Предисловие издателей русского перевода icon

Предисловие издателей русского перевода



НазваниеПредисловие издателей русского перевода
страница1/16
Дата конвертации28.08.2012
Размер3.44 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

ВНИМАНИЕ! Айлен Баркер учавствовала в процессе против Дворкина. (Боков А. В.)


Айлин Баркер

НОВЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ДВИЖЕНИЯ

Практическое ВВЕДЕНИЕ

Издательство

Русского Христианского гуманитарного института Санкт-Петербург 1997


Предисловие издателей русского перевода

НОВЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ДВИЖЕНИЯ:

ПРАВОСЛАВНЫЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ

Тема «Новые религиозные движения» не сходит сегодня со страниц российских газет, дискутируется в Думе и различных общественных организациях, беспокоит христианские Церкви. Данная проблема актуальна не только для России, но также для Ев­ропы, Америки и Азии. Православный институт миссиологии, экуме­низма и новых религиозных движений при Русском Христианском гуманитарном институте в Петербурге, предлагающий читателю книгу о новых религиозных движениях, уже несколько лет изучает религи­озную ситуацию в городе и в стране, анализирует результаты социо­логических исследований и публицистические выступления, изучает различные документы и предложения, связанные с отношением обще­ства и Церквей к этому феномену.

Вполне понятно, что точка зрения на определенные проявления религиозной или пара-религиозной активности во многом зависит от конфессиональной позиции исследователя. Религиозный и безрелиги­озный подходы различны. Также никого не должно удивлять наличие разных точек зрения, подходов и даже практических рекомендаций в рамках одной конфессии, одной Церкви. Время покажет, какого рода православная активность будет наиболее эффективна. Однако, неза­висимо от эффективности, следует говорить о приемлемости тех или иных методов, об их корректности, объективности и нравственной допустимости. Во всяком случае важно подчеркнуть, что требование научности и объективности должно предъявляться к рассуждениям и утверждениям не только социологов религии, но и церковных деяте­лей и исследователей, будь то пастыри или публицисты. Это еще более важно для церковных ученых, чей фундамент составляют такие ценности, как стремление к объективности, нравственная безупречность, тон христианской любви и уважения к носителям других убеждений.

Для того чтобы помочь православному религиоведению встать на ноги (в этой области церковная наука делает лишь первые шаги, если не считать дореволюционной антисектантской литературы), ПИМЭН предлагает российскому читателю перевод очень известной книги, написанной ученым, но достаточно популярной и обращенной не столько к специалистам, сколько к тем, кто первый раз сталкивается с проблемой НРД.

^ Об авторе, о самой книге и о наших мотивах ее издания в России

Автор книги, профессор Айлин Баркер (Eileen Barker), возглав­ляет факультет социологии Лондонской школы экономики и полити­ческих наук (Лондонский университет).
Она известна в научном мире своими многочисленными статьями и книгами, среди которых есть отмеченные премиями за лучшую книгу года по социологии ре­лигии." Профессор Баркер является основателем и руководителем одного из крупнейших в мире центров по сбору и анализу информа­ции о новых религиозных движениях (ИНФОРМ, INFORM, Information Network Focus on Religious Movements — Информаци­онная сеть по религиозным движениям),2 созданного в 1989 г. при прямой, в том числе финансовой, поддержке Министерства Внутрен­них Дел Великобритании, а также традиционных Церквей. Четверть века автор этой книги занимается новыми религиозными движениями (НРД) как социолог, как ученый.

1 Е. Barker «The Making of a Moonie: Brainwashing or Choice?», ^ Oxford, Blackwell, 1984.

2 см. Приложение 1.

Когда Православный институт миссиологии изучал опыт англиканских коллег, архиепископ Кентер-берийский доктор Кэри рекомендовал обратиться именно к профессо­ру Баркер. Отделение миссиологии Санкт-Петербургской Право­славной духовной академии пригласило ее для прочтения нескольких лекций в Академии и других аудиториях. Лекции профессора Баркер, профессора Огода из Орхуса (Дания), специалистов из США поло­жили начало Христианскому междисциплинарному центру по изуче­нию новых религиозных движений «Диалог: Невская перспектива». Опыт профессора Баркер и центра «Информ» необходимо изучать, его нельзя не учитывать каждому, кто серьезно относится к про­блеме НРД. Опираться на подобный опыт важно и тому, кто инте­ресуется этой темой как исследователь, и тому, кто связан с ней по роду своей деятельности (политику, журналисту, общественному дея­телю). Но прежде всего знакомиться с работами профессора Баркер необходимо родителям, обеспокоенным вступлением детей в НРД.

В Предисловии к английскому изданию профессор Баркер дос­таточно ясно пишет о мотивах написания книги и выборе жанра. Ав­тором руководило «убеждение, что за страданиями многих людей стоит недостаток знаний о природе и особенностях современной вол­ны НРД». Действительно, несмотря на то, что на Западе выходит большое количество религиозной литературы, а в школах ряда стран даются уроки религии, многие люди сегодня понимают, что им ката­строфически не хватает знаний о новых религиозных движениях в целом и о конкретных группах и направлениях в частности. Книга представляет собой введение в проблематику НРД, в котором автор, избегая излишнего академизма, предлагает практические советы лю­дям, оказавшимся в затруднительном положении. Предназначенная широкому кругу читателей, книга писалась прежде всего «как настольное руководство для родителей, родственников и друзей чле­нов новых религиозных движений, а также для тех, кто чувствует потребность духовно или просто советом помогать близким уже при­соединившегося к НРД или только собирающегося это сделать чело­века». Священнослужителям, профессиональным консультантам по социальным вопросам, учителям и самим действительным или потен­циальным членам НРД книга также может оказаться полезной. Речь в ней идет о возможных последствиях вступления в НРД, о различ­ных степенях вовлеченности в жизнь движения, о реакции со сторо­ны обеспокоенных родителей и т. п.

Написанная на Западе, эта работа оказалась чрезвычайно акту­альной для восточного читателя (в Восточной Европе в целом, в России и во всех странах бывшего Союза), постоянно сталкивающе­гося у себя дома не только с многочисленными аналогами западных движений, но и с «экзотическими продуктами» религиозного творче­ства собственных соотечественников. Все это тем более актуально потому, что религиозная проблематика в нашей стране стала сегодня частью политической проблематики, частью массовой культуры. Юристы, политики, журналисты, религиозные лидеры в стремлении определить и обосновать новые правовые нормы ведут острые дискуссии о религиозной свободе и свободе совести. Продолжаются бурные обсуждения поправок к Проекту нового закона о свободе совести. До сих пор обществу не ясно, в какой мере оно должно зна­комиться с религией в рамках образовательных программ государст­венных учебных заведений. Тема «Новые религиозные движения» важна и сама по себе, и как фактор более серьезного и вниматель­ного отношения к традиционным религиям и конфессиям.

Главным же основанием для издания данной книги послужила сама реальность, сегодняшняя религиозная ситуация и тот вызов, который бросили НРД обществу и Церквам уже одним только фак­том своего появления.

^ Религиозная ситуация в современной России

Понятия: религия, религиозные искания, религиозные цен­ности — в современном российском сознании уже не звучат так враждебно, как десять-пятнадцать лет назад, когда доминирующая и нормативная коммунистическая идеология была решительно атеи-стичной. В новом российском обществе восторжествовала свобода совести. Те религиозные объединения (Церкви, общины), которые имели право на существование, но были весьма ограничены в своей активности и миссионерской деятельности, обрели дополнительные возможности. Движения и общины, которых в России прежде не было, а также те, что существовали подпольно, получили возмож­ность выступать открыто, официально; и получили права, равные с традиционными для России. Все это вполне естественно для нового общества, декларирующего демократическую модель развития.

Люди верующие и люди, не считающие себя таковыми, относят­ся к этой ситуации по-разному. Большинство верующих людей в нашей стране — православные. Так же, как представители других конфессий и других религий, они не могут не радоваться снятию ограничений на регистрацию общин и выпуск духовной литературы, не могут не приветствовать свободу проповеди и возможность пользоваться средствами массовой информации (возможность, к сожалению, скорее теоретическую, поскольку для ее осуществления необходимы немалые денежные средства). И в то же время некото­рые (а может быть, и многие) православные полагают, что сегодняш­ний государственный строй, общественно-политическая атмосфера очень неблагоприятны для Православия. Появляются романтические представления о возможности реставрации монархии, популяризиру­ется мнение о том, что монархическое прошлое России гарантировало благочестивое существование Святой Руси, поколебленное лишь в 1917 г. Сегодня возрождению Православия (строго говоря, Право­славие никогда в России не умирало) сопутствует возрождение (как рост имевшихся прежде общин, так и появление новых деноми­нации) инославия, других религий и религиозных движений и групп. Рост численности общин таких христианских исповеданий, как католичество, лютеранство, реформатство, баптизм и др., а также мусульманских, буддийских и прочих многие связывают только с политическим плюрализмом, демократическими ценностями, объяв­ленными новой властью, однако очевидно, что существенны именно внутренние ресурсы каждой религии, каждой христианской конфес­сии, которые в соответствующей атмосфере свободы имеют возмож­ность реализоваться.

Появление новых религиозных и псевдорелигиозных групп часто воспринимается как результат «тлетворного влияния За­пада». В наши дни действительно завоевали популярность пришедшие, как правило, с противоположной Востоку стороны экзотические восточные учения и практики. Но верно и то, что в России конца XIX — начала XX вв. уже были хорошо известны, а в Петербурге и Москве модны теософия, спиритизм, различные системы йоги. Теософская и оккультная литература издавалась еще в дореволюционной России. А сколько было различных сект (штун-дисты, духоборы, молокане, хлысты, свои российские иеговисты-ильинцы и многие другие), сколько толков в старообрядческом рас­коле! Как бы ни было больно православному человеку вспоминать и думать об этом, такова реальность прошлой и сегодняшней жизни, общественно-политическая реальность, которая побуждает искать мирные, хотя и допускающие интенсивную полемику, формы сосу­ществования.

Интересно, что уже в дореволюционную пору мы видим опреде­ленную толерантность, к нехристианским религиям, как, например, к исламу и буддизму. В Санкт-Петербурге в начале XX в. были построены самая большая в Европе мечеть и буддийский храм. В апреле 1905 г. принято Постановление о веротерпимости. Конечно, то, что Православная Церковь была государственной, находи­лась под государственным контролем, создавало для нее определен­ные трудности. Когда 12 декабря 1904 г. правительство пообещало ввести закон о веротерпимости, Митрополит Санкт-Петербургский

1 Издавался, например, журнал «Вестник теософии», но также издавалась и крити­ческая, «разоблачительная» литература, например, книга Вс. С. Соловьева о Бла-ватскои: Современная жрица Изиды. М., Республика, 1994.

х

^ ПРЕДИСАОВИЕ ИЗДАТЕЛЕЙ РУССКОГО ПЕРЕВОДА

Антоний написал императору Николаю II записку, в которой указал, что такой закон поставит Православную Церковь в неравное положе­ние. Он писал: «остальные религии будут пользоваться свободой, только государственная Православная Церковь останется стиснутой мелочным контролем со стороны государства». Теперь ситуация иная, и, по крайней мере, формально, внешне, Церковь свободна. Она перестала быть государственной, избавлена (хочется надеяться) от всякого контроля, и давления, имевшего место в период коммуни­стической диктатуры.

Сегодня в нашей стране и Православие, и любая община, назы­вающая себя религиозной, имеют одинаковые юридические права. Это может показаться несправедливым, но таков уже уровень демо­кратичности самосознания нашего общества и возврата к старому, скорее всего, нет. Это не означает, что в обществе все Церкви, кон­фессии, религиозные группы имеют или будут иметь равный автори­тет и одинаковый вес в общественном мнении. Если Православие действительно укоренено в обществе, то исповедующие его граждане через соответствующие социально-политические институты (партии, парламент, общественное мнение, СМИ и др.) будут выражать свою позицию и направленность. Если же Православие будет в обществе религиозным меньшинством, незначительным в количественном отно­шении, а потому и мало авторитетным, то общество не сможет руко­водствоваться христианскими ценностями в православном их понима­нии, не сможет жить православно. Православный образ жизни не предполагает утверждения христианских ценностей силой. Нравствен­ный авторитет, примеры нравственного совершенства отдельных лич­ностей, которые осознаются как образцы благочестия, евангельский характер служения ближнему и жертвенность могут сыграть роль более значительную, чем «костыли» законов, обеспечивающих режим максимального благоприятствования.

1 См. Д. В. Поспеловский, Православная Церковь в истории Руси, России и СССР. М„ ББИ, 1996, с. 207.


^ Новые религиозные движения как фактор беспокойства общества

Не описывая здесь феномена внезапного появления множества различных религиозных, по крайней мере, называющих себя религи­озными групп и быстрого их распространения, отметим лишь, что в связи с их появлением тревогу забили не Церкви, а родители детей, оказавшихся вовлеченными в жизнь этих групп. Когда дети уходили из семьи, отдавали свои сбережения и имущество общинам, в кото­рые вступали, когда становилось очевидным, что они потеряли кон­такт с друзьями и родными, утратили способность вести диалог, родители стали обращаться во все возможные государственные, общественные инстанции и, конечно же, в Церковь (прежде всего в Православную). Хотя семьи сами не были религиозными, многие родители предъявляли Церкви претензии, обвиняя в отсутствии активной антисектантской деятельности. Миссионерская активность при советской власти практически не дозволялась. Сегодня она допустима, но юридическая свобода не является единственным необ­ходимым условием для успешной миссии, православного свидетельст­ва. Безусловно, внутренне присущая Православию готовность помочь людям обрести путь к Истине обязывает вести полемику с религиоз­ными группами, настроенными к Церкви враждебно, обвиняющими ее в пороках или заблуждениях (это прежде всего характерно для сектантского мышления), но конкретные антисектантские инициативы стали складываться в значительной мере под давлением обществен­ного мнения.

Вполне естественно, что такие трагические события, как массо­вые самоубийства в сектах (в Гайане и Швейцарии), такие преступ­ные акции, как, например, в Токийском метро, взбудоражили обще­ство и заставили заговорить о НРД всерьез. Конечно, вину одной преступной группы нельзя взваливать на все остальные, имеющие с ней какие-либо сходные черты. Но очевидно, что общество обязано

' Хотя «борьба за чистоту Православия» самих православных зачастую воодушев­лена тем же энтузиазмом, но отягощена и тон же самой сектантской психологией.


быть внимательным к религиозной проповеди и поведению адептов того или иного движения, если существует опасность аномального поведения. Долгое время казалось, что сообщения о группах сатани-стов — мифы, или, по крайней мере, преувеличения, и хотя ряд пре­ступлений не раскрыт и причастность приверженцев «сатанизма» к ним доказать трудно, увы, все чаще мы слышим сообщения об ак­тивности таких групп в России. В своей книге профессор Баркер указывает на существование и активность сатанистов в Западном мире.

Можно не соглашаться с выводами отдельных экспертвв, спо­рить об их объективности, но редко кто остается равнодушным после встречи с членами «Белого братства». Трудно было сохранять спо­койствие, глядя на портреты Марины Цвигун, называющей себя «Мария Дэви Христос», на стенах домов и водосточных трубах. Есть поступки и явления, которые не подпадают под Уголовный ко­декс, но своим религиозным безвкусием, духовной пошлостью и не­доброкачественностью проповеди развращают общество. Их, как плохую музыку, нельзя запретить, но обществу нужны образцы, дос­тойные подражания, и оно само заинтересовано в том, чтобы пропо­ведь сомнительных ценностей не поощрялась. В случае с «Белым братством» для общества определенная ясность есть, поскольку его членами были инспирированы массовые беспорядки, имеются свиде­тельства о подстрекательстве к самоубийствам внутри движения. Ли­деры организации были арестованы, суд после тщательного изучения материалов определил достаточно жесткую меру наказания.

^ Проблема терминологии

Не существует строгого и единственно верного определения по­нятия «Новые религиозные движения», как, впрочем, и таких поня­тий, как секта, культ. Разные школы и подходы руководствуются различными определениями. В России чаще говорят о сектах, в США предпочитают называть группы, о которых большей частью

1 См. «Метафразис». № 1, 1997. ^ см. Главы 5 и 7.

XIII

^ ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЕЙ РУССКОГО ПЕРЕВОДА

идет речь в этой книге, культами. Есть группы, относительно которых возникает вопрос: а религиозны ли они вообще? Поскольку мы имеем дело не с математическими моделями, а с реальностью нашей жизни, которая не всегда укладывается в красивые схемы формальной систематизации, такая терминологическая неясность не должна быть камнем преткновения. Имеет смысл называть новыми также и религиозные движения, появившиеся до Второй мировой войны или даже в XIX в. (например, свидетелей Иеговы, мормонов, бахаистов и др.). Эти группы, достаточно новы по сравнению с двух­тысячелетним христианством. Безусловно, нельзя рассматривать их как некий единый целостный феномен и тем более переносить обви­нения, предъявляемые к одной из групп, на остальные, даже при существовании общих для них характеристик.

В России довольно употребителен термин «секты», в православ­ных духовных школах преподается и сегодня предмет «Секто-ведение». Ряд общин и направлений, выделившихся из протестант­ской традиции, когда-то было естественно называть сектами, предпо­лагая, что их главной характеристикой является обособление от традиционного направления, осуждение его как ошибочного (заблуж­дающегося, еретического, неприемлемого) и провозглашение себя единственно верными Евангелию. В этом контексте и появилось слово «сектантская психология». Сегодня же на Западе баптизм, например, нигде в научно-богословской литературе не называется сектой, но именуется «Свободной церковью».

Такие понятия, как Церковь, конфессия, деноминация, секта, культ, ересь, раскол и пр. могут быть по-разному сформулированы в различных Церквах, деноминациях и в нерелигиозной среде. Однако в нашей культуре сложилось и некое общее понимание. К сожале­нию, мы не можем себе позволить подробно останавливаться на обсуждении терминологической проблемы в рамках настоящего «Предисловия издателей русского перевода». Но упомянуть ее необ­ходимо. Непривычное словоупотребление почти всегда вызывает неприязнь. Православный человек с трудом соглашается признать за группами с очень неясным происхождением, не ведущими его от апо­столов, право именовать себя Церковью. Это имя очень чутко

XIV

^ ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЕЙ РУССКОГО ПЕРЕВОДА

слышится православным ухом, настроенным на богословское понятие Церкви, т. е. настроенным экклезиологически. Признать в качестве единой, святой, соборной и апостольской Церкви неведомую религи­озную группу или ведомую, но не следующую древнецерковному Преданию, невозможно. И в то же время у нас нет права запретить использование этих слов. Мы знаем о многозначности слов. Само слово «Церковь» может использоваться и в догматическом смысле как Тело Христово, и в каноническом как «Поместная церковь», и в смысле здания или прихода, и в смысле «домашней церкви». Все это разнообразие смыслов можно найти в Новом Завете. Мы помним, что буквальное значение греческого слова «еетЛесгкх, экклесия» (которое на русский язык переводится словом Церковь) — «собрание», поэтому не можем запрещать группе, далекой от право­славия, называть себя «Церковью». И когда православный автор утверждает, что название «Церковь» для какой-либо группы звучит кощунственно, это — аргумент психологический, а не догматический. Необходимо показать, в чем учение этой группы принципиально от­лично от учения Церкви Христовой. Но здесь сразу же возникает вопрос об узко конфессиональном и межконфессиональном понимании проблемы НРД сегодня.

^ Православное и общехристианское понимание проблемы НРД

Православный подход к НРД должен учитывать, что проблема НРД для Церкви — проблема не только для православных, но так­же и для католиков, англикаи, лютеран, реформатов и других христи­анских исповеданий. Не случайно ею на Западе занимаются давно. В большинстве Церквей в каждой епархии есть священник (он является одновременно и пастырем, и богословом), который занимается про­блемой НРД и научно, и практически (причем, как правило, не име­ет других послушаний и полностью сосредоточен на этой теме). Проблематикой НРД занимаются кафедры на богословских факуль­тетах, издается множество статей, книг и брошюр. Такой опыт чрез­вычайно поучителен и с ним необходимо знакомиться. Оказывается,

действительно есть общая христианская позиция по отношению к большинству НРД, а это значит, что есть возможность сотрудниче­ства. А если посмотреть на проблему более внимательно, то есть и насущная необходимость межконфессионального сотрудничества. Когда православный священник говорит людям, симпатизирующим какой-либо псевдо-христианской группе, что считает ее нехристиан­ской, то в ответ зачастую слышит: «Для вас, православных, и католики не христиане, и протестанты не христиане!» Конечно, люди, говорящие это, не правы, они не изучали сравнительного богословия, но приходится признать, что подобное представление царит в созна­нии многих. В этой ситуации только совместный ответ православных, католиков и лютеран (по крайней мере, этих трех распространенных в России христианских конфессий) может быть воспринят как автори­тетный общехристианский ответ.

Опыт других стран в сфере законодательства, опыт других Церквей в отношении преодоления влияния таких групп, как «Сайентология» («Церковь Сайентологии», «Центр Дианетики»), нам необходим, и обеспокоены деятельностью сайентологов далеко не только православные. Поэтому не следует ставить вопрос так, как это делают многие журналисты: «Свобода совести для всех или толь­ко для православных?» Автор статьи с таким названием утверждает:

«Православие не должно быть государственной религией, поэтому необходимо обеспечить полное равенство религиозных и псевдо­религиозных групп в обществе».1 Во-первых, РПЦ не стремится быть государственной, и об этом официально и с полной определен­ностью заявляет Святейший Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси. Во-вторых, в ФРГ, например, сайентологией обеспокое­ны не только и не столько Церкви, сколько государство. Оно придерживается твердой позиции в отношении непризнания ее рели­гией, а также считает полезным не допускать сайентологов в органы управления, руководство банками и т. п. Такая позиция даже вызвала

Андреи Боген, «Свобода совести для всех или только для православных?», «Час Пик», №43 (772). 26 марта 1997.

Святейший Патриарх заявлял об этом неоднократно, см., например, его ответы на вопросы редакции газеты «Православный Санкт-Петербург», №3(57), 1997, с. 1.

XVI

^ ПРЕДИСАОВИ1 ИЗДАТЕЛЕЙ РУССКОГО ПЕРЕВОДА

протест многих граждан США и, на наш взгляд, совершенно необоснованно появились обвинения Германии в возвращении к тота­литаризму нацистского периода.

В связи с тем, что многие НРД распространены в США и ор­ганизаторы подобных групп в России приехали именно оттуда, счита­ется, что все они — плод американизации Европы. Но позволим себе напомнить, что первые изданные в России книги против сект и культов появились у нас также из США, а пропагандировали их и читали на Радио «Теос» в Санкт-Петербурге не православные, но евангелисты.

Опыт межконфессионального сотрудничества уже есть, и он безусловно положительный. Существует не только Центр ИНФОРМ, руководительницей которого является автор этой книги профессор Баркер, но также «Диалог-Центр» в Орхусе (Дания), Центры в Оксфорде, Берлине. Все они открыты межконфессиональ­ному сотрудничеству и всячески его поддерживают. Невозможно себе представить какую либо узкоконфессиональную область знания (например, православную математику), и сегодня также невозможно утверждать христианские ценности в мире, противопоставляя себя как традицию, конфессию, Церковь другим христианским Церквам, следуя сектантской психологии единственности и безгрешности. Возможность обмениваться информацией о НРД (при наличии современных электронных средств связи, сети Интернет) — главное, но не единственное достоинство этого сотрудничества. Странно было бы для православных в одиночку решать проблему, которой обеспокоен весь мир. Это и не эффективно, и не по-христиански.

Однако, есть в Православии и другая позиция. Так, например, руководитель информационно-аналитического центра священномуче-ника Иринея Лионского в Москве А. Л. Дворкин, размышляя на эту

1 См., например, открытое письмо голливудских звезд канцлеру ФРГ Гельмуту Колю в «International Herald Tribune», 09.01.1997, с. 7.

2 Макдауэлл Д„ Стюарт Д. Обманщики. М„ 1993; Мартин У. Царство культов. СПб., 1992.

3 На эту тему есть очень яркая статья-проповедь православного архипастыря Иоан­на (Шаховского) «Сектантство в православии и православие в сектантстве», в жури. Христианос, № 5, Рига, 1996.

XVII

^ ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЕЙ РУССКОГО ПЕРЕВОДА

тему, напоминает «предсмертный совет императора Александра III своему наследнику Николаю II: «У России нет союзников. Единст­венные два ее союзника — это ее армия и флот».1 Странно звучит эта ассоциация в контексте обсуждения НРД, однако некоторые се­годняшние православные «миссионеры» очень многого ждут от МВД. Любопытно, что Центр священномученика Иринея Лионского именно благодаря сотрудничеству с инославными и на базе статей и книг, вышедших на Западе, смог осуществлять свою деятельность. Центр этот, в частности, перевел и издал книгу лютеранского пасто­ра из Берлина Томаса Гандау о мунизме.2

Важно знать, что священноначалие Русской Православной Церкви считает, что даже с теми Церквами, с которыми у нас есть определенные трудности в богословском диалоге, сотрудничество в сфере преодоления влияния НРД возможно и необходимо.3

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16




Похожие:

Предисловие издателей русского перевода iconЦентр обучения и повышения квалификации переводчиков и преподавателей перевода
Директор Санкт-Петербургской Высшей школы перевода, автор книг по методике и практике преподавания устного и письменного перевода,...
Предисловие издателей русского перевода iconДисциплины «Теория перевода» для отделения «Перевод и переводоведение»
Целью курса является дать студентам представление о том, что является предметом и объектом вышеназванной теории, какие лингвистические...
Предисловие издателей русского перевода iconСодержание: От издателей
Выступления доктора Ваггонера на Генеральной Конференции в Миннеаполисе застенографированы!
Предисловие издателей русского перевода iconА. П. Саврухин пословицы в «дао дэ цзин» Предисловие Настоящая статья
В самом деле, как увидит непредубежденный читатель, текст трактата насыщен пословицами настолько, что трудно различить пословицы,...
Предисловие издателей русского перевода iconКомиссаров, Рецкер, Бархударов, Щвейцер
Понятие о переводе. Различные подходы к определению перевода. Перевод как процесс и результат. Перевод как коммуникативный акт, его...
Предисловие издателей русского перевода iconМетоды перевода чисел из одной сс в другую
Метод Поразрядный метод перевода чисел: перевод чисел между двоичной, восьмеричной и шестнадцатеричной системами счисления туда и...
Предисловие издателей русского перевода iconМеханизмы и стратегии понимания и перевода иноязычного текста (на материале анализа вариантов перевода научно-популярного текста на английском языке)
...
Предисловие издателей русского перевода iconПредисловие: от Льюиса Кэррола к стоикам
Предисловие переводчика
Предисловие издателей русского перевода iconОглавление издательство Предисловие Предисловие к третьему изданию 6
Вопрос об условиях тождественности фарадеевской и максвелловской формулировок закона электромагнитной индукции 58
Предисловие издателей русского перевода iconСодержание предисловие
Предисловие (Йог Раманантата)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов