Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 icon

Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111



НазваниеПапцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111
Дата конвертации28.08.2012
Размер262.87 Kb.
ТипДокументы

Папцова А.К.К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнологiя, iсторiя Пiвнично-захiдного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с.102-111.


К ВОПРОСУ О РОЛИ КОНФЕССИОНАЛЬНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ В ФОРМИРОВАНИИ ЭТНИЧЕСКОГО САМОСОЗНАНИЯ ГАГАУЗОВ

Папцова А.К.

Вопрос об этногенезе гагаузов вот уже более ста лет является предметом оживленных дискуссий. Значимость их не вызывает сомнений, ведь именно самобытность гагаузов послужила основанием для создания Автономно-Территориального Образования Гагауз Ери. Более того, рост национального самосознания предполагает интерес к прошлому, к историческим корням, и острота дискуссий усиливается вместе с этим ростом. Многочисленные версии, выдвигаемые учеными, можно свести к двум основным: гагаузы это отуреченные болгары1 и гагаузы – это народ, в этногенезе которого в начале II тыс. н. э. сыграли роль остатки тюркоязычных кочевых племен, осевших на территории Северо-Восточной Болгарии2 Но такое пристальное внимание к элементам, из которых сложился этнос, долгое время заслонял вопрос о факторах консолидации их в этнокультурную общность. А ведь эти факторы имели не меньшее значение, так как без них не могло сложиться данной целостности. Одним из важнейших из факторов консолидации является принадлежность гагаузов к христианскому миру (и прежде всего к православию). Именно она предопределила культурные стереотипы гагаузов, именно она повлияла на формирование первой историософской концепции гагаузов. Предметом изучения в данной статье является та роль, которую в этногенезе и в формировании этнического самосознания гагаузов сыграла их конфессиональная принадлежность Такой подход к проблеме этногенеза исключает внимание к ранним этапам этнической истории гагаузов. Большое значение для процесса создания этнокультурной общности имел балканский период. Именно на территории Северо-Восточной Болгарии происходила консолидация элементов, составивших гагаузский этнос. И именно там состоялась христианизация гагаузов. В настоящий момент нет данных о том, как это происходило, но известно, что на IX-первую половину XI в. приходится принятие христианства в качестве официальной государственной религии у большинства народов Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы3. Процесс шел и «вширь и вглубь» - уже с начала IX века ускорилась христианизация славян Византийской империи, и если до этого времени принятие христианства не было обязательным условием, как для зачисления на византийскую службу, так и для вступления с империей в зависимо-договорные отношения, то в этот период ситуация меняется4. Введение христианства в этих областях в целом было завершено к началу Х века, хотя крещение отдельных небольших групп, проживавших в основном в труднодоступных горных районах продолжалось и в ХI веке.
Все это способствовало унификации культурной среды в Византии.

Важно отметить, что и для Болгарии это особое значение - этногенез болгар и формирование болгарской нации оказались тесно связаны с проблемой конфессиональной принадлежности членов общности. Приход тюрко-болгар на Балканы (VII в) и соприкосновение их со славянским этническим массивом, к тому времени уже значительно ассимилировавшим фракийский этнический массив, сделали еще более пестрой этническую кару региона. В этих условиях именно введение единой религии, в данном случае христианства, стало важным средством консолидации общества, преодоления «этнического дуализма» в стране и важнейшей ступенью в формировании единой болгарской народности5. Но элементы языческих верований, в частности, фракийских6, были инкорпорированы христианством.

В 864 г при хане Борисе (852-889) болгары приняли христианство по греческому обряду. В правление Симеона (893-927 гг.) совершился переход оформления к церковнослужению на славянском языке. С 927 г (при Петре - 927-970) церковь Болгарии обладала рангом патриархии.

В 1018 г. Первое Болгарское царство прекратило свое существование. До 1186 г. земли Болгарии были подчинены Византии. Первоначально представители болгарского духовенства были оставлены на местах. Ранг патриархии был ликвидирован, но болгарское архиепископство с центром в Охриде получило статус автокефального. С конца 30-х гг. XI века церковь была передана в руки византийских церковнослужителей. Несмотря на все коллизии постепенно население Болгарии стало осознавать свою общую принадлежность вместе с жителями прочих провинций к единому в церковно-вероисповедальном отношении восточно-христианскому ареалу. Этому содействовало не столько верховенство византийских иерархов над местной церковью, сколько схизма между западной и восточными церквями в 1054 г., и в особенности действия прошедших (в 1096, 1147 и 1189/90 гг) через Балканы крестоносцев7.

В период существования Второго Болгарского Охридская архиепископия временно (до 1246 г.) вернулась под власть царства государей Болгарии, затем западные и юго-западные земли были отторгнуты Византией и центр церкви переместился в Тырново. В 1204 г. в результате унии Калояна с папством архиепископ Тырнова получил сан примаса8, а в связи с разрывом унии, обрел сан патриарха9.

В период, когда на земли Северо-Восточной Болгарии активно стали проникать тюркские племена, они принадлежали Византии (1018-1186).

Так как регион был пограничным, неспокойным, византийцы опасались основывать здесь свои вотчины. Земли в основном вошли в домен императора, в нем основывались крупные скотоводческие хозяйства10. С конца XI века византийские императоры стали раздавать болгарские земли в пронии, причем в Северо-Восточной Болгарии пронии получали преимущественно знатные пришельцы11.Помимо этого, спецификой северо-восточных земель было то, что именно там более широким был слой лично-свободного налогообязанного крестьянства12. Господство Византии в этом регионе оказалось нестабильным из-за почти непрерывных вторжений кочевников (печенегов, узов, половцев), постепенно оседавших здесь и укреплявших связи с менее крупной, чем на западе, но более сплоченной болгарской знатью. Воспользовавшись благоприятной обстановкой, боляре Асени возглавили вспыхнувшее здесь в 1186 г. антивизантийское восстание, которое и привело к основанию Второго Болгарского царства. До второй половины XIV века глава государства сдерживал децентрализаторские тенденции, используя в качестве союзников временно нанимавшиеся целые племенные объединения кочевников: в XIII в. половцев, в XIV в. – турок13.

К середине XIV века обозначилось обособление северо-восточного района государства. В 70-е годы при правителе удела Добротице, как и при его сыне Иванко, эта территория фактически стала независимым государством Добруджей14. Таким образом, в регионе не сложилось условий достаточных для ассимиляции тюркоязычных элементов. Помимо того, установлено, что движение кочевников из Анатолии было более длительным процессом, оно продолжалось в XV-XVI в, и даже периодически в XVII веке. Известно, что в результате этого процесса Фракия, Македония, северо-западная часть Румелии, а также районы Добруджи и Варны стали местами поселений тюрков. Наличие в топонимике этих районов названий, свидетельствующих о важной роли в поселении тюркских дервишей -колонизаторов, показывает, что здесь создались условия, сходные с теми, что были при тюркизации Анатолии15.

Вместе с тем, надо отметить, что не произошло ассимиляции гагаузов новыми волнами тюрков-переселенцев. Единственным фактором, препятствующим этому, могла быть принадлежность их к православию.

Второе Болгарское царство существовало в сложной международной обстановке. С 1242 Болгария выплачивала дань монголо-татарам16. В 1352 г. первый набег на Болгарию совершили османские отряды. К концу XIV века Болгария была завоевана османами.

В ходе завоеваний османы воспользовались ненавистью балканских христиан к римско-католической церкви и их взаимной политической неприязнью. На территории османов не было всеобщей исламизации христиан, менее всего – в принудительном порядке. Христиане становились мусульманами по собственному выбору17. Выбор «облегчался тем обстоятельством, что хотя все подданные султана были равны или, что тоже самое, бесправны перед лицом верховной власти»18. С точки зрения административно-судебной и налоговой практики, все подданные султана делились на два класса (военных (аскери) и податных (рейя))19. Реально политическая власть в государстве принадлежала мусульманам.

Иногда выбор в пользу ислама был своего рода реакцией на события недавнего прошлого. Например, в числе причин, объясняющих широкий масштаб исламизации в Боснии была та, что, оказавшись под управлением Османов, ислам выбрали богомилы, представители еретического движения, страдавшие от произвола католической церкви20.

Вместе с тем, особенностью османской административно-политической структуры были миллеты – автономные религиозно-политические образования иноверческого населения, пользовавшегося значительными правами внутреннего самоуправления: рум миллети (византийский миллет), яхуди миллети (еврейский миллет) и эрмение миллети (армянский миллет)21. Все эти миллеты при условии признания верховной власти султана и уплаты подушной подати джизье пользовались полной свободой культа и самостоятельностью в решении общинных дел. Не имея определенной территории, эти своего рода церковно-конфессиональные государства обладали, тем не менее, всей полнотой внутреннего суверенитета. Лишь в вопросах экономической и политической жизни решающее слово принадлежало мусульманскому государству. Управление миллетом находилось в руках духовенства. Во главе его стоял миллет-баши (в рум миллети – патриарх), входивший в имперский совет. Миллет-баши утверждался султаном и отвечал перед ним за состояние дел в миллете. Миллет-баши назначал иерархов миллета, имел собственную казну, тюрьму, полицию, собирал налоги и различного рода пожертвования. В его руках был суд, школа, религиозные и благотворительные учреждения. Судопроизводство основывалось на законах и обычаях миллета (у православных – византийский свод законов XIV века и каноны церкви). Эти законы регулировали всю сферу семейно-брачных отношений, имущественное право, другие гражданские и ряд уголовных дел22. Следует отметить, что, например, в XVI веке на Балканах численность мусульман не превышала 20 % населения. Но и остальные 80 % - в основном православные, а также тринитарии, богомилы, иудаисты – были не менее лояльными подданными султана, чем самые фанатичные поборники ислама, и поддерживали его борьбу с латинским Западом23.

Система миллетов обеспечивала сотрудничество высшего духовенства немусульманских народов с Портой.

Вместе с тем, они в какой-то мере поддерживали этногосударственные традиции своих народов24.

В фундаментальном коллективном труде современных турецких историков, посвященном истории и культуре Османской империи сделаны следующие выводы о культурном влиянии османов: мнение, что господство Османов оказало отрицательное влияние на население Южных Балкан, препятствуя его национальному развитию и что османские завоеватели замедлили приобщение жителей Балкан к европейской культуре и цивилизации не подтверждается исследованиями, основанными на османских архивных источниках. Хотя османские завоеватели открыли путь для важных перемен на территориях, заселенных местными этносамии,они в то жных перемен на территориях, заселенных местиныминских архивных источниках. его национальному развитию и что , они в то же время обеспечили сохранение их национальной идентичности25.

Турецкие исследователи указывают на то, что благодаря османскому завоеванию закончился период славянской и греческой ассимиляции значительной части албанцев (они также выбрали ислам), была предупреждена ассимиляция славянами валахов и греков, поставлена преграда давлению венгров-католиков и латинян26. Парадоксально, но и для сохранения православия было сделано немало. Страх перед угрозой завоевания неоднократно вызывал попытки заключить унию между православной и католической церковью. После османского завоевания эти попытки прекратились.

В Юго-Восточной Европе полномочным и единственным посредником всех православных жителей империи в сношениях с Портой стало греческое духовенство. Самостоятельные Тырновская (болгарская) и Печская (сербская) патриархии были уничтожены27. Не подлежит сомнению высокая степень конфессионализации сознания в довозрожденческой Болгарии (в XVI, XVII и в первой половине XVIII века)28. Но с середины XVIII века наблюдается отмирание этноконсолидирующей функции православной церкви. Намечается тенденция к восприятию ею этнических позиций. У болгар на индивидуальном уровне это выразилось, прежде всего, в появлении «История славянобългарска» Паисия Хилендарского (1762), в которой декларируется мысль о необходимости религиозной организации по узко-этническому признаку и, кстати, которая написана для тех, кто любит и знает «своя род и език»29. Таким образом, объединяются этническая, языковая и религиозная идентификация.

Пробуждение национального самосознания балканских народов становится важной чертой общественно-политической жизни Османской империи конца XVIII века30. И к тому времени, когда Гюльханейский хатт-и шериф 1839 г. в качестве одной из целей преобразований (танзимата) провозгласил обеспечение безопасности жизни, чести и имущества для всех подданных империи, вне зависимости от религиозной принадлежности31 процесс складывания национального самосознания уже был необратимым. Это приводило к неожиданным последствиям: с ростом национального самосознания росли и претензии возрождающихся наций друг к другу. В частности, после утверждения независимости Греции(1830) в среде греческой буржуазии и интеллигенции начинает получать распространение идеи панэллинизма. В 40-е гг. правящая партия открыто предъявляет претензии на соседние с Грецией территории. С этого времени становятся заметны резкие перемены в отношении греческого клира к духовно-национальным запросам славян32. Конфликт завершится утверждением самостоятельной болгарской церкви (1870).

Важно отметить, что гагаузы оставались опорой Константинополя в Варненской метрополии33. В богослужении они использовали греческий, священниками у них были также греки. Но для гагаузов, переселившихся в степи Буджака усиление противостояния греческого и болгарского духовенства (относящееся к периоду, когда переселение в основном уже состоялось) не имело такого значения, как для тех, кто остался в Болгарии. Тем не менее, важно отметить, что те процессы, которые шли среди болгар – формирование национального самосознания, связанное с борьбой за самостоятельную церковь и за использование родного языка (в том числе в богослужении) среди гагаузов в тот период не происходили.

Переселение в Буджак стало следующим важным этапом в процессе этногенеза и формирования этнического самосознания гагаузов. Именно в этот период из разнородных элементов окончательно сложилось целостное образование. И именно к этому периоду относится формирование первой историософской концепции гагаузов. Но значение этого периода еще шире. Известно, что в истории Южной Бессарабии один тюркский элемент сменялся другим, но практически только с переселением гагаузов и болгар, а также других народов, было положено начало не только становлению некоего специфичного этнокультурного феномена, которым является Юг Молдовы, но и включению его в культурное пространство Молдовы как однородного в конфессиональном отношении элемента.

Одним из важнейших факторов консолидации в конце XIX века явилась религиозная идентификация всех гагаузов как христиан-православных. По преимуществу православными были в этот период и остальные жители Бессарабии.

Важным моментом, свидетельствующим о росте этнического самосознания стало появление первой историософской концепции.

Одной из особенностей менталитета гагаузов является отсутствие у них воспоминания о событиях более ранних, нежели те, что непосредственно предшествовали переселению их в Бессарабию. Показательно и то, что за редкими исключениями, балканский период выпадает из исторической памяти гагаузов.

Отсутствие исторической памяти о периоде, ранее XVIII, объясняется различными обстоятельствами. Одним из них является отсутствие интереса к истории вообще. Показательно, что, среди гагаузов ученых, изучающих свой народ, преобладают этнографы, а не историки. Исторические труды, посвященные гагаузам (труды И. И. Мещерюка, И. А. Анцупова), раскрывают тенденции социально-экономического развития региона в XVIII-XIX вв. Отсутствие интереса к истории характерно для культуры, которую Ю.М.Лотман называет «бесписьменной»34. В такой культуре, по его словам, на первый план выступят не летопись или газетный отчет, а календарь, обычай, фиксирующий порядок и ритуал, позволяющий сохранять необходимое в коллективной памяти35.

Другим фактором, повлиявшим на состояние исторической памяти гагаузов о прошлом, является их представление о себе в настоящем. Для этнической идентификации гагаузов в настоящем важна их религиозная идентификация как православных. Именно это определяет содержание исторической памяти, которая сохранила именно воспоминание о том, что сохраняя веру, они покинули Болгарию и переселились в Бессарабию и не сохранила то, что представлялось незначимым – события до христианизациии и до того времени, когда они смогли спокойно существовать такими, какими хотели бы быть – православным тюркоязычным народом, обитающим в Буджакских степях.

До переселения в Буджак не существовало историософской концепции, которая бы выстраивала линию развития от некоего начала (Золотого века), или вела бы к некоему финалу (созданию Великой Гагаузии). Точкой отсчета стало переселение. Была создана концепция, в которой есть и элемент самоопределения – значимость сохранения веры, и элемент испытаний и элемент чудесного избавления. Факты, не укладывающиеся в парадигму, остались за пределами объема исторической памяти. Но эта точка отсчета – скорее событие, которое произошло «во время оно» и не служит началом пути, а просто предопределило реалии. Это вполне соответствует тому, что в архаическом сознании существует время, когда был сотворен мир и порядок вещей в нем, время, отделенное от настоящего длительным промежутком, но к которому можно вернуться во время ритуала. Версия о причинах переселения представлена несколькими вариантами. Наиболее известен вариант, представленный протоиреем Дмитрием Чакиром в его «Биографическом очерке рода и фамилии Чакир», написанном в 1893 г., «Долгом считаю объяснить, на основании достоверных рассказов старожилов, то обстоятельство, почему некоторые болгары православного вероисповедания говорят по-турецки и получили название «гагауз». Обстоятельство дела следующее: турки, по завладении Болгариею, всеми мерами старались отуречить всех болгар, покорившихся по необходимости их власти. По этому поводу издан был фирман (указ) султанский, содержание которого выражалось в следующей дилемме: или принять магометанскую веру и удержать свой язык национальный болгарский, или переменить свой национальный болгарский язык на турецкий и удержать свою веру христианскую. Указ этот приводился в исполнение, как нужно предполагать, суровыми мерами, вследствие чего некоторые из болгар согласились язык болгарский переменить на турецкий, а веру свою православную твердо и непоколебимо сохранить, а некоторые из болгар согласились переменить свою веру христианскую на магометанскую и удержать свой национальный болгарский язык. По истечении более ста лет те из болгар, которые согласились скорее переменить свой национальный язык на турецкий и сохранить свою христианскую веру, по каким-то притеснениям со стороны турок, бунтовались и произвели разные беспорядки. Для усмирения бунтовщиков употребляли телесные наказания, при этом, телесно наказывая выговаривали: «гагауз-уз-олсун», что означало: не поднимай носа»36.

Несоответствие данной концепции историческим реалиям (тому, что существовал рум миллети, реальным отношениям между властью и населением) очевидно. Но важно то, что она появилась, так как это значимый момент для складывания этнического самосознания, а также и то, что в ее создателем был священник.

^ К концу XIX в. гагаузское общество в основном консолидировалось и обрело черты моностилистической культуры, ядром которой стало православие. Ядро это сложилось еще ранее – в балканский период истории гагаузов. Но к указанному времени оно обрело новые функции – фактически стало основой для формирования национальной парадигмы истории и, таким образом, способствовало процессу роста национального самосознания.

В начале ХХ века процесс складывания национального самосознания активизировался. Достаточно ожидаемым свидетельством этого стало появление литературы – прежде всего религиозной – на родном языке. Одним из первых взялся за перевод религиозной литературы протоирей М.Чакир, в 1907 г. получивший на это разрешение Синода.

У многих народов возрождению (или созданию) государственности предшествовало создание «программных» исторических сочинений (вспомним тот же труд П.Хилендарского). У гагаузов так же было создано такое программное сочинение – труд протоирея М. Чакира «Бесарабиялы гагаузларын историясы» «История бессарабских гагаузов» (1934) – первое оригинальное сочинение, написанное на гагаузском языке. Родственник Д.Чакира, также священник, говорит о тюркском происхождении гагаузов, отвергает версии о том, что гагаузы – болгары или греки и помимо лингвистических доводов приводит различия в этнических стереотипах гагаузов и болгар. Хотя достаточно часто автор ссылается на данные научных исследований в этом вопросе (как и в вопросе о происхождении гагаузов), он прибегает к использованию источника информации, характерного для традиционного общества – мнения авторитетного старика «одного очень умного, видного гагауза 80-ти лет из села Авдарма»37. М.Чакир не только предлагает «тюркскую версию» происхождения гагаузов, но и выдвигает версию если не о «Золотом веке» гагаузов, то о времени их «могущества» и предлагает своего рода политический миф о существовании государства гагаузов. Генеалогия гагаузов возводится к легендарному Огуз-хану (стоит отметить, что в знаменитой «Огуз-наме» гагаузы не упоминаются)38. В качестве основателей его назван уже упоминавшийся Кей-Кавус, а территорией объявлена Добруджа. При том, что тюркский элемент в этом регионе представлен был достаточно широко, основания для отождествления различных тюркских племен конкретно с гагаузами самим Чакиром не приводятся. Стоит отметить, что М.Чакир не был историком и его исторические изыскания не могли быть профессиональными. Вот несколько примеров этому. Существование гагаузской державы он относит к XIII-XIV вв. веку и связывают с именем Иззеддина Кей-Кавуса. На деле же XIII век был временем монгольских завоеваний. В 1243 г. монголы нанесли жестокое поражение сельджукскому султану Кей-Хюсреву II в битве при Кёсё Даге39, в результате чего Румский султанат оказался под контролем монгольских ханов. Один из сыновей Кей-Хюсрева Иззеддин Кей-Кавус II40, проиграв в борьбе за престол, вынужден был искать покровительства. Некоторое время он провел при дворе Михаила Палеолога, практически на положении пленника41. Константинопольский император Михаил Палеолог заточил Кейкавуза в крепость. Тогда его брат Рукн-эд-Дин обратился с просьбой к хану Берке о вызволении Кейкавуза из заточения. Берке с полчищами татар осадил Константинополь и освободил Кейкавуза. После этого добруджанских турок перевели в Дешт—Кыпчак, дали султану в вотчинное владение Солхат и Судак42. B Крыму Кейкавуз и умер в 1279 г.43. Сары Салтук, которого Кейкавуз якобы оставил после себя губернатором44, на самом деле был членом братства бекташей, последователем Бабы Ильяса Хаджи Бекташа. В 1261 г. он переселился в Добруджу. Согласно преданиям, Сары Салтук, переодевшись в монашескую рясу и вооружившись деревянным мечом, проповедовал ислам в церквях45. В XIII веке татары преобладали в регионе. Хан Ногай, внук одного из младших братьев Батыя – Бувала являлся фактически самостоятельным правителем западной части улуса Джучи – от Нижнего Дуная до Днепра. Ставка его находилась в районе г. Исакчи в низовьях Дуная46.Там чеканились монеты: серебряная акче с легендами на греческом языке, выпущенная с именами Ногая и его сына Джеки (найденная в округе Тулча в Румынии), медные монеты, на одной стороне которых есть тамга Ногаидов (найденные на Нижнем Дунае и в северной Добрудже), чисто исламские серебряные монеты Ногая (битые в Исакчи в конце XIII века)47. Ногай (будучи мусульманином) был зятем Михаила Палеолога (в 1270 г.татары участвовали вместе с болгарами Тиха в попытке захватить Михаила. Избежав пленения, Михаил породнился с Ногаем, выдав за него свою побочную дочь Евфросинью48. В Болгарии монгольское владычество просуществовало до начала XIV в., кульминацией его стало вступление на царский трон Болгарии Джуке (Джеки), сына Ногая (правда правил он недолго – в 1299-1301 гг.и был вскоре убит)49. В конце XIV в. регион был захвачен османами. Баязид I ликвидировал Болгарское царство и деспотат Добруджа50.

Важно, однако, не то, что именно писал об историческом прошлом гагаузов М. Чакир, а то, что впервые была представлена новая историософская концепция, связывающая историю гагаузов с историей тюркского мира, и то, что эту концепцию представил также представитель православной церкви. Важным был и само обращение к прошлому в поисках государства гагаузов, так как он отражал рост этнического самосознания. Т.е. для обоснования потребностей настоящего времени М.Чакир обращается к прошлому, создавая легендарную историю. Несоответствие приводимых им фактов исторической действительности не умаляет значения созданной им легендарной истории.

Вместе с тем ни труд М.Чакира, ни его концепция широкого распространения не получила. Эта историческая парадигма возродилась только в начале 80-х, причем в форме литературного произведения. Именно в этой форме в тот период предлагались историософские концепции и новые политические идеи. Таким образом, появление романа Д.Танасоглу «Узун Керван» вполне соответствовало духу времени..

Суровые реалии ХХ века не остановили процесс формирования этнического самосознания. Ни «румынский период» с активной политикой румынизации и включением православных приходов в Румынскую православную церковь, ни «советский период» с русификацией и с атеистическая пропагандой не снизили значения гагаузского языка и конфессиональной принадлежности гагаузов. Правда, проникновение русского языка особенно сильно стали сказываться вследствие широкого распространения школьного образования, стремившегося заменить семью в качестве института социализации. Разрешение конфликта старых и новых культурных норм и ориентаций гагаузов происходило в форме частичной ассимиляции. Для нее характерно то, что нормами и требованиями инокультурной среды руководствовались практически в одной из сфер жизни – на работе, а в семье, на досуге, в религиозной сфере по-прежнему значимы были нормы традиционной культуры51. Важным фактором активизации процесса формирования этнического самосознания стало появление собственной письменности (1957 – на кириллице) и собственной литературы, а также становление гагаузоведения.

ХХ век положил конец монолитности религиозной традиции гагаузов. Рост религиозного плюрализма внес коррективы в содержание понятия «христиане». Если Л.С.Берг называет гагаузов весьма религиозными52, а В.А.Мошков «твердыми христианами»53 то они, не уточняя, подразумевают под этим «православные христиане». В настоящее время рост религиозного плюрализма предопределяет необходимость включение в понятие «христиане» баптистов, адвентистов, пятидесятников, свидетелей Иеговы, харизматов и т.д.

В конце ХХ века процессы этнической мобилизации, приведшие к развалу Советского Союза и созданию национальных государств, подтолкнули рост национального самосознания гагаузов. Именно в рамках независимого государства Республика Молдова было создано АТО Гагауз Ери. Показательно то, что первым монументом, поставленным в автономной Гагаузии стал памятник священнику М. Чакиру в Чадыр-Лунге.

Процессы этнической мобилизации повысили роль языковой идентичности, но не снизили роль конфессоинальной. «Устойчивость» значимости религиозной идентичности обусловлена рядом факторов – внутренних и внешних. Внутренний фактор связан с необходимостью обеспечить «наполнение» этнической самобытности конкретными чертами. Своеобразие гагаузов в том, что они тюркоязычные христиане. Если принадлежность к православному миру как таковая не является уникальной для Молдовы, более 90 % которой являются православными, то своеобразное сочетание принадлежности к тюркоязычным народам и одновременно к православию – нестандартно. Внешний фактор связан с характерным для немногочисленного народа поиском более широкой общности, необходимостью включения в цивилизационную общность. Такой общностью мог бы быть «тюркский мир» и «православный мир» (как разновидность христианского мира). Этнические стереотипы гагаузов, их мировосприятие и оценка тех или иных событий обусловлены их принадлежностью к христианскому миру. Та роль, которую духовенство в лице М.Чакира сыграло в процессе роста этнического самосознания, отчасти им не утрачена.

Косвенно на это указывает то, что и Всемирный Конгресс гагаузов в 2006 г. и ряд конференций, включая представительную международную конференцию «Православие и идентичность гагаузов» (в ноябре 2008 г.) открывал молебен в Комратском храме.

Особенно активен на политическом поприще настоятель Свято-Димитриевского монастыря г.Чадыр-Лунги протоиерей. Дмитрий Киорогло. Помимо того, что он развернул в Чадыр-Лунге активную строительную деятельность (в городе, где последняя церковь была взорвана в 1972 в настоящее время функционирует три храма, включая монастырь), проводит Общеобразовательные Чакировские Чтения, руководит Культурно-просветительским центром им. М.Чакира и православным клубом «Встреча», он напрямую вмешался в политическую жизнь, став депутатом Народного собрания Гагаузии прошлого созыва..

Вносят свой вклад и представители неправославных христианских церквей. Ими создается и издается литература духовного содержания на гагаузском языке: песенник «Гагауз арфасы» (издан Христианской благотворительной Миссией «Ажианнык» в 1994)54, а также полный перевод «Нового Завета» «Eni Baalanti» (переведен Степаном Байрактарем, издан в 2006 г. Институтом перевода Библии на латинице и кириллице)55 .

Итак, практически на каждом из этапов этногенеза гагаузов большое значение имела их принадлежность в христианскому (прежде всего православному) миру. В Балканский период именно христианизация гагаузов предотвратила ассимиляцию гагаузов тюрками-мусульманами. В XIX веке уже на землях Буджака, конфессиональная идентичность способствовала дальнейшей консолидации этноса. Именно на ее основе возникла первая историософская концепция гагаузов, созданная Д.Чакиром. В ХХ веке священник М. Чакир способствовал появлению книг на гагаузском языке (первоначально религиозного содержания) и сформулировал вторую историософскую концепцию гагаузов, связав историю гагаузов с историей тюркского мира. Процессы этнической мобилизации повысили роль языковой идентичности гагаузов, но не снизили роль конфессиональной. Связано это отчасти с необходимостью обеспечить «наполнение» этнической самобытности конкретными чертами. Своеобразие гагаузов в том, что они тюркоязычные христиане. По прежнему культурные стереотипы гагаузов предопределены их принадлежностью к христианскому миру.

Резюме

Данная статья посвящена анализу значения конфессионального фактора для процесса этнической консолидации гагаузов. Делается вывод о том, что практически на каждом из этапов этногенеза гагаузов большое значение имела их принадлежность в христианскому (прежде всего православному) миру. В Балканский период именно христианизация гагаузов предотвратила ассимиляцию гагаузов тюрками-мусульманами. В XIX веке уже на землях Буджака, конфессиональная идентичность способствовала дальнейшей консолидации этноса. Именно на ее основе возникла первая историософская концепция гагаузов. Процессы этнической мобилизации повысили роль языковой идентичности гагаузов, но не снизили роль конфессиональной. Именно она определяет культурные стереотипы гагаузов.

Summary

This article concerns the problem of the role of religious factor for the process of the ethnic consolidation of the Gagauz people. One of the main ideas of the article consists in the fact that the belonging with the Christian - first of all, orthodox - world, played extremely great role practically for each of the stages of ethnogeny of the gagauz people. In the Balkan period of history precisely the christianization of the gagauz people avoided the assimilation of this people by Turk- Moslems. In the 19th Century on the Budzhaka territorry confessional identity contributed to the process of further consolidation of the ethnos. Specifically, on this basis arose the first historical concept of the gagauz people. The processes of ethnic mobilization increased the role of the lingual identity of the people, but did not reduce the role of religious one. Specifically, religious identity determines the cultural stereotypes of this people.


ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Гургуро Д. Гагаузы – потомки тюрок-огузов или славяно-болгар? ––Кишинев, – 1998.

  2. Губогло М. Н. Малые тюркоязычные народы Балканского полуострова: К вопросу о происхождении гагаузов. Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1967; Шабашов А. В. К проблеме этногенеза гагаузов. Новые подходы //История и культура болгар и гагаузов Молдовы и Украины. (Сборник статей к 100-летию со дня рождения И. И. Мещерюка). – Кишинев, 1999. – С. 154–176; его же. Гагаузы: система терминов родства и происхождение народа. – Одесса, 2002; его же. Этногенез //История и культура гагаузов. Очерки. – Комрат-Кишинэу, 2006. – С. 8–43.). Маруневич М.В Поселения, жилища и усадьба гагаузов Южной Бессарабии в XIX –начале XX века. –Кишине, – 1980. ­ С.7.

  3. Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси.Под ред.Г.Г.Литаврина. – М., 1988. –С.3

  4. Иванова О.В.Распространение христианства у славян в Византии.// Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси.Под ред.Г.Г.Литаврина. – М., 1988. – С.20.

  5. Макарова И. Ф, Жила Л. И. Конфессии и формирование болгарской нации// Роль религии в формировании южно-славянских наций. Эдиториал.УРСС. ­– М., 1999. – С.195.

  6. История на България. – София,1993. – С.167.

  7. Литаврин Г.Г., Наумов Е.П. Межэтнические связи и межгосударственные отношения на Балканах в VII-XII вв. // Раннефеодальные государства на Балканах. – ­ М., 1985. – С.302.

  8. История на България. – София,1993. – С. 163.

  9. Там же. – С. 165.

  10. История Европы. Т. 2. – М., 1992. – С.159

  11. Там же. – С.160.

  12. Там же. – С.356.

  13. Там же. – С.358.

  14. Там же. – С.358.

  15. История Османского государства, общества и цивилизации. Под ред. Ихсаноглу Э. Т. 1. М., 2006. – С.10.

  16. История Европы. Т. 2. – М., 1992. – С. 363.

  17. Лорд Кинросс.Расцвет и упадок Османской империи. – М.,1999. – С.34.

  18. Восток на рубеже средневековья и нового времени. XVI-XVIII вв.// История Востока. Т. 3. – М., 2000. – С.82.

  19. Там же. – С.83.

  20. История Османского государства, общества и цивилизации. Под ред. Ихсаноглу Э. Т. 1. М., 2006. – С.11.

  21. Восток на рубеже средневековья и нового времени. XVI-XVIII вв.// История Востока. Т. 3. – М., 2000. – С. 78.

  22. Там же. – .78.

  23. Там же. – С.73.

  24. История Европы.Т.3. – М.,1993. –.261.

  25. История Османского государства, общества и цивилизации. Под ред. Ихсаноглу Э. Т. 1. М., 2006. – С.12

  26. Там же. – С.12

  27. История Европы.Т.3. – М.,1993. –.261.

  28. Макарова И. Ф, Жила Л. И. Конфессии и формирование болгарской нации// Роль религии в формировании южно-славянских наций. Эдиториал.УРСС. ­– М., 1999. – С.213.

  29. Паисий Хилендарский. История славянобългарска. – Велико Търново, 1992. – С.19.

  30. История стран Азии и Африки в Новое время.Ч.1. –Москва,1989. – С.263.

  31. Там же. – С.273.

  32. Макарова И. Ф, Жила Л. И. Конфессии и формирование болгарской нации// Роль религии в формировании южно-славянских наций. Эдиториал.УРСС. ­– М., 1999. – С.209.

  33. Там же. С.218.

  34. Лотман М. Ю. Альтернативный вариант: бесписьменная культура, или культура до культуры?/ Семиосфера. – Санкт-Петербург,2000. – С.365.

  35. Там же. – С.365.

  36. Чакир Д. Биографический рода и фамилии Чакир.// Страницы истории и литературы гагаузов XIX – начала ХХ вв. Кишинев.Pontos.2005. – С. 29.

  37. Там же. ­– С.92.

  38. Фазлаллах Рашид-ад-Дин. Огуз-наме.пер. Р.М.Шукюровой.Баку. «Элм».1987

  39. История Востока.Т.2. – Москва,2000С.283.

  40. Безертинов Р.Н. Татары, тюрки – потрясатели вселенной.Новосибирск.2001.С.553.

  41. Успенский Ф.И. История Византийской империи. Т.5. – М.,2002. – С.341.

  42. Смирнов В.Д. Крымское ханство под главенством Оттоманской империи. – М.,2005.Т.1. – C.58

  43. Золотая Орда в источниках.T.1. – М.,2003. – C.55.

  44. Чакир М. История гагаузов Бесарабии»// Страницы истории и литературы гагаузов XIX – начала ХХ вв. – Кишинев,2005. – C.88.

  45. Еремеев Д.Е., Мейер М.С. История Турции в средние века и в новое время. – М.,1992. – C.108.

  46. Горский А.А.Москва и Орда. – М.,2000. – C.14.

  47. Хейвуд К. Некоторые проблемы нумизматического доказательства правлений хана Ногая и Джеки.//Источниковедение истории улуса Джучи(Золотой Орды).От Калки до Астрахани.1223-1556. – Казань,2002. – C.136.

  48. Успенский Ф.И. История Византийской империи. Т.5. – М.,2002. – C.336.

  49. Почекаев Р.Ю. Батый. Хан, который не был ханом. – М.,2006. – C.172.

  50. История Османского государства, общества и цивилизации. Под ред. Ихсаноглу Э. Т.1. – М.,2006. – C.13.

  51. Ионин Л.Г.Социология культуры. – М.,1998.­– С.19.

  52. Берг Л.С.Бессарабия. – Кишинев, 1993. – С.126.

  53. Мошков В.А. Гагаузы Бендерского уезда. – Кишинев, 2004. – С.6.

  54. Гагауз арфасы. ­– Кишинев, 1994.

  55. Eni Baalanti. – M.,2006.







Похожие:

Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 iconДокументы
1. /Наука самосознания/SSR 1.rtf
2. /Наука самосознания/SSR...

Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 iconПоложение о Совете учащихся школы
Цели и задачи: • развитие и сплочение ученического коллектива, повышение его роли в формировании личности, демократизация школьной...
Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 iconМедиаобразование в формировании современной образовательной среды
Бондаренко Е. А. Медиаобразование в формировании современной образовательной среды // Образовательные технологии XXI века / Под ред....
Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 iconОдесса – 2008” 6-9 ноября 2008 года, г. Одесса
Заявка на соревнования по SchH/vpg 1 или ipo 3, испытания по вн (нужное подчеркнуть)
Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 iconИскусство сновидения от
С точки зрения дона Хуана магия это способ реализации некоторых теоретических и практических предпосылок, касающихся природы восприятия...
Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 iconЧувственное и рациональное в познании
По вопросу о роли, месте и отношении чувственного и рационального познавательном процессе в истории философии существовали две противоположные...
Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 iconЧернавский М. Ю. К вопросу об идеологии, ее истинности и роли в обществе
...
Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 iconТайна Крещения Руси открывается сегодня
И именно православное христианство сформировало русскую нацию и русскую культуру. На самом деле всё не так просто. К сожалению, историческая...
Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 iconКонстантин Дмитриевич Ушинский
Считая роль религии в формировании общественной мо­рали положительной, он выступал в то же время за независи­мость науки и школы...
Папцова А. К. К вопросу о роли конфессиональной принадлежности в формировании этнического самосознания гагаузов. В: Лукомор’я: Археология, етнолог I я, iстор I я п I внично-зах I дного Причорномор’я. Одесса,2009, Випуск 3, с. 102-111 iconДневник похода «Москва-Одесса». 29 мая – 10 июня 2008
Позади сборы (седушки, коврики, мяч, бадминтон и другое, закупленное Сергеем Кузнецовым, который бегал за всем этим по магазинам),...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов