Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) icon

Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия)



НазваниеПравославная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия)
Дата конвертации28.08.2012
Размер138.2 Kb.
ТипДокументы




ПРАВОСЛАВНАЯ КУЛЬТУРА И

ПРОТЕСТАНТИЗМ.

(проблемы культурного взаимодействия)

Преподаватель Скрипников В.И.

За две тысячи лет своего существования Православная Церковь накопила большие духовные сокровища и стала фундаментом для христианской культуры вообще.

Центрами духовной культуры с древних времен были православные монастыри. Именно благодарая им христиане могли в полной мере исполнять все требования, предъявляемые в Евангелии Господом Иисусом Христом. А именно, отречься от мира, отвергнуться себя, то есть своих страстей, греховных мыслей, плотского мудрования, — которое есть от плоти и крови, а не от духа Божия и получить духовное перерождение и стать новым творением. Господь Иисус Христос призывает всех к святости и совершенству: “Если хочешь быть совершенным, пойди продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах и приходи и следуй за Мною.”(Мф. 19:21) Первые христиане желали быть совершенными, поэтому они ревностно исполняли все требования Господа Иисуса Христа. Они с радостью продавали свои имения и свои сбережения клали к ногам апостолов (Деян. 4:35). Первые христиане имели все общее и пребывали в радости духовного общения. Это был как бы единый монастырь в миру, общежительного устроения. Но со временем такая форма устроения христианской жизни стала неприемлимой и после христианских катакомб в христианской практике для более ревностных христиан образовалась более совершенная форма для подвижничества, — монастыри. Основоположником христианского монашества является Антоний Великий. Существует традиционное мнение, что после того как император Константин Великий остановил гонения на христианство и оно стало узаконенным, то в его ряды вошли люди далекие от сути христианства и оно стало трансформироваться. Более ревностные христиане проявили протест против этого и отделившись образовали отдельные поселения, особо преданных Богу, которые в последствии стали называться монастырями. В монастырях христиане стремились достигнуть совершенства через богопросвещение, писали свои богословские труды, описывали жизнь подвижников благочестия, историю Церкви. Там в состоянии особого благомыслия писались святые иконы. Монастыри с древности стали школами христианского благочестия, центрами христианской культуры и носителями духа евангельской веры, того духа и той веры, что однажды Господь зажег в сердцах своих апостолов.

Посмотрим теперь, как протестантские деноминации исповедуют учение Иисуса Христа и какие плоды принесла миру протестантская культура.

Призыв Иисуса Христа к совершенству через раздачу своего имущества нищим (Мф. 19:21) для протестантских сект не нашел отклика в их сердцах. Толи из них так никто и не захотел стать совершенным, толи им стало жалко своих имений, сказать трудно.
Скорее всего дух протестантизма несколько отличается от духа евангельской веры и их дух предъявляет уже другие требования к своим последователям нежели Евангелие. Несмотря на то, что протестантские секты часто всем хваляться, что они во всем подражают первым христианам, на деле оказывается совершенно обратным. Ведь первые христиане имели все общее, они все продавали свое имущество и приносили деньги своим духовным руководителям. Ничего подобного мы не замечаем у наших протестантских сектантов.

За всю историю протестантизма у них не только никогда не было евангельской общности, но даже неизвестны случаи индивидуальной практики раздачи имущества нищим, зато в истории протестантизма известны случаи, противоположные евангельскому духу. Вспомним крестьянскую войну в Германии, когда секта анабаптистов не только не захотели раздавать нищим свое собственное имущество, но даже взялись захватывать чужое. Чтобы всех людей сделать равными по образованию, они уничтожали и сжигали библиотеки, а заодно стали сжигать иконы, живопись и в конце концов решили установить общность жен. Трудно представить, как могла в дальнейшем сложиться судьба Европы, если бы не удалось вовремя подавить это сектантское восстание. Можно без преувеличения сказать, что появившиеся в период зарождения протестантизма анабаптистическое движение явилось наиболее ярким выражением сущности протестантского духа. Если в Православной Церкви центрами культуры были монастыри, то в протестантизме с начала его зарождения, таким началом явилась революция. Она раскрыла суть протестантской культуры. Если позже протестантские секты не могли в полной мере открыто выражать свою культурную сущность, то они навязывали ее другим, уже мирными методами.

Один бывший сектант, пятидесятник, рассказывал, что когда он попал в секту ему сразу объяснили, что он прежде всего должен сжечь дома все православные книги и иконы, а если есть какое-то пристрастие и к художественной литературе, то сжечь и ее. Он говорил: “Я три часа дома бросал в костер все лишнее.” Как видно, отношение к культуре, которое было у протестантов в XVI веке, также сохранилось у них и к XXI веку.

Итак, мы выяснили, что протестантские секты не подражали первым христианам и совершенными становиться никогда не собирались, а тех, которые это сделали называют заблужшими. Сектанты не признают монашества и говорят, что о нем нигде не написано в Священном Писании. Названия конечно нет, зато есть суть духа аскетического. Но разве дело в названии? Разве проситься кому-нибудь на квартиру и оставаться в миру. Но Священное писание требует: “Не любите мира, ни того, что в мире” (11 Ин. 2:15). В миру много соблазнов, а это является препятствием на пути к совершенству. Для нас примером является Иисус Христос, а Он не места, где главу преклонить. Апостол Павел говорит: “Для Него, я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа” (Фил. 3:8) “Подражайте мне, как я Христу” (1 Кор. 4:16). Если сами сектанты не подражают ни Иисусу Христу, ни апостолу Павлу, то зачем они осуждают тех, которые стали жить по Евангелию. Если отрекшиеся от мира христиане стали жить в пустынном месте сообща, имея все общее, как первенствующая Церковь выставляла на первое место лишь исполнением воли Божией, то что же тут не по Евангелию?

Итак, повеление Иисуса Христа: “Кто не отрекется от всего, что имеет, не может быть моим учеником” (Лк. 14:33) сектанты никогда не пытались исполнить и евангельское совершенство приобрести не пожелали, и первым христианам подражать сектанты не захотели. Можно ли после этого верить уверениям сектантов, что с IV века древняя Церковь Христова отошла от истины. Но странное дело: древняя Церковь ревностно исполняла волю Божию, и сектанты называют ее заблудшею, а сами сектанты не исполняют Евангелия и себя называют истинными. Причину отступления древней Церкви от истины сектанты видят в указе Константина Великого, якобы сделавшим христианство государственной религией, и после этого оно законсервировалось и отошло от простоты во Христе. В действительности император Константин сделал христианство только равным с другими языческими верами. Когда в IV веке началось огосударствление Церкви, то тогда нашлись очень ревностные христиане, которые против этого заявили протест. Конечно они не стали протестантами, в обычном смысле этого слова. И если они отделились от остальных христиан, то этим они отделились не от Церкви, как наши сектанты, а всего лишь вышли из мира, чтобы сохранить не поврежденным дух евангельской веры и евангельского учения. Казалось бы в глазах сектантов подобные люди должны вызывать только уважение и восхищение, но почему-то сектантам и они не понравились. Людям, имеющим разных дух религиозной культуры, всегда трудно понимать друг друга. Надо сказать, что монашество появилось не в результате обмирщения христианства, а из-за желания в точности исполнить Евангелие. Подтверждением этого является жизнь основателя монашества Антония Великого, который ушел в пустыню и собрал вокруг себя учеников еще задолго до правления императора Константина.

Один из подвижников IV века святой Иоанн Златоуст, живший как раз в то время, в которое по мнению сектантов Церковь якобы отошла от истины, писал о Церкви Христовой того времени следующее: “Легче солнцу погаснуть чем Церкви впасть в заблуждение”. Как видим у христиан IV века не было никаких сомнений в возможности уклонения Церкви от истины. В то время христиане не видели никаких причин для отпадения Церкви от истины, какие пытаются заметить протестанты всматриваясь в те события с XVI века. Современным сектантам выгодно считать, что древняя Церковь впала в заблуждение, ведь это дает им тогда повод оправдать свое историческое преобладание.

Вся причина сектантского заблуждения, не только в отступлении от Церкви Христа, но и в том, что они не исполнили двух главных условий Евангелия. Первое: “Кто хочет идти за Мной отвергнись себя” (Мф. 16:24), то есть своих плотских греховных мыслей. Ибо плотский разум, может производить только плотские мысли, а мудрость мира сего, есть вражда против Бога (Рим. 8:7). И второе условие, это “не любите мира, ни того, что в мире” (1 Ин. 2:15). Если бы основатели секты исполнили эти условия, — вышли бы из мира на несколько лет для общения с Богом и для умервщления своих страстей, похотей, для отвержения от себя, тогда бы им не пришлось создавать новые секты для противоборства Церкви Христовой.

Вот и приходим мы к выводу: где нет монастырей, там не может быть и христианской культуры. В протестантизме и его сектах никогда не было монашества и даже один из основателей протестантизма Мартин Лютер, будучи католическим монахом отрекся от монашества и женился. Где нет евангельского духа, там не исполнено и само Евангелие. Вот и выходит, что дух Евангелия и дух протестантизма, совершенно разные вещи, протестантизм, стремился к разрушению чужой культуры. Дух разрушения не способен к созидательной деятельности.

Сегодня протестантские секты в России не учат русских любить свою Родину, свою православную культуру, православную веру, благодаря которой могла сформироваться великая нация. А скорее учат как возненавидеть все русское и православное.

Русский народ не должен забывать, что он еще существует на земле только благодаря своей православной вере. Это ведь она смогла объединить русских в единый народ способный противостоять даже серьезному врагу. Вспомним, что когда в XIV веке хан Мамай решил истребить русский народ, то он собрал армию почти в один миллион человек. И когда Русь была втаком тяжелом положении, то ни один европейский народ не пожелал нам помочь. И только Сергий Радонежский православный христианин, проявил заботу о будущности русской нации. Он, обходя пешком всех князей, убедил их объединиться, чтобы выстоять против своих врагов. И если бы русские в то время держались сектантского учения, то не смогли бы тогда противостоять и победить противника, который больше чем вдвое превосходил по численности нашу армию. И была бы сегодня тогда на месте России безлюдная дикая пустыня. Некому было бы сегодня сектантам проповедовать свое лжеучение на нашей территории. И так как все протестантские секты были созданны людьми, а человеческие веры есть лишь жалкое искажение подобия истинной веры, то не имея в себе главного — благодати Божией, такие веры не смогли создать истинной христианской культуры. Только безблагодатное состояние сект способствовало тому, что сектанты в учении Христа обращали внимание только на второстепенные, а главное, то без чего вообще становится немыслимым христианство, они стараются вообще не замечать. Например, Христос утверждал, что без основанной Им самим Церкви невозможно не только получить спасение, но и немыслимо уже вообще и христианство. “Кто церкви моей не послушает, то да будет от для тебя как язычник” (Мф. 18:17). Как видим, Христос утверждает, что все, вне Церкви, это язычество. Или еще, Господь говорит, что если кто не будет слушать посланных Им самим пастырей, а будет слушать всяких других самочинных, то он отвергся самого Христа (Ак. 10:16). Но сектанты этих главных истин Христа совершенно не замечают, а сосредотачивают все внимание на вещах второстепенных, — какой день прочитать, или, надо ли крестить мледенцев? и т.д. Но ведь без главного в христианстве, нет уже смысла и во второстепенном. Кто не на лозе Христовой, тот бесплоден. “Всякую у Меня ветвь не приносящую плода, Он отсекает” (Ин. 15:2). Сам факт существования сект есть форма отвержения Церкви, основанной Христом. Но отвергая Церковь Христа, становится уже невозможным не только христианство, но и вообще сама христианская культура, что мы и видим у протестантских сектантов. Один из интересных аспектов религиозной культуры характеризуется ее песнопениями. Но слушая песнопения современных сект, убеждаешься, что их духовное содержание не может и сравниться даже с рядовыми народными песнями. Чувствуя примитивность своих песнопений, сектанты сегодня не стыдятся использовать для своих концертов музыку православных композиторов: Бортнянского, Чеснокова, но только слова ставят свои. Если духовные пеннопения есть богословие в звуках, то храмы и соборы есть богословие в камне. Если сравнить места для молитвы православных и сектантов то можно увидель глубокую разницу.

Православные для Господа строят особые здания, отличительные как от жилых домов, так и от других общественных нужд. Так как храмы строят для Господа, то православные вкладывают в то строительство все свое умение и мастерство. И не даром говорят, что нет на земле ничего красивее храмов. По красоте храмов можно судить и о красоте веры, и о любви людей к Богу. Если православные свои драгоценности и золото жертвовали для красоты храмов и прославления имени Божия, то сектантское золото находит себе применение лишь в бизнесе. И если красота православных храмов и наш колокольный звон уже являются проповедью Христа, если у нас даже камни прославляют и проповедуют Христа, то у сектантов ничего подобного мы не замечаем. Сами места, где собираются сектанты, предсталяют убогую обстановку. Сектанты любят собираться в кинотеатрах, дворцах культуры и в прочих местах, которые за 75 лет безбожной власти являлись местом безбожных агитаций и безнравственных фильмов. Эти оскверненные места являются для них любимым местом их собраний.

Поэзия сектантов очень примитивна, их вера не рождала талантов равных православным поэтам М. Лермонтову, А. Пушкину и др. Исследовавший сектантское поэтическое творчество в начале XX века православный миссионер Михаил Кальцер, заявил в свем труде об их творчестве следующее: “Все религиозные стихи у русских сектантов появились от немецких сектантов, переведенные с немецкого языка, эти стихи не имели вообще рифмы и являлись дешевой поэзией, также в этих стихах было много мыслей с разноречивыми утверждениями. Так в одних стихах они утверждали, что мы уже все спасены, а в других они писали как далеки еще они от спасения”. На эту тему однажды, в начале этого века и произошел с сектантами курьезный случай. Как-то однажды заехала в село группа сектантов-баптистам. Встретившись с православными для беседы они в начале решили помолиться и прочесть один их своих духовных псалмов. А одна строчка в их псалме звучала так: “...Здесь все мы чада заблужденья...” Когда сектанты закончили петь, то один из православных им сказал: “Зачем вы приехали нас учить, если сами о себе поете, что все вы чада заблужденья.” Сектанты попробовали оправдаться и доказать, что в данном месте имеется в виду не они, но их слушать больше не стали, и они потерпели полное поражение.

Так же в православной Церкви начаная с IV века начинают появлять богословские школы, в частности: Александрийская, Антиохийская и т.д., которые внесли весомый вклад в развитие богословской мысли, школы эти воспитали ряд выдающихся богословов, чьи богословские труды до сего дня удивляют наших современников. Православное богословие за две тысячи лет по аскетике, догматике, нравственности и т.п. представляют огромную сокровищницу христианской культуры. Если сравнить наше богословие с примитивными сектантскими богословствованиями, то между ними будет такая же разница как между небом и землей. А если еще учесть выступления сектантов против православного богословия и ненужности его, то это напоминает лишь по известной басне лай моськи на слона. Сектантская литература лишь пытается привести человека к Богу, но ничего не говорит о его дальнейшем совершенствовании, а православие охватывает всю многогранность процесса спасения. Сегодня более просвещенные сектанты стараются почитывать святых отцов и это нередко приводит их в лоно Православия. О примитивности сектантского богословия мне запомнился следующий случай, произошедший со студентом Армавирского Православно-Социального института. Однажды этот студент встретил сектанта и пытался ему доказать, что Царство Небесное невозможно получить через одну веру, как у сектантов, а что для этого еще нужны личные усилия нравственного усовершенствования и привел изречение Иисуса Христа: “Царство Небесное силой берется и употребляющие усилие восхищают его” (Мф. 11:12). Сектант на время задумался, но тут же придумал как ему выти из этого положения: “Да, я согласен, что усилие все-таки нужно, но оно нужно, только до тех пор пока не прийдешь к вере, а после в этом необходимости больше нет”. От такого ответа, даже мой знакомый студент растерялся и не нашел, что ответить, и попросил у меня потом совета. Этот ответ студента может являться прекрасным примером богословия лукавствующих. Он показывает, что когда сектантская вера не вмещается в рамки Евангелия, то перекраивается не сектантское учение, а само Евангелие. Но вдумаемся еще раз, в поставленный вопрос: “Царство Небесное силой берется”, как видим не приход к Богу или к вере силой берется, а Царство Небесное. То есть эти усилия мы должны применять на всем протяжении до самого вхождения в Царство Небесное. Но продолжим начатое.

В Новом Завете есть указание для описания жизни угодников Божиих для назидательного примера, для возжигания благочестия и им подражания: “Подражайте, братия, мне и смотрите на тех, которые поступают по образу, какой имеете в нас” (Фил. 3:17), пишет апостол Павел. А как можно подражать и смотреть на тех которые подражали апостолам, если бы этого никто не записывал? Об этом же говорит апостол Павел и в послании к евреям: “... и взирая на кончину их жизни подражайте вере их” (Евр. 13:7). К сожалению сектанты этого требования Нового Завета не исполняют и не желают подражать святым угодникам. Возможно они не делают этого от того, что у них нет святых угодников и потому их просто некому подражать. У сектантов так же не практиковалось описание истории Церкви, несмотря на то, что в самой Библии имеется описание истории ветхозаветной Церкви и даже новозаветной. Причиной такого отношения сектантов к истории заключается в том, что они не правильно поняли заключительные слова в книге Откровение Иоанна Богослова, запрещающие добавлять что-либо к его книге. А сектанты поняли это как запрет добавлять что-либо вообще после книг Нового Завета. Но если понимать эти слова по-сектантски то получается первым кто нарушил этот запрет является сам Иоанн Богослов ибо как утверждают историки, он в конце написал еще одну книгу Евангелие от Иоанна.

Аналогичная история происходит у сектантов и в вопросе о почитании священных изображений. Опять сектанты не совсем правильно поняли сущность второй заповеди: “Не сделай никакого изображения...”, здесь конечно имеется ввиду никакого языческого. Потому что несколько глав позже, тот же пророк Моисей требует сделать священные изображения херувимов (Исх. 25:40). Не может же Библия и пророк Моисей сами себе противоречить. А вот сектантское “богословие” и состоит вот из таких противоречий. И это от того, что сектантам кажется, что они умнее других. И от того, что сектанты пытаются понять Библию не по духу, то есть смыслу, а по букве и происходят с ними такие перепитии. Найдя в Библии запрет на любые изображения, сектанты отказались не только от икон, но и от необходимости живописи. Хотя свои личные изображения на фотографии они почему-то допускают.

Такой взгляд на искусство сильно обедняет их религиозную культуру. Для них Библия является источником запрета культуры, а для православных, наоборот источником ее позволения. И надо сказать, что сектанты не пишут икон, ведь для того чтобы изображать реальность потустороннего мира, для этого надо очищать сердце, а у них это не принято. Можно только представить какое убожество они бы рисовали, это было бы что-то вроде карикатуры или их комиксов. Если существуют развратные изображения, которые оскверняют, значит должны существовать и святые изображения, которые освящают. Святые иконы — это Библия в красках. В теме о святых иконах следует добавить, что в этом вопросе культура у неверующих людей намного выше, чем у сектантов. Ибо сектанты сразу без всяких рассуждений выступают против пользы святых икон и выступают за их уничтожение, а атеисты иконы сохраняют в музеях, как например Владимирскую икону Божией Матери, Троицу Андрея Рублева и т.д. Тут уж ничего не поделаешь, но культура у неверующих значительно выше, чем у сектантов, ибо неверующие икону ценят хотя бы как произведение искусства, а сектанты даже на это не способны.

Православная Церковь внесла огромный вклад в сокровищницу христианской культуры, все перечислить очень трудно. В заключении хотелось бы еще упомянуть о письменности.

Наша Церковь проповедуя Евангелие многим народам создавала им азбуки и письменность. Так в частности братья Кирилл и Мефодий создали славянскую письменность и перевели с греческого языка необходимые книги. Очень многим народностям святые подвижники составляли азбуки, составляли письменность и переводили им книги, строили храмы и т.п. Чем и обогатили христианской культурой многие народы, внеся в мировую сокровищницу весомый вклад.

Господь Иисус Христос учил нас, что как дерево, так и Церковь должна познаваться по плодам. Но как видим, протестантские секты никаких плодов христианской культуре не принесли, что и свидетельствует о их убожестве и бездуховности. Все, чего достигли секты, так это похвальбы своей праведностью. О таких людях хорошо сказал Б. Паскаль: “Люди делятся на праведников, которые считают себя грешниками и на грешников, которые считают себя праведниками”. А Иисус Христос об этом сказал так: “Всякий возвышающий сам себя, унижен будет” (Лк. 14:11).

И если само слово религия переводится с латинского как благочестие, а в сектах о благочестия вообще нет никакого упоминания (1 Тим. 6:3-5), то и выходит, что все секты к духовно богатой религии вообще никакого отношения иметь не могут. А могут принадлежать лишь к человеческим заблуждениям. Для того чтобы стать сектантом, для этого ведь ничего не нужно, все отрицай, впадай в нигилизм, и ты уже сектант. А чтобы стать православным нужна мобилизация всех сил души, знание богословского наследия и т.д.

Сегодня никто из культурных людей не сомневается в том, какой весомый вклад внесло православие в сокровищницу человеческой культуры и если все же находятся некоторые люди не видящие этого, как например члены протестантских сект, то это лишь подчеркивает их духовную слепоту и величие христианской культуры, которая не нуждается в рецензировании со стороны людей, не имеющих ничего подобного.




Похожие:

Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) iconДокументы
1. /Православная культура/Православная культура.doc
2. /Православная...

Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) iconКазначеевские чтения №2, 2009 Глобальные проблемы ноосферы: природа, человек, общество, культура
Казначеевские чтения №2, 2009. Глобальные проблемы ноосферы: природа, человек, общество, культура. Сборник докладов участников международной...
Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) iconАктуальность пакта рериха в современном мире*
Красоты. Культура есть синтез возвышенных и утонченных достижений. Культура есть оружие Света. Культура есть спасение. Культура есть...
Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) iconРоль семейных традиций в воспитании детей
Основы православия”, “Традиционная русская культура”, “Православная этика”, “Православное искусство” и др Этот процесс обусловлен...
Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) iconПравославная культура в живописи н. К. Рериха
Древней Руси: с одной стороны — безупречное чувство стиля древнерусской иконописи, с другой стороны — абсолютно самостоятельная интерпретация...
Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) iconИскренность — это фундамент духовной жизни
Русская культура – открытая культура, культура добрая и смелая, всё принимающая и всё творчески осмысливающая
Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) iconУчебно-научный филологический центр
Учебно-научный филологический центр приглашают Вас 12–13 апреля 2007 года принять участие в Пятой научно-методической конференции...
Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) iconЛитература о Совете Европы и Европейском Суде по правам человека
Глотов С. А. Россия и Совет Европы: политико-правовые проблемы взаимодействия. Краснодар, 1998
Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) iconАктуальные проблемы формирования регионального свода книжных памятников Из опыта работы Архангельской областной научной библиотеки им. Н. А. Добролюбова
Формирование Свода книжных памятников Российской Федерации важная задача в деле сохранения культурного наследия России
Православная культура и протестантизм. (проблемы культурного взаимодействия) iconТема: «Актуальные проблемы управления организационным поведением сотрудников внешнеэкономической организации»
Методика учета индивидуально-личностных особенностей сотрудников вэо для повышения эффективности их взаимодействия
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов