Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) icon

Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка)



НазваниеСтруктурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка)
страница2/3
ПАХОМОВА МАРИНА АЛЕКСАНДРОВНА
Дата конвертации28.08.2012
Размер407.78 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3

curse • n. 2) a cause of harm or misery.

Само дефинируемое существительное выражает причину, а последствия, которые она влечёт, фигурируют в словарной статье.

Прилагательные в большинстве своём эксплицируют либо причину (1), либо следствие (2): 1) gloomy • adj. (gloomier, gloomiest) 1) dark or poorly lit, especially so as to cause fear or depression. 2) causing or feeling depression or despondency; 2) pathological • adj. 1) of or caused by a disease.

На основе идеографических критериев выбранные лексемы были разделены на понятийные зоны (см. таблицу на стр. 24). Исследованный лексический материал подтверждает значимость концепта причинности для носителей английского языка, поскольку он соотносится с широким спектром значимых понятийных зон. В выборке преобладают лексемы со значением отклонения от нормы, а также аксиологически маркированные единицы (см. зоны «болезни», «эмотивная зона», «ущерб» в приводимой таблице). Полученные данные подтверждают когнитивную корреляцию ПСО с аномальными явлениями.

В рамках данной работы были классифицированы элементы, характеризующиеся наибольшей степенью семантической спаянности с причиной и высокой абсолютной и относительной (по отношению к другим репрезентантам концепта причины) частотностью. Организация таких элементов характеризуется структурной стабильностью и эксплицирует доминантные группы, выражающие онтологическую причину. Выявленные группы лексем были приведены к обобщающим терминам. Некоторые элементы ядра концепта причины, составляющие верхние ярусы онтологии, представлены в нижеследующей схеме (см. Схему 2).

^ Схема 2.
Иерархия гиперо-гипонимических коррелятов причины




ANTECEDENT




ORIGIN




CAUSE




FACTOR

↓ ↓

AGENT




OPPORTUNITY

^ FOR AN EFFECT


Причина как фактор реализации следствия отображается в языке:

1) группой слов, определяемых как agent(s), с обязательной в их значении семой агентивности как активной действующей силы «...that produces <...> a resultant action or state»;

2) группой слов, представленной на схеме как opportunity for an effect. Cема агентивности в данном случае потенциальна (как, например, в лексемах determinant «…indicates that the factor which determines or shapes the nature of an outcome, issue, or result rather than indicating that which calls it forth or causes it» (MWOD)); occasion «refers to a time or situation at which underlying causes may be manifested or activated or, loosely, to an immediate or ostensible factor» (WordNet)).

На приводимой ниже схеме (см. Схему 3) представлена позиционная иерархия групп агенсов, которая основана на распределении соответствующих групп в когнитивном мире с учётом исторически сложившейся картины мира, зафиксированной словарями.

Схема 3. Позиционная иерархия агенсов-причин














Причина соотносится не только с онтологией, но и с логикой. Логическая составляющая причины прослеживается на лексическом и на синтаксическом уровнях.

Репрезентанты лексического уровня разбиваются на несколько групп на основе выделения дифференцирующих сем (ДС) в рамках категориально-лексической семы (КЛС):


КЛС

to be the cause

ИС

a justification for something existing or happening

^ Сферы использования

I.Мотивационная


II. Коммуникативная


III. Когнитивная


ДС1

a rational motive

ДС1

an explanation

ДС1

a logical justification

ДС2

for a believe or action

ДС2

of some cause of some phenomenon

ДС2

for some premise or conclusion

На уровне синтаксиса показательным является СПП с логическим оператором связи между клаузами, которое из всего парадигматического ряда, представляющего ПСО в языке, наиболее полно отражает все элементы причинно-следственной цепочки. Логические пропозиции вводят два вида причин, которые фиксируются в клаузах: собственно причину и аргументативную, или логическую причину.

Анализ концепта, структурируемого во фрейме, был бы неполным без обращения к «живому» материалу, который может быть получен при работе с носителями языка. В ходе исследования был проведён свободный ассоциативный эксперимент (далее САЭ), давно известный в психолингвистике, в семасиологии, а в последнее время – в когнитивной лингвистике (Морозова, 2001).

В ходе работы с ассоциациями, связанными с ПСО, были обработаны данные ассоциативного словаря и ассоциативного тезауруса (Kiss, 1972), а также проведён опрос носителей языка (в on-line режиме). Словами-стимулами в САЭ выступили лексемы cause и effect (репрезентанты ядра концепта причинности). Затем были выделены наиболее частотные группы слов-реакций.

Для анализа полученных данных использовался метод семантического гештальта, предложенный Ю.Н. Карауловым (Караулов, 2000), в соответствии с которым ассоциаты классифицируются по лексико-семантическому признаку. Это одна из идей построения классификаций ассоциатов, отвечающая системно-уровневому описанию языка. Она позволяет рассматривать ассоциативное поле как с лингвистических, так и с когнитивных позиций. В данной работе термин гештальт трактуется как одна из сторон проявления концепта, отображаемая в спонтанных вербальных реакциях на стимул, при которых активизируются те или иные индивидуально значимые концептуальные составляющие ПСО.

Семантический гештальт причинности структурируется следующим образом:

1. ^ Абстрактные корреляты причины (36% от всего количества ответов): effect, reason, result, purpose и т.п..

2. Группа лексем, в которой отражена порождающая и бытийная сущность причины (19,7%). Например, happen, be, stimulus, origin, root, create, start и т.п..

3. Существительные concern, annoyance, anxiety, fear, grief и другие частеречные лексемы, которые представляют сферу эмоций (12,5%). Выделенный сегмент характеризуется преобладанием отрицательно окрашенных лексических единиц.

4. Лексемы, коррелирующие с областями экстралингвистической реальности «неприятности» и «проблемы» (9,3%). Например, trouble, problem, accident и т.п..

5. Лексические единицы, обозначающие «ущерб», «разрушения» (8,5%). Например, harm, disaster, hurt, pain.

6. Слова со значением закономерности и обусловленности (6%). Например, deserving, worthy.

7. Ассоциаты why и because, отражающие гносеологическую сущность причины (1,2%).

8. Лексемы way, path и др., эксплицирующие значения «движение» и «пространство» (1%).

9. Индивидуальные ассоциации (6,8%), или единичные реакции, которые не объединяются в отдельные группы, поскольку определяются частным опытом одного респондента. Например, vocation, this, sandwich, clause, socialism и др..

Ближайшие ассоциаты поля причинности представлены лексемам because (шесть пересечений в поле реакций), effect (пять пересечений), а также anxiety (четыре пересечения, но одно из них с самой лексемой anxiety), reason, purpose, concern, fear, grief (по три пересечения). Непосредственные двусторонние ассоциативные связи зафиксированы между лексемой cause и лексемами effect, reason, result, because, fault, deserving и purpose. Взаимными являются также ассоциаты, выражаемые лексемами effect и result, anxiety и fear, anxiety и pain, because и why, result и why, reason и purpose, grief и pain соответственно.

Ассоциативное поле материализуется на разных языковых уровнях: на морфологическом уровне (при словоизменительных и словообразовательных отношениях между реакциями и стимулом: cause – causes); на лексическом уровне, на котором выражаются лексико-категориальные отношения стимула и реакции и полисемия стимула; на синтаксическом, описывающем синтаксические отношения между стимулом и реакцией, включая предикативные словосочетания и так называемые «синтаксические примитивы»: lost cause, natural cause, this cause, cause trouble, cause fear, cause anxiety и т.п., - а также на когнитивном уровне, который отражает знания носителя языка о стимуле, запечатленные в языке в метафорических обозначениях стимула (root, например), тематически сконцентрированных группах реакций, описанных выше в составе семантического гештальта, или во фреймах типовых ситуаций; на прагматическом уровне, состоящем из оценок, даваемых носителями языка содержанию стимульного слова (bad, worthy, good).

Следовательно, ассоциативные реакции носителей языка на лексемы-стимулы с причинно-следственной семантикой пронизывают все уровни языковой системы, обладающие формой и значением, и смежные с ними когнитивные конструкты.

В самой языковой системе первым уровнем материализации причинно-следственной семантики становится морфологический уровень, на котором ПСО выражаются посредством аффиксации, например, некаузативных основ глаголов: при помощи суффиксов –ize (legalize), –ate(complicate), -fy/-ify (purify), -en (shorten), префиксов en- (фонетический вариант – em-) (enable, empower), be- (befool). На семантическом уровне их взаимодействие с каузируемыми словами можно выразить как prefix+ /X/ или /X/ + suffix = make X: legal + ize= make legal; active + ate = make active (где на глубинном уровне выделяются каузатив и результатив), en + slave = make smb. a slave (с актуализацией каузатива, патиенса, результатива). Однако на морфологическом уровне не представлены фрагменты типовых ситуаций, которые могут выступать носителями причинно-следственной семантики и конструировать содержание фрейма причинности. Следовательно, данный уровень подробно в настоящей работе не рассматривается.

Семантика ПСО реализуется на разнопротяженных отрезках текстового пространства.

В соответствии с положениями теории иконичности синтаксиса формальное расстояние между выражениями соответствует их концептуальному расстоянию. Такое явление носит название «принцип дистантности» (distance principle) (Hawkins, 1990: 18). То есть, чем меньше расстояние между анализируемыми элементами в тексте, тем более они связаны в сознании носителей языка.

В рамках словосочетаний рассматриваются репрезентанты концепта причинности, концептуальное расстояние между составляющими которого равно единице.

Устойчивая связь между компонентами словосочетаний свидетельствует о том, что они сополагаются в когнитивной сфере. При их восприятии включается механизм идентификации того или иного рода связи на основе имеющегося у получателя информации дешифровочного кода – типовой ситуации взаимодействия отображенных в языке сущностей, относимых к той или иной концептуальной нише.

На основе трансформационного метода были выявлены семантические отношения внутри словосочетаний. Мы использовали лексико-синтаксический образец X RCAUS Y, в котором RCAUS - необходимый глагольный маркер ПСО. Такого рода словосочетания трансформируются в предложения, что доказывает их предикатную сущность, или возможность именования экстралингвистической ситуации. Например, cold virus – the cold is caused by a virus.

С точки зрения когнитивной лингвистики слово трактуется как реализация или одно из характерологических проявлений концепта. Так, каждое отдельное слово – это единица структурированного знания об окружающей действительности. Оно, помимо номинации компонентов экстралингвистической реальности, объединенных в определенные категориальные ниши, вступает в различные отношения со словами-репрезентантами других концептов. В результате их взаимодействия происходит образование новых смыслов и адаптация фреймов интерпретации к новым концептуальным конституентам.

Зоны наложения концептов характеризуются созданием новых ассоциативных образов. В ряде случаев возможны даже непрогнозирумые ассоциации. В области наложения интерполей концептов формируется особая зона, в которой возникает новая концептосфера. Так, механизм образования новых значений, действующий при окказиональных словоупотреблениях, продолжает работать и позволяет единице закрепиться в сознании носителей языка, вводя слово в узус.

Построение словосочетаний на основе соотнесения лексических фреймов (которые представляют собой комплексы «знаний об обозначаемом, фиксируемый в языковом коде» (Беляевская, 2002: 82)) и порождения новых смыслов, базирующееся на ПСС, остаётся продуктивным и на современном этапе развития английского языка.

Характерным признаком такого рода соединений значений становится сдвиг и наложение концептуальных ниш, которые происходят в результате изменения реалий и их соотношений в экстралингвистическом континууме. В ходе анализа словосочетаний были выявлены словосочетания-неологизмы, компоненты которых связаны ПСО. Они отражают различные области человеческой жизнедеятельности: медицинскую сферу (например, underload syndrome - ill health or depression caused by a lack of challenges or stimulation at work); области, связанные с развлечением и отдыхом в комбинации с концептами ущерба и горя (например, dark tourism - tourism that involves travelling to places associated with death, destruction, or a horrific event); актуальные проблемы социальной сферы (baby hunger - the strong desire to have a baby, especially amongst older, professional women); отрицательные эмоции (spam rage - a state of extreme anger and frustration caused by getting numerous unwanted or unsolicited emails).

Одним из продуктивных способов образования неологизмов является сокращение. Концептуальное расстояние между причиной и следствием в таком случае уменьшается до нуля, и, соответственно, происходит объединение представлений об их экстралингвистических коррелятах в одну когнитивную нишу. Например, irritainment • n. broadcast material which is irritating yet still entertaining (irritating + entertainment). В слове фиксируются ПСО и связи сосуществования: 1) развлечение, становящееся причиной раздражения; 2) развлечение, одновременно раздражающее. Две невзаимосвязанные эмоции сливаются в одну. Это происходит в результате распространения «лёгких» передач и фильмов, не требующих особой работы для понимания передаваемой в них иформации, что раздражает их зрителей/слушателей. Две невзаимосвязанные ранее эмоции сливаются в одно когнитивное образование.

Подобные явления в языке, приводящие к совмещению концептов в когнитивных нишах носителей языка, позволяют отобразить опосредованность внутриязыковых семантико-структурных изменений экстралингвистическими факторами.

ПСО присутствуют также на уровне предложения, сверхфразового единства (далее СФЕ) и текста.

Причинно-следственные комплексы внутри СФЕ представлены разнообразными структурно-семантическими комбинациями: с причиной, располагающейся в препозиции, интерпозиции и постпозиции по отношению ко всему единству; с субъективно и объективно ключевыми предложениями причины. ПСО между предложениями в СФЕ связаны анафорически и катафорически. Они разрешают и открывают ожидание соответственно, активно участвуя в построении смысла текста посредством расширения темы и ремы до гипер-статуса (в соответствии с терминологией коммуникативно-динамического синтаксиса).

Однако ожидание развития событий при восприятии реципиентом информации СФЕ не всегда реализуется в рамках текстового пространства. Так, например, субъективная интерпретация объективной действительности позволяет автору свободно оперировать концептом времени, коррелирующим с причинностью. Особый интерес представляют текстовые пространства, в рамках которых концепт причинности, связанный с временным фактором в реальной действительности, перемещается в ментальную сферу. Реальное время становится субъективной категорией, трансформируясь во время художественное. Выстраиваемая причинно-следственная цепочка нарушается при обращении к реальному положению вещей.

Например, в произведении А. Бирса «Случай на мосту через Совиный ручей («An Occurence at Owl Creek Bridge») последовательно выстроенная цепочка событий, связанных с побегом героя, приговоренного к повешению, занимает промежуток времени, несоразмеримый с его реальной протяженностью. Субъективные псевдопричины пронизывают повествование. Например:

His neck was in pain and lifting his hand to it found it horribly swollen. He knew that it had a circle of black where the rope had bruised it. His eyes felt congested; he could no longer close them. His tongue was swollen with thirst; he relieved its fever by thrusting it forward from between his teeth into the cold air (Bierce).

Физиологические реакции усталости, описываемые автором, являются субъективными ощущениями героя рассказа. Действительная причина его состояния - давление на шею веревки. Однако их вторичная дешифровка возможна в силу того, что концептуальные ниши содержат набор комбинаций причин и следствий, легко переструктуируемых в рамках фрейма причинности.

При прочтении научного текста переструктуризация содержания фрейма происходит на более высоком уровне. В когнитивном мире возможно образование новых ниш, поскольку научный текст нацелен на обогащение тезауруса реципиента данными, выстраиваемыми в информационные поля, которые ведут к получению нового знания. Поэтому ПСО в тексте научном, как правило, максимально эксплицитны. Эксплицитность выражения причины и следствия достигается за счёт использования маркеров причинности или сокращения физического расстояния между элементами концепта причинности.

Проведённое исследование показало, что понятийные группы, репрезентирующие причину и следствие в художественных и научных текстах, преимущественно совпадают по содержанию, но разнятся количественно. Так, например, абстрактные корреляты причинности и лексические единицы, связанные с узкими научными сферами, слабо представлены в художественных текстах. А лексико-семантическое поле эмоций, представители которого широко используются в художественном тексте, практически не встречается в научном.

В заключении формулируются итоги проведенного исследования и намечаются дальнейшие перспективы изучения ПСО.

Анализ языковых репрезентантов концепта причинности продемонстрировал тот факт, что ПСО обладают широким арсеналом средств выражения, который пронизывает все уровни языковой системы: морфологический, лексический, синтаксический и текстовый уровни.

Фактором, обусловливающим отнесение того или иного сегмента языка к концепту причинности, становится лежащая в основе семантики языковой единицы структура знаний. Были выявлены не только области, онтологически соотносимые с причинностью на абстрактном уровне, но и определён пласт лексики, отражающий те явления и события, которые имеют первостепенную важность в процессах познания связей и отношений действительности. Такими явлениями, событиями и фактами стали отклоняющиеся от стандартных и аксиологически маркированные сегменты экстралингвистического континуума.

Содержание групп экстралингвистических коррелятов причины и следствия, обнаруживаемых в текстах разных жанров на минимальном концептуальном расстоянии, совпадает с содержанием понятийных зон, которые были выведены в результате анализа словарных дефиниций.

Главным итогом проведенного исследования является разностороннее рассмотрение ядра концепта причинности с позиций акциональности, партонинимических, гиперо-гипонимических отношений конституентов фрейма с учётом ассоциативных ментальных коррелятов, выражаемых разноуровневыми средствами современного английского языка.

Перспективы проведенного исследования связаны, на наш взгляд, с расширением объекта и предмета изучения. Дальнейшие исследования могут проводиться на более протяженных текстовых отрезках, фиксирующих большее концептуальное расстояние между причиной и следствием. Рассмотрение периферических компонентов концепта причинности, а также его пересечение с элементами синкретического единства может дать богатый материал для вскрытия закономерностей концептуализации сознанием экстралингвистической действительности средствами языка.

Приложения состоят из иллюстрационного списка моделей, в которые входят глаголы, употребляемые в одной дистрибуции с глаголом cause; таблицы понятийных зон, соотносимых с ПСО; семантической матрицы лексем-стимулов и лексем-реакций ассоциативного поля причинности.

1   2   3




Похожие:

Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) iconКатегория футуральности и средства ее языковой манифестации (на материале английского языка)

Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) iconСтруктурно-семантические и функциональные свойства идиоматичных слов английского языка
Работа выполнена на кафедре английской филологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) iconКогнитивно-прагматическое варьирование сложноподчиненного предложения с придаточным времени в авторской и моделируемой прямой речи (на материале английского языка)
Работа выполнена на кафедре немецкого языка государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Самарский...
Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) iconСтруктура и прагматика инференциального смысла высказываний (на материале английского языка)
...
Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) iconДоклад на мо учителей английского языка подготовила учитель английского языка моу сош №4 Рублёвская Т. В

Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) iconСредства создания комического в видеовербальном тексте ( на материале английского юмористического сериала «Monty Python Flying Circus»)
Защита состоится 29 мая 2007 г в 15. 00 часов на заседании диссертационного совета к-212. 216. 04 при Самарском государственном педагогическом...
Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) iconЛингвистические маркеры социокультурного пространства в сфере неономинации (на материале американского варианта английского языка)
Научный руководитель кандидат филологических наук, профессор Харьковская Антонина Александровна
Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) iconДокументы
1. /Михельсон Т.Н. Успенская Н.В. - Практический курс грамматики английского языка/0 Содержание.doc
Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) iconУрок английского языка во 2 классе Тема: «авс мой лучший друг»
Шуструйская Светлана Сергеевна, учитель английского языка моу «Туринская средняя общеобразовательная школа»
Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте (на материале английского языка) iconУрок английского языка во 2 классе Тема: «авс мой лучший друг»
Шуструйская Светлана Сергеевна, учитель английского языка моу «Туринская средняя общеобразовательная школа»
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов