Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права icon

Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права



НазваниеЛюбая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права
страница2/4
Дата конвертации28.08.2012
Размер1.19 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4
ГЛАВА II

^ Процесс доказывания в суде общей юрисдикции


1. Предмет доказывания


Предметом доказывания, согласно традиционно сложившейся точке зрения, являются только юридические факты основания иска и возра­жений против него, на которые указывает норма материального права, подлежащая применению.

Факты, которые являются объектом познания суда можно разделить на четыре вида:

1. Юридические факты материально-правового характера, кото­рые составляют предмет доказывания обосновывают требования и воз­ражения сторон.

  1. 2. Доказательственные факты.

  1. Факты, имеющие исключительно процессуальное значение


4. Факты, установление которых суду необходимо для выполнения воспитательных и предупредительных задач правосудия.

Три последних группы фактов определяются в законе как "иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела" /ст.49 ГПК РСФСР/.

Доказательственные факты иногда называются в теории гражданского процесса выводными доказательствам. Например, сторона по делу может ссылаться на доказательственный факт отсутствия ее в том месте и в то время, когда заключалась сделка в связи с чем исключается вывод о возможности заключения сделки данной стороной.

С фактами, имеющими исключительно процессуальное значение

свя­зано возникновение права на предъявление иска, права на

приостановление производства по делу, его прекращение, а


также права на совершение иных процессуальных действий.

Установление тактов необходимых для выполнения судом воспитательных и предупредительных задач требуется для обоснования судом частного определения, т.е. принятия мер профилактического характера .

Факты любой из перечисленных групп, прежде чем суд примет их за существующие, требуется доказать с помощью судебных доказа­тельств.

Для обозначения всей совокупности фактов, подлежащих доказыванию употребляется термин "пределы докаэывания".

Таким образом, предмет доказывания есть особый процессуаль­ный институт, в который входят лишь те факты, которые имеют мате­риально-правовое значение, факты, без выяснения которых нельзя правильно разрешить дело по существу.

Предмет доказывания по гражданскому делу искового характера имеет два источника формирования:

- основание иска и возражение против иска;

- гипотезу и диспозицию норм материального права подлежащих применению.

На первоначальных этапах доказывания норма или "нормы

материального права определяется на основе утверждении сторон. На это,

в частности указал Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении "О

подготовке гражданских дел к судебному разбирательству".


В п.2 этого постановления говорится, что задачей подготовки дел к

судеб­ному разбирательству является уточнение исковых требований,

обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.


В результате утверждений сторон определяется объем фактичес­кого материала, подлежащего установлению. По гражданскому процессуальному праву стороны не несут обязанности правового обеспечения иска. Юридическая квалификация отношений сторон лежит на обязанности суда.

При таком положении стороны могут не всегда точно ссылаться на {акты, имеющие правовое значение.

Объем фактов предмета доказывания в ходе процесса по гражданскому делу может подвергаться изменению. Изменение предмета до­казывания связано с правомочием сторон на изменение основания иска, увеличение или уменьшение размера исковых требование /ст.34 ГПК РФ. Реализация этих диспозитивных прав влечет изменение фактического состава, исследуемого судом и объема вовлекаемых доказательств.

В судебной практике определенную трудность вызывает правильное определение предмета доказывания при разрешении споров, выте­кающих из правоотношений, урегулированных нормами материального права с относительно определенной диспозицией/споры о лишении ро­дительских прав, о передаче детей на воспитание, о выселении за невозможностью совместного проживания и т.д./, когда суд должен учитывать конкретные обстоятельства дела сам призван оценивать те или иные факты с точки зрения их правовое значимости.

Такие нормы права получили в теории гражданского процесса название "ситуационных" норм.

Классификация фактов, составляющих предает доказывания по гражданским делам, проводится по нескольким признакам. Наиболее бесспорным является деление фактов по признаку соответствия их воле субъектов правоотношения. По этому критерию факты делятся на события и действия. События, с которыми норма права связывает пра­вовые последствия /например, непреодолимая сила/, не зависят от воли людей, тогда как действия, наоборот, носят волевой характер /например, заключение сделки/.

По признаку соответствия фактов установленному правопорядку они делятся на правомерные и неправомерные. Неправомерные, в свою очередь, подразделяются на гражданские правонарушения, уголовные преступления, административные проступки и т.д., в зависимости от того, норма какой отрасли права нарушается тем или иным действием.

Классификация фактов предмета доказывания по другим призна­кам является спорной в юридическое литературе. С точки зрения влияния фактов на права и обязанности спорящих сторон факты под­разделяются на порождающие права и обязанности, прекращающие права и обязанности, изменяющие права и обязанности.

Некоторые авторы, например, Клейман А.Ф. подразделяют факты по данному основанию на порождающие права и обязанности, прекра­щающие права и обязанности, изменяющие права и обязанности, препятствующие возникновению прав и обязанностей. Сторонники данной классификации видят ее процессуальное значение в том, что суд должен по конкретному делу исследовать все факты, всесторонне просле­дить динамику развития правоотношений, изучить, не возникли ли факты, изменяющие правоотношения или препятствующие их возникно­вению вообще.

К.С. Юдельсон в предмете доказывания выделил три различных группы фактов: факты правообразующие, факты легитимации и факты повода к иску.

Данная классификация была подвергнута критике С.В. Курылевым и Л.П. Смышляевым. Оба этих автора считали, деление фактов на правообразующие, легитимации и повода к иску теоретически и практически не имеющими значения для судебного доказывания.

Факты легитимации и факты повода к иску - это по существу факты правообразующие, поэтому нет необходимости выделять эти факты под названием фактов легитимации. Любой правообразующий факт связывает право истца с обязанностью конкретного ответчика. Два вида фактов не требуют проведения процессуальной деятельности по доказыванию и могут быть положены в обоснование решения суда как истинные.

  1. Факты, признанные судом общеизвестными,


2. Факты преюдициальные /предрешенные/, т.е. установленные вступившими в законную силу решением или приговором суда /ст.55 ГПК РСФСР/.

По вопросу о том, какие факты не подлежат доказыванию, в юридической литературе высказывались различные мнения, К.С. Юдельсон относит к ним бесспорные /общеизвестные/ преюдициально установленные и подпадающие под действие презумпции .

Другие указывали на такие категории фактов как общеизвестные, преюдициально установленные и презюмированные.

Многие дискуссионные вопросы, связанные с основаниями освобождении от доказывания, были сняты в связи с реформированием гражданского процессуального законодательства.

Первым основанием освобождения от доказывания является общеизвестность факта. Обстоятельства, говорится в законе, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании /п.1 ст.55 ГПК РСФСР/. Общеизвестность факта может быть признана судом лишь при наличии двух условий: объективном - известность факта широкому кругу лиц; субъективность - известность факта всем членам суда.

Доказывание существования этих фактов в том виде, в каком они известны суду, было бы излишним, доказывание противоположного являлось бы прямой попыткой ввести суд в заблуждение.

Характер общеизвестности того или иного факта обычно сохра­няется в течение определенного периода времени и в определенном месте. Относительный характер общеизвестности обуславливает необ­ходимость отражения судом в материалах дела признания того или иного факта общеизвестным.

Факты, которые, хотя и известны суду, но не имеют широкой известности, не могут быть признаны неподлежащими доказыванию. Судебное решение должно основываться на материалах, рассмотренных во время разбирательства цела в судебном заседании, исследованных судом с участием заинтересованных в деле лиц. Поэтому внепроцессуальное знание судьи о каких-либо фактах имеющих отношение к делу, нельзя положить в основание решения.

Таким образом, факты, известные судьям; , но не являющиеся общеизвестными, подлежат доказыванию в обычном порядке.

Вторым основанием освобождения от доказывания является преюдициальность /предрешенность/ факта. Статья 214 ГПК РСФСР обязы­вает суд приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрежения другого дела, рассмат­риваемого в гражданском, уголовном или административном порядке. Невозможность рассмотрения дела - необходимость установления по другому деду фактов, имеющих преюдициальное значение для дела, подлежащего приостановлению.

Таким образом, преюдициально установленные факты согласно действующему закону /ч.ч.2, 3 ст.55 ГПК РСФСР/ - это факты, установленные либо решением суда по гражданскому делу, либо приговором суда по уголовному делу. Факты, установленные вступившим в законную силу решением суда по одному гражданскому делу не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица.

Вступивший в законную силу приговор по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лиц, в отношение которых вынесен приговор суда, лишь по вопросам, имели ли место эти действия я совершены ли они данными лицами /ч.З ст.55 ГПК РСФСР/.

Отсюда видно, что обязательность вступившего в законную силу приговора несколько отличается от обязательности вступившего в законную силу судебного решения.

Обязательность вступившего в за­конную силу судебного решения ограничивается лишь установленным им фактом события или действия, а обязательность приговора рас­пространяется не только на установленное им действие, но и на факт совершения его данным лицом.

Такое различие в пределах обязательности вступившего в закон­ную силу приговора и судебного решения нельзя объяснить каким-либо преимуществом приговора перед судебным решением. Таких преимуществ ни юридически, ни фактически не существует. Различные пределы обязательности приговора и решения объясняются исключительно тем, что суд. рассматривающий гражданское дело в порядке гражданского про­цесса, не должен и не может заниматься вопросами установления уго­ловной вины. А не только потому, что между виной гражданской и уголовной существуют различия. Суть заключается в том, что сама гражданско-процессуальная форма осуществления правосудия приспо­соблена к рассмотрению гражданских, а не уголовных дел. Поэтому суд не может, рассматривая гражданские дела в порядке гражданского производства, одновременно разрешать вопросы об уголовных преступ­лениях, как при рассмотрении уголовных дел в порядке уголовного процесса - разрешать гражданские дела.

Исключение из этого правила составляют лишь дела по гражданским искам, вытекающим из преступлений

Частным и не абсолютным случаем освобождения от доказывания является признание стороной фактов, на которых другая сторона ос­новывает признания одной стороной фактов, другая сторона освобождается от дальнейшего доказывания этих фактов/ч.2 ст.60 ГПК РСФСР/.

Данная норма является новеллой , внесенной в ГПК РСФСР Федеральным законом от 27 октября 1995 г. "О внесении изменений и дополнений в гражданский процессуальный кодекс РСФСР", и демонстрирует развитие принципа состязательности на различных стадиях процесса.

  1. Понятие судебного доказывания


Суд познает фактические обстоятельства дела посредством исследования и оценки доказательств. Задачей суда является защита прав и охраняемых законом интересов. Для осуществления такой защиты суд должен выяснить опорные правоотношения, т.е. в каждом конкрет­ном случае установить существует ли право, о защите которого про­сит истец и лежит ли на ответчике обязанность в выполнении иско­вых требований и в чем она заключается.

Судебное доказываете - это процесс, который состоит из утверждений сторон и других лиц, участвующих в деле, о фактах, имеющих правовое значение по делу /искомых фактах/, из указаний заинтересованных лиц на доказательства, представления доказательств, исследования и оценки доказательств.

В юридической литературе нет единства мнение по кардинальным вопросам доказывания - сущности, содержанию, субъектах. Но при всей неоднозначности всех точек зрения можно выделить два основных направления в разработке теории судебного доказывания. Одни авторы подходят к рассмотрению этой проблемы с позиции познавательной деятельности, считая что доказывание представляет собой процесс получения истинного знания об искомых доказательствах дела, реализуемый в деятельности суда и лиц, участвующих в деле, с использованием доказательств, предусмотренных законом. Так К.С. Юдельсон отмечает, что под доказыванием следует понимать деятельность субъектов процесса по установлению при помощи указанных законом процессуальных средств и способа объективной истинности наличия или отсутствия фактов, необходимых для разрешения спора между сто­ронами.

К субъектам доказывания указанный автор относит не только стороны, но и суд, третьи лица, представителей, прокурора.

При раскрытии сущности доказывания указанный автор исходил из учения об активной роли суда в достижении истины, в процессе собирания и исследования доказательств, из права суда ставить на свое обсуждение факты, на которые стороны не ссылались, если при этом суд не выходит за пределы оснований иска и возражений против него и, наконец, из обязанности суда принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела.

Концепция, в основе которой лежит суждение о судебном


доказывании на познании фактических обстоятельств дела, нашла свое


раз­витие в работах других авторов. В общей теории права эта идея


отстаивается С.С. Алексеевым "Доказывание представляет собой


исследовательскую деятельность, образующую само содержание


опосредован­ного юридического познания", -указывает автор. К числу


ученых-процессуалистов, не противопоставляющих познание и


доказывание относятся Д.П. Гуреев, Ю.К. Осипов, З.М. Семенов, М.К.


Треушников и др.


По мнению Л.И. Анисимовой, доказывание является способом познания и под этим следует понимать не только установление фактических обстоятельств, но и правовою квалификацию, вывод по делу.

Суть основной идеи, которая поддерживается другими авторами, сводится к разграничению понятии судебного доказывания и познания. Эта концепция развивалась в работах М.А. Гурвича, А.Ф. Клеймана, С.З. Курылева и др. Суждение С.З. Курылева "доказывание - не позна­ние, доказывание для познания" достаточно точно отражает главное

направление в теоретических исследованиях сторонников указанной

позиции .


М.А. Гурвич, говоря о сущности доказывания, указывал, что под доказыванием подразумевается деятельность, имеющая целью убедить суд в истинности рассматриваемых им фактов. А.Ф. Клейман считал, что субъектами деятельности, по убеждению суда, являются стороны, и поэтому в понятие судебного доказывания не следует включать исследование, проверку и оттенку доказательств .

Думается, что исключение процессуальных действий но исследованию доказательств судом, их проверке и особенно функций по оцен­ке доказательств из понятия доказывания, как это имеет место в суждениях А.Ф. Клеймана, обедняет все содержание судебного доказывания, ведь цель судебного доказывания не в механическом наполнении дела доказательствами, их собирании сторонами и представлении, а в извлечении из доказательств судом точных выводов для обоснования решения.

Если сводить судебное доказывание только к деятельности сто­рон по убеждению суда в истинности своих утверждении, то на прак­тике это может привести к определенным затруднениям.

При рассмотрении гражданских дел, - разъяснил Пленум Верхов­ного Суда РФ, - следует исходить из представленных истцом и ответ­чиком доказательств. Вместе о тем, суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства. В случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затруд­няющих сторонам возможность представления доказательств, без кото­рых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатайству сторон принимает меру к истребованию таких доказательств /ч.2 п.10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 г."О некоторых вопросах применения судами Конститу­ции Российской Федерации при осуществлении правосудия”.

С учетом проведенного анализа, по вопросу о понятии и сущнос­ти доказывания, и учитывая те кардинальные изменения и преобразо­вания российской правовой системы, взглядов на принципы гражданско­го процесса, особенно изменение сущности принципа состязательности и правовых норм, гарантирующих этот принцип, судебное доказывание можно определить как логико-правовую деятельность лиц, участвующих в деле. а также в определенной мере и суда, направленную на достиже­ние верного знания о фактических обстоятельствах возникновения, из­менения и прекращения правоотношении, осуществляемую в процессуаль­ной форме путем утверждения лиц, участвующих в деле ,о фактах, указа­ния на доказательства, представления их суду, оказания судом со­действия в собирании доказательств, исследования и оценки.



  1. Относимость и допустимость судебных доказательств.


В процессе судебного доказывания с помощью судебных доказательств устанавливаются лишь те факты и обстоятельства, которые необходимо выяснить по рассматриваемому делу для его правильного разрежения, т.е. факты и обстоятельства, имеющие значение для рас­сматриваемого дела. Круг фактов, подлежащих установлению по деду, суд определяет исходя из требований и возражений, заявленных сторо­нами, а также, руководствуясь нормами материального права. После этого суд определяет, какие доказательства надо исследовать, чтобы выяснить наличие или отсутствие искомых фактов. Разрешая вопрос о том, какие доказательства могут быть допущены, суд руководствуется правилами относимости и допустимости доказательств. Полнота судеб­ного познания фактических обстоятельств по делу означает с одной стороны, привлечение всех нужных доказательств, а с другой - исклю­чение излишних, загромождающих процесс фактических данных. Принятие доказательств, не имеющих значения для дела, недопустимо. Изучение судебной практики показывает, что нередко судебные решения отменяют­ся в кассационном и надзорном порядке по тем основаниям, что суды первой инстанции не исследуют в полном объеме относящиеся к делу доказательства.

Так гр.Е. обратилась в Невский районный суд Санкт-Петербурга с исковым заявлением, в котором указала, что работала в АП "КСК" в должности технического секретаря, с 06.11.92 находится в отпус­ке по уходу за ребенком, получает пособие в сумме 136000 рублем, других доходов не имеет. В связи с тяжелым материальных положением решила прервать отпуск досрочно в соответствии со ст.167 КЗоТ обратилась с соответствующим заявлением к администрации АП "КСК", в котором просила предоставить прежнее место работы, однако до настоящего времени администрация АП "КСК" прежнего места работы ей не предоставила. На основании ст.167 КЗоТ и ст.151 ГК гр.Е., про­сила:

  1. Обязать ответчика предоставить прежнее место работы


2. Взыскать с ответчика оплату за время вынужденного прогула с 24.04.95

  1. Взыскать моральный вред в сумме 3000 рублей.


Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга в удовлетворении исковых требование отказано.

Определением от 04.11.96. Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, решение Невского районного суда отменено по следующим основаниям:

В соответствии со ст.167 КЗоТ РФ по желанию женщин им предоставляется отпуск по уходу за ребенком в возрасте до 3-х лет, он может быть использован полностью или по частям, гр. Е. 25,04.95 было подано заявление о прекращении отпуска и восстановление ее на работе в прежней должности технического секретаря.

Отказывая в удовлетворении исковых требовании суд пришел к выводу о том, что после 25.04.95 гр.Е. на работе не появлялась, к администрации о восстановлении на работе, не обращалась. Пропус­тила по неуважительной причине срок обращения за судебной защитой. Судебная коллегия сочла, что данный вывод основан на неполно и всесторонне исследованных доказательствах имеющихся в материалах дела.

Так судом не дана оценка заявлениям гр.Е. в адрес администра­ции и профсоюзного комитета от 25.04.95 о предоставлении ей преж­него места работы, а так же доводам истицы о том, что ее место ра­боты было занято другим, работником, что подтверждалось приказом от 20.07.93, об оформлении техническим секретарем гр. Е. на пе­риод нахождения в декретном отпуске гр. Е. что имело значение для правильного разрешения спора.

Не принято во внимание и то обстоятельство, что приказа о восстановлении истицы в ее трудовых правах не издавалось и заявление председателя исполкома гр. М. от 22.05.95 на имя директора "КСК", о необходимости обеспечения истицы равноценным местом работы, в соответствии с требованиями ст.167 КЗоТ РФ оставлено без рассмотре­ния.

Не нашли своей оценки в судебном решении и показания свидете­ля П., подтвердившего в судебном заседании доводы истицы об отказе администрации предоставить последней прежнее место работы, что имело существенное значение ,для правильного разрешения спора.

Противоречат имеющимся в деле доказательствам и выводы суда о

пропуске истицей срока для обращения за судебной защитой по

неуважительной причине,

поскольку гр.Е представлено достаточно данных о длительном тяжелом

заболевании ее мужа, окончившегося смертью в ноябре 1995, то есть уже после обращения в суд.


Судебная коллегия также указала, что при новом рассмотрении дела суду необходимо учесть вышеуказанное, расширить круг свиде­телей по заявленному иску и в зависимости от доказательств постановить решение.

При новом рассмотрении дела в Невском районном суде Санкт-Петербурга с ответчика была взыскана заработная плата за время вынужденного прогула истицы, моральный вред, в сумме 1000000 руб­лей. От требования о восстановления на работе истица отказалась в связи с тем, что к тому времени она уже трудоустроилась.

По основаниям неисследованности в полном объеме всех материа­лов дела, судебные решения, вынесенные судами первой инстанции, часто отменяются и в надзорном порядке,

Так решением Дзержинского районного суда удовлетворена жалоба гр.Р. - признано незаконным постановление Печорской таможни в отношении заявителя и решение Северо-западного таможенного Управления, прекращено производство по делу о НТП в связи с отсутствием в действиях гр.Р. состава таможенного правонарушения.

На решение Дзержинского районного суда прокурором Санкт-Петербурга был принесен протест.

Президиум Санкт-Петербургского городского суда отменил реше­ние Дзержинского районного суда, указав следующее: "Как следует из материалов дела, при осуществлении таможенного контроля на МАПП "Куничина Гора" автомобиля "Мицубиси Панджеро" под управлением гр.П, следовавшего из Латвии в РФ, по доверенности, зарегистрированной в Санкт-Петербурге нотариусом К., было установлено, что данный автомобиль принадлежит гр.Р. был ввезен им на территорию РФ в льготном порядке и оформлен в Балтийской таможне без права отчуждения. Од­нако, гр.Р. в нарушение требований "Общих правил перемещения через таможенную границу РФ транспортных средств физическими лицами", выдал гр.П. /не члену своей семьи/ доверенность на управление и распоряжение автомашиной с правом выезда за пределы России.

Постановлением заместителя начальника Печорской таможни гр.Р. признан виновным в совершении нарушения таможенных правил, предусмотренных ст.281 ТК РФ.

Северо-западное таможенное Управление РФ признало постановле­ние Печорской таможни обоснованным.

Дзержинский суд, удовлетворяя жалобу гр.Р., исходил из того, что Северо-Западное таможенное Управление РФ не представило доказательств нарушения гр.Р. таможенных правил.

Однако, с данным выводом суда президиум Санкт-Петербургского


городского суда не согласился и указал: “ Как следует из материалов


дела, факт выдачи гр. Р. гр. П. доверенности на право управ­ления и распоряжения принадлежащей ему /гр.Р./ автомашиной заяви­телем не оспаривался, копия данной доверенности имеется в материа­лах дела.

То обстоятельство, что указанная машина была ввезена на территорию Российской Федерации в льготном порядке, подтверждается удостоверением ввоза транспортного средства, выданного гр. Р. Балтийской таможней /ксерокопия последнего находится в деле/.

В выданном гр.Р. органами ГАИ свидетельстве о регистрации автомашины также имеется отметка: отчуждение запрещено.

В судебном заседании заявитель отрицая, что подписывал удостоверение, выданное Балтийской таможней, указал, что заключил с ТОО "Эдельвейс" договор поручения на приобретение автомашины, и не принимал участия в ее перемещении через границу и оформлении в таможне.

Районный суд согласился с доводами заявителя.


Между тем, из протокола опроса гр.Р. инспектором Печорской таможни следует, что гр.Р. признавал себя виновным в нарушении таможенных правил, указывал, что автомобиль приобретен им во время нахождения в Германии.

Данные показания суд не оценивал.


Представитель ТОО "Эдельвейс", который, по утверждению заявителя приобретал для него автомашину и занимался ее оформлением в таможне, судом допрошен не был.

При указанных обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным и подлежит отмене.

При новом судебном рассмотрении суду надлежит учесть изложенное, принять меры к всестороннему исследованию обстоятельств дела, правильному определению юридически значимых обстоятельств”.

Вместе с тем, как отметил Пленум Верховного Суда СССР в постановлении № 7 от 9 июня 1982 г. "О судебном решении", имеются случаи, когда в решениях приводятся данные, не относящиеся к обстоятельства и, имеющим значение для разрешения дела.

Относимость доказательств по тому или иному гражданскому де­лу определяется судом путем его оценочных суждение, однако каждое из этих суждений должно полностью соответствовать обстоятельствам конкретного случая. В данном случае, как и в других, "свобода судебного усмотрения, в действительности, означает ни что иное как свободу суда поступить в соответствии с обстоятельствами де­ла".

При решении вопроса об относимости доказательств прежде все­го необходимо определить относимость к делу тех фактов, для уста­новления которых привлекаются доказательства, и лишь затем "пу­тем логического анализа решить, может ли представляемое им иссле­дуемое доказательство подтвердить или опровергнуть относимые к де­лу факты".

Право суда отобрать только относящиеся к делу доказательства устанавливается ст.53 ГПК РСФСР, и это справедливо, ведь стороны и другие заинтересованные лица, представляя доказательства, могут ошибаться в опенке их относимости, либо могут сознательно уводить суд в сторону от объекта познания.

Принятие именно относимых к делу доказательств обеспечивает­ся определенными нормами гражданского процессуального законода­тельства. Так в соответствии с п.4 ст.126 ГПК РСФСР истец в иско­вом заявлении должен указать обстоятельства, на которых он основы­вает свои требования, и доказательства их подтверждающие.

В силу ст.ст.61, 63, 68 ГПК РСФСР лицо, ходатайствующее о вы­зове свидетеля, об истребовании или исследовании письменных или вещественных доказательств, обязана указать, какие обстоятельства могут быть установлены этими доказательствами.

Нормы материального и процессуального права не содержат


всеобъемлющих рекомендаций, касающихся относимости доказа­тельств по конкретным делам. Закон не в состоянии предусмотреть, в какой форме и где оставит сведения о себе тот или иной факт действительности, имеющий юридическое значение. Поэтому из норм материального права, регулирующих спорное правоотношение, суд ус­танавливает не круг относимых доказательств, а круг относящихся к делу юридических фактов, т.е. предмет доказывания по делу.

Убеждение судей в отношении отбора необходимого доказательственного материала основано на точном определении круга юридичес­ких фактов, являющихся основанием требований и возражений сторон и определяющих существо спора.

Если в определении фактического состава спорного гражданско­го правоотношения следует использовать критерий относимости юридических фактов, то в определении круга доказательственного материала таким критерием служит относимость доказательств. Это различные, но взаимосвязанные правовые критерии.

В зависимости от спорного правоотношения один и тот же факт по одному гражданскому делу может обладать свойством относимости и требовать доказывания с помощью относимых доказательств. По другому, на первый взгляд, аналогичному спору, этот факт не является относимым и не влечет его доказывания.

Так, при разрешении споров о взыскании алиментов с детей на родителей /ч.1 ст.87 Семейного кодекса РФ/ требуется выяснение фактов материального положения как истца, так и ответчика, а соот­ветственно, исследование доказательств, подтверждающих эти факты.

И наоборот, при разрешении споров о взыскании алиментов с родителей на детей /ч.1 ст.80 Семейного кодекса РФ/ факты материального положения взыскателя значения не имеют и доказательства, представленные в обоснование этих фактов, судом не принимаются как не имеющие значения для дела.

Так, факты, свидетельствующие об уважительной причине про­пуска срока на принятие наследства, подлежат установлению судом и соответственно по данной категории дел будут относимы все све­дения, представленные в подтверждение этих фактов.

Однако, аналогичные факты свидетельствующие об уважительнос­ти пропуска срока для предъявления претензий кредиторами наследо­вания к наследникам, не имеют значения и суд не вправе приобщать, исследовать и оценивать доказательства, представляемые в подтверждение этих фактов.

На объеме относимых доказательств сказывается и то обстоятельство, кто выступает субъектом конкретного спора. Например, юридическое лицо, участвующее в процессе в качестве истца или от­ветчика, может действовать на основании устава, либо учредитель­ного договора и устава, либо только учредительного договора. В учредительных документах юридического лица должны определяться наименование юридического лица, место его нахождения, порядок уп­равления деятельностью юридического лица, а также содержаться дру­гие сведения, предусмотренные законом для юридических лиц соот­ветствующего вида /ст.52 ГК РФ/.

Таким образом, правило об относимости доказательств позволяет определить необходимый объем доказательственного материала, устра­нив из процесса все не относящееся к делу, загромождающее процесс.

Закон /ст.54 ГПК РСФСР/ говорит фактически о допустимости средств доказывания, устанавливая в общем виде определенные средст­ва доказывания в подтверждение ряда юридических фактов.

Допустимость доказательств есть совокупность правил использования отдельных средств доказывания.

Правила допустимости доказательств возникли в русском дореволюционном гражданском судопроизводстве как результат усиленного проникновения в процесс письменных доказательств. Нормы о допустимости доказательств в процессе обладали принципом всеобщности, так как распространялись на все категории разрешаемых дел. Допустимость доказательств можно было расценивать как принцип гражданского процесса.

В современном гражданском судопроизводстве нормы права, устанавливающие ограничения в использовании доказательств, утратили свойство всеобщности, характерное для любого принципа процесса, свойство основного положения права.

Гражданский процесс является формой защиты не только гражданских прав в собственном смысле этого слова, в отношении подтверждения которых и существуют, как правило, ограничения в использо­вании доказательств, но и широкого круга трудовых, семейных и иных субъективных прав и интересов.

Нормы, определяющие правила допустимости, находятся в различных отраслях права.

Они устанавливают различный порядок использования доказательств судом.

Наличие допустимости доказательств как нормы процессуального закона традиционно объясняется существованием письменной формы ряда сделок в гражданском праве и последствиями нарушения сторо­нами этого предписания закона.

Форма договоров рассматривается как одна из гарантий устойчивости гражданского оборота. Ограничение в применении личных дока­зательств, в частности, свидетельских показаний, в свою очередь, выступает в качестве процессуальной меры, содействующей сохране­нию устойчивости гражданских, правоотношений, в основе которой ле­жат сделки.

В зависимости от последствий нарушения письменной формы все сделки делятся на две группы:

1. Сделки, для которых законом установлена простая письмен­ная форма, нарушение которой влечет последствия в виде лишения стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания п.1 ст.162 ГК РФ.

2. Сделки, для которых установлена простая или нотариальная форма сделок, а также их регистрация, когда нарушение формы вле­чет недействительность сделки.

В литературе была высказана и другая точка зрения, согласно которой правила допустимости распространяются только на те сделки, по отношению к которым, в связи с нарушением их формы установлено запрещение ссылаться на свидетельские показания.

Однако, более правильным кажется деление всех сделок, в зависимости от последствий, нарушения письменной формы на две вышеуказанные группы. Эта точка зрения опирается и на практику судов.

Верховный Суд СССР разъяснил” что по делам об освобож­дении имущества от ареста, важно иметь в виду следующее. Ес­ли принадлежность истцу имущества может быть подтверждена лишь определенными средствами доказывания /ст.17 Основ граж­данского судопроизводства/, суд должен принимать во внимание только допустимые средства доказывания, в частности, нотариаль­но удостоверенные документы, когда право на имущество может быть по закону доказано только такими документами.

Указание закона на недействительность сделки при наруше­нии ее формы есть та мера, с помощью которой государство воз­действует на участников правоотношений, она является санкцией нормы права, влияющей на применение правил допустимости дока­зательств.

Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято лицом, получившим оферту, путем совершения в срок указанный для ее акцеп­та действий по выполнению условий договора, зафиксированных в оферте /ст.ст.160, 434. 438 ГК РФ/.

При совершении сделок может быть использовано факсимиль­ное воспроизведение подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи в случаях и порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашениями сторон /ч.2 ст.160 ГК РФ/.

Согласно ст.161 ГК РФ в простой письменной форме должны совершаться:

  1. Сделки юридических лиц между собой и гражданами.


2. Сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом независимо от суммы сделки. Несоблюдение простой письменной формы сделки в соответствии с п.1 ст.162 ГП РФ лишает сторону возможности в подтверждение сделки и ее условий ссылаться на свидетельские показания, а так же при наличии условий указан­ных в П.2 ст.162 ГК РФ влечет недействительность такой сдел­ки.

Нотариальное удостоверение письменных сделок обязательно:

  1. В случаях, указанных в законе.


2. В случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида нотариальная форма не тре­бовалась.

Несоблюдение нотариальной формы сделки влечет за собой не только запрет ссылаться на доказательства, не соответствую­щие форме сделки, но и ничтожность сделки.

Но в том случае, если одна из сторон полностью или частич­но исполнила сделка, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд может по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удосто­верение сделки не требуется.

В соответствии с федеральным законом "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" всту­пившем в силу 31 января 1998 г. и ст.131 ГК РФ сделки с недви­жимым имуществом, а так же ограничения /обременения/, то есть наличие установленных законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условий, запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении права собственности, либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества /сервиту­та, ипотеки, доверительного управления, аренды, ареста имущест­ва и других/, подлежат государственной регистрации, причем с мо­мента вступления в силу вышеуказанного закона не требуется обя­зательного нотариального удостоверения сделок, связанных с от­чуждением недвижимого имущества.

Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней, обязан по ходатайству правообладателя удостоверить произведенную регистрацию путем выдачи докумен­та о зарегистрированном праве или сделке либо совершением надпи­си на документе, представленном для регистрации.

Несоблюдение требований о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной.

В случае уклонения одной из сторон от регистрации сделки суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регист­рации сделки /ч.З ст.165 ГК РФ/, отказ в государственной регистра­ции права на недвижимость или сделки с ней либо уклонение соот­ветствующего органа от регистрации могут быть обжалована в суд /п.5 ст.131 ГК РФ/.

Таким образом, сделка, требующая нотариального удостоверения, либо государственной регистрации, либо и того и другого, если это предусмотрено законом или договором /но оформленная ненадлежащим образом/ может быть признана судом действительной, но только при условии доказанности самого договора допустимыми доказательствами.

Так по гражданскому делу по иску Белых.А и Белых.Л к Полеву В. об истребовании автомашины и по встречному иску Полева В. о признании действительным договора купли-продажи автомашины суды допустили ошибку, признав действительный договор, требующий нота­риального удостоверения и специальной регистрации на основании только свидетельских показаний без существования договора в пись­менной форме.

Действующим законодательством предусмотрена обязательная письменная форма для таких договоров как: договор о залоге /ст.339 ГК РФ/, договор поручительства /ст.562 ГК РФ/, банковская гарантия /ст.368 ГК РФ/, соглашение о задатке /ч.2, ст.380 ГК РФ/, договор продажи недвижимости подлежит государственной регистрации /ст.550-551 ГК РФ/; договор продажи предприятия /ст.559-560 ГК рф/; договор дарения недвижимого имущества - подлежит государственной регистрации /ч.З ст.574 ГК РФ/; договор дарения движимого имущест­ва, если даритель юридическое лицо и стоимость дара более пяти минимальных размеров оплаты труда, а также, если договор содержит обещание дарения в будущем /ст.574 ГК РФ/; договор ренты с обяза­тельным нотариальным удостоверением договора и государственной ре­гистрацией /ст.584 ГК РФ/; договор аренды, если он заключен на срок более одного года, а также если одна из сторон - юридическое лицо /ст.609 ГК РФ/; договор займа, если сумма договора превыша­ет десять минимальных размеров оплаты труда, а также если заимода­вец - юридическое лицо /ст.808 ГК РФ/; кредитный договор /ст.820 ГК РФ/; договор банковского вклада /депозит/ /ст.836 ГК РФ/; дого­вор хранения /ст.387 ГК РФ/ между юридическими лицами, между граж­данами и юридическими лицами, между гражданами, если стоимость передаваемой на хранение вещи не менее чем в десять раз превышает минимальный размер месячной оплаты труда - специфика применения правил допустимости доказательств по договору хранения состоит в том, что несоблюдение письменной формы не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве вещи. принятой на хранение и вещи, возвращенной хранителем /ч.З ст.887 ГК РФ/: договор страхования /ст.940 ГК РФ/.

Практика по рассмотрению судами споров, вытекающих из сделок, свидетельствует, что иногда стороны /граждане, но не организации/ не имеют допустимых доказательств в подтверждение сделки потому, что были связаны при совершении сделок обстоятельствами этического порядка. Но действующее гражданское и гражданско-процессуальное законодательство не содержит никаких исключений на этот счет.

Правила о допустимости доказательств носят императивный характер и не содержат никаких изъятий. Вероятно, было бы полезным иметь в законодательстве ряд исключений, допускающих свидетельские показания в случаях:

  1. Утраты письменного доказательства не по вине стороны.


2. Совершения сделки между близкими родственниками или в условиях, затрудняющих получение письменного доказательства, если суд сочтет допрос свидетелей необходимым, исходя из конкретных обстоятельств дела.

3. Наличия по делу письменных доказательств, содержание кото­рых требует уточнения, конкретизации правоотношений и фактов с по­мощью других средств докаэывания.

Ведь правила допустимости с отрицательным "негативным" содержанием, включающие запрет ссылаться на свидетельские показания в случае спора, по сути, являются санкциями за нарушение формы сделок, Эти санкции направлены к тому, чтобы участники правовых отношений закрепляли правовую информацию в неизменном виде, устойчиво и в расчете на ее сохранение длительное время. Но сделка, совершенная например, между близкими родственниками, в большинстве случаев, будет обладать достаточной устойчивостью в большей степени из-за доверительных отношений между сторонами, поэтому установленная законом форма сделки часто не соблюдается. Поэтому, думается, что стороны не оформившие сделка в установленной законом форме по обстоятельствам этического порядка: родственных и товарищес­ких связей, чувства долга и уважения, ситуации, затрудняющей по­лучение письменных доказательств, могли бы быть освобождены от санкций за нарушение формы сделки с тем, чтобы, возможно, в боль­шем объеме защитить свои права.

Разумеется, такие исключения не должны применяться в тех случаях, когда несоблюдение простой письменной формы, сделки повлечет ее недействительность /ч.2, ст.162 ГК РФ/.

Нормы, определяющие допустимость доказательств в гражданском процессе, находятся в различных отраслях права, но они в опреде­ленной степени регулируют отношения, возникающие в процессе осу­ществления доказательственной деятельности и способствуют наибо­лее всестороннему и полному исследованию обстоятельств дела.

  1. Распределение обязанностей по доказыванию.


Право доказывания есть возможность представления доказа­тельств, участия в их исследовании, предварительной оценке, гаран­тированная совокупностью процессуальных норм и реализуемая самими заинтересованными лицами лично в соответствии со своими процессуальными интересами и выбором меры поведения. Право реализуется по во­ле самих управомоченных лиц.

Обязанность доказывания в отличие от права есть необходимость совершения комплекса действий по доказыванию, которая определяется не выбором или усмотрением субъекта доказывания, а угрозой наступ­ления неблагоприятных последствий в случае их невыполнения или иными мерами воздействия, например, отказом суда признать существовавшим факт, утверждаемые стороной, в случае невыполнения обязанности по его доказыванию.

Обязанность по доказыванию исполняется только путем реализа­ции процессуальных прав по ознакомлению с материалами дела, представлению доказательств, участию в их исследовании, т.е. прав по доказыванию.

Следовательно, специфика процессуальных отношений такова, что о доказывавши можно говорить одновременно и как о праве, и как об обязанности определенных участников процесса.

Сторона, представляющая доказательства, реализует свое пра­во на докаэывание и одновременно исполняет обязанность по доказы­ванию поскольку в соответствии с законом каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на осно­вание своих требований и возражений /ч.1 ст.50 ГПК РСФСР/.

Тем, кто ссылается на существование каких-либо обстоятельств, считая их юридическими фактами, порождающими, изменяющими или пре­кращающими определенные права и обязанности, должен и доказать наличие этих обстоятельств. Если при доказывании их он ссылается на доказательственные факты /например, по делам о признании запи­си отцовства недействительной истец может ссылаться на доказательственный факт длительного отсутствия его в месте проживания ответчицы, в связи с чем исключается вывод об отцовстве /алиби/ он обязан доказать их, так как доказывание доказательственных фак­тов, подтверждающих обстоятельство предмета доказывания, есть, в конечном счете, доказывание самих этих обстоятельств, которые он обязан доказать.

Такое распределение обязанностей по доказыванию различных обстоятельств является наиболее целесообразным. Доказать существо­вание обстоятельства /так называемый "положительный факт"/ всегда гораздо легче, чем доказывать его отсутствие /"отрицательный факт"/, так как "положительный факт" оставляет следы, отпечатки, если он действительно существовал, в то время как отсутствие фактов, ес­тественно, никаких материальных следов "оставить" не может. Кроме того, доказать определенное обстоятельство легче тому, кто знает о нем, знает какими доказательствами может быть подтверждено его существование, где их найти и т.д.

Правовую природу обязанностей по доказыванию и правил их распределения нельзя объяснить точно, если рассматривать вопрос в отрыве от действия ряда принципов гражданского процессуального пра­ва, а именно: принципа равноправия сторон и состязательности.

В гражданском процессе участвуют, как правило, две стороны с равными процессуальными правами, каждая из которых имеет право на получение законного и обоснованного судебного решения. Стороны в соответствии с принципом состязательности и своими интересами наполняют дело судебными доказательствами, стремясь к получению благоприятного решения. Когда же представленных доказательств недостаточно, суд ставит на обсуждение вопрос, кто из сторон и ка­кие фактические обстоятельства должен доказывать. Круг фактов, подлежащих доказыванию каждой из сторон в конкретном гражданском деле, определяется с учетом содержания материально-правовой нормы, регулирующей спорное правоотношение.

Одним из важных вопросов, связанных с распределением бреме­ни доказывания в состязательном процессе, является вопрос об обязанности первичного доказывания. Практически в любом деле суду необходимо определить, кто из участников спора я в отношении ка­кого обстоятельства должен первым представить доказательства. Но вместе с тем, в ряде случаев важно также иметь критерий определе­ния того, кто проиграл процесс, если доказательств оказалось не­достаточно для подтверждения наличия или отсутствия юридически значимых обстоятельств. То есть, может ли суд отказать в иске по мотиву того, что истец не доказал обстоятельства, на которые он ссылается в обоснование своих требований? Такая ситуация вполне может возникнуть в условиях состязательности процесса и надо от­метить, что судебная практика вырабатывает пути ее решения на ос­нове современной концепции состязательности.

Постановлением начальника Петропавловск-Камчатской таможни за нарушение таможенных правил, предусмотренных ст.276 Таможенно­го Кодекса РФ, с СП "Камсинг " взысканы штраф в размере 200 про­центов стоимости товара, явившегося непосредственным объектом на­рушения таможенных правил, а также стоимость этого товара.

СП "Камсинг" обратилось в суд с жалобой об отмене административного взыскания. Решением Петропавловск-Камчатского городского суда жалоба заявителя удовлетворена, но постановлением Президиума Камчатского областного суда по протесту председателя этого ;ке су­да решение народного суда отменено и дело направлено на новое рас­смотрение.

При новом рассмотрении дела тот же народный суд в удовлетворении жалобы СП "Камсинг" отказал. Заместитель председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене решения суда и направлении его на новое рассмотрение, мотивируя тем, что оно

поставлено без учета всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ при рассмотрении протеста установила, что вывод суда нельзя при­знать законным поскольку он сделан без учета всех имеющих значе­ние для дела обстоятельств. Ссылаясь на наличие доказательств, суд не привел в решении ни их содержания, ни обстоятельств, кото­рые ими подтверждаются. Некоторые указанные в решении доказатель­ства и признанные как установленные обстоятельства не основаны на материалах дела.

Обязанность доказывания имеет двойное содержание: материально-


правовое и процессуальное.


Материально-правовое содержание этой обязанности состоит в том, что, в случае ее невыполнения обязанным субъектом доказызания и невозможности получения доказательств, суд имеет право признать факт, на который ссылалось заинтересованное лицо, не существовав­шим или наоборот, как это имеет место при действии презумпций, существовавшим, если иное не доказано другой стороной.

С установлением факта или его отрицанием непосредственно связаны материально-правовые последствия для субъекта доказывания, в частности, для стороны, заявителя.

Обязанность представления доказательств как процессуальная обязанность вменяется не только сторонам, но и другим субъектам доказывания. Хотя ст.50 ГПК РСФСР прямо не говорит о том, обяза­ны ли доказывать существенные для дела обстоятельства другие, кро­ме сторон, лица, участвующие в деле, ее действие распространяется на всех участников процесса.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора, пользуется всеми правами и выполняет все обязанности истца, доказывает обстоятельства, которыми оно обосновывает свои требования.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, долж­но доказывать факты влияющие на его отношение со стороной в про­цессе, Прокурор и другие организации или граждане, предъявляющие иск в защиту интересов других лип, обязаны доказать обстоятельства, лежащие в основании предъявленного ими иска.

Большинство авторов, затрагивающих тему распределения обязанностей по доказыванию, признает, что доказывание в гражданском процессе является юридической обязанностью.


Если обязанная сторона не представила доказательств в обоснование утверждаемого факта, суд может отвергнуть как несуществующий данный факт.

Наряду о общим правилом распределения обязанности доказывания, сформулированными в ч.1 ст.50 ГПК РСФСР, законодательство содер­жит специальные правила распределения обязанности показывания от­дельных обстоятельств.

Суть указанных специальных правил состоит в том, что сторона, которая в силу общего правила должна была бы доказывать наличие данного обстоятельства, освобождается от такой обязанности, а на другую сторону возлагается обязанность доказывания отсутствия этого обстоятельства. Вместо обязанности доказывания "положитель­ного факта" на другую сторону переносится обязанность доказывания противоположного "отрицательного факта". Такие специальные прави­ла распределения обязанности доказывания определенных обстоятельств называются доказательственными презумпциями.

Доказательственные презумпции формулируются обычно в нормах материального права. Наиболее распространены две доказательствен­ные презумпции:

  1. Презумпция лица, нарушившего обязательство




  1. Презумпция вины причинителя внедоговорного вреда.


Лицо, не исполнившее обязательство или исполнявшее его ненадлежащим образом, несет ответственность лишь при наличии вины. От­сутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Предъявляя иск о взыскании убытков или неустойки, кредитор в обоснование своего требования ссылается, на то, что должник умыш­ленно или неосторожно нарушил обязательство. По общему правилу распределения обязанности доказывания он должен был бы доказать все обстоятельства, являющися основанием и условием ответствен­ности должника: неисполнение или ненадлежащее исполнение послед­ним обязательства, причинение этим ему убытков, вину должника. Однако, наличие презумпция вины должника в нарушении обязательст­ва приводит к тому, что кредитор освобождается от обязанности доказывать наличие вины ответчика. Напротив, если должник, желая освободиться от ответственности, отрицает свою вину в нарушении обязательства, обязанность доказывания вины возлагается на него.


Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный организации, подлежит возмещению в полном объе­ме лицом, причинившим вред, как правило, лишь при наличии вины последнего в причинении вреда. Однако потерпевший, предъявивший иск, не обязан доказывать факты причинения ему вреда неправомер­ными действиями ответчика, а напротив, причинитель, ссылающийся на то, что вред им причинен случайно, обязан доказать отсутствие вины.

В нормах гражданского права содержатся и некоторые другие доказательственные презумпции. Такими презумпциями, например, являются: презумпция прекращения обязательства в случае нахождения долгового документа у должника презумпция вины нанимателя в ухудшении нанятого имущества, презумпция вины перевозчика в утрате, повреждении или недостаче принятого к перевозке груза, или багажа, и ряд других презумпций.

В нормах иных отраслей материального права презумпции так четко, как в нормах гражданского права не сформулированы. Однако, существование некоторых презумпций в семейном праве не вызывает сомнений. Например, презумпция, согласно которой родителями ребен­ка считаются те граждане, которые записаны в качестве отца и ма­тери в книге записей актов гражданского состояния. Предъявляя иск к гражданину, который записан в качестве отца, о взыскании алимен­тов, мать ребенка не обязана доказывать, что последний является отцом ребенка. Напротив, если ответчик не считает себя отцом ре­бенка и поэтому возражает против иска о взыскании алиментов, он, в силу действия презумпции, обязан доказать, что не является отцом ребенка.

Следует признать существование некоторых презумпций в трудовом праве. Если гражданин, уволенный с работы по инициативе администрации, предъявляет иск о восстановлении на работе, то не он должен доказывать наличие обстоятельств, свидетельствующих о незаконности действий администрации предприятия, а ответчик должен доказать, что его администрация уволила правильно, при наличии обстоятельств, дающих ей на это право.

Согласно ч.2 ст.6 Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" от 27 апреля 1993 года /с изменениями и дополнениями от 15 ноября 1995 года/, на государственные органы, органы местного самоуправления, учрежде­ния предприятия и их объединения, общественные объединения, а также на должностных лиц, государственных служащих, действия /ре­шения/ которых обжалуются гражданином, возлагается обязанность документально доказать законность обжалуемого действия /решения/.

Доказательственные презумпции построены в виде предположений о


существовании одних фактов при наличии других.


Это приводит иногда к выводу, что презюмируемые обстоятельст­ва, якобы, считаются существующими, что закон освобождает от их докаэывания. Но это не так. Действительно, презумпции основаны на высокой степени вероятности существования одних фактов при нали­чии других. Причинение вреда в большинстве случаев происходит по вине причинителя, а. нарушение обязательств - по вине недобросо­вестного должника. Лица, записанные в качестве родителей ребенка в книге записей актов гражданского состояния, в подавляющем

большинстве случаев являются таковыми в действительности. Однако, если освободить презюмируемое обстоятельство от доказавания, то это означало бы признание того, что в основу судебного решения по­ложена лишь вероятность существования его а не достоверное значе­ние о его существовании.

Поэтому, значение презумпций исчерпывается тем, что они представляют собой особые правила, распределений обязанностей доказывания.

В основе таких правил лежит принцип процессуальной экономии. Раз при данной ситуации презюмируемое обстоятельство скорее всего существует, разумнее не возлагать на заинтересованное лицо обязанность его доказывания , а напротив, возложить обязанность доказывания обратного на то лицо, которое утверждает, что презюмируемое обстоятельство в действительности в данном конкретном случае не существует.

Из этого и исходит законодатель.


Установление законом правила распределения обязанностей доказывания применяется вне зависимости от формы судебной защиты и одинаково проявляется во всех видах исков.

Сторона, утверждающая о принадлежности ей права, которому соответствует обязанность другое стороны, должна доказать ту часть обосновывающих это утверждение фактов, обязанность докаэывания которых на нее возложена. Другая часть имеющих значение для дела фактов доказывается стороной, которая наличие права и соответствующей обязанности оспаривает.

В исках о присуждении и в положительных исках о признании, как говорилось выше, утверждает о принадлежности ему права истец, он и доказывает обосновывающие наличие права факты, ответчик же, возражая против иска, доказывает факты, служащие основанием возражений.

Несколько по другому обстоит дело в отрицательных исках о признании, где стороны "меняются" местами. Иск предъявляет не управомоченная сторона, а обязанная, но отрицающая наличие права у ответчика и потому оспаривающая свою обязанность. Сторона, утверждающая о наличии у нее соответствующего права выступает в качестве ответчика. Возникает проблема: изменяется ли в связи с этим порядок распределения обязанностей по доказыванию? Предме­том рассмотрения и исследования здесь является правоотношение по требованию о признании его несуществующим. Здесь также неиз­вестно, существует ли это правоотношение или нет. Следует ли при распределении доказывания исходить из того, что оно существует или из того, что оно не существует?

При рассмотрении положительного иска о признании в соответствии с правилами о распределении доказывания, суд считает правоот­ношение несуществующим, пока обратное не доказано, в связи с этим доказывание начинает истец.

По отношению к отрицательным искам о признании возможны два подхода к решению этого вопроса: или исходить из того, что правоотношение существует, пока истцом не доказано обратного, или же из того, что правоотношения не существует, тогда обязанность начинать доказывание будет лежать на ответчике, а не на истце.

Останавливаясь на вопросе о распределении времени докаэывания в отрицательных исках о признании, К.С. Юдельсон исходит из того, что оспариваемое правоотношение имеет определенное выраже­ние вовне и поэтому истец должен доказать, что в действительности не было всех элементов фактического состава и правоотношение не возникло, хотя внешне оно кажется существующим. Далее поясняется, что обязанность доказывают лежит на истце независимо от того, ос­новывает ли он иск на правопрепятствующем факте или на оспаривании бытия факта правопроизводящего.

С таким существенным различием распределения обязанностей доказывания в положительных и отрицательных исках о признании не согласен Л.П. Смышляев :"Нет никаких оснований к тому. чтобы спорное правоотношение, не бывшее ранее предметом судебной проверки, счи­тать существующим, пока обратное не докажет истец, и возлагать на последнего всю тяжесть доказывания, совершенно освобождая от доказыванин ответчика. Кроме того, это повлекло бы к ничем не оправданному отказу от установленных законом правил распределения доказывания, от принципов, заложенных в их основе..."

В отрицательных исках о признании эти правила должны проявляться в том же виде, о каком они проявляются в положительных исках о признании и в исках о присуждении. В соответствии с правила­ми ответчик должен доказать ту часть фактов, обосновывающих его право, которую он должен был бы доказать в его иске о присуждении или в положительном иске о признании. Соответственно истец должен доказывать другую часть фактов, опровергать существование правоотношения. Конечно, докаэывание ответчиком фактов обосновывающих его право, может значительно облегчаться тем, что эти факты полностью или в части признаются истцом.

Приведенный выше анализ правил распределения обязанностей доказывания по роду материально-правовых институтов свидетельству­ет об их многообразии, об индивидуальном подходе законодателя к регулированию обязанностей доказывания в различных институтах.

Важное процессуальное значение института распределения между сторонами обязанностей по доказыванию заключается в том, что обязанности по доказыванию распределяются законом и что возможность возложенния обязанностей доказывания на ту или другую сторону усмотрением суда исключается.

Как способ борьбы против сокрытия доказательств в ГПК РСФСР впервые введены презумпции законом от 27 октября 1995 г. "О внесе­нии изменений и дополнений в ГПК РСФСР".

В отношении стороны, удерживающей у себя и не представляющей по требованию суда письменное или вещественное доказательство, суд вправе установить, что содержащиеся в доказательстве сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, стороной признаны /ст.65, 70 ГПК РСФСР/.

В случае уклонения стороны от участия в экспертизе /неявки на экспертизу, непредставление экспертам необходимых предметов исследования и тому подобное/, когда по обстоятельствам дела без учас­тия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того. какая сторона уклоняется от экспертизы, а также, какое для нее она имеет значение, вправе признать сроки, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергну­тым /ч.4 ст.74 ГПК РСФСР/.


1   2   3   4



Похожие:

Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconУрок «Понятие права. Норма права»
Сформировать у учащихся представление о праве, целостности системы права и её элементах – отраслях права, институтах права, нормах...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconДокументы
...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconКлассный час на тему: "Наши права и обязанности" Тема: «Наши права и обязанности» из серии классных часов на тему «Учимся думать о себе и о других». Цель
Развести понятия «права» и «обязанности», показать единство прав и обязанностей
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconКлассный час на тему: "Наши права и обязанности" Тема: «Наши права и обязанности»
Тема: «Наши права и обязанности» из серии классных часов на тему «Учимся думать о себе и о других»
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconВаши вопросы – наши ответы. Имеет ли право человек, права которого были нарушены, заставить обидчика прекратить нарушение и восстановить нарушенные права и интересы, не обращаясь при этом за помощью в милицию или суд?
Йствие называется самозащитой гражданских прав и предоставлено любому человеку ст. 14 Гк РФ. Однако способ самозащиты должен быть...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconИскусственное дыхание кевин Элиот
Внимание! Все права на данную пьесу принадлежат автору и охраняются законом об авторских правах. Все права на русский перевод пьесы...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconПримерный перечень вопросов к экзамену по дисциплине «Транспортное право» специальность «Юриспруденция»
Система (структура) транспортного права. Соотношение транспортного права с отраслями права
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconЗакон РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"
Ответственность государственного служащего наступает в связи с его обязанностью признавать, соблюдать и защищать права и свободы...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconА. А. Вешняков Исполняющий обязанности секретаря
О разъяснениях порядка применения отдельных положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconВнимание! Все права на данную пьесу принадлежат автору и охраняются законом об авторских правах. Все права на русский перевод пьесы принадлежат Британскому Совету в Москве.
Если Вы планируете использовать данный текст в России, свяжитесь с Отделом искусств Британского Совета в Москве
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов