Легенда о Горне Первом Драконе icon

Легенда о Горне Первом Драконе



НазваниеЛегенда о Горне Первом Драконе
Дата конвертации28.08.2012
Размер141.19 Kb.
ТипДокументы


Легенда о Горне – Первом Драконе.


(Пограничные письма Ратра: послание на именины Таналь.)


ГородРавайн. Комплекс Императорского Университета.

Парковая улица. Дом. 20. Госпоже Таналь Вик Игнар.


Здравствуйте, Уважаемая Госпожа, Сиятельная Сударыня и Милая Барышня!


Спасибо за письмо.

Третьего дня проходили форт Сторакс. Там среди прочей почты для экспедиции к моей, величайшей радости, оказалось и Ваше послание.

В форт не заходили. Почту доставил наш новый проводник – Сатх. (Представляете, он был Пограничником еще во времена Старых Патрулей!)

Наш мэтр Рдар сильно торопит нас. Профессор (и мы вместе с ним) надеется успеть обследовать еще хотя бы южную оконечность Гиблых Гор. Если нам не удастся пройти Сарские Перевалы до весеннего паводка, то у нас ничего не получится. Поэтому к моему огромному огорчению отослать Вам ответную весточку тогда не удалось.

Сегодня же под вечер встретили на тропе Рейдерную Когорту местного Патруля. То есть, конечно это они встретили нас. По обыкновению неожиданно и совершенно бесшумно вынырнув, из сгущающегося сумрака, подобно Горным Призракам Сара. Они уже более получаса “вели” нас.

Так на их профессиональном жаргоне называется процедура “скрытого сопровождения потенциально опасных объектов”. Это объяснил мне Сатх, который, конечно же, сразу заметил “сопровождение”, но не счел нужным беспокоить нас этим обстоятельством.

В последствии по этому поводу у него произошел не простой спор с нашим мтром на тему “Что должен и чего не должен сообщать проводник Начальнику Экспедиции…” Кажется старики порядком повздорили, но потом сумели объясниться и с уважением пожали друг другу руки.

Помните Вы однажды сказали, что честные и, уважающие других, люди не могут не понять друг друга, если станут стараться?

Пограничники любезно согласились передать в форт наши письма вместе с официальными сообщениями для Университетского Начальства. А дальше – дело, благословенной Императорской Почтовой Службы.


У нас здесь до весны еще далеко. Морозы вполне терпимые. Природа милостива балансирует где-то на грани оттепели. Что мне да и всем в экспедиции весьма предпочтительно. (Помните мою “Холодовую аллергию”?) Пограничники говорят, что погода нас балует.

А у Вас сейчас, наверное, уже зацветают у крыльца Белые Вербы. И в тетушкином кувшине веточки Березннки уже покрываются первыми крохотными зелеными листочками.
Не забыли добавить в воду щепотку особого тётушкиного порошка? А то опять веточки не достоят до Ваших именин и опять расстроитесь…

Как поживает наша славная библиотека? Старушка Сатли – опять познакомилась со своей “Весенней Простудой”, но не желает оставлять свою “Книжную Службу”? А Вы опять помогаете ей после лекций? И сами чихаете не то от библиотечной пыли, не то за компанию? Впрочем, уверен, что пыли там, конечно же, благодаря и Вашему усердию почти не осталось. Ну разве, что десяток-другой господ-студиозисов несколько изменяет ситуацию к концу дня.

Представляю Вас у библиотечной лампы, склоненную к тетрадным листам, за столом буквально заваленным книгами и свитками. Лампа пылает. И в ее свете Ваши волосы вспыхивают еще ярче и трепетнее, чем самая чистая раскаленная, горящая медь…

Знаете, на что похожи здешние закаты?.. И Горные Рассветы… И все рассветы и закаты равнин…

Помните, мы отыскали в манускрипте Сара имя Первого Существа из Соллсской Мифологии? Грниор – так там написано. Так вот, каково же было мое изумление, когда в одном из селений Горных Кланов Итри (селение называется “Иррр” – в переводе с местного наречия “Каменный Муравейник”) мне рассказали “Легенду о Грне – Первом Драконе”, в которой Горн называется не иначе как “Первая Живая Сущность Этого Мира”!!!

Ничего не напоминает?.. ^ Грниор – у Соллсцев… Горн – в мифах Древних Итри…


Почти сразу в тот же вечер сделал стихотворный перевод. Вкладываю его в конверт вместе с письмом. Надеюсь на Ваше строгое, но справедливое мнение. Если позволите, это мой подарок на Ваши именины.

По словам рассказчика эту легенду знают в горах уже не один десяток поколений. Но появилась она гораздо раньше еще – у Древних Итри, как он выразился “когда Великий Народ жил одной семьей”. Мало того, удалось отыскать документальное подтверждение! Очень схожее произведение обнаружил (пока мои коллеги не менее увлеченно и продуктивно занимались картографией) в “Книге Камней”.

Да-да!!! Легендарная книга существует! И именно там, где ей положено быть. Совершенно верно! Затерянные Храмы Горных Кланов Итри – тоже не сказка! Они действительно есть. И мне позволили там побывать!

Как Ваш запас радостного удивления? Еще не иссяк? Тогда спешу сообщить, что произошло еще одно удивительное событие. Мне подарили копию “Книги Камней”!!! В монастыре называют копию “Родная сестра”. Они верят, что книги – живые. (Ведь и мы с Вами решили однажды очень похожим образом. Только здесь все гораздо серьезнее.)

Почему мне позволили войти в Серый Храм и почему позволили выйти, почему еще оказали честь, сделав и бесценный Дар, не просто показали Книгу, но и преподнесли ее копию.

Об этом и о многом Другом я расскажу Вам при встрече. А о чём-то, наверное, смогу рассказать лишь гораздо позже. А о чём-то не смогу, наверное, рассказать никогда. Есть вещи… страшные вещи, которые не правильно рассказывать ни Уважаемой Госпоже, ни Сиятельной Сударыне, ни Милой Барышне.

Я знаю, что Вы сможете понять меня. Мне нужно еще очень многое обдумать.

Как часто, беседуя в нашей уютной библиотеке или у камина Вашей, добрейшей тётушки, мы лишь касались края скрижалей тех Великих Тайн, которые есть под Этими Небесами. И под Другими Небесами – тоже.

Как не хватает мне этих Бесед! Столько случилось за эту половину Круга! Знаете, мне кажется, что я постарел так, словно прожил уже больше половины того, что мне отмерено.


Мы должны начать путь домой приблизительно через четыре с половиной Большие Луны. Значит к Вашему Дню Появления я могу уже вернуться. Надеюсь, Вы не разучились делать Вишневый Пирог?

Патрульные торопят. Служба. На Границе – не спокойно. Им нужно уходить. Лихорадочно дописываю письмо. Как и все, даже суровый профессор. Все мы давно не были там куда хотим вернуться.


Как прошла зимняя сессия? Надеюсь, старик Год не придирался к Вам на экзамене? Впрочем, думаю ему в любом случае от Вас досталось. Признайтесь, Вы ведь не преминули вновь вступиться за “Теорию Единого Источника Происхождения Базовых Мифологем”? Пожалейте старика. Вот привезу “Книгу Камней”…


Передавайте мои поклоны Вашей тетушке, и старушке Сатли и всем нашим, и Белым Вербам, и Холмистому Лугу, и всем звонким, пробудившимся весенним ручьям, стремящимся стать рекою.


Знаете, в Горах не принято говорить “до свидания”. Это дурная примета. Уходя, здесь принято прощаться. Так честнее. Так правильнее. И так добрее.


Да хранят Вас Светлые Луны под Этими Небесами и под Другими Небесами – тоже!


Прощайте,

Уважаемая Госпожа, Сиятельная Сударыня и Милая Барышня.


^ Хумрг Алк Ратр.


Картографическая Экспедиция Императорского Университета.

Северо-восточное Пограничье Империи Итри. Ирринские Горы.

Приблизительно в 70-ти лигах к Северо-западу от форта Сторакс.

Из переписки с госпожой Таналь Вик Игнар.


© Олег А. Горчев, Тверь, 29.01.02.


* * *


Госпожа Таналь,

Госпожа Таналь,

Мили, лиги и вёрсты,

И Пресветлая Даль –

Это, право, не просто

И предвечна Печаль.


Госпожа Таналь,

Госпожа Таналь,

Это, правда, так странно

Как, уснувшая сталь,

Как бесслезные страны.

Это, право, так жаль.


Госпожа Таналь,

Госпожа Таналь,

А ледок на кольчуге

Блестит, как хрусталь,

И теплы вихри вьюги,
^

Как таллйская шаль.



Госпожа Таналь,

Госпожа Таналь…


Хумрг Алк Ратр.


После боя за Атор-ррат. (Белый Перевал.) Восточное Пограничье Итри.

Приблизительно в 140-ка лигах к северо-западу от форта “Сторакс”.


© Олег А. Горчев, Тверь, 08.06.01.

Легенда о Грне – Первом Драконе.





1

У начала времён, на рассвете

Там где море училось дышать

Самый первый дракон на планете –

Горн спустился судьбы решать.


2

Долго вне Мира он был в заточении,

Связанный клятвой созданья его,

Ибо создателю есть назначенье

Мир покидать, уходя далеко.


3

Здесь большое драконье племя

Злобно тешилось на берегу

И кляло, наступившее время,

И грозило ему, как врагу.


4

Горн был стар и старее всех в Мире.

Сил не стало не властных ему.

Его крылья – всех крыльев шире.

Каждый зуб его – со скалу.


5

Горн решал этой своры участь,

Этих злобных крылатых убийц.

Сколько эр наблюдал он мучаясь

За ухмылкой драконьих лиц!..


6

Где, то Первое Племя младое

Кому в Вечности силу он дал,

Крылья, пламя – дыханье златое,

Неба новорождённого дар?..


7

Все уничтожены в войнах потомков –

Этих чудовищ с силой богов,

Рвущих друг друга на древних обломках,

Замков родительских прежних веков.


8

Горн был разгневан!

И Мир изменялся.

Новое море плескалось у ног.

Миг… и один он в Мире остался –

Древний седой огнедышащий бог.

9

Новому Миру разумных детей

Тщательно Горн выбирал.

И наконец он придумал… Людей.

Слабыми их создал.


10

Им заповедал он облик мирный,

Руки, да сердца жар,

Запрет убивать и Любить дар дивный –

Последний, Особенный Дар.


11

И, умерев, Горн ушёл из Мира,

Клятву Созданья чтя.

Долго заветы дракона любило

Людское его дитя.


12

Эпохи летели в трудах и танцах

До самой последней поры.

Пока не посмели с миром расстаться,

Друг на друга поднять топоры.


13

Кремень сменяли бронза и медь.

И сталь наконец появилась.

И хлёсткая, острая, хладная твердь

В руках убивать научилась.


14

И Смерть страшно сильной стала,

Острой и точной, как бритва.

И намертво сталью хлестала

Последняя в Мире битва.


15

И кровь половодьем ревела!

Кровавы и дождь и снег!

Как будто всегда умело,

Человека рубил человек!


16

Всё мертвело и молкло на свете

И без жизни вжималось в твердь,

Где убийцами выросли дети

Вслед за первым,

Влюбившимся-в-Смерть.



17

Только мёртвые тихо стонали,

Когда ветер сквозь раны сновал

И склонялся к наточенной стали

Тот, который всегда убивал.


18

Когда ветер ревел над горами

И деревья валились во тьму,

И слетались за смерти дарами

Все окрестные твари к нему.


19

И не чистая злобная сила

У подножия Обугленных Гор

По кусочку себе просила,

Заклиная его топор.


20

И топор занеся над последним

Распростёртым на камне живым,

Обескровленным, хрупким и бледным

Шестилетним мальчонкой худым


21

Он взревел над ним рыком звериным,

Дребезжа своим чёрным нутром,

И… топор сверху молнией ринул,

Разрубая дитя топором!


22

Горы вздрогнули! Мир покачнулся!

И ломая засовы времён,

Горн от смерти своей очнулся –

Самый первый на свете дракон.


23

Он вскричал от неистовой боли

И Проклятье своё произнёс,

Страшным громом последней воли

Судьбы новые людям принёс:


24

^ Люди совсем до конца не исчезнут

В войнах в болезнях и в злобе своей

Ждёт их лишь жизни собственной бездна.

Кара-в-Себе ожидает людей…


25

Толпы убитых домой уходили.

Тихо пустели подножья гор,

Где мертвецов оживать осудили,

Где умирал, оскорблённый Горн.


26

Злобные песни звериного рыка,

Пляски страшных смертей,

Боли не вынес всесильный владыка

За последних своих детей.


27

Люди остались. И живо Проклятье.

Мучают люди других и себя.

Рвутся, бросаются Смерти в объятья

И убивают, жестокость любя.


28

Только ветра иногда вспоминают,

Как Горн, каменея горной грядой,

Вдруг улыбнулся, уже умирая,

Что-то увидев за далью седой…



^ Хумрг Алк Ратр.


Вольный перевод с Северного Наречия Горных Кланов Итри.

Картографическая Экспедиция Императорского Университета.

Северо-восточное Пограничье Империи Итри. Ирринские Горы.

^ Территории Горных Кланов Итри. Селение “Иррр”. (“Каменный Муравейник”.)


См. цикл трактатов "Опыты Сравнительной Культурологии".

Арротр. Библиотека Восточного Простора.


См. также архивы госпожи Таналь Вик Игнар.


© Олег А. Горчев, г. Тверь, 9-11.12, 98., 08.02.99., 29.01.02.

В "Книге Камней" обнаружилось прямое сюжетное продолжение "Легенды о Горне". Пока успеваю сделать перевод только его части. Вкладываю и эти листки в приложение к письму.

После Проклятья.

(Легенда После Легенды.)


… … И записано в "Книге камней"… И в Горах верят, что тот мальчик, убийство которого переполнило Чашу Судеб, не был последним ребёнком Мира, не был последним не научившимся убивать.

Что была ещё девочка. Последнее Дитя. Далеко-далеко от тех обугленных гор. Под сенью древесных крон, насквозь просвеченных солнечным светом.

А тот мальчик после Всеобщего Воскрешения ушёл от людей, потому что был слишком другим. Он рос один в самых потаённых горных рощах. Вырос и долго очень долго искал ту девочку, однажды увиденную им во сне.

И не лёгким был его путь. И многое повидал он на том пути.

И однажды в своих скитаниях забрёл он под благословенную сень Солнечного Леса. И в самом сердце царства дерев и трав он встретил ту, выросшую девочку. И оказалось, что она то же давно ищет его, то же однажды, увиденного во сне.

И тогда – появилась в Мире Надежда.


Каждый рождается открытый Солнечному Свету и Вечному Ветру, и Небу-над-Нами. И потом медленно и постепенно всякий делает Свой Выбор в каждом своём поступке на призрачной Грани-между-Заветами. Но тогда только, вновь рождающиеся дети, ещё не сделали Выбор.

И дети, не пожелавшие взрослеть за Наукой Убивать Странными Дорогами приходили в тот Лес. Ибо, теперь им было куда прийти.


Так, укрытый не проходимыми для прочих дремучими чащобами появлялся Новый Народ со своим языком, со своими песнями и танцами, селеньями и садами.

И их крошечные поля, пруды и озёра, спокойные полноводные реки и разноцветные ласковые луга, и облака над ними, и весенние капели, и летние ливни, и осенние листопадные шелесты, и зимние снежные хлопья, невесомые, как пуховые охапки, кем-то разбросанные на ветру – всё это было названо Соллсом.

И в этом Солнечном Лесу поселилось Прощение, избавление от Первого Проклятья.

И, умерший, или навечно ушедший Горн, оказался прав. И его предсмертная улыбка, и его не высказанная надежда, оказались не напрасными.

И появилось поверье, что будет Так пока свет разливается по кронам Соллса, встречаясь со светом глаз Лесных Людей.


И с тех пор… И в других странах, и у других народов, некоторые вновь рождённые дети, взрослея, постепенно размыкали Проклятый Круг. И находили силы остаться. И рождали на своей родине своих детей и учили их тому же.

Ибо, проклятие Горна – не было Проклятьем. Оно лишь ещё раз давало людям возможность Выбора. В каждом из нас заключена Надежда. И каждый из нас заново проходит, снова и снова проходит по зыбкой Грани-между-Заветами.

В сказаниях разных народов живут представления о Последней Попытке, отпущенной людям. Последняя Битва и Проклятие-Надежда Первосущества, Непостижимые силы и чудовищные разрушения в описаниях Войны Богов, Людское Зло и преступления. Переполнение Чаши Судеб. Малая толика до края невозвратной пропасти Всеобщей Смерти. Вмешательство Великих. И, предоставление возможности – Последней Возможности не убить самих себя, возможности жить.

Например, в Хрониках Древних Итри так говориться о Войне Богов:


"… … и от их чудовищного оружия дрожала земная твердь, и колдовские гигантские грибовидные вихри взмывали к небу выше самых огромных гор, и горы плавились от нестерпимого жара, и камень стекал в долины, словно вода… и цветущий край превратился в безжизненную пустыню… И не зверь и не птица не посещает те мёртвые места… И Вечное Проклятье настигает с тех пор всякого кто осмеливается ступить на ту землю, ибо суждено погибнуть от неведомой неизлечимой болезни этому безумцу и его детям и детям его детей …"

И не нужны ни наблюдения за людьми каких-то богов, ни их немыслимые кары. Великие – просто ушли, предоставив нас самим себе, оставив нам по своей милости ещё одну – Последнюю Возможность.


Богов – больше нет. Да и были ли они когда-то?


Непреложно лишь одно – от каждого из нас зависит, уничтожат ли в конце концов люди сами себя на Этот Раз? Или люди смогут измениться, смогут жить, и радоваться Солнечному Свету и Вечному Ветру, и Лазоревым Зорям, и Лиловым Закатам, и Глазам Любимых, и детскому смеху, и песням пшеничных полей, и плеску речной волны в тающем тумане по утру, когда начинается новый день.


Мы – люди. И живём не в сказаниях, а в реальном Мире. И в этом Мире есть Всё…

И озверелые набеги мен-г, накатывающих с севера, и неисчислимые тысячи диких степняков-кипч, безумными ордами, рвущиеся с востока, рры-юррки с южных полупустынь и многие… многие другие без имени, без роду и племени – Любители Убивать, жаждущие насилия и грабежа, злобы и ненависти.

И снова и снова уходят в бесконечные рейды горделивые Горные Патрули Имперской Пограничной Службы Итри на скальные тропы, в сумрачные ущелья и на, сверкающие ледники…

И Песчаные Пограничные Патрули Итри под угрюмым, безжалостным пустынным солнцем в доспехах, почти плавящихся на, опаляющем ветру, бредут между барханами, неутомимые и опасные, словно Пустынные Лисы на границах своих Норных Холмов…

И тяжёлые панцирные когорты Имперских Пехотных Легионов Итри, глухо печатают шаги на запылённых трактах, втаптывая в плоть путей свою и чужую кровь…

И смертоносно-высокомерные отряды-крры Всадников Итри кажется обгоняют ветер быстрее собственных стрел, устремляясь навстречу Всем Смертям…

И снова кто-то… совсем не солдат вынужден узнавать тяжесть, клинковой стали, зажатой в неумелых окаменевших ладонях – крестьянские вилы, палки, камни… месть, ненависть, обретающая тяжесть и плоть…

Им приходиться убивать. Ибо, не ведомы им способы по-другому останавливать, приходящую до срока Смерть. И Насилие встречает Другое Насилие, сталь на сталь, Смерть на Смерть – Проклятый замкнутый Круг.

И Честь и Доблесть, Достоинство и Совесть – всегда ли остаются они сами собой в безумных танцах этого Проклятого Круга?


Но благодаря и им тоже всё же рождаются и растут дети, и звучат колыбельные, и качаются на ветру цветы в палисадниках, и глаза вглядываются в глаза, и отражаются в них и тонут, и погружаются друг в друга до самого дна. И протянутые руки встречают другие руки, и пальцы сплетаются, словно пряди луговых трав. И кто-то снова и снова радуется и улыбается Всем-Вокруг и Сияющему Солнцу, и Вечному Ветру, и Светлому Небу.


И кажется, что когда-нибудь…


Может быть…


Хумрг Алк Ратр.


Авторские ремарки к вольному переводу "Легенды о Горне".

См. цикл трактатов "Опыты Сравнительной Культурологии".


Арротр. Библиотека Восточного Простора. Переводы с итри.


См. также архивы госпожи Таналь Вик Игнар.


© Олег А. Горчев, г. Тверь, 17, 18.03.02.





Похожие:

Легенда о Горне Первом Драконе iconКалендарно-тематическое планирование по интегрированному курсу «оом литературное чтение» (оом) для 3-го класс
Человек. Общество. Работа с текстами «Легенда», «Легенда североамериканских индейцев»
Легенда о Горне Первом Драконе iconЛекция №29 (№64). А. И. Солженицын. "В круге первом"
В круге первом” – роман xx-го века. Жанр романа. Почему он не мог быть “пропущен”?
Легенда о Горне Первом Драконе iconСтатья "Ran aka Алина Блитзен об альбоме "Легенда"
Перед вами не просто мой новый альбом "Легенда", но и первый шаг в новый фандом (для тех, кто не был знаком с моим творчеством ранее,...
Легенда о Горне Первом Драконе iconТема : Проверка закономерностей методом рассуждений
В конце цепочки стоит одна из бусин A, B, C. На первом месте – одна из бусин B, D, C, которой нет на третьем месте. В середине –...
Легенда о Горне Первом Драконе iconЛегенда

Легенда о Горне Первом Драконе iconЛегенда в пяти актах По мотивам Гросвиты Гандерсгеймской

Легенда о Горне Первом Драконе iconДокументы
1. /Легенда о големах.doc
Легенда о Горне Первом Драконе iconДокументы
1. /Легенда на погибель.doc
Легенда о Горне Первом Драконе iconДокументы
1. /Легенда о Дементорах.doc
Легенда о Горне Первом Драконе iconДокументы
1. /Слонимский. Легенда.pdf
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов