Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина icon

Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина



НазваниеАрам Энфи комментарии к статье профессора белкина
страница1/4
Дата конвертации28.08.2012
Размер0.54 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

А. Энфи. Комментарии к статье профессора Белкина Гормоны и Бессознательное в свете Теории Сущностного Кодирования



Арам Энфи


КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ ПРОФЕССОРА БЕЛКИНА

"ГОРМОНЫ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ" В СВЕТЕ

ТЕОРИИ СУЩНОСТНОГО КОДИРОВАНИЯ


(Версия для журнала "Психоаналитический Вестник")


Для удобства читателей цитаты из статьи профессора А. Белкина отмечены

аббревиатурой А. Б., а комментарии к этим цитатам А. Энфи - А. Э.


А. Б. Согласно психоаналитическому учению, бессознательная сфера человека имеет непосредственное отношение как к возникновению многих психопатологических феноменов, так и к их устранению. Однако, несмотря на столетнюю историю открытия Фрейда, остается неизвестным, какова биологическая база бессознательного, где оно зарождается, стареет ли, умирает?

Справедливости ради заметим, что Фрейд пытался предостеречь психоанализ от судьбы герменевтического учения. Проблема биологии бессознательного не могла не волновать его. В работе "Три статьи по теории сексуальности" Фрейд выделяет раздел "Химическая теория". В ней подробно излагаются представления о таких явлениях, как либидо, сублимация, вытеснение и некоторых других психологических комплексах. Можно допустить, что Фрейд видел связь бессознательной деятельности с эндокринной системой. В то же время вспомним, на каком уровне были достижения эндокринологии в начале XX века: не было даже термина "гормон" и тем более не было ничего известно о перевернувших представление об эндокринной системе нейропептидах. За столетие наука ушла далеко вперед.

Исследования в области нейроэндокринологии позволяют сегодня рассматривать мозг как самую большую эндокринную железу. Кроме того, установлено, что во многих органах и тканях располагаются нервные клетки "АПУД-системы", вырабатывающие большое количество пептидных гормонов и биогенных аминов, участвующих в процессах обучения человека, формировании его установок и т. д.

Многолетние исследования сотрудников отделения психиатрической эндокринологии МНИИ психиатрии МЗ РФ в области изучения психотропных свойств гормонов показали, насколько тесно с гормонами связаны побуждения, влечения, импульсы и эмоциональные реакции. Ряд психопатологических феноменов, не осознаваемых субъектом и возникающих как бы без видимой причины, такие, как вытеснение, регресс психики, извращение сексуального поведения, инстинкта материнства, дезактуализации переживаний и другие, в эксперименте обнаруживают связь с гормонами. Опыт сочетания психоаналитически ориентированной терапии с гормонами подтвердил правильность выдвинутой мною в конце 80-х годов гипотезы об участии гормонов в деятельности бессознательной сферы человека.
Другими словами, не остается сомнений, что гормоны в своем влиянии на духовную деятельность человека носят бессознательный характер.

Особенно интересным является то обстоятельство, что данная гипотеза требует изменения некоторых представлений о человеке как информационной системе.

А. Э. Весь сущностной контент информационной системы человека в контексте Психологии Бессознательного вообще и классического психоанализа в частности подробно рассмотрен мною в статье: "Теория Сущностного Кодирования в Свете Психологии Бессознательного": http://aramenfi.narod.ru/articls6.html

В дополнение же к материалам этой моей статьи, следует сказать о том, что достаточно расплывчатой и неопределённой в истории научной мысли представляется сама трактовка понятия "Бессознательное"...

Так, если в аутентичном психоанализе Зигмунда Фрейда Бессознательное рассматривается по преимуществу в аспектах неврологических и "традиционно-психологических", то Коллективное Бессознательное аналитической психологии Карла Густава Юнга уже в гораздо большей степени ассимилирует аспекты теологические, культурологические и парапсихологические, ну а Социальное Бессознательное неофрейдиста Эриха Фромма так и вовсе уводит Психологию Бессознательного в область достаточно профанной социологии и политологии...

Конечно, уровень развития естествознания времён Фрейда, Юнга и даже раннего Фромма говорить о "биологии Бессознательного" в категориях строго научных далеко ещё не позволял. А вот уже с позиций современной науки термин "Бессознательное" вполне может быть ассоциирован с понятием "Информационное Биополе", что позволяет свести изучение проблем Подсознания к изучению свойств энергоинформационных полей "подвального уровня" человеческой психики, базовые механизмы которой (отлаженные в процессе эволюции человеческого сознания) функционируют по схеме: Энергоинформационный Импульс (Подсознательный Стимул) - Соматический Рефлекс - Эмоция - Осознание Ситуации - Действие...

Собственно говоря, все те вопросы, которые компетентно рассматриваются в статье А. И. Белкина "Гормоны и Бессознательное" и которыми "в сущностном ракурсе" занимается современная психонейроэндокринология, с различными аспектами проявления Информационного Биополя на психофизиологическом уровне как раз таки и связаны.

Ну а поскольку упомянутые в "преамбуле" статьи профессора Белкина "процессы обучения человека, формирования его установок и т. д." относятся именно к сущностной сфере жизнедеятельности людей, то становится понятным уже и то, что о "влиянии гормонов на духовную деятельность человека" речь в статье "Гормоны и Бессознательное" идёт именно в "латентном контексте" Теории Сущностного Кодирования (ТСК)...


А. Б. Рассмотрим роль гормонов в бессознательных процессах на клинических примерах. Условно выделим четыре типа ситуаций, в которых осуществляется поведение человека. Для обозначения ситуаций воспользуемся ранее использованными греческими буквами: альфа, бета, гамма и дельта.

Альфа-ситуации представляют собой широкий набор внешних фонов и соответствующих им генетически предопределенных способов реагирования. Речь, можно сказать, идет об участии гормонов в генетически запрограммированных формах поведения. Это значит, что поведение в условиях данной ситуации характерно для человека независимо от его расовых, этнических, религиозных, политических и других обстоятельств. Таким образом, основной информационной структурой, регулирующей поведение человека в альфа-ситуации, является хромосомно-генная система.

Однако в реализации соответствующей программы участвует гормональная информация, выступающая в роли активатора, тормоза или модулятора определенной поведенческой реакции, а порой и ее энергетической базы. Подобное действие гормона как посредника между раздражителями окружающей среды (ситуацией) и характером реагирования (время наступления реакции, ее сила, направленность) уменьшает "жесткость" генетически запрограммированных форм поведения личности и увеличивает степень ее свободы.

А. Э. На первый взгляд может показаться, что для обнаружения и последующего изучения механизмов сущностного кодирования альфа-ситуации сами по себе большого интереса представлять не могут.

Но с другой стороны, поскольку все подобные ситуации имеют непосредственное отношение к "инстинктивной сфере" человека, то не лишним здесь будет учесть следующую авторитетную реплику Карла Густава Юнга: "Инстинктивное желание всегда и неизбежно связано с чем-то в природе мировоззрения, каким бы архаическим и тусклым это что-то не было, инстинкт заставляет человека думать, и, если он не думает по своей собственной воле, возникает принудительное мышление, ибо два полюса психики, физиологический и духовный, неразрывны". (Карл Густав Юнг, "Очерки о современных событиях")

Все альфа-ситуации могут быть описаны (хотя и чисто схематически, но, тем не менее, достаточно адекватно) с помощью следующей "фотографической модели": мозг - "фотографическая пластина", раздражители внешней среды - "световое воздействие", гормоны - "проявители и закрепители" определённого вида психической деятельности.

Разумеется, подобная модель даёт нам не слишком много в плане "сущностном", но поскольку упомянутое А. И. Белкиным воздействие гормонов, "уменьшающее жесткость генетически запрограммированных форм поведения личности и увеличивающее степень ее свободы" должно быть (уже по определению) "над-личностным", то отсюда следует, что "проявители и закрепители" предложенной модели - нейропептиды - обладают также и некими дополнительными свойствами, позволяющими им коррелировать поведенческие реакции человека также и на уровне сущностном.

Не подлежит никакому сомнению и то, что отношения между гормональной информацией и поведенческими реакциями человека, о которых говорит профессор Белкин, обязательно, как и во всех других природных информационных системах, должны быть построены по принципу обратной информационной связи, благодаря чему запуск в организме человека сложнейших механизмов сущностного кодирования как раз и обеспечивается...

Ну а кроме того, согласно современным научным данным, эндокринная система человека самым тесным образом связана с его нервной и иммунной системами, причём связь эта осуществляется именно посредством пептидных гормонов...


А. Б. Представляются важным альфа-ситуации, в которых гормоны действуют более интенсивно, чем это требуется, или не в те сроки, которые предусмотрены ходом онтогенетического развития человека.

Отклонения в пусковом и корректирующем действии гормонального фактора на поведение можно определить как "информационную дисфункцию". Лишь в случаях, где имеется "поломка", можно увидеть всю значимость гормональных воздействий. Сюда относятся разной степени задержки речи, обусловленные недостатком тиреоидных гормонов; незрелость эмоциональной сферы, связанная с соматотропным гормоном, приступы булимии, аноректический синдром и другие нарушения, вызванные аномалией в гормональных воздействиях.

Итак, в широком смысле альфа-ситуация отражает участие гормонов в генетически запрограммированных программах, в том числе и программах, включающих в себя социальный фактор.

Как правило, альфа-ситуация не осознается и действие гормонов на человека проявляется на бессознательном уровне.

А. Э. Итак, определение "социальный фактор" по отношению к запрограммированному воздействию гормонов на поведение человека применено здесь А. И. Белкиным совершенно однозначно, а это означает, что с его стороны признана валидность не только одного лишь сугубо "биологического" аспекта рассматриваемой проблемы, но и аспекта "сущностного", применительно к которому кодировочная ценность явления "информационной дисфункции" должна, конечно, значительно возрастать.

Особо же нам следует остановиться на употреблённом профессором Белкиным понятии "генетическая программа"...

Дело в том, что достижения последних лет в области генетики и всей молекулярной биологии с очень большой степенью достоверности позволяют утверждать, что геном человека представляет собой ДНК-волновой (солитонно-голографический) биокомпьютер, причём биокомпьютер квантово нелокальный и системно открытый в окружающие информационно-вакуумные структуры.

А это, по сути дела, означает, что в генетический код человека уже изначально "встроена" задающая программа, с помощью "сущностно-кодировочных" механизмов которой может происходить дальнейшее эволюционное развитие и самосовершенствование человека...

Но в данной связи необходимо сказать ещё и о следующем важном обстоятельстве.

Дело в том, что, как это выяснили учёные-нейрофизиологи, в большинстве "обычных" этических ситуаций способность людей, например, к честным, бескорыстным и благородным поступкам определяется "автоматической" работой (саморегулирующейся активностью) мозжечковой миндалины, то есть того отдела головного мозга, который отвечает за интуицию и эмоции, а не способностью человека противостоять эгоистичным порывам благодаря работе префронтальной области коры головного мозга, отвечающей за мыслительные процессы.

На таком "этическом уровне" различия между людьми "хорошими и плохими" объясняется генами и отчасти - социальным взаимодействием со сверстниками еще в детстве, когда происходит формирование мозга.

Поэтому ясно, что этическое поведение людей на этом уровне к сущностному относить не следует.

Здесь можно говорить только о возможном существовании определённых методов, способствующих более благоприятному развитию (в этическом ракурсе) самой мозжечковой миндалины.

А. Б. Стержневым феноменом бета-ситуации является неопределенность ее исхода. Тревожное ожидание грядущих событий. Обстановка, когда личность не может самостоятельно повлиять на ситуацию, поскольку исход последней ей не подвластен.

Бета-ситуация характеризуется высоким уровнем тревоги. Например, ожидание наказания, меру которого должны определить другие; возможность гибели близкого человека и т. п.

Личность может сформулировать причину тревоги, может привести доводы в пользу того или иного исхода ситуации, попытаться успокоить себя, переключить свое внимание на другие события, но исход ситуации все равно остается неясным, тревога не исчезает.

С точки зрения воздействия на человека, ситуация тревожного ожидания оказывается одной из наиболее патогенных. Заметим, что к феномену тревожного ожидания эволюционно человек не подготовлен. В животном мире аналогичных ситуаций нет, ибо для этого необходимо не только наличие развитого самосознания, но и способности прогнозировать, предвидеть варианты развивающихся событий.

Внутреннее же напряжение, сопровождающее бета-ситуацию, может приобрести гипертрофированный характер, что ведет к декомпенсации основных регулирующих систем организма: потери чувства реальности, срыву психической деятельности, нарушению в работе процессов памяти, с излишней актуальностью эмоционально окрашенных событий и невозможностью вытеснить их. В более тяжелых случаях развиваются соматические заболевания.

Данный тип ситуации позволяет поставить вопрос о пределе человеческих возможностей, границах нормального сознания и его деструкции. Ведь ожидание грядущей опасности может представлять психопатологический феномен от психогенного (невротического) до эндогенного (психотического) уровня.

Не случайно Э. Крепелин связывал тревогу с самой сущностью сознания, его витальными основами. О.В. Кербиков определил тревогу как своеобразное самоощущение диффузного характера, которое входит в основу настроения человека.

Изучение гормонов как детерминанты бессознательного, участвующих в реализации программы психической деятельности, показало всю тяжесть для организма человека ситуаций тревожного ряда.

Таким образом, гормоны представляют собой источник невербализованной информации.

Кроме того, информация, заложенная в гормоне, дает личную окраску ситуации, внося эмоциональные и смысловые обертоны, усиливая перевод невербализованной информации в "вербализованные знания".

А. Э. Сам по себе факт прямого воздействия гормонов на психический статус человека новостью, конечно, не является: хорошо известно, например, что гормоны надпочечников могут усиливать тревогу, ипохондрию, либо наоборот - нести успокоение, эйфорию и т. д...

Но, разумеется, речь в статье А. И. Белкина идёт о гораздо большем...

Ведь, поскольку адекватность поведения человека в ситуациях тревожного ряда может обеспечиваться лишь только его "развитым самосознанием", то, значит, во всех подобных ситуациях присутствует выраженный сущностной компонент, и поэтому фиксация на гормональном уровне тяжёлых последствий бета-ситуаций является свидетельством прямого участия гормонов в "сущностно-кодировочной" деятельности...

Ну а то удивительное обстоятельство, что "информация, заложенная в гормоне, даёт личную окраску ситуации, внося эмоциональные и смысловые обертоны, усиливая перевод невербализованной информации в "вербализованные знания"" красноречиво свидетельствует уже и о том, что "сущностная кодировка" представляет собой процесс непостижимо тонкий и невероятно точный...

Впрочем, слишком сильно этому обстоятельству удивляться нам всё-таки не стоит, поскольку знаковая система биоэнергоинформационного кодирования (и это подтверждается исследованиями в области генетики), наряду с сугубо математическими (цифровыми) алгоритмами, включает в себя также элементы образно-смысловые: фрактальные структуры, лингвистические тексты, звучащие мелодико-ритмо-гармонические последовательности...

А ведь наверняка существуют и такие "тонкоматериальные" факторы кодирования, о которых нам пока ещё ничего не известно!


А. Б. Рассмотрим пример бета-ситуации на клиническом наблюдении.

В отделение психиатрической эндокринологии обратился за помощью мужчина 56 лет. Назовём его А. Он входил в финансовую группу, занимающуюся сложными и крайне рискованными биржевыми операциями.

Исключительное доверие, которое оказывали ему компаньоны и которое в результате привело его к нам, заключалось в следующем. Все проводимые финансовые операции, номера банковских реквизитов и даже наименования банков были доподлинно известны только А.

Профессиональную тайну наш пациент обязан был хранить исключительно в памяти. В 1993 году компании грозило разорение. Исход борьбы на финансовом рынке впрямую зависел от того, узнают ли конкуренты о зарубежных вкладах. Но когда опасность миновала, наш пациент к ужасу обнаружил, что все стерлось в его памяти. Он не помнил ничего: ни номеров счетов, ни наименования банка, ни города и страны, в котором мог находиться банк. Очевидно, под влиянием сильнейшего стресса мозг заблокировал, "вытеснил" опасную для жизни информацию. Обращало внимание, что вытеснению подверглась выборочная информация. В норме оставалось и общее состояние пациента. Но это не облегчало, а наоборот, усугубляло его положение. Не замечая признаков душевного расстройства, партнеры А. наверняка заподозрили бы его в предательстве. Страх перед неминуемым разоблачением, как можно предположить, сыграл роль дополнительного стресса, служащего как бы двойным блоком на психические структуры памяти.

На момент осмотра состояние пациента характеризовалось как диссоциативная амнезия, при которой после тяжелых потрясений в памяти наблюдаются разного рода "провалы". Бывает, что эта "черная дыра" поглощает всю предшествующую жизнь человека, все его сведения о себе самом, включая имя, фамилию и возраст. Своеобразие рассматриваемого феномена заключалось в том, что травма была не только чисто психологической, но и не связанной с реальным наступлением каких-то тяжелых событий. Источником разрушительного страха были лишь предчувствия, предвосхищения и воображение.

Предположим, что по своей травмирующей силе эти прогностические переживания уравнялись с физическими страданиями.

Вытеснение - одна из самых распространенных защитных реакций психики. Она спасает личность от опасного перенапряжения, переводя в область бессознательного то, с чем сознанию слишком тяжело справиться. Работа психоаналитика, как указывал Фрейд, почти на три четверти заключается в преодолении этой защитной реакции, обнаружении и сознательной проработке вытесненных впечатлений и переживаний. Редко можно встретить глубокий внутренний конфликт, отражающий мир пациента, в котором не присутствовало бы вытеснение.

То, что произошло с А., с позиций психоанализа выглядит непривычно. Чаще столь глубокому вытеснению подвергаются эпизоды и взаимоотношения, относящиеся к периоду раннего детства, поэтому сам возраст нашего пациента придает случившемуся оттенок исключительности. Примечательна и другая особенность: обычно люди даже не догадываются, что в их воспоминаниях есть эти существенные пробелы. А здесь пациент без труда восстанавливал в мельчайших подробностях все свои действия, но лишь до определенных границ. Он точно, без подсказок знал, что именно должно находиться внутри этой черты, но тщетно старался нащупать хоть какую-то зацепку, чтобы восстановить в сознании забытое.

Этот диагностический штрих позволял надеяться, что помочь пациенту будет совсем нетрудно. Но после нескольких сеансов психоаналитически ориентированной терапии иллюзии рассеялись. Не дали результата и попытки применения гипноза. В иных условиях это никого бы не обескуражило: психоаналитически ориентированная терапия длится долго. Но у А. не было такого большого запаса времени. Его паника с каждым днем нарастала, поэтому было решено изменить тактику лечения, совместив психоаналитически ориентированную терапию с гормонотерапией.

Пациенту был назначен курс лизин-вазопрессина 20. Основная функция этого низкомолекулярного полипептида, как известно, поддерживать в организме постоянство объема и осмотической концентрации жидкостей. Он и вошел во врачебную практику главным образом как препарат, обладающий антидиуретическими свойствами. Но постепенно стали все больше и больше привлекать внимание его психотропные возможности. Было обнаружено, что вазопрессин принимает участие в процессах обучения и консолидации следов памяти и в некоторых случаях предупреждает амнезию. В литературе встречаются сообщения об успехах, достигнутых с помощью вазопрессина даже при крайних формах беспамятства, когда наступает полный распад личности.

Это болезнь Альцгеймера или сенильная деменция. Но и после приема лизин-вазопрессина никаких изменений в состоянии А. не произошло.

Продолжая интраназальное введение препарата, мы возобновили психоаналитически ориентированную терапию. И только после этого невидимый барьер, заблокировавший память пациента дал первую маленькую трещину. Произошло это во сне. А. увидел себя в столице европейской страны, хорошо ему знакомой, после чего проснулся в полной уверенности, что банковские операции производились именно там. Все остальные подробности по-прежнему тонули во мраке, но у пациента появилась надежда. По нашей рекомендации выехал в приснившийся ему город: живые впечатления, знакомые пейзажи, облик горожан, звуки местной речи, специфические запахи - все это должно было, по нашему мнению, завершить разблокировку памяти.

Так и случилось. На третий день приема препарата в просоночном состоянии вытесненная из сознания картина восстановилась полностью и безошибочно. Что и подтвердил визит пациента в искомый банк.

Эффективность комплексного подхода, построенного на сочетании психоаналитически ориентированной и гормональной терапии, доказывают и другие клинические примеры.

С необычной жалобой обратился один из высокопоставленных чиновников.

Острые конфликтные ситуации в его работе возникали постоянно, но не в этом заключалась проблема. В самые острые моменты, помимо его воли, на лице появлялась улыбка. Сколько ни пытался пациент взять под контроль свои лицевые мышцы, справиться с этим не мог. Вся его карьера оказалась под угрозой.

По логике психоанализа, необходимо было выявить первопричину этой нелепости, но никакие экскурсы в прошлое ничего не принесли. И только в сочетании с приемом вазопрессина удалось приподнять завесу тайны. Пациент вспомнил, что в раннем детстве он сильно страдал от жестокости матери. За малейшую провинность она больно била его по щекам. И однажды, вместо того, чтобы расплакаться, мальчик ответил на побои улыбкой. От такой дерзости мать еще больше разъярилась, но бить перестала. Это повторилось несколько раз, после чего мать навсегда забыла о пощечинах. В те периоды взросления, от которых в памяти человека обычно сохраняются отчетливые следы, ничего подобного в отношениях с матерью не происходило. Поэтому так прочно и забылся этот эпизод из детства, а вот бессознательный механизм, вызывающий улыбку в ответ на угрозу агрессии, на психическое перенапряжение сохранился. И только добравшись до его корней, удалось постепенно разрушить привычку.

  1   2   3   4




Похожие:

Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина iconР. С. Белкина Издательство норма
Под редакцией Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Р. С. Белкина
Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина iconАрам Энфи теория сущностного кодирования в свете психологии бессознательного
...
Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина iconАрам Энфи теория сущностного кодирования в свете психологии адаптаций
...
Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина iconКомментарии к статье"это может помочь предотвратить столкновение цивилизаций."
Пифагором введено слово "философ".\в переводе с греческого "любитель мудрости"\Известно объяснение Пифагора
Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина iconКомментарии к статье"это может помочь предотвратить столкновение цивилизаций."
Уже относительно давно Г. Спенсер\и некоторые другие учёные\ выразил замечательную,по мнению автора,мысль
Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина iconЭтика, духовность онкология, вич п. Гаряев*, А. Энфи**
В настоящей статье отражён новый взгляд на проблему онкологии и вич-инфекции в свете Лингвистико-Волновой Генетики (лвг) и Теории...
Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина iconЭтика, духовность онкология, вич п. Гаряев*, А. Энфи**
В настоящей статье отражён новый взгляд на проблему онкологии и вич-инфекции в свете Лингвистико-Волновой Генетики (лвг) и Теории...
Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина iconКомментарии к статье это может помочь предотвратить столкновение
...
Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина iconКомментарии к статье"это может помочь предотвратить столкновение цивилизаций"
Замечательна здесь аналогия. Раз есть вера,связь с Богом,значит должна быть и вера,связь с человеком\принцип единства
Арам Энфи комментарии к статье профессора белкина iconПод общей редакцией профессора Т. В. Виноградовой, профессора Г. П. Зайцева
Т. В. Виноградова, Г. П. Зайцев и соавторы. «Пчела и здоровье человека». – М.: Издательство Минсельхоза рсфср, 1962г. – 192с
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов