Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права icon

Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права



НазваниеЛюбая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права
страница3/4
Дата конвертации28.08.2012
Размер1.19 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4
^ ГЛАВА III

СРЕДСТВА ДОКАЗЫВАНИЯ

  1. Объяснения сторон и третьих лиц


ГПК РСФСР наделяет стороны и третьи лица широким кругом прав и обязанностей. Так, например, в соответствии со ст.ст.30,34 ГПК РСФСР истец имеет право изменить основание или предмет иска, уве­личить или уменьшить размер исковых требований, отказаться от ис­ка. Ответчик вправе признать иск. Стороны также имеют право окон­чить дело мировым соглашением, если это не противоречит закону и не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц.

Равноправие сторон - одно из принципиальных положении исково­го производства, обусловленное равенством граждан перед законом и судом. Согласно ст.30 ГПК РСФСР стороны и третьи лица принимают ак­тивное участие в представлении и исследовании доказательств, имеют право высказывать свои доводы и соображения по всем обсуждаемым вопросам, выступая в прениях могут высказывать свое мнение о приме­нении нормы права по делу, обжаловать решения и определения суда, а также другими правами.

Стороны и третьи лица имеют право давать суду свои объяснения. М.К. Треушников в объяснениях сторон выделяет пять элементов:

1. Сообщения, сведения о фактах, т.е. доказательства.

2. Волеизъявления.

  1. Суждения о юридической квалификации правоотношений.


4. Мотивы, аргументы, с помощью которых каждая сторона осве­щает фактические обстоятельства в выгодном для себя аспекте.

5. Выражение эмоций, настроений.


При таком многообразии объяснений сторон и третьих лиц для суда доказательственную силу имеет лишь та их часть, которая со­держит сообщения и сведения о фактах, имеющих значение для объек­тивного разрешения дела.

Как участники спорного правоотношения, стороны субъективно заинтересованы в исходе дела. Именно эта заинтересованность может иметь как положительные, так и отрицательные последствия.

С одной стороны заинтересованность может оказывать влияние на правдивость объяснение, поскольку искушение скрыть определенные факты или изложить их в выгодном для себя свете в данном случае очень велико. Именно поэтому суд обязан тщательно проверить и оце­нить объяснения сторон наряду с другими доказательствами, собранны­ми по делу /ст.60 ГПК РСФСР/.

Невыполнение этого требования может привести к отмене реше­ния суда.

Так, по иску ГПРЭП Невского района, решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 04.11.96 гр. Иванов А.В. выселен из комнаты 17,33 м.кв., из кв.83, д.13/2 по ул. Большевиков без предоставления другого жилого помещения. В выселении гр. Ивановой М.С. с ребенком, 1986 г.р., отказано.

В своей кассационной жалобе ГПРЭП Невского района настаивало на отмене судебного решения как незаконного.


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, исследовав материалы дела, доводы кассационной жалобы нашла, что решение суда подлежит отмене, исходя из следую­щего :

Удовлетворяя исковые требование ГПРЭП Невского района о

выселении Иванова А.З. и отказывая в выселении Ивановой М.С. с

ребенком, суд принял во внимание , что ответчик /Иванов А.В./, которому

выдано данное жилое помещение в связи с трудовыми отношениями,

уволен из ГПРЭП по собственному желанию и не относится к ка­тегории

лип, не подлежащих выселению по основаниям требований ст.108 ЖК

РФ, тогда как его бывшая жена Иванова М.С., после выез­да Иванова А.В.

из комнаты на другое место жительства, стала оди­нокой матерью и не

могла быть выселена с ребенком без предоставле­ния жилья.


Между тем, данный вывод суда противоречит нормам жилищного законодательства и материалам, имеющимся в деле,

Как видно из дела, спорная жилая площадь была действительно предоставлена Иванову А.В. в связи с трудовыми отношениями 02.07.92.,04.09.95 Иванов А.В. уволен из П1РЭП Невского района по ст.31 КЗоТ.

Данных о том, что ответчик выбыл со спорной жилой площади судом не добыто, поскольку они основаны только на объяснениях Ивановой М.С. заинтересованной в исходе дела.

Помимо того, дело рассмотрено в отсутствии Иванова А.В.. ко­торый о явке в судебное заседание не предупреждался и причины его непроживания в спорной комнате, которые имели существенное значе­ние для правильного применения судом требований ст.108 ЖК РФ, су­дом не выяснялись, что противоречило разъяснениям п.19 постановле­ния Пленума Верховного Суда СССР от 03.04.87 "О практике примене­ния судами жилищного законодательства".


Но в любых объяснениях сторон содержится доказательственная информация, что позволяет суду определить предмет доказывания.

Являясь участниками правоотношений, истец и ответчик, а так­же другие лица, отстаивающие свой интерес в процессе, лучше чем кто-либо другой, знают о существовании или отсутствии фактических оснований, с которыми связано возникновение, изменение и прекраще­ние правоотношений.

Особое место среди объяснений сторон занимает признание.

Признание-объяснение, в котором содержится подтверждение


о фактах или обстоятельствах, сообщенных противоположной стороной.


В юридической литературе принята классификация признания


фактов на судебные и внесудебные.


Судебным признанием называют признание, совершенное в суде в ходе судебного разбирательства. Такое признание заносится в про­токол судебного заседания и подписывается стороной, признавшей факт. Если суд выносит определение о принятии признания, то сторо­на, которая основывает свои требования на признанных фактах, осво­бождается от их доказызания.

Судебным признанием являются и письменные объяснения сторон, при ее отсутствии в заседании, адресованные суду и выполненные в предусмотренной процессуальной форме.

Судебное признание рассматривается как доказательство, так как подтверждает факты и доказательства, на которые ссылается другая сторона. Такое признание может быть принято судом как доказательство лишь в том случае, если суд не сомневается, что та­кое признание было сделано не с целью скрыть действительные обстоятельства дела, а также не под влиянием обмана, угрозы, заблуждения. Если признание не принято, акты подлежат доказыванию на общих основаниях /ч.2, ст.60 ГПК РСФСР/.

Признание, сделанное вне суда, называют внесудебным. Такое признание не воспринимается непосредственно, поэтому оно долж­но быть доказано в суде лицом, которое на него ссылается. Про­тив деления признания на судебное и внесудебное выступил С.В. Курылев. Он считал, что внесудебное признание нельзя рас­сматривать, как судебное доказательство. Автор данной работы считает, что внесудебное признание в процессе доказывания выступает в качестве доказательственного факта.

Для вынесения правильного решения такое признание должно быть тщательно проверено.

Так гр-ка П. обратилась с иском к гр-ну Р. об установлении отцовства и о взыскании алиментов на содержание ребенка. Ответчик перед родственниками истицы признавал себя отцом ребенка и высказывал намерения оформить заключение брака в органах ЗАГС. Кроме того, в одном из своих писем ответчик признавал себя отцом ребенка.

Через некоторое время он стал свое отцовство отрицать. Верховный Суд РСФСР отменил решение народного суда. Основанием отмены послужило недостаточное исследование фактов, в частности внесудеб­ного признания ответчика.

В юридической литературе различают простое признание и квалифицированное.

Простое признание не содержит никаких оговорок и условий, тогда как в квалифицированном содержится оговорка или ссылка на какие-то обстоятельства. Например, ответчик признает факт причине­ния вреда потерпевшему, но ссылается на то, что вред причинен по неосторожности истца. Лицо, сделавшее такое признание, обязано до­казать свою оговорку. От признания факта следует отличать призна­ние иска. По юридической природе - признание иска - волеизъявление стороны с процессуальными или в отдельных случаях с материально-правовыми последствиями.

С точки зрения теории формальных доказательств, признание

стороны является совершеннейшим доказательством, обязательным для

су­да и не подлежащим переоценке суда.

Оно освобождает стороны от дальнейшего доказывания признанных

фактов и обязывает суд вынести решение, соответствующее признанию.

Идея о признании как лучшем доказательстве, проводилась, например, в

России в процессуальных нормах Воинского Устава Петра I /1716 год, 13

марта/. Так ст.1, гл.2. ч.2 Воинского Устава гласит :"Когда кто признает,

чем он ви­нен есть, тогда дальяго доказу не требует, понеже собственное

при­знание есть лучшее свидетельство всего света".


Взгляды на признание стороны как на лучшее доказательство, основанные на теории формальных доказательств, всегда подвергались резкой критике в теории доказательственного права России.

Теории доказательств и гражданский процессуальным закон не ставят в особое положение по сравнению с другими доказательствами объяснение стороны, содержащие признание: они должны быть исследованы и оценены в совокупности с другими доказательствами.

Таким образом, в гражданском процессе различаются два института: институт признания фактор стороной как доказательство и институт признания иска, как акт распоряжения материальным и процессуальным правом только ответчика.

2. Показания свидетелей


Наиболее распространенным видом доказательств в гражданском процессе являются показания свидетелем. Это связано с тем, что те или иные события, происходят, как правило на глазах людей, остав­ляя след в их со знании. Естественное стремление человека говорить правду обуславливает достоверность свидетельских показании. В соот­ветствии с ч.1, ст.61 ГПК РСФСР свидетелем может быть любое лицо, которому могут быть известны какие-нибудь обстоятельства, относящие­ся к делу. В этой же статье указаны лица, которые не могут быть вызваны и допрошены в качестве свидетелей.

Вопрос о возможности привлечения в качестве свидетелей детей поставлен целиком на усмотрение суда по каждому конкретному случаю. Процессуальный закон /гражданский и уголовный/ не устанавливает для свидетеля определенного возраста потому, что люди в детском возрасте развиваются различно и психика под влиянием различных фак­торов у одних получает более раннее, у других не такое раннее развитие.


В качестве свидетеля суд вправе привлечь ребенка с доста­точно развитой психикой, который способен правильно воспринимать и сохранять в памяти события окружающего мира, а также воспроизводить их в суде путем рассказа ой этих событиях. Неограничен­ность возраста - один из специфических признаков, который отлича­ет свидетеля от других субъектов гражданского процессуального пра­воотношения. Другим признаком является отсутствие юридической заинтересованности. Неюридическая заинтересованность /родственные отношения, служебные отношения, дружба и т.п./ не являет­ся препятствием для выступления в качестве свидетеля. Хотя, в ст.51 Конституции России говорится, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, то есть указанные липа могут отказаться от свидетельствования и суд не имеет, в силу наличия правового основания такого от­каза права принудить гражданина давать свидетельские показания.

Важнейшим признаком свидетеля является непосредственное восприятие им обстоятельств дела. Свидетель, как и эксперт, не яв­ляется участником материально-правовых отношений, но в отличие от эксперта свидетель никаких исследований не проводит.

Свидетель становится носителем сведений о фактах именно в результате стечения обстоятельств, в результате того, что он попа­дает в какую-либо связь с воспринимаемыми фактами.

Свидетель дает показания в устной форме, которая обеспечивает непосредственное восприятие судом его показаний. Законом установ­лен ряд исключений из принципа непосредственности, когда показания свидетелем могут быть даны суду в месте своего пребывания, если он вследствие болезни, старости, инвалидности или других уважи­тельных причин не в состояний явиться по вызову суда. свидетель­ские показания могут быть получена другим судом в порядке выполне­ния судебного поручения, свидетели могут быть допрошены при отло­жении разбирательства дела. В некоторых случаях допускается исполь­зование свидетельских показаний, полученных в другом органе /нота­риальной конторе/ в порядке обеспечения доказательств.

Сведения о фактах, содержащиеся в свидетельских показаниях, являются судебными доказательствами. Источников, сведений о фактах является свидетель. Лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обя­зано указать какие обстоятельства дела может подтвердить этот свидетель. Судья, в порядке подготовки дела, сообразуясь с другими средствами доказывания, решает вопрос об удовлетворении ходатайст­ва. После вызова суда лицо, способное давать показания как свиде­тель становится свидетелем. Показания свидетеля, как правило, сооб­щения о фактах, которые были восприняты лично им, но возможно и по­лучение сведений от другого лица. В отличии от уголовно-процессуального закона в гражданском процессуальном законе не содержится пра­вила, согласно которому доказательствами не могут служить факти­ческие данные сообщаемые свидетелем если он не может указать ис­точник своей информации. В оценке такого расхождения двух законов среди ученых нет единого мнения. Одни из них считают, что недопус­тимо свидетельство по слухам, так как источник его не может быть проверен.

Другие полагают, что во введении такого ограничения в законе нет никакой необходимости, объясняя это тем, что свидетель может забыть источник информации, но верно помнить содержание сведений о фактах.

Автор данной работы считает, что вопрос о достоверности та­ких доказательств может быть решен положительно с учетом всех дру­гих доказательств по делу в стадии оценки доказательств. Знание о фактах, сформированные в процессе их восприятия с помощью орга­нов чувств сохраняются в памяти свидетеля и воспроизводятся им в судебном заседании.

В целях получения наиболее достоверных показании с учетом психологических особенностей человека законом предусмотрены определенные правила исследования показаний свидетелей.

До получения объяснений сторон и третьих лиц все свидетели удаляются из зала. После получения объяснений суд устанавливает последовательность вызова свидетелей для дачи показаний. Каждый свидетель допрашивается отдельно. Допрошенные свидетель остается в зале заседания до окончания разбирательства дела /ст.168 ГПК РСФСР/. После свободного рассказа свидетеля, переходят к постанов­ке перед ним вопросов, последовательность постановки которых уста­навливается с учетом действия принципа состязательности процесса. Первым задает вопросы лицо, по заявлению которого вызван свидетель. Такой процессуальный порядок исследования показаний свидетелей обеспечивает их наибольшую объективность и достоверность. Недооцен­ка свидетельских показаний может привести к отмене судебного реше­ния.

Так, гр-ка Ш. работая прорабом РСУ, была уволена с работы за систематическое неисполнение обязанностей, возложенных на нее трудовым договором. Суд отказал в иске о восстановлении на работе. Основанием увольнения Ш. была систематическая задержка сдачи первичной отчетности, за что на нее налагались дисциплинарные взыскания. Разрешая спор, суд не проверил правильность наложения дисци­плинарных взысканий и не учел показания свидетеля Ф., которая подтвердила, что Ш. не могла сдать вовремя отчет, так как по вине бухгалтерии и производственно-технического отдела в ее отчетах не были правильно указаны остатки материальных ценностей. Решение су­да было признано необоснованным.

Оценивая свидетельские показания, суд анализирует весь процесс

формирования, сохранения и передачи сведений свидетелем.


Оценке подвергаются условия при которых воспринимались факты /время, место, освещенность и т.п./ личные качества свидетеля /наблюдательность, склонность к фантазии, уровень интеллекта, спо­собность к запоминанию и т.п./. При самом добросовестном отношении свидетеля к своим обязанностям возможна недостоверность его пока­заний. Особенно тщательно и всесторонне суд должен проверять показания свидетеля, в отношении которого имеется предположение о его личной заинтересованности в исходе дела. Оценивая противоречивые показания свидетелей об одних и тех не фактах, суд с помощью логи­ческого анализа этих противоречий и путем их сопоставления с дру­гими доказательствами, имеющимися в деле, указывает в судебном ре­шении мотивы, по которым те или иные показания отвергнуты.


3. Письменные доказательства


При установлении фактов, необходимых для решения дела, суду приходится использовать не только объяснения сторон и показания свидетелем, данные ими в ходе процесса, но и различные сведения, которые закреплены в объективной форме вне суда, большей частью до возникновения судебного дела. Объективная форма, в которой за­креплены эти сведения, связана с письменностью. Отсюда и особый вид доказательств - письменные.

В гражданском процессуальном законодательстве не дается об­щего определения письменных доказательств. В ГПК РСФСР 1923 года предусматривалось, что к письменным доказательствам относятся вся­кие письменные акты, документу, переписка, целевого и частного ха­рактера /ст.140/. Перечисляя некоторые виды письменных доказа­тельств, закон не указывал, в чем их доказательственное значение. Недостаток был в достаточной степени устранен в ГПК РСФСР 1964 го­да. В законе впервые предусмотрено, что письменными доказательст­вами являются акты, документы, переписка делового и личного харак­тера. содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела /ч.1, ст.63 ГПК РСФСР/.

Наиболее полное определение впервые дано в ГПК РФ /соответст­венно ст.73 проекта ГПК /письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи либо иным способом, позволяющим уста­новить достоверность документа,

В науке предлагались различные определения письменных доказательств. Наиболее распространен взгляд, согласно которому письменные доказательства определяются как предметы, на которых с помощью знаков закреплены мысли, содержащие сведения о фактах, необходимых для разрешения дела. Данное определение отражает основные признаки письменного доказательства, но все же имеет один недостаток. Он состоит в том, что данное определение не дает возмож­ности четко отграничить письменные доказательства от личных дока­зательств /объяснений сторон, заключений экспертов выполненных в письменной форме.

Чтобы отличить письменное доказательство от иных средств доказывания в письменной форме, нужно указать на источник этого доказательства, а именно, для письменного доказательства необходимо, чтобы сведения о фактах в письменном виде исходили от лиц, не занимающих процессуального положения стороны, третьего лица, эксперта, и вне зависимости этих субъектов с их процессуальным положе­нием.

М.К. Треушников дал следующее определение письменным доказательствам:

Письменными доказательствами являются предметы материального мира, которые содержанием нанесенных на них при помощи письменных знаков сведений способны подтвердить или опровергнуть интересующие суд факты, если при этом сведения о фактах исходят от лиц, не занимающих положение стороны, третьего лица, эксперта и вне зависимости от процессуального положения данных субъектов. На взгляд,


автора данной работы это наиболее приемлемая теоретическая формулировка. Письменные доказательства, как общее правило, возникают до процесса, вне связи с ним.

Вещественную основу письменного доказательства составляют предметы объективного мира /чаще всего бумага, дерево, металл/ любой формы и качества, способные сохранить нанесенные письменные знаки.

Совершенно прав З.В. Молчанов, который пишет, что применительно к письменным доказательствам немаловажное значение в настоящее время имеет проблема электронного документооборота.

Вопрос о документах, изготовленных с использованием электрон­но-вычислительной техники, имеет два аспекта: во-первых, проблема подготовки и передачи документов с применением ЭВМ, во-вторых, авторами этих документов, т.е. использование системы электронной подписи.

Записи ЭВМ, считает В.В. Молчанов, по своим характеристикам могут быть отнесены к числу документов, но при наличии у них юридической силы.

Юридическую силу документам придает присутствие необходимых реквизитов. У документа в качестве реквизитов должны содержаться: наименование организации, имя создателя документа, местонахождение организации, дата изготовления документа, код лица, ответственного за изготовление документа, код лица, утвердившего документ.

Кроме этого документ должен быть человекочитаемый. Человекочитаемым считается документ, содержащий общепонятную информацию, расшифровку закодированных данных.

Это требование вытекает из общих правил судопроизводства, предполагающих непосредственность восприятия судьями информации, содержащееся в источниках доказательств.

В юридической литературе сложилось довольно устойчивая классификация письменных доказательств по трем основаниям:

а/ по источнику /субъекту происхождения/

б/ по характеру содержания

в/ по форме

По субъекту происхождения письменные доказательства делятся на официальные письменные доказательства и частные /неофициальные/.

Официальные письменные доказательства исходят от государственных органов, должностных лип, предприятий, учреждений, органи­заций. К числу официальных письменных доказательств относятся прежде всего личные документы граждан /паспорт, военный билет, трудовая книжка/.

Особое значение среди официальных письменных доказательств занимают акты. К ним относятся: акты гражданского состояния /свидетельство о рождении, регистрации брака, смерти и т,п./, административные акты /решения и постановления исполнительных органов власти/, судебные акты /решения, приговоры, определения и пр./. Все акты имеют установленный порядок вынесения, определенную юридичес­кую силу, порядок обжалования. К официальным письменным доказатель­ствам относят также договор, приказы, завещания, квитанции и дру­гие документы, форма которых не столь регламентирована,

В законе, в отдельных случаях, прямо предусмотрено, что при рассмотрении отдельных категорий дел, судом, наряду со всеми доказательствами имеющимися в деле, должно быть исследовано определен­ное официальное письменное доказательство. При несоблюдении этого, решение может быть отклонено вышестоящей инстанцией как необосно­ванное .

Так гр.П, предъявил иск к гр-ке М. о расторжении брака и пе­редаче на его воспитание двух детей.

Решенной Невского районного суда Санкт-Петербурга от 11.11.96 брак расторгнут, дети оставлены на воспитание истцу.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда решение Невского суда отменено по следующим основаниям: разрешая спор в части передачи детей на воспитание суд не учел требований ст.78 Семейного Кодекса РФ, в соответствии с которой при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, орган опеки и попечительства обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица /лиц/ претендующего на его воспитание, и представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, и не истребовал у органа опеки и попечительства заключение по существу данного спора.

В связи с изложенным, Судебная коллегия указала: "Решение суда в части передачи детей на воспитание не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение. При новом судебном рассмотрении дела, суду надлежит истребовать заключение органа опеки и попечительства по вопросу о том, кому из родителей должны быть переданы дети с учетом интересов детей, а, также более подробно опросить детей по существу данного спора, выяснить у них, почему они выразили желание остаться проживать с отцом, и в зависимости от установлен­ного разрешить спор в соответствии с требованиями закона .

Официальные письменные доказательства отражают полномочия органов и должностных лиц, выдавших документ, имеют форму и реквизиты, установленные законом для данного вида документа, а также оп­ределенный порядок их составления и выдачи. Акты /документы/, исходящие от неполномочных лиц или составленные и выданные с нарушением установленных правил не могут быть использованы в качестве письменных доказательств для обоснования судебного решения.

Письменные доказательства, исходящие от граждан, независимо от их служебного положения называют неофициальными письменными доказательствами. К таким документам относится переписка делового и частного характера, разнообразные записи, дневники и т.п.

При исследовании неофициальных письменных доказательств особое внимание необходимо обратить на время составления, на отсутствие давления при составлении документа.

По содержанию письменные доказательства также подразделяются на две группы распорядительные и справочно-информационные.

Распорядительные - это акты органов государственное власти, акты предприятий, организаций, учреждения сделки сторон, оформлен­ные в письменном виде и т.п.

Справочно-информационные письменные доказательства представ­ляют собой отчеты, справки, протоколы, письма, деловые и личные. В них содержатся подтверждение событие и фактов, имеющих юридичес­кое значение.

Нередко один и тот же документ содержит сведения как информационного, так и распорядительного характера. Например, дата составления приказа, его номер имеют информационный характер, а его содержание - распорядительный.

По форме письменные доказательства в юридической литературе делятся на доказательства простой письменной формы /не содержит никакого удостоверения или регистрации/ и квалифицированной письменной формы /заверенные нормативно или зарегистрированные в установленном порядке/.

М.К. Треушников, классифицируя письменные доказательства по форме, делит их на четыре группы:

  1. 1. Документы простой письменной формы

2. Письменные доказательства обязательной формы и

содержания

3. Нотариально удостоверенные договоры без их последующей регистрации в органах управления.

4. Нотариально удостоверенные договоры, требующие последующей регистрации в органах управления.

В принципе, соглашаясь с данной развернутой классификацией М.К. Треушникова, автор данной работы считает, что в условиях изме­нившегося законодательства, в связи с принятием второй части ГК РФ и федерального закона "О государственной регистрации прав на недви­жимое имущество и сделок с ним", эту классификацию можно дополнить пунктов следующего содержания:

5. Письменные договоры, требующие последующей регистрации в органах управления.

Классификацию письменных доказательств по рассмотренным трем так и распорядительного характера. Например, дата сос­тавления приказа, его номер имеют информационный характер, а его содержание - распорядительный.

По форме письменные доказательства в юридической литературе делятся на доказательства простой письменной формы /не содержит никакого удостоверения или регистрации/ и квалифицированной пись­менной формы /заверенные нормативно или зарегистрированные в установленном порядке/.

Классификацию письменных доказательств по рассмотренным трем


основаниям В.И. Коломыцев дополнил делением этих доказательств по четвертому признаку - способу и характера формирования. По ука­занному основанию письменные доказательства делятся на:

1. Подлинники

  1. 2.Копии


Классификация письменных доказательств по указанным основа­ниям обеспечивает возможность более полного выяснение их достовер­ности в ходе судебного исследования.

Рассматривая письменные доказательства необходимо отметить как их немаловажное достоинство значительную вероятность достовер­ности информации содержащейся в них, так как при формировании пись­менного доказательства лицо, составляющее документ, в большинстве случаев не предполагает, что он станет судебным доказательством,

Письменным доказательством присущи и недостатки, связанные, в первую очередь, с особенностями восприятия одного и того же со­бытия различными людьми, особенностями его отражения в их сознании, а значит и в письменном изложении.

Это обстоятельство должно особо учитываться при проверке достоверности письменных доказательств.

При исследовании письменных доказательств в гражданском процессе между сторонами и другими участниками процесса может возникнуть спор о подлоге письменного доказательства /подцепка подписи, изменения даты или части содержания и т.п./. В этом случае лицо, представившее такое доказательство может просить суд исключить его из числа исследуемых и просить суд разрешить дело на основании дру­гих доказательств /ч.1 ст.177 ГПК РСФСР/.

Оценка письменных доказательств проводится путем сопостав­ления их с другими материалами дела.

4. Вещественные доказательства


Ст.68 ГПК РСФСР определяет вещественные доказательства как предметы, которые могут служить средством установления обстоя­тельств имеющих значение для дела.

К числу вещественных доказательств относят предметы, которые своими свойствами, принадлежностью, местом нахождения, измене­ниями способны подтвердить или опровергнуть наличие юридических фактов, которые необходимы для правильного разрешения дела. Ис­черпывающего перечня объектов, могущих служить вещественными дока­зательствами в ГПК, как и в УПК не содержится.

Вещественные доказательства содержат в себе сведения о раз­личных фактах /действиях, бездействиях, соглашениях/. Суд воспри­нимает эти сведения непосредственно, либо с помощью экспертов /на­пример, несоответствие продукции стандарту, факт подчистки докумен­та и т.п./ Особенностью вещественных доказательств является то, что их процессуальная форма неотделима от источника. Эти элементы в вещественном доказательстве совпадают.

Среди средств доказывания, предусмотренных ч.2 ст.49 ГПК РСФСР вещественные доказательства занимают равное место. Они должны подвергаться оценке в совокупности со всеми другими данными дела. О важности вещественных доказательств в деле разрешения гражданско-правовых споров свидетельствует тот факт, что они являются предме­том обсуждения многих ученых.

К.С. Юдельсон считал, что доказательственное значение вещей двоякое. Вещи могут служить доказательствами как объекты непосредственного познания, свидетельствуя об обстоятельствах, которые при­нято называть фактами состояния. Сюда относятся, например, изде­лия не соответствующие договору. Наравне с этим вещи могут иметь значение доказательственного факта - нахождение вещи у ответчика может быть одним из доказательств правонарушения.

М.К. Треушников понимает под вещественными доказательствами различные предметы, которые своими свойствами, внешним видом, изменениями, местом нахождения, принадлежностью способны подтвердить или опровергнуть существование юридических либо докаэательственных фактов.

Д.М. Чечет указывает, что любой предмет, если только оставлен­ные на нем следы, его внешний вид, а в некоторых случаях сам факт нахождения предмета в определенном месте способны подтвердить об­стоятельства, имеющие значение для дела, может сыграть роль вещественного доказательства.

Автор данной работы полагает, что последнее суждение являет­ся наиболее четким. Встречаются случаи, когда суд принимает решение, основываясь на результатах осмотра вещественного доказательства, тогда как для принятия решения требуется еще заключение компетентного органа являющееся письменным доказательством. Так при перепланировке и переустройстве помещение муниципального жилищного фонда требуется разрешение уполномоченной комиссии районной администрации. Суд не вправе принять решение о возможности такого переустройства жилого помещения на основании одних лишь фактических данных, полученных им при осмотре помещения, как вещественного доказательства.

В соответствии с ч.1 ст.178 ГПК РСФСР вещественные доказательства осматриваются судом и предъявляются липам, участвующим в деле, а в случае необходимости экспертом и свидетелям. Осмотр вещественных доказательств является основным способом их исследо­вания. Если вещественные доказательства не могут быть доставлены в суд по каким-либо причинам, они осматриваются в соответствии с принципом непосредственности, по месту нахождения венца составом суда. В соответствии с ч.1 ст.179 ГПК РСФСР суд выносит определе­ние о производстве такого осмотра. Лица, участвующие в деле и представители извещаются о месте и времени проведения такого осмот­ра, хотя их неявка не является препятствием для проведения осмотра.

В процессе осмотра составляется протокол, в который заносит­ся объяснение лиц, участвующих в процессе, а также прилагаются плана, чертежи, снимки /ч.2. ст.179 ГПК РСФСР/. Если осмотр произ­водится в порядке подготовки дела к судебному разбирательству /п.9. ч.1 ст.142 ГПК РСФСР/, то он может быть произведен судьей единолично с извещением лиц, участвующих в деле. В этом случае ис­следование вещественных доказательств утрачивает непосредственный характер и объектом непосредственного исследования в соответствии со ст.173 ГПК РСФСР становятся лишь протоколы осмотра, оглашаемые в судебном заседании.

Вещественные доказательства предоставляются сторонами и дру­гими липами, участвующими в деле, в порядке, предусмотренном ст.69 ГПК РСФСР. Уклонение лиц, у которых находятся вещественные доказательства, от требования представить их в суд без уважительных причин в соответствии со ст.70 ГПК РСФСР влечет наложение на этих лиц штрафа, не освобождая их от дальнейшей обязанности представить требуемые доказательства. Кроме того, в отношении стороны, удерживающее у себя, и не представляющей по требованию суда, вещественное доказательство суд вправе установить, что содержащиеся в нем све­дения об обстоятельствах имеющих значение для дела стороной призна­ны.

Вещественные доказательства хранятся в деле или они по описи сдаются в камеру вещественных доказательств суда. Доказательства, не подлежащие длительное хранению /например, продукты/ осматривают­ся немедленно, после чего возвращаются владельцу или организации, которые могут их использовать. В этом случае владельцу вещей возвра­щаются аналогичные предметы или их стоимость на момент возвращения /ст.72 ГПК РФСР/.

Преимуществом вещественных доказательств по сравнению с другими средствами доказывания является отсутствие субъективного факто­ра присущего таким средствам доказывания как объяснения сторон, показания свидетелем. Однако, как отмечается в юридической литера­туре, по отношению к вещественным доказательствам не исключена возможность подделки, фальсификации с целью создания ложной информации. Истинный вывод суда о значении и силе того или иного вещест­венного доказательства является результатом анализа и сопоставления всех средств доказывания по делу.

5. Заключение эксперта


Итогом судебной экспертизы является заключение эксперта, кото­рое закон относит к числу самостоятельных судебных доказательств /ч.2 ст.49 ГПК РСФСР/. Вопрос о сущности заключения эксперта в юридической литера­туре долгое время оставался спорным. Высказывалось мнение, что его содержанием является объяснение обстоятельств, уже известных суду. Другие полагали, что сущность заключения следует искать в установлении и обосновании новых фактов выявленных в ходе исследования. Ю.М. Жуков даже считал, что экспертное заключение не имеет единой природы, которая зависит от характера исследования. В гражданско-процессуальной доктрине распространен взгляд, согласно которому доказательственное значение имеют как выводы экс­перта, так и те факты, которые были установлены им в ходе специального исследования.

Заключение эксперта имеет определенную структуру. В нем отражаются: выявленные в ходе исследования факты специальной природы /медицинский, технический и пр. - в зависимости от сферы применяемых знаний/; примененная экспертом методика /с обоснованием ее вы­бора/; научное обоснование /научные положения, объясняющие сущ­ность установленных экспертом фактов/; выводы. Соответственно в литературе принято выделять фактическое основание выводов эксперта /в этой роли выступают выявленные в ходе исследования факты/ и научное основание выводов /научные положения /.

Традиционно в заключении выделяют три составные части ввод­ную, исследовательскую и выводы. Во вводной части излагается информация, позволяющая индивидуализировать проведенное исследова­ние . Исследовательская часть посвящена изложению процесса исследо­вания. Здесь эксперт указывает методики, им примененные; при необ­ходимости аргументирует их выбор; излагает условия применения спе­циальных методов; этапы исследования. Выводы представляют собой самостоятельную часть заключения. Именно здесь эксперт формулирует ответы на поставленные в определении суда вопросы. Выводы экс­перта определяют доказательственную силу его заключения.

Весьма важным для практики является вопрос об определении доказательственной силы сведение, содержащихся в выводах эксперта, так как характер выводов эксперта может быть различным. Тради­ционно выделяются категорические и вероятные заключения эксперта. Некоторые авторы выделяют так же заключение эксперта о невозмож­ности ответить на поставленные вопрос при представленных исходных данных - условное и безусловное и т.д.

Категорическое заключение эксперта, безусловно, играет силу судебного доказательства, если оно принято в качестве такового су­дом. Вопрос же о доказательственной, значимости вероятного заключе­ния до настоящего времени остается спорным. Ф.Н. Фаткулин, напри­мер, не придает никакого доказательственного значения вероятным заключениям; другие /как Треушников/ полагают, что прямым доказа­тельством вероятное заключение быть не может, а поэтому судебное решение не может быть обосновано вероятным заключением эксперта, однако сведения о фактах, изложенные в описательной части вероятного заключения эксперта, могут быть использованы в качестве косвенных доказа­тельств, например, установленные факты наличия совпадающих и раз­личающихся признаков письма.

Согласно ст.74 ГПК РСФСР эксперт назначается для разъяснения вопросов, требующих специальных познаний в области науки, искусст­ва, техники и ремесла. На разрешение эксперту не могут быть постав­лены вопросы правового характера - их в процессе компетентен ре­шать только суд. Эксперт, как содействующий осуществлению правосу­дия субъект процесса, по своему процессуальному статусу не вправе давать или предопределять правовую оценку выявленных им обстоятельств. Безусловно, эксперт дает профессиональную оценку установленных им в ходе специального исследования актов, но такая оценка есть результат применения специальных знаний, в которых эксперт является специалистом; юридическими категориями он не оперирует.

Эксперта /или экспертов/ назначает суд /ч.1 ст.74 ГПК/. Однако, это вовсе не исключает инициативы участвующих в деле лиц: сто­роны, их представители, иные заинтересованные лица могут ходатайст­вовать перед судом о назначении в качестве эксперта конкретного лица по их выбору. Но окончательное решение о выборе эксперта при­надлежит суду. Согласно смыслу ст.75 ГПК РСФСР экспертом может быть любое сведущее лицо, обладающее специальными познаниями в соот­ветствующей области знания. Следуя принципу системного толкования закона, к этому следует добавить: и не заинтересованное в исходе дела.

Эксперт подлежит отводу по основаниям предусмотренным в за­коне /ст.18 и 20 ГПК РСФСР/. Отклонение от этих правил может при­вести к отмене решения суда. В частности, эксперт подлежит отводу, если обнаружится его некомпетентность, а также, если он находится в служебной или иной зависимости от лиц, участвующих в деле.

Так П. обратился в суд с жалобой, которой оспаривал диагноз психического заболевания, поставленный ему специалистами Ивановской областной психиатрической больницы "Богородское". Решением Советского народного суда г. Иванова П. в удовлетворении жалобы было отказано. Протест, направленный в городской суд не был удовлетво­рен. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ от 08.09.1994 протест удовлетворила. Основанием к удовлетворению про­теста послужили в частности нарушения правил проведения судебно-психиатрической экспертизы, В материалах дела два заключения судебно-психиатрической экспертизы: амбулаторной и стационарной. Обе экспертизы проводились экспертами больницы "Богородское" практичес­ки в одном составе, что недопустимо для повторной экспертизы. Кро­ме того, экспертиза проводилась сотрудниками больницы, диагноз поставленные П. в этой больнице оспаривался, что также вызывает серьезные возражения. Все это вместе с другими упущениями суда при разбирательстве дела послужило основанием для удовлетворения протеста.

Законом предусмотрено право, каждого лица, участвующего в де­ле предоставить суду вопросы, которые должны быть разъяснены экс­пертом. Окончательным круг вопросов, требующих заключения экспертов определяется судом /ч.2 ст. 74 ГПК РСФСР/.

В законе предусмотрены случаи, когда привлечение экспертов к участию в деле является обязательным. В частности для вынесения решения о признании гражданина недееспособным при наличии достаточных данных о его душевной болезни или слабоумии обязательным является назначение судебно-психиатрической экспертизы. При этом суд должен поставить перед экспертами следующие вопросы:

1. Страдает ли лицо психическим заболеванием и каким конкрет­но;

2. Отдает ли данное лицо отчет в своих действиях и руководит ли ими. Вывод же о том, является ли лицо недееспособным делает только суд, основывая свой вывод на всех имеющихся в деле доказа­тельствах.

В постановлении Пленуме Верховного Суда РСФСР от 14 апреля 1988 “О подготовке гражданских дел к судебное разбирательству” указано, что во всех случаях, когда дело подлежит разрешению в зависимости от психического состояния лица в момент совершения им определенного действия должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза.

Назначение экспертизы производится путем вынесения: определе­ния суда, в котором указываются: фамилия, имя, отчество эксперта /или наименование экспертного учреждения/; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы /объекты/, предоставленные эксперту;

место проведения экспертизы /в суде, вне суда - амбулаторно или стационарно/.

В настоящее время, судебная экспертиза назначается по боль­шому количеству гражданских дел и в большинстве случаев от резуль­татов экспертизы зависит окончательное решение суда по делу. Вмес­те с тем, большое количество судебных решений отменяется выше­стоящими инстанциями как необоснованные, в связи с тем, что экс­пертиза судом не назначалась, хотя ее назначение было необходимо .для вынесения обоснованного решения, либо назначалась по ходатайст­ва лиц, участвующих в деле, касающиеся проведения этой экспертизы, были судом отклонены. Как пример можно привести следующий случай:

Гражданка А. предъявила иск к гражданину Р. о признании недействительными договора купли-продажи дома, который она продала за 2000 рублей. Истица указала, что деньги ей ответчик не уплатил и с содержанием договора, удостоверенного в нотариальной конторе не ознакомил. Истица заявила также ходатайство о назначении судебно-психиатрической экспертизы для выяснения ее психического сос­тояния в момент совершения договора купли-продажи дома. Суд не удовлетворил ходатайство, сославшись на отсутствие в деле данных о заболевании лишившем ее возможности контролировать свои действия. Однако, в материалах дела имелось письмо руководства клинической лаборатории патофизиологии доктора медицинских наук Г. о том, что поведение гражданки А. дает основание для проведения судебно-психиатрической экспертизы. Суд не принял это во внимание, и впоследст­вии его решение было отменено как необоснованное.

На основании вышеизложенного, автор данной работы пришел к выводу о том, что целесообразно было бы предусмотреть в законодательстве возможность обжаловать

определение суда, об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы и определение о назначении экспертизы, лицами, участвующими в деле, отдельно от решения суда. Обжалование определения, о назначении экспертизы, по общему правилу не должно приостанавливать производство экспер­тизы, однако, в случае признания вышестоящим судом незаконности или необоснованности назначения экспертизы она должна быть призна­на неназначенной, что аннулировало бы все возможные юридические последствия.

Такое нововведение, на взгляд автора данной работы, позволи­ло бы упростить работу судов, избавив их от необходимости повтор­но рассматривать отмененные дела.

Для выполнения своих обязанностей эксперт нацелен необходи­мыми процессуальными правами: имеет право знакомится с материала­ми дела. участвовать в судебное разбирательстве, просить суд о предоставлении ему дополнительных материалов.

Эксперт, как субъект процессуального правоотношения несет процессуальные обязанности. Он обязан провести исследование и представить обоснованное заключение по вопросам, поставленным пе­ред ним судом.

Фактические данные, остановленные в заключении эксперта, про­веряются и оцениваются судом, как и всякое другое доказательство по делу.

Среди перечисленных в ч.2 ст.49 ГПК РСФСР средств доказывания не упоминаются заключения специалистов. В то же время суды привле­кают для дачи разъяснений по вопросам, не требующим проведения экспертизы, например, педагогов при допросе несовершеннолетних

свидетелей, технических инспекторов профсоюзов.

Правовое положение специалистов не урегулировано процессуальным законом. Поэтому одни суды допрашивают их как свидетелей, дру­гие - как экспертов.

При разработке проекта нового ГПК Российской Федерации необ­ходимо было определить процессуальное положение специалиста. Если признать, что специалист - источник доказательства, и его заключе­ние - средство доказывания, тогда требуется дать в законе отличительные признаки этого вида доказательств от заключения эксперта. Выполнить это оказалось трудно. Кроме того, что эксперт дает за­ключение в результате специального исследования, а специалист не проводит такового, нельзя указать дополнительные отличающие экспер­та от специалиста признаки. Если специалист не проводит специаль­ного исследования, то каким образом можно гарантировать точность его заключения. По отношению к специалисту нельзя установить от­ветственность за высказывание заведомо ложных суждений. Уголовной ответственности специалистов за высказывание ложных суждении не предусмотрено в новом Уголовном Кодексе РФ.

Таким образом, специалиста нельзя считать источником судебных доказательств.

Он может привлекаться судом в качестве консультанта для вы­ражения мнения, для оказания техническое помощи в исследовании доказательств, в оценке стоимости имущества, для проведения, отдель­ных процессуальных действий.

1   2   3   4



Похожие:

Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconУрок «Понятие права. Норма права»
Сформировать у учащихся представление о праве, целостности системы права и её элементах – отраслях права, институтах права, нормах...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconДокументы
...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconКлассный час на тему: "Наши права и обязанности" Тема: «Наши права и обязанности» из серии классных часов на тему «Учимся думать о себе и о других». Цель
Развести понятия «права» и «обязанности», показать единство прав и обязанностей
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconКлассный час на тему: "Наши права и обязанности" Тема: «Наши права и обязанности»
Тема: «Наши права и обязанности» из серии классных часов на тему «Учимся думать о себе и о других»
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconВаши вопросы – наши ответы. Имеет ли право человек, права которого были нарушены, заставить обидчика прекратить нарушение и восстановить нарушенные права и интересы, не обращаясь при этом за помощью в милицию или суд?
Йствие называется самозащитой гражданских прав и предоставлено любому человеку ст. 14 Гк РФ. Однако способ самозащиты должен быть...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconИскусственное дыхание кевин Элиот
Внимание! Все права на данную пьесу принадлежат автору и охраняются законом об авторских правах. Все права на русский перевод пьесы...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconПримерный перечень вопросов к экзамену по дисциплине «Транспортное право» специальность «Юриспруденция»
Система (структура) транспортного права. Соотношение транспортного права с отраслями права
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconЗакон РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"
Ответственность государственного служащего наступает в связи с его обязанностью признавать, соблюдать и защищать права и свободы...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconА. А. Вешняков Исполняющий обязанности секретаря
О разъяснениях порядка применения отдельных положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие...
Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняе­мые законом интересы граждан и других субъектов права iconВнимание! Все права на данную пьесу принадлежат автору и охраняются законом об авторских правах. Все права на русский перевод пьесы принадлежат Британскому Совету в Москве.
Если Вы планируете использовать данный текст в России, свяжитесь с Отделом искусств Британского Совета в Москве
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов