Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой icon

Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой



НазваниеФанфик Ilisa Sakura Вернуться домой
страница1/4
Дата конвертации28.08.2012
Размер0.9 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
1. /Вернуться домой.docФанфик Ilisa Sakura Вернуться домой

Фанфик Ilisa Sakura - Вернуться домой
(Архив фанфиков по Сейлор Мун "Sailor Fanfics")
http://sailorfanfics.narod.ru/



Автор: Ilisa Sakura
Пэйринг: Харука Тено/Мичиру Кайо
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance/Angst
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Харуку выгнали из дома, у Мичиру погибли родители. Судьба сводит двух девушек вместе.

Вернуться домой

Часть первая

Мысли Харуки - жирным курсивом, мысли Мичиру - подчёркнутым курсивом.


Она пришла домой. Вошла в дом и замерла. Тихо. Ни криков, ни оскорблений…
Он ушел год назад.
Она медленно повесила школьную сумку и закрыла за собой дверь. Щелчок замка прозвучал подобно взрыву бомбы. Девушка прикрыла темно-серые глаза и тяжело вздохнула. Так много ей пришлось пережить за свою короткую жизнь. Шестнадцать лет. Порой казалось, что она живет в два раза дольше. Но никогда не было такой пугающей, тяжелой тишины. Все дни были наполнены суетой школьных занятий, наполнены так называемой семьей… Ее… Она открыла глаза. Чего-то не хватало. Никто радостно не прыгал вокруг нее, не ласкался к ней. Единственный, кто любил ее на этой большой планете.
"Геркулес!"- внезапно голос стал очень хриплым. Слезы мелькнули в темных глазах. Она зажгла свет. Что-то темное в углу. Она мигом пересекла комнату и наклонилась. Сильные руки дрожали, когда она брала щенка. Что-то теплое побежало сквозь ладони, но девушка была слишком напугана, чтобы понять, что произошло.
- Геркулес!? - она потрясла его и тяжело сглотнула. Ему было только три месяца. Маленький, всегда счастливый щенок, который согревал ее холодными ночами и радовал в тяжелые дни, который требовал все внимание, который очень любил играть и бегать по вечерам в большом парке Токио. Он отдавал ей всю свою любовь и нежность. То, чего она ни от кого никогда не видела.
- Геркулес, давай двигайся, давай. Не пугай меня так. - Она затрясла щенка, не замечая кровь, капающую с ее рук, не видя, что держит давно уже безжизненное тело.
- Давай, Геркулес. Ты - это все, что у меня есть. Ты не можешь покинуть меня. Не можешь оставить.
Ему было только три месяца…
Сознание происшедшего резко промелькнуло в ее утомленном мозгу. Сердце заныло рваной струной. Светлые короткие волосы упали на лоб, укутав лицо тенью. Она прижала к себе щенка.
- Геркулес, - слезы брызнули из глаз.
Тишина. Она положила щенка на теперь уже красный ковер. Когда-то давно он был белым. Тогда ее родители были молодые. Они переехали в такой уютный дом.
Тогда они любили друг друга. Она еще не родилась…
- Геркулес… - Голова щенка откинулась, открывая след от выстрела. - Кто-то убил его.
Она подняла голову и в неверии уставилась на свои окровавленные руки.
- Кому надо было убивать моего Геркулеса?
Слезы капали на руки в безмолвном молчании.
Внезапно дверь родительской комнаты открылась, и на пороге появилась женщина на вид лет сорока. Одетая в грязное зеленое платье, с нечесаными волосами, она держала сигарету и недопитую бутылку пива.
- А-а-а, ты вернулась из школы?
Ее губы вытянулись в жестокую улыбку, когда она увидела слезы на щеках девушки. Слезы бесчувственной твари. Она не плакала, когда он ушел.
- Кто это сделал? Ты? - Девушка тяжело поднялась и подошла к матери. Она обняла себя окровавленными руками и взглянула на мать. Та отступила в комнату. - За что?
- Нет, это был он. Щенок прыгал на него, когда он вошел, и тогда тот ударил его. - Она развернулась и положила на стол пустую бутылку, где давно накопилась целая гора.
Девушка последовала за ней в комнату. Он был здесь? - она быстро осмотрелось. Но, кроме них никого не было. Все, что она увидела - это старое кресло, сломанный стол и вечно работающий телевизор. Везде грязь. Отвратительно.
Мама, ты пьяна! - но она не произнесла этого вслух. Недокуренная сигарета выпала из рук женщины и упала на грязно-серый ковер. Девушка уже привыкла к этому и жила, стараясь не замечать всего кошмара. Но никогда еще никто не убивал ее единственного друга, никогда ковер не был залит кровью, никогда ее мать не напивалась до столь скотского состояния. Почему она не на работе?
- Он просто пришел сюда и дал мне вот это.
Девушка расправила грязное письмо и взглянула на первые строчки.
- Развод, - слабая улыбка. - Наконец-то.
Он никогда не зайдет в ее спальню посреди ночи и не ударит ее, никогда не изобьет ее мать, никогда не попытается снова убить их, поджигая дом, направляя машину в дерево или угрожая ружьем. Мы свободны, наконец-то.
- Наконец?! - злой голос прорезал тишину. Мать повернулась к дочери. - Да ты знаешь, о чем ты говоришь? Я сегодня отеряла работу, а он не хочет платить ни мне ни тебе. Мне нечем платить за дом и оплачивать твою учебу. - Ее глаза зажглись злобой и болью. И ненавистью. Бесконечной, всепоглощающей ненавистью.
Девушка автоматически отступила назад и опустила голову. Она слишком часто видела это выражение ненависти в глазах, в его темно-серых глазах. Когда он бил ее, называя бесполезным, слабым существом. Никому не нужной дочерью.
Но я никогда не видела ненависти в ее глазах…
- Он был прав. От начала и до конца. Это была ошибка - оставить тебе жизнь. Ты не принесла ничего, кроме горя. Ты обошлась нам слишком дорого. Он хотел иметь красивую, симпатичную девочку, а ты - кровавое чудовище.
- Мама, - прошептала девушка, обняв дрожащими руками голову. Следы от крови остались на ее льняных волосах.
- Он так любил меня, пока я не забеременела. Пока мы не переехали в этот дурацкий район Токио. Он хотел стать артистом, но у нас не было достаточно денег, когда ты родилась.
Лицо женщины стало красным от крика. Она рывком взяла новую бутылку пива и сделала несколько больших глотков.
- Надо было мне сделать аборт. Я никогда не хотела тебя. Ты - чудовище. Харука? Ты понимаешь, ты - причина всего горя, ты - причина его ухода, из-за тебя он бил меня и …
- Но он бил и меня тоже. - Харука вздохнула и потянулась к бутылке, чтобы положить ее на разбитый стол. Разбитая жизнь…
- Он никогда не был любящим мужем.
- А ты никогда не была любящей дочерью.
- Ты не можешь так говорить, мама. Ты знаешь, что я делала все, что я любила тебя. Ты слишком пьяна.
- Я хотела, чтобы у меня была симпатичная дочь. Ты - чудовище. Ты носишь мужскую одежду, твои волосы короткие. Среди твоих знакомых нет молодых людей.
- Неужели ты хочешь, чтобы я забеременела в том же возрасте, что и ты?
Харука тяжело вздохнула, и новые слезы покатились по ее щекам.
- Они просто мне не нравятся.
Девушка не заметила, как мать внезапно оказалась рядом. Удар хлыстнул ее по щеке.
- Ты не любишь меня. Иначе ты бы нравилась своему отцу, и он бы не бросил нас.
Темно-серые глаза в ужасе распахнулись, дрожащая рука накрыла горящую щеку. Огненный след на бледном лице.
- Он бил тебя и он… он был груб и со мной. - прошептала Харука. - Он не был хорошим мужем и отцом. Ты должна быть рада, что он…
- Заткнись.
Ее мать повернулась и нагнулась за чем-то, лежащим под грязными подушками на старом диване. Возможно еще одна бутылка пива, грязный носовой платок или пачка сигарет.
- Тебе сейчас лучше уйти, Харука. Возьми свои вещи и уходи. Никогда не возвращайся назад. Я не хочу видеть тебя больше в своей жизни. - Голос прозвучал резко и решительно.
- Мама? - Харука отошла к стене, подняла свое бледное лицо. Слезы высохли в одно мгновение.
- Это не может быть правдой, мама. Ты шутишь.
Мысли вихрем завертелись в гудящей голове. Мне некуда идти. У меня практически нет денег. Я слишком мала, чтобы снимать дом самостоятельно, и еще не окончила школу, чтобы работать полный день. У меня нет друзей. Никого, к кому можно обратиться за помощью.
Она медленно опустила голову. Никого, кто бы поддержал меня.
Я не хочу идти в приют.
Она тяжело вздохнула.
- Ты не дочь Тено. Я больше не хочу видеть здесь это чудовище. Убирайся. Ты заставила его бросить меня, теперь убирайся сама. Вон!!
Харука опять подняла голову и задрожала всем телом.
- Мама!…
- Вон.
Женщина повернулась яростным рывком, держа в руках ружье. Оно было старое, но Харука была уверена, что оно еще работает.
- Никогда не называй меня этим глупым именем, тварь. Убирайся навсегда.
Она не может говорить этого всерьез. Харука прикрыла глаза и на секунду увидела улыбающуюся молодую девушку, держащую на руках маленького смеющегося ребенка.
Видение исчезло, и перед Харукой осталась пьяная женщина в грязном платье и со спутанными волосами.
- Ты пьяна, мама. Ты не можешь так говорить. Иди приляг, отдохни, - Харука улыбнулась и подошла немного поближе.
- Стоп. Ни с места. Я сейчас выстрелю
Слезы побежали из глаз по бледному лицу.
- Геркулес…
Она вновь взглянула на безжизненного щенка. Он – единственный, кто любил меня. Кто принимал мою любовь. Кому я была нужна.
- Ты убила Геркулеса? - Внезапно Харука подскочила к матери. Разум пытался предупредить ее об опасности, но боль и отчаяние смяли все. - Ты обманула меня, убийца. Геркулес любил меня, а ты была не способна на это.
Женщина направила ружье. Ее глаза были полны ненависти.
- Чудовище, - и спустила курок.
Соседи услышали громкий выстрел.

***

В комнате было темно. Ее наполняла тихая грустная мелодия. Их больше не существовало. Луна заливала фигуру серебристым светом. Осень, и девушка замерзла, но она не замечала этого. Часы опять пробили на кухне.
Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь.
Восемь часов вечера. Уже поздно, слишком поздно.
Ее мама покинула светлый дом на берегу моря четыре часа назад. Она поехала забрать отца из больницы.
- Что сказали ей доктора?
Девушка опять пропустила несколько нот. С сожалением она положила свою скрипку на стол. Она не может сосредоточиться, когда напугана, когда она волнуется.
Она бродила по большому дому словно привидение.
- А что если результаты анализов положительные? Что он собирается…?
Она резко вздохнула и обняла руками свое дрожащее тело. Луна светила сквозь чистые, горячие слезы.
Обычно ей не требовалось столько времени, чтобы доехать до больницы и обратно. Мама всегда возвращалась через час - полтора.
Резкий звук входного звонка разрушил мертвую тишину, сквозь которую не были слышны ни крики чаек, ни вздох волн.
Только этот настойчиво-грубый звонок. Почему я не поехала с ней?
Она медленно подошла к двери. Рука слишком сильно дрожала, и девушке было трудно справиться с замком.
- Потому что она хотела поговорить с доктором наедине.
Наконец ей удалось открыть дверь. Ее сердце пропустило удар, когда она увидела силуэт в голубой форме, выделявшийся на фоне бездонной ночи.
Она нервно дернула головой? и волосы цвета морской волны упали на плечи.
- Вы - Кайо Мичиру?
Девушка взглянула на полицейского, стоявшего на крыльце. Ее синие глаза распахнулись, когда она увидела, как тот нервно мнет фуражку в руках, увидела сочувствие и горечь в его глазах.
- Нет, - резко захлопнула дверь, игнорируя настойчивый звонок, а потом стук в дверь.
- Нет…
Внезапно она развернулась и побежала в гостиную. Ее взгляд упал на семейную фотографию. Красивая молодая женщина, с длинными зелеными волосами и темными глазами, которую обнимал молодой мужчина, смотревший полными любви синими глазами. Они держали спящего ребенка, который явно чувствовал себя счастливым в уютных руках родителей. Кудрявые морские волосы покрывали детскую головку. В руках у ребенка был маленький игрушечный дельфин.
Счастливая семья. Моя семья.
Мичиру опустила голову, ее плечи затряслись от рыданий. Нет, это не может быть правдой.
В темно-синих глазах мелькнула злоба и досада. Она была слишком шокирована, чтобы понять, что произошло. Она отказывалась принять то, что сердце уже давно знало. В течение последних часов она играла на скрипке и молилась.
Нет, это не может быть правдой.
Но она уже поняла, что может.
- Почему?
Она жутко замерзла. Огонь в камине не мог согреть ее.
Фотография, которую Мичиру держала в руках, упала, и стекло разбилось о каминную решетку. В осколках отсвечивал кровью огонь.
- Почему они ушли, оставив меня одну?

***

Был поздний вечер. На станции было очень холодно и пусто. Никого не было в этот воскресный вечер. Но для нее так было лучше. Не было этих глупых одноклассников, дурацких взглядов, которые она так ненавидела. Она могла отдохнуть, побыть в своем мире. Музыка, заполнявшая ее голову, была радостная, но ей было плохо. Она замерзла. Надев все, что у нее есть - старый? растянутый, но теплый свитер - она все равно замерзла. Школьная сумка лежала около ее ног, одетых в старые грязные ботинки. В темно-серых глазах застыла боль. Она читала кем-то забытую газету.
Музыка замолчала? и Харука потянулась к плееру, что бы перевернуть кассету. Боль пронзила ее правое плечо, заставив сморщится.
Вдруг Харука услышала тихие всхлипы. Оторвавшись от своего занятия, она увидела девушку, с темно-зелеными волосами, сидевшую около нее. Она была одета в дорогое белое пальто и чистые белые ботинки. Большая сумка лежала около ее ног. Но Харука не видела этого. Она смотрела на мокрый скомканный носовой платок в руках девушки, на слезы? которые градом катились по бледному лицу.
- Что такое с ней случилось?
Она отложила в сторону плеер. Обычно она не обращала внимания на людей. У нее было достаточно своих проблем. Неужели у этой девушки такая же ужасная жизнь, как и у меня? Но она выглядит обеспеченной.
Вдруг плачущая девушка подняла голову и взглянула на Харуку. Темно-синие глаза потонули в темно-серых. Она также одинока, как и я… Обе вздохнули.
Голос диспетчера прервал молчание. Мичиру резко подскочила и пошла прочь, громко стуча каблуками в темноте. Харука перевела взгляд на забытую у ее ног сумку.

***

Ограда моста была холодной. Такой же холодной и одинокой, как и ее душа, ее сердце.
Крик застрял в горле, когда она посмотрела вниз, в бездонную черноту реки. Пугающая ледяная зыбь. Но, в тоже время, что-то влекло туда, дикая стихия завораживала .
Похоже на то, что твориться в моей душе…
Слезы блеснули в синих глазах. Девушка облокотилась на ледяные перила, неотрывно глядя вниз. Ветер растрепал волосы, разбросал клочьями по плечам.
Я не хочу жить в этом мире…
Я так хочу к своим родителям…

Она перегнулась сильнее, ноги оторвались от земли. Слезы упали в бушующий водоворот волн.
Все, что ей оставалось сделать, это отпустить перила, и тогда она вырвется из этого мира. Уйдет в мертвую даль, она больше не будет одна.
Мичиру глубоко вздохнула, мысленно прощаясь с теми, кого она готова была покинуть, и нагнулась еще ниже.
- Эй, ты забыла свою сумку…
Синие глаза широко распахнулись, и она поняла, что этот немного низкий голос не плод ее больного сознания.
- Твоя сумка…
Харука отшатнулась, когда зеленоволосая девушка резко обернулась, разбрызгав слезы.
На какое-то мгновение, я подумала, что она и вправду прыгнет.
Мичиру медленно отошла от Харуки.
Не будь глупой, Харука. У нее вряд ли такая же ситуация, как и у тебя. Наверное, парень, которого она любит, не хочет встречаться с ней.
Мичиру узнала юношу, с которым сидела рядом на станции. В его сильных руках она узнала свою сумку. Но ее лицо оставалось пустым.
Она мне больше не нужна.
- Она тяжелая, - Харука протянула Мичиру сумку.
- Спасибо, - безжизненно прошептала Мичиру, опустив голову.
Харука криво улыбнулась.
Зачем я делаю это? Почему я просто не могу развернуться и уйти, оставив ее в покое. Почему просто не вернуться на станцию, поспать несколько часов, перед тем как начнется еще один ужасный день.
Она не могла найти объяснения.
- Все в порядке? - Харука посмотрела прямо в морские глаза девушки.
Мичиру молчала. Уходи, ты совсем не знаешь его. Уходи. Но ее горе, ее одиночество были сильнее, чем какой-то страх. Мне больше нечего бояться, мне все равно. С тихим звуком, сумка упала на землю, и Мичиру обняла Харуку за талию. Она даже не удивилась, узнав, что это девушка. Она просто зарылась горящим лицом в грудь девушки, что бы найти покой, и вдруг начала громко рыдать.
Первое мгновение Харука не знала, что ей делать.
Я не могу оттолкнуть ее. Не могу оставить ее в таком состоянии.
Она осторожно обняла вздрагивающее тело и крепко прижала к себе.
Харука не могла больше поддерживать больной рукой девушку, и осторожно отвела ее от перил. Я знаю, как жестока, бывает порой жизнь, и как нам всем время от времени нужно участие и тепло. Она покрепче прижала к себе плачущую Мичиру и погладила ее.
- Они просто бросили меня одну. - Мичиру подняла голову. - Просто ушли…
- Ну, ну, тише. - Харука медленно успокаивала ее. У меня никого нет. Никто не может успокоить меня вот так. Просто забудь об этом, тише. Кто в последнее время нуждался во мне?
Харука не могла ответить на этот вопрос. Мичиру прижалась ближе и уткнулась лицом в теплое плечо девушки, не заметив, как та сморщилась от пронзительной боли.
Мама, папа, где вы? Ей хотелось громко кричать, звать их. Но она знала, что они не услышат ее, что их больше нет, они никогда не вернуться домой. В дом, которого больше нет.
- Мама, папа…
В этом момент Мичиру, наконец, заметила, что прижимается к теплому телу, что ее обнимают сильные руки и медленно гладят по спине. Она уловила приятный и странный запах духов. Мужских духов. Услышала низкий, тихий голос, успокаивающий, говорящий ласковые слова. И она вдруг поняла, что не хочет никуда уходить из этих объятий, что ей здесь так хорошо и спокойно.
Мичиру медленно подняла голову и отстранилась.
- Извини… Я не хотела. - Ей стало опять холодно и одиноко, как в тот момент, когда она открыла дверь и увидела полицейского.
- Да ничего. Я всегда готова помочь тебе.
Мичиру взяла тяжелую сумку.
- До встречи… и … спасибо.
Без тебя я бы наделала много глупостей этой ночью.
Она медленно развернулась и пошла по дороге. Ушла не оглядываясь, не заметив, как Харука обняла свое дрожащее от холода тело, и как слезы блеснули в ее серых глазах.
Она взяла свою сумку и побрела назад на станцию. На углу она обернулась, но мост был пуст. Девушка с аквамариновыми волосами и такими грустными глазами ушла. Черт, я даже не знаю, как ее зовут.

Часть вторая


Было восемь часов утра. Со школьного двора доносились громкие звуки звонка. Последние ученики торопились на уроки.
- Быстрее, мы опаздываем. - Две девушки с длинными светлыми волосами выбежали из-за угла. Голубые глаза одной с ужасом расширились, когда школьный звонок замолчал. - Вот теперь мы действительно опоздали, Мина. - Она налетела на какого-то ученика, выронила свой портфель, и учебники рассыпались по земле. Девушка приготовилась плакать, но передумала, увидев удивленные серые глаза, которые через секунду стали пустыми.
- Пойдем, Усаги. Давай скорей, - потянула ее Минако.
Да, они теперь точно получат от учителя. Харука тяжело вздохнула и побрела по коридору. Сегодня только понедельник… Она подняла голову, и слабая улыбка блеснула на ее бледном усталом лице. Они всегда опаздывают.
Но ее улыбка погасла, когда она увидела своих одноклассников, бегающих по классу. Ей легче было вынести строгие слова учителя за опоздание, чем насмешки этих глупых учеников.
- О, посмотрите, наш урод пришел.
Харуку не трогали эти оскорбления, и она тихо прошла на свое место около окна, где она сидела всегда одна. Ей нравилось смотреть на солнце, что всегда светило в окно, и чувствовать теплый ветерок, играющий с короткими светлыми волосами. Она часто задумывалась, скучая на уроках английского или японского. Хоть немного побыть в своем мире, в лучшем мире, где можно распустить крылья и улететь. Навсегда.
Но сейчас была осень. Ветер - злой и холодный, и окно было закрыто, теперь уже до весны.
Место за ее партой пустовало. Единственное, которое осталось в классе. Все сидели вместе с друзьями. Она всегда сидела одна, в углу, как спящая красавица в неприступном замке.
Но я не спящая красавица.
Она тихо вздохнула. Иногда ей было тяжело сидеть одной. Особенно на физике, где она частенько не знала ответов на тесты, но никто никогда не помогал ей. Но большую часть времени, она была рада тому, что у нее есть возможность побыть одной, в своем мире, где никто не оскорбляет ее.
- Ты подготовилась к тесту по Английскому?
- Конечно же она ничего не знает. Все? что она может - это быстро бегать.
- Почему же ее держат в нашей школе?
Харука старалась не обращать внимания на усмешки. Было бесполезно спорить с ними. Их родители были состоятельными людьми, а она… Их слова перестали задевать ее уже очень давно. Это были только глупые одноклассники. Ничего больше не могло задеть ее. Мне никто не нужен.
Харука положила книги на парту, достала свою газету и начала просматривать объявления о работе. Мне все равно.
Она нервно играла ручкой. Мне необходимо найти работу на неполный день. Надо платить за комнату.
Ее живот громко заурчал, и она попыталась успокоить себя, вспомнив, что на завтрак у нее есть яблоко, которое она сорвала с дерева по дороге в школу. Мне необходимо купить еды. Ей не хотелось вспоминать о том, что приближается зима, а у нее нет теплого пальто, нет теплых ботинок. Только свитер и ее школьная форма. Она подчеркнула несколько объявлений, где, возможно, могла получить работу.
Открылась дверь, и вошел учитель. Внезапно все быстро расселись по местам, и повисла мертвая тишина. Ученики с интересом смотрели на дверь, так как учитель пришел не один.
- Здравствуйте, - учитель прошел в класс. За ним прошла девушка, испугано глядящая на класс. Они смотрят как звери или как ядовитые змеи. Мичиру глубоко вздохнула и покрепче прижала к себе учебники. Ученики смотрели на нее, словно она была восьмым чудом света.
Одна девушка перестала смотреть в газету и подняла серые глаза. Короткие светлые волосы… Моя девушка…
- Я хочу представить вам новую ученицу, Кайо Мичиру, которая…
Но Мичиру не слышала, что говорил учитель. Она стояла и смотрела на девушку, которую повстречала холодной ночью на пустом мосту в худший момент своей жизни. На девушку, которая согрела ее, дала частицу своего тепла, необходимого в ту ужасную ночь. Было что-то удивительное в этой девушке. Не только потому, что она не пользовалась косметикой и носила мужскую одежду. Ничего удивительно, что я не сразу поняла, что она девушка. И снова, она вспомнила ощущение теплого тела под старым свитером. И все-таки, она больше похожа на девушку. Она выглядела дикой. Недостижимой, неприступной.
Мичиру повертела книги в ледяных руках. Да, что-то особенное в ней есть. Не обращая внимания на усмешки одноклассников, она сидит и спокойно читает газету. В каком-то своем мире. Мичиру вспомнила прикосновение мягких рук Харуки, утешающих ее.
Невольный луч солнца вырвался из серой завесы и яростно осветил парту, за которой сидела Харука. Только ее парту. Весь класс оставался в тени. А она сидела совсем одна. Мичиру с удивлением заметила, что все остальные столы, казалось, стояли немного в отдалении от того места, где сидела Харука. Одинокая, сильная девушка. Мичиру закусила губу: Совсем как я.
"… И она переехала в эту часть Токио после трагической гибели родителей. Теперь она будет учиться вместе с нами и получать только хорошие оценки."
Учитель, как всегда, говорит только об учебе.
Харука опустила голову и подчеркнула еще несколько объявлений. Возможно, я смогу устроиться в службу доставки пиццы или в автосервис.
Мичиру вздохнула и поняла, что настала ее очередь говорить.
Внезапная трагическая гибель. Во всяком случае, это нельзя так назвать. Если бы я не была так слепа в тот момент…
- Я …
- Ты действительно Кайо Мичиру?
- У меня есть твой CD!
- Твоя музыка просто великолепна!
- А я люблю современную музыку, а моя мама предпочитает классику.
Мичиру удивленно замолчала, не зная, кому первому ответить.
Они слушали мою музыку?
Она нервно закусила губу.
Поняли ли они ее?
- А мне не нравиться твоя песня про волны. Она слишком нудная.
Нет, не поняли.
- Твой папа - известный пианист?
- А я читала об аварии в газетах.
- Ужасная вещь.

Они набросились на нее все разом, и Мичиру не знала, как остановить их, как заставить замолчать, как не дать пролиться слезам, блеснувшим в ее глазах. Это моя жизнь, и я не хочу обсуждать с ними мои проблемы. Но она знала, что об аварии было написано во всех газетах. Все подробности. Нет, не все. Доктора хранили молчание.
- Эй…- Она тяжело вздохнула, не зная, сколько еще ей придется стоят посреди класса и слушать этот шум.
- Эй… - произнес тихий голос.
Харука отложила газету и подняла голову, утонув во взгляде безумно-синих глаз, обрамленных поволокой слез, которые готовы были прорезать гам, стоящий в классе. Улыбка застыла на бледном лице, а тонкие пальцы Мичиру нервно перебирали книги.
- По телевизору сказали, что, возможно, был дождь, и дорога была очень скользкой.
Харука напряженно смотрела на девушку, и вдруг увидела уже знакомые белые ботинки. Она, как и все, была одета в школьную форму. Только куртка была синего цвета, и немного теплее, чем у других. Харука вспомнила, как замерзла Мичиру той ночью. Совсем, как я…
- И еще сказали…
Неужели они не замечают, сколько боли, они причиняют ей своими вопросами. Глупые...
- Но по телевизору…
Конечно нет.
И вновь, Харука вспомнила дрожащее тело, прижимающееся к ней. Слезы ручьями бегущие по бледным щекам. И тогда она закричала так громко, будто настал конец света.
- Все, замолчите. Разве вы не видите, что она устала от ваших глупых вопросов. Прекратите. Оставьте ее в покое.
Харука не заметила, как встала. Все, что она видела - благодарный взгляд синих глаз.
- Заткнись, уродина.
- Ты хочешь поотвечать на вопросы о разводе твоих родителей?
- Ты - тварь.
Учитель тщетно старался успокоить разбушевавшийся класс.
- Лесбиянка, - крикнул кто-то.
Мичиру в шоке покачала головой и посмотрела в потухшие глаза девушки. Харука медленно села на свое место и уткнулась в газету. Спасибо, Мила. Ты приобрела еще одного нового человека в своем кругу, лишив меня возможности поговорить с ней.
Мила обладала очень большим влиянием в классе и те, которые хотели хотя бы иногда приободрить Харуку, просто боялись ее.
- Мне можно сесть рядом? - спросила Мичиру, кинув презрительный взгляд на Милу.
- Хорошо, Мичиру. Ты поговоришь со своими новыми друзьями на перемене. Ребята, пожалуйста, отнеситесь с пониманием к нашей новой ученице и покажите ей школу, наш клуб.
- Ты можешь сесть рядом с Якото. Там сейчас пустое место, - зашептала Мила, - и там ближе к доске.
- О, не волнуйся, у меня хорошее зрение.
- Ты хочешь сесть рядом с этой…?
Мичиру улыбнулась и положила книги на парту.
- Ты не должна здесь сидеть.
- Она - уродина.
- Она никого не любит, не умеет себя вести.
Почему же мне так хорошо с ней рядом, если она никого не любит?
Не обращая внимания на возмущенный шепот, она спокойно села рядом с Харукой и улыбнулась ей.
- Сегодня мы поговорим о Шекспире, - начал урок учитель.
- Привет, я - Кайо Мичиру, - Мичиру протянула ледяную руку.
- Харука Тено, - сказала девушка, пожимая такой же ледяной рукой руку Мичиру.
Синие глаза утонули в серых, а руки незаметно согревали друг друга.

***

- Ты будешь выступать в нашем оркестре. Твои диски просто замечательные, и с таким известным отцом, как у тебя, ты, наверное, очень хорошо играешь.
- Ты ведь пианистка?
- Нет, я играю на скрипке.
Девочки сидели в школьной столовой и завтракали. Все места за столом были заняты. У Мичиру сложилось такое впечатление, что вся школа хочет сесть с ней за один стол. Все были очень любопытны, всем хотелось подружиться с новой, красивой и богатой девочкой.
- Скрипка? Это просто замечательно. Нам как раз нужен скрипач…
Мичиру практически не слушала, что говорили вокруг. Она искала глазами высокую девушку с короткими светлыми волосами.
- В прошлом году у нас был большой концерт, но потом наш скрипач ушел из школы…
Где же она? Почему не завтракает вместе со всеми?
Вновь и вновь она вспоминала грубые слова в адрес Харуки, еще звучавшие в голове. Нет, я совсем не хочу с ними общаться.
Она вспомнила, как громко урчал живот Харуки во время урока, и безуспешные попытки той скрыть это.
Есть ли у нее что-либо на завтрак?
- Но ты должна сесть в другое место. Тено - не подходящая компания для тебя.
- Она всегда кричит на людей.
- У нее очень плохие оценки. Все, что она может - это быстро бегать.
- Она ни с кем не разговаривает.
Мичиру опять вспомнила теплые руки, нежно обнимающие ее, дарящие ей уют, успокаивающие.
Странно…
И снова звучали в ее голове грубые голоса орущих на Харуку, пытавшуюся защитить ее.
Защитить меня… Человека, которого она едва знает.
- Она когда-нибудь кричала на тебя, Якото? - Мичиру отодвинула завтрак, внезапно потеряв аппетит
- Нет… но.. - в глазах Якото блеснули слезы.
- Но ты посмотри на ее вещи. Она одевается, как парень.
Мичиру с раздражением посмотрела на Милу. Она знала людей ее типа. С ними было бесполезно спорить, доказывать что-то. Легче было просто уйти и оставить человека в покое.
- Итак, где я могу записаться в оркестр? - она твердо решила разыскать Харуку после уроков.

***

Итальянский ресторан открывался в шесть. Они платили немного больше, чем в службе почтовой рассылки, и не нужно было доставлять пиццу очень рано по утрам. Харука вздохнула. Через две недели она должна внести плату за комнату. Если останутся деньги, я смогу купить еды и что-нибудь из вещей.
Она поежилась под тонкой школьной формой. Ее свитер еще не высох после вчерашнего проливного дождя.
Пытаясь сосредоточиться на уроке, она незаметно для себя съела яблоко, являвшееся сегодняшним обедом. Те деньги, которые оставались, она хотела оставить на более трудные времена. Более тяжелые, чем сейчас? Слова прыгали перед глазами.
- Английский?
Харука вздрогнула, услышав знакомый нежный голос. Синие глаза были намного счастливее сейчас. Конечно, сегодня у нее появилось много новых друзей.
Мичиру села рядом на холодную землю. Трава была еще зеленой, но с каждым днем становилось все холоднее и холоднее.
Зачем она здесь? Чего она хочет? Неужели Мила упустила возможность и не рассказала обо мне всего, что она так любит повторять? Или это злая шутка?
Она осмотрелась. Вокруг никого не было, только Мичиру, которая с улыбкой смотрела на нее.
- Английский словарь? - спросила Мичиру, указывая на потрепанную книгу, явно служившую многим ученикам до Харуки.
Разве ей не холодно? На Мичиру было ее белое пальто, и она с беспокойством смотрела на слишком легкую одежду подруги и на мурашки, покрывавшие ее руки.
- Завтра ведь тест по английскому. У меня осталось совсем мало времени.
Мичиру взяла словарь. Разве она не понимает, что делает? Она же сидит рядом со мной, с уродом, которого дразнит вся школа.
Но Харука не отодвинулась. Ощущение теплого тела около нее сводило с ума, и ей хотелось, что бы это длилось вечно. Надеюсь, она не слышит, как бьется мое сердце. Харука задрожала, почувствовав теплое дыхание девушки на своей щеке.
- Этот словарь не так тяжело изучить. Давай я помогу тебе.
Серые глаза блеснули, и Харука провела дрожащей рукой по волосам. Она еще раз осмотрелась вокруг - никого не было, среди кустов никто не прятался. Мичиру вела себя слишком искренне для возможной грязной шутки.
- Давай я помогу, - повторила Мичи, откинув за спину свои волосы.
Харука нервно дернулась от желания провести рукой по этим необычным волосам, почувствовать эти волны, погладить их. Всего один раз.
- Я расскажу несколько правил, как лучше запомнить слова…
Харука долго смотрела на румяные щеки, смеющееся лицо, радостные синие глаза, на волосы, играющие с ветром и рассыпавшиеся по хрупким плечам. Она такая красивая. Не могу вспомнить, что кто-то улыбался мне в последнее время, предлагал свою помощь или заботу.
- Не беспокойся, я хорошо объясняю. Моя племянница всегда говорит, что никто не помогает ей в математике так, как я.
- Ты уверена, что хочешь помочь мне? - она опять увидела перед собой ненавистные глаза матери, которая кричала на нее, выгоняя из дому. После того, как убила щенка. Услышала все оскорбления одноклассников. Ты действительно хочешь быть другом, такого человека как я?
- Не волнуйся, все хорошо, - повторила Мичиру, прекрасно поняв, что подруга имела в виду.
Она взяла учебник и начала объяснять. Через некоторое время обе настолько увлеклись английским, что не заметили нескольких одноклассников, проходивших мимо и с удивлением глядящих на них. Среди них был и высокий мальчик, который при виде такой картины очень решительно развернулся и побежал обратно в школу.
Они не заметили и того, что на улице уже вечерело, и последний звонок прозвенел в школе в этот день. Закрылись все кружки, и последние ученики разошлись по домам.
- Ой, уже шесть часов. - Мичиру отложила учебник и встала. - Ну, я думаю, что теперь ты знаешь достаточно, чтобы написать тест, мой гений.
Она улыбнулась и переступила с ноги на ногу, потирая замершие руки. Неужели ей не холодно? Она наблюдала, как Харука собрала книги и встала.
- Я живу теперь в районе Юкайдо. - Мичиру натянула перчатки.
Харука похолодела. Юкайдо. Самый престижный район Токио.
- Я с родителями жила за городом. До сих пор путаюсь со всеми автобусами. Папа всегда возил меня на машине в школу, - Мичиру сильно расстроилась.
Я совсем одна.
Я так хочу опять обнять ее, согреть, укутать в своих руках
Вместо этого Харука покрепче прижала к себе словарь.

- Каждый раз, когда я пытаюсь поймать такси, водители просто не замечают меня. Может, ты составишь мне компанию и покажешь дорогу, если тебе по пути, конечно. Я была бы так рада. Но если нет, я попытаюсь по карте посмотреть…
- Конечно, я с удовольствием провожу тебя.
О чем ты думаешь! Ты же живешь на противоположном конце города. Ты ведь хотела еще зайти в ресторан и попросить работу, разве забыла?!
Конечно, она не забыла, но прогуляться в компании этой девушки, с человеком, которому ты нужна, который поговорит с тобой, и не будет орать… Харука не могла устоять.
- Спасибо, - голос Мичиру заметно повеселел. Не могу вспомнить, когда за последнее время мне было так легко на душе.
Сильный ветер разметал короткие светлые волосы. Не помню, чтобы в последнее время мне было не так одиноко.
- Ну, пойдем, а то скоро совсем стемнеет, а тебе надо запомнить дорогу, - она посмотрела на подругу долгим взглядом счастливых глаз. Мичиру стояла рядом в теплом белом пальто, белых перчатках и зеленом шарфе. Она такая, такая… уютная.
Внезапно Харука почувствовала сильное желание разрушить ту дружбу, то чувство, что зарождалось в ней. Прошлое научило ее, что людям нельзя доверять так легко, что все эгоистичны по своей натуре и заботятся только о себе. Каждый сам по себе. Я не должна верить ей. Тогда она сможет причинить мне слишком сильную боль.
Именно поэтому Харука заковала сердце в камень, разум отсекла от внешнего мира и надеялась только на себя.
А Кайо Мичиру повстречала ее ночью, на пустом мосту, и все, казавшимися нерушимыми, заслоны оказались повержены.
Я не должна ей так доверять. И с этого момента Харука поняла, что больше не сможет жить так, как раньше.
- А это Имперская улица. Если ты повернешь налево, то можешь пройти через маленький парк. Там всегда много уток, и я люблю кормить их. - Харука пыталась игнорировать внутренний голос.
- О, в следующий раз,мы обязательно покормим их.

***

- Посмотри, какие красивые цветы.
Они проходили мимо цветочного магазина. Харука взяла портфель Мичиру, а та наклонилась, чтобы рассмотреть цветы.
- Я должна купить их.
Белые розы? - Харука вздрогнула, увидев цену. Они слишком дорогие.
- У нас всегда дома стояли цветы. Мама так любила их, а я рисовала.
Ее улыбка была печальной. Печальной и нежной.
Она, должно быть, сильно любила родителей.
Харука прижала к себе портфель и наблюдала, как Мичиру выбирает цветы, как достает деньги из кармана, деньги, на которые она могла бы прожить еще один тяжелый день.
- Смотри, - в руках Мичиру был красивый букет, а на губах счастливая улыбка. Ветер разметал морские волосы, щеки порозовели, а на пальто переливались капельки, упавшие с цветов. Как ангел…
- Дяде и племяннице розы понравятся. Ты знаешь, моя племянница очень хорошая девочка, но иногда она ведет себя как настоящий дьяволенок. Я так их люблю.
Наверное, хорошо иметь такую семью. Как бы мне этого хотелось.
Харука молча следовала за ней, наблюдая, как та останавливалась и вдыхала аромат цветов.
- После смерти родителей я переехала к дяде. Он прекрасный человек, но очень много работает. Племянница почти всегда уже спит, когда он возвращается.
Они медленно брели сквозь аллею. Теперь уже Мичиру вела их, изредка только Харука подсказывала ей, где надо повернуть.
Я изучила практически весь город с тех пор как мама выгнала меня.
Она задумалась и уронила книги.
- О, тебе тяжело? - Мичиру остановилась, и Харука налетела на нее.
Листья, шурша, опадали с деревьев. Этот звук напоминал шепот буйных волн океана, играющих с вольным ветром.
- Все хорошо, - прошептала Харука, затрепетав от прикосновения щеки подруги.
- Пойдем…- неохотно отпустив ее руку, Мичиру взяла портфель.
- Да… - следы теплых пальцев жгли кожу Харуки. Мичиру подняла голову и погрузилась в мятежный мир серых глаз. Туманных глаз. Я так хочу узнать о тебе.
Но она не была уверена, что получит ответы на свои вопросы. Харука не была человеком, который легко раскрывается и рассказывает о себе, как она, Мичиру.
Позволь мне быть твоим другом. Но она не смогла произнести эти слова вслух. Было так много людей, кто отказал ей. Кто ответил «нет» и бросил ее, ушел, оставив одну. Навсегда. Я больше не выдержу одиночества.
- Харука? - Мичиру подняла книги и свободной рукой обняла подругу, не дав той отступить. - Все в порядке?
Взгляд серых глаз завораживал.
- Расскажи мне, я пережила много боли.
Харука молча смотрела в бесконечно любимые синие глаза, на дне которых уже блестели слезы.
Она узнала, как это - потерять любимых родителей. Но она не знает, как быть не любимой ими. Выкинутой. Не знает, как можно жить в таком аду несколько лет.
Харука с трудом удержалась от желания все рассказать, довериться этой девушке, не побоявшейся к ней подойти.
Опять быть преданной? Забудь об этом.
- Тебе холодно? Ты вся дрожишь, - Мичиру заглянула ей в лицо. Грустное, усталое лицо. Искра благодарности светилась в глазах, придавая им зеленоватый отблеск. Но Харука молчала. Мичиру вздохнула и надела на подругу свой большой, зеленый шарф.
- Приходи завтра в пальто. Лето давно закончилось, вот-вот выпадет снег.
- Пальто? - но ей было не до этого. Теплая шерсть шарфа ласково обнимала шею. Должно быть, он очень дорогой.
- Я не могу…
- Не беспокойся, у меня много таких. Я мерзну всю зиму, и каждое Рождество мне дарят по шарфу.
Рождество… Как я смогу отметить его в такой комнате. Одна.
Слеза пробежала по лицу. Мичиру резко подняла руку и прикоснулась к бледным щекам, погладила нежную кожу, решив про себя выпытать у подруги, что случилось, и получить хотя бы один нормальный ответ.
- Эй, ты, извращенка, нашла еще одну жертву? - грубые окрики вырвали их из грустного мира тишины. Волны стихли, растворяясь в печальном ветре.
Несколько мотоциклистов кружили вокруг них.
- Тварь.
- Уродина, тебе не место в нашем красивом городе.
- Уходи.
- Лесбиянка.
Харука стояла молча, уткнув глаза в землю. Пустая бутылка из-под пива не долетела буквально сантиметра до ее головы. Она что-то прошептала голосом, заставившим Мичиру отшатнуться.
Мотоциклисты расхохотались и умчались прочь, пугая всех рокотом двигателей.
- Токио казался мне таким симпатичным городом. Не знала об этом, - Мичиру взяла дрожащими руками сумку. Не было сил поднять голову и взглянуть в напряженно мерцающие серые глаза.
Что мне теперь делать? Она посмотрела на цветы. Кусочек счастья исчез. Печаль прокралась в сердце. А вдруг она правда…? А если да, то, что же мне делать?
- Район Юкайдо начинается в конце парка. Еще немного и ты дома. Уже семь и мне пора идти.
Конечно, она теперь меня боится. Возможно, я ей отвратительна. Мне так хотелось быть ее другом. Опять одна. Возможно, это моя судьба…
Лучше я пойду.

Мичиру не отреагировала. Она стояла молча, пораженная, стиснув ледяными руками сумку.
- Увидимся завтра. В классе. Если конечно, ты не найдешь места за другим столом,- с этими словами Харука развернулась и медленно отошла. Сердце пропустило удар и закричало болью. Слезы, хлынули из глаз, выливая горечь, обиду, одиночество. Она зажмурилась и побежала так быстро, как только могла, пока хватило дыхания. Холодный ветер подгонял ее, подбадривал, но не смог защитить, поднять ее над этим адом, болью, этой пыткой, помочь ей выбраться и начать новую, светлую жизнь.
Я не хочу терять ее…
- Харука? - но ее уже не было.
- Не уходи… - она выронила цветы и медленно побрела по направлению к дому. Внезапно ей стало очень одиноко.

***

- Господи, как я устала! - Мичиру посмотрела на свое бледное лицо в зеркале. Она провела рукой по волосам и показала себе язык.
- Опять этот кошмар, - на измученном лице остались следы слез. Практически каждую ночь ей снился один и тот же сон. Она была рада, что не разбудила племянницу: та всегда сильно переживала.
Даже горячий душ не смог восстановить ее силы.
Потом первый урок. Японская поэзия. Харука не улыбнулась ей, когда она села рядом. Было тяжело не уснуть, слушая целый час про какого-то солдата, который писал письмо домой, родителям. Я не хочу опять засыпать. Половина класса не слушала учителя, шепот терзал ее голову так же, как и урчание в голодном животе Харуки, которое та пыталась скрыть.
На английском был тест, и она не могла никак сосредоточится. К тому же мешала постоянно мелькавшая голова Харуки, заглянувшей в ее тетрадь не один раз. Вчера мы вместе готовились к тесту два часа. Неужели она все забыла?
Слез готовы были пролиться при одном воспоминании о кошмаре. Мама, папа…
После урока в бассейне она попыталась расслабиться под горячей волной душа. Слезы жгли щеки, и Мичиру чувствовала себя совсем разбитой.
Почему вы оставили меня?
И опять картины аварии встали перед глазами. Все, что показали по телевизору, в газетах. Кто-то из репортеров пытался взять у нее интервью, но дядя решительно выставил их за дверь, окружив ее заботой.
Разбитая Феррари. Серебристая. Мечта ее отца. Он водил ее сам, пока доктора не сказали, что болезнь усилилась, и ему нельзя сидеть за рулем. Тогда мама научилась водить машину. Чудесная машина.
Они упали с обрыва, в волны. Серебристая машина и два тела в ней.
Почему?
Прозвенел звонок. Современное искусство. У меня совсем нет сил идти на урок.
Она присела на скамеечку в кабинке, сжалась в комочек, зарывшись лицом в коленях. Слезы устремились вниз по стройным щиколоткам.
- Ты - уродка, - чьи-то голоса прозвенели в глубине раздевалки. Хлопнула дверь, скрывая удалявшиеся шаги.
Повисла тишина. Резкая, неправильная тишина. Странная… готовая разразиться рыданием. Как я устала. Как я их всех ненавижу.
В зеркале Харука увидела отражение злого, осунувшегося лица. Она не спала несколько ночей, с тревогой ожидая ответа из итальянского ресторана. Что, если я им не нужна?
Ей тяжело было работать в автосервисе. Мыть машины ледяной водой. Я могу простудиться и заболеть, а денег на доктора у меня нет.
Сегодня она надела свой единственный свитер под форму, но все равно мерзла весь день. А еще она была голодной. Пришлось отложить деньги, поэтому она не смогла купить поесть. Мичиру утром не поздоровалась, а просто села за парту и устало уставилась в учебник.
На уроке английского Мичиру не написала ни строчки, и Харука пыталась подсунуть ей свой тест, что бы та посмотрела. Но Мичиру не реагировала. Пусть не все ответы у нее были правильными, но все же лучше сдать такую работу, чем пустой листок.
- Ты лесбиянка! - окрик эхом пронзил ее мозг.
Опять она вспомнила помертвевшее лицо Мичиру. Ее реакцию после исчезновения мотоциклистов, когда она стояла, не шевелясь, прижав к себе цветы. Опять увидела, как сегодня Мичиру поздоровалась со всеми, кроме нее.
Вновь учитель говорил с ней по поводу плохих оценок на английском. Если она не исправится, то ее выгонят из школы. А также он напомнил, что она должна выиграть чемпионат по легкой атлетике между школами Токио и попасть на первенство страны.
- Используй свой шанс, Тено. Он только один.
Это потому, что я слишком глупа для чтения Шекспира.
Но Харука знала, что это неправда. Она не была глупой, а лишь безумно усталой. У нее не было достаточно времени на подготовку к урокам. Конечно, можно было попросить о помощи. Но кого? Некого.
Она в ярости ударила ногой о дверь кабины. Но дверь не открылась. Она ударила еще раз. Щелкнул замок, и на Харуку уставились полные слез,синие глаза.
- Выходи, я ничего тебе не сделаю. Мичиру? Это ты?
Харука оглянулась, но в раздевалке никого не было. Она зашла в кабинку и закрыла за собой дверь.
- Мичиру? - весь ее гнев улетел, едва она посмотрела в это бледное, заплаканное лицо. Прекрасное лицо. Они не разговаривали со вчерашнего дня с момента расставания в парке.
- Все в порядке? - Харука погладила несколько зеленых завитков.
Мичиру не отвечала. Она сидела, уставившись на стену.
Прозвенел звонок. Урок начался. Я не брошу ее одну.
- Ты хочешь поговорить? - Харука взглянула на часы. Одиннадцать. Четвертый урок можно пропустить. Ничего… Она попыталась забыть слова учителя.
Мичиру подняла голову.
Они бросили меня совсем одну. Одну… Она попыталась встать, но тело ломило. Взгляд уперся в напряженные туманные глаза.
Опять она видит меня плачущей. Что она подумает? Что я плакса. Богатая, избалованная, глупая плакса.
- Ты очень скучаешь по ним, не правда ли?

Мичиру пыталась выбраться из кабинки. Дверь была открыта. Она резко развернулась. В глазах застыла боль и… паника. Вместо ответа из горла вырвались рыдания. Харука резко обняла Мичиру и прижала к себе. Что же я делаю?
Она попыталась отпустить ее. Ей нельзя прикасаться к подруге. Мичиру расскажет всему классу, и тогда ей точно проходу не будет. Но ей так одиноко. Никто не должен быть так одинок, как…
- Пожалуйста… - руки Мичиру обвились вокруг Харуки, - не уходи.
Харука дернулась от резкой боли в правом плече, но только еще крепче прижала Мичиру. Та прислонилась головой к ее щеке и закрыла глаза. Харука гладила волосы Мичиру, шептала ей нежные слова. Те слова, которые она так хотела услышать от своей матери, после того, как рассказала о том, что отец пришел к ней среди ночи и ударил ее. Но все, что она услышала в ответ - это грубый смех и оскорбления: ты сама виновата.
- Я не уйду, Мичиру. Я буду с тобой, пока ты не прогонишь меня. Как все люди.
Она вздохнула, продолжая гладить Мичи по спине. Та вздрогнула, приходя в себя. Слезы еще бежали по щекам. Чистые, нежные слезы. Но слабая улыбка играла на усталом лице.
- Спасибо… Харука. Обычно я так много не плачу. Обычно…
- Ничего. Плачь, если хочешь. Я буду рядом.
Мичиру кивнула и долго не могла оторвать взгляда от серых мерцающих глаз.

***

- Не волнуйся из-за уроков. Мой дядя - врач. Он напишет нам справки. Учителя не будут злиться, - говорила Мичиру, открывая дверь ресторанчика.
Харука чувствовала себя неуютно в своих старых брюках и свитере.
- Это ты так болеешь?
К ним подошел менеджер.
Здесь, наверное, все очень дорого. Я даже не смогу купить себе чай.
- Я ничего не ела с утра и очень проголодалась, - Мичиру шепнула что-то мужчине.
Их проводили к маленькому столику у окна. Около теплого камина. Харука удовлетворенно вздохнула. Все утро она мерзла. Она осмотрелась. Канделябры горели золотом. Посредине зала стоял большой аквариум с разноцветными рыбками. Место было дорогое.
Людей было немного. Был ранний полдень. Ланч давно кончился, а время обеда еще не настало..
Харука спрашивала себя, почему же мужчина не выставил ее.
- Что ты хочешь? - Мичиру изучала меню. - Я была тут дважды с дядей и племянницей. Рыба у них просто превосходная. Но в последний раз племянница брала итальянские спагетти. Выглядело блюдо довольно вкусно. Ты бы видела ее. Она измазала все вещи и скатерть томатным соусом. А когда официант спросил, понравились ли ей спагетти, она радостно улыбнулась испачканным ртом. Я так ее люблю. Она милая, смешная девочка. Правда, она очень часто болеет, - голос Мичиру дрогнул, заставив Харуку повернуться к ней. Но слез в глазах не было, была печаль. - Я так ее люблю. Она настоящий сорванец. Возможно, дядя чересчур строг с ней.
Мичиру улыбнулась. Почему она так нервничает? Ей не нравится здесь? Она посмотрела на старый свитер подруги и поняла.
- Харука? - в этот момент подошел официант.
- Что желаете? - он зажег свечи.
- ….. - Харука уткнулась в меню, не зная, что делать. Цены были слишком высокие. Больше, чем она ожидала.
- Ты хочешь спагетти? - Мичиру улыбнулась официанту. Тот терпеливо ждал.
Харука молчала. Лучше будет, если я встану и уйду отсюда.
Все любят спагетти.

- Две порции спагетти и два чая, - официант ушел.
У меня нет денег. Я не смогу уйти сейчас.
- Я могу пригласить тебя? Пусть это будет в благодарность за то, что ты была рядом, - она взяла холодную руку в свои.
Харука посмотрела на нее в неверии, с благодарностью. Неужели она мой друг?
Ей не хотелось отвечать, не хотелось двигаться. Она не могла разрушить то очарование, то тепло, что витало между ними. Навсегда забыться синевой бездонных глаз.
- Мне не легко без них. Я перестала спать из-за кошмаров. Каждый раз, как проезжает машина, я вскакиваю и подхожу к окну. Мне так хочется, что бы пришел папа и сказал, что все это ошибка, что это другая феррари разбилась, и что все будет по-прежнему.
Она почувствовала легкое успокаивающее пожатие руки Харуки и подняла глаза. Не скука и усталость светились в жемчужных глазах подруги, а участие и тревога.
- Мне хорошо дома с дядей и племянницей. Но мне так тяжело быть одной. Дядя пытается уделять мне внимание, но у него так много работы. Племянница рисует смешные картинки для меня, а еще она сделала куклу. Ей всего пять лет. Я не могу рассказать о том, что твориться в душе.
Принесли еду. Харука хотела отдернуть руку, но Мичиру не поняла этого. Официант сделал вид, что ничего не заметил. Он поставил чай и дымящиеся макароны и пожелал хорошего вечера.
Не помню, когда я в последний раз так ела. Она смотрела на тарелку перед собой, нежилась в тумане вкусного запаха. Ее живот пробурчал, требуя свою порцию.
- Я очень по ним скучаю… - Мичиру в последний раз пожала руку подруги и улыбнулась, отбросив грустные мысли. - Давай поедим пока не остыло.
Харука взглянула на нее с благодарностью. Она хочет быть сильной, а на самом деле - хрупкая и слабая. Она пытается построить свой мир заново, зная, что ничего нельзя вернуть. Может, я и такая плохая, как все говорят, но если тебе плохо, Мичиру, я всегда помогу тебе. Каждый нуждается в поддержке, особенно когда ему тяжело.
Мичиру с улыбкой наблюдала, как Харука поглощает макароны с очень большим аппетитом. Она потянулась за сахарницей. Их руки соприкоснулись, взорвав волны радостных чувств.
- Ты не плохая. Ты - мой единственный друг. Самый лучший друг.
Глаза Харуки расплескались радужками улыбок, улетавших в синеву.

***

Было очень поздно, когда она пришла домой. Ее свитер едва ли защитил от холодного ветра. Ноябрь. По радио обещали снег. Она попыталась согреть руки своим теплым дыханием. Скоро зима, у меня нет пальто. Харука посмотрела на свои ботинки. Да, они не переживут зимы, возможно, еще месяц.
Но сегодня девушка улыбалась. Звезды на вечернем небе светили ярче, чем обычно. Ей было тепло и радостно. Она вспоминала, что весь день просидела в теплом ресторанчике с Мичиру. Они болтали о разных вещах: о школе, тестах, об оркестре, в который Мичиру записалась, о CD Мичиру, который Харука никогда не слышала. Потом Мичиру достала альбом и нарисовала свечу, стоявшую на столе. Она выглядела, как настоящая. Харука долго смотрела на нее, а потом заявила, что у Мичиру талант. Мичиру отдала рисунок Харуке, а та убрала его в сумку, зная, что теперь не так будет плохо длинными, холодными ночами. Еще они поговорили о дяде Мичиру и о племяннице. Мичиру решила их познакомить, позвать Харуку в гости, но Харука не была уверена, что дядя Мичиру одобрит эту дружбу. Потом они гуляли. Ни слова больше не было сказано о родителях Мичиру, впрочем, как и о родителях Харуки.
Мичиру попыталась задать несколько вопросов, но Харука хранила молчание. Несколько раз она поднимала руку и гладила зеленый шарф, обвивавший ее шею.
Я не помню, чтобы была так сыта. Под конец, Мичиру заказала две порции мороженого с фруктами.
Когда Харука услышала сумму счета, ей стало немного не по себе, но, видимо, ее подруга так не считала, так как спокойно достала деньги и рассчиталась.
А вдруг она заметила, что я совсем без денег?
Харука остановилась и на секунду прикрыла глаза. Наверное, да. Мне едва хватает денег на существование. Так или иначе, это был замечательный день, и ей было жаль, что он закончился. Возможно, это больше никогда не повториться.
Харука вспомнила прикосновение нежных рук к ее щеке, вспомнила ощущение дрожащего тела в своих объятиях.
Я не могу ей помочь. Никто не может вернуть ей родителей, но я попытаюсь заставить ее забыть боль, стать немного счастливее.
- Что ты делаешь в этом районе Токио?
Харука открыла глаза, услышав грубый голос, вырвавший ее из радужного мира.
- Тебе не место здесь, тварь
Четыре мотоциклиста кружили вокруг нее.
Что им от меня надо?
- Уходи, тебе не место здесь.
Харука знала, что ей не убежать. Пусть она лучший атлет школы, но обогнать мотоцикл не могла.
Как бы я хотела быть быстрее ветра…
Один из мотоциклистов толкнул ее в правое плечо. Она упала. Резкая боль пронзила руку.
- Это наше последнее предупреждение. Убирайся отсюда.
Боль завладела ее телом, заставив негромко охнуть. Харука осторожно потрогала правое плечо. Оно было странно теплым, что-то щекотало руку, свитер намок.
Она молча посмотрела на красные кончики пальцев.

***

Ей было тяжело собраться с мыслями. Она сидела в гостиной и грустно смотрела на розу.
Перед глазами вновь и вновь всплывала раскуроченная Феррари.
Не могу. Когда Харука рядом, мне так легко было нарисовать свечу. А тут роза … и я не могу сосредоточиться.
По дому разнесся звук входного звонка.
- Принцесса? Ты откроешь? - конечно, это была пицца, заказанная полчаса назад.
Дядя Мичиру был еще на работе, и Мичиру, желая развлечь племянницу, предложила ей что-нибудь заказать. Та посмотрела на нее большими глазами, решила - пицца.
Мичиру не пришлось готовить в тот вечер, и оставалось время на рисование.
Послышалась трель звонка.
- Принцесса?
- Я сейчас…
- Ладно, я открою, - улыбнулась Мичиру, услышав голос племянницы из ванной.
Раздался третий звонок. Совсем короткий.
Мичиру подошла к двери и открыла ее, в шоке уставившись на того, кто стоял там.
- Привет, Мичиру. Ты здесь живешь. Вот. Одна пицца с сыром, а другая с рыбой, - Харука улыбнулась.
- Что ты делаешь? - она не сразу узнала подругу в белой униформе. Впервые за все время Харука не мерзла.
- Я спасаю вас от голода и … зарабатываю себе карманные деньги, - Харука нервно улыбнулась.
Зарабатываю деньги, чтобы жить.
- Хару!!!! - громкий крик разрушил тишину между ними. Маленькая тень пролетела по лестнице и нырнула в объятия Харуки.
- Хару, - закричала маленькая девочка и залилась счастливым детским смехом.
- Привет, Хотару.
Любовь и бесконечное доверие увидела Мичиру на бледном, но прекрасном лице.
Хотару? Хару?

- Я так давно не видела тебя, Хару, - маленькая девочка расцеловала Харуку в обе щеки.
Улыбка на лице девушки стала более нежной.
- Эй, принцесса, не задуши ее. Смотри, она уже вся красная.
- Она твоя племянница? - Харука вспомнила давнишнее знакомство с маленькой девочкой. Сколько же прошло времени.
Это было в прошлом году, когда Харука гуляла в парке со своим щенком. Она увидела четырехлетнюю девочку, убегавшую от стайки ребятишек. Ее, вечно болевшую, не любили в группе детского сада. Харука защитила Хотару и прогнала ребят. У девочки явно был жар. Харука отвела ее домой и дала лекарство.
Сегодня она явно выглядела лучше.
- Пожалуйста, Мичи, пусть она побудет с нами. У нас много пиццы, - Хотару вновь запрыгнула в объятия Харуки, которая прижала ее к себе, стараясь не замечать боль в плече.
Я никогда не видела, чтобы Хотару так доверяла кому-то, особенно после смерти ее мамы. Разве что только отцу и мне. А теперь она сидит на руках у Харуки и чувствует себя очень счастливой.
- Мичи?
Странно, но я не хочу уходить. Она никогда не задавала глупых вопросов по поводу моей внешности. Она принимает меня такой, какая я есть. Возможно, я действительно ее друг.
- Харука, оставайся. Хотару права. Пиццы много, и я сделала уроки.
Харука украдкой посмотрела на небо. Оно затянулось неприветливыми тучами. Скоро должен пойти дождь. Но ведь это последний адрес на сегодня, последние две пиццы. Все, что осталось - отвести машину в ресторан к полуночи. Так что у меня много времени.
Харука прошла в дом. В гостиной мягко играла музыка. Ноги утопали в мягком ковре. Как тут красиво. А эта музыка. Скрипка. Может, Моцарт или Бетховен.
Хотару уютно устроилась на руках Харуки, и пришлось напомнить ей, что она хотела есть. Мичиру принесла сок.
- Хотару, ты уже не маленькая. Ешь сама.
Хотару сидела на коленях у Харуки и чувствовала себя просто прекрасно.
- Не волнуйся. Она не мешает, и, к тому, же она легкая.
Хотару начала есть пиццу с таким аппетитом, который трудно было обнаружить у маленькой девочки.
Я так рада, что она хорошо ест. Возможно, однажды она окончательно выздоровеет.
- Хару - мой лучший друг, - сообщила Хотару между вторым и третьим куском и сделала важное лицо. Пятна от томатного соуса виднелись на ее футболке, и губы были перепачканы. Большие темные глаза сияли.
Харука расцвела, услышав искреннее признание. Нежная улыбка прошелестела по лицу, оставив искорки в глазах.
- А она тоже твой друг, тетя Мичи? - Хотару переводила взгляд с серых глаз на синие. Она потянулась за четвертым куском, но, подумав, вложила его в похолодевшую руку Харуки. - Ты тоже должна съесть что-нибудь. Пицца очень вкусная.
Харука не съела ни кусочка, ожидая, пока Хотару насытится. Несколько раз она спасала ковер от томатного соуса. Наконец, она попробовала пиццу.
Мичиру долго смотрела на подругу. Она поняла, что та очень голодна. Как вчера.
- Мы ведь друзья, Харука, правда?
- Да, Мичиру…
- Ой, как хорошо, - заверещала Хотару, превращая стол в озеро яблочного сока.

***

- Ты сделала уроки? - Они сидели уже около двух часов и просто разговаривали. Хотару уснула прямо на руках у Харуки, но та не хотела ее отпускать и смотрела долгим нежным взглядом, пока Мичиру рассказывала что-либо.
Потом Мичиру пошла на кухню, помыть посуду.
- Харука? - Она замерла, когда увидела два силуэта, лежавших на диване. Они спали крепко и мирно. Хотару лежала в сильных руках Харуки, прижавших к ней и уткнув лицо в ее грудь.
Харука спала, нежно обняв девочку. Волосы отбрасывали тени на лицо девушки, делая выражение лица более утонченным и нежным. На губах блуждала нежная улыбка.
Заворожено Мичиру наблюдала за двумя людьми, ставшими самыми дорогими в ее жизни. Слезы показались в ее глазах. Хару… Почему другие не видят тебя такой. Хотару, которая редко доверяет кому-то, очень любит тебя.
Мичиру погладила светлые волосы. Она села за стол и быстро начала рисовать. Карандаш порхал над бумагой, создавая паутину сплетенных линий. В первый раз после гибели родителей Мичиру рисовала светлую, веселую картину, рисовала с улыбкой на губах.


***

- Хару?
Мягкий голос разбудил ее. В комнате было темно, и ей понадобилось время, чтобы вспомнить, где она была.
- Где Хотару? - ее голос был полон сна.
- Она в кровати, и тебе лучше тоже пойти туда. На диване слишком жестко. А завтра дядя отвезет нас в школу.
Харука почувствовала, что кто-то гладит ее волосы.
Желание прижать к себе, обнять Мичиру, было практически непреодолимым.
- Сколько времени?
- Два часа ночи, - Мичиру увидела, как распахнулись серые глаза. Так поздно?!
Мичиру вспомнила, что Харука еще на работе, но она выглядела такой симпатичной, когда спала, что Мичиру совсем не хотела ее будить, а желая закончить свой рисунок, она совсем забыла о времени.
- Два часа ночи? - Харука вздохнула. Ресторан уже давно закрылся, а она не успела привезти машину. Что ж, ей придется опять искать работу. Вряд ли они согласятся простить ее.
- Не волнуйся, Мичиру, - Харука встала и прошла в коридор. Ее ботинки не успели высохнуть. - Лучше я пойду домой. Спасибо за пиццу и чудесный вечер. Встретимся завтра в классе.
Мичиру взяла руки подруги в свои. Она хотела что-то сказать, но только стояла и смотрела в серые глаза.
Харука подошла к двери и оглянулась. Синие глаза… В них не было ни ненависти, ни отвращения или насмешки, только дружба и безграничная любовь.
Мой друг…

***

Из щелей окна вырывался холодный ветер. Харука сидела на подоконнике и грустно смотрела на золотой диск луны. Начался дождь после того, как она покинула дом Мичиру. Она вся промокла.
Возможно, мне удастся найти работу. Осталось всего две недели до внесения платы за квартиру.
Харука печально вздохнула, но улыбнулась, нащупав рукой зеленый шарф. Ее духи. Мой единственный друг.
На горизонте рассыпались блики рассвета. Ей было радостно идти в школу сегодня. Там ждала ее Мичиру, человек, который открыто заявил о своей дружбе с ней. Моя Мичиру... Мой друг. Она зовет меня Хару. Я надеюсь, что она и дальше останется мне другом, несмотря на протесты одноклассников.
В коридоре раздался тревожный шум. В соседней комнате громко засмеялся какой-то мужчина, ему вторил грубый женский голос. Заскрипела кровать. Звуки становились громче.
Неужели нельзя потише? Хотя бы одну ночь провести в тишине.
Она сжала голову руками.
Рядом с ней жила соседка. Девушка лет двадцати пяти. Жила одна, как и Харука, но она совсем не утруждала себя поисками работы. Каждую ночь к ней в гости приходил мужчина. Новый мужчина - каждую ночь…
Неужели они не могут потише? Ее руки задрожали.
Однажды она подошла к их двери и попросила шуметь не так громко. Ответом был громкий грубый смех: "Если бы кровать не была такой старой, мы бы и не шумели".
Харука встала и направилась в душ, общий на этаже. Она не любила пользоваться им, но сейчас ей хотелось смыть всю грязь, затопившую ее душу.

  1   2   3   4



Похожие:

Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой iconДокументы
1. /Вернуться домой.doc
Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой iconВторой безымянный фанфик by Кристина
Твой отец едет в Барилоче! Ты должен вернуться завтра! голос Томаса Эскуро был очень взволнован. Слышишь, завтра!
Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой iconАвтор: Angel Neptune
Предисловие: Начитавшись xxxholic и Lawful Drug, мне захотелось написать фанфик, учитывая то, что в xxxholic был перекрёсток с Драгом....
Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой iconСценарий открытия спортивных игр посвященных памяти М. И. Капустина
Афганистане. Восемнадцатилетние парни, надев панамы с красной звёздочкой, не ведали, в какую политическую кровавую игру их втянули....
Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой iconУра!!!!!!!!!!!!!!!!!-закричали все и принялись обниматься
Сашка шла к дечонкам доволная и радостная. Глаза Ташки блестели!Вот!Теперь они вернуться домой!Ура!Вслед за Лизетт из вертолета(который...
Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой iconБиблиотека NewChapter
В загадочном месте, которое его обитатели называют «Страной На Краю Света»… Как такое могло произойти? И что делать обыкновенному...
Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой iconА я спешу в школу и домой, у меня забот немало. Греть себе обед и посуду мыть, Брата взять домой из сада. Вкусно накормить и гулять сводить, и урок

Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой iconДокументы
1. /sakura.rtf
Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой iconДокументы
1. /Выходной день_Ilisa Sakura.doc
Фанфик Ilisa Sakura Вернуться домой iconДокументы
1. /Другая жизнь_Ilisa Sakura.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы