В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв icon

В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о "погружении" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв



НазваниеВ. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о "погружении" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв
Дата конвертации28.08.2012
Размер121.17 Kb.
ТипДокументы



После стресса:

ответ на замечания В.Н.Садовского.


В № 6 “Вопросов философии” за 1997 г. в рамках круглого стола, посвященного обсуждению словаря “Русская философия. Малый энциклопедический словарь” (РФ.МЭС) под ред. А.И.Алешина (см. ВФ, № 6, С.161-190), в мой адрес был высказан В.Н.Садовским ряд замечаний, на которые, как мне кажется, необходимо дать ответ и предупредить возможные недоразумения.

Хочу сразу же выразить свою признательность Вадиму Николаевичу за положительную оценку почти всех моих статей в Словаре и упоминание о “способности” (С.179). Все замечания В.Н.Садовский адресовал только моей работе “Логика в России и СССР” (РФ.МЭС, С.311-316). Некоторый оттенок избирательности в “неудачности” именно этой статьи В.Н.Садовский объясняет ее логическим характером и моей некомпетентностью в области логики. Он пишет: “ни одной его работы по логике мне неизвестно” (С.179), в связи с чем я “явно взялся не за свое дело” (там же). Можно было бы ожидать, что Вадим Николаевич предъявит мне множество претензий в сфере чисто логической и легко докажет мою объявленную некомпетентность. Однако, из всех высказанных замечаний, которые более подробно обсуждаются ниже, я нашел только одно, в какой-то мере апеллирующее к чистой логике:

1. В.Н.Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о “погружении” в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соответствующего языка первого порядка можно формализовать все силлогизмы Аристотеля и доказать их как теоремы некоторой формальной теории (см. напр. Колмогоров А.Н., Драгалин А.Г. Введение в математическую логику. М.,1982. - С.15-19, где “в качестве первого упражнения в употреблении понятий и обозначений математической логики” авторы излагают “на современном языке фрагмент традиционной логики Аристотеля” (С.15)). Т.о. можно формализовать основные конструкции аристотелевской силлогистики средствами математической логики, причем, эта формализация будет одним из частных случаев формальной теории вообще. Никакого иного значения в идею “погружения” я не вкладывал, и, по-моему, достаточно очевидно, что только такое погружение одной теории в другую является единственно возможным: погрузить теорию Т1 в Т2 означает выделение в рамках Т2 под-теории Т3, для которой устанавливается изоморфизм с теорией Т1. И здесь конечно же много предпосылок, только в рамках которых возможно оформление каждой из теорий, условий их изоморфности, и т.д. Но вот уж воистину “не моим делом” было говорить обо всем этом в рамках словаря по истории русской философии, в то время как идея погружения силлогистики в математическую логику (в отмеченном выше смысле) является достаточно общим местом. Во всяком случае, недоумения по этому поводу относятся к разряду “бесконечно-малых”, если речь идет о нелогической литературе.


Здесь следует сделать, как мне кажется, общее пояснение. В статье “Логика в России и СССР” я излагал не чисто логическую проблематику, но историко-логическую, причем существенно предполагающую акцент не на технической, но на идейной и мировоззренческой стороне вопроса. При решении этой задачи логическая проблематика должна присутствовать, но не на уровне работающего логика, а с точки зрения рефлексии над логикой, в пограничном слое между логикой и ее социокультурным окружением. В установке Вадима Николаевича на профессионализм и компетентность (“свое дело”) сплетаются, как мне кажется, побуждения 1)сохранения стандартов профессионализма в осуществлении любого дела, и 2)определенного сведения пограничной историко-логической и логико-мировоззренческой проблематики к чисто логической. Приветствуя первое, я не могу согласиться со вторым. Поставив под сомнение мою компетентность в области логики и оперевшись на первое побуждение, далее В.Н.Садовский явно и неявно пропагандирует свое второе побуждение. “Он некомпетентен в логике и потому статья неудачна” - таков вывод В.Н.Садовского. Но в чем собственно проявилась в этой статье моя логическая некомпетентность? Рассмотренные выше претензии явно недостаточны, может быть в других замечаниях В.Н.Садовского содержится что-то более существенное? Посмотрим на них.

2. На С.179 В.Н.Садовский считает, что я отождествляю оппозиции “теоретически оформленных представлений - интуиций” и “формального - содержательного”. Но у меня написано: “В истории логики это (первое - В.М.) соотношение чаще всего возникает в виде проблемы “формальное - содержательное” (РФ.МЭС, С.311, выделено мной - В.М.). Как В.Н.Садовский убежден, что нельзя отождествлять эти оппозиции, так же убежден и я, что нельзя отождествлять то, что написано мной, и то, о чем говорит Вадим Николаевич.

3. Вадим Николаевич слишком легко хочет приписать мне крайнее (и столь уязвимое) утверждение о “независимости” логической традиции в России (С.179). При более внимательном прочтении соответствующего текста на С.311 словаря достаточно очевидно, что “независимость логической традиции в России” продолжает идею “оригинальности логической школы” в России, т.е. “независимость” в данном случае имеется в виду как аспект “оригинальности” культурного феномена: и только в той мере, в какой независимость предположена оригинальностью, она здесь присутствует. Но ведь это так доступно в своей очевидной уязвимости: “независимая традиция”, славянофильская идея самобытности - вслед за словом “независимость”, вырванным из контекста, достаточно бросить торжествующее “от чего?” и победно пройти мимо.

4. Далее В.Н.Садовскому не нравится моя многословность при характеристике полюсов формы и содержания. Начало формы в логико-историческом процессе я характеризую как “полюс формы, символизма, точности, теоретичности” (РФ.МЭС, С.312), начало содержания - как полюс “содержания, семантики, многозначности, интуитивизма” (там же). Умножение слов подчеркивает здесь ослабление смысловой нагрузки каждого из них и перенос ее на некоторую ментальную инварианту, лежащую по ту сторону вербального выражения. Именно поэтому ошибкой является вырывание одного из слов и рассмотрение его в смысловой полновесности отдельного термина, как это делает В.Н.Садовский с понятием “интуитивизма” (С.179). Он пишет: “в этот перечень ... еще попадает, как минимум, одно целое направление философии - “интуитивизм” (С.179). Если опереться здесь на терминологию В.С.Соловьева, то я использовал понятие “интуитивизма” как один из предикатов содержания-сущего. Когда же В.Н.Садовский рассматривает понятие “интуитивизма”, то он берет его в гораздо большей мере в статусе сущего, а не предиката. В этом плане конечно наши “интуитивизмы” разные, но какой директивой за “интуитивизмом” закреплен один смысл и один логический статус?

5. Вадим Николаевич делает мне упрек в использовании устаревших терминов: “алгебра логики”, “алгебраическая логика”, и выражает недоумение по поводу моего термина “логическая алгебра” (С.180). Здесь вновь, как и в случае с “интуитивизмом”, проявляется установка В.Н.Садовского на жесткое терминологическое использование понятий. Я прекрасно понимаю, какой именно стиль изложения предполагает В.Н.Садовский при написании статьи “Логика в России и СССР”, но в том-то и дело, что мной сознательно был выбран иной подход представления логической темы в нелогическом издании. В том числе это касается понятий “алгебра логики” и др. В.Н.Садовский относится к их использованию в моей статье в рамках терминологических соглашений профессионального логического текста, и с этой точки зрения они конечно же звучат как устаревшие или “самодельные”. Я же использую эти понятия как синонимы понятия “математическая логика”, во многом предполагая существенную связь математической логики с общей алгеброй и синонимичное звучание в гуманитарном контексте понятий “алгебраического” и “математического” (ср.: “поверить алгеброй гармонию”). С этой точки зрения коммутативное соединение “алгебры” и “логики” получает, как мне кажется, больше прав на озвучание логической проблематики в гуманитарных и популярных контекстах. Это же употребление получает поддержку и от самой математической логики, в которой термин “алгебра логики” все же употребляется и имеет историческое значение.

6. Далее В.Н.Садовский недоумевает по поводу “ослабления традиционной логики” “особенно” в нашей стране. Ему неясно, что я имею в виду под “традиционной логикой” и почему ее ослабление “особенно” было выражено в нашей стране во втором десятилетии 20 в. (С.180).

Буквально мной было написано следующее: “В пестром спектре логических исследований в нашей стране можно выделить три основные начала. Это высокоформализованная и математизированная часть логики (условно называемая нами здесь “аналитико-символистской”, если иметь в виду ее крайние ориентации на чистый символизм), область малоформализованных, но более органических представлений (“органицизм”) и, наконец, связующее звено традиционной логики, включающее в себя как элементы формализаций (силлогистика), так и более вербальные элементы (индуктивная логика, например)” (РФ.МЭС, С.314). Отсюда, как мне кажется, достаточно ясно, что в понятие “традиционной логики” мною вкладываются два смысла: 1)логики-посредника между формальным и более интуитивно-содержательным направлениями логической мысли, 2)достаточно классических и устоявшихся (“традиционных”) к началу 20 в. направлений логико-философского исследования: дедуктивной логики Аристотеля (“силлогистики”) и индуктивной логики Милля. Что именно здесь неясного?

Дело, как кажется, в ином, нежели обычное непонимание. Речь скорее должна идти о неприятии подобной трактовки логики. Позволю себе предположить, что “логика” для В.Н.Садовского - понятие более узкое, чем это было представлено мной. С моей точки зрения, логика включает в себя не только формальную логику, но и целый пласт логического “органицизма”: логические интуиции, живое чувство логоса, чаще всего выражающее себя нечетко и символично (но это “синтетический символизм”, который следует отличать от “аналитико-символизма” формальной логики). Такова во многом логика философских текстов, логика гуманитарных дисциплин и гуманитарного стиля исследования. Здесь “описание” доминирует над “объяснением”, Логос - над Ratio. Как во всяком живом деле, в логике и логическом творчестве есть начала внешнего и внутреннего, “механизма” и “организма”. Логика жива и особенно плодотворно развивается при условии взаимообмена и взаимовлиянии этих начал, коснеет при их взаимоизоляции. Полюса Логоса и Ratio не только выражают себя во всякой живой логической мысли, но и в структуре сообщества людей, осуществляющих логическое творчество. В истории логики в нашей стране были периоды подъема и оживления логического творчества, когда Логос и Ratio сближались (“синтетические периоды”), и периоды их расхождения, потери “органичности”, когда формальная школа выше истины ставит “профессионализм”, а логический “органицизм” размывается до мистицизма (“аналитические периоды”). Именно в эти (последние) периоды логика отождествляется с узко-профессиональной цеховой деятельностью, во главу угла ставится “чистота рядов”, пестуется утонченный род презрения к логическому “органицизму” как к “слабой” логике.

Как мне кажется, полнота логического совпадает для В.Н.Садовского с его чистотой. Именно поэтому:

1) Историю логики лучше всего писать именно профессиональному логику,

2) Наиболее плодотворно развитие логики при соблюдении ее профессиональной чистоты,

3) Логическая терминология не зависит от контекста своего употребления и всегда должна быть одинаково однозначной,

4) Логический “органицизм”, если таковой и существует, является всего лишь паралогическим непрофессионализмом, который забудет о своих правах, стоит ему только немного подучиться,

и т.д.

Если мое предположение верно, а именно такого рода претензии либо звучат, либо неявно предполагаются В.Н.Садовским по отношению к моей работе, то дело не столько в моей логической некомпетентности, сколько в разности наших исходных точек зрения на логику и ее историю. Я придерживаюсь того мнения, что:

1) Историю логики нельзя адекватно выразить рамками ее последнего этапа, т.е. средствами современной математической логики, и потому профессиональный логик еще не является автоматически хорошим историком логики,

2) Наиболее плодотворно развитие логики при ее открытости на “паралогические” онтологии, в связи с чем принцип профессионализма поддерживается в логике, но одновременно и подчинен более высокому принципу “синтетичности” всех начал логического творчества,

3) Логическая терминология поликонтекстуальна и несет в себе дополнительность однозначности и ценностной значимости,

4) Логический “органицизм” - необходимо алогическое начало в рамках самой логики, придающий логике творческий и субъектный (“ктойный”) характер,

и т.д.

Почему “традиционная логика”, обеспечивающая связь логических “механицизма” и “органицизма”, слабеет и “особенно” в нашей стране во втором десятилетии 20-го века? Я указываю здесь (см. РФ.МЭС, С.314) две причины:

1) общую, связанную с развитием математической логики вообще, что позволило формализовать многие темы и проблемы “традиционной логики” (ту же силлогистику) и во многом переадресовать их к сфере компетенции математической логики,

2) “особенную” для нашей страны: кроме вышеуказанного фактора, после революции 1917 г. возникают идеологические причины, затрудняющие развитие “традиционной логики” в нашей стране.

В.Н.Садовский иронизирует по поводу второй причины и считает ее не соответствующей действительности (С.180). Как в этом случае объяснить гонения на формальную логику, запрещение преподавания логики в вузах и общеобразовательных школах в 20-30 гг. в нашей стране?

6. В.Н.Садовский сетует, что я упоминаю лишь некоторые имена логиков-математиков, подразумевая остальных под словами “и др.”. Ну что я могу поделать? Так уж устроен русский язык, понятие “наиболее видные ученые” относится к разряду нечетких и так или иначе предполагает пресловутое “и др.”. Кто именно избежит его, определяется величиной ученого и задачами издания. Я посчитал достаточным приведенный мной перечень ученых-математиков для словаря по истории русской философии.

7. На мои слова о том, что “диалектики” в лице в том числе Б.А.Грушина, А.А.Зиновьева и Г.П.Щедровицкого (в ранний период своего творчества) “ищут законы и более эксплицитные формулировки диалектической логики” (РФ.МЭС, С.315), В.Н.Садовский категорически заявляет: “Ничего подобного просто не было - это я могу совершенно определенно утверждать как человек, достаточно хорошо знакомый с работами названных авторов, выполненных в этот период” (С.180). Тогда В.Н.Садовский конечно же знает работу А.А.Зиновьева “Диалектика абстрактного и конкретного в “Капитале” Маркса”. Идеи “содержательной генетической логики” Г.П.Щедровицкого (см. Щедровицкий Г.П. “О строении атрибутивного знания” Сообщения l - lV// Доклады АПН РСФСР, 1958, № 1, 4; 1959, № 1, 2, 4; 1960, № 6, а также: “О различии исходных понятий формальной и содержательной логик”// Проблемы методологии и логики наук. Томск, 1962) существенно опираются на концепции развития (“генетическая”) и конструкции ментальной диады “сущее - предикат” (“содержательная”), столь характерные именно для диалектической традиции. Что же касается творчества Б.А.Грушина, то достаточно указать на “Очерки логики исторического исследования (процесс развития и проблемы его научного воспроизведения)” (М.: Высшая школа, 1961). В “Предисловии” здесь мы читаем: “Современное историческое исследование - исследование, воспроизводящее процессы развития сложного объекта как системы связей. Решение этой задачи осуществляется мышлением с помощью диалектического метода. Поэтому анализировать логическую структуру современной исторической науки - значит заниматься рассмотрением диалектического метода, анализировать его структуру” (С. 3-4). Но это уже диалектика, доведенная до уровня логики и научного знания. Грушин создает свою пред-логическую символику (как, впрочем, и Зиновьев, и Щедровицкий), вводит понятия “генетической пары”, “эмбриональной развертки”, “сведения” и т.д. Особенно показательны здесь главы 4 - 6, идущие под общим заголовком “Научное воспроизведение процесса развития” и венчающиеся 6-й главой “Раскрытие механизма процесса”. Если это не является поиском “законов и более эксплицитных формулировок диалектической логики”, то что же вообще может выступать в качестве такового?

8. В.Н.Садовский считает “очень странными различениями” между логическими подходами В.Ф.Асмуса, Д.П.Горского, Е.К.Войшвилло, с одной стороны, и А.А.Зиновьева (в поздний период своего творчества), Л.Б.Баженова, с другой. “Вновь утверждаю, что это совершенно надуманно и не соответствует действительности” (С.180). Посмотрим, что же именно кажется “совершенно надуманным” В.Н.Садовскому. Если быть точным, то я писал: “Это неоднородное направление, более тяготеющее к формализации, “западничеству”, однако до конца не сливающееся с профессионалами из школы математической логики (В.Ф.Асмус, Д.П.Горский, Е.К.Войшвилло, И.Н.Бродский и др.). Сюда же тесно примыкает направление, ориентированное на изучение логики точного естествознания (Л.Б.Баженов, Б.М.Кедров, А.А.Зиновьев (в поздний период своего творчества), Б.Г.Кузнецов, С.А.Яновская и др.)” (РФ.МЭС, С.315). Что же именно “надуманно”: то, что В.Ф.Асмус, Д.П.Горский, Е.К.Войшвилло и И.Н.Бродский симпатизировали более формально-логическому подходу, но никого из них нельзя было назвать в то время представителем классической математической логики, либо же то, что к этим исследователям были близки Л.Б.Баженов, Б.М.Кедров, А.А.Зиновьев, Б.Г.Кузнецов и С.А.Яновская, которые, тем не менее, больше уделяли внимание не просто общей логической проблематике, но таковой сквозь призму логики науки? В силу очевидности и достаточной общепринятости, как мне кажется, моих утверждений в данном случае, прошу пояснить В.Н.Садовского, в чем именно он видит их “совершенную надуманность”.

9. Вполне согласен с Вадимом Николаевичем, что мне следовало упомянуть о В.А.Смирнове уже во втором “синтетическом” периоде. Согласен, что практически не проанализирован мною последний период развития логики, начиная с 70-х гг. В оправдание могу лишь указать на требования со стороны редактора, ограничить и без того немалый объем статьи.

В.Н.Садовский подводит итог: “непрофессионалу ее (статью - В.М.) читать просто опасно, профессионалу не рекомендуется, если он не хочет впасть в состояние стресса” (С.180).

Весь предшествующий анализ аргументов В.Н.Садовского достаточно ясно показывает, по моему мнению, что чисто логических претензий В.Н.Садовский практически по отношению ко мне не выдвигает и потому просто не может обнаружить мою логическую некомпетентность. Следовательно, вывод о неудачности статьи вследствие некомпетентности следует перевернуть: “статья неудачна и потому автор некомпетентен в логике”. Первична скорее не моя некомпетентность, но то “состояние стресса”, в которое “впадает профессионал”, и уже потом, задним числом, он пытается обосновать свое первичное неприятие апелляцией к профессионализму и разделению на “свои” и “чужие” дела. Что ж, бывает и такое.


В.И.Моисеев




Похожие:

В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв iconКирилл васильевич бардин
Обеспечение нормального питания — одно из важных условий успешного проведения похода. При этом надо иметь в виду, что расчеты, покупка,...
В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв iconПо поводу нашего обращения к сектантам в сентябре 1902 г
На русское сектантское движение мы смотрим, как на одно из главных проявлений неуклонно усиливающегося и ничем не преодолимого роста...
В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв iconАристотель – Категории
Из того, что говорится, одно говорится в связи, другое без связи. Одно в связи, например: "человек бежит", "человек побеждает"; другое...
В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв iconСистемное право
Вопрос о юридических законах и правах настолько далёк от моих интересов, что я даже никогда не думал, что заинтересуюсь этим вопросом....
В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв iconСолнечная система и космос
Одним из основных и традиционных возражений против существования эфира является предположение о том, что эфир должен оказывать сопротивление...
В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв iconЗамечания по поводу упоминания о семиструнной гитаре в энциклопедии народного ансамбля россии «гренада»
О остается только диву даваться. И это еще при том, что семиструнная гитара – русский национальный инструмент, который уже только...
В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв icon«Имя прилагательное как часть речи», который показал нецелесообразность введения в ход урока дополнительных заданий, нарушающих логику решения основной дидактической задачи урока
В связи с этим обращается внимание администрации школ на рассматриваемые в рамках методического объединения вопросы, направленные...
В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв iconКак создать web-страницу Сегодня наличие собственной Web-страницы вопрос престижа для практически любого человека или организации
Помните: дизайн верхней части веб-страницы не должен превышать 5-10% ее площади. Рассуждать о дизайне сайта, не видя его содержания,...
В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв iconО нашей вине1
Полагаю, что часть присяжных согласится с приговором суда ведь люди все разные. Но я по этому поводу должен сказать следующее
В. Н. Садовский высказывает недоумение по поводу моих слов о \"погружении\" в математическую логику аристотелевской силлогистики (С. 180). Должен в связи с этим пояснить, что я имел в виду только одно: средствами соотв iconВиды ууд
Смыслообразование (установление связи между результатом учения и тем, что побуждает деятельность. Ученик должен задаваться вопросом:...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов