Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права icon

Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права



НазваниеЛюбая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права
страница1/4
Дата конвертации28.08.2012
Размер1.19 Mb.
ТипЗакон
  1   2   3   4

ВВЕДЕНИЕ

В соответствии с Конституцией Российской Федерации правосу­дие осуществляется только судом, а действующим законодательством на суды возлагается обязанность в пределах своей компетенции, в ус­тановленный законодательством срок, и правильно разрешать дела, возникающие из гражданских, трудовых, жилищных, семейных, адми­нистративных и других правоотношений.

Деятельность суда сводится к тому, чтобы в процессе рассмот­рения и разрешения каждого дела достичь верного знания о фактичес­ких обстоятельствах, характерных для спорного правоотношения, и точно применить к установленным юридическим фактам норму или ряд норм материального права, т.е. оказать судебным решением, как ре­зультатом процесса, защиту существовавшим до процесса субъектив­ным правам, либо отказать в такой защите, если установлено отсутст­вие субъективного права.

Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права.

В повышении уровня осуществления правосудия большую роль играет юридическая наука. Одной из важнейших составных частей юридических познаний является теория судебных доказательств, ибо только доказательства дают возможность установить опосредованным путем факты, недоступные для непосредственного познания, т.е. те юридические факты, с которыми нормы материального права связывают воз­никновение, изменение и прекращение правоотношений.

Разработка теории судебных доказательств и судебного доказывания связана со значительными трудностями, ибо в ней тесно пере­плетаются проблемы чисто юридического характера со сложнейшими проблемами теории познания, логики, психологии и других научных знаний.

Институт судебных доказательств и судебного доказывания привлек внимание автора данной работы по следующим соображениям.

Прежде всего он, являясь неотъемлемой частью гражданского процессуального законодательства России, играет особо существенную роль в решении задач, стоящих перед гражданским судопроизвод­ством, к которым относится защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан, организаций и их объединений, а также охрана государственных и общественных интересов, укрепление законности, предупреждение гражданских пра­вонарушений, воспитание граждан. Данный институт во многом опреде­ляет состояние гражданско-правовой практики.

Отсутствие в теории гражданского процессуального права яснос­ти по целому ряду вопросов о сущности, процессуальном значении и особенностях доказательств в целом, а также отдельных его видов является одной из тех причин, которые нередко приводят к недоста­точной исследованности фактических обстоятельств, что ведет к не­правильному разрешению гражданских дел.


Для плодотворного исследования какого-либо вида судебных до­казательств необходимо иметь правильные исходные познания в вопро­сах о сущности доказательств, об их отличительных признаках, об особенностях отдельных видов доказательств.

Четкая формулировка необходимых отправных положений по данным вопросам предопределяет их правильное использование в гражданском процессе.

Далее надо признать, что в гражданско-правовой литературе уделяется серьезное внимание институту судебных доказательств и судебного до называния, но подавляющее большинство монографических исследований по данному вопросу проводилось до введения в действие Федерального закона Российской Федерации от 27 октября 1995 года "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" , до принятия первой и второй части Гражданского кодекса РФ и ряда других нормативных актов, и поэтому многие точ­ки зрения высказанные различными авторами по вопросам доказывания и судебных доказательств без критики и анализа принять за истинные невозможно. И это обстоятельство вызывает, в настоящее время, дополнительный интерес к институту судебных доказательств и судебного доказывания,

До настоящего времени остается дискуссионным вопрос о возможности расширения круга средств доказывания.

Учитывая, что институт судебного доказывания и судебных доказательств включает в себя очень большой круг вопросов, автор в своей работе рассматривает лишь некоторые из них. которые, на его взгляд, являются наиболее актуальными.


ГЛАВА I

^ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

  1. Понятие судебных доказательств.


Доказательством в обширном смысле или доводом называется все, что убеждает наш ум в истинности или ложности какого-нибудь факта или положения. В этом смысле понятие о доказательстве принадлежит к области логики. В техническом смысле нашей науки, судебными доказательствами называются законные основания для убеждения суда в существовании или несуществовании спорных юридических фактов.


То, что подлежит доказыванию /объект докаэывания/, в логичес­ком доказательстве называют тезисом. Тезис есть суждение, истин­ность или ложность которого выясняется при помощи других суждений, называемых аргументами. Способ доказывания, перехода от аргументов к доказанности тезиса называется демонстрацией. То есть, в логике в качестве доказательства выступают суждения, известные мысли, до­казанные ранее положения. Логическое доказывание есть оперирование мыслями, суждениями.

В судебной деятельности, как указывалось выше, доказывается существование или отсутствие реальных фактов /действий или бездействий людей, событий/, с которыми закон связывает возникновение, изменение или прекращение правовых отношений. Следовательно, в от­личие от объекта логического доказательства предмет доказывания в процессе отправления правосудия специфичен. Поэтому в гражданс­ком процессе доказательства рассматриваются как средства опосредо­ванного познания судом фактов, имеющие значение по делу.

До сих пор, вопрос о сущности судебных доказательств остается в процессуальной науке дискуссионными, несмотря на то, что в зако­не дана норма, раскрывающая понятие судебных доказательств /ст.49 ГПК РСФСР/.

Некоторые авторы рассматривают судебные доказательства как известные факты, с помощью которых возможно установление неизвестных искомых фактов. Судебным доказательством является факт, писал С.В. Курылев, полученный из предусмотренных законом источников и предусмотренным законом способом, находящийся с искомым в судебном процессе фактом в определенной связи, благодаря которой он может служить средством установления объективной истинности иско­мого факта.

Сущность доказательства, по мнению С.В. Курылева, заключает­ся в связи известного нам факта-доказательства с неизвестным ис­комым фактом.

По его мнению, известные явления, при помощи которых суд, основываясь на знании объективных связей, явлений, познает неиз­вестное, служат средством установления объективной истинности на­личия ими отсутствия искомых фактов, т.е. доказательствами.

Следует заметить, что взгляды на доказательства только как на факты вызывают возражения, так как они ведут к отрыву содержа­ния доказательств от их процессуальной формы, без которой судебное доказательство не может быть вовлечено в процесс. Если бы законо­датель имел в виду доказательства только как факты, то в закон нельзя было бы, например, внести норму о допустимости доказательств /ст.54 ГПК РСФСР/, поскольку правило допустимости не связывается в законе с фактическими данными, а имеет отношение только к про­цессуальной форме доказательств, т.е. к средствам доказывания.

Представители другого направления рассматривают судебные до­казательства как явления, имеющие двойственную природу. Они пола­гают, что понятие "судебное доказательство" имеет два значения, ко­торые употребляются как синонимы, во-первых, как доказательствен­ных фактов, во-вторых, источников доказательств. Например, Д.М. Чечет считает, что судебными доказательствами являются все фактические данные /факты, сведения о фактах/, а также средства доказывания, которые в предусмотренных законом процессуальных формах используют­ся в суде для всестороннего и полного исследования обстоятельств и вынесения законного и справедливого решения.

Аналогичной точки зрения придерживается А.К. Сергун, она счи­тает, что судебные доказательства - это предусмотренные и регла­ментированные законом процессуальные средства доказывания /объяс­нения сторон и третьих лип, показания свидетелей, заключения эк­спертов, письменные и вещественные доказательства и доказательст­вами называют также полученные из них фактические данные, на основании которых суд устанавливает обстоятельства дела.

Сторонники "двойственного" понимания доказательств стремятся преодолеть одностороннее определение доказательств, но вместе с тем они допускают смешение понятия "источник доказательств" с процессуальной формой доказательств, т.е. со средствами доказыва­ния, называя последние источниками доказательств.

Источником доказательства является либо человек, либо вещь, но не средство доказывания.

Автору данной работы наиболее правильной кажется позиция тех авторов, которые сводят судебные доказательства в единое понятие, в котором взаимосвязаны фактические данные и средства доказывания как содержание и процессуальная форма. Идеи о судебных доказатель­ствах как единстве фактических данных, выраженных в процессуаль­ной форме, высказаны в работах М.К. Треушникова, Л.Т. Ульяновой, Ю.М. Жукова, А.Г. Калпина . П.П. Гуреева, В.Я. Дорохова, Н.М. Кипнис и других авторов.

Анализируя ст.49 ГПК РФ. можно выделить три признака характеризующих правовую природу судебных доказательств. Судебные до­казательства имеют, во-первых, содержание, т.е. информацию о юридических фактах /составляющих предмет доказывания/, иных обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела /дока­зательственных фактах, фактах, имеющих значение для движения процесса и совершения отдельных процессуальных действий, фактах, установление которых суду необходимо для выполнения воспитательных задач/. Эта информация обладает свойством относительности.

Во-вторых, процессуальную форму, именуемую в законе средства­ми доказывания, и в-третьих, определенный процессуальный порядок получения и исследования доказательственной информации и самих средств доказывания.

Устранение любой стороны доказательства ликвидирует все доказательства в целом.

Таким образом, сущность судебных доказательств нельзя сводить только к средствам доказывания, либо только к фактам, так как процессуальные доказательственные средства лишь выполняют функцию представления сведений о фактах, а если свести сущность судебного доказательства к факту, то невозможно будет правильно решить практические вопросы, возникающие в процессе судебного разбирательства. Исключение из определения судебных доказательств средств доказывания недопустимо, так как именно они являются объектом исследования и именно на их основании делаются выводы о доказательстве искомого факта.


2. Содержание судебных доказательств, их процессуальная форма и классификация.

Вопрос о содержании судебных доказательств как фактических данных остается дискуссионным в юридической литературе. Термин "фактические данные" употребляется в законе /ч. 1,ст.49 ГПК РСФСР/, но в теории ему дается различное толкование.

По мнению одних авторов, под фактическими данными следует понимать как сами факты, так и сведения о доказательственных фактах, по мнению других, только сведения о фактах как юридических, так и доказательствах, но не сами факты.

Фактические данные в сущности есть совокупность сведений о любых фактах, имеющих значение по делу, вся доступная для восприятия суда информация о них.

В связи с тем, что судебные доказательства, с точки зрения теоретико-познавательной, по содержанию ничем не отличаются от доказательств в любой другой познавательной деятельности, в настоящее время для объяснения сущности понятия доказательства ученые обращаются к теории информации, понятию сигнала.

Под сигналом в теории информации понимают тот или иной физический процесс, несущий информацию о событии, явлении, объекте.

Содержание сигнала образует информация о событии, объекте, а формой сигнала служит способ, вид существования информации.

Фактические данные - логическое ядро судебных доказательств, так как они сообщаются суду в виде суждений о фактах, т.е. в виде логических категорий. Фактические данные являются отражением фак­тов реальной действительности и несут поэтому информацию о них. Фактические данные непременно должны отвечать требованиям закона /ст.53 ГПК РСФСР/.

В проекте нового ГПК законодатель отказался от термина "лю­бые фактические данные" при определении содержания доказательств, заменив его термином "сведения" и изложил ст.57 проекта ГПК РФ в следующей редакции: "Доказательствами по делу являются получен­ные в предусмотренном законом порядке сведения, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновы­вающих требования и возражения сторон, а также иные обстоятельст­ва, имеющие значение для правильного разрешения дела”

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных дока­зательств, звуко- и видеозаписей, заключений экспертов.

2. Сведения, полученные с нарушением федерального закона, не являются, доказательствами и не могут быть положены в основу решения суда.

Судебные доказательства, не отличаясь от доказательств иных, по своему содержанию имеют свою процессуальную форму.


Ч.2 ст.49 ГПК РСФСР регламентирует форму, в которой могут быть получены фактические данные, а именно: в форме объяснения сторон, третьих лиц, показаний свидетелей, письменных, веществен­ных доказательств и заключений экспертов. При этом необходимо учи­тывать, что по смыслу ст.54 ГПК РСФСР суд не вправе использовать те средства доказывания, которые недопустимы по закону для под­тверждения отдельных правоотношений, то есть фактические данные, полученные в иной, не предусмотренной законом форме, не являются судебными доказательствами.

В связи с развитием электроники и проникновением ее в быт лю­дей укрепляются взгляды, что многие факты действительности можно зафиксировать с помощью фонограммы, видеозаписей и других средств. В качестве средства общения людей стали использовать звуковое пись­мо. Для фиксации фактов применяются документы машинной обработки, данные электронно-вычислительных машин и их систем.

В судебной практике часто встречаются случаи, когда стороны просят суд исследовать фактические данные, которые имеют отношение к делу, но представлены в форме, не предусмотренной законом, напри­мер, в форме фонограммы.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении №3 от 3 апреля 1987 г. "О строгом соблюдении процессуального законодательства при осуществлении правосудия по гражданским делам" дал судам следующее разъяснение: "В случае необходимости судом могут быть приняты в качестве письменных доказательств документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники. С учетом мнения лиц, участвую­щих в деле, суд может также исследовать предъявленные звуко-. ви­деозаписи. Эти материалы оцениваются в совокупности с другими до­казательствами.


В Российской Федерации по проблеме применения новых средств

информации в качестве доказательств Пленум Верховного Суда РФ не давал разъяснений. Поэтому суды применяют в настоящее время ч.З п.9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР №10 "О примене­нии процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции" от 1 декабря 1983 года с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума № 3 от 3 ап­реля 1987 года и допускают в необходимых случаях видео-, звукоза­писи в качестве доказательств.

Однако на законодательном уровне вышеуказанные методы

фикси­рования, сохранения, воспроизведение информации до сих пор не закреплены, хотя в проекте нового ГПК Российской Федерации видео-, звукозаписи указаны в качестве самостоятельных средств доказывания.

В.К. Пучинский прокомментировал ч.2 ст.52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, который введен в действие с 1 июля 1995 года, таким образом, что любые методы фиксирования, сохранения, воспроизведения информации, включая наиболее сов­ременные /ЭВМ, видео- и звукозаписи, аудиторские проверки и т.д./ нужно распределять по известным законодательству средствам доказывания. Но при этом автор комментария отметил, что не исключаются осо­бенности. исследования, и оценки материалов специфической природы. В этих утверждениях В.К. Пучинского заметны противоречия, а именно, с одной стороны, автор считает, что современные источники инфор­мации охватываются известными законодательству средствами доказывания, а с другой стороны, признает, что не исключаются особенности исследования и оценки материалов специфической природы..

Средство доказывания, как процессуальная форма доказательств, содержит в себе источник информации и определенный способ доведе­ния информации до суда.

Видео-, звукозаписи по источнику схожи с вещественными доказательствами, но воспроизведение сохраняющейся на магнитных носи­телях информации требует особых методов. Поэтому в случае призна­ния видео-, звукозаписи доказательством следовало бы предусмотреть в ст.142 ГПК РСФСР в качестве действия по подготовке дела, предварительное прослушивание /просмотр/ записей судьей с извеще­нием лиц, участвующих в деле и составлением об этом протокола, в котором бы развернуто излагалось содержание звукозаписи /описание увиденного при воспроизведении видеозаписи/ с последующим подписа­нием этого протокола той стороной, чей голос /изображение/ воспроизводился. Тогда суд будет иметь возможность при установлении по­рядка исследования доказательств /ст.167 ГПК РСФСР/ учесть соображения о прослушивании /просмотре/ записи в открытом либо закры­том судебное заселении, т.е. аналогично с порядком, предусмотренным в ст. 176 ГПК РСФСР для оглашения личной переписки, а в том случае, если сторона, подписавшая протокол /признавшая идентичность своего голоса /изображения/ и воспроизводимого/, в дальнейшем, откажется от признания, не назначая экспертизы, сослаться на это признание в решении.

Разумеется, протокол должен быть подписан стороной в добровольном порядке, по предложению суда, в противном случае та­кое признание нельзя будет использовать как доказательство.

Думается, что такой порядок привлечения в процесс видео-, звукозаписи следовало бы предусмотреть и при принятии нового ГПК РФ.

Процессуальный закон строго регламентирует порядок, получе­ния сведений о фактах, т.е доказательственной информации из предусмотренных средств доказывания если сведения, имеющие отношение, к делу, получены в предусмотренной законом форме, но с нарушением порядка их вовлечения в процесс, они не могут быть положены в обоснование решения как доказательства.

Так, ст.153 ГПК РСФСР предусматривает удаление свидетеля из зала судебного заседания, а ст.169 ГПК РСФСР обязывает суд преду­предить свидетеля об его ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

В соответствии со ст.74 ГПК РСФСР только суд может назначить эксперта или определить окончательный круг вопросов, по которому требуется его заключение,

Нарушение порядка получения и закрепления доказательств ли­шает фактические данные доказательственной силы. Также недопусти­ма ссылка в решении на те данные, которые не были исследованы су­дом в соответствии с нормами гражданского процессуального законо­дательства /ст.ст.171. 178, 192 ГПК РСФСР/.

Несмотря на разнообразие средств и способов доказывания, судебные доказательства поддаются классификации, которая является частью доказательственного права. Классификация доказательств имеет не только познавательное, но и весьма существенное практи­ческое значение, ибо она сводит их в определенные группы, указы­вает на объем средств и способов доказывания, которыми располага­ет суд, выявляет особенности отдельных видов доказательств, учесть которые важно в процессе их собирания, исследования и оцен­ки.

В гражданско-процессуальной литературе просматривается определенное многообразие методов классификации, различные критерии, по которым она проводится, одни из них связаны с признаками характеризующими доказательства как фактические данные, т.е. исходя из их содержания, другие - отражают особенности процессуальной формы, т.е. средств доказывания.

Изучение вопроса классификации доказательств по различным литературным источникам гражданско-процессуального направления да­ет возможность сделать вывод о наиболее бесспорных основаниях, лежащих в основе классификации судебных доказательств.

По характеру связи содержания доказательств с доказываемым фактом они делятся на прямые и косвенные.

Содержание прямых судебных доказательств имеет с доказывае­мым фактом однозначную связь, позволяющую сделать неоспоримый вы­вод о наличии или отсутствии факта. Косвенное же доказательство, взятое в отдельности, дает основание для нескольких версий. Для того, чтобы отбросить необоснованные версии и придти к одному оп­ределенному выводу требуется связать и сопоставить косвенные дока­зательства с остальными доказательствами. Так, если истец обраща­ется в суд с исковым заявлением о возвращении взятых у него ответчиком взаймы денег и при этом представляет в качестве доказа­тельства письмо, в котором ответчик обращается к нему с просьбой дать взаймы деньги, то это письмо является лишь косвенным доказа­тельством заключения договора займа, в этом случае содержание до­казательства имеет с доказываемым фактом многозначную связь. Если же имеется письмо, в котором ответчик просит истца подождать возв­рата, взятых им взаймы денег, то такое письмо будет являться пря­мым доказательством заключения договора займа, так как не дает оснований для других версий.

Косвенные доказательства широко применяются в гражданском судопроизводстве, когда нет прямых доказательств или они недоста­точны,

При доказывании с помощью косвенных доказательств обоснование вывода производится путем исключения ложных версий.

Практическое значение деления доказательств на прямые и косвенные состоит в том что:

- различие между этими доказательствами учитывается судьей /судом / при собирании доказательств. Косвенные доказательства должны быть в таком объеме, чтобы имелась возможность исключения всех предположений, вытекающих из них, кроме одного;

- наличие прямых доказательств не исключает возможности опровержения их содержания. Поэтому требование всесторонности исследо­вания всех обстоятельств по делу должно выполняться судом и при наличии прямых доказательств;

- природа прямых и косвенных доказательств влияет на содержа­ние судебного доказывания: использование косвенных доказательств удлиняет путь доказывания, вводит для суда дополнительные промежуточные ступени на пути к решению основных вопросов дела.

Известную сложность косвенные доказательства представляют при решении вопроса об их относимости. Относящимися к делу будут лишь те доказательства, которые находятся в причинной связи с ис­следуемыми по делу обстоятельствами. И хотя, порой, такая причин­ная связь проявляется в довольно сложных формах, для решения вопро­са об относимости установить ее необходимо.

Гражданка "Т" обратилась в суд с иском к гражданину "К" о разделе нажитого в период их брака имущества: дома стоимостью 2300 рублей и вещей - 820 рублей. Районный народный суд разделил имущество в равных долях. Вышестоящая инстанция отменила решение суда в связи с недостаточностью исследования ряда доказательств по делу. В частности, в материалах дела находилось письмо плотни­ков, которые сообщали о получении от матери ответчика 3200 рублей на строительство дома. Суд не исследовал это письмо в ходе судебно­го заседания, хотя с его помощью мог установить на какие средства был построен дом, что в совокупности с другими неисследованными косвенными доказательствами могло бы привести его к принятию пра­вильного решения по делу.

По процессу формирования сведений о фактах доказательства делятся на первоначальные и производные. В основе этого деления ле­жит процесс формирования содержания доказательств.

Первоначальные доказательства формируются в результате

непосредственного воздействия искомого факта на носителя

информации.


Аналогичной формулировки придерживается и К.С. Юдельсон, также положивший в основу такой классификации процесс формирова­ния доказательств.

Доказательство является производным, посредственным, если оно образовалось под влиянием другого источника доказательства, а не самого предмета доказывания.

Например, показания свидетеля, который слышал об обстоятель­ствах какого-то события от другого лица будет производным доказа­тельством, а показания свидетеля -очевидца будут первоначальным доказательством.

С.В. Курылев дает более простую формулировку первоначальных и производных доказательств.

Первоначальными являются доказательства - первоисточники. Производными называют доказательства, которые воспроизводят

содержание другого доказательства.

Автор данной работы считает, что формулировки указанных авто­ров по сути своей отражают одно и тоже основание данного вида классификации, хотя формулировка С.В. Курылева представляется более простой и общедоступной.

Практическое значение деления доказательств на первоначаль­ные и производные по мнению М.К. Треушникова состоит в следующем:


- значение процесса формирования тех и других доказательств позволяет правильно вести процесс исследований доказательств в ходе судебного разбирательства, правильно ставить вопросы перед стороной, свидетелем, экспертом и выяснять сведения, необходимые по делу;

- закон обязывает стремиться к получению первоначальных доказательств в случае сомнений в правильности производных; при исследовании доказательств необходимо проведение проверки условий формирования производных доказательств и обстоятельств, влияющих на их достоверность;

- судья /суд/ не может отказать в приобщении к делу доказа­тельств по причине того, что они не являются первоисточниками. Достоверность как первоначальных, так и производных доказательств оценивается судом в результате сопоставления тех и других со все­ми материалами дела.

Так, отменяя решение Санкт-Петербургского городского суда, вынесенное им по первой инстанции, по иску фирмы "ХМХ Гамбургер метали Хандель КБХ" к Северо-Западному таможенному управлению а возврате 100 тонн никеля и 25 тонн меди, приобретенных по дого­вору купли-продажи с АОЗТ "Ряд", Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в своем определении записала:"Суд принял в качестве доказательств лишь ксерокопии документов, в том числе договора купли-продажи, соответствие которых с подлинником не удостоверено, а в судебном заседании достоверность ксерокопий подлинникам не была проверена".


Документы которые суд принял как доказательства оплаты по договору стоимости металла, в подлинниках отсутствуют. Данных о том, что суд обозревал подлинники документов, в протоколе судеб­ного заседания нет. Стороны же давали противоречивые объяснения по поводу того, как произведена оплата металла.

Немаловажным представляется еще один вид классификации судебных доказательств, из числа рассматриваемых в гражданско-процессуальной литературе, хотя в проведении этого вида классификации различные авторы и не достигли определенного единства.

Этот вид классификации проводится по источнику доказательств. Источником получения сведений могут являться, как люди, так и ве­щи. Поэтому основанию доказательства, обычно, делят на два вида -личные и вещественные. Объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, большинство авторов бесспорно относит к разряду личных доказательств, столь же бесспорно вещи, различные предметы относят к вещественным доказательствам. Одна­ко, на этом единообразие в классификации данного вида заканчива­ется. Например, К.С. Юдельсон, кроме объяснений сторон, третьих лиц показаний свидетелей и заключений экспертов, к личным доказатель­ствам относит и письменные доказательства, правда лишь в том слу­чае, если они убеждают содержащимися в них сведениями /личные до­казательства в письменной форме/.

В том случае, если они убеждают своими свойствами, например, следами подчистки на документе, почерком, которым составлены, автор относит их к вещественным доказательствам.


Автор настоящей работы считает, что отнесение ряда письмен­ных доказательств к личным усложнит и без того непростой вопрос классификации доказательств по источнику, и потому их следует от­нести к разряду вещественных.

С.В. Курылев при классификации доказательств по источнику выделил третий подвид - смешанные доказательства, отнеся к ним заключения экспертов.

По мнению С.В. Курылева процесс формирования смешанных доказательств состоит из двух частей и информация о фактах извлека­ется из двух источников личного и вещественного.

Такая позиция представляется недостаточно убедительной. В основании деления средств доказывания должен быть положен способ закрепления информации. Если сведения о фактах находятся на пред­метах неживой природы - это вещественное доказательство, если та­кие сведения исходят от человека и доводятся до суда человеком -перед нами личное доказательство. Таким образом все средства до­казывания можно разделить на личные и вещественные. К первым сле­дует отнести объяснения сторон, третьих лиц, показания свидетелей и заключения экспертов. Ко вторым средствам доказывания -письменные и вещественные доказательства.

Рассматривая классификацию доказательств по вышеуказанным критериям следует помнить, что ни один из классифицирующих призна­ков не дает преимущества одному доказательству перед другими при их исследовании и оценке.


  1   2   3   4




Похожие:

Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconУрок «Понятие права. Норма права»
Сформировать у учащихся представление о праве, целостности системы права и её элементах – отраслях права, институтах права, нормах...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconДокументы
...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconКлассный час на тему: "Наши права и обязанности" Тема: «Наши права и обязанности» из серии классных часов на тему «Учимся думать о себе и о других». Цель
Развести понятия «права» и «обязанности», показать единство прав и обязанностей
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconКлассный час на тему: "Наши права и обязанности" Тема: «Наши права и обязанности»
Тема: «Наши права и обязанности» из серии классных часов на тему «Учимся думать о себе и о других»
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconВаши вопросы – наши ответы. Имеет ли право человек, права которого были нарушены, заставить обидчика прекратить нарушение и восстановить нарушенные права и интересы, не обращаясь при этом за помощью в милицию или суд?
Йствие называется самозащитой гражданских прав и предоставлено любому человеку ст. 14 Гк РФ. Однако способ самозащиты должен быть...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconИскусственное дыхание кевин Элиот
Внимание! Все права на данную пьесу принадлежат автору и охраняются законом об авторских правах. Все права на русский перевод пьесы...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconПримерный перечень вопросов к экзамену по дисциплине «Транспортное право» специальность «Юриспруденция»
Система (структура) транспортного права. Соотношение транспортного права с отраслями права
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconЗакон РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"
Ответственность государственного служащего наступает в связи с его обязанностью признавать, соблюдать и защищать права и свободы...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconА. А. Вешняков Исполняющий обязанности секретаря
О разъяснениях порядка применения отдельных положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconВнимание! Все права на данную пьесу принадлежат автору и охраняются законом об авторских правах. Все права на русский перевод пьесы принадлежат Британскому Совету в Москве.
Если Вы планируете использовать данный текст в России, свяжитесь с Отделом искусств Британского Совета в Москве
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов