, т.к. приходят все новые и новые самоуверенные "учителя" и проповедники со своими толкованиями, самоновейшими и неповторимыми учениями. Вновь создавшиеся секты начи­нают перевербовывать членов у старых сект, развивая бурную миссио­нерскую деятельность. Между ними возникает борьба и стремление укре­пить обоснование своих учений.

Нарабатывая для себя постепенно какую-то культуру, старые секты уменьшают ставку на авторитет учителя. Они резко сокращают использо­вание психотехники (мировые религии тоже ее задействуют, но очень умеренно и бережно по отношению к людям). Старые секты акцентируют внутреннюю жизнь на "человеческие отношения". Они очень заботятся о своих членах, проявляют к каждому много внимания, чем и привлекают человека, уставшего от современного мира с его яростным индивидуализ­мом и жесткими социальными отношениями. Их принцип - взаимная матери­альная и моральная поддержка (как правило, секты эти достаточно бога­ты), на нем строится их организация и пристальный контроль за своими членами. И это весьма важно для сект, так как, несмотря на попытки углубить учение, их вероучительный комплекс текстов остается очень бедным, структура богослужения и обрядовая сторона жизни - весьма убоги и тусклы, мистические элементы приземлены и содержат много ра­ционализма. Таким образом их возможность воздействовать на личность через ее эстетические и духовные переживания существенно ограничены. Но культивирование "человеческих отношений" также замыкает сектантов лишь на свою религиозную среду. И хотя члены старых сект хранят свои семьи и добросовестны в работе, они довольно пассивны как граждане своей страны, склонны уклоняться от воинской повинности, а, участвуя в общественном движении и политике, больше озабочены интересами своей секты.

Новые секты, как правило, также богаты (часто намного богаче старых и, тем более, РПЦ), но не ориентированы на поддержание благо­состояния своих членов и, не жалея, тратят средства на новых сектан­тов лишь на этапе их привлечения. В дальнейшем же часто стремятся превратить их в источник доходов для "общего дела". "Человеческие от­ношения" имеют здесь весьма ограниченное употребление, т.к. главное средство удержания за собой обращенных - подчинение авторитету и гло­бальный контроль за ними. Отсюда стремление вырвать своих членов не только из общественной жизни, но даже из семьи, и замкнуть целиком на себя, забить их сознание медитациями, заполнить дни бесконечными уп­ражнениями, отучить самостоятельно мыслить и строить какие-то планы, заводить свои личные знакомства. "Учителя" прекрасно понимают, что иначе внешние авторитеты будут "оспаривать" у секты влияние на ново­обращенного, попытаются вернуть его в семью, на работу и т.д. В сов­ременном языке собственно тоталитарными называются лишь секты такого типа.

Опасность тоталитарных сект вытекает из криминальных наклоннос­тей их внутренней жизни, зомбирования (т.е. формирования полностью контролируемого сознания) своих членов, форм действий против традици­онных религий и других сект, методов вербовки новообращенных.

Криминальные наклонности сект следуют из их фанатичности и де­формированности понимания цели жизни, вседозволенности выбора средств ее достижения, а также слепой подчиненности своему вышестоящему руко­водству. Кроме ритуальных, они часто совершают и провоцируют "обыч­ные" преступления. Например: с вовлеченных подростков требуют деньги, подталкивая их на кражи у собственных близких; заставляют выкупать жилплощадь и оформлять завещание на секту; нападают на неугодных лиц (как своих, так и посторонних) и собирают на них компрометирующие ма­териалы; побираются в общественных местах; создают картотеки различ­ных сведений о проживающих в районах действий секты гражданах без их ведома и т.п.

Существуют крайне агрессивные и очень криминальные секты, выде­ляющиеся даже на общем отрицательном фоне тоталитарных сект. Ряд даже внешне респектабельных сект, например, "Церковь саентологии", кришна­иты, уже разоблаченная "АУМ-синрике" и т.п. имеют в своих программных документах положения о необходимости нейтрализации и уничтожения лю­дей, несогласных с их учением. Есть секты, склоняющие своих членов к самоубийству. Например, в 1994 г.в швейцарской деревне Сальван так погибли 48 членов секты "Орден храма солнца". Кришнаиты убивают своих взбунтовавшихся сектантов выстрелом в голову или топят. Саентологи помещают их в свои концентрационные лагеря. Физическую расправу с одумавшимися применяют все тоталитарные секты. Особенно страшен тер­рор против родителей, пытающихся спасти своих детей. К сожалению, здесь сектанты иногда находят поддержку у правоохранительных органов.

Методы вербовки в сектах обычно нечистоплотны и опираются на: дискредитацию "конкурентов" с использованием фальшивок и пр.; очерне­ние той жизни, которой человек жил до встречи с сектой, его работы, идеалов, окружения (провоцирование к ссоре с ним); подкуп посредством подарков, бесплатной литературы, поездок за границу за счет секты (но с тщательным учитыванием расходов и предъявлением счета при попытке ухода от секты). Весьма преуспели в этой деятельности мунисты ("Цер­ковь объединения"), саентологи, кришнаиты и т.п.

Особенность современного этапа нашей истории в том, что отноше­ние к религиям стало не только внутренним делом России. Мы все теснее входим в международное сообщество и обязаны учитывать международные правила регулирования религиозных проблем. В глобальном масштабе у традиционных вероисповеданий давно установлено мирное сосуществова­ние. Между ними приняты нормы поведения, отступление от которых вза­имно не выгодно. Отличия стран делают эти нормы в каждом конкретном случае разными. Однако в сектантских движениях ситуация иная. Успех сект появляется за счет явных нарушений сложившихся норм поведения. Отсутствие широкого авторитета приводит секты к авантюризму, т.к. им нечего терять. Внешне "приличные " за рубежом конфессия, секта или движение могут существенно переродиться в нашей стране под влиянием местных условий. Начальный период демонстративной благотворительности (типа бесплатной раздачи Библии) быстро заканчивается и превращается в экстремизм по отношению к традиционным культурообразующим религиям и государственным структурам.

В нынешней духовно дезориентированной массе населения России но­вую секту создать очень просто. Но искоренить тоталитарную и ставшую криминальной секту после завершения формирования ее иерархической структуры чрезвычайно сложно. Она, в случае преследований со стороны государства, уходит в подполье и непредсказуемо обнаруживает себя в разных социальных слоях. Ее проявления напоминают метастазы раковой опухоли. Радикальное лечение возможно лишь созданием условий, стиму­лирующих и развивающих традиционные устойчивые вероисповедания, повы­шающих грамотность населения в религиозной сфере и общую культуру жизни.

  1   2   3   4   5   6   7




Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов